WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«УДК 94(47).025:930(44)2009 А.С. Щавелев СВЯТЫЕ КНЯЗЬЯ БОРИС И ГЛЕБ В СВЕТЕ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ: К ВЫХОДУ В СВЕТ «COLLECTANEA ...»

УДК 94(47).025:930(44)"2009"

А.С. Щавелев

СВЯТЫЕ КНЯЗЬЯ БОРИС И ГЛЕБ В СВЕТЕ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ:

К ВЫХОДУ В СВЕТ

«COLLECTANEA BORISOGLEBICA»1

Статья представляет собой критический обзор первого выпуска новой серии,

в которой планируется публикация исследований о жизни, обстоятельствах

убийства и посмертного почитания святых князей Бориса и Глеба, – «БорисоГлебский сборник». Инициатором издания стал французский историк Константин Цукерман. Первый выпуск «Борисо-Глебского сборника» включает в себя исследования археологов, искусствоведов, филологов, палеографов и историков, выполненные на самом высоком научном уровне. В тематическом сборнике составителю удалось показать почти весь спектр современных подходов к изучению раннесредневековой Руси.

Ключевые слова: Древняя Русь, святые князья Борис и Глеб, Святополк Окаянный, Ярослав Мудрый, культ святого правителя, усобица сыновей Владимира Святого.

Ночью черниговской с гор араратских, шерсткой ушей доставая до неба, чад упасая от милостынь братских, скачут лошадки Бориса и Глеба… Киев поникнет, расплещется Волга, глянет Царьград обреченно и слепо, как от кровавых очей Святополка скачут лошадки Бориса и Глеба.

Борис Чичибабин Война сыновей князя Владимира Святославича – один из самых захватывающих сюжетов древнерусской истории. Причем, что редкость, это именно исторический сюжет. Ранняя русская история богата загадками и исследовательскими проблемами, а вот эпизодов, которые могут быть рассмотрены с точки зрения реконструкции исторической фабулы, в ней заметно меньше, чем в средневековой Европе и Византии. Смерть же Бориса и Глеба настолько разнообразно представлена в источниках, что открыБорисо-Глебский сборник: Collectanea Borisoglebica / Под ред. К. Цукермана.



Париж, 2009. Вып. 1. 364 c.

320 А.С. Щавелев вается замечательный простор для различных интерпретаций и комбинаторики гипотез. Поэтому вряд ли случайно, что обновление исследовательских подходов к раннему русскому Средневековью началось именно с источников о Борисе и Глебе.

Были переизданы классические труды С.А. Бугославского2.

«Санкт-Петербургское общество византино-славянских исследований» публикует подборку материалов о Борисо-Глебском цикле памятников в электронном виде3. На примере Борисо-Глебского цикла Б.А. Успенским ставится вопрос о специфике восприятия истории в Древней Руси4. Стоит отметить главу о международном аспекте борьбы князей Владимировичей за Киев в монографии А.В. Назаренко5.

На выход монографии И.Н. Милютенко6 о святых князьях отозвались критическими рецензиями сразу четыре исследователя – Ю.А. Артамонов, С.М. Михеев, А.Е. Мусин, Н.В. Пак7.

В запале частично справедливой, а частично надуманной критики8 никто из рецензентов так и не оценил этот исключительный для сообщества медиевистов резонанс. В будущем было бы интересно составить сборник, в котором историки и филологи представят свои разнящиеся в деталях, а иногда и в общих чертах, восстановления хода событий и хронологии знаменитой усобицы.

Эстафету реконструкции истории знаменитого политического убийства на основе текстологии древнерусских источников и Бугославский С.А. Текстология Древней Руси. М., 2007. Т. 2: Древнерусские литературные произведения о Борисе и Глебе / Сост. Ю.А. Артамонов;

Он же. Древнерусские литературные произведения о Борисе и Глебе: Историко-литературное исследование / Изд. подгот. Н.В. Пак. СПб., 2005. (Subsidia Byzantinorossica; 3).

http://byzantinorossica.org.ru/boris-gleb.html Успенский Б.А. Борис и Глеб: восприятие истории в Древней Руси. М., 2000.

Назаренко А.В. Древняя Русь на международных путях: Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX–XII веков. М., 2001.

С. 451–504.

