WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«УДК 81-112.2; 81.2 ПРОБЛЕМЫ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ СИСТЕМЫ КРАТКОГО ВОКАЛИЗМА В АРАБСКОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ О.В. Гуськова, старший преподаватель Московский институт ...»

УДК 81-112.2; 81.2

ПРОБЛЕМЫ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ СИСТЕМЫ КРАТКОГО ВОКАЛИЗМА В АРАБСКОМ

ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ

О.В. Гуськова, старший преподаватель

Московский институт лингвистики, Россия

Аннотация. Настоящая статья анализирует проблемы представления кратких гласных арабского

литературного языка арабистической лингвистической наукой (на примере отечественной арабистики), вызванные неурегулированностью арабскими филологами вопросов, связанных с системой вокализма в целом.

Отдельное внимание мы уделяем статусу нулевого гласного, освещение функционирования которого важно не только для собственно арабистики, но имеет также значение в связи с вопросом происхождения цифр арабов, конкретно – нуля. Выражая несогласие с положением арабского языкознания о нулевом гласном как о гласном кратком, мы опровергаем его конкретными языковыми примерами.

Ключевые слова: арабские краткие гласные (АКГ); бессистемность, фрагментарность охвата языкового материала при представлении системы краткого вокализма отечественной арабистикой; графические знаки с неопределенным или спорным лингвистическим статусом; неполное перечисление способов выражения АКГ;

неразработанность арабским языкознанием категории «нулевой гласный», представление его как краткого гласного; отсутствие самостоятельного решения вопроса о нулевом гласном отечественной арабистикой.

Проблемы презентации АКГ поднимаются в настоящей работе в связи с графическими словами с полной консонантно-вокализованной записью (ГСПКВ), представленными в религиозных текстах на арабском литературном языке (АЛЯ), в классической поэзии, в книгах для детей и людей, изучающих арабский язык, а также в сложных текстах во избежание неоднозначного толкования.



Для графических слов с неполной консонантно-вокализованной записью (ГСНКВ) ввиду его непредставленности графемами для обозначения кратких вокоидов обсуждаемые в настоящей статье проблемы неактуальны.

К сожалению, арабское языкознание не проявляет научный интерес ни к системе арабского консонантизма, ни вокализма (долгого или краткого), о чем свидетельствует отсутствие в нем единой унифицированной фонетической терминологии [8]. Абсентирует в арабской филологической науке и единая система транскрибирования. В случае острой необходимости арабские филологи пользуются знаками Международного фонетического алфавита. Это относится не только «к увулярным, фарингальным и гортанным согласным», как считает, например, Ю.М. Науменко [18], но и ко всем без исключения звукам АЛЯ вообще. Такая система, впрочем, и не особенно нужна, ибо объектами лингвистического описания, если говорить о кратких гласных, являются у арабских лингвистов зачастую не собственно звуки, а выражающие их графемы [6].

Нерешенность арабским языкознанием вопросов, связанных с системой краткого вокализма в АЛЯ, оборачивается для арабистики при освещении ей системы АКГ теоретической непоследовательностью, бессистемностью, фрагментарностью, неполнотой охвата фактического языкового материала. Сошлемся на пример отечественной арабистики, для презентации которой арабских кратких вокоидов мы считаем наиболее актуальными три следующие проблемы.

Проблема № 1. Сообщаемые советскими и российским востоковедами сведения об АКГ сводятся к перечислению способов их выражения графическими знаками с неопределенным или спорным лингвистическим статусом.

В некоторых современных учебниках и пособиях по арабскому языку, например, В.Г. Лебедева и Л.С.





Тюревой можно встретить утверждения о том, что «краткие гласные обозначаются на письме с помощью огласовок, которые ставятся над буквами или под ними» [16: 47], из чего касательно статуса огласовок можно заключить то, что последние – это выражающие краткие гласные графические знаки, буквами не являющиеся.

