WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«– История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УФИМСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР Центр этнологических исследований ...»

-- [ Страница 1 ] --

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья

Авторские проекты Раковского Сергея

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

УФИМСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР

Центр этнологических исследований

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

ОТДЕЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

П. И. Р ы ч к о в

ИСТОРИЯ ОРЕНБУРГСКАЯ

ПО УЧРЕЖДЕНИИ

ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ

УФА ББК 63.3(235.55) Р 95

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

член-корреспондент РАН, академик АН РБ, председатель Южноуральского отделения Археографической комиссии РАН, д.и.н. Р.Г.Кузеев (ответственный редактор), к.и.н. И.В.Кучумов (заместитель ответственного редактора), к.г.н. А.В.Псянчин, к.и.н. В.В.Сидоров, д.и.н.

Ю.Н.Смирнов (Самарский государственный университет), к.и.н. Ф.А.Шакурова (ученый секретарь)

ПОДГОТОВКА ТЕКСТА, ПРИМЕЧАНИЯ,

УКАЗАТЕЛЬ И ГЛОССАРИЙ

И.В.КУЧУМОВА

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

И.В.КУЧУМОВА и Ю.Н.СМИРНОВА http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея

РЫЧКОВ П. И. ИСТОРИЯ ОРЕНБУРГСКАЯ ПО УЧРЕЖДЕНИИ ОРЕНБУРГСКОЙ



ГУБЕРНИИ. УФА, 2002. 1 л. портр.

Сочинение выдающегося русского ученого, члена-корреспондента Петербургской Академии наук Петра Ивановича Рычкова (1712-1777) «История Оренбургская» (1759 г.), ставшее классикой русской науки эпохи Просвещения, является уникальным источником сведений о Башкортостане и Казахстане в XVIII в. (колонизация Южного Урала, башкирские восстания, русско-казахско-башкирские взаимоотношения и т.д.). Настоящее издание этого труда снабжено вступительной статьей и научным комментарием.

Книга рассчитана на специалистов-историков, студентов и широкий круг читателей, интересующихся историей России, Башкортостана и Казахстана, международными отношениями в Центральной Азии в XVIII веке.

© ЦЭИ УНЦ РАН, 2001 © Самарский государственный университет, 2001 © Вступительная статья. Кучумов И.В., Смирнов Ю.Н., 2001 © Примечания. Кучумов И.В., 2001 ОГЛАВЛЕНИЕ

ПЕРВЫЙ В МИРЕ ТРУД ПО ИСТОРИИ БАШКОРТОСТАНА И ЕГО АВТОР

(И.В.Кучумов, Н.Смирнов)

ИСТОРИЯ ОРЕНБУРГСКАЯ ПО УЧРЕЖДЕНИИ

ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ

Предъизвещение Глава 1 Глава 2

–  –  –

С января 1759 г. на страницах журнала Петербургской Академии наук «Ежемесячные сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие» начало публиковаться сочинение известного тогда очень узкому кругу людей автора. Оно называлось «История Оренбургская по учреждении Оренбургской губернии» и впервые рассказывало читателям о событиях, происходивших не столь давно на далекой юго-восточной окраине страны. Судя по всему, сочинитель «Рычков»

(именно так была подписана работа) не понаслышке знал предмет своего исследования… I.

Во второй четверти восемнадцатого века Россия, разбуженная Петром I, бурно выходила на мировую арену, интенсивно осваивала районы, населенные восточными народами (Кавказ, Поволжье, окраины Сибири, Камчатку), стремилась закрепиться в прикаспийских областях, настойчиво добивалась урегулирования пограничных разногласий, а также правил торговли с Ираном, Османской империей, Крымским ханством, Монголией, Китаем, неоднократно пыталась наладить дипломатические отношения с Киргиз-кайсацкой ордой (Казахстаном), Хивинским и Бухарским ханствами, Японией и Индией.

Петр I планировал распространить русское влияние на Среднюю Азию с целью установления новых торговых путей со странами Востока, вплоть до Индии. Однако эти проекты не сразу удалось воплотить в жизнь. Сложная внутриполитическая обстановка в стране в послепетровское время, борьба различных правительственных группировок за власть долгое время препятствовали реализации заветов великого российского реформатора. Ситуация стала меняться только в начале 30-х гг. Очевидно, что стабилизация положения при дворе и в государственном аппарате после чехарды дворцовых переворотов 1725-1730 гг., в хозяйстве и финансах страны, оправлявшейся от перенапряжения Северной войны, других петровских походов, позволила правительству активизировать не только западное направление внешней политики России (вмешательство в польские дела, война с Турцией), но и обратить взоры, силы, средства на восток. В соответствии с указом Сената от 14 февраля 1731 г. по инициативе и под руководством тайного советника Ф.В.Наумова «для лучшего охранения низовых городов за Волгою» начались крупномасштабные работы по строительству новой Закамской укрепленной линии «по реке Соку и по другим до реки Ик» 1. В 1730 г. казанский губернатор А.П.Волынский представил «Записку о башкирском вопросе в Российской империи» 2. В ней были высказаны предложения по активизации колониальной политики России в Башкирии.

В то время на юго-восточных границах гигантской империи было неспокойно. Здесь столкнулись интересы многих государств и военно-политических образований. Джунгары (ойраты), являвшиеся одним из западномонгольских племен, вторглись в 1643-1644 гг. в Южный Казахстан. В 1670-1680-е гг. они предприняли опустошительные набеги на казахов, захватив обширные земли югоВестник императорского Русского географического общества. 1851. Ч.1. Кн. 2. Отд.

–  –  –

восточного Казахстана. В начале XVIII в. происходят новые крупные вторжения джунгарских войск в Казахстан. Особенно разорительным был поход 1723 г., приведший к массовой миграции разгромленных казахов к Сырдарье, Эмбе, Тоболу, Ую, к верховьям и среднему течению Яика. Необходимость борьбы с джунгарами была одной из причин присоединения Младшего казахского жуза во главе с ханом Абулхаиром в 1730-1731 гг. к России. Подытоживая последствия этих событий, Р.Г.Кузеев отмечает: «В конце XVII – первой половине XVIII в. на огромных просторах Южной, Центральной и Восточной Башкирии, в Зауралье, в бассейне Яика и в Волго-Яицком междуречье складывается близкое соседство и тесное взаимодействие трех крупных этнических образований – башкир, калмыков, казахов. Характер этого соседства и контактов был сложным и противоречивым» 3.

Именно в это время у бывших соратников Петра I возникла идея проведения крупного военно-политического, хозяйственного и научного мероприятия, которое в конечном итоге должно было вывести страну к тем рубежам, о которых мечтал основатель Российской империи. Восток тогда манил не только англичан, французов и голландцев. Конкретизируя замыслы Петра видный государственный деятель и ученый, один из основоположников современной российской картографии, обер-секретарь Сената Иван Кирилович Кирилов (1695-1737) 4 в 1733 г.

выдвинул ряд предложений по укреплению позиций России на ее юго-восточных окраинах. Весной 1734 г. он направил в Сенат новый документ, в котором говорилось: «От сего народу (казахского – Авт.) российским, казанским, яицким, волским, уфинским, тобольским граничным жителям непрестанные воровские малыми партиями набеги чинились, и ежегодно, как скот, пленников отгоняли и в Бухарию, и в Хиву в роботу продавали, купецкие караваны разбивали и многие пакости делали, о чем, хотя публично не ведомо и не видно, но токмо одно разсудить надлежит, что в Хиву и в Бухару таких русских пленников натаскано и ныне там обретаетца несколько тысяч, опричь иных владений, куды такожде развозятца» 5. Ставя вопрос об укреплении границы, Кирилов, по сути, связал казахские дела с недостаточной прочностью как старых рубежей, так и новой Закамской линии, хотя прямо не упоминал последнюю в своем проекте.

Кирилову вторил другой соратник Петра, А.И.Тевкелев. В представлении, поданном 21 апреля 1734 г. руководителю российского внешнеполитического ведомства А.И.Остерману он среди обоснований необходимости постройки новой крепости на Яике приводил и такое: «Еще ж воровские кайсаки перестанут подъезжать под российские городы Самару, Сызрань и Черемшан на воровство, которые ездят и переезжают реку Яик...». Почти 30 лет спустя он уточнял свои высказывания: «...Хотя тогда армейских не менее четыре полка на форпостах содержалось, ежегодно Казанского уезду из Закамских мест от пяти до десяти тысяч и боКузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: Этногенетический взгляд на историю. М., 1992. С.132-133; См. также: Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации. М., 1996. С.500-501.





См.: Новлянская М.Г. Иван Кириллович Кирилов: Географ XVIII в. М.; Л., 1964.

–  –  –

лее российских подданных в плен бралось…» 6.

Именно план Кирилова стал основой новой юго-восточной политики России. 1 мая 1734 г. его предложения были утверждены императрицей, а сам их автор назначен начальником так называемой «Известной» (в литературе ее обычно называют Оренбургской) экспедиции, отправлявшейся на реку Орь, где планировалось основать новый крупный город-крепость Оренбург, чтобы посредством него установить широкие экономические и политические связи с Востоком. Фактически Оренбург должен был стать азиатским Санкт-Петербургом. Опыт Петра I, успешно осуществленный на западе России, предполагалось повторить и на противоположном конце империи.

Осуществление плана Кирилова непосредственно затронуло внутреннюю жизнь пограничных с Россией народов, особенно башкир, которые теперь должны были полностью политически, экономически и культурно интегрироваться в состав российского государства 7. Другой причиной активизации политики России на Востоке была необходимость создания рудодобывающей и металлургической промышленности на Урале, что отвечало экономическим потребностям модернизирующейся страны. Башкиры, отстаивавшие свою свободу и право владения землей Башкортостана, стали одним из главных препятствий для реализации этих планов 8.