Милютенко Н.И. Святые князья-мученики Борис и Глеб: Исслед. и подгот. текстов. СПб., 2006.

Мусин А.Е. [Рец.] // Ruthenica. Кив, 2006. Т. 5. С. 268–281; Михеев С.М. [Рец.] // Scrinium: Revue de patrologie, d’hagiographie critique et d’histoire ecclsiastique.

СПб., 2006. Т. 2. С. 446–456; Пак Н.В. [Рец.] // Ruthenica. Кив, 2007. Т. 6.

С. 397–444; Артамонов Ю.А. [Рец.] // Вестник церковной истории. М., 2008.

№ 3 (11). С. 236–255.

Милютенко Н.И. Рецензия или фантазия на заданную тему? // Очерки феодальной России. М.; СПб., 2007. Вып. 11. С. 513–524.

Святые Борис и Глеб в свете междисциплинарных исследований… 321 сравнения древнерусских известий с данными иностранных текстов (прежде всего, скандинавских саг) принял С.М. Михеев9.

Этот обзор можно еще расширять и расширять за счет самых разных как по качеству, так и по масштабу изучаемых проблем исторических, филологических, искусствоведческих и литературоведческих исследований. Поэтому появление специальной серии «Борисоглебика» закономерно и в высшей степени необходимо.

В предисловии редактор и составитель сборника Константин Цукерман несколько сужает тематический охват своей «коллекции» материалов – только «освещающих становление и развитие культа (курсив мой. – А.Щ.) св. Бориса и Глеба» (С. 7), но это вполне оправдано: воссоздание событийного ряда – задача скорее для отдельных авторских статей и книг. Кроме того, реконструкция исторической реальности (согласно знаменитому афоризму Леопольда фон Ранке: «wie es eigentlich gewesen») – гораздо более трудоемкое, а главное, вызывающее ожесточенные споры предприятие. Первым рецензентом Борисо-Глебского сборника стал на правах его первого читателя сам редактор-составитель.

Ряд остроумных соображений и дополнений к выводам статей высказан сразу в предисловии «От редактора». В частности, бросается в глаза смелая, почти еретическая догадка, что детали поздних духовных стихов о Борисе и Глебе XVII–XIX вв. (наименование Святополка «черниговским князем») восходят к традиции певцов рубежа XI–XII вв. (С. 11). Предисловие завершает поучительная зарисовка о специфике выделения государственных научных грантов в России (С. 14).

Статья В.Н. Зоценко представляет подробную археологическую картину эволюции города Вышгорода. Изначально в Х в.

Вышгород – часть оборонительной инфраструктуры Киева, вокруг которого создавалась сеть опорных крепостей на расстоянии дневного перехода пешей дружины (20 км). Заметно отсутствие находок, связанных с торговлей до XI в., что подтверждает сугубо военно-оборонительный («дружинный лагерь») функционал Вышгорода в X в. Классических для Х в. признаков торговли – дирхемов, бочонковидных гирек, бус-лимонок, деталей весов – пока не найдено. Жаль, что исследователь в этой статье не задался вопросом, есть ли еще в могильниках около Вышгорода Михеев С.М. «Святополкъ сде в Киев по отци»: усобица 1015–1019 годов в древнерусских и скандинавских источниках. М., 2009. (Славяно-германские исследования; 4).

11. Средние века. Вып. 72 (3 – 4) 322 А.С. Щавелев камерные погребения – яркий маркер дружинной элиты раннесредневековых европейских государств.

Среди самых интересных археологических объектов и артефактов Вышгорода отмечу материалы богатого женского погребения X в. со скандинавскими женскими украшениями. Пользуясь случаем, исправляю небольшую неточность: в описании одного артефакта – «височное кольцо» с напускной бусиной, на самом деле – это подвеска к ожерелью (С. 27). Есть яркий скандинавский импорт – стеатитовый сосуд. Находки предметов из стеатита есть исключительно на памятниках, где зафиксирована «концентрация» выходцев из Скандинавии: Старая Ладога, Рюриково городище, Гнёздово. Недаром, кстати, Вышгород X в. представлен в «Повести временных лет» как город скандинавки из Пскова княгини Ольги.