Некоторые отечественные специалисты, впрочем, от понятия букв применительно к АЛЯ отказываются, считая, что букв для обозначения одного звука (гласного или согласного) в АЛЯ нет, что в арабском языке есть «буква» только для двух звуков – звуки в арабском слове объединяются в пары [15: 7]. «Но тогда это уже не буква, – заключают они. Это то, что по-арабски называется харфом» [Там же]. Несмотря на подобные единичные высказывания, большинство арабистов, будем объективны, прочитывают полисемантичный термин «харф» (араб.

arfun) все же как букву, служащую для передачи на письме согласных звуков, за исключением первого «харфа» алфавита «алифа» (араб. « »alifun). Огласовки, они же харака:ты )араб. araktun „движения, ед.ч. arakatun), определяются в основном как «система надстрочных и подстрочных диакритических знаков, используемых в арабском письме для обозначения кратких гласных звуков и других особенностей произношения слова, не отображаемых буквами (харфами)» [12]. Диакритиками, однако, в арабском языке принято называть в первую очередь диакритические точки, разграничивающие буквы одинакового написания, лишь во вторую – применяемые только в ГСПКВ «огласовки-харакаты». Использующее их письмо квалифицируют как обладающее двухъярусной системой диакритик.

©Гуськова О.В. / Guskova O.V., 2013 «Огласовки-харакаты» представляют собой упрощенные по форме значки, с буквами-харфами ГСПКВ несоединенные, что, на первый взгляд, будто бы может служить основанием для их интерпретации как диакритики. Требованиям к некоторым параметрам последних удовлетворяет и размер «огласовок» – значительно меньший, чем размер остальных знаков графического слова с полной консонантно-вокализованной записью.

Выступать в качестве несамостоятельных элементов слова, модифицирующих начертание других знаков, «огласовки-харакаты» не могут даже с графической точки зрения. Слабо отличимые буквы с их помощью не распознаются, новые буквы не образуются. Неправомерность отнесения графем («фатхи», «даммы» и «кясры») для обозначения кратких арабских гласных («а», «и», «у») и «сукуна», служащего для передачи нулевого гласного, к диакритикам становится очевидной с учетом хотя бы их отсутствия в текстах с неполной консонантно-вокализованной записью. В случае выполнения ими функции изменения или уточнения значения других знаков, то есть функции собственно диакритиков, их абсентизм в ГСНКВ был бы невозможен [7]. Репрезентирующие краткие гласные фонемы «харакаты» имеют фонетическое звучание. Они также самостоятельно обозначают краткие вокоиды, как и графемы, передающие согласные фонемы. Функционален и значок для нулевого гласного «сукун» – не имеющая звукового выражения литера. Принадлежность огласовок к особой разновидности арабских букв никаких сомнений вызывать не может [Там же]. Особой разновидности, разумеется, с точки зрения их графического изображения, так как в остальных отношениях арабские гласные аналогичны гласным в других языках [6]. Результаты исследований некоторых отечественных языковедов показали, что «во многих языках мира основную семантическую нагрузку несут согласные, гласные же в значительной мере избыточны (с точки зрения положений теории информации), так как слова могут быть опознаны по одним согласным», так, в частности, излагает свою точку зрения по этому вопросу Л.Р. Зингер [14:111]. «При сильном шуме и при искажениях для правильного восприятия слова, пишет Лев Рафаилович, решающее значение имеет правильная передача согласных, в то время как передача гласных играет второстепенную роль» [Там же]. «Гласные, считает другой замечательный фонетист Ю.А. Тамбовцев, – несут, в основном, служебную модифицирующую информацию – они служат неким фоном для разбавления согласных и в то же время неким связующим звеном, позволяющим легко переходить от любого согласного к любому другому согласному. Может быть, если бы переход от любой согласной к любой другой согласной был возможен, то язык вообще бы отказался от гласных», что собственно и происходит в тех случаях, когда это возможно[20:36-38]. Ср,, например, с тем что пишут об арабских кратких гласных В.Г. Лебедев и Л.С. Тюрева. «В силу доминирующего положения согласных гласные [a. i, u] воспринимаются не как самостоятельные фонемы, а как некий придаток к согласному. Комбинации согласного с последующим гласным воспринимаются как неразрывный комплекс, причем согласный звук такого комплекса является его фундаментальной составной частью, а гласные звуки являются фонетическим средством перехода к другому согласному» [16: 35-36].