15 июня 1734 г. Оренбургская экспедиция выехала из Петербурга и через Москву и Казань прибыла 10 ноября в Уфу. Всего в штат экспедиции было включено около 130 человек: сухопутных и морских офицеров, геодезистов и инженеров, фортификаторов и артиллеристов, медиков и канцелярских служителей, ученых и священников. Ей придавались значительные военные силы, состоявшие из регулярных и иррегулярных войск. Отправляя чуть ли не на край света, каким в то время была Башкирия, экспедицию, правительство было уверенно, что возглавляемая крупным организатором, выдающимся администратором, видным ученымгеографом, и в то же время жестким проводником государственной политики империи, она полностью выполнит возложенные на нее задачи. Вместе со всем отрядом экспедиции на Южный Урал выехал и ее бухгалтер Петр Иванович Рычков.

Знал ли этот никому тогда еще неизвестный молодой человек, что отныне в его судьбе наступил крутой поворот?

11 апреля 1735 г. Кирилов и назначенный ему в помощники Тевкелев выехали из Уфы и встали лагерем на р. Чесноковке, ожидая прибытия рот Вологодского полка. 15 июня нетерпеливый Кирилов выступил внутрь Башкирии к устью реки Орь, которое было заранее определено в качестве строительства Оренбурга.

Вологодцы прибыли в Уфу 20 июня, а уже через четыре дня отправились вдогонку за кириловской экспедицией. Башкиры заранее узнали о планах Кирилова. Они справедливо полагали, что дело не ограничится простым строительством городаСмирнов Ю.Н. Оренбургская экспедиция (комиссия) и присоединение Заволжья к России в 30-40-е гг. XVIII века. Самара, 1997. С.24.

Доннелли А. Завоевание Башкирии Россией 1552-1740. Уфа, 1995. С.83-84, 97-102;

Порталь Р. Башкирия в XVII-XVIII вв. Уфа, 2000.

Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII веке: История становле

–  –  –

крепости и русские твердо намерены обосноваться на территории их обитания. 1 июля башкиры Ногайской дороги напали на шедшие вслед за основным отрядом экспедиции вологодские роты и в кровопролитном бою нанесли им серьезный урон. Вскоре после этого и весь Башкирский край поднялся на борьбу.

Российское правительство, вовсе не стремившееся обострять обстановку на юго-восточном российском пограничье, призвало начальника экспедиции отказаться от своих грандиозных планов. На обратном пути от только что заложенного Оренбурга к Уфе Кирилов получил запоздавший указ о прекращении движения к устью р. Орь: «По причине учинившегося от башкирцев возмущения, по первым о том здесь из Казани и других мест полученным ведомостям, в Нашем указе из Сената к вам между иным писано, что, ежели те ведомости подлинно основательны и башкирцы, действительно, в противностях состоят, то в таком случае вам, ежели то без азарту учинить возможно, как за теми противностями, так и за поздним временем, со всем своим корпусом возвратиться на Уфу или по близости иттить ко яицким казакам и тамо при Сакмарске, или в другом удобном месте, остановиться.., о чем вам потом в указе ж из Нашего Кабинета, от 27 августа... подтверждено» 9.

Однако решительное продвижение отряда Кирилова к Яику упредило неблагоприятное для его дела развитие событий. 31 августа Кабинет от имени императрицы отменил предыдущее предписание прекратить поход: «.

..Вы во оном своем доношении Нам доносили, что вы от Ор-реки в близости находились, тамо, по данной вам Нами инструкции, строение крепости начать намерены были, того ради видится, что уже того строения оставлять и назад возвращаться вам не надлежит, разве б по состоянию того башкирского возмущения сие необходимо потребно было...». Но в тот день, когда в столице подписывали этот указ, за сотни верст от нее Кирилов торжественно заложил Оренбург и поздравил императрицу с началом новой России. Поставленная на Ори крепость окончательно разрешила сомнения в пользу Кирилова.

На подавление башкирских повстанцев были двинуты правительственные войска, вначале отданные под команду казанскому губернатору П.МусинуПушкину, который обосновался в Мензелинске. Однако постепенно становилось ясным, что административного опыта этого сановника в сложившейся критической ситуации явно недостаточно. Необходимо было найти человека, сочетавшего искусство дипломата с опытом военачальника да к тому же свободного от выполнения других важных дел. Таковым оказался генерал-лейтенант А.И.Румянцев, до этого находившийся под арестом и следствием из-за ссоры с императрицей. 12 августа 1735 г. он был освобожден из-под караула и одновременно назначен «при той команде, которая определена для прекращения башкирских замешаний, быть главным командиром». Кирилову предписывалось с ним «иметь коммуникацию и частую корреспонденцию и во всем по его ордерам и наставлениям поступать», а также внести свои предложения по усмирению восставших.

Сборник Императорского Русского исторического общества. Юрьев, 1901. Т.111.

–  –  –

Так совместно с Оренбургской экспедицией на юго-востоке Европейской России стала действовать Башкирская комиссия, главной задачей которой стала ликвидация мятежа. Кирилов со своими проблемами оказался для новой военной администрации Башкирии как бы на заднем плане. Чтобы довести собственные замыслы до конца и не попасть в полную зависимость от военной ситуации и мензелинской ставки, он должен был держаться в некотором отдалении от них не только административно, но и географически. До окончательного обустройства Оренбурга Кирилов решил временно передислоцироваться со своим штабом в Самару.

Дальнейшая деятельность Оренбургской экспедиции, выразившаяся главным образом в массовом строительстве оборонительных сооружений, привела к глобальным изменениям в регионе. В 1735-1736 гг. были построены или заложены в различных районах Башкирии 26 крепостей. К концу 1740-х гг. на Южном Урале насчитывались уже 41 крепость и 39 форпостов и редутов10. Окруженный ими, Башкортостан стал внутренней областью России. Оборонительные линии практически перекрыли традиционные пути движения кочевников из Азии в Европу 11. Традиционные контакты и взаимосвязи башкир со Средней Азией и Казахстаном, с казахами, каракалпаками, узбеками, туркменами были сильно ограничены, а то и разорваны 12. В современной научной литературе бытует мнение о прогрессивном значении правительственной колонизации Башкирии, улучшившей оборону российской границы, способствовавшей хозяйственному освоению края и развитию вокруг крепостей земледелия13. Но за эти хозяйственные и политические успехи была заплачена дорогая цена.

11 февраля 1736 г. правительство приняло указ, который должен был наказать башкир за их участие в восстании и создать условия для предотвращения подобного рода выступлений в будущем. Указом предусматривалось введение суровых наказаний для повстанцев, включавших казни, ссылки, штрафы. Восстание 1735-1740 гг. было жестоко подавлено. По подсчетам современных исследователей, башкиры потеряли тогда погибшими, казненными, попавшими в рабство и крепостную неволю 12-14% своего населения 14. Тептярям и бобылям – пришлому нерусскому населению, большинство которого поддержало правительственную политику – отныне передавались в вечное и безоброчное пользование земли учаЦифры у разных авторов отличаются, ср.: История Башкортостана с древнейших времен до 60-х гг.XIX в. Уфа, 1996. С. 223; Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVIIXVIII вв. М., 1988. С.55.

Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII веке: История становления городов на территории Башкирии. С.100-155.

Кузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: Этногенетический взгляд на историю. С.136.

Рахматуллин У.Х. Указ. соч. С.56-57. И.Г.Акманов, подробно описавший в своих работах все жестокости царизма по отношению к мирным башкирам в ходе подавления восстаний, на страницах недавнего коллективного труда утверждает, что правительственные мероприятия Оренбургской экспедиции «в конечном итоге содействовали … улучшению жизненных условий местного населения»! (История Башкортостана с древнейших времен. С.226-227).

Кузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: Этногенетический взгляд на историю. С. 137.

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея стников восстания. Это привело к изъятию у башкир нескольких миллионов десятин земли.

Царские чиновники почти поголовно погрязли во взяточничестве, российскими властями проводилась насильственная конфискация скота и другого имущества коренного населения. Стремясь навсегда установить в Башкирии российскую власть, Кирилов предлагал продавать башкир в рабство и крепостничество, провоцировать взаимоистребительные войны между нерусскими народами региона, варварскими методами ограничивать естественный прирост башкирского населения 15.

Крупномасштабные мероприятия российского правительства по освоению юго-восточных окраин империи, насыщенная событиями и полная драматизма политическая жизнь южноуральского региона, его хозяйство и природные богатства довольно быстро стали известны читающей публике благодаря многочисленным публикациям П.И.Рычкова.

II.

Петр Иванович Рычков родился 1 (12) октября 1712 г. в Вологде в семье купца. В 1720 г. его родители переехали в Москву. Здесь молодой Рычков получил свою основную специальность бухгалтера, выучил голландский и немецкий языки. Тяжелое материальное положение заставило юношу искать службу: он стал управляющим Ямбургским и Жабинским стекольными заводами под Петербургом, принадлежащими англичанину В.Эльмсену. Вскоре Петр Иванович узнал, что в петербургскую портовую таможню требуется бухгалтер. Он явился на прием к обер-секретарю Сената Кирилову и тот, после разговора с ним, рекомендовал Рычкову подать прошение об устройстве на новую должность. Так будущий ученый впервые встретил одного из своих главных учителей. Прошло еще некоторое время, и Рычков стал бухгалтером Оренбургской экспедиции, которая под началом Кирилова отправлялась в далекую и малознакомую Башкирию.

Отныне вся деятельность Рычкова до конца его дней была тесно связана с административной работой и наукой. Он становится крупным чиновником во вновь созданной Оренбургской губернии, ведет (причем в свободное от основной деятельности время) широкие научные исследования, которые сразу же обращают внимание специалистов не только в России, но и за рубежом. Еще при его жизни несколько раз переводилась на немецкий язык «Топография Оренбургская»

(впервые издана в России в 1762 г.), а многочисленные статьи печатаются на страницах ведущих отечественных научных журналов. Не получивший систематического образования, самоучка Рычков становится крупнейшим в стране знатоком истории, этнографии, географии и экономики огромной юго-восточной окраины России.