В XI–XII вв. археологические материалы Вышгорода, как наглядно показал исследователь, представляют нам картину обычного древнерусского города. Однако близость к «столичному»

Киеву (и роль в Борисо-Глебском культе) явно влияла на его ускоренное развитие. Виден особый интерес к Вышгороду князей Рюриковичей, чьи печати в относительном изобилии представлены среди индивидуальных находок. Стоит особо отметить и находку пряслица с кириллическим граффити на стратиграфическом уровне первой половины XI в., совпадающую по времени с образцами ранней кириллической письменности в Новгороде.

Статья Э.С. Смирновой – фундаментальный пролог к «обширному иконографическому своду» изображений Бориса и Глеба (С. 59). В статье сделан подробнейший иконографический, историко-семиотический и культурологический (в самом почтенном смысле этого слова) анализ ранних изображений Бориса и Глеба. Исследовательницей сделаны очень тонкие наблюдения о способах показа на иконах разницы в возрасте и соответствующих различиях поведенческих реакций старшего и младшего братьев (С. 69–71).





Особое внимание привлекает вывод статьи о «национальном колорите» одежд князей, отражающих реалии как минимум второй половины XI–XII в. А вот догадка о скандинавских чертах в их одежде (С. 65), как и предположение о том, что изображения доносят до нас костюм времени жизни убитых братьев-князей, т.е. первой половины XI в., нуждается, конечно, в дополнительных доказательствах.

Святые Борис и Глеб в свете междисциплинарных исследований… 323 Добавлю еще лишь несколько своих сомнений и предположений, возникших по ходу чтения статьи. Возможно, длинные волосы младшего «безусого и безбородого» Глеба – как раз искомая «германская», в данном случае, скандинавская черта его облика.

Стоит вспомнить свободных «длинноволосых мальчиков» из «Lex Salica». Широкие браслеты на изображениях князей скорее стоило назвать «наручами», а не «поручами». Ведь «наручами» называется часть доспеха, а «поручами» – часть облачения священника (С. 65). Нерешенной остается проблема объяснения семиотического смысла храмов, которые святые князья на ряде изображений держат в руках. Из всех предложенных решений пока невозможно выбрать вполне убедительное.

Э.С. Смирнова акцентирует внимание на «роли визуального образа в древнерусской культуре», «повышенном внимании к образу» как «характерной части русской культуры», разнообразии иконографии первых святых (С. 114–115). Исследовательница логично пытается нащупать духовные предпосылки, ментальную подоснову этих особенностей восточно-христианского мира в целом, и Древней Руси как его органической, но своеобразной части. В свое время большинство исследователей (особенно удалось это, на мой взгляд, М.Х. Алешковскому), напротив, старались реконструировать политический и социальный контексты генезиса и развития культа святых князей. Видимо, в перспективе было бы интересно попытаться найти корреляты, точки пересечения идеологической «прагматики» и импульсов духовной культуры в морфологии системы почитания князей и формах его непосредственной манифестации. Ведь визуализированные и письменные истории подвига князей хоть и создавались, конечно, на базисе идей и символики православия, но в условиях корректирующего воздействия факторов среды («языческое наследие» так называемого двоеверия, политический заказ власть предержащих, способности усвоить тонкости богословия «безмолвствующим большинством» масс населения, влияние соседних культурных ареалов и т.д.).

Наконец, какого-то осмысления требует факт, что дошедшие до наших дней древнейшие изображения Бориса и Глеба на иконках в основном датируются концом XII–XIII в.10, в то время как См. дополнительный материал: Мусин А.Е., Степанов А.М. Находка иконки свв. Бориса и Глеба на Борисоглебском раскопе в Новгороде в контексте иконографии святых братьев на Руси // Хорошие дни: Сб. памяти А.С. Хорошева.

Великий Новгород; Москва; Санкт-Петербург, 2009. С. 350–364.

11* 324 А.С. Щавелев конец XI–XII в. – время энколпионов. Дело ли тут в сохранности этих двух типов артефактов с изображениями святых князей (и их недостаточной систематизацией и хронологизацией) или за этой закономерностью стоят какие-то социокультурные причины?

Со статьей Э.С. Смирновой перекликается заметка Е.И. Архиповой о редкой каменной иконке с изображением св. Глеба начала XIII в. Речь идет о знаменитой иконке с Тамани, которую раньше традиционно датировали XI в. теперь эта датировка обоснованно опровергнута. В отличие от Э.С. Смирновой, Е.И. Архипова считает, что одежды древнерусских князей-мучеников на изображениях скорее имитируют богатые византийские костюмы (С. 175).