Затруднения, связанные с определением отечественными специалистами лингвистического статуса графических знаков, передающих АКГ, носят характер вполне объективный. Буквы и диакритические знаки теоретически не дифференцируются арабским языкознанием, во-первых. Буква в российских словарях языковедческих терминов, во-вторых, определяется преимущественно как «графический знак в составе алфавита данного языка, служащий для обозначения на письме звуков (фонем) и их разновидностей (вариантов фонем)»

[4]. Аналогичные дефиниции букв встречаются и в другой отечественной справочной языковедческой литературе, а также в обычных толковых словарях русского языка [13]. Определения эти, однако, не вполне применимы к АЛЯ, материал которого дает основания для пересмотра обязательной принадлежности тех или иных графем к алфавиту для понимания их как букв. Последние в арабском языке, с нашей точки зрения, – это имеющие звуковое значение графемы, использующиеся сами по себе или в сочетании с другими знаками для графического отображения фонем и их частей (дифференциальных признаков). В состав алифаба (арабского алфавита) они могут и не входить, как в случае «огласовок-харакатов», так и некоторых прочих знаков письменной системы АЛЯ [10]. Понятие буквы в арабском языке с алфавитом не связано.

Проблема 2. Представление отечественной арабистикой неполных сведений о графических средствах передачи АКГ ввиду недостаточного привлечения ей арабского лингвистического материала, его неадекватного, с нашей точки зрения, прочтения.

Подтвердим сказанное исключением отечественными востоковедами-арабистами из объектов исследования при рассмотрении данной темы хотя бы такой арабской буквы, как «« »алиф максура», говорящем, на наш взгляд, об их недостаточном знакомстве с соответсвующим лингвистическим национальным материалом по данному вопросу, неучете своеобразия традиций арабского языкознания, для которого недифференциация звуковых значений и букв – устоявшееся языковедческое явление.

Общеизвестно, что не только в учебной, но и в общелингвистической научной литературе, что отмечают некоторые филологи, пользуются названиями «гласная буква», «согласная буква». Эти названия считаются неточными (буква не может быть гласной или согласной; согласным или гласным может быть звук), но экономными. В строго же научных текстах, обращает внимание, например, белорусский ученый С.В. Махонь со ссылками на работу Р.И. Аванесова «Русское литературное произношение», употребляются более точные названия: буквы гласных, буквы согласных, буквы глухих согласных [17]. В арабских же учебных и научных текстах эти более точные названия, как их характеризует Сергей Владимирович, не употребляются из-за того, что буква в арабском языкознании это единица, обладающая двойным лингвистическим статусом: графическим и фонетическим. При описании тех или иных буквенно-звуковых соответствий в АЛЯ использоваться для обознаения фонем могут в принципе лишь одни названия букв.

Графически и функционально «индивидуальную» букву «алиф-максура», пишущуюся только в конце арабского слова и служащую для передачи краткой «а» и долгой «» фонем, в отечественной арабистике интерпретируют в плоскости ее графических особенностей, то есть как будто бы графический вариант «алифа мамду:ды» (араб. alifun mamddatun „удлиненный алиф ). Ее якобы образованием от последней собственно и принято объяснять название maqratun „укороченный, то есть представляющий alifun awlatun) с синонимичными собой так называемый усеченный „длинный алиф (араб.

ему терминами : alalifu alqimatu „алиф вертикальный, alalifu al„a „алиф, изображенный в форме палочки или единицы, что собственно и обозначает слово «„ »a в переводе с арабского на русский [2:532]. В графической беспочвенности подобных утверждений, однако, несложно убедиться даже при самом беглом взгляде на графемы « »и ««.»На самом деле никакой он не укороченный, – совершенно справедливо, на наш взгляд, отмечает арабист Н.Н. Вашкевич, – поскольку длина его линии превышает длину алифа тавиля “длинного» [3]. Есть все основания считать, что свое название «алиф максу:ра» получил не из-за какого-либо в действительности отсутствующего графического сходства с «алифом-мамдудой», но по причине репрезентации им краткого «а» в препозиции к алифу-васле следующей за ним, начинающейся на al речевой единицы:

