WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ РИСК-МЕНЕДЖМЕНТА В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное учреждение наук

и

«Институт экономики и организации промышленного производства

Сибирского отделения Российской академии наук»

На правах рукописи

ОБУХОВ Андрей Александрович

ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ РИСК-МЕНЕДЖМЕНТА В

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность: 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством (Экономика предпринимательства) Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Научный руководитель:

д.э.н., доцент А.Т. Юсупова Новосибирск – 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. СИСТЕМА НЕЙТРАЛИЗАЦИИ РИСКОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ

СКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ……………………………….. 11

1.1 Риск-менеджмент и нейтрализация рисков в современной предпринимательской деятельности ……………………………………………………….. 11

1.2. Факторы риска инновационного предпринимательства... ………………………………. 22

1.3. Роль защиты коммерческой тайны в экономической деятельности (правовой аспект…... 29

1.4. Роль процессов информатизации в формировании рисков предпринимательской деятельности ……………………………………………………………… 37



1.5. Влияние формирования системы риск-менеджмента на устойчивость бизнеса и сохранения его конкурентоспособность. Риск-менеджмент и нейтрализация рисков ………………….. …………………………………………………………………………. 49

ГЛАВА 2. МОДЕЛИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ НЕЙТРАЛИЗАЦИИ

РИСКОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ……

2.1. Существующие подходы к определению эффективности инвестиций в защищенность компании ……………………………………………………………………….. 54

2.2. Моделирование определения необходимого объема инвестиций на нейтрализацию рисков компании в отсутствие «корпоративных войн» ……………………………………...…. 61

2.3. Описание угроз для компании в различных аспектах, способах их выявления и соответствующих им уровнях организации защиты…………………………... 63

2.4 Предлагаемая методика принятия управленческих решений в области организации системы нейтрализации рисков компании в состоянии «корпоративной войны»………...….. 83

2.5. Алгоритм практического использования модели ……………………………………….... 88

ГЛАВА 3. АПРОБАЦИЯ ПРЕДЛОЖЕННОГО ПОДХОДА ДЛЯ

КОМПАНИЙ БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ ……………………………………... 93

3.1. Обзор мирового рынка тест-систем для лабораторной диагностики …………………..... 94

3.2. Обзор рынка медицинских лабораторно-диагностических тест-систем города Новосибирска……………………………………………………………………………………... 100

3.3. Применение модели латентного противодействия………………………………………... 119

3.4. Применение модели активного противодействия …………………………….………….. 130 ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………….……………. 134 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ …………………………………………………………….…………. 138 Приложение 1 …………………………………………………………………………………….. 150

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Характерной чертой мирового экономического развития периода конца ХХ – начала XXI века является переход ведущих экономик мира к стадии постиндустриального развития. В качестве одной из основных черт указанного этапа обычно называется произошедший в результате научно-технической революции и значительного роста доходов населения переход приоритета от производства материальных благ к оказанию различных услуг. Также в постиндустриальном обществе кардинально меняются основные производственные ресурсы – ими становятся научные знания и информация.

В этих условиях предпринимательская деятельность, всегда являвшаяся своеобразным катализатором преобразований и стимулировавшая развитие рынков, на современном этапе развития мировой экономики зачастую выступает в качестве генератора не только новых товаров и услуг, но и целых отраслей высокотехнологичных производств. Эти процессы также неразрывно связаны с инновационным типом развития экономики, когда благодаря предпринимательским способностям, активности и харизме отдельных коммерсантов передовые технологии в кратчайшие сроки проходят весь путь от идеи, разработки и опытных образцов до серийного производства. Ускоряются процессы внедрения в наукоемких отраслях, а также растет сама доля высокотехнологичной продукции в общем объеме производства [Бекетов, 2008].

Одновременно с этим, в современных экономических условиях для предпринимателей особенно остро стоит вопрос поддержания высокого уровня конкурентоспособности, поскольку в динамично развивающихся рыночных условиях даже однажды заняв лидерские позиции крайне сложно сохранять их. Во многих отраслях снижаются входные барьеры, что обеспечивает постоянный приток на рынок новых компаний, которые также стремятся занять свою нишу, в том числе за счет вытеснения конкурентов.

В этих условиях приобретают особенную актуальность вопросы управления рисками, как необходимый элемент успешной предпринимательской деятельности. Только компания на постоянной плановой основе поддерживающая на достаточно низком уровне риски, возникающие у нее в ходе осуществления предпринимательской деятельности способна успешно выдерживать напряженную конкурентную борьбу, характерную для большинства прибыльных рынков [Диев, 2007; 2008].

Вместе с тем, необходимо также отметить, что учитывая названные тенденции, в общей структуре хозяйственных рисков целесообразно выделить те из них, возникновение которых непосредственно связано с осознанной деятельностью каких-либо экономических агентов, направленной на нанесение компании-мишени экономического либо иного ущерба.

Риски, связанные с такого рода целенаправленной деструктивной деятельностью, представляется логичным сгруппировать в отдельную категорию, которую можно назвать «угрозами». С учетом того, что классические методы риск-менеджмента, такие как диверсификация рисков, страхование и другие, не приносят требуемого эффекта для данной категории рисков, необходимо построение системы принятия управленческих решений для них.

В связи с этим, представляется более корректным при рассмотрении вопросов, связанных с указанной специфической категорией рисков, говорить не столько об управлении ими, то есть о риск-менеджменте, сколько об их нейтрализации.

Актуальность этой тематики не вызывает сомнений. Анализ динамики преступлений в сфере экономики, фиксируемых органами внутренних дел Российской Федерации, показывает, что несмотря на то, что в течение последних пяти лет указанный показатель постоянно снижался, при этом динамика тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений, совершенных в крупном размере является положительной [Статистика экономической преступности в РФ, 2014].

Таким образом, в общем потоке преступлений в сфере экономической деятельности растет доля именно тех преступлений, которые затрагивают интересы не частных лиц, а скорее бизнес-сферы [Архипов и др., 1994; Котилко, 2004].

Вместе с тем, не только внешняя среда компании содержит в себе угрозы. Согласно проведенному Pricewaterhouse & Coopers исследованию, 62% опрошенных руководителей коммерческих организаций полагают, что наибольший вред компании наносит оппортунистическое поведение ее сотрудников, которые, преследуя цели личной выгоды, наносят ущерб компании, как в финансовом, так и в репутационном аспекте [Леонова, 2011;

Листопад, 2011].

Также существенный рост демонстрирует количество сделок слияния и поглощения, состоявшихся за последнее время. Так, по данным информационно-аналитического портала «MA-online», в первых трех кварталах 2014 года объем мирового рынка слияний и поглощений достиг показателя 2,66 трлн. долларов, что на 60% превышает аналогичный показатель за 2013 год. Также, указанный показатель превышает значение для любого полного года в период с 2009 по 2014 год. Кроме того, экспертами отмечено существенное увеличение числа крупных сделок (более 5 млрд. долларов США). M&A-активность возросла практически во всех секторах мировой экономики, однако наибольшее количество сделок фиксируется в области ТЭК и электроэнергетики. В указанных отраслях рост составил 56% - до 376,2 млрд. долларов. В данном контексте российская экономика также подвержена общемировым тенденциям.





[Статистика слияний и поглощений, 2014].

Таким образом, одним из существенных рисков для предпринимательской деятельности в современных условиях является угроза осуществления в отношении компании недружественного поглощения со стороны конкурентов [Логинов, 2000; Перфильев и др., 2012]. Указанный вид сделок сияния и поглощения, достаточно распространенный в настоящее время, является наиболее опасным для компаний малого и среднего размеров, поскольку фактически приводит к уничтожению поглощаемой фирмы в процессе «растворения» в более крупном, поглотившем ее конкуренте [Поляков, 2010; Семыкин и др., 2009]. Зачастую, так под давлением корпоративных стандартов больших компаний утрачиваются прогрессивные управленческие, коммерческие и производственные решения, создававшие базис для ключевых компетенций и конкурентных преимуществ поглощенной малой фирмы. Одновременно с этим, распространившаяся в последние годы практика возникновения «корпоративных войн», то есть ситуаций, в которых один или несколько конкурентов предпринимают вполне конкретные действия, направленные на подрыв потенциала компании, снижение ее доходов и в перспективе сокращение рыночной доли либо полное разорение [Болотникова, 2011; Фролов и др., 2010;

Филиппова, 2012]. Эту тенденцию также необходимо учитывать при построении алгоритма принятия наилучших управленческих решений в сфере управления рисками.

С учетом изложенного, можно говорить о высокой степени актуальности вопросов, связанных с инвестированием в сфере формирования комплексных систем управления и нейтрализации рисков в предпринимательской деятельности в рамках изучения трендов современной российской экономики.

Степень разработанности темы исследования. Проблемы управления рисками в предпринимательской деятельности в последние годы являются объектом тщательного исследования в России и других странах. Теоретическим вопросам изучения риск-менеджмента посвящены исследования Института экономики РАН, Российской экономической академии им.

Г.В. Плеханова, Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации, а также Российской академии государственной службы при Президенте РФ. Необходимо отметить фундаментальные научные работы, в данной области Дж. М. Кейнса, А. Смита, Ф Найта, А.

Маршалла, Дж. Неймана, О. Моргенштейна, К. Рэдхэда, С. Хьюса, Т. Моса, Л. Сэвэджа, Э.

Шиди, М. Шоулза, Б. Хеджерса, Т. Бочкаи, Д. Месена, Д. Мико, Р.Д. Шиллера, Р.М. Качалова, Л. И. Абалкина, В.Н. Анищенко, А.А. Богданова, В.Ф. Гапоненко, А.Е. Городецкого, С.Ю.

Глазьева, М.Я. Корнилова, А.В. Молчанова, Е.А. Олейникова, Б.Н. Порфирьева, А.А.

Прохожева, В.К. Сенчагова, В.Л. Смирнова, С.В. Степашина, А.И. Татаркина, А.Г. Хабибулина, М.В. Лычагина, А.О. Баранова, В.И. Клисторина и других ученых.

Целью диссертационного исследования является разработка методического подхода к построению системы нейтрализации рисков в предпринимательской деятельности с учетом особенностей современного уровня развития информационных систем, состояния рыночной среды и системы правового регулирования бизнеса.

Для реализации указанной цели были сформулированы следующие задачи:

1. Формулирование определений риск-менеджмента и нейтрализации рисков предпринимательской деятельности на основе анализа описанных в литературе подходов к риск-менеджменту предпринимательской деятельности.

2. Классификация состояний внешней среды компании, необходимая при построении системы риск-менеджмента в предпринимательской деятельности.

3. Разработка авторской методической схемы принятия управленческих решений руководством коммерческой компании относительно вопросов нейтрализации рисков в зависимости от состояния внешней среды (наличие, либо отсутствие корпоративных войн).

4. Формирование рекомендаций по организации системы нейтрализации рисков для реально функционирующих компаний в состоянии корпоративных войн и вне таковых в рамках апробации предлагаемой методической схемы.

Объектом исследования является деятельность субъектов предпринимательской деятельности в области организации системы нейтрализации рисков.

Предметом исследования избраны экономико-правовые и организационноуправленческие отношения, возникающие в процессе создания и функционирования системы нейтрализации рисков предпринимательской деятельности.

Теоретической и методологической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в сфере экономики, управления и риск-менеджмента, результаты научных исследований Института экономики РАН, Российской экономической академии им. Плеханова, Российской академии государственной службы при Президенте РФ, Финансовой академии при Правительстве РФ и других научных учреждений.

Содержание диссертации соответствует специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством (экономика предпринимательства)» Паспорта специальностей ВАК РФ в части:

- п. 8.9. «Хозяйственные риски в предпринимательской деятельности (сущность, виды, риск-менеджмент); основные направления формирования системы риск-менеджмента в сфере предпринимательства»;

- п. 8.11 «Технология процесса разработки и принятия управленческих решений в предпринимательских структурах».

результаты, полученные автором и содержащие научную Наиболее существенные новизну, состоят в следующем:

1. В диссертационной работе выделены два основных и принципиально отличных друг от друга случая функционирования коммерческой компании, связанные с наличием либо отсутствием вовлеченности компании в «корпоративные войны». Обоснована необходимость учета этого разделения при построении системы риск-менеджмента и нейтрализации рисков предпринимательской деятельности (п. 8.9).

2. Разработана и представлена методика принятия управленческого решения для инновационной компании, находящейся в состоянии корпоративной войны, основанная на применении математической теории игр с учетом наличия рыночной власти у действующих игроков рынка (п. 8.11).

3. В случае отсутствия корпоративных войн на рынке, обоснована задача нейтрализации рисков, предложена методика обоснования решения относительно рационального выбора объема инвестиций в обеспечение нейтрализации рисков. Методика основана на сопоставлении уровня потенциальной угрозы, предъявляемого элементами внешней и внутренней среды компании и соответствующего уровня обеспечения защищенности (п. 8.11).

Теоретическая значимость работы состоит в развитии концептуальных и методических подходов к формированию и оценке системы нейтрализации рисков предпринимательской деятельности, функционирующей в современных экономических условиях.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования разработанного инструментария в коммерческих компаниях при разработке и оценке системы риск-менеджмента предпринимательской деятельности в случае их попадания в ситуацию «корпоративной войны» («модель активного противодействия»), а также определения необходимого объема инвестиций в нейтрализацию рисков в случае ситуации стабильного развития («модель латентного противодействия»).

При проведении исследования была использована система общенаучных методов диалектического познания, системного и факторного анализа риск-менеджмента. При решении конкретных задач использовались элементы экономико-математического моделирования, теории управления, абстрактно-логический и экономико-статистические методы, метод экспертных оценок.

Положения, выносимые на защиту состоят в следующем:

1. В настоящей работе проведен анализ существующих определений терминов «рискменеджмент» и «нейтрализация рисков» в применении к предпринимательской деятельности. В качестве квинтэссенции представленных в литературе данных, предложены следующие авторские определения указанных терминов.

Риск-менеджмент – это длящийся во времени процесс проведения компанией мероприятий, для управления и минимизации угроз эффективности, прибыльности и успеха ее деятельности в долгосрочном аспекте, включающий в себя идентификацию и анализ рисков, которым компания подвергается, оценку потенциального воздействия на бизнес и принятие решения, которое необходимо для устранения или уменьшения риска взаимодействия с последствиями непредсказуемых событий приводящих к потерям или нанесению компании ущерба.

Нейтрализация рисков – это часть риск-менеджмента, выраженная в целенаправленной деятельности компании по построению комплекса защитных мер, направленных на недопущение или минимизацию негативных последствий воздействия рисковых факторов, а также возможное их устранение.

Указанные авторские определения позволяют более четко произвести разграничение между этими двумя понятиями и учитывают особенности современного развития предпринимательства в мире в целом и в РФ в частности.