Не берусь разрешить это противоречие. Но такое принципиальное расхождение в интерпретации еще раз показывает, что только полный каталог всех древнерусских изображений Бориса и Глеба даст основу для более четких историко-культурных выводов по этому поводу.

В статье Е.В. Ухановой проделано кропотливое палеографическое и кодикологическое исследование древнейших русских рукописей, содержащих миниатюры с изображением св. Бориса, дополненное искусствоведческим анализом изображений князя.

Как это часто бывает, выводы Е.В. Ухановой все-таки были частично предвосхищены в историографии, ее историографический обзор нуждается в некотором расширении. Мнение о датировке миниатюры рукописи ГИМ Син. 262 «не позднее первой трети XII века» уже высказывал Л.И. Лифшиц11. Оспариваемая долгое время интерпретация двух миниатюр как изображений древнерусского св. Бориса была заново аргументирована в диссертации и докладах А.С. Преображенского12, о чем, кстати, упоминает в своей статье и Э.С. Смирнова (С. 78).

Тем не менее несомненная заслуга Ухановой – создание целостной картины истории рукописей и прочтение надписей на миниатюре из рукописи ГИМ Чуд. 12. Вывод о создании этих двух кодексов с изображением св. Бориса в столичном (киевском или околокиевском) скриптории по княжеском заказу не вызывает сомнений. Весьма вероятна и достаточно обоснована гипотеза о заказчике этих рукописей – Владимире Мономахе, хотя стоит заСводный каталог славяно-русских рукописных книг, хранящихся в России, странах СНГ и Балтии: XIV век. М., 2002. Вып. 1: (Апокалипсис – Летопись Лаврентьевская). С. 566.

См. подробнее: Преображенский А.С. Ктиторские портреты средневековой Руси: XI – начало XVI века. М., 2010. С. 336–337.

Святые Борис и Глеб в свете междисциплинарных исследований… 325 метить, что мы мало знаем о литературных вкусах и интересах других князей этого времени, например, Святополка Изяславича или Олега Святославича. Не совсем ясно почему кодексам рукописей было легче сохраниться в разгромленном монголами Владимире (С. 152), чем в разгромленном ими же Киеве. Оба города равно пострадали при штурме и захвате, яркие описания которых есть в летописях.

Статья Л.С. Соболевой о духовных стихах открывает новый (как всегда, хорошо забытый старый), пусть и поздний, источник. Статья лишний раз возвращает внимание историков и филологов к проблеме реконструкции «утраченной устной традиции» в поздних памятниках. Законы мифоэпической традиции сводят в духовных стихах число сыновей Владимира к трем – Святополк, Борис и Глеб, между ними разделяются три города – Киев, Вышгород и Чернигов. Заметим, что мотив трех князей на Руси неизменно возникает и во всех ранних устных вариантах ее древнейшей истории. В скандинавской «Пряди (саге) об Эймунде» это Ярицлейв, Бурислейв/Бурицлав и Вартилав. Информаторы немецкого хрониста Титмара Мерзебургского рассказывали о трех сыновьях Владимира Святославича (Die Chronik des Bischofs Thietmar von Merseburg und ihre Korveier berarbeitung: Thietmari Merseburgensis episcopi Chronicon. VII 72 (52) // Monumenta Germaniae Historica: Scriptores Rerum Germanicarum. Nova Series.

Berlin, 1935. T. 9. S. 486–487)13. В измерении раннего эпоса Русью правят как раз три князя, что отличает его от поздней «вселенной» старин/былин, где князь уже, как правило, один, и детей-наследников у него нет. Кстати, отмечу еще одну удачную попытку возвести относительно поздние тексты борисоглебского цикла к архетипу начала XII в.: А.А. Гиппиус определил дату составления Паремийных чтений как 1118–1119 гг.14 На это обращал внимание В.Я. Петрухин (Петрухин В.Я. Древняя Русь: народ, князья, религия // Из истории русской культуры. М., 2000. Т. I: (Древняя Русь). С. 125, 127). Вряд ли стоит вслед за В.Я. Петрухиным продолжать этот ряд известием хроники Иоанна Скилицы под 1036 г.: там речь идет о смерти двух русских князей, и вокняжении их родственника только после освобождения вакансии на власть. То есть в этой византийской хронике число князей Руси – некая объективная информация, хотя и искаженная, а не отражение рассматриваемого эпического клише.