1) ma azzamanu a awlu mundu dlika alliq„i „Прошло много времени после той встречи Передача именно краткого «а» является в данном случае прямым звуковым значением буквы «алиф максу:ра». Долгий же вокоид «» она передает уже не самостоятельно, но в составе соответствующих диграфов « »и «.»На другие звучащие слова, тем более на единицы языка это правило не распространяется «алиф максура» в них читается как долгий «». Так или иначе основания для включения его некоторыми арабскими языковедами в арабский алфавит в качестве графического варианта буквы «алиф» отсутствуют – какого-либо графического сходства между ними нет. Заметим вскользь, что графический знак alalifu almаqratu «алиф максура», являющийся в том числе и в неогласованных текстах графическим отображением фонем «а» и «», то есть буквой по определению, как самостоятельную литеру арабского письма отечественная арабистика не трактует [1].

В последней вообще не получает должного, на наш взгляд, освещения фонематический принцип арабской графики, в соответствии с которым буквами обозначаются фонемы, а не звуки. Передача одной фонемы несколькими буквами, как в рассматриваемом случае, достаточно редкое отступление от этого принципа, в целом арабскому языку не свойственное.

Объявление «алифа максу;ры» графическим вариантом «алифа мамду:ды», впрочем, неправомерно и по другой причине – его двоякого изображения арабской графикой и соответственно двойного представления арабскими филологами. Данный графический знак может именоваться ими, например, alalifu albаatu «алиф –утка», «называемая в обиходе гусем», как ее воспринимает, в частности, арабист Н.Н.Вашкевич [3] и alyu albаatu «йа» утки – гуся, то есть уже другая буква арабского алфавита. Здесь мы подходим к третьей отличительной особенности представления системы АКГ отечественной арабистикой, к так называемой третьей проблеме.

Проблема 3. Сохранение неурегулированности нерешенных арабским языкознанием вопросов в освещении связанного с АКГ языкового материала, отсутствие попыток самостоятельного их решения.

Чуть выше нами отмечалось возможное изображение арабской графикой «алифа-максу:ры» в виде графических вариантов буквы « »alifun и буквы «yun». Двояким образом он («алиф-максу:рa») репрезентируется и представителями советской и российской арабистики. См, например, презентацию моделей склонения арабских глаголов в «Курсе арабской грамматики в сравнительно-историческом освещении» Б.М.

Гранде [5], в котором он использует в таблицах букву « »без диакритических точек внизу. Та же самая буква в учебнике Э.В.Яковенко «Неправильные глаголы арабского языка» [21] представлена в виде «» с двумя подстрочными точками. Сказанное объясняется, по нашему мнению, не столько особенностями арабской графики, сколько отсутствием прежде всего среди арабских филологов единых основ классификации знаков письменной системы АЛЯ, в том числе буквенных, повлиявшим и на отечественных востоковедов-арабистов.

Мы говорили также о том, что считаем «алиф максуру» буквой, передающей две фонемы: гласные «а» краткий и «» долгий. Самостоятельной литерой, с нашей точки зрения, она является прежде всего с точки зрения знакообразования. Будучи по форме графическим вариантом буквы «йа», «алиф максурa» отличаетcя от последней отсутствующими внизу диакритическими точками.

Можно согласиться с тем, что включение alalifu almаqratu в арабскую алфавитную последовательность смысла не имеет с учетом хотя бы того, что слов, начинавшихся бы на «укороченный алиф» в АЛЯ нет и, стало быть, оно не представляет никакого практического значения, например, для составления словарей и каталогов. Совершенно очевидна, однако, неадекватность предлагаемой некоторыми арабскими учеными трактовки «алифа-максуры» как графического варианта буквы «алиф-мамдуда», которой следуют отечественные специалисты. Тем более что большинство представителей арабского языкознания придерживаются относительно «укороченного алифа» другого мнения. Графическим вариантом не первой буквы арабского алфавита» – «алифа», но последней – «» «йа», является, по их мнению, «алиф максура», несмотря на отсутствие двух подстрочных точек [23]. Считая, что он передает преимущественно долгий гласный «» (передача «алифом максурой» краткого «а» во внимание не принимается), арабские филологи называют его «алифом по звучанию и «йа» по написанию» (араб. alifu f allafi wayu f arrasmi) [Там же] – один из наглядных примеров того, что названия букв алфавита с репрезентируемыми им звуками могут и не совпадать. Пример того, если подходить к вопросу более глобально, что посылки, из которых исходит арабское языкознание при описании тех или иных буквенно-звуковых соответствий в АЛЯ изначально ложны – слова фонетические и графические, соответственно звуки и буквы друг другу нетождественны.