Высокопоставленные коллеги не раз ходатайствовали за избрание Рычкова в Петербургскую Академию наук, но ее строгие правила, предусматривавшие наличие университетской подготовки, знания многих иностранных языков и налиСоловьев С.М. Сочинения. М., 1993. Кн.X. С.572; Кузеев Р.Г. Народы Среднего По

–  –  –

чия заслуг в области математики, физики и химии препятствовали этому. Однако по предложению М.В.Ломоносова специально для Рычкова было введено звание члена-корреспондента и в январе 1759 г. Петр Иванович стал первым обладателем новой научной регалии. Тем самым он стал сопричастным всем делам российской интеллектуальной элиты, получил возможность полноправного общения с ведущими учеными страны. В 1765 г. Рычков становится членом другого крупного отечественного научного учреждения – Вольного экономического общества, впоследствии награждается его серебряной и золотой медалями. При этом он почти всегда вынужден был заниматься текущей канцелярской работой, но без нее мы вряд ли бы получили известного нам Рычкова – огромный объем проходящих через его руки документов, постоянные разъезды по вверенной ему необъятной территории, тесное общение с ее многонациональным населением постоянно пополняли и расширяли источниковую базу его исследований. Как и многие крупнейшие ученые своего времени, Рычков не был узким специалистом. Историк В.Н.Витевский, работавший в XIX в., даже назвал его «Ломоносовым Оренбургского края». Завершил свой жизненный путь Рычков в должности начальника Главного уральских заводов правления, которая по важности может быть приравнена к губернаторской 16.

С 1734 г., со времен Оренбургской экспедиции, жизнь Рычкова и его семьи была связана с «Новой Россией». Сюда приехали и здесь умерли его родители, в Уфе родился первенец Петр, трое других детей появились на свет в Самаре, остальные – в молодой еще Оренбургской губернии. Будучи сотрудником местной администрации, Петр Иванович в отличие от ее других не менее образованных и просвещенных руководителей (И.К.Кирилова, В.Н.Татищева, В.А.Урусова и

П.И.Рычкову на сегодняшний день посвящена уже достаточно обширная биографиstrong>

ческая литература. Первой монографией о нем стала работа академика П.П.Пекарского (1827Жизнь и литературная переписка Петра Ивановича Рычкова» (СПб., 1887). В XX веке появилось несколько биографий нашего автора. Так, в 1953 г. «Географгиз» издал книгу воронежского географа Ф.Н.Милькова (1918-1996) «П.И.Рычков: Жизнь и географические труды», где получили освещение некоторые стороны биографии первого члена-корреспондента Академии наук, но основное внимание уделено его изысканиям в области географии. В целом работа Ф.Н.Милькова носит научно-популярный характер. Единственной в XX в. научной биографией является исследование оренбургского историка П.Е.Матвиевского (1904-1987) и математика из г. Бугульмы (ныне доктора педагогических наук) А.В.Ефремова (р. 1938) «Петр Иванович Рычков: 1712-1777» (М., 1991), вышедшее в издательстве «Наука». Впоследствии А.В.Ефремов опубликовал собственные разделы предыдущей книги под названием «Петр Иванович Рычков:

Историк и просветитель» (Казань: Татарское книжное издательство, 1995). В известной серии «Жизнь замечательных людей» выпустил свою книгу «Рычков» (М., 1996) московский (до этого проживал в Оренбурге) писатель Иван Уханов (р. 1938). Его книга – одна из самых худших работ о Рычкове, она страдает множеством фактических неточностей, свидетельствующих о почти полном незнании автором интересующего его предмета.

В работе уфимского краеведа В.В.Сидорова «Исследователи башкирского края: Век XVIII» (Уфа, 1997) с элементами беллетризации показана деятельность Рычкова по изучению Башкортостана. Также научнопопулярной работой является и брошюра екатеринбургского краеведа И.А.Трутнева «П.И.Рычков – первый член-корреспондент Петербургской Академии Наук» (Екатеринбург, 1999). Библиография статей, посвященных Рычкову, дана в работах П.Е.Матвиевского и А.В.Ефремова.

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея И.И.Неплюева) никогда не откладывал в сторону перо и книгу, чтобы взять в руки кнут для усмирения недовольных. Конечно, Рычков был сыном своей эпохи, но в отличие от многих современников, он без всякого высокомерия и презрения стремился постичь историю и культуру тех народов, среди которых ему пришлось жить и работать. Оренбургская экспедиция окончательно определила всю последующую судьбу Рычкова.

Становление Рычкова на поприще науки, обретение им заслуженного признания в качестве одного из ведущих ученых страны были бы невозможны без постоянного творческого общения с тогдашними крупнейшими российскими исследователями. Особо при этом следует указать Василия Никитича Татищева и Герарда Фридриха Миллера.

С В.Н.Татищевым (1686-1750) Рычков сблизился еще во время совместной работы в Оренбуржье. Правда, обстоятельства, при которых состоялось первое знакомство этих двух людей, вряд ли могли породить их дружбу. Крутой, требовательный и к тому же не любивший своего предшественника, новый командир Оренбургской комиссии (так при нем стала называться прежняя экспедиция) решительно взялся перетряхивать хозяйство, доставшееся ему от Кирилова. Хотя центр и не имел каких-либо претензий к кириловской администрации, новый командир пожаловался, что не мог сразу получить «ведомостей о людях всяких званий, о деньгах, правианте и протчих всяких припасех…» и обрушил свой гнев на подчиненных. Бухгалтера Оренбургской комиссии Рычкова по приказу держали безвыходно на рабочем месте и даже было заковали в кандалы. Позже он вспоминал об этом эпизоде так: «В 737-м году тайный советник Татищев, будучи тогда в болезни и сердясь на канцелярских служителей, приказал было, чтоб ево, Рычкова, скованного держать, однако, видя он тогдашнюю ево болезнь и невинность, того дни велел, чтоб держать просто, а не скованного до тех пор, пока требованные им ведомости о разных делах сочинены будут, ибо от других канцелярских служителей тех ведомости вскорости получить не мог, и в таком задержании был он, Рычков, как памятуется, дней 10 или 12 без выпуску»17.

Вскоре Татищев изменил отношение к Рычкову. Он сумел разглядеть в своем бухгалтере одаренную личность, глубоко интересующуюся прошлым и настоящим огромного региона, недавно вошедшего в состав России. Фактический наместник юго-восточных окраин империи всячески поддерживал молодого, одаренного сотрудника, наставлял его в истории и географии, читал в рукописи его первые научные статьи. Считается, что научные и философские воззрения Рычкова окончательно сложились под влиянием Татищева. Даже проблематика научных интересов Петра Ивановича, которой он придерживался до конца своих дней, во многом совпадает с тематикой исследований его старшего учителя и друга (ср.

исторические труды, ориенталистские штудии, «Лексиконы» и т.д. в творческом наследии обоих ученых, общий для них интерес к этногенезу и истории нерусских Рычков воспринял этот почти двухнедельный своего рода арест спокойно и позже не

–  –  –

народов). Татищев высоко ценил Рычкова как одного из крупнейших в стране специалистов по башкирам, татарам, казахам, калмыкам18.

Другим близким Рычкову человеком в науке был Г.Ф.Миллер (1705-1783).

Ученый широких интересов (он являлся крупным историком, археографом, картографом, занимался археологией, довольно удачно пробовал свои силы в лингвистике и фольклористике), Миллер после смерти Татищева стал покровителем и дружеским советчиком Рычкова в сфере науки, ходатайствовал за его избрание в Академию наук 19. Некоторое сходство можно обнаружить и в жизненном пути обоих ученых, в частности, в участии их в крупномасштабных стратегических и исследовательских проектах (Рычков участвовал в Оренбургской, Миллер – во Второй Камчатской экспедиции в 1733-1743 гг.). Собранные во время путешествия материалы Миллер обобщил в виде многотомной «Истории Сибири», которая полностью не издана до сих пор 20. Примерно в это же время Рычков обрабатывал сведения, собранные в ходе Оренбургской экспедиции и воплотившиеся в целом ряде его трудов.

Переписка двух крупных ученых, начавшаяся в 1757 г., продолжалась почти без перерыва в течение двадцати лет. Оба очень дорожили своими отношениями, которые переросли в многолетнюю дружбу. Отношения Рычкова с Миллером зарождались в период острого противостояния последнего с М.В.Ломоносовым.

Оно началось после обсуждения в 1750 г. диссертации Миллера «Происхождение имени и народа Российского». Этот конфликт, возникший, к сожалению, не на научной, а на этнической почве (ультранационалист Ломоносов без всякого на то основания объявил труды немца Миллера вредными для России), только в последнее время получил достаточно объективную оценку в историографии 21. Для нас же важно отметить, что Миллер был высокопрофессиональным историком и, главное, опирался на методику хорошо известной во всем мире немецкой школы критики источников. Рычков с уважением относился к Ломоносову как к крупному ученому 22, однако прямого научного сотрудничества у них не получилось23.

Более того, Рычков, углубившись в исторические исследования, вскоре понял ошибочность оценок Ломоносовым работ Миллера.

Возможно, у своего немецкого коллеги взял оренбургский историограф известную строгость и сухость изложения, приверженность к источнику, пространное его цитирование. Многочисленные публикации Миллера, за которыми внимаМатвиевский П.Е., Ефремов А.В. Указ. соч. С.53.

–  –  –

В 1999-2001 гг. Институт этнологии и антропологии РАН переиздал 1 и 2 тома этого труда, впервые выпустил подготовленный еще до войны 3-й том и обещает издать никогда не публиковавшиеся 4 и 5 тома.

Формозов А.А. Классики русской литературы и историческая наука. М., 1995. С.22 и сл.; Володина Т.А. У истоков «национальной идеи» в русской историографии // Вопросы истории. 2000. № 11-12.

Матвиевский П.Е., Ефремов А.В. Указ. соч. С.115-116, 118, 153-156.

В обобщающем отечественном издании по истории русского востоковедения Рычков почему-то назван сподвижником М.В.Ломоносова по изучению Сибири, чем он, в действительности никогда и не занимался: История отечественного востоковедения до середины XIX века.

М., 1990. С.51.

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея тельно следил Петр Иванович, позволяли совершенствовать собственную методику исследовательской работы. «История Оренбургская», самая первая крупная научная монография Рычкова, еще содержит мифические сведения, особенно касающиеся древности; в «Топографии» их станет намного меньше – Рычков учился, улучшал свой метод, вводил в оборот все новые и новые источники, старался не брать на веру сомнительную информацию. Кирилов, Татищев, Миллер были для Рычкова своеобразными ретрансляторами научных идей европейского Просвещения, которые, как можно полагать, были восприняты оренбургским ученым не прямо, а через посредство именно этих видных интеллектуалов тогдашней России. Благодаря их дружеской помощи и поддержке труды Рычкова, в том числе и «История…», по своей форме и содержанию, примененным в них методам исследования были на уровне самых передовых сочинений того времени.