2. Отмечены различия между концепциями «риск-менеджмента» и «нейтрализации рисков» для фирмы, проведено разграничение терминологии. Так, предлагается считать нейтрализацию рисков элементом риск-менеджмента, связанным с противодействием вредоносной деятельности элементов внешней и внутренней среды фирмы. Также в рамках анализа актуальных вопросов нейтрализации рисков выделены в качестве характерных для современного этапа экономического развития два важных блока рисков, а именно: правовой, связанный с увеличением роли юридических аспектов предпринимательской деятельности, и информационный, важность которого обусловлена тотальным проникновением IT-сферы во все области бизнеса. Отмечены особенности риск-менеджмента для компаний инновационного сектора, как наиболее динамично развивающегося сегмента, с которым связывают основные перспективы роста российской экономики, заключающиеся, главным образом, в необходимости учета и защиты информационной и репутационной составляющей, как основных факторов, обеспечивающих конкурентные преимущества инновационных компаний.

3. В рамках диссертационного исследования в целях моделирования принятия управленческих решений в области нейтрализации рисков проведен анализ применяющихся в практике и описанных в литературе методик определения объема инвестиций в нейтрализацию рисков. Выявлены слабые и сильные стороны каждой модели, обобщенные в виде итоговой сравнительной таблицы. С учетом проведенного анализа предложены две методики, позволяющие руководству коммерческой компании осуществлять принятие управленческих решений в области нейтрализации рисков предпринимательской деятельности.

Принципиальным отличием между ними является то, что они пригодны для использования в двух различных ситуациях.

3.1 Первая, условно названная «моделью активного противодействия», может быть применена в том случае, когда компания находится в состоянии «корпоративной войны» с одним или несколькими конкурентами. В данном случае речь идет о грамотном принятии решения о выборе стратегии поведения и оценке перспективности борьбы в зависимости от ожидаемых шансов успеха.

Ключевую роль в такой ситуации играет принятие рациональных управленческих решений по противодействию агрессии со стороны конкурирующих компаний и нейтрализации атак.

Модель активного противодействия, как представляется, позволяет определить наиболее выгодную стратегию поведения в ситуации развязывания корпоративной войны.

3.2 Вторая из предложенных методик, названная «моделью латентного противодействия», может быть использована в случае, когда между компаниями, действующими на рынке, нет открытого противостояния. В такой ситуации актуальность приобретает задача «подготовки к войне, теми, кто хочет мира», а также вопрос необходимости применения превентивных мер. В данном случае, в зависимости от угрозообразующих элементов внешней и внутренней среды исследуемой компании, руководствуясь принципом соразмерности ожидаемой угрозы и требуемых защитных мероприятий, руководство компании может принять решение относительно объемов финансирования, выделяемых на обеспечение нейтрализации рисков.

Для определения уровня инвестиций в управление рисками со стороны коммерческой организации представляется целесообразным в качестве критерия принять соответствие системы защиты ожидаемому уровню угрозы, что предполагает анализ состояния внешней и внутренней среды компании.

Апробация и внедрение. На основании разработанной в ходе диссертационного исследования методической схемы сформулированы рекомендации по формированию системы нейтрализации рисков для коммерческих компаний, а также разработаны предложения по принятию управленческих решений, связанных с указанными процессами.

Результаты работы применены руководством ряда компаний биотехнологического профиля, при принятии управленческих решений в области обеспечения построения системы риск-менеджмента.

Используются в учебном процессе ГБОУ ВПО Новосибирского государственного медицинского университета Минздрава России, что подтверждается справками о внедрении.

Промежуточные результаты исследования были представлены на XLVIII Международной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс», (г. Новосибирск, 2010 г.), межкафедральном семинаре экономического факультета НГУ (г.

Новосибирск, декабрь 2013).

Всего по теме исследования опубликовано 8 научных работ общим объемом 3,17 печатных листов (3,08 печатных листов – лично автора), в том числе 6 работ в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Российской Федерации.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы (181 источник); основной текст изложен на 150 страницах, приложения на 13 страницах.

ГЛАВА 1. СИСТЕМА НЕЙТРАЛИЗАЦИИ РИСКОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ

1.1 Риск-менеджмент и нейтрализация рисков в современной предпринимательской деятельности Управление риском является одним из краеугольных камней в предпринимательской деятельности. Тесная связь между риском и доходностью обуславливает высокую роль данной проблематики во всех аспектах современного предпринимательства: планированием, организационной и управленческой деятельностью, контролем и оценкой полученных результатов [Балабанов, 1996; Басалай, 2009; Ковзанадзе, 2012]. Таким образом, необходимым является формирование особой подсистемы управления, отвечающей за указанный круг вопросов и базирующейся на разработке и реализации стратегии отношения к рискам в ходе осуществления коммерческой деятельности.

Многие авторы отмечают, что сама сущность предпринимательства тесно связана с риском, поскольку этот вид экономической деятельности, в противовес работе по найму, характеризуется потенциально более высоким уровнем дохода, большей личной свободой (отсутствием навязанных извне корпоративных правил и др.), а также более высокими рисками.

Это связано с тем, что предприниматель, в отличие от наемного работника, не имеет минимального гарантированного уровня дохода. Его доход образуется не как базовый оклад с дополнением в виде различных премий и бонусов, а исключительно в виде тех денежных средств, которые предприниматель полагает для себя возможным извлекать из прибыли компании, не инвестируя их в ее развитие [Богданов и др., 1999; Барикаев, 2008; Гринева, 2008].

Таким образом, сама сущность предпринимательства, будучи тесным образом связанной с проблемой риска, заставляет нас обращаться к изучению вопросов оценки и минимизированию рисков для более успешной предпринимательской деятельности.

Интерес к вопросам риска в экономической науке возник в начале XVIII века, когда швейцарским ученым Д.

Бернулли в рамках теории вероятностей был разработан метод полезности того или иного исхода. При этом, Д. Бернулли обращал внимание на то, что люди более склонны к акцентированию внимания на размере последствий того или иного исхода, нежели на их вероятности. На высокое значение необходимости анализа рисков также обращали внимание основоположники теории предпринимательского дохода – И. Тюнен, Ф. Найт, Р. Кантильон. Данными авторами в качестве одного из главных источников предпринимательского дохода называлась склонность предпринимателя к обоснованному риску [Малашихина, 2004].

Значительный вклад в развитие теории управления рисками внес Г. Марковиц, предложивший в 1952 году в статье «Диверсификация вложений» стратегию диверсификации инвестиционного портфеля, тем самым заложив основы современного управления финансовыми рисками [Иванов, 2005].

Говоря о современных теориях риск-менеджмента невозможно не упомянуть также значительный вклад профессора Йельского университета, нобелевского лауреата по экономике 2013 года Роберта Джеймса Шиллера, в изучение волатильности, финансовых рисков, а также инструментов их преодоления.

Не снижается интерес исследователей к изучению вопросов риска и риск-менеджмента и в последние годы. При этом следует отметить тенденцию акцентирования внимания российскими исследователями на инновационной составляющей предпринимательства и рисков с ним связанных [Бельских, 2006; Васильев, 2010; Жуковская и др., 2010]. В то же время зарубежные авторы уделяют большее внимание изучению психологической составляющей указанного явления, связи между риском и неопределенностью, а также с понятиями человеческого и социального капитала [Ламбен, 1966; Скотт и др., 2012].

Данные предположения подтверждаются анализом результатов поиска, проведенного в рамках подготовки обзора литературы в электронных базах данных http://elibrary.ru и http://papers.ssrn.com/.

Так, поиском по ключевым словам в системе Elibrary отобрано 8746 статей и монографий, посвященных вопросам рисков в предпринимательстве, а в Social science research network – 2070, что является достаточно высокими значениями. Это подтверждает высокий интерес исследователей к вопросам, связанным с изучением рисков в предпринимательстве.

В современной российской экономической ситуации, характеризующейся высокой степенью нестабильности, вопросы управления рисками особенно актуальны [Бекетов, 2008;

Веревкин и др., 2011; Демьянов, 2010; Казакова и др., 2009; Сенчагов, 2005]. При этом, необходимо отметить двойственную сущность риска, выполняющего одновременно негативную и позитивную роль в экономическом развитии хозяйствующих субъектов. С одной стороны, риск, как вероятность наступления негативных последствий принятых управленческих решений с учетом особенностей внешней и внутренней среды, тормозит развитие экономических субъектов, нанося им финансовый или иной ущерб. С другой стороны, риск является своеобразным катализатором экономического развития, особенно в инновационном предпринимательстве. Указанное обстоятельство позволяет наиболее активным предпринимателям, инвестирующим в высокорисковые проекты, получать повышенный доход, обходя в рыночной борьбе конкурентов, склонных к избеганию риска [Гусев, 2009;

Ивайловский, 2008; Сергиенко, 2011; Чернова, 2000].

Риску присущ ряд специфических черт, среди которых представляют наибольший интерес следующие:

- противоречивость;

- альтернативность;

- неопределенность.

Противоречивость риска была обозначена ранее, так как одновременно он ведет к целому комплексу позитивных последствий, таких как ускорение научно-технического прогресса, развитие конкуренции, повышение эффективности принимаемых экономическими агентами решений, ускоренный экономический рост и т.д., но также зачастую является причиной таких негативных аспектов, как безответственность и авантюризм в принятии управленческих решений, рост социальных издержек, внезапные провалы достаточно продуманных и важных проектов.

Альтернативность связана с тем, что понятие риска актуально лишь тогда, когда имеет место необходимость выбирать из нескольких вариантов, оценивая их возможные позитивные и негативные последствия. Отсутствие возможности выбирать автоматически отменяет необходимость оценивать возможные последствия и риски. Таким образом, понятие риска тесно связано с принятием экономическими субъектами управленческих решений в различных областях [Жилкина, 2010; Забияко, 2002; Кравченко и др., 2009; Соловьев, 2002].

Наконец, значимым для анализа вопросов риска является понятие неопределённости, с которым непосредственно связано его существование. Оценка риска того или иного варианта является одним из возможных способов частичного снятия неопределённости, поскольку позволяет принимать взвешенное решение в условиях неполноты информации [Живетин, 2008;

Шапкин, 2004].

Классическая теория риска, соответствующая концепции, предложенной Дж. Миллем и И.У. Сениором, отождествляет риск с математическим ожиданием потерь, вызванных принятыми в ходе хозяйственной деятельности решениями. Односторонний характер такого толкования вызвал ряд критических отзывов среди экономистов, что привело к формированию в 30-е годы XX века неоклассической концепции риска, предложенной А. Маршаллом и А.

Пигу. Согласно ее постулатам, предприниматель, осуществляющий свою деятельность в условиях неопределенности, руководствуется при принятии управленческих решений в первую очередь величиной ожидаемой прибыли и степенью ее возможных колебаний. Таким образом, согласно данной концепции риск – это угроза того, что предприниматель в результате осуществляемой им деятельности понесет потери, либо получит меньшую прибыль, нежели он ожидал ввиду негативного действия внешних и внутренних факторов [Малашихина, 2004].

Целенаправленная система мер по ограничению риска в бизнесе носит название риск-менеджмент.

Основными элементами системы риск-менеджмента являются:

1) определение вероятных негативных последствий попадания в рисковую ситуацию;

2) формирование мер реагирования на возникающие в результате попадания в рисковую ситуацию отрицательные последствия;

разработка системы мер нейтрализации либо компенсации негативных 3) последствий риска [Балабанов, 1996; Татаркин и др., 2011; Marquette university site, 2014].

Наиболее популярным и функциональным вариантом в рамках данной концепции является выработка подробного ситуационного плана, дающего исчерпывающие инструкции и предписания по мерам реагирования на ту или иную возникающую рисковую ситуацию.

Подобные ситуационные планы являются действенным инструментом снижения неопределенности и оказывают существенное положительное влияние на деятельность хозяйствующих субъектов в условиях риска [Батенин, 2007; Сюнтюренко, 2012; Porter, 1980;

Качалов, 2002].

При глобальном рассмотрении вопроса можно говорить о том, что система управления рисками состоит из следующих основных блоков:

- изучение различий в предложенных альтернативах в условиях риска;

- разработка планов, предусматривающих наилучшие варианты действий в условиях риска;

- разработка рекомендаций, выполнение которых позволит минимизировать негативные последствия риска;

- оказание влияния на принятие законов и подзаконных актов, регулирующих вопросы рисковой деятельности;

- учет психологического аспекта восприятия рисков хозяйствующими субъектами [Варечкина и др., 2007; Шапкин, 2004].

В классической литературе, посвященной вопросам риск-менеджмента предлагается достаточно большое количество классификаций рисков. Остановимся подробнее на наиболее существенных из них.

По характеру последствий риски делятся на:

- чистые (то есть те, которые несут в себе только потери);

- спекулятивные (то есть связанные не только с перспективой убытков, но и возможностью получения дополнительной прибыли в зависимости от сложившейся ситуации).

По сфере возникновения рисков (отрасли действия) различают:

- коммерческие риски (риск потерь в финансово-хозяйственной деятельности);

финансовые риски (риск неспособности фирмы выполнять свои обязательства финансово характера).

В зависимости от причин возникновения рисков, их можно также разделить на:

- природно-естественные риски (связанные с событиями, носящими объективный стихийный характер);

- имущественные риски (связанные с перспективой потери имущества по независящим от деятельности хозяйствующего субъекта причинным);

- транспортные риски (связанные с транспортировкой тех или иных товарноматериальных ценностей и возможности их утраты в процессе);

- экологические риски (связанные с наступлением ответственности за нанесение ущерба окружающей среде);

- политические риски (связанные с изменениями в государственной политике, затрагивающей интересы хозяйствующих субъектов) [Буянов и др., 2002; Убстер, 2004;

Чернова, 2000].

Отдельного рассмотрения заслуживает транспортный риск, поскольку его классификация была разработана и утверждена Международной торговой палатой в 1919 г. и с тех пор не претерпела существенных изменений. В соответствии с ней риски классифицируются по степени и по ответственности и могут быть сгруппированы в следующие 4 макрогруппы: E, F, C, D.

Группа E включает в себя ситуации, когда до момента принятия товара покупателем все риски несет продавец, поскольку весь товар находится на его складах (Ex Works). При этом, риск транспортировки от склада до конечной точки поставки принимает на себя уже покупатель.

Группа F включает в себя следующие три ситуации:

FCA – покупатель принимает на себя все риски транспортировки в момент передачи товара в условленном месте.

FAS – покупатель берет на себя риск после прибытия товара в оговоренный в договоре порт.

FOB – ответственность продавца за товар прекращается после выгрузки товара с борта судна, осуществлявшего транспортировку.

Группа C включает в себя следующий набор возможных ситуаций:

CFK – оплату транспортировки до порта прибытия оплачивает продавец, но транспортные риски при этом и все дополнительные расходы ложатся на покупателя;

CIF – случай в целом аналогичен CFK, но продавцом осуществляется страховка рисков в пути;

CPT – риски делятся между продавцом и покупателем, и переход риска осуществляется в какой-либо заранее оговоренный момент в процессе транспортировки (как правило, в одном из промежуточных пунктов);

CIP – как и в предыдущем случае, риски делятся между продавцом и покупателем по аналогичной схеме, однако дополнительно продавец оплачивает страховку товара.