Другим примером научной инфантильности отечественных филологов-арабистов по отношению к АКГ мы считаем презентацию ими арабского нулевого гласного, освещение функционирования которого важно не только для собственно арабистической лингвистической науки, но имеет значение также и в связи с вопросом происхождения цифр арабов, конкретно нуля. У нас имеются причины предполагать, что ноль не пришел к арабам от индийцев, как это принято считать, но наоборот, индийцы позаимствовали ноль у арабов – вопрос, который мы намереваемся обсудить в Части II своей работы «Ультракраткая лингвистическая версия происхождении цифр арабов и невозможности изобретения ноля в Индии» (1). Ноль, однако, не является, по нашей версии, изобретением также и арабов, одним из доводов в пользу чего можно считать, на наш взгляд, неразработанность ими категории «нулевой гласный». Арабские языковеды понимают нулевой гласный как нулевую реализацию гласных звуков, однако же, не любых, но лишь кратких, о чем свидетельствует его отнесение ими к «огласовкам-харакатам». Введенный в арабское письмо одновременно с «фатхой» (для передачи гласного «а»), «даммой» (для передачи гласного «u») и «кясрой» (для передачи гласного «i») обозначающий нулевой гласный значок «сукун» рассматривается многими арабскими учеными как четвертый краткий гласный, который так же, как и другие «огласовки-харакаты», противополагается гласным долгим[22]. Выделение арабским языкознанием непроизносимого вокоида в качестве гласного основано на его отсутствии в одной форме парадигмы кратких гласных при наличии в других формах той же парадигмы (кратких гласных). На этом положении базируется представление «сукуна» во многих составленных носителями языка современных учебниках и учебных пособиях по нему (арабскому языку). См, например: « Если над буквой стоит сукун – это элементарно означает, что после этой буквы нет ни фатхи, ни касры, ни даммы»[19].

Заметим, со своей стороны, и мы, что подобный подход к нулевому гласному означает, с нашей точки зрения, несостоятельность его в качестве языковедческой и просто логической категорий, действительное создание которых (речь идет о категориях) потребовало бы от арабских филологов введение некой лингвистической координатной прямой, на которой краткие и долгие гласные определялись бы как противоположные не относительно друг друга, но нуля в качестве точки отсчета, не являющегося ни гласным кратким, ни нулевым.

Отечественная арабистика считает, что в арабском языке 3 кратких гласных фонемы; a», «i» и «u». Игнорируя положение арабского языкознания о кратком нулевом гласном, она весьма обтекаемо говорит об обозначении отсутствия гласного звука после согласного (ноля гласного) на письме [16:48], о том, что «ноль гласного обозначается значком, называемым сукуном; он имеет форму маленького нолика и ставится над той буквой, после которой нет гласного» [Там же] со ссылками в том числе на примеры, которые к нулевому гласному никакого отношения не имеют типа « »dafana и « »nadama[Там же].

С проблемой передачи так называемого консонантного исхода, как известно, сталкивались многие языки. В индийском силлабарии это достигалось за счет вирамы, ноль-образный знак в санскрите обозначал носовой призвук анусвару (-n, -m) и входил в комбинации других диакритик (анунасика и висарга) и т.д. Знаком для передачи консонантного исхода в арабском языке является сукун (по-арабски suknun „спокойствие, покой, тишина), который мы cами определяем как графический знак, предназначенный для передачи в арабском звучащем слове абсентной минимальной нечленимой единицы в виде как краткого, так и долгого гласного, результатом артикуляционной деятельности человека не являющегося. Значимым для характеристики выполняемой арабским «сукуном» функции, следуя предложенной нами его дефиниции, мы считаем обозначение им отсутствия не просто гласного звука, но гласных звуков краткого и долгого, основанное на их возможном присутствии одинаково в формах парадигмы как кратких, так и долгих гласных [6].