Гиппиус А.А. «Летописные» Паремийные чтения о Борисе и Глебе: история текста и исторический контекст // Факты и знаки: Исследования по семиотике истории. М., 2010. Вып. 2. С. 42–71.

326 А.С. Щавелев В.Ю. Аристов в который раз в историографии рассматривает вопрос об идеологических функциях и роли концепта «старшинства» в среде князей Рюриковичей, при этом целый ряд предшествующих работ остались так и не упомянутыми (например, рецензия А.В. Назаренко на книгу А.П. Толочко, статьи В.Ю. Каца и многие другие). Статья полезна тем, что лишний раз суммирует в общем-то вполне понятные исследователям константы доступной нам верифицируемой информации об усобице (С. 350). Другое дело, что дальнейшие рассуждения о «пределе дозволенной»

интерпретации выглядят наивно, а то и спекулятивно (С. 350– 351). А призыв «снизить реконструктивистские запросы» и не искать «один правильный вариант развития событий» – своеобразное интеллектуальное пораженчество. Попытка поучать коллег, что можно делать, а что нельзя, на основе небольшой статьи выглядит как излишняя самонадеянность.

С.А. Иванов заполняет серьезную лакуну в историческом контексте культа убиенных князей – он сравнивает почитание Бориса и Глеба с «полупризнанным культом убитого в 969 году императора Никифора II Фоки» (С. 356). Складывание культов древнерусских и византийского святых погибших правителей шло параллельно.

После статьи С.А. Иванова очевидно, что без переклички с византийским опытом такое почитание и не могло бы, наверное, сложиться «оригинальным образом» в Древней Руси. С.А. Иванов приводит весомые аргументы в пользу причастности греческих книжников к созданию литературной истории гибели Бориса и Глеба.

Как справедливо констатирует С.А. Иванов, культ Бориса и Глеба должен был казаться византийцам парадоксальным (С. 356), поскольку строился вокруг и на базе идеологии совокупной власти княжеского рода Рюриковичей над Русью. Конечно, сам культ постепенно «проникал» в Империю, в итоге церковь св. Бориса и Глеба была возведена под стенами Константинополя в 1120– 1122 гг. Возможно, у этого строительства были свои религиознокультовые причины. Но очень характерно, что именно в это время при династии Комнинов меняется идеология византийской власти. В этот период легитимация власти в Византии начинает строиться вокруг идей «родства», клановой «знатности», персональной «родовитости»15. Поэтому культ древнерусских святых князей (предков рода Рюриковичей) стал понятней византийцам, чья идеоДагрон Ж. Император и священник: этюд о византийском «цезарепапизме» / Пер. и научн. ред. А.Е. Мусин; общее ред. чл.-корр. РАН И.П. Медведев. СПб.,

2010. С. 27–28.

Святые Борис и Глеб в свете междисциплинарных исследований… 327 логия была ранее сориентирована только лишь на идею «института власти» и личного достоинства обладателя «империума».

Здесь же отмечу, что до сих пор отсутствует полный исторический и сравнительно-типологический анализ культов святых убиенных правителей раннего Средневековья (включающий в себя реконструкцию структуры культов, их политические функции, типологические аналогии, «генетические» взаимовлияния, социокультурные и политические причины отличий). Например, часто попадающаяся в ссылках на «сравнительные исследования» (в том числе и в рецензируемом сборнике) монография М.Ю. Парамоновой «компаративистской» как раз не является16.

В ней даны два добротных описания чешского и древнерусского культов, сделанные по одной схеме. По тексту встречаются ремарки о сходствах и различиях. Но легко убедиться, что структурной систематизации материала и реконструкции морфологии культов в книге нет, эта работа вопреки декларациям в предисловии – сугубо дескриптивная. Думаю, один из последующих выпусков «борисоглебианы» обязательно должен быть посвящен сравнительно-историческому анализу форм и форматов прославления погибших святых правителей христианского мира.