Группа D включает в себя ситуации, когда все транспортные риски ложатся на продавца и делится на следующие ситуации:

DAF – на продавца возлагаются риски связанные с транспортировкой, но действуют они лишь до определенной государственной границы, далее риски переходят к продавцу;

DES – продавец передает риски покупателю на борту судна;

DEQ – передача рисков осуществляется после прибытия транспортируемого товара в порт назначения;

DDU – транспортные риски ложатся на продавца до момента прибытия товара в определенное договором место, в качестве которого, как правило, выступает склад;

DDP – продавцом берутся на себя транспортные риски до прибытия груза на территорию покупателя, однако их оплата ложится на покупателя [Броило, 2008; Васильков и др., 2012;

Пикфорд, 2004].

Также важную группу рисков представляют собой, так называемые, форс-мажорные риски. Их особенность заключается в том, что согласно требованиям Гражданского кодекса Российской Федерации, при неисполнении одной из сторон хозяйственного договора своих обязательств по причине возникновения форс-мажорных обстоятельств, с данного хозяйствующего субъекта снимается вся ответственность за нанесенный неисполнением договора ущерб другой стороне.

Форс-мажорные риски, как правило, делятся по принципу причинности на:

- риски природного характера;

- риски техногенного характера;

- риски смешанного характера [Качалов, 2002].

Основными методами, формирующими базовый инструментарий риск-менеджмента являются:

1) методы уклонения от риска:

- отказ от ненадежных партнеров;

- отказ от рискованных проектов;

- отказ от хозяйственных рисков;

- поиск гарантов и страхование риска;

2) методы локализации риска:

- создание венчурных предприятий;

- создание специальных отделов для работы с высокорисковыми проектами;

3) методы диссипации риска:

- диверсификация деятельности;

- диверсификация сбыта и поставок;

- диверсификация инвестиций;

- распределение ответственности;

- распределение риска во времени;

4) методы компенсации риска:

- стратегическое планирование;

- прогнозирование внешней обстановки;

- мониторинг макросреды;

- создание резервов;

- целенаправленный маркетинг [Быкова, 2000; Станиславчик, 2002].

Конкретных инструментов и техник управления рисками существует достаточно большое количество. В частности, в международном стандарте ISO/IEC 31010:2009 приведена 31 техника риск-менеджмента, в числе которых достаточно широко используемые в практике зарубежных компаний как FMEA (Failure Mode and Effects Analysis), HACCP (Hazard Analysis and Critical Control Points), байесовы сети и FN-кривые.

Вместе с тем, несмотря на наличие широкого спектра возможных методик управления рисками, ни одна из них не может считаться вполне универсальной, поскольку каждая из методик имеет свои условия применения и соответствующие ограничения. Кроме того, в современной экономической ситуации, характеризующейся высокой степенью конкурентности на подавляющем большинстве рынков, с учетом новых возникающих вызовов, связанных с распространением технологий высокоскоростной передачи информации, усложнением правовой системы обеспечения предпринимательской деятельности в России и за рубежом, зачастую управление рисками является недостаточной мерой обеспечения конкурентоспособности. Усложняющиеся условия конкурентной борьбы все чаще требуют от экономических субъектов жестких мер реагирования на угрозы и вызовы внутренней и внешней среды, взамен мягкого «подстраивающегося» регулирования, характерного для инструментария риск-менеджмента [Суглобов и др., 2009; Указ Президента РФ № 537 от «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»;

12.05.2009 Устинова, 2011].

В целях повышения эффективности проводимого исследования необходимо ограничить его проблемное поле, отделив вопросы, непосредственно связанные с формированием системы нейтрализации рисков от смежных, рассмотрение которых может привести лишь к чрезмерному расширению изучаемой проблемы, не добавляя содержательных плюсов в итоговом анализе. С учетом изложенного, представляется целесообразным проведение анализа существующих в литературе определений термина «риск-менеджмент».

С учетом того, что теория риск-менеджмента первоначально разрабатывалась зарубежными специалистами, и ими же на данный момент внесен наиболее значимый вклад в ее развитие, представляется целесообразным сравнение определений, представленных в российской и зарубежной литературе.

Так, по определению предложенному Балабановым И.Т, риск-менеджмент – это система управления риском и финансовыми отношениями, возникающими в процессе этого управления [Балабанов, 1996].

Близким по содержанию является определение, предложенное группой исследователей из Евразийского открытого института под руководством А.А. Иванова, согласно которому целенаправленные действия по ограничению риска в системе бизнеса носят название рискменеджмент. [Иванов, 2008].

риск-менеджмент Согласно определению Хохлова Н.В., определяет пути и возможности обеспечения устойчивости предприятия, его способности противостоять неблагоприятным ситуациям. [Хохлов, 2001].

В изученной литературе отмечено достаточно большое количество определений рискменеджмента, достаточно близких к приведенным выше и отличающиеся лишь малозначительными деталями, не несущими содержательной нагрузки [Дубров, 1999; Есипов, 2004; Козлова, 2009; Лавренчук, 2010].

В целом, большинство определений риск-менеджмента, предложенных в российской литературе, являются достаточно лаконичными, не вполне подробно раскрывают сущность данной сферы управленческой деятельности и исходят из тезиса: риск-менеджмент – это система управления рисками, что по сути является скорее переводом термина, нежели его определением.

Несколько другую картину можно увидеть в ходе рассмотрения и анализа определений иностранных авторов. Так, Дуглас Хаббард в своей книге «The Failure of Risk Management: Why It's Broken and How to Fix It» предлагает следующее определение.

Risk management is the identification, assessment, and prioritization of risks (defined in ISO 31000 as the effect of uncertainty on objectives, whether positive or negative) followed by coordinated and economical application of resources to minimize, monitor, and control the probability and/or impact of unfortunate events or to maximize the realization of opportunities [Hubbard, 2009].

Перевод: Риск менеджмент включает в себя выявление, оценку и расстановку приоритетов в области рисков (определяемых в системе ISO 31000, как эффект неопределенности в отношении целей, как положительного, так и отрицательного свойства), за которыми следует скоординированное экономическое применение ресурсов, направленное на минимизацию, мониторинг и контроль за вероятностью и/или воздействием негативных событий, а также на максимизацию реализации возможностей.

Схожее по смыслу определение предложено редактором портала searchcio.techtarget.com Маргарет Роуз.

Enterprise risk management (ERM) is the process of planning, organizing, leading, and controlling the activities of an organization in order to minimize the effects of risk on an organization's capital and earnings. Enterprise risk management expands the process to include not just risks associated with accidental losses, but also financial, strategic, operational, and other risks [Rouse, 2014)].

Перевод: риск-менеджмент на предприятии – это процесс планирования, организации, управления и контроля за деятельностью организации, направленная на минимизацию последствий риска, связанного с капиталом и доходами предприятия. Риск-менеджмент на предприятии включает в себя не только управления рисками случайных потерь, но также и финансовые, стратегические, оперативные и иные риски.

Менее развернутое определение, близкое к предлагаемым в российской литературе предложены на информационных ресурсах http://economictimes.indiatimes.com, http://www.investopedia.com и http://www.oxforddictionaries.com.

Risk management refers to the practice of identifying potential risks in advance, analyzing them and taking precautionary steps to reduce/curb the risk. [The Economic Times definition of riskmanagement, 2014] Перевод: риск-менеджмент заключается в практике упреждающего выявления потенциальных рисков, их анализа и применения превентивных мер для их уменьшения либо сдерживания.

Risk-management – is the process of identification, analysis and either acceptance or mitigation of uncertainty in investment decision-making. [Definition of 'Risk-management', 2014] Перевод: риск-менеджмент – это процесс идентификации, анализа и последующего принятия либо снижения неопределенности в принятии инвестиционных решений.

Risk-management – is the forecasting and evaluation of financial risks together with the identification of procedures to avoid or minimize their impact. [Oxford dictionaries definition of riskmanagement,.2014].

риск-менеджмент это прогнозирование и оценка финансовых рисков Перевод: – с проведением процедур, направленных на то, чтобы избежать или свести к минимуму их воздействие.

Более комплексный подход к определению риск-менеджмента, охватывающий широкий спектр элементов управления рисками, продемонстрирован специалистами веб-сайта http://www.qfinance.com.

Risk-management – the variety of activities undertaken by an organization to control and minimize threats to the continuing efficiency, profitability, and success of its operations. The process of risk management includes the identification and analysis of risks to which the organization is exposed, the assessment of potential impacts on the business, and deciding what action can be taken to eliminate or reduce risk and deal with the impact of unpredictable events causing loss or damage. Risk management strategies include taking out insurance against financial loss or legal liability and introducing safety or security measures. [QFinance (Ultimate financial resourse), 2014] Перевод: риск-менеджмент – это набор мероприятий, проводимых организацией для управления и минимизации угроз эффективности, прибыльности и успеха ее деятельности в долгосрочном аспекте. Процесс управления рисками включает идентификацию и анализ рисков, которым компания подвергается, оценку потенциального воздействия на бизнес и принятие решения, что необходимо предпринять для устранения или уменьшения риска взаимодействия с последствиями непредсказуемых событий приводящих к потерям или нанесению компании ущерба. Стратегии управления риском включают страхование от финансовых потерь или юридической ответственности, а также принятие мер защиты.

Важная характеристика риск-менеджмента, связанная с его протяженностью во времени, отмечена специалистами из Marquette university (США). Предлагаемое ими определение рискменеджмента выглядит следующим образом.

Risk management is the continuing process to identify, analyze, evaluate, and treat loss exposures and monitor risk control and financial resources to mitigate the adverse effects of loss.

[Marquette University site., 2014] Перевод: риск-менеджмент является длящимся во времени процессом выявления, анализа, оценки и снижения потерь, мониторинг и контроль рисков и финансовых ресурсов, направленный на снижение негативных последствий.

Таким образом, представленные в зарубежных источниках определения рискменеджмента отличаются более глубокой степенью проработанности, полнотой, описанием связей со смежными областями экономики и менеджмента и учетом временного фактора, в контексте протяженности риск-менеджмента, как вида деятельности во времени.

Отчасти такие результаты могут быть объяснены тем, что ввиду особенностей развития экономической науки в РФ, по сути начавшей глубокое изучение рыночных процессов в 80-х – 90-х годах, российский подход по отношению к зарубежному следует считать относящимся к более позднему временному срезу, не до конца сформировавшимся.

Обобщая результаты сравнительного анализа определений риск-менеджмента в российской и западной экономической литературе, можно выделить следующие основные моменты, представленные в таблице (см. таблицу 1).

Таблица 1. Отличия в подходе к определению термина «риск-менеджмент» в российской и зарубежной литературе

–  –  –

Вместе с тем, с учетом того, что в работе предполагается сконцентрироваться на целенаправленной деятельности компании по построению комплекса защитных мер, направленных на недопущение негативных последствий воздействия рисковых факторов, а также возможное их устранение, представляется целесообразным выделить данный подраздел риск-менеджмента и объединить указанный класс мероприятий под общим названием «нейтрализация рисков» [Обухов, 2013].

Таким образом, в результате проведённого анализа существующих в российской и зарубежной литературе определений термина «риск-менеджмент», а также с учетом специфики выполняемого исследования, можно предложить следующий авторский набор определений.

Риск-менеджмент – это длящийся во времени процесс проведения компанией мероприятий, для управления и минимизации угроз эффективности, прибыльности и успеха ее деятельности в долгосрочном аспекте, включающий в себя идентификацию и анализ рисков, которым компания подвергается, оценку потенциального воздействия на бизнес и принятие решения, которое необходимо для устранения или уменьшения риска взаимодействия с последствиями непредсказуемых событий приводящих к потерям или нанесению компании ущерба.

Нейтрализация рисков – это часть риск-менеджмента, выраженная в целенаправленной деятельности компании по построению комплекса защитных мер, направленных на недопущение или минимизацию негативных последствий воздействия рисковых факторов, а также возможное их устранение [Обухов, 2013].

Отдельного рассмотрения, по-видимому, заслуживают вопросы риск-менеджмента для инновационного сектора экономики, имеющего ряд специфических черт, отличных от других секторов экономики. По мнению многих исследователей, развитие инновационного бизнеса в Российской Федерации будет стимулировать развитие экономики, способствовать формированию «среднего класса» и повышению конкурентоспособности российского бизнеса на международных рынках.

С учетом того, что в последние годы происходит процесс оптимизации российской нормативно-правовой базы, имеют место регулярные изменения в действующие законы и подзаконные акты, возрастает роль анализа правовых аспектов экономической деятельности.

Не являются исключением в данном случае и вопросы управления рисками, которые в правовом преломлении главным образом касаются защиты коммерческой тайны. На основании изложенного, в рамках проводимого анализа современных подходов к обеспечению защищенности, как составляющей экономической деятельности, представляется целесообразным проведение анализа существующих правовых норм в области защиты коммерческой тайны.

1.2. Факторы риска инновационного предпринимательства Говоря об особенностях современного этапа изучения вопросам управления и нейтрализации рисков предпринимательской деятельности, представляется логичным отдельно остановиться на рисках, связанных с деятельностью инновационного бизнеса. Необходимость этого обусловлена заявленной в последние несколько лет руководством страны ориентацией на формирование инновационной экономики, ускоренного перехода к постиндустриальному общественно-экономическому строю, а также позиционирования в качестве основы будущего развития экономической системы элементов пятого и шестого экономического уклада. Группой исследователей под руководством д.э.н., академика РАЕН А.С. Кулагина проведен соответствующий анализ и выделены основные риски, связанные с ведением инновационных проектов [Кулагин, 2006].

Указанные исследователи в выделении рисковых факторов следуют хронологии осуществления любого инвестиционного проекта, от стадии разработки до конечной реализации и post-factum оценки эффективности реализованного проекта.

Соответственно, первым по появлению в ходе инновационной деятельности фактором риска является неверная трактовка предприятием-инвестором собственных целей, которые в перспективе будут заложены в основу разработки инновационного проекта.

Далее, поскольку решение о принятии или отклонении инвестиционного проекта основывается на оценке потенциала предприятия, то следующим фактором риска являются возможные ошибки в оценке данного потенциала. Данный фактор риска может быть обусловлен как искажением исходных данных о техническом и технологическом состоянии предприятия, отсутствием достоверной информации о перспективах развития технологий в данной отрасли и соотносимостью с указанной информацией текущей деятельности компании, неверно выбранным методом исследования.

В частности, относительно технологического потенциала может быть высказано утверждение о том, что используемая технология находится в начальной фазе своего жизненного цикла, в то время как в реальности ожидается технологический прорыв, вызывающий кардинальную смену технологии и полный отказ от использования старой.

Другой важный фактор риска инновационной деятельности обусловлен возможной потерей или искажением информации при переходе от стратегических замыслов к тактическим планам реализации конкретного инновационного проекта. При разработке локальных тактических решений цели проекта стратегического уровня могут оказаться смещенными под воздействием различных причин, как случайного характера, так и являющихся следствием умышленной корректировки со стороны менеджмента.

Неустойчивость, свойственная Российской экономической системе, не позволяет построить эффективные экономико-математические модели взаимосвязи показателей и факторов риска. На основании изложенного, в целях получения прикладных результатов анализа рисков, по мнению Кулагина А.С., целесообразно ограничиться построением простых качественных моделей, делая основной упор на как можно более полное выявление факторов риска и их идентификацию [Кулагин, 2006].