Подтвердим сказанное некоторыми альтернациями вокализма, имеющими место быть при образовании множественного числа в АЛЯ в рамках:

I.

Постфиксально-репрефиксального способа образования плюралов типа umrun „красные от слов типа a maru „красный, то есть:

amaru «красный» umrun „красные, сопровождающегося такими количественными альтернациями вокализма, как мена безгласия на неполногласие (пролонгация нулевого гласного до гласного краткого), также мена неполногласия на безгласие (редукция краткого гласного до нулевого).

Основным формантом является постфикс ««n».

Дополнительные средства выражения значения множественности:

а) Усечение префикса «a» amaru «красный» в структуре umrun «красные»;

б) Пролонгация медиального нулевого гласного amaru „красный (мена безгласия на неполногласие) до краткого гласного «u» umrun „красные;

в) Редукция префиксального краткого гласного «а» amaru „красный (мена неполногласия на безгласие) до нулевого гласного umrun „красные.

Разработанная нами система представления словообразовательных процессов в АЛЯ предусматривает также описание возможно подвергнувшихся модификациям фонологических характеристик мотивирующих единиц: изменение количества слогов в слове, смещение главного и второстепенного ударений и т.д.. В технический арсенал исследования с этой целью мы вводим так называемые акцентные кривые, которые не привлекаются нами ни здесь, ни ниже в настоящей работе из-за отсутствия возможности воспроизвести полный список акцентных кривых фонетических слов арабского литературного языка.

II. Безаффиксного способа образования единиц со значением множественности типа

bardiyyun „листы папируса от мотивирующих единиц типа bardiyyun „лист папируса:

bardiyyun „лист папируса bardiyyun „листы папируса, сопровождающегося меной безгласия на полногласие (пролонгацией нулевого гласного до гласного долгого).

Средствами выражения значения множественности: наряду со значимым неприсоединением аффиксов к мотивирующей единице bardiyyun „лист папируса и их значимым неусечением в

bardiyyun „листы папируса являются:

а) Пролонгация 1-ого медиального нулевого гласного bardiyyun „лист папируса (мена безгласия на полногласие ) до долгого гласного «» bardiyyun „листы папируса.

III.

Префиксально-суффиксального способа образования множественного числа типа „asinnatun „острия, кончики на базе единиц типа sinnun „острие, кончик:

sinnun „острие, кончик „ asinnatun „острия, кончики, сопровождающегося меной полногласия на безгласие (редукцией долгого гласного до нулевого).

Основными формантами являются префикс «a» и суффикс «аt».

Дополнительные средства выражения значения множественности:

а) Редукция медиального долгого гласного «» sinnun „острие, кончик» (мена полногласия на безгласие) до нулевого гласного „ asinnatun „острия, кончики.

Приведенными выше примерами мы ставили задачу показать ошибочность положения арабского языкознания о нулевом гласном как о ноле лишь краткого гласного – на конкретном языковом материале АЛЯ оно не срабатывает, нуждаясь в соответствующей теоретической корректировке, которую мы и предложили.

Отметим в заключение то, что неполное и неточное представление отечественной арабистикой системы АКВ оставляет лакунами и «белыми пятнами» также их роль и участие в передаче долгих вокоидов в составе соответствующих диграфов, о чем мы, надеемся поговорить уже в следуюшей своей публикации.

Примечание

1. К обсужджеиию этой темы мы приступили в работе «Ультракраткая лингвистическая версия происхождения цифр арабов и невозможности изобретения ноля в Индии». См. указанный источник.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арабское письмо [Электронный ресурс] URL.: http://www.rbardalzo.narod.ru/4/arab.html Дата обращения 10.11.2013

2. Баранов, Х.К. Арабско-русский словарь / Х.К. Баранов – Москва : Издательство «Русский язык». – 5-е изд. – М.

: Рус. яз., 1977. – 950 с.

3. Вашкевич, Н.Н. Урок 34. Сотворение мира и письменности [Электронный ресурс] / Н.Н. Вашкевич URL.:

http://nnvashkevich.narod.ru/kng/CIMCEM/CeM34.htm Дата обращения 10.11.2013.