Особняком стоит развернутая монографическая статья К. Цукермана, посвященная нюансам реконструкции древнейшего летописания Руси. Чтобы отрецензировать любую стоящую работу текстологического характера, нужно написать собственную историю рассматриваемого текста. Я ограничусь отдельными замечаниями. Заслуживает всесторонней проверки и особого внимания гипотеза Цукермана о том, что «самый первый текст исторического характера» относится к сроку временного вокняжения Ярослава в Киеве, т.е. к 1018 г. Но, может быть, стоит рассмотреть вопрос о появлении этого «древнейшего Сказания» после окончательной победы над Святополком?

Перенос датировки первоначал летописания во время правления Ярослава Владимировича лишний раз подчеркивает исключительность именно этого периода в конституировании Древнерусского государства17. Вопрос о первом русском летописном своде связан с важнейшим противоречием более глобального характера – откуда начинать историю «полноценной» государственПарамонова М.Ю.

Святые правители Латинской Европы и Древней Руси:

сравнительно-исторический анализ вацлавского и борисоглебского культов.

М., 2003.

В определенном смысле манифестом этой идеи стал сборник «Ярослав Мудрый и его эпоха» (М., 2008).

328 А.С. Щавелев ности на Руси. Попытки удревнить момент создания единого государства на Руси (и всех его атрибутов) до X, а иногда и до IX в. постепенно остаются в историографическом прошлом. Старт древнерусской государственности может быть датирован либо временем княжения Владимира Святославича, либо временем его сына Ярослава. Правление Владимира выгодно и бесспорно отличает кардинальный исторический выбор – крещение Руси. Но по многим остальным показателям оно смотрится как «фальстарт».

Начало летописания, таким образом, не специфический вопрос текстологии, а один из ключевых маркеров культурного перелома: шаг от стихийной устной традиции (характерной для ранних эфемерных дружинных государств) к устойчивой письменной официальной истории (характерной для вполне зрелой по меркам эпохи государственности).

К. Цукерману удалось дать емкую (почти афористическую) и очень точную характеристику этого гипотетического первотекста русского летописания: «сочиненный без книг» «текст – экспромт, излагающий русскую историю на основе устной традиции», в «котором... даже библейские книги цитируются по памяти» (С. 292).

Заслуживает внимания и элегантное решение нумизматической загадки о соотношении единственной монеты Святополка с трезубцем (часто считавшейся браком чекана) и серии его же монет с двузубцами (С. 220–221). Учитывая известный факт двух вокняжений Святополка в Киеве, согласно идее Цукермана, монета со знаком трезубца маркирует первое короткое правление Святополка в столице, а эмиссия с двузубцами – второе, более долгое. Первый раз Святополк декларировал свою преемственность по отношению к Владимиру Святославичу, второй раз «открещивался» от убитых братьев и манифестировал свою связь с биологическим отцом Ярополком.

Эта интерпретация со всей остротой ставит вопрос о необходимости рассмотреть аргументы «за» и «против» вероятности и конкретной даты удлинения срока второго правления Святополка по сравнению с летописной версией (1019 г.). К. Цукерман для решения этой проблемы привлекает известия византийского хрониста Иоанна Скилицы о приходе в Византию отряда под предводительством некого Хрисохира, который представился родственником Владимира Святославича. Этот эпизод датируется 1023/24 г. Приход внушительного боевого отряда с территории Руси Цукерман однозначно связывает с окончанием войны между Святополком и Ярославом. Это звучало бы логично, если бы войны сыновей Владимира на этом закончились. Но согласно Святые Борис и Глеб в свете междисциплинарных исследований… 329 ПВЛ именно в 1023–1024 гг. началось и завершилось столкновение Ярослава и Мстислава Владимировичей.

Мстислав, согласно ПВЛ, занял Чернигов, и как показывают археологические материалы, ликвидировал крупный дружинный центр Черниговщины – Шестовицы18. В свете этих обстоятельств естественно связать приход Хрисохира в Византию именно с этими событиями, а Хрисохира признать правителем (наместником) Чернигова или «дружинного лагеря» Шестовицы. Продлить киевское княжение Святополка в таком случае можно до 2–3 лет – с 1019 по 1020/21, максимум 1022 г., если приурочить отсутствие Ярослава в Киеве при подходе к столице Мстислава к нападению на Новгород Брячислава Изяславича. При этом не следует забывать, что Хрисохир в принципе мог прибыть в Византию и из любого региона Руси – «голодающего» Суздаля, охваченного «восстанием волхвов», или Полоцка, чей князь только что совершил не очень удачный грабительский набег на Новгород.