Рычков безотлучно находился при всех сменявших друг друга начальниках края, пользовался их доверием и расположением. «При таких обстоятельствах, – вспоминал он в конце жизни, – имели они меня всегда и во всех походах при себе и подлинно содержали меня в отменной милости». Оренбургского историографа «безмерно любил» глава края В.А.Урусов 24. Нельзя не отметить большое влияние на Рычкова первого оренбургского губернатора И.И.Неплюева, чья деятельность настолько поражала воображение современников, что его называли «Петром Великим» Оренбуржья.

Было бы, конечно, неверно видеть в занятиях Рычкова чисто научное любопытство. Очень часто, как обычно и бывало в XVIII в., его исследовательская мысль стимулировалась практическими потребностями – необходимостью познать и оценить вошедшие в состав России новые территории и выработать по отношению к ним соответствующую социальную и экономическую политику.

Однако сочинения Петра Ивановича еще при жизни вышли за рамки узкого прагматизма, став первыми подлинно научными исследованиями огромного региона, ныне занимающего самый центр России.

Рычков много сделал для изучения нашего края. Однако с Башкортостаном ученого связывает не только профессиональный интерес, но и родство с отдельными деятелями русской культуры – местными уроженцами, причем о многих из этих связей сам Рычков еще и не мог знать. С родом Рычковых оказался в кровной связи уроженец Уфы, замечательный русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков (1791-1859): дед Аксакова по матери Н.С.Зубов, овдовев, женился на дочери Рычкова от второго брака Александре (1756-?) 25. Одним из потомков Петра Ивановича был К.М.Ракай (1878-1923) – журналист, этнограф народов Сибири, член Башревкома, руководитель Башкирского телеграфного агентства 26.

Рычков неоднократно бывал в Уфе. По предположению уфимского писателя М.А.Чванова, Петр Иванович останавливался в доме Аксаковых (ныне –

–  –  –

Подробнее см.: Аксаков С.Т. Собрание сочинений. М., 1986. Т.1. С.95-96. Писатель ошибочно указал инициалы Рычкова (П.А.), изменил фамилию деда (Зубин) и его отчество (Федорович вместо правильного Семенович): Гудков Г.Ф., Гудкова З.И. С.Т.Аксаков: Семья и окружение. Уфа, 1991. С.65-66.

Заки Валиди Тоган. Воспоминания / Пер. с турец. Уфа, 1994. Кн. 1. С.336.

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея

Дом-музей С.Т.Аксакова, памятник городской архитектуры Уфы XVIII века) 27.

III.

«Известия о начале и о состоянии Оренбургской комиссии по день наименования оной Оренбургской губернией и о делах киргиз-кайсака, зюнгорцев и других смежных с оною губерниею народов», известные в печатном виде как «История Оренбургская по учреждении Оренбургской губернии» – это первое в мировой историографии сочинение по истории Башкортостана. Оно строится на принципах, которые в те годы только начинали входить в российскую науку.

Еще во время войны со Швецией Петр I стал уделять большое внимание созданию трудов по русской истории, которые бы охватывали период с XVI в. до современности 28. Для отечественной историографии эта проблематика была еще в новинку. Вскоре после победы под непосредственным наблюдением Петра стала создаваться «Гистория Свейской войны», в которой была сделана попытка применить исследовательские методы, имевшиеся в арсенале европейской науки.

«Гистория» стала первым в русской историографии крупным опытом написания исследования по проблемам современности.

Нетрудно заметить, что труд Рычкова был реализацией на локальном материале этих идей великого реформатора 29. Хронологические рамки «Истории Оренбургской» охватывают небольшой период: от петровского времени до 1750 г.

– какие-то три десятилетия. Основной текст книги был в целом закончен в 1744 г.

и доведен до этого же года, явившегося датой основания Оренбургской губернии.

По сути, эта часть будущей «Истории Оренбургской» не столько рождалась как научное исследование, сколько являлась полным и развернутым отчетом о деятельности Оренбургской комиссии (экспедиции). Он не предназначался первоначально для публикации и полтора десятка лет расходился в рукописных списках.

Перед нами предстает удивительный пример блестящего исторического труда, написанного столь оперативно по горячим следам событий и вместе с тем на столь высоком для своего времени уровне, что этому трудно найти аналоги в русской историографии, в том числе и более позднего времени.

Позднее Рычков написал к подготовленному еще в 1744 г. тексту «Прибавление к “Истории Оренбургской”», которое было, как и сама «История…», опубликовано в 1759 г. Поскольку главная задача сочинения, а именно рассказ о деятельности Оренбургской комиссии, была реализована в основном тексте, то в «Прибавлении…» Рычков перешел от тематического к погодному принципу изложения фактического материала. Теперь главными задачами ученого были сбор Чванов М.А. Корни и крона: Я был в Аксакове... Уфа, 1991. С.84, 91.

Шапиро А.Л. Историография с древнейших времен до 1917 года. М., 1993. С.163.

«История Оренбургская» обладает всеми атрибутами научного сочинения современного типа: она построена по хронологическому принципу, поделена на главы, в ней есть обильное цитирование источников, дополнительные сведения, иногда прямо не относящиеся к теме, сообщаются в многочисленных примечаниях.

Единственное, чего нет в книге – это источниковедческого и историографического обзора, но в тогдашней научной традиции они не выделялись в самостоятельный раздел да и предшественников у Рычкова (если говорить об историографии темы) по исследуемой им проблеме не было.

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея и приведение в порядок материалов по текущим делам молодой губернии: «По мнению моему впредь к сочинению и ко всегдашнему продолжению Оренбургской губернии правильного описания лучшаго средства не находится, как сие, чтоб на каждый год собрать и впредь содержать особыя краткие записки, означивая в них знатныя и достопамятныя приключения как по заграничной, так и по внутренней экспедициям. Такия ежегодныя записки не только ради любопытства служить должны, но и в самом правлении губернских дел немалую пользу принесть могут определяемым вновь в ту губернию командирам и служителям, потому что они им будут наставлением и всегдашним напоминанием, дабы в настоящих делах не возпоследовало каких ошибок и упущений». На первый взгляд это можно расценить как возвращение к архаичной летописной традиции. Но так ли это? Даже в наше время при описании текущих событий (а рычковский труд был не только сочинением по истории, но и по текущей политике) часто используется тот же принцип, что и у Рычкова, – например, в ежегодниках «Большой Советской энциклопедии», справочниках «Страны мира» и др.

Готовя текст отчета к печати, ни Рычков, ни редактор «Ежемесячных сочинений» Г.Ф.Миллер практически не внесли в него никаких изменений. Неясно, кто из них дал новое заглавие документу – «История Оренбургская». Журнальная публикация впервые назвала и имя автора книги – в рукописных списках оно отсутствовало.

Находясь в 1773-1774 гг. в осажденном Е.И.Пугачевым Оренбурге, Рычков написал продолжение «Истории Оренбургской», охватывающее период 1751-1774 гг. Эта рукопись не была опубликована и до сих пор не разыскана. Вместе с тем о ее содержании можно получить примерное представление по другим работам автора, таким как опубликованные «Топография Оренбургская», «Осада Оренбургская», «Записки», и до сих пор известные только в рукописях «Лексикон, или Словарь топографический Оренбургской губернии» и т.д.

Несмотря на то, что Рычков писал труд на современную ему тематику, он сумел вместить в книгу гораздо больший фактический материал, далеко выходящий за пределы первой половины XVIII столетия. Неоднократно используя возможности авторских ремарок, отступлений от основной темы повествования, ученый рассказывал читателю о происхождении башкирского народа, его социальном устройстве, причинах вхождения башкир в состав России, вводил широкую общественность страны в тонкости и хитросплетения международных отношений на Среднем Востоке того времени.

Вместе с «Топографией…» и некоторыми другими работами Рычкова «История…» образует комплексное (разумеется, на уровне своего времени) исследование деятельности Оренбургской экспедиции, ее преобразования в Оренбургскую губернию, заселения и освоения территории последней. Следует заметить, что полного по охвату материала описания этих грандиозных мероприятий правительства в историографии (как отечественной, так и зарубежной) не существует до сих пор. Специалисты предпочитают рассматривать какой-то один из аспектов, политико-административный (М.К.Любавский, Р.Г.Буканова, Ю.Н.Смирнов), военно-колонизационный (Добросмыслов А.И., Б.Э.Нольде, Н.В.Устюгов, http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея Р.Порталь, А.Доннелли, И.Г.Акманов 30) или научный (М.Г.Новлянская 31). Современная наука оценивает «Историю…» как труд, до сих пор не имеющий аналогов по глубине и охвату событий, выпавших на время Оренбургской экспедиции и первые годы существования Оренбургской губернии 32.

Занимая высокие должности в оренбургской администрации, будучи лицом, близким к Кирилову, Тевкелеву, Татищеву, Урусову, Неплюеву, Рычков обладал доступом к огромному количеству документов, в том числе и строго секретных 33. Весь комплекс разнообразных по характеру источников был тщательно переработан исследователем и воплотился в его сочинении. Сегодня трудно полностью выявить пласты исходного материала, на котором зиждется «История Оренбургская» – традиция тогдашней отечественной историографии не предусматривала конкретного указания на все задействованные в исследовании источники – однако массив этот огромен.

По мнению современных авторов, для Рычкова-историка характерно сочетание местной народной русской и башкирской традиций с актовым историческим материалом и восточными сочинениями. При изучении истории башкирского края он использовал сведения из арабских и татарских книг 34, в частности широко известное произведение Абулгази Бахадур-хана, прокомментированное Татищевым, работы самого Василия Никитича (в большинстве случаев тогда еще рукописные), привлекал показания «знатнейших башкирских старшин» о происхождении башкирского народа, записи своих бесед с войсковыми атаманами о возникновении яицкого казачьего войска, «скаски простолюдинов», свои богатые и точные личные наблюдения, а также актовый материал: правительственные указы и «канцелярские справки». Важным источником для него являлись отчеты руководителей различных торговых и дипломатических экспедиций в Казахстан и

Добросмыслов А.И. Башкирский бунт в 1735, 1736 и 1737 гг. // Труды Оренбургской

ученой архивной комиссии. Оренбург, 1900. Вып. VIII; Нольде Б.Э. Усмирение Башкирии/ Пер.