4. Грамматологический словарь [Электронный ресурс] URL.: http://www.rbardalzo.narod.ru/text_gram_slovar1.html Дата обращения 10.11.2013

5. Гранде, Б.М. Курс арабской грамматики в сравнительно-историческом освещении / Б.М. Гранде – М. :

Восточная литература РАН, 2001. – 585 с.

6. Гуськова, О.В. Древнеегипетское письмо – логографическое, слоговое или алфавитное / О.В. Гуськова // European Social Science Journal. – Рига-Москва : европейское научное общество “Mazleksnes” – Рига, Международный исследовательский институт. – Москва, 2012. – № 10(1). – Том 1. – С. 244-261 Акт о внедрении № 12/10-3834 от 24.10.2012.

7. Гуськова, О.В. О некоторых признаках арабских графических слов с полной консонантно-вокализованной записью / О.В. Гуськова // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики». Серия : Гуманитарные науки. – Выпуск № 07-08 2013, – С. 96-110.

8. Гуськова, О.В. Об отражении научных знаний в системе лингвистических терминов (на примере терминирования знаков препинания арабским языкознанием / О.В. Гуськова // Наука и Мир (Science and world. International scientific journal). – № 3(3), 2013. – С. 150-156. Электронная версия размещена на сайте www.scienceph.ru в разделе Архив.

9. Гуськова, О.В. Общая классификация графических слов в арабском литературном языке / О.В. Гуськова // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики». Серия : Гуманитарные науки. – Выпуск. – № 07-08 2013. – С.

82-96.

10. Гуськова, О.В Особенности арабского графического слова с точки зрения плана выражения. – Часть I. / О.В.

Гуськова // Social Science. – М. : Издательство Мии Наука, 2012/6(2). – С. 108-157. Акт о внедрении №12/08-0716 от 30.08.2012.

11. Гуськова, О.В. Ультракраткая лингвистическая версия происхождения цифр арабов и невозможности изобретения ноля в Индии. / О.В. Гуськова // Международный сборник научных трудов российских и зарубежных исследователей "Topical Problems of Communication and Culture – 16". – Москва-Пятигорск, 2013. – С. 12-34.

12. Двуреченская, Н.Т. Трудности чтения на арабском языке и пути их преодоления [Электронный ресурс] / Н.Т.

Двуреченская – URL.: http://www.pglu.ru/lib/publications/University_Reading/2010/VI/uch_2010_VI_00041.pdf

13. Ефремова, Т.Ф. Новый толково-словообразовательный словарь русского языка [Электронный ресурс] / Т.Ф.

Ефремова – URL.: http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Efremova-term-6601.htm Дата обращения 10.11.2013

14. Зиндер, Л.Р. Общая фонетика / Л.Р. Зиндер – М. : Высшая школа, 1979. – 312 с.

15. Лебедев, В.В. Учись читать Коран по-арабски. Часть I. / В.В. Лебедев – М. : Муравей, 2002. – 352 с.

16. Лебедев, В.Г. Практический курс арабского литературного языка. В 2ч. – Часть I. Вводный курс / В.Г. Лебедев, Л.С. Тюрева – М. : Восток-Запад, 2005. – 341 с.

17. Махонь, С.В. Современный русский язык. Графика [Электронный ресурс] / С.В. Махонь – URL.:

http://www.bsu.by/ Cache/pdf/197983.pdf Дата обращения 10.11.2013.

18. Науменко, Ю.М. Ритмо-вокалическая структура русского и арабского слова в лингводидактическом аспекте :

автореф. дис. на соискание учен. степени кандидата филол. наук : спец. 10.02.20 «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание» / Ю. М. Науменко. – М., 2003. – 16 с.

19. Сукун. Урок 7 [Электронный ресурс] URL.: http://www.ar-ru.ru/arabiya-flash/115-urok7 Дата обращения 10.11.2013

20. Тамбовцев, Ю.А. Распределение гласных фонем в звуковых последовательностях мансийского языка (по материалам поэзии) / Ю.А. Тамбовцев //Известия Сибирского отделения АН СССР. Сер. Обществ. наук, вып.3, 1979. – № 11. – С. 36-38.

21. Яковенко, Э.В. Неправильные глаголы арабского языка. Грамматический справочник / Э.В. Яковенко – М. :

Восточная литература РАН, 2000. – 727 с.