Давая общую характеристику факторов риска, исследователи отмечают, что их можно разделить на внешние и внутренние.

К внешним относятся факторы риска, не связанные с деятельностью предприятия, на котором предполагается реализация инновационного проекта: политические, экономические, социальные. В современной российской экономической действительности именно внешние факторы играют значительную роль в общей структуре рисков.

Заметную группу также составляют внешние факторы риска неполитического характера, такие как:

- неустойчивость существующих правил хозяйствования, частое (и, временами, достаточно непредсказуемое) изменение размера налогов и систем налогообложения, пошлин, акцизов, кредитных ставок;

- значительные флуктуации конкурентоспособного уровня цен на продукцию в сегментах рынка анализируемого инновационного проекта;

- возможное непредвиденное падение цен на традиционную продукцию предприятия, которое может быть обусловлено, в частности, вторжением замещающего импортируемого продукта.

Авторами данной типологии также отмечена существенная роль факторов регионального характера, обусловленных различиями форм хозяйствования в разных регионах:

- политические факторы, связанные с противодействием в регионе малой приватизации;

- экологические, связанные со степенью загрязнения в городах и уровнем радиационного фона территорий;

- социальные: такие как наличие беженцев, существенное различие уровней безработицы и реальных доходов населения в соседних регионах;

экономические: превышение произведенного регионального дохода над его использованием, степень возможности самообеспечения территории товарами первой необходимости, достаточность трудовых ресурсов, экономико-географическое положение, освоенность и плотность населения на территории;

Авторы не выделяют отдельно криминальные риски, характерные для многих отраслей промышленности в России в настоящее время.

Это связано с тем, что, по их мнению, инновационное предпринимательство имеет некоторую имманентную защиту от этих рисков, ввиду следующих факторов:

- в России инновационный бизнес больше ориентирован на корпоративный рынок, нежели на потребительский. Также инновационное предприятие, как правило, не обладает значительным финансовыми ресурсами, что снижает его привлекательность для криминальной среды;

- инновационное предпринимательство, как правило, является чрезмерно сложным для криминальных структур, и требует определенного уровня образования и подготовки для контроля над ним;

- инновационное предпринимательство в условиях России, зачастую менее доходно, в сравнении другими видами бизнеса, связанными с ритейлом [Кулагин, 2006].

Внутренние факторы риска возникают в ходе финансово-хозяйственной деятельности участников инновационного проекта. Они подразделяются на факторы риска основной и вспомогательной деятельности участников. Первые образуют наиболее заметную группу – это производственные факторы риска, такие как нарушения персоналом технологии, внеплановые простои оборудования, различные аварии, логистические сбои, как в области поставок сырья и комплектующих, так и в сбытовой цепочке.

К факторам риска вспомогательной деятельности относят все возможные проблемы, связанные с сопутствующими технологиями, такие как непредвиденное удлинение сроков ремонта оборудования, перебои с энергоснабжением, аварии систем вентиляции и канализации.

На основании изложенных рассуждений авторами делается вывод о том, что инновационный бизнес в целом относится к категории рисковых видов деятельности, но в России к традиционным рискам, присущим инновационному предпринимательству, добавляется ряд специфических. Анализ инновационного бизнеса в России именно с точки зрения рисков для инвестора позволяет найти пути их снижения до приемлемого уровня.

В качестве содержательного итога работы Кулагиным А.С. и его последователями выделены следующие комплексные виды риска, являющиеся композицией перечисленных ранее.

1. Риск оригинальности. В его основе лежит тезис о том, что инвестирование в новые технологии характеризуется повышенным риском с точки зрения получения гарантированного результата. Особенно рискованными являются инвестиции в фундаментальную науку. В связи с этим они, как правило, относятся к трансфертной компетенции государства. Вместе с тем наибольший интерес представляют именно инвестиции в оригинальные технологии, при условии, что существует возможность их практического применения, а также когда продукция, связанная с использованием высоких технологий востребована рынком. В связи с этим, перспективным представляется путь не от научной, а от "рыночной" идеи, реализация которой гарантированно будет иметь коммерческий успех.

2. Риск информационной неадекватности. В России существует большое количество технологий, которые были разработаны много лет назад, однако интерес к ним появился сравнительно недавно. В связи с этим, зачастую возникает ситуация, когда при наличии описания технологии и опытных образцов, оборудование, на котором были сделаны образцы, за прошедшие годы пришло в негодность, часть коллектива разработчиков уволилась, и технология уже не воспроизводима.

При этом часто разработчики для того, чтобы повысить заинтересованность инвестора, пытаются выдать идею за лабораторный образец, прототип за опытную партию. В связи с этим возникает почва для конфликтных ситуаций, вызванных предоставлением инвестору недостоверной информации, что может привести к разрыву отношений и остановке проекта.

3. Риск технологической неадекватности. В связи с существенными отличиями между технологией как продуктом интеллектуальной деятельности и технологией как объектом инвестирования, необходимо отметить, что технология становится инвестиционно привлекательной только тогда, когда она востребована рынком.

В том случае, когда разработчик сообщает, что предлагаемая им инвестору технология уникальна и не имеет аналогов, возникает вопрос, о ее востребованности, если в этом направлении никто в мире не работал.

Всестороннее сопоставление предлагаемой технологии с мировым научно-техническим опытом в этой области позволяет определить не только степень оригинальности и эффективности предлагаемого решения, но и вероятность ее технологической реализации.

Хорошее знание разработчиком аналогов позволяет определить место предлагаемой технологии на рынке и дает реальное представление о ее коммерческой перспективности.

Рынок может оказаться не готовым к восприятию технологии не только в технологическом смысле, но и в социально-психологическом. В качестве примеров такой ситуации можно привести невостребованность на начальном этапе застежек «молния» и шариковых ручек, которые были изобретены намного раньше, чем они завоевали мир.

4. Риск юридической неадекватности. В настоящее время явно является недостаточной правовая защищенность интеллектуальной собственности в РФ с неопределенностью прав на разработки, особенно на созданные при социалистическом устройстве экономики. Также юридическим препятствием зачастую является правовая безграмотность разработчиков, когда авторы технологии или отказываются раскрыть какие-то особенности своего продукта, тем самым препятствуя возможности инвестирования в него, или не соблюдают своих обязательств, особенно в части эксклюзивности и конфиденциальности.

Неопределенность в области регулирования прав на интеллектуальную собственность в числе прочего вызвана существующим патентным законодательством, которое определяет права автора (изобретателя) и работодателя, но не государства, которое при советской власти финансировало все научно-технические разработки, а сейчас их значительную долю. Поэтому, когда речь идет о разработке, выполненной за государственный счет, права разработчика находятся под вопросом. Важно понимать, что технология не является лишь совокупностью изобретений. Поэтому даже если автором получены патенты на отдельные ее элементы, это еще не подтверждает его права на технологию в целом.

Достаточно распространенным в российской экономической практике является подписание автором соглашений об эксклюзивности одновременно с несколькими компаниями в расчете на то, что тем самым он повышает для себя вероятность успеха, а победит тот инвестор, который подпишет контракт первым. При этом автор ввиду недостаточного знания законов и подзаконных актов, регулирующих данную сферу, не понимает возможных негативных последствий такого поведения.

Кроме того, ввиду существенных отличий правовых систем, часто возникают взаимные непонимания при изменении уровня отношений между российским и зарубежным партнерами.

5. Риск финансовой неадекватности. Состоит в несоответствии содержания инвестиционного проекта и требуемых финансовых средств, необходимых для его реализации.

Среди основных причин возникновения финансовой неадекватности выделяют следующие.

Переоценка авторами технологии собственного вклада в реализацию проекта и недооценка других расходов. Также часто разработчики не учитывают возможные альтернативные предложения по вложению средств для инвесторов, что приводит к неверным ожиданиям относительно объемов финансирования.

Также необходимо учитывать психологически разный уровень рисков инвестора и разработчика, который заключается в том, что первый в случае неудачной реализации проекта теряет вложенные деньги, второй же – только затраченное время и собственные силы.

Перечисленные причины являются общими для разработчиков во всем мире, поскольку отражают общие психологические закономерности характера творческих личностей.

Другая группа рисков отражает российскую специфику и состоит в умышленной тактике «затягивания» инвестора, которая предполагает сознательное занижение или исключение ряда статей расходов в расчете на то, что проект будет выглядеть финансово более привлекательным, и инвестор начнет осуществлять вложения. После того, как инвестор втянулся в проект, ему постепенно показывают истинные размеры требуемого финансирования, предполагая, что инвестор уже не откажется от проекта после его начала. Вместе с тем, часто, когда иностранный инвестор приходит к выводу, что разработчику было заранее известно о предстоящих расходах, которые представляются как непредвиденные, он отказывается от дальнейшего взаимодействия с данными разработчиками и участия в их проектах, независимо от степени выгодности. Определяющим фактором, значимость которого часто недооценивается, в данном случае является деловая репутация и прозрачность партнерских отношений в бизнесе.

6. Риск неуправляемости проектом. Одинаково значимыми составляющими, необходимыми для успешной реализации инвестиционного проекта, являются как его собственные качества, такие как проработанность и качество планирования, так и квалификация и сплоченность команды, которая будет участвовать в его реализации.

Сбалансированное сочетание специалистов разной квалификации в одной команде встречается достаточно редко. При этом часто не учитывается принципиальное отличие в поведенческой модели лидера научной группы и лидера в предпринимательстве, где от него потребуется способность решать совершенно другие проблемы. Часто хорошие специалисты в области научных исследований не обладают необходимой квалификацией, знаниями и навыками в сфере администрирования, управления финансовыми потоками, ведения переговорного процесса, а также не отвечают критериям, связанным с наличием морально-деловых качеств, необходимых для ведения бизнеса.

Важную роль также играет личная мотивация разработчиков в реализации проекта.

Создание высокорентабельной компании, достижение коммерческого успеха на рынке являются общими целями для разработчиков и инвестора. Но ряд возможных целей разработчиков, такие как стремление реализовать свой замысел любой ценой, использовать исключительно собственные методики, пренебрегая более выгодными, но разработанными другими авторами, могут при определенных условиях вступить в противоречие с интересами инвестора.

7. Риск неуправляемости бизнесом. Состоит в возможной разности конечных целей инвестора и руководства предприятия, реализующего проект. Данный круг вопросов широко освещен в экономической литературе. Зачастую целевыми показателями для топ-менеджмента компании является иллюзорный статистический рост экономических показателей компании, который навязывается владельцам бизнеса в качестве оптимальной схемы оценки качества выполненной работы. Для инвестора же в зависимости от вида предприятия, наиболее значимыми будут такие показатели, как прибыльность, выраженная в выплаченных дивидендах, либо рост стоимости компании для ее последующей продажи. С учетом особенностей российского законодательства и сложившейся экономической практики, когда фактически директор обладает почти неограниченной властью на предприятии, и может пренебрегать интересами владельца, эти трудности часто становятся непреодолимыми [Кулагин, 2006]. Таким образом, указанные риски можно систематизировать в виде следующей таблицы 2.

–  –  –

1.3. Роль защиты коммерческой тайны в экономической деятельности (правовой аспект) В процессе осуществления бизнеса компании сталкиваются с необходимостью изучения рынка, на котором они планируют действовать, конкурентов, возможных партнеров. Таким образом, особую актуальность для всех игроков на рынке в современной рыночной конкуренции составляет оперативное получение точной и объективной информации о ситуации на рынке. Это выводит на первый план механизмы сбора конкурентной информации, которые включают в себя конкурентную разведку, а также промышленный шпионаж. Указанные тенденции позволяют говорить о важности в современном анализе рыночных механизмов такого понятия, как коммерческая тайна [Арехина, 2011; Артемова, 2010; Балабанов, 2007].

Основным нормативно-правовым актом, определяющим понятие "коммерческая тайна" в российском законодательстве является Федеральный закон от 29 июля 2004 г. (с изменениями, вступившими в силу с 11 июля 2011 г.) «О коммерческой тайне». В данном законе указано, что закон о коммерческой тайне регулирует отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны (как режима конфиденциальности информации) в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау).

Отдельно законодателем отмечено, что информация, представляющая коммерческую тайну должна быть зафиксирована на материальном носителе.

В законе отдельно указано, что существуют законные способы получения коммерческой тайны третьими лицами (например, на основании договора). Это позволяет выделять два варианта доступа к сведениям, составляющим коммерческую тайну – легальный и противоправный [Федеральный закон от 29 июля 2004 г. (с изменениями, вступившими в силу с 11 июля 2011 г.) «О коммерческой тайне»].

Также можно выделить несколько групп сведений, которые, согласно закону, не могут быть отнесены к сведениям, составляющим коммерческую тайну:

- сведения, позволяющие идентифицировать юридическое лицо или индивидуального предпринимателя, а именно учредительные документы компании, документы, подтверждающие запись о юридических лицах и индивидуальных предпринимателях в соответствующих государственных реестрах, документы, дающие право на осуществление предпринимательской деятельности (лицензии), список лиц, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица);

- сведения, относящиеся к работникам и условиям труда в различных (коммерческих либо некоммерческих) организациях, а именно - о численности и составе работников, наличии свободных рабочих мест, о принятой на предприятии системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о существующей задолженности работодателей по выплате заработной платы, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости;

- сведения о некоммерческих организациях (о размерах и составе имущества, размерах и структуре доходов и расходов, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации);

сведения о государственных и муниципальных унитарных предприятиях, государственных учреждениях (о составе имущества, об использовании ими бюджетного финансирования, об условиях проведения конкурсов и аукционов по приватизации объектов государственной или муниципальной собственности);

- сведения, связанные с выполнением требований безопасности (об экологическом состоянии и загрязнении окружающей среды, о состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, о факторах, оказывающих негативное воздействие на безопасное функционирование производственных объектов, безопасность гражданина и населения в целом (например, безопасность пищевых продуктов или лекарственных препаратов);

- сведения о нарушениях законодательства Российской Федерации и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений;

- сведения, обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлены различными федеральными законами (в частности, открытые акционерные общества согласно ст. 92 Федерального закона № 208-Ф от 236 февраля 1995 г. (в редакции от 28 декабря 2013 г.), обязаны раскрывать информацию о годовой бухгалтерской отчетности, проспектах эмиссии акций и ряд иных сведений [Федеральный закон от 23 февраля 1995 г. № 208-Ф «Об акционерных обществах» (в редакции от 28 декабря 2013 г.)].

Необходимо также отметить особенность, связанную с предоставлением коммерческой тайны государственным органам. Законом закреплена обязанность обладателя коммерческой тайны по мотивированному требованию государственного органа предоставлять им на безвозмездной основе коммерческую тайну, а также обязанность соответствующих органов ее не разглашать. Мотивированное требование должно быть подписано уполномоченным должностным лицом, содержать указание цели и правового основания затребования информации, составляющей коммерческую тайну, а также срок предоставления этой информации. В случае отказа предприятия в исполнении законного требования, государственный орган имеет право затребовать данную информацию через суд.