с франц. // Ватандаш. 2000. № 2 (эта работа написана в 1940-е гг.; ее автор, видный русский ученый-эмигрант первой волны, невысоко оценивает «Историю…», уличая Рычкова в многочисленных ошибках и в конечном счете полностью отказывает этому сочинению в научной ценности); Устюгов Н.В. Башкирское восстание 1737-1739 гг. М.; Л., 1950; Порталь Р. Указ.

соч. (работа написана в 1949 г.); Доннелли А. Указ. соч.; Акманов И.Г. Организация Оренбургской экспедиции и начало восстания 1735-1740 гг. // Очерки истории дореволюционной России.

Уфа, 1975. Вып. II.

Новлянская М.Г. Научные работы Оренбургской экспедиции (1734-1737 гг.) // Труды Института истории естествознания и техники. 1959. Т.27.

Смирнов Ю.Н. Указ. соч. С.7.

Достаточно обратиться к публикации «Казахско-русские отношения в XVI-XVIII вв.:

Сборник документов и материалов» (Алма-Ата, 1961), чтобы убедиться, какой объем текущей секретной правительственной переписки второй половины 30-х – первой половины 40-х гг.

проходил через руки канцеляриста Рычкова.

В процессе своих научных изысканий Рычков неоднократно прибегал к услугам знатока восточных рукописей ахуна Махмуда Абдурахманова – преподавателя татарского, арабского, персидского и турецкого языков в школе, открытой Оренбургской экспедицией в Самаре (1737-1741 гг.): История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней: XVI – первая половина XIX века. М., 2000. С.255-256).

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея Среднюю Азию 35. Кроме того, Рычков имел доступ к семейным архивам некоторых знатнейших фамилий Уфы 36. Судя по всему, он неплохо знал башкирский, татарский и казахский фольклор. Оренбургский историк, вслед за Татищевым 37, старался добиться максимально возможного расширения круга источников. «История…» – первый опыт Рычкова такого рода, здесь еще превалирует нарратив, в более поздних своих трудах автор привлечет и другие виды материалов, но даже в таком виде источниковая база исследования выглядит очень внушительно.

На страницах этой и последующих крупных работ Рычкова (как и многих его современников) постоянно присутствует географическая информация. В «Истории…» она пока еще не столь значительна и не всегда тесно увязана с главной темой исследования, как, например, в более поздней «Топографии Оренбургской», но само ее использование очень важно. В XVIII в. история и география шли рука об руку и каждый историк был в той или иной степени географом. К сожалению, сегодня к этому обычно относятся снисходительно, как к раннему этапу развития науки, ее первым шагам. В наши дни география незаслуженно почти ушла из сферы внимания специалистов-историков.

IV.

В своей работе Рычков обозначил основные исследовательские проблемы по истории Башкортостана, которые находятся в центре внимания исторической науки до сих пор. Во времена Рычкова в российскую историографию прочно вошла этногенетическая тематика. Рост русского национального самосознания, разбуженного Петром I, способствовал развертыванию изысканий по ранней истории славян, поиску, изучению и изданию летописей, других исторических источников.

С этого времени вопросы славянского этногенеза стали одной из самых активно (зачастую излишне гипертрофированно) разрабатываемых тем отечественной науки. Но одновременно возник интерес и к аналогичным проблемам других этносов, с которыми в той или иной мере приходилось сталкиваться России. Рычков при этом стоял у самых истоков этого научного направления, когда пытался решать на уровне науки своего времени вопрос об этногенезе тюркских народов.

Не имея здесь фактически никаких предшественников, ученый пользовался методикой, применявшейся его современниками, в частности, Татищевым, который, работая над своей «Историей Российской», в духе XVII в. много внимания уделял символической этимологии и решал многие вопросы исторической географии и этнографии на основании схожести (зачастую мнимой) звучаний топонимов, гидронимов, наименований народов и личных имен 38. Рычков, исследуя происхождение тюркских народов, опирался на библейскую схему этногенеза народов Европы и Азии, широко распространенную в работах предшествующего Пештич С.Л. Русская историография XVIII в. Л., 1965. Ч.2. С.283-284.

Азнабаев Б.А. Уфимское дворянство в конце XVI – первой трети XVIII вв. (землевладение, социальный состав, служба). Уфа, 1999. С.16.

См.: Шапиро А.Л. Указ. соч. С.179.

–  –  –

времени 39. Вместе с тем, эпоха библейской мифологии уже уходила в прошлое, уступая место научным изысканиям. Написанная в конце 1750-х гг. «Древняя Российская история» М.В.Ломоносова при всей ее квазипатриотической направленности и в значительной мере научной несостоятельности уже не обращалась к Библии как к источнику этногенетических сведений. В этом плане «История Оренбургская» зафиксировала переходный этап развития русской историографии, когда прежние методы уходили в прошлое, а новые еще только вырабатывались.

Несмотря на то, что приемы, которые использовал Рычков для выяснения ранних этапов этнической истории тюркских народов, передовая наука того времени постепенно преодолевала, осуждать оренбургского исследователя за следование им нельзя. Если проблемы этногенеза славян были к тому времени в какой-то степени уже изучены и имели многовековую традицию, то о народах Востока этого сказать нельзя. Изучение этнической истории восточных стран только начиналось.

С точки зрения сегодняшнего дня изложенная в «Истории Оренбургской»

этногенетическая информация давно уже устарела. Огромное количество нарративных источников было современникам Рычкова еще неизвестно, археология делала первые робкие шаги, а этнографические описания носили главным образом не исследовательский, а развлекательный характер. Но уже тогда наука не стояла на месте. В «Истории…» Рычков еще излагал мифические легенды, почерпнутые из персидских рукописей и восходящие к кругу источников Рашид-ад-Дина, но в «Топографии» он уже станет обращать внимание на данные лингвистики, развалины старых городов, сходство быта разных «татарских» (восточных) народов.

Еще более точными и отражающими как рост научного мастерства самого Рычкова, так и стремительное развитие русской науки являются этногенетические этюды, рассыпанные по страницам неопубликованного «Лексикона, или Словаря топографического Оренбургской губернии» – последнего крупного сочинения оренбургского ученого. Следует обратить внимание и на то, что Рычков одним из первых в мировой науке исследователей обратился к выяснению этимологии этнонима «башkорт» (самоназвание башкир).

Сегодня огромную ценность для науки представляют изыскания Рычкова по родо-племенной структуре тюркских этносов. Исследователь интуитивно понял всю важность этой информации, уяснив, что все исследуемые им народы были не монолитом, а имели очень сложное внутреннее устройство. Рычков весьма напряженно работал над исследованием башкирских родов и племен; собранные им сведения, по оценкам современных специалистов, отличаются очень высокой точностью и полнотой. Эти материалы Рычкова сохраняли свою научную значимость до 1916 г., пока не были существенно переработаны и дополнены С.И.Руденко, а во второй половине XX в. – Р.Г.Кузеевым. Но до сих пор «роспись» Рычкова ценна для нас тем, что отражает состояние родо-племенной структуры башкир конца XVII – начала XVIII в. и, в связи с этим, позволяет проследить ее эволюцию на протяжении довольно длительного времени. В конечном итоге, См.: Мыльников А.С. Картина славянского мира: Взгляд из Восточной Европы. СПб.,

–  –  –

для сегодняшней историографии представляют интерес не сами этногенетические построения Рычкова, а правильно выбранный им путь исследования этих проблем, правота которого подтверждается позднейшими изысканиями XIX-XX вв. – комплексный подход, пристальное внимание не только к этимологии этнонимов, но и к родо-племенному составу этноса, привлечение материалов по родственным и территориально смежным народам.

Рычкову принадлежит заслуга введения в научный оборот нового исторического источника – башкирских шежере. Эти, по образному выражению Р.Г.Кузеева, «генеалогические летописи» являются исключительно ценным материалом по истории башкир до XVII века. Впервые с ними познакомился в ходе Оренбургской экспедиции Кирилов 40, но, занятый административными делами, он не смог самостоятельно исследовать попавший в его руки уникальный материал.

Поэтому именно Рычков стал родоначальником научного изучения башкирских шежере и использования их для исследования истории Башкортостана. Впоследствии опыт автора «Истории Оренбургской» был повторен исследователями башкир уже на новом уровне: в XIX-XX вв. появились первые публикации шежере, в последние десятилетия сформировалась целая наука – шежерология, а сами генеалогические летописи башкир стали неотъемлемой частью всех исследований по этногенезу, ранней и средневековой истории этого народа.

Одним из узловых вопросов отечественной историографии является тема вхождения Башкортостана в состав России, которая впервые также была обозначена Рычковым.

Следует отметить тот факт, что почти все, кто занимался разработкой этого вопроса после Рычкова, следовали путем своего оренбургского предшественника: во-первых, использовали в качестве основного источника башкирские шежере и, во-вторых, признавали, что гнет казанских, ногайских и сибирских ханов по отношению к башкирам был одной из причин присоединения края к России. В оценке характера присоединения башкир к России отечественная историография прошла длительный путь развития, но в науке до сих пор наиболее аргументированной является та точка зрения, которую выдвинул Рычков – этот процесс был добровольным актом башкирских племен, поставленных сложившимися политическими обстоятельствами в условия отсутствия возможностей иного выбора.

Рычковым подробно описаны мероприятия правительства по заселению края служилыми людьми, основание крепостей, острогов, слобод, дворцовых и государственных сел в европейской и зауральской Башкирии. Не менее подробно он рассматривает ход строительства заводов в первой половине XVIII в. Значительное внимание в его трудах уделяется социально-экономическому развитию башкирского общества. Рычков правильно характеризует хозяйство башкир как многоотраслевое, отмечает ведущую роль скотоводства, важное значение бортничества 41. Нельзя не отметить и достаточно точное описание Рычковым социальУсманов А.Н. Добровольное присоединение Башкирии к Русскому государству. Уфа,

1982. С.11-12.