22. [ Электронный ресурс] URL.: http://www.alfusha.net/t11512.html Дата обращения 10.11.2013 23. 1 [ Электронный ресурс] URL.: http://www.jazan.org/vb/showthread.php?t=147540 Дата обращения 10.11.2013 Материал поступил в редакцию 12.11.13.

–  –  –

Abstract. The article raises the issues of presentation of Arabic short vowels by General Studies in Arabic Linguistics and Language (on the example of Soviet and Russian studies) caused by the unsolved problems concerning the whole system of Arabic vocalism (all vowel sounds) that exist in Arabic Philology.

We pay special; attention to the status of zero vowel knowledge of whose function is important not only for Arabic Language and Linguistic Studies, but has great value in regard of the origin of Arabic figures, specifically zero. Expressing our disagreement with its presentation by Arabic linguistics as a short vowel we refute it by specific language examples.

Keywords: Arabic short vowels (ASV); unsystematic character, fragmentariness of language material while presenting the short vowel system by Soviet and Russian studies in Arabic Linguistics and Language; written signs with indefinite or disputable linguistic status; incomplete listing of the ways of expression of ASV; non-elaborateness of the «zero vowel» category by Arabic linguistics, its presentation as a short vowel; absence of the independent solution of the zero vowel question by Soviet and Russian specialists in the Arabic Literary Language.



Похожие работы:

«Егизарян Милена Эдуардовна, магистрант 2 курса факультета иностранных языков Курского государственного университета e-mail: milushki@mail.ru ОСОБЕННОСТИ АССИМИЛЯЦИИ НЕОЛОГИЗМОВ В ИНФОРМАЦИОННОЙ СФЕРЕ СОВРЕМЕННОГО НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА Данная статья посвящена особенностям процесса заимствования как одного из о...»

«Гордиенко Елена Игоревна Драматургическое действие в лингвосемиотическом аспекте (на материале русских и французских инсценировок повествовательной прозы) Специальность 10.02.19 – Теория языка Диссерт...»

«ИНТЕНСИФИКАТОРЫ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ: ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ Ремизова В.Ф. Оренбургский государственный университет, г. Оренбург Наблюдения за речью современников даёт основание утверждать, что она изобилует употреблени...»

«УДК 800:159.9 ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ СРЕДОВЫХ ЭФФЕКТОВ ПРИ ПОНИМАНИИ КАЛАМБУРА (НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ) О.С. Зубкова Доктор филологических наук, профессор кафедры иностранных языков и профессиональной коммуникации e-mail: olgaz4@rambler.ru Курский государствен...»

«. 02.07 " "2013 ЕРЕВАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СТЕПАНЯН СОФИЯ АЛЬБЕРТОВНА СЕМАНТИЧЕСКИЕ И ФОНЕТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ИТАЛЬЯНСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук по специальности 1...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия "Филология. Социальные коммуникации". Том 25 (64). № 2, ч. 2. 2012 г. С. 8–13. УДК 811.512.162 ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР И НОВОЕ ОТНОШЕНИЕ К ТРАДИЦИОННЫМ ТЕМАМ В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ПОЭЗИИ (60-80-ые ГОДЫ ХХ...»

«ISSN 1993$4750 МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ1 1 (762) MINISTRY OF EDUCATION AND SCIENCE OF THE RUSSIAN FEDERATION FEDERAL STATE BUDGETARY EDUCATIONAL INSTITUTION OF HIGHER EDUCATION “MOSCOW STATE LINGUISTIC UNIVERSITY” The year of foundation – 1940 VESTNIK OF MOS...»

«DOI: 10.7816/idil-03-11-12 THE PHONETIC ASPECT OF TEACHING RUSSIAN TO TURKISH STUDENTS Zulfiya AHN 1 ABSTRACT The article considers the phonetic peculiarities of the formation process of the Russian language...»

«Десятникова Александра Викторовна КОМПОЗИЦИЯ ПОВЕСТВОВАНИЯ В МНОГОЛИНЕЙНОМ РОМАНЕ ("АННА КАРЕНИНА" Л. Н. ТОЛСТОГО) Специальность 10.01.08 теория литературы. текстология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, пр...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.