Также в законе указана обязанность предоставления коммерческой тайны по запросу суда, органов предварительного следствия, органов дознания по делам, находящимся в их производстве. Данные положения главным образом необходимы для качественного документирования преступлений, касающихся незаконного доступа к сведениям, составляющим государственную тайну [Федеральный закон от 29 июля 2004 г. (с изменениями, вступившими в силу с 11 июля 2011 г.) «О коммерческой тайне»].

Меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, повидимому, должны включать в себя:

- определение перечня информации, являющейся коммерческой тайной;

- ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с данной информацией и контроля за соблюдением указанного порядка;

- учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, а также лиц, которым такая информация была предоставлена или передана (с указанием основания передачи информации);

регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну (КТ), работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;

- изготовление (печать, исполнение от руки) документов, либо нанесение на материальные носители информации, содержащей коммерческую тайну, а также проставление на них грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя данной информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем) [Дергунов, 2008; Дынкин и др., 2008].

В целях обеспечения конфиденциальности информации работодатель обязан:

- ознакомить под расписку с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну в компании работодателя и его контрагентов, работника, доступ которого к информации, составляющей коммерческую тайну, необходим для выполнения им своих трудовых обязанностей;

- ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение;

- создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.

Также необходимо получение согласия от работника на организацию его доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, если иное не предусмотрено его трудовыми обязанностями.

В целях охраны конфиденциальности информации на работника возлагаются следующие обязанности:

- соблюдать установленный работодателем режим защиты коммерческой тайны;

- не разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, а также не использовать эту информацию в личных целях без их согласия;

- при прекращении или расторжении трудового договора передать работодателю имеющиеся в пользовании работника материальные носители информации, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну.

Для того, чтобы отношения между работником и компанией – обладателем коммерческой тайны находились в рамках правового поля, в заключаемом трудовом договоре с руководителем организации должны быть предусмотрены обязательства сотрудника по обеспечению охраны конфиденциальности информации, обладателем которой является организация и ее контрагенты, и ответственность за обеспечение охраны ее конфиденциальности [Федеральный закон от 29 июля 2004 г. (с изменениями, вступившими в силу с 11 июля 2011 г.) «О коммерческой тайне»].

Правовые основы режима коммерческой тайны, помимо Федерального закона также прописаны в кодексах РФ. Так, статья 1465 Гражданского кодекса РФ определяет, что секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны [Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ в действующей редакции].

Дополнительно, в статье 57 Трудового кодекса РФ определено, что в трудовом договоре могут предусматриваться условия о неразглашении охраняемой законом тайны государственной, служебной, коммерческой и иной.

Помимо изложенного, необходимо учитывать, что по законодательству РФ в обязательном порядке к коммерческой тайне относится ряд сведений, например, содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности [Федеральный закон от 06 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», в редакции от 28 декабря 2013 г.].

Также установлены специальные случаи прекращения права на коммерческую тайну.

Примером может являться ситуация, когда право на коммерческую тайну прекращено с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом. В этом случае сведения о финансовом состоянии должника прекращают относиться к категории сведений, носящих конфиденциальный характер либо являющихся коммерческой тайной согласно требованиям Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

[Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в редакции от 12 марта 2014 г.]. С момента вынесения арбитражным судом решения о ликвидации кредитной организации сведения о финансовом состоянии кредитной организации перестают быть отнесенными к категории сведений, носящих конфиденциальный характер либо являющихся коммерческой тайной [Федеральный закон от 02 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» в редакции от 05 мая 2014 г.].

Загрузка...

Вместе с тем, в условиях российской экономической системы, наличие тех или иных ограничений, предусмотренных законом, является работоспособным лишь при условии наличия в нормативно-правовых актах четко прописанной ответственности за нарушение указанных норм.

Российское законодательство предусматривает ответственность за промышленный шпионаж – диспозиция статьи 183 Уголовного кодекса Российской федерации «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну» в качестве объективной стороны состава преступления предполагает «собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений» по части первой и «незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб» по второй части. Информация, составляющая коммерческую или банковскую тайну, относится к числу охраняемых законом объектов гражданских прав. Информация составляет коммерческую или банковскую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании, и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности [Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ в действующей редакции., ст.139]. Решение о наличии действительной или потенциальной коммерческой ценности информации, содержание и объем соответствующих сведений определяются предпринимателем самостоятельно по своему усмотрению. Коммерческой тайной могут быть сведения о технологии производства, внедрении изобретений, планах развития и изменения производства, о деловых партнерах, контрактах и т.д.

В качестве санкции законодатель предусматривает по наиболее тяжкому составу лишение свободы сроком до 3 лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового [Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ в действующей редакции].

Вместе с тем, с учетом того, что для состава собирания указанной информации необходимо наличие предусмотренной в диспозиции ч.1 данной статьи цели — ее разглашения или незаконного использования, а при разглашении или использовании этой информации необходимо наличие корыстной или иной личной заинтересованности, судебная практика показывает, что доказывание этих мотивов является крайне трудоемким процессом. Это приводит к крайне низкой вероятности осуждения лиц, причастных к совершению данных противоправных действий, что, в свою очередь, делает указанную статью практически не функционирующей.

Для инновационных компаний, ключевым конкурентным преимуществом которых является обладание некой уникальной технологией, позволяющей существенно повысить эффективность по сравнению с другими компаниями, действующими на рынке, вопросы защиты интеллектуальной собственности и обеспечения эффективно функционирующего режима обеспечения коммерческой тайны являются первостепенными.

В российском законодательстве вопросы защиты прав интеллектуальной собственности регламентированы главой 69 Гражданского кодекса РФ, однако правоприменительная практика данного раздела в настоящее время явно недостаточна.

Согласно принятому определению, право интеллектуальной собственности — юридический термин, обозначающий совокупность прав, которыми обладают лицо или лица (авторы или иные правообладатели) на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

Термин «интеллектуальная собственность» подразумевает временное обладание авторскими и смежными правами, обладание действующими свидетельствами на товарные знаки, и действующими патентами. Юридическое содержание этого термина в большинстве стран не определено. В России термин «интеллектуальная собственность» определён в ст. 1225 части четвертой Гражданского кодекса РФ, принятой 24 ноября 2006 года, как список результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, которым предоставляется правовая защита. Термин «интеллектуальные права» определён в ст.

1226 как права на «результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации)»

[Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ в действующей редакции., ст 1225, ст. 1226].

Вопрос защиты интеллектуальной собственности в России необычайно важен — и не только для имиджа страны. Через международные соглашения, в том числе и после вхождения во Всемирную организацию интеллектуальной собственности, Россия постепенно втягивается в международный товарооборот и обеспечение интересов всех на товарных рынках, в том числе и конечных потребителей [Бородовская, 2000; Брандман, 2006; Гайфутдинова, 2009].

В законе о защите интеллектуальной собственности множество пробелов, и судебная практика корректирует норму права, однако этот процесс является существенно затянутым во времени, что также служит обоснованием необходимости принятия в РФ более эффективной нормативно-правовой базы в области обеспечения защиты интеллектуальной собственности.

Одновременно с этим, говоря о правоприменительной и судебной практике защиты прав на интеллектуальную собственность, необходимо отметить, что подавляющее большинство рассматриваемых в судах различных инстанций касаются вопросов защиты авторских прав на произведения искусства или использование их элементов. С этим фактором связано практически полное отсутствие в России наработанных механизмов защиты коммерческой тайны как на уровне реализации защитных мер внутри самой компании, так и в рамках судебных разбирательств [Волкова, 2009; Горбатенко, 2013].

Анализ существующей практики работы служб безопасности коммерческих компаний показывает, что в основном она сводится к проверке степени надежности контрагентов, выявлении мошеннических действий персонала компании, а также сопровождению сложных сделок, связанных с высокой степенью риска. При этом вопросы защиты коммерческой тайны, как правило, если и декларированы в должностных обязанностях сотрудником службы безопасности, то, как правило, в связи с отсутствием надлежащего опыта, они игнорируются конечными исполнителями [Демин, 2005; Дронов, 2001; Залетный, 2013].

Таким образом, на основе проведенного анализа, с целью снижения уровня рисков для бизнеса в информационной сфере, можно внести следующие предложения по совершенствованию законов и подзаконных актов РФ:

- формирование более простого и прозрачного механизма отнесения информации к категории коммерческой тайны;

- снижение предусмотренного законом документооборота, связанного с организацией и поддержанием режима коммерческой тайны;

- формирование четкого механизма оценки ущерба, нанесенного действиями лица, осуществившего похищение конфиденциальных сведений.

Опыт эффективного построения системы работы с закрытой информацией присутствует преимущественно в российских представительствах зарубежных компаний. Характерным примером может служить компания Intel, уделяющая достаточное внимание механизмам защиты своих ноу-хау. В частности, производство самой важной части продукции компании – микропроцессоров - осуществляется только на территории США, все инженерные образцы имеют гриф «Intel Confidential», что обязует сотрудников компании соблюдать определенные правила работы с ними. Также в компании Intel действует система защиты носителей служебной информации (стационарных ПК, ноутбуков, флеш-карт и др.) и регламент их использования, которые обеспечивают высокую степень защищенности внутренних данных компании. Стоит отметить, что рядом российских компаний также предпринимаются меры по охране инсайдерской информации (например, «Брокеркредитсервис»), однако это скорее является исключением, нежели правилом.

Таким образом, высокая значимость вопросов защиты коммерческой тайны, как элемента системы нейтрализации рисков предпринимательской деятельности, отражающего ее правовой аспект, определяется спецификой современного этапа ведения бизнеса в России и в мире, характеризующейся постоянным ростом важности юридического оформления договорных и товарно-денежных отношений.

–  –  –

Вопросы информатизации самых различных процессов являются характерной особенностью нашего века. Произошедшая за последние 30 лет революция в области технологий передачи и обработки данных, позволяет говорить об информатизации, как об одном из важнейших трендов современности. Практически все сферы человеческой жизнедеятельности затронуты происходящими в информационной сфере изменениями. Не является исключением и предпринимательская деятельность – электронная коммерция, он-лайн реклама, электронные платежи и документооборот стали естественной частью современного бизнеса. Вместе с тем, бурно развивающиеся технологии информатизации открывают также и целый пласт ранее неизвестных рисков, с ними связанных, что обуславливает необходимость их отдельного тщательного анализа в рамках изучения вопросов риск-менеджмента в современном предпринимательстве.

В настоящее время с мире функционируют ряд институтов, работающих в сфере аналитических исследований ИТ-безопасности. Согласно оценкам одной из ведущих компаний в данной сфере – SANS Institute, приведенным сотрудником Самарского государственного экономического университета А.Д. Еляковым в статье «Электронный шпионаж», негласное добывание информации о конкурентах быстро проникает в инструментарий корпоративного мира. Как правило, основной целью является получение преимуществ в переговорном процессе.

В процессе установления отношений с потенциальными партнерами компании часто нанимают ИТ-специалистов для получения доступа к информационным массивам контрагентов.

Получение данных о планах инвестиций, объемах производства, технологических инновациях, мерах противодействия конкурентам, фактах поглощения других компаний, возможных предпосылках к банкротству может оказать существенную помощь при планировании отношений с компанией-контрагентом [Еляков, 2009].

Согласно исследованиям SANS, одним из наиболее популярных средств, используемых хакерами, является так называемый «фишинг». Его суть заключается в направлении на корпоративные почтовые адреса компании – цели потока электронных писем, имитирующих деловую переписку, чтобы добиться их открытия пользователем с рабочего компьютера. Такие письма содержат вредоносные программы, собирающие и отправляющие на сервер создателя информацию с компьютера абонента, отобранную по тем или иным признакам.

По данным исследовательской службы Gartner, в 2007 г. финансовые компании в результате электронного мошенничества потеряли около 3,2 млрд. долл. Также выявлен существенный (на уровне от 30 до 50%) рост числа пострадавших от фишинга пользователей и суммы потерь [Брандман, 2006].

Первая попытка фишинга на территории СНГ была зарегистрирована в 2004 г., когда его жертвами стали клиенты московского офиса «Сити-банк», а также украинского «Приватбанка»

и компании «Киевстар» [Устинова, 2011].

Наиболее значительный ущерб в истории использования такого рода технологий был нанесен американской компании TJX, являющейся одним из крупнейших в мире операторов, работающих с пластиковыми картами. Была похищена информация о 45 млн. кредитных карт, однако данные о масштабах финансовых последствий компания не обнародовала до настоящего времени [Сюнтюренко, 2012].

По данным аналитических компаний, в Германии компании ежегодно теряют более 20 млрд. евро от электронного шпионажа. До 750 тыс. компьютеров подвергаются атакам троянских программ, анализирующих информацию с жесткого диска, переписку по электронной почте и направляющих её автору программы.

В США, по результатам исследования, проведенного фирмой Computer security, объем потерь от утечки коммерческой тайны на тысяче участвовавших в опросе предприятий составляет более 70 млн. долл. Согласно данным Association of Certified Fraud Examiners, около 6% дохода коммерческих компаний США теряется из-за утечек информации. Если сопоставить это число с объемом ВВП США, можно сделать вывод о том, что на 2011 г. ущерб всей экономике США составил около 912 млрд. долл. [Сюнтюренко, 2012].

Похищение информации также зачастую осуществляется внутри компании – то есть ее сотрудниками. Извлечение информации производится как во время работы с внутренними ресурсами компании, так и извне, путем использования известных инсайдеру уязвимых мест системы защиты [Убстер, 2004]. По данным опроса, проведенного компанией InfoWatch, более 56% проникновений осуществляется внутри компаний [Нетупский, 2012].

В экономической литературе такое поведение сотрудников фирмы, наносящее ей ущерб, трактуется как оппортунистическое, то есть, согласно определению лауреата Нобелевской премии по экономике 2009 года Оливера Уильямсона «следование своим интересам, в том числе обманным путем, включая сюда такие явные формы обмана, как ложь, воровство, мошенничество, но едва ли ограничиваясь ими. Намного чаще оппортунизм подразумевает более тонкие формы обмана, которые могут принимать активную и пассивную форму, проявляться ex ante и ex post» [Williamson, 1985]. Причиной такого поведения сотрудников, как правило, становится несовпадение интересов работника и компании, а также асимметрия информации, выражающаяся в большей осведомленности сотрудника и деталях своего рабочего процесса, и, как следствие, возможных уязвимостях компании в той или иной сфере [Залетный, 2013].

Результаты исследования, проведенного по заказу Cisco systems, позволили выявить ряд факторов, способствующих проникновению к конфиденциальной коммерческой информации.

Во-первых, около 25% сотрудников при анонимном опросе сообщили, что делятся конфиденциальной информацией своего предприятия со своими родственниками, друзьями и даже посторонними лицами, не работающими в их компании. Более 50% опрошенных, передавали свои служебные устройства для обработки информации (компьютеры, ноутбуки, смартфоны) посторонним лицам, оставляя оборудование без присмотра. Более 30% сотрудников покидая служебное помещение не выключали компьютеры и не осуществляли их блокирование. Около 20% сотрудников хранят данные о пароле от рабочего компьютера на рабочем столе, либо в виде пометок или наклеек, размещенных на мониторе.