Акманов И.Г. П.И.Рычков – первый историк Башкирии // Исследования и исследова

–  –  –

ной структуры башкирского общества – проблема, над которой интенсивно работают многие поколения историков, – правильное понимание ученым природы тарханства (наследственного, восходящего еще к дорусским временам, и приобретенного, дарованного российской администрацией). Вот уже третье столетие в отечественной историографии в основе своей сохраняются приведенные Петром Ивановичем сведения об основании и ранней истории Уфы. Немало места в книге Рычкова отведено нерусским народам края, происхождению яицкого казачества 42.

Рычков не был кабинетным ученым. В течение всей своей жизни он откликался на все катаклизмы современности. В «Истории…» Рычков достаточно полно, подробно и, главное, достоверно описал историю сопровождавшего Оренбургскую экспедицию башкирского восстания 1735-1740 гг., свидетелем которого был сам. Благодаря этой работе он фактически стал первым историком башкирского национального движения, положив начало изучению этой проблемы в отечественной и мировой историографии 43. Из «Истории Оренбургской» российский и европейский читатель получил представление не только о трагических событиях, разразившихся на юго-восточных окраинах России, но и узнал имена наиболее крупных башкирских повстанцев, их тактике, мерах властей по подавлению движения и т.п. Богатейший фактический материал, представленный Рычковым по данной проблеме, создавал возможность для самых различных теоретических обобщений уже более высокого уровня.

Еще совсем недавно в башкирской историографии Рычкова иногда упрекали в том, что он не понимал истинных причин восстаний, молчаливо исходил из тезиса о классовой однородности башкирского и русского обществ, идеализировал политику царизма в Башкирии и отрицал ее угнетательский характер 44. Обвинять в 1987 г. автора XVIII в. в том, что при написании «Истории Оренбургской»

он не опирался на «Краткий курс истории ВКП(б)» – значит лишний раз выставлять напоказ свой собственный культурный уровень, который не определяется, оказывается, наличием профессорского звания… Рычков старается почти не давать каких-либо оценок приводимым им фактам, демонстрируя редкую не только для своего времени, но и для последующих эпох объективность изложения. Не склонный, в отличие, скажем, от Татищева, к теоретизированию вообще (эта черта появится у него гораздо позже да и то в весьма умеренных дозах), Рычков сосредотачивает внимание читателя на самом событии, а не на его интерпретации. Возможно, именно это обстоятельство дало «Истории…» столь долгую жизнь в историографии, сделав ее одним из тех вневременных классических сочинений, которые переиздаются несмотря ни на какие последующие научные достижения 45.

И спустя два с половиной века отечественная наука не смогла предложить ничего нового по вопросу о происхождении яицкого казачества, ограничившись воспроизведением сведений Рычкова: История казачества Азиатской России. Екатеринбург, 1995. Т.I. С.22.

Пештич С.Л. Указ. соч. С.284.

Акманов И.Г. Башкирские восстания в XVIII веке: Учебное пособие. Уфа, 1987. С.4Необходимо особо указать на то, что описание Рычковым башкирского восстания

–  –  –

Большую ценность представляют те разделы «Истории…», где Рычков выступает как крупный историк дипломатии. Он впервые в отечественной историографии изложил историю российской внешней политики в Центральной Азии в 1730-1740-е гг., обстоятельства, приведшие казахские жузы в подданство России, всю сложность тогдашних международных отношений в этом регионе. Кроме того, Рычков снабдил свой труд многочисленными, до этого закрытыми для публики документами, впервые введя их в научный оборот. В какой-то степени труд Рычкова имел характер историко-мемуарной работы, поскольку сам автор был непосредственным участником и свидетелем всех описанных в ней событий.

Рычков писал свой труд, пророчески предназначая его «не для настоящаго, как для будущаго, то есть потомственнаго, времени». Историки феодального Башкортостана постоянно использовали и используют материалы выдающегося подвижника отечественной науки в своих исследованиях, черпая из этой замечательной копилки все новые и новые россыпи исторических фактов.

*** В 1999 г. Академией наук Республики Башкортостан была после долгого перерыва переиздана «Топография Оренбургской губернии». Сейчас к читателю вновь возвращается «История Оренбургская», давно ставшая библиографической редкостью. Кроме печатного варианта она сохранилась в нескольких различающихся друг от друга списках, однако научно-критического текста «Истории» (как и других крупных произведений Рычкова) не существует. До сих пор не введен в научный оборот один из неопубликованных списков этого труда, снабженный картой, рисунками Дж. Кэстля и уточненной таблицей пограничных крепостей.

Может быть, именно данный список может претендовать на роль авторского подлинника46. В историографии (как отечественной, так и зарубежной) распространение получило издание 1896 г., принципы подготовки которого не имеют ничего общего с элементарными археографическими требованиями. Нами впервые переиздается единственная прижизненная публикация 1759 г. 47 Выход этого сочинения П.И.Рычкова – это признательность потомков человеку, который еще два с половиной века назад стоял у истоков изучения встречи цивилизаций России и Азии в самом центре нашего континента.

1900 г. вышла упомянутая выше монография А.И.Добросмыслова (единственная в дореволюционной науке по этой теме), но она охватывала 1735-1736 гг. (движение 1737 г. упоминается только в заголовке). Книга Н.В.Устюгова 1950 г. также освещала узкий хронологический период. Фактически первое полное описание этого восстания дано в 1956 г. в первой части первого тома «Очерков по истории Башкирской АССР» (статья А.П.Чулошникова «Феодальные отношения в Башкирии и башкирские восстания XVII и первой половины XVIII вв.», помещенная в части I «Материалов по истории Башкирской АССР», вышедших в 1936 г., носит характерный для того времени абстрактно-социологический оттенок) и в опубликованных в 1970-1980-е гг.

работах И.Г.Акманова. Еще раз приходится удивляться научному долголетию «Истории Оренбургской»!

Смирнов Ю.Н. Указ. соч. С.7.

На разных стадиях работы над книгой большую помощь оказывали сотрудники Цен

–  –  –

И.В.КУЧУМОВ, Ю.Н.СМИРНОВ.

ИСТОРИЯ ОРЕНБУРГСКАЯ

ПО УЧРЕЖДЕНИИ

ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ

ПРЕДЪИЗВЕЩЕНИЕ* Сие о начале города Оренбурга и Оренбургской губернии известие поныне так еще общее есть, что некоторые, увидев одно о том надписание, может быть возымеют притчину разсуждать и говорить, якобы в нем, как в ведомом, настоящей потребности ни мало нет. Ибо мысль человеческая больше странными и редкими, нежели известными и обычными вещами увеселяется. Всем ведомая повесть больше скучна, нежели приятна, и так мнится мне, что сие мое описание многие будут читать не столько для сведения, как для одного любопытства, и в том одном намерении, дабы изследовать, порядочно ль и все ль правдиво описано.

Сие мнение приводит к тому, чтоб прежде настоящаго дела сим предложением моим изъявить, что оно не для настоящаго, как для будущаго, то есть потомственнаго, времени писано. В жизни человеческой ничто так быстраго течения не имеет, как самое время, которое при всегдашней своей перемене все с собою влечет, а позади себя ничего более не оставляет, как одну обнаженную память, но и сия, ежели не будет подкреплена писанием, время от времени помрачается и приходит в забвение. От сего-то непрестаннаго движения произошло, что мы в нынешнее время о разных древних народах и государствах и о многих знатных городах не имеем обстоятельных и верных известий, а об иных хотя и есть, да так разныя и темныя, что одними токмо мнениями от искуснейших людей из разных баснословных и стихотворных писем и по произхождению имян разбираются, чему в истории древностей безчисленные примеры, хотя все то в тогдашнее время в такой же общей и свежей памяти было, как и нынешния оренбургския известия.

Наше настоящее время от того [же] источника происходит и к той же вечности течет, как и прешедшее, а и мы за оным непрестанно следуя, к тому пределу приближимся, от котораго на конец в неизмеримую пучину вечности зайдем и так удалимся, что и наше, то есть нынешнее время, за древнее будут признавать по словам Соломоновым1: «Род минуется, и род преходим, а земля во веки стоит»2. По сим начальным и основательным притчинам, яко же от безчисленных примеров можно с довольным доказательством сказать, что и о новой нашей Оренбургской губернии, ежели о ея начале и произхождениях не останется достовернаго описания, в последующих веках такое ж забвение или неосновательныя мнения могут произходить, а особливо в разсуждении города Оренбурга, о котоСочинения и переводы, к пользе и увеселению служащия. 1759. Январь. С.3-50.

* http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея ром со всякою несомненною надеждою возможно сказать, что он со временем знатнейшим городам не уступит3 и подаст притчину о начале его многим любопытствовать.

Сие есть краткое предложение, чрез которое я, как сочинитель следующаго известия, надеюсь у всех читателей склоннейшее извинение получить, а при том и такое заслужить благоволение, что от сего хотя и неискуснаго изображения самые искуснейшие люди возымеют притчину все оное не только в лучшей исторической порядок привести, но и самую основательную историю, то есть о положении и о натуральных свойствах оренбургских мест, о состоянии и разделении внутрь и вне Оренбургской губернии находящихся народов и о протчих знатнейших случаях и действах, собирая надлежащия к тому известия, наилучшим образом сочинять и продолжать.

Глава I О НАЧАЛЕ ОРЕНБУРГСКОЙ КОМИССИИ

1. Героичныя дела блаженныя и вечной славы достойныя памяти государя императора Петра Перваго1, в великих великаго, Российскую империю не только в такое состояние привели, в каком она при жизни Его Величества ко удивлению целаго света находилась, но и все ея время от времени приумножаемое и впредь происходить могущее благополучие от него, яко от истиннаго отца отечества2, совершенно основано к безсмертной и неувядаемой славе Его Императорскаго Величества.