К явно спорным моментам в работе Цукермана относится и поздняя датировка (начало XIII в.) «Предисловия» из Новгородской первой летописи младшего извода. Учитывая выход новой статьи А.А. Гиппиуса на эту тему19, дискуссия явно продолжится.

В общей схеме развития летописания в XI в., которую выстраивает К. Цукерман (С. 297–298), вызывает естественные сомнения постулируемая лакуна между самым первым историческим сказанием 1018 г. и первым «настоящим летописным сводом» (С. 294) 1076 г. без каких-либо промежуточных звеньев. Такой перерыв в исторической традиции требует более подробного объяснения.

Очевидно, что первый сборник «Борисоглебики» составлен из исследований самого высокого класса. Редактору-составителю сборника удалось добиться редкого разнообразия авторов – историков, филологов, палеографов, искусствоведов, археологов.

Учитывая все большую замкнутость отдельных дисциплин, такого рода преодоление барьеров просто необходимо современным гуманитариям. Выпуск отличает высокая культура издания – от редактуры до полиграфии. Читателям этого первого выпуска остается ожидать выхода продолжения и надеяться, что ожидание это не будет слишком долгим.

Коваленко В.П. Исследование Шестовицкого городища // Восточная Европа в древности и средневековье: Чтения памяти В.Т. Пашуто. М., 1999. Вып. 11.

С. 41–47.

Гиппиус А.А. Предисловие к «Cофийскому временнику» (Киевскому Начальному своду): текст, язык, источники // Русский язык в научном освещении.

Похожие работы:

«П. Е. Михалицын ЮЛИАН ОТСТУПНИК ГЛАЗАМИ ХРИСТИАНСКОГО ИНТЕЛЛЕКТУАЛА ЧЕТВЕРТОГО ВЕКА: КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ ЭЛЛИНСКАЯ КУЛЬТУРА? Э поха непродолжительного, но в историческом плане насыщенного событиями правления императора Флавия Клавдия Юлиана по прозвищу "Апостат" ("Отступник") (361–363 гг.) имела важные культурноисторические последствия, нашедш...»

«историко-рЕлигиовЕДчЕскиЕ исслЕДовАния № 1. 2014 наУчный жУрнал Содержание Слово ректора (Ендовицкий Д. А.) нАучныЕ ДоклАДы Савосичев А. Ю. Происхождение дьяков митрополитов Московских XV – первой трети XVI века Папков А. И. Землевладение Белгородского никольского мон...»

«ИЗ ИСТОРИИ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ 117 За знакомой строкой Щука с голубым пером © О.Л. ДОВГИЙ Статья содержит анализ прямого и метафорического значения словосочетания щука с голубым пером, встречающегося в поэзии, прозе и кулинарных рецептах. Ключевые слова: щука, голубое перо, прямое и м...»

«Спицко Дмитрий, 7 класс, ЗАТО Северск, СОШ №84 "Человек на войне" Испытало нас время огнём и свинцом. Что мы пережили, расскажет историк. Был сон наш тревожен и хлеб наш был горек. Да что там! Сравнения ввек не найти...»

«СОДЕРЖАНИЕ Введение 3 Глава 1. Паранаука в контексте культуры и философско-культурологических интерпретаций 17 1.1. Философско-культурологическое определение паранауки 17 1.2. Паранаука как маргинальный культурный феномен 52 Глава 2. Культурно-исторические предпосылки и с...»

«Артем Шейнин Десантноштурмовая бригада. Непридуманный Афган Серия "Необъявленные войны" Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9527956 Артем Шейнин. Десантно-штурмовая бригада....»

«Вопр осы экономическом политики Е.В. Балацкий ЦЭМ И РАН, Москва Н.А. Екимова Государственный университет управления, Москва Международные рейтинги университетов: практика составления и использования1, В статье приводится...»

«ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ ЧЕЛОВЕКА (Краткий историко-научный экскурс) ВЛАДИМИР МИКАЕЛЯН Практически любое исследование в обширной психологической науке так или иначе включает в себя проблему времени. Понятие "психологическое время" обладает очевидной эмпирической реальностью. Человек включен в сферу времени, вне времени жизнь немысл...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.