Вторым важным аспектом, является то, что большинство компаний концентрирует основные усилия на защите от внешних угроз, финансируя и развивая соответствующие системы защиты. При этом, значение и масштабы внутренних утечек остаются недооцененными [Насакин, 2007].

Третьим значимым фактором является значительная латентность таких преступлений, характерная для большинства стран. В частности, в США по экспертным оценкам, латентность киберпреступлений составляет 80%, в Великобритании – 85%, в Германии – около 75%, а в РФ

– более 90% [Чирков, 2013].

На сегодняшний день практически не вызывает сомнений тезис о том, что основой инновационного прорыва в РФ должно стать развитие информационных технологий. В условиях постиндустриального общества именно они являются необходимым (но не достаточным) условием успешного развития других отраслей.

Современные технологии сбора, анализа, обобщения и передачи информации, оптимизация производственных и управленческих процессов, автоматизация деятельности специалистов, ведущая к высвобождению части рабочего времени и повышению эффективности труда – все эти составляющие успешного развития наукоемких производств невозможны без глобальной информатизации экономической деятельности [Артемова, 2010;

Курушин и др., 1998; Одинцов, 2010].

В связи с изложенным, особую актуальность приобретает рассмотрение информационной составляющей экономической безопасности, то есть – комплекса мер по противодействию несанкционированному доступу к охраняемым информационным ресурсам, а также их уничтожению либо повреждению на уровнях страны (макроуровень) или предприятия (микроуровень).

Подтверждением ключевой роли информационных технологий на уровне государства могут служить следующие факторы. Во-первых, информационные технологии входят в перечень критических технологий, характеризующих уровень конкурентоспособности государства на международных рынках. Кроме того, они являются базовыми для создания широкого спектра наукоемкой продукции, имплицитно влияя на развитие нанотехнологий, биоинженерии и других важных отраслей, создающих основу для конкурентной борьбы в будущем.

Помимо этого, нельзя игнорировать усиливающиеся угрозы глобального характера, связанные с данной сферой, такие как:

- доминирование США, Японии, КНР и Южной Кореи в мировом информационном пространстве, а также на рынке технологий передачи и обработки информации;

- тенденции к росту использования указанными государствами и их корпорациямирезидентами в политической, социальной и экономической сферах так называемых технологий «информационных войн» для захвата укрепления лидерских позиций;

учащение фактов несанкционированного доступа к государственным телекоммуникационным ресурсам, а также нарушения их нормального функционирования (взломы хакерскими группами сайтов государственных учреждений, различных ведомств и организаций) [Криворотов и др., 2011; Орлов, 2012; Потрубач и др., 2000; Официальный сайт Госкомстата РФ, раздел «Международные сравнения», 2014)].

Такое положение ИТ-отрасли в РФ можно объяснить тем, что на протяжении многих лет информационные технологии не являлись объектом активного государственного инвестирования, а в последние десятилетия имеет место дисбаланс в финансировании развития ИТ между производственным и потребительским секторами в пользу последнего. То есть, не создавая собственных производственных мощностей, за счет покупки зарубежных средств информатизации осуществляется компьютеризация образовательных учреждений, здравоохранения, правоохранительных и административных органов [Мармузов, 2010;

Официальный сайт Госкомстата РФ, Раздел «Предпринимательство – наука и инновации», 2014].

Анализ угроз безопасности на микроуровне в области информационных технологий показывает, что в настоящее время в Российской Федерации практически не производится элементная база для ЭВМ высокой производительности, которые могут быть использованы для решения сложных научных, производственно-аналитических и иных задач. Все средства информатизации приобретаются за рубежом, либо собираются на территории РФ из импортных узлов. За последние три года доля ЭВМ высокой производительности, российского производства упала до 5 % [Попова, 2010; Официальный сайт Госкомстата РФ, Раздел «Предпринимательство – наука и инновации», 2014].

Аналогичная ситуация складывается и в информационной составляющей космической промышленности, несмотря на заложенный СССР в этой сфере значительный потенциал.

Российский аналог GPS-навигаторов – система ГЛОНАСС пока неконкурентоспособна на мировом рынке. Аналогично складывается ситуация в отношении спутниковой телефонии и спутникового телевидения. Несмотря на реализуемые в рамках Федеральных целевых программ инновационные проекты по проектированию и строительству пилотируемых кораблей большой грузоподъемности, нового космодрома, информационная составляющая оказывается упущенной сайт Центрального банка. (Информационно-аналитические [Официальный материалы), 2014; Кондаков, 2009].

Вместе с тем, мировой опыт, а также опыт США показывает, что развитие новых компьютерных технологий и их эффективное применение позволяет сократить сроки разработки новой продукции в наукоемких отраслях, а также повысить ее потенциальную конкурентоспособность [Крошилин, 2011; Леонова, 2011]. Так, за счет применения современных средств вычисления компания Boeing создала качественно новую модель самолета – Boeing-787 за 4 года, сократив при этом потребление топлива на 20%, и улучшив эксплуатационные характеристики самолета на 8% [Попова, 2010].

Другим примером эффективного использования достижений ИТ-отрасли для повышения конкурентоспособности может служить создание в США экзафлопсных ЭВМ, существенно превосходящих все существующие машины по уровню производительности. В перспективе, применение таких прорывных технологий приведет к отставанию РФ как на государственном уровне, так и на уровне отдельных компаний, снижению их конкурентоспособности и усилению угроз экономической безопасности [Горбунов и др., 2013].

Дополнительным фактором, обостряющим роль информационного аспекта экономической безопасности компаний, является возникший в последние годы в мире феномен патентного или интеллектуального рейдерства. Особенностью данного вида деятельности является то, что, как правило, целью таких рейдерских захватов является принуждение компаний или индивидуальных предпринимателей к осуществлению компенсационных выплат либо покупке патентов или лицензий у компании-патентодержателя.

Феномен патентного рейдерства в мировой и российской экономике Рейдерство – то есть недружественное поглощение компании-цели, в большинстве случаев сопровождающееся применением силовых методов давления на руководство поглощаемой компании, в том числе с задействованием коррупционных связей в контролирующих и правоохранительных органах, имеет достаточно длительную историю. Вместе с тем, с учетом скачка развития информационных технологий, произошедшего за последние годы, создались объективные условия для возникновения новой формы рейдерства – патентного или интеллектуального.

Объектом рейдерской атаки в таких ситуациях являются объекты интеллектуальной собственности – патенты, промышленные образцы, товарные знаки, бренды и т.д. Одной из причин повышенного интереса к ним является тот факт, что стоимость подобных нематериальных активов может значительно превышать общую стоимость основных и оборотных средств компании. В условиях низкой защищенности интеллектуальной собственности в ряде стран, и уязвимости систем ее защиты, для фирм-рейдеров возникают дополнительные стимулы для организации атак именно в указанной сфере [Виговский Е.В., 2009].

Еще одним важным фактором, который необходимо учитывать при рассмотрении интеллектуального рейдерства является то, что, как правило, присвоенная интеллектуальная собственность не используется компанией-рейдером по прямому назначению, что препятствует инновационному развитию, замедляет процесс внедрения новых технологий и тормозит научно-технический прогресс. Основными объектами рейдерских атак обычно становятся компании, действующие в следующих отраслях: высокотехнологичное машиностроение, авиастроение, электронная и радиопромышленность, фармацевтические производства и т.д.

[Панкина, 2011].

Необходимо также отметить, что в развитых странах также существует проблема патентного рейдерства. В США компании, специализирующиеся на присвоении или отчуждении прав на интеллектуальную собственность, получили название «патентных троллей». Основной вид деятельности этих юридических или физических лиц состоит в предъявлении патентных исков, при этом производственной деятельности по имеющимся патентам такими компаниями, как правило, не ведется. В странах Западной Европы по отношению к такого рода компаниям также используются термины «патентный киллер» или «патентный диверсант», а сам процесс ввиду его схожести с криминальным вымогательством часто называют патентным рэкетом. Явление патентного рейдерства активно изучается в Бостонском университете (США) группой специалистов под руководством J. Bessen, M.J.

Meurer. В результате проведенных исследований получены данные о фактическом сдерживании инновационной активности за счет деятельности патентных троллей, что в долгосрочном периоде может негативно сказаться на экономическом росте в высокотехнологичных отраслях и существенно снизить конкурентоспособность компаний, подвергшихся таким атакам [Bessen, Meurer, 2008; 2009].

В рамках своей деятельности патентные тролли используют следующие методы получения доступа к объектам интеллектуальной собственности:

1. Приобретение большого количества патентов по перспективным направлениям с последующим предъявлением исков компаниям, использующим указанные изобретения. При этом, к шантажу рейдеры прибегают лишь после того, как будет организовано массовое серийное производство по имеющейся технологии, так как ввиду значительных затрат на организацию производства не позволит компании-мишени быстро отказаться от дальнейшего использования данной технологии.

2. Изучение патентов производителей продукции, поиск в них уязвимостей, а также возможностей для патентования видоизменений основного товара. После патентования такого рода подобных изделий, в отношении производителя организуется шантаж. Под угрозой втягивания в длительные сложные судебные тяжбы, как правило, производитель соглашается выкупить у рейдера имеющийся у него патент.

3. Исследование выпускаемой продукции, поиск незапатентованных объектов и оформление на них патентов с последующим предложением компании производителю по его выкупу.

4. Получение патентов на существующие изобретения за счет так называемой «патентной софистики».

5. Использование просрочки оплаты государственных пошлин патентодержателями и перерегистрация прав на патент на себя.

6. Использование «зонтичных патентов», блокирующих широкие направления применения научных исследований [Bessen, Meurer, 2008; 2009].

Современные экономические условия и возрастающая конкуренция определяют спрос на разные, даже самые нетрадиционные, специализированные виды патентов. Такие патенты создаются с использованием высоких патентных технологий, к которым относятся и зонтичные патенты [Денисов, 2008].

Оформление и подготовку зонтичных патентов осуществляют высоко квалифицированные специалисты, с привлечением изобретателя и патентообладателя, поскольку, кроме создания патентно-правового поля, защищающего изобретение, необходимо создать также дополнительные объемы патентно-правовой защиты, покрывающие разнообразные модификации, в том числе, перспективу совершенствования патентуемого объекта [Денисов, 2008; Обухов, 2014].

Зонтичные патенты, помимо их основной стоимости, определяемой стоимость самого патентуемого объекта, имеют свою обусловленную стоимость, определенную совокупной стоимостью избыточного объема прав. С использованием зонтичного патентования, зарубежные фирмы в РФ часто получают патенты на идеи за незначительные суммы либо путем обмана, посредством чего добиваются закрытия прогрессивных технических направлений, тем самым вынуждая российских разработчиков выбирать более сложные пути получения патента с потерей значительных ресурсов, таких как время и деньги [Нетупский, Официальный сайт Федеральной службы по интеллектуальной собственности 2010;

(Роспатент), 2014].

Основной проблемой противодействия патентному рейдерству является легальность их действий, которая приводит к поддержке их позиции судом и контролирующими инстанциями.

При достаточно хорошей юридической подготовке рейдера и недостатке опыта юристов компании-мишени в ведении хозяйственных споров и отстаивании интересов фирмы в суде, шансы на успешную защиту от такой атаки незначительны [Панкина и др., 2011].

Примером успешной компании, действующей в сфере интеллектуального рейдерства является фирма Intellectual Ventures, которой, по оценкам независимых экспертов, принадлежат права на 5000 патентов, купленных ей по заниженным ценам у компаний, имевших финансовые проблемы. Из частных лиц, преуспевших на использовании большого количества патентов, можно упомянуть гражданина США Джерома Лемельсона, заработавшего более миллиарда долларов на имевшихся у него патентах. Некоторые из них не были востребованы до тридцати лет, однако по прошествии времени, крупные компании выплачивали Лемельсону значительные суммы за право выкупить патент на ту или иную технологию [Насакин, 2007].

По данным американской прессы, на сегодняшний день на рынке США существует достаточно много компаний, занимающихся скупкой патентов, зачастую вместе с патентообладателями, с целью предъявления иска предприятиям, незаконно использующим их патенты [Панкина и др., 2011].

Деятельность патентных троллей поддерживают сами изобретатели и небольшие фирмы, которые не способны финансировать коммерциализацию своих разработок, а также защищать права на них суде. Подобные судебные разбирательства по оценкам разных специалистов для компании в США могут стоить около $5-10 млн., поэтому владельцы патентов все чаще прибегают к услугам патентных рейдеров, фактически переводя данный вид деятельности на аутсорсинг [Зиновьев, 2010].

Последние годы в мировой практике возникла тенденция использования крупными фирмами негативной репутации патентных рейдеров для оказания давления на частных изобретателей, блокируя, появление альтернативной продукции. Вследствие такого поведения граница между рейдерами и добросовестными патентообладателями чаще всего размыта [Денисов, 2008; Статистика слияний и поглощений, 2014].

В последние годы в связи с принятием ряда поправок в патентном законодательстве, число компаний, специализирующихся на патентном рейдерстве снижается. Вместе с тем в IT – сфере, которая развивается достаточно стремительно, завладев патентом на ключевую технологию, компания может в течение пяти - десяти лет начать получать роялти от корпораций, использующих ее для развития своей продукции [Официальный сайт Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент), 2014].

Для российской экономической действительности проблема существования патентных троллей стала актуальной с 90-х годов XX века, когда имела место тенденция регистрации отдельными фирмами и патентными поверенными на себя иностранных торговых марок. После входа на российский рынок этих иностранных компаний, им предъявлялись иски в целях получения в судебном порядке значительных сумм.

Цель, которую преследовали российские рейдеры - спекулятивная продажа захваченной собственности. По мнению экспертов, «в России проблема состоит не в том, что есть рынок недружественных поглощений, а в том, что он слабо регламентирован, почти неуправляем, сильно коррумпирован. Не то плохо, что захватывают заводы, а то, что преступными, в том числе коррупционными методами, попирая право собственности, захватывают даже эффективные предприятия, которые потом могут быть уничтожены. Тем самым наносится урон промышленному потенциалу и безопасности страны» [Васильева, 2010; Панкина и др., 2011].

В настоящее время в законах и подзаконных актах РФ присутствуют пробелы, которые позволяют патентным рейдерам осуществлять свою деятельность в рамках правового поля. Их целью, как правило, является спекуляция на перепродаже полученной незаконным способом собственности, что чаще всего служит причиной развала промышленных предприятий.

В России наличие патентного рейдерства в значительной степени обусловлено недооценкой интеллектуальной собственности как нематериального актива. Такая недооценка имеет место на разных уровнях: от экономического субъекта до государственных органов исполнительной власти, и как следствие, объекты интеллектуальной собственности не имеют грамотно оформленных патентов. В том числе, тот факт, что Россия находится на 115-м месте в мире по уровню защиты авторских прав, провоцирует патентных шантажистов [Филин, 2004].

По оценкам экспертов, величина защищенной интеллектуальной собственности в России составляет около 1 % [Виговский, 2009].

Высокая активность патентного рейдерства в России связана также с тем, что процессы по защите объектов интеллектуальной собственности являются достаточно дорогостоящими и продолжительными, поэтому большинство компаний предпочитают финансовые потери временным.