2. Всевышний Бог Его Императорское Величество такою исполнил несравненною мудростию, что все, как внутрь, так и вне отечества к пользе и благополучию онаго потребное, от мудраго Его Величества провидения сокровенно быть не могло. Но все то он своими едиными и меры человеческия превосходящими трудами изобрал, и верным своим подданным, которых он собственным своим любомудрием просветил и научил, только самым делом открыл и показал, что между всеми к пользе государственной по смерти сего великаго героя одержанными победами, произведенными и производимыми учреждениями и экспедициями, одним словом, между всеми полезными делами ничего не найдется, чему б сей великий монарх основания не положил и не оставил своего мудраго наставления; кратче сказать, ничего новаго нет, но что токмо обществу сего великаго отечества потребно и полезно, то все от Его Величества или уже действительно основано, или мудрым его разсуждением назнаменовано. Одно только при том требуется, чтоб со истинным усердием следовать данным от Его Величества высокославной памяти повелениям и мудрым наставлениям, которыми от него вся империя на вечныя времена достаточно снабдена.

3. Между такими Его Императорскаго Величества о благополучии государственном безсмертной славы достойными трудами и попечениями не меньшее было и сия материя, о которой следует ниже объявленное описание. Его Величество довольно мог предвидеть, коим образом немалая часть империи его подвержена опасностям от многочисленных степных народов, живущих в Великой Татарии3, наипаче же от зюнгорских калмык4 и от киргис-кайсак5, из которых http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея первые смежны к Сибирской губернии, а последние – к Башкирии и к самой же Казанской губернии. Того ради Его Величество, как то еще и доныне, уповаю, многим знатнейшим особам известно есть, неоднократное изволил иметь разсуждение, коим бы образом от сих непостоянных народов единожды такую безопасность утвердить, которая б не только на вечныя времена прочна быть могла, но и к дальнейшим Его Величества намерениям чрез то б основание положить. При всем же том не известен был Его Величество и о сем, какия от обоих предписанных народов в российския границы вредительныя впадения бывали1, и что многия тысящи христиан, попадав в те варварския руки в разных татарских городах, а особливо в Хиве (которая тогда и без того отмщения достойна была за убийство князя Александра Бековича6 с командою его) погибали, а к тому ж и башкирской народ, смежной с киргис-кайсаками, так ненадежной и своевольной был, что еще при жизни Его Величества бунтовать отважился2, и безчисленныя раззорения в Казанской губернии и в других местах причинил7. И тако по победоносном и торжественном кончании Шведской войны8 между протчим изволил особливое попечение иметь и о том, чтоб вышеписанную безопасность на самых тех местах, где ныне с помощию Божиею новая Оренбургская линия9 строится, действительно основать и чрез то героичным своим намерениям путь во всю полуденную Азию10 отворить, а своевольной башкирской народ на вечное время обуздать.

И хотя к тому важному и нужному предприятию Его Величество некоторыя о сем деле учиненныя ему представления милостивно принимал и в мудром своем разсуждении разсматривал, а особливо же с сибирской стороны от находящагося тогда сибирскаго губернатора князя Алексея Михайловича Черкасскаго11, бывшаго потом великим государственным канцлером и всегдашним протектором учрежденной Оренбургской комиссии, но нечаянная Его Императорскаго Величества кончина все оное в действо произвести не допустила12. И тако о толь нужном предприятии оставил он свое единое высочайшее намерение, многим знатнейшим особам известное, которое потом уже в государствование блаженныя памяти государыни императрицы Анны Иоанновны13 следующим порядком произошло.

4. Киргис-кайсацкой Меньшей орды14 Абулхаир-хан15, претерпевая великия раззорения и обиды с одной стороны от зюнгорских калмык, которые время от времени разными киргис-кайсацким ханам в Великой Татарии принадлежащими городами завладели и непрестанно их утесняли, а с другой стороны, от смежнаго им башкирскаго народа не меньшую ж опасность имея, близ реки Яика, где лучшия к кочеванию их места, пребывать, ибо башкирцы на их киргиские улусы16 непрестанные чинили набеги, и многия тысячи лошадей у них угоняли, а управляться с ними было не без труда за такими ж нападениями, с зюнгорской стороны чиненными. И тако он, Абулхаир-хан, будучи и пред прочими киргис-кайсаками и владетельцами гораздо умняе, принужден искать и просить о принятии его со всею тою Меньшею ордою в российское подданство, и с тем в 1730 году посланцов своих отправил от себя с башкирским старшиною Алдаром17 к уфимскому воеводе, к коему он, Абулхаир-хан, особливое о том письменное прошение ж прислал. По прибытии онаго Алдара и по получении от тех посланцов известия бывшей тогда уфимской воевода брегадир Бутурлин нарочнаhttp://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея го из уфимских дворян в жилище Алдарово посылал, чтоб он и с посланцами на Уфу приезжал, почему он, Алдар, и те посланцы в Уфу в июле месяце и прибыли, а потом купно и с ним, Алдаром, ко двору Ея Императорскаго Величества они, посланцы, отправлены.

5. Между представлениями его, ханскими, знатное было сие3, что они от зюнгорскаго владельца и от его калмык обижены, и когда будут под протекциею Ея Императорскаго Величества, то могут все свое владение от них со временем возвратить. [Что касается хана, то он] сам себя в ханстве содержать может, ссылаясь на волских калмык. И как Ея Императорское Величество между таким же диким народом ханов утверждает и народы в покорение приводит, могут соседей своих хивинцов18 и аральцов19 в подданство Ея Императорскому Величеству привесть и за то в милости быть.

6. По оному его ханскому прошению в 1731 году, в маие месяце20 отправлен был к нему, хану, коллегии иностранных дел21 переводчик мурза Алексей Тевкелев22, и с ним из геодезистов Алексей Писарев да Михайла Зиновьев, для описания мест, да несколько человек из уфимских дворян и казаков, да из башкирцов лучшие люди – вышепомянутой Алдар да Таймас-тарханбатырь234 – и еще некоторые с такою инструкциею, чтоб помянутаго хана со всею ордою в подданстве совершенно утвердить и присягою в верности обязать, о состоянии же сего и тамошних мест обстоятельное известие получить, с которыми и означенные ханские посланцы, бывшие у двора Ея Императорскаго Величества, с грамотою к нему, хану, в которой он о принятии в подданство и милостию Ея Императорскаго Величества обнадежен был, отправлены24.

7. По прибытии переводчика Тевкелева в киргис-кайсацкую орду25, так скоро, как спознали киргиские старшины о притчинах приезду сего Тевкелева, учинилось у них великое смятение, и часто во многолюдстве для убийства онаго Тевкелева и бывших с ним, собирались. А при том и на хана своего нападали, за то, что он без ведома и совету их, посланцов своих ко двору Ея Императорскаго Величества отправил и о принятии в подданство просил, чего они никогда не желали. Напротив того, хан как его, Тевкелева, с находящимися при нем людьми, при всех таких нарочных собраниях защищал, так и народ непрестанно увещавал и вразумлял, толкуя им, какое они благополучие от подданства российскаго получить могут, приводя в пример волских калмык и уфимских башкирцов, под державою Российскою благополучно живущих, и что они, пришед в такое ж подданство, от неприятелей своих в безопасности будут. Тевкелев же, будучи о нравах сего дикаго народа довольно сведом, так добро против всех их угроз поступал, и, не опасаясь ничего, умел им говорить, что они, многажды собираясь на убийство его и находящихся при нем людей, сами со страхом, а иногда со многим удивлением от него разъезжались и поставляли его за такого человека, которой больше человеческаго разум имеет. При чем и бывшие с ним, Тевкелевым, башкирские старшины немалую верность и ко успокоению того своевольнаго народа старание прилагали, а особливо Таймас-батырь, будучи у киргис-кайсак славным башкирским наездником, или богатырем, которой за то, как выше явствует, в 1734 году и тарханом пожалован.

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея

8. По таким долговременным бывшим затруднениям на конец до того было дошло, что на одном большом и последнем их, киргис-кайсацком, зборе наибольшая часть согласилась конечно22 Тевкелева убить. К чему бывшие тогда в орде ушлецы23 из волских калмык киргисцов весьма возмущали и научали, чтоб конечно его, Тевкелева с товарищи, убить, а живаго отнюдь от себя не отпущать, толкуя им то, что российские люди киргис-кайсаками так, как и башкирцами, овладеют. И тако в оное собрание призван был он, Тевкелев, нарочно один, но ему тут сильными и без всякаго страха чинеными от него представлениями28, вспомогательством же ханским и однаго знатнейшаго киргис-кайсацкаго старшины Бекунбая, так пощастливилось, что все противной партии противу его и ханских и бекунбаевых представлений не только спорить не могли и безгласны учинились, но и большая часть из того собрания купно с ханом и с помянутым киргис-кайсацким знатнейшим старшиною Бекунбаем Ея Императорскому Величеству присягу учинили29, и хан на том основался30, чтоб сына своего послать ко двору Ея Императорскаго Величества.

9. По таком щастливом его, Тевкелева, успехе партия Абулхаир-ханова хотя и умножилась, и комиссия ему, Тевкелеву, порученная, лутчей вид возымела, но такое состояние недолго пребыло, ибо по принятии присяги противная партия, а паче Средней орды26 владельцы и старшины, в такое огорчение и смятение пришли, что и сам Абулхаир-хан опасаться стал, как бы ему помянутаго Тевкелева и находящихся при нем людей безвредно от зломыслящаго народа сохранить.

При том у него, Тевкелева, к содержанию его тамошнему нужное оскудевать начало, и понеже он в такое отчаяние впал, что из их варварских рук вскоре вырваться ему невозможно [будет], того ради находящихся с ним геодезистов Писарева и Зиновьева и с некоторыми из имевшихся при нем уфимских дворян и казаков с Таймас-тарханом отпустил в Уфу, испрося у хана надежное провожание32, и с ним о всех своих происхождениях в коллегию иностранных дел обстоятельной репорт учинил, также и уфимскому воеводе о надлежащем сообщить приказал, а сам в киргис-кайсацкойорде остаться был принужден.

10. По получении оной ведомости в Государственной коллегии иностранных дел отправлено на Уфу денег тысяща рублев с определением, чтоб уфимской воевода всевозможное старание употребил, дабы на оныя деньги, купя лошадей или товаров, часто помянутаго Тевкелева чрез верных башкирцов33 из тех варварских рук выкупить или поиманными киргис-кайсаками, ежели в поимке есть, обменить, а буде в поимке нет, то, захватя возможным образом, за свободу их еще Тевкелева требовать. И тако казалось, будто об успехе порученной ему, Тевкелеву, комиссии, вся надежда совсем пропала.