Основными стратегиями патентных рейдеров в отношении промышленных предприятий, реализуемыми на практике обычно являются:

- истребование денежных средств в рамках претензий патентообладателей;

- блокирование производственной деятельности в конкурентных целях;

- захват материальных активов компании, путем предъявления исков по использованию интеллектуально собственности [Филиппова, 2011].

Патентное рейдерство имеет место в договорных отношениях между заказчиком и исполнителем, также в договорах на проведение научно-исследовательских и опытноконструкторских работ. Согласно ГК РФ, права на интеллектуальную собственность принадлежат разработчику, который по факту получения патента на разработки, имеет право переуступить их третьим лицам, и как следствие, негативным образом повлиять на производство объектов интеллектуальной собственности.

В конечном итоге, вместо права на объект интеллектуальной собственности заказчик, получает от подрядчиков конечный результат работы, поэтому не может использовать сами разработки, а также учитывать их как составляющую своих нематериальных активов, что приводит к экономическим потерям и может интерпретироваться как патентный захват.

Как следствие, государство недополучает денежные средства в виде налоговых поступлений от экономических единиц, использующих объекты интеллектуальной собственности, а также от внутренних и экспортных лицензионных сделок [Васильева, 2010;

Виговский, 2009].

Особенностью российского патентного рейдерства также является его использование экс-партнерами по бизнесу для осуществления поглощения конкурентов. Когда в силу внутрифирменных конфликтов компания разделяется на несколько, и при этом каждая из возникших фирм выпускает аналогичную продукцию, зачастую тот, кто первым успевает получить на нее патент, имеет высокие шансы привести конкурента к банкротству и осуществить поглощение его компании.

Обобщенный механизм реализации захвата интеллектуальной собственности патентными рейдерами может быть представлен следующим образом.

Указанный процесс начинается со стадии первичного сбора информации в ходе которой выделяются потенциальные компании-мишени.

Как правило, в качестве жертвы выбираются фирмы, отвечающие следующим критериям (либо части из них):

- наличие стабильного дохода (это гарантирует платежеспособность фирмы по предстоящим искам);

- наличие инвестиционного ресурса и планов по дальнейшему развитию бизнеса (это является признаком того, что столкнувшись с рейдером, компания постарается решить возникшую проблему, а не уйдет с рынка, переключившись на другие виды деятельности);

- использование компанией в своей деятельности наукоемких решений либо продажа высокотехнологичной продукции (этот факт дает собственно объект атаки рейдера);

- использование компанией известного товарного знака (это позволяет совершить атаку на незащищенный бренд, которым в силу его узнаваемости фирма дорожит).

Определив потенциальные мишени для нападения, рейдеры организуют патентование всех используемых компанией изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков. В связи с тем, что даже при относительно высоком уровне патентной защиты, запатентовать весь объем используемых компанией изобретений и технологических решений на практике достаточно сложно, образуются зоны уязвимости патентной защиты компании.

Непосредственно рейдерская атака, как правило, начинается с привлечения рейдерами представителей правоохранительных органов. Для этого пишутся заявления в полицию о возможных мошеннических действиях со стороны руководства компании-мишени, якобы присвоившей запатентованные результаты интеллектуального труда рейдера. В ходе проводимой правоохранительными органами проверки осуществляется психологическое давление на представителей атакуемой компании, целью которого является принуждение ее к выплате рейдерам определенной суммы за пользование технологией.

При определенных обстоятельствах возможно также инициирование рейдерами возбуждения в отношении объекта атаки уголовного дела и проведения в рамках него обысков, арестов имущества и банковских счетов, что приводит к полной парализации деятельности фирмы-мишени.

Классическим вариантом по разрешению ситуации является предложение о заключении с рейдерами лицензионного соглашения либо полного выкупа права на использование объекта интеллектуальной собственности. Другим распространенным вариантом является предложение о продаже блокирующего пакета акций в обмен на лицензионное соглашение, что фактически является захватом самого предприятия [Васильева, 2010; Дьяконов и др., 2008; Нечаева и др., 2009].

В настоящее время существуют организации, участники которых обладают правами на большое количество изобретений, накапливая интеллектуальный капитал и создавая тем самым базу для осуществления рейдерских захватов в будущем.

Необходимо также отметить, что способствует развитию патентного рейдерства в России факт существования двух форм патентования технологии – в качестве изобретения и в качестве полезной модели. Отличие заключается в том, что для признания того или иного объекта изобретением необходимо доказать его новизну, изобретательский уровень, промышленную применимость. В случае с полезной моделью этого не требуется, хотя получаемые на нее патенты имеют такую же юридическую силу. Рост числа запатентованных полезных моделей может рассматриваться в качестве одного из признаков развития в РФ патентного рейдерства. В приведенной ниже таблице 3 отражено количество поданных заявок на патентование в качестве полезной модели за период 2006 – 2010 гг. в РФ согласно данным Федеральной службы по интеллектуальной собственности.

Из приведенных данных видно, что в 2010 г. в России было подано на 9,94% больше заявок на получение патентов на полезную модель, чем в 2009 г. При этом прирост заявок российских граждан и организаций составил 9,59%, а зарубежными – 18,82%. Это свидетельствует об активизации зарубежных хозяйствующих субъектов на российском рынке патентования.

Способствует развитию патентного рейдерства в РФ также отсутствие практики патентования научных разработок и недостаточное внимание к данному вопросу со стороны научно-исследовательских учреждений. Зачастую, опубликованные в журналах результаты исследований представляют практический интерес, однако не патентуются, что дает возможность в первую очередь иностранным компаниям на законных основаниях запатентовать их и получать прибыль с фактически присвоенной чужой интеллектуальной собственности [Официальный сайт Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент), 2014].

Таблица 3.

Количество поданных заявок на патентование объектов интеллектуальной собственности в качестве полезной модели Подано заявок в Роспатент, всего из них:

от российских 9265 9588 10483 10728 11757 заявителей от иностранных 434 487 512 425 505 заявителей Источник: (Официальный сайт Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент), 2014) После вступления России во Всемирную торговую организацию (далее – ВТО), ожидается рост пошлин за патентование для граждан РФ и юридических лиц, что существенно ослабит патентную защиту научно- исследовательских организаций с недостаточным финансированием. Указанный факт также необходимо учитывать при прогнозировании развития российского рынка новых технологий.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о повышении роли вопросов безопасности в связи с ростом инновационной и высокотехнологичной составляющей в деятельности коммерческих компаний. Это обуславливает необходимость проведения анализа особенностей обеспечения безопасности компаний, связанных с инновационной деятельностью.

1.5. Влияние формирования системы риск-менеджмента на устойчивость бизнеса и сохранения его конкурентоспособность. Риск-менеджмент и нейтрализация рисков При решении вопросов построения системы риск-менеджмента компании необходимо сконцентрироваться на ее оптимизации, либо рационализации принятия управленческих решений в данной области. В обобщенном виде можно говорить о том, что система рискменеджмента должна отвечать современным экономическим и иным (технологическим, правовым и т.д.) реалиям, а также уровень затрат на нее не должен быть чрезмерным.

Пусть уровень защищенности компании, обеспечиваемый системой риск-менеджмента, растет по мере увеличения расходов на нее. Указанное предположение представляется достаточно логичным, поскольку в противном случае построение такой системы нецелесообразно вообще (тогда снижение затрат до нуля должно давать наилучший вариант защищенности фирмы), кроме того, содержательно это обозначает, что дополнительные денежные средства, вкладываемые в системы риск-менеджмента, тратятся на проведение дополнительных мероприятий, качественно улучшающих ситуацию.

Кроме того, целесообразным представляется сделать предположение о том, что функция уровня защищенности (представленная для возможности сопоставления в денежном выражении) является вогнутой. Содержательно это означает, что с определенного момента скорость роста уровня защищенности компании замедляется. Это может объясняться тем, что при построении системы риск-менеджмента в первую очередь внедряются наиболее значимые ее элементы, дающие максимальный вклад в снижение рисков и с определенного момента дополнительное инвестирование в риск-менеджмент вносит относительно меньший вклад в уровень защищенность фирмы по сравнению с предыдущим. Это предположение представляется достаточно обоснованным, поскольку, как правило, в первую очередь закрываются наибольшие «бреши» в системе защищенности компании, связанные с наибольшим уровнем риска, а уже после этого более мелкие и локальные.

В обобщенном виде указанная задача может быть проиллюстрирована следующим графиком (рисунок 1).

Рисунок 1. Сопоставление уровня защищенности компании и расходов на рискменеджмент при ситуации стабильного развития Таким образом, в точке пересечения двух функций достигается оптимальное значение расходов на риск-менеджмент, поскольку при более высоком значении расходов происходит сравнительно меньшее и явно недостаточное увеличение уровня защищенности фирмы, что не отвечает условиям оптимальности.

Вместе с тем, рассматривая вопросы риск-менеджмента в контексте современных экономических реалий, представляется необходимым учитывать фактор высокой конкурентности наиболее высокоприбыльных рынков. В наиболее острой форме это может быть выражено в возникновении на рынке так называемых «корпоративных войн», то есть ситуаций, когда одна из компаний совершает действия, направленные на нанесение ущерба одному или нескольким конкурентам, действуя самостоятельно, либо во взаимодействии с другими участниками рынка.

Такая ситуация резко изменяет структуру рисков для всех участников экономических процессов, а также приводит к существенным изменениям в их поведении.

Допустим, в ситуации, аналогичной описанной выше, в некоторой точке происходит переход конкурентной борьбы в стадию корпоративных войн. Рассмотрим поведение фирмы, вовлеченной в данные негативные процессы.

Будем считать, что указанные изменения начинаются до момента достижения компанией оптимального уровня защищенности соответствующего наилучшей для нее системе рискменеджмента.

В этом случае в момент попадания в состояние корпоративной войны компания сталкивается с неопределенностью, выражающейся в возникновении двух альтернативных вариантов дальнейшего развития ситуации (см. рисунок 2).

Рисунок 2. Сопоставление уровня защищенности компании и расходов на рискменеджмент при ситуации корпоративных войн Так, в первом случае, когда компания успешно противостоит агрессии со стороны конкурента, дальнейшее построение системы риск-менеджмента происходит в плановом режиме и график будет полностью аналогичен первому (вариант 1).

В противном случае, если компания не способна противостоять агрессии конкурентов и проигрывает в напряженной борьбе, уровень ее защищенности можно считать понизившимся до крайне низкой отметки, близкой к нулю (вариант 2). При этом, с учетом того, что даже при продолжении ведения бизнеса, успешно атакованная компания в первую очередь будет стремиться к восстановлению основных компетенций, каналов поставки и сбыта. При этом риск-менеджмент вероятнее всего будет финансироваться по остаточному принципу, и не будет давать необходимого уровня отдачи даже при существенном финансировании, что может быть объяснено общим тяжелым положением фирмы. В этих условиях говорить о поиске однозначного оптимального уровня защищенности и соответствующего ему комплекса мер по управлению рисками не представляется возможным.

Таким образом, проведенный анализ показывает, что изучение вопросов построение системы риск-менеджменты коммерческих компаний целесообразно проводить с разделением на два различных случая – при наличии н рынке корпоративных войн и при их отсутствии. Эта необходимость обусловлена значительными различиями в положении фирмы в обоих вариантах и возникающей неопределенностью при попадании компании в состояние корпоративной войны.

Обобщая изложенный в главе 1 материал, необходимо отметить, что далее под термином риск-менеджмент (управление рисками) в рамках данного исследования предлагается понимать весь широкий комплекс мер, принимаемых компанией для оптимизации своей деятельности с учетом возможных и существующих угроз. Более узким термином предлагается считать нейтрализацию рисков предпринимательской деятельности, подразумевающую лишь активные действия компании по противодействию возникающим угрозам и вызовам, генерируемым внешней и внутренней средой фирмы.

В современной экономике роль нейтрализации рисков в предпринимательской деятельности с течением времени повышается. Трансформация экономической действительности, обусловленная переходом на постиндустриальный этап развития, а также построением инновационной экономики, сопряжена с актуализацией указанных вопросов в информационном аспекте рисков и угроз.

Возрастающая конкуренция на рынках высокотехнологичной продукции, интеграция России в международную экономическую систему (в первую очередь связанная с ожидаемым вступлением в ВТО) и связанная с ней повышающаяся значимость правового обеспечения своей деятельности, в том числе с соблюдением норм международного права, активизация патентного рейдерства, как в Российской Федерации, так и за ее пределами, повышенный уровень коррупции и криминализации экономики в стране – все эти вызовы современной российской экономики ставят компании перед необходимостью защиты своих интересов путем формирования системы собственной защищенности.

Те фирмы, которые пренебрегают данными аспектами деятельности, полагая их избыточными, до определенного момента способны успешно развиваться, концентрируя внимание лишь на коммерческих вопросах. Вместе с тем, игнорирование вопросов безопасности приводит к тому, что любая угроза безопасности компании может стать для нее фатальной, привести к разорению, утрате самостоятельности и поглощению конкурентами, либо потере конкурентного преимущества и превращению в рыночного аутсайдера. В целях недопущения реализации такого сценария необходима организация комплексной и сбалансированной системы нейтрализации рисков предпринимательской деятельности.

В то же время необходимо также учитывать, что в большинстве компаний, принятие управленческих решений в области нейтрализации рисков и обеспечении безопасности во всех возможных сферах осуществляется главным образом интуитивно и без применения какого-либо математического или иного четко структурированного аппарата. В связи с этим, решения могут быть недостаточно продуманными, не учитывать особенности рыночной ситуации, положения компании на рынке, конкурентные стратегии и преимущества других игроков рынка. Указанные обстоятельства обуславливают необходимость моделирования системы нейтрализации рисков предпринимательской деятельности, как одного из значимых факторов повышения конкурентоспособности фирмы.

ГЛАВА 2. МОДЕЛИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ НЕЙТРАЛИЗАЦИИ РИСКОВ

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

–  –  –

В современном мире основными факторами производства и ключевыми преимуществами в бизнесе являются не столько труд и капитал, сколько технологии и информация. Особенно это связано с развитием в мире в целом и Российской Федерации в частности инновационного подхода в предпринимательстве. С учетом принятого, в последние несколько лет Президентом и Правительством РФ курса на построение инновационной экономики, развитие наукоемких производств и государственную поддержку создания инновационной инфраструктуры, можно, по-видимому, говорить о том, что на ближайшие 10 – 15 лет высокотехнологичные компании станут ключевыми элементами и своеобразными «точками роста» российской экономики.

В связи с изложенным, доступ к уникальным информационным ресурсам, технологии, базирующиеся на передовых научных разработках – все это является важными элементами коммерческого успеха современной компании. С учетом указанных тенденций, актуализируется вопрос защиты информации и обеспечения режима сохранения коммерческой тайны.

Акцент на высокотехнологичных производствах прямо или косвенно, но вынуждает компании рассматривать в числе приоритетов вопросы сохранения ключевой бизнесинформации. Таким образом, актуальность проблемы защищенности фирмы, в том числе в информационном аспекте, можно рассматривать в качестве одной из особенностей современной экономической парадигмы [Артемова, 2010; Нарышкин, 2010].

Вместе с тем, необходимо отметить существенное отличие в подходах к защищенности на микро и макроуровнях. Основную роль в обеспечении экономической безопасности на государственном (макро) уровне, играют в первую очередь федеральные органы исполнительной власти (правоохранительные, регулирующие, надзорные и другие), а также общественные организации. Таким образом, ключевым моментом в обеспечении экономической безопасности макроуровня является благоприятная институциональная среда и отлаженные механизмы функционирования государственных органов.

В отличие от этого, на микроуровне, то есть когда речь идет о защищённости отдельно взятого коммерческого предприятия, представляется наиболее важным фактором система нейтрализации рисков в области жизненно важных интересов компании, построенная ее руководством. В данном случае функции государства ограничиваются созданием правового поля, а также обеспечением его эффективного функционирования, однако рассмотрение данного аспекта входит скорее в компетенцию специалистов в области юриспруденции, нежели экономики [Власенко и др., 2010; Дерюгина и др., 2013].

Как и любой вид деятельности компании, построение системы нейтрализации рисков, требует финансовых вложений. Заработная плата персонала, отвечающего за данную область, проведение тренингов с сотрудниками компании, приобретение технических средств защиты и соответствующего программного обеспечения, проведение периодического аудита системы безопасности - основные статьи расходов в указанной сфере. При этом, требуются как стартовые инвестиции (условно можно считать их вложениями в основные средства), так и постоянные вложения в поддержание функционирования системы зашиты (их можно условно считать оборотными средствами).

Эффективность инвестиций любого рода, в соответствии с маржинальным подходом, как правило, определяется отдачей на единицу вложенных средств. То есть имплицитно полагается, что инвестиции влекут некие положительные изменения в деятельности компании (рост спроса, снижение затрат на что-либо, увеличение скорости выпуска продукции и т.д.), которые могут быть трансформированы в денежное выражение, что позволит оценить степень целесообразности инвестирования с учетом инфляции и иных внешних факторов [Бендиков, 1999; Бланк, 2009].

К сожалению, данная модель не может быть применена к инвестициям в нейтрализацию рисков, поскольку основной их результат – не положительные изменения, а отсутствие отрицательных или предотвращение потерь. То есть позитивным результатом является отсутствие видимых негативных последствий.

Таким образом, наиболее естественным способом оценки результатов инвестиций в нейтрализацию рисков представляется количественная оценка предотвращенных потерь и сопоставление их с понесенными компанией затратами. Вместе с тем, поскольку реальную оценку таких потерь, обладающую свойством достоверности, произвести не представляется возможным ввиду отсутствия для этого необходимых данных, как правило, прибегают к вычислению их ожидаемой величины на основе заданных экспертным путем вероятностей того или иного события. В то же время, данный подход имеет ряд существенных недостатков, главным из которых является его низкая объективность, связанная с оценками вероятностей наступления тех или иных негативных последствий. Кроме того, часто сложно оценить скрытые потери от утраты информации, связанные, например, с оттоком клиентов компании к конкурентам, или иными трудно поддающимися точному прогнозированию факторами. Таким образом, описанный метод оценки эффективности инвестиций, по-видимому, не отвечает критерию объективности, что ограничивает его применимость для реального принятия управленческих решений.

В качестве возможной альтернативы в специальной литературе предлагается Метод оценки свойств системы безопасности (Security Attribute Evaluation Method, SAEM) разработанный в Carnegie Melon University. Основой указанного метода является подход, связанный с сопоставлением архитектур различных систем безопасности, а также последующей оценкой потенциальной финансовой выгоды и ожидаемых рисков, возникающих после их внедрения [Butler, 2002]. Данная методика широко применяется в IT-сфере при проектировании систем информационной безопасности. Вместе с тем, данный подход также содержит в себе высокую долю необъективности, так как отсутствуют четкие критерии, которые позволили бы провести подсчет экономического эффекта от внедрения той или иной системы. В связи с этим, при проведении исследований данным методом оценки носят, как правило, весьма умозрительных характер и зачастую основаны на интуитивных прогнозах экспертов, что не обеспечивает достаточной точности при осуществлении выбора.

Относительно новым и нетрадиционным является метод анализа дерева ошибок (Fault Tree Analysis), цель применения которого состоит в том, чтобы выявить и продемонстрировать внутренние причины нарушений политики безопасности. Содержательную часть методики составляет разработка сглаживающих контрмер, применимых в той или иной ситуации [Tyagi, 2010]. Дерево ошибок – это графическое средство, которое позволяет представить полную систему возможных нарушений в виде логических отношений «и/или» между компонентами этой системы. При условии доступности статистической информации о частотах сбоев в критических компонентах системы, дерево ошибок позволяет определить ожидаемую вероятность отказа всей системы. При этом может быть определен эффект от внедрения контрмер безопасности на основании сравнения структуры "двух деревьев" с использованием контрмер и без них [Tyagi, 2010].

К положительным свойствам данной методики можно отнести ее наглядность, относительную простоту в использовании и комплексность. Вместе с тем, полученные в рамках ее использования данные сложно обобщить, ввиду их разрозненности. Кроме того, вопрос о способах получения вероятностей отказа каждого конкретного узла системы также остается открытым и не вполне проработанным.

Таким образом, существующие в настоящее время подходы к анализу состояния защищенности компании и эффективности инвестиций имеют ряд существенных недостатков, которые не позволяют говорить о высоком качестве получаемых в результате их применения практических результатов.

В частности, к недостаткам можно отнести:

широкое применение экспертных оценок вероятностей, коэффициентов и ряда других используемых в расчетах показателей, что снижает объективность производимых вычислений и не позволяет говорить об их точности;

- наличие в применяемых моделях большого количества скрытых, неучтенных факторов, что снижает качество проводимого анализа;

- отсутствие системного теоретически обоснованного подхода, являющегося при этом относительно универсальным и пригодного для реального применения в условиях дефицита информации [Обухов, 2013].

Систематизируя изложенное, существующие подходы к обеспечению защищенности коммерческой компании можно описать в виде таблицы 4.

–  –  –

Альтернативным подходом, по сравнению с применением описанных выше моделей, оценивающих эффективность инвестирования в нейтрализацию рисков post factum либо прогностически, может служить оценка потребности в инвестировании и ее динамическое изменение.

Для проведения такой оценки представляется целесообразным, в качестве основополагающего критерия при расчете потребности компании в инвестициях в нейтрализацию рисков принять соответствие системы защиты предполагаемому уровню угрозы. Соответственно, наиболее естественным способом оценки указанного уровня является анализ внешней и внутренней среды компании. Вместе с тем, попытка произвести количественную оценку степени угрозы и применять полученное значение для конкретных вычислений вряд ли целесообразно по причине высоких погрешностей оценок, которые неизбежно приведут к значительному искажению производных значений, что существенно снизит качество модели.

В качестве решения предложена кластеризация степени угрозы компании, то есть выделение нескольких ее уровней. Для большего удобства и наглядности, вслед за моделью структуризации степени террористической угрозы, принятой во многих странах, в том числе и в Российской Федерации [Указ Президента РФ № 851 от 14. 06. 2012], предлагается применение для обозначения уровня угрозы различных цветов. Подобные цветовые многоступенчатые системы широко используются в мире в областях, связанных с необходимостью емкого и наглядного описания степени угрозы в различных областях (характерным примером может служить успешно действующая с 1978 года французская система тревожного оповещения Plan Vigipirate).

С учетом изложенного, предлагается при рассмотрении пятиступенчатой модели следующее деление степеней угрозы компании:



Pages:   || 2 | 3 |


Похожие работы:

«СВЕДЕНИЯ О КАНДИДАТАХ В СОВЕТ ДИРЕКТОРОВ ОАО "НОВАТЭК" НАТАЛЕНКО Председатель Совета директоров ОАО "НОВАТЭК" АЛЕКСАНДР ЕГОРОВИЧ Председатель Комитета по стратегии и инвестициям Совета директоров ОАО "НОВАТЭК" Год р...»

«1 БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЁТ Бухгалтерский учёт Лекторы: Виктория Владимировна Добрынская, Никита Константинович Пирогов Преподаватели семинарских занятий: Виктория Владимировна Добрынская, Виктория В...»

«С екция 6 С оврем енны е тенденции развити я направлений и форм международного бизнеса СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОДДЕРЖКИ И РАЗВИТИЯ МАЛОГО БИЗНЕСА В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ А.В. Головина, Е.А. Уварова г. Белгород, Россия Как показывает опыт множеств...»

«ВОСПРИЯТИЕ КОРРУПЦИИ БЕЛОРУССКИМ МАЛЫМ И СРЕДНИМ БИЗНЕСОМ Игорь Пелипась, Ирина Точицкая* Резюме В работе рассматриваются различные определения коррупции, традиционные методы ее оценки в контексте международных сравнений, показывается влияния на экономическое развитие и описываются некоторые лучшие практики противодействия кор...»

«Документ предоставлен КонсультантПлюс МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ ПЕРМСКОГО КРАЯ ПРИКАЗ от 11 марта 2014 г. N СЭД-39-01-22-43 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОРЯДКА СОСТАВЛЕНИЯ И ВЕДЕНИЯ КАССОВОГО ПЛАНА ИСПОЛНЕНИЯ КРАЕВОГО БЮДЖЕТА (в ред. Приказов Министерства финансов Пермского края от 14.07.2014...»

«1 А.В. Бельский Л.В.Воробьева Рабочая тетрадь по МИКРОЭКОНОМИКЕ А.В. Бельский, Л.В.Воробьева Рабочая тетрадь по микроэкономике Учебно-методическое пособие Студента ФИО Факультет_ Гр. ВУЗ_ Учебный год МИНСК "Мисанта" УДК 330.1...»

«Денисенко Светлана Николаевна РАЗВИТИЕ КАЗНАЧЕЙСКОЙ СИСТЕМЫ ИСПОЛНЕНИЯ МЕСТНЫХ БЮДЖЕТОВ В УСЛОВИЯХ БЮДЖЕТНОЙ РЕФОРМЫ Специальность 08.00.10 – финансы, денежное обращение и кредит Диссертация на соискание ученой степени кан...»

«РАСЧЕТ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ТАРИФНЫХ СТАВОК ПО СТРАХОВАНИЮ ВОДНОГО ТРАНСПОРТА Расчет тарифных ставок сделан на основе методики, утвержденной распоряжением Федеральной службы Российской Федерации по надзору за страховой деятельностью № 02-03-36 от 08.07.1993 г. И рекомендованной стр...»

«38 88347683313855611  !$& ()%$#(   #%  ' $ & * +, %./ +! )% 1 ! 0 &+, 234231 83363475225 6625321756314546,,, 789:;, @8:7ABCD@BC? = ? E7@8@,,,,, 6FHF K HLNNFO QP S T GI J LMF PR K P U, V $-X-/+ 1+ .+ Z E!W++ $ $1   Y, ,, 2F L[ \P...»

«Утвержден Приказом ООО СК "ЭКИП" № от "_" февраля 2011г. Генеральный директор Д.А. Бирюков РАСЧЕТ СТРАХОВЫХ ТАРИФОВ К ПРАВИЛАМ СТРАХОВАНИЯ ИМУЩЕСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ОТ ОГНЯ И ДРУГИХ ОПАСНОСТЕЙ Расчет тарифных ставок произве...»

«Международная Академия Бизнеса Лучшее, что могут сделать компании,это растить собственных звезд, каким бы долгим, рискованным и дорогим ни был этот процесс Г. Форд Программа Pre-МВА: "Современный маркетинг: от стратегии до воп...»

«№ 10(30)2016 стр 7 Инновационные образовательные технологии: специфика, взаимосвязь и эффективность использования НОВИК Мила Мироновна Доцент кафедры производственного менеджмента и инноваций Санкт-Петербургского государственного экономического университета mila_novik@list.ru NOVIK Mila, M. St. Petersburg State University of...»

«16 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА УДК 341.018: 338(045) Внешние угрозы экономике России* КАЗАНЦЕВ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, д-р экон. наук, профессор, заместитель директора Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, Новосибирск, Россия E-mail: kzn-sv@yandex.ru Аннотация. Экономическое положение в Р...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Цели и задачи соревнований 2. Организация и проведение соревнований 3. Участники соревнований 4. Заявочный взнос на право участия в соревнованиях 5. Заявочные...»

«А.К. Акопянц УЧАСТИЕ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ В ПРОЦЕССАХ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Конец XX – начало XXI века ознаменовались появлением новых, не имевших место ранее тенденций в международных отношениях. К ним с определенной долей уверенности можно отнести усиливающиеся процессы интеграции в разных регионах мира, а также появ...»

«УДК 330.1:658.2(571.63-25) Рубинштейн Евгения Даниэльевна Rubinshtein Evgenia Danielevna кандидат экономических наук, доцент, PhD in Economics, Assistant Professor, доцент кафедры финансов и кредита Finance and Credit Department, Дальневосточного федерального университета Far Eastern Federal University Осипенко Наталья Серг...»

«УНИКАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ XXI ВЕКА РОЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА В ИННОВАЦИОННОМ РАЗВИТИИ ЭКОНОМИКИ РОССИИ Якимов Михаил Федорович, Кочарова Ольга Владимировна, Северо-Кавказский институт бизнеса, инженерных и информационных технологий, г. А...»

«МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ Я.С. ЯСКЕВИЧ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ, СОГЛАСИЕ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ: ПРОСТРАНСТВО ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ В пространстве современной интеграции особое место занимает Евразийский экономический союз (ЕАЭС), представляющий собой международное...»

«Управление имуществом (собственностью) предприятия Крупные предприятия нередко сталкиваются с трудностями в учете и в организации процессов управления недвижимым имуществом. Эта задача часто с...»

«Анна Тюрина Микроэкономика: конспект лекций Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=180930 Микроэкономика: конспект лекций: Аннотация В данном конспекте лекций в доступной форме изложены все основные вопросы по дисциплине "микроэкономика". Книга поможет получить основные знания и...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ Факультет прикладной политологии Эссе по курсу Политический анализ на тему Анализ перспектив "серого кардинала" казахстанской политики Булата Утемуратова. Выполнила студентка 4-го курс...»

«42 рекламные кампании · effie Германия Рекламные Идеи № 4 / 2006 Media Markt: идиот, ты можешь сэкономить! Бронзовый приз в конкурсе EFFIE, Германия, 2005 Заказчик: Media Markt Менеджмент, Ингольштадт Рекламное агентство: kempertrautmann gmbh, Гамбург Идеи, позволившие магазинам бытовой электроники Media Markt на про...»

«2-х дневный Master-тренинг Категорийный менеджмент стратегия и практика внедрения АВТОР: Светлана Дмитриева ДАТА: 11 – 12 июня ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ: 9.00-18.00 Программа Master-тренинга Категорийный менеджмент – стратегия и п...»

«БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В.Р.Захарьин ВВЕДЕНИЕ В последние годы деятельность некоммерческих организаций приобретает все большее значение в экономике Российской Федерации. В странах с рыночной экономикой некоммерческие организации выполняют некоторые функции, которые в государствах...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.