11. Между тем, по отправлении Писарева на Уфу, хан с своими улусами и с ним, Тевкелевым, откочевали в близость Аральскаго моря, во владение нижних каракалпак34, в котором владении Абулхаир-хан, будучи особливо почитаем, склонил каракалпацкаго Хаип-хана и со всем его народом в подданство российское, и в том они при Тевкелеве присягу в верности учинили. И понеже хан, будучи тут от противной себе партии прежде произходивших многих препятствий освободился, то Тевкелеву гораздо удобнее было всю свою комиссию с лучшим успехом в действо производить, а помянутаго хана в верном подданстве так утверhttp://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея дил, что он обещал для такого своего вернаго подданства (как то в записках его, Тевкелева, значится35) каждой год в Москву сына своего присылать, а старшин киргис-кайсацких обнадежил склонить, чтоб из каждаго роду давать по одному человеку жить в построенной крепости, якобы для киргис-кайсацких дел судьями, а действительно – вместо аманатов, и с тем, особливо же с прошением своим о построении города на устье реки Оре, с бухарской стороны впадающей в Яик, отправил с частопомянутым Тевкелевым ко двору Ея Императорскаго Величества сына своего, Эрали-салтана36, и брата своего двоюроднаго Нияс-салтана с несколькими киргис-кайсацкими старшинами, также от Большой киргиской орды Юлбарс-хан37 с прошением российскаго подданства, с ним же, Тевкелевым, посланцов отправил, и такое сия первая Тевкелева комиссия паче всякаго чаяния благополучное окончание возымела38.

12. В генваре месяце39 1733 году означенной Тевкелев с ханским сыном и с киргис-кайсацкими старшинами к немалому удивлению прибыл на Уфу благополучно, где ханской сын и помянутые старшины с приличным почтением и угощением были приняты и удовольствованы, а Тевкелев5, разгласив о себе, что заболел тяжкою болезнию, ездил на почте в Санктпетербург для обстоятельнаго о всех своих делах Государственной коллегии иностранных дел донесения, отколе он, возвратясь по данному ему указу, в том же 1733 году с помянутым ханским сыном и с киргис-кайсаками и старшинами за провожанием нескольких уфимских дворян и с бывшими с ним предупомянутыми башкирскими старшинами в Санктпетербург ко двору Ея Императорскаго Величества отправился.

13. В начале 1734 году частореченной Тевкелев с ханским сыном и с киргис-кайсацкими старшинами, также и посланцами от Большой киргис-кайсацкой орды и с протчими при нем бывшими в Санктпетербург прибыл, и 10 февраля имел оной ханской сын с дядею своим и старшинами у Ея Императорскаго Величества публичную аудиэнцию, которая была с сими церемониями.

Как скоро они в палату аудиэнции вступили, то стали они все на колени и учинили Ея Императорскому Величеству три поклона до земли, после чего ханской сын, как в академических примечаниях40 под № 29 того ж году напечатано, следующую речь говорил:

«Всепресветлейшая державнейшая императрица, всемилостивейшая государыня!

Отец мой, Абулхаир-хан, со всею своею киргис-кайсацкою ордою по прошению своему и по Вашему монаршескому милосердию удостоился высочайшей Вашего Императорскаго Величества протекции и принятия в верное подданство, и ради должнаго своего вернаго рабства прислал меня к Высочайшему двору Вашего Величества, за которую милость именем отца моего, припадая к стопам Вашего Величества, благодарение приношу и всенижайше рабски прошу содержать нас в неотменной своей императорской милости и защищении».

На сию речь ответствовал бывшей тогда вице-канцлер Остерман41:

«Ея Императорское Величество всемилостивейшая государыня наша, отца твоего, Абулхаир-хана, желание быть в подданстве Ея Императорскаго Величества всемилостивейше за благо приемлет и обнадеживает высочайшею своею импеhttp://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея раторскою милостию протекциею и защищением, яко верноподданнаго своего. И за такую Ея Императорскаго Величества высочайшую милость ты и отец твой, Абулхаир[-хан], с своим народом должен по своей учиненной подданической присяге Ея Императорскому Величеству всякую свою верность и службу показать».

В протчем о всей его, Тевкелева, комиссии и о помянутом ханском сыне, якоже и о всех прибывших с ним, повелено разсмотреть Государственной коллегии иностранных дел, от которой отведены были им достаточныя квартиры на Васильевском острову42, и кормовых денег43 велено давать со удовольствием.

Притом же позволено было оному ханскому сыну ко двору Ея Императорскаго Величества приезжать, куриозныя44 вещи в Академии Наук, в Петергофе, в Кронштате и в других местах смотреть и в Адмиралитействе45 бывать, при чем и старшины его находились.

14. Между тем бывшей тогда Правительствующаго Сената46 оберсекретарь Иван Кирилов о всех преизображенных47 высокославныя памяти государя императора Петра Великаго высоких разсуждениях и намерениях сочинил и подал в Кабинет Ея Императорскаго Величества48 два предложения, из коих первое было сугубаго содержания, а именно, о Сибирской и Камчатской экспедициях, которые при государе императоре Петре Великом начало свое возымели49, со изъяснением от каких притчин оныя экспедиции начало свое приняли, что при том достойно примечания, и какой пользы от оных ожидать надлежит50, а к тому приобщил он и новое тогда наченшееся кайсацкое и каракалпацкое дело, и учинил при том некоторыя изъяснения о осмнадцати провинциях, в Великой Татарии находящихся, объявляя об них имевшееся Его Императорскаго Величества намерение, и что к произведению оных в действо способ явился подданство Абулхаир-хана с киргис-кайсацкою и каракалпацкою ордами, и тако представил о потребностях, чтоб по прошению Абулхаир-ханову на устье помянутой реки Орь город застроить, и чрез то ко исполнению оных высоких намерений основание положить, и о способах, как оное строение удобно произвесть, и какия государственныя пользы из того последовать могут51.

Второе его, Кирилова, предложение учинено под титулом52: «Нижайшее представление и изъяснение о киргис-кайсацкой и каракалпацкой ордах»6, в котором он объявил о состоянии всех киргис-кайсацких орд, также и о каракалпацких тщился доказать, какая великия польза от содержания оных народов в подданстве российском происходить может, и что то ко удержанию многих авантажей в Азии, особливо же для умножения коммерции служить будет, также и о чаемой им великой прибыли от руд и минералов, кои как внутрь Башкирии, так и вне оной в киргиском и в протчих тамошних владениях находятся, чрез что старался он, дабы по прошению ханскому город застроить, и ко умножению граждан снабдить всемилостивейшею привилегиею, надлежащим гарнизоном, артиллериею, потребными работными людьми и протчим, а о Тевкелеве, бывшем в киргискайсаках, учинить бы милостивое разсмотрение53.

15. По первому от него, Кирилова, поданному предложению никакого точнаго определения не возпоследовало, но токмо на экстракте, учиненном из онаго рукою помянутаго бывшаго вице-канцлера написано, чтоб о строении новаго гоhttp://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея рода и о награждении Тевкелева Ея Императорскому Величеству доложить, а о протчем учинить наряды, и указы отправить, отколь надлежит. По второму ж маия 1 числа всемилостивейшая апробация за собственноручным Ея Императорскаго Величества подписанием возпоследовала следующаго содержания:

1) Город при устье реки Орь строить и дать имя ему впредь. 2) Пристойную привилегию сему городу, написав, представить к конфирмации. 3) К строению и работе нарядить тептерей54 и бобылей55, сколько по разсмотрению потребно будет. 4) Для перваго случая и содержания города перевесть из гарнизонов: из уфимскаго – половину полка. 5) Которые из уфимскаго полку взяты в армейские полки уфимские уроженцы и знающие татарской язык, тех для сей экспедиции возвратить, а вместо их употребить рекрут56, которыми надлежало было комплетовать гарнизон. 6) Из Уфы половину дворянских рот и казаков из недорослей57 уфимских и мензелинских взять туда ж, а яикских и сакмарских казаков же нарядить, сколько возможно. 7) Башкирских тарханов и мещеряков нарядить столько, сколько нужда требовать будет. 8) Пушки, мортиры58 и фалконеты59 с принадлежностию и с амунициею, также работникам инструменты, какие потребны, сделать в Екатеринбурге, а порох и свинец отпускать из Уфы и из Казани. 9) Уфимских прибыльных доходов, кои собираются сверх прежняго окладу, никуда не отсылать, а употреблять для сей экспедиции. 10) Взятых башкирцами киргис-кайсацкаго старшины Букенбая-батыря людей, собрав, возвратить60, также каракалпака, сосланнаго в Рогервик61, буде не умер, и сына его с Яику отдать62. 11) Ко отправлению всех вышеписанных дел определить обер-секретаря Ивана Кирилова, и с ним быть мурзе Алексею Тевкелеву, которых туда отправить немедленно и дать полную инструкцию и указы, а сколько каких людей потребно – отсюда и из Москвы донесть63.

16. Маия 18 помянутые Кирилов и Тевкелев пожалованы от Ея Императорскаго Величества: первой – статским советником, а другой – полковником; сверх того пожаловано им не в зачет жалованья64 Кирилову – три тысячи, а Тевкелеву – тысяча рублев, и того ж числа Кирилову ко отправлению его для предписанных дел за собственноручным подписанием Ея Императорскаго Величества инструкция заключена в 41 пункте, в которой довольно предписано не только о том, каким образом город застроить, и как с пришедшими и впредь приходящими в подданство поступать, и о произведении дальнейших успехов старание прилагать, но при том дана ему, Кирилову, совершенная и полная мочь в изыскании металлов и минералов, в отправлении купеческих караванов, и каким порядком в том новом городе добрую экономию установить, купечество умножить, также и на Аральском море судовую пристань завести, при чем у всех советов повелено быть отправленному с ним, Кириловым, полковнику Тевкелеву, ему ж и главную команду поручить над всеми будущими при сей экспедиции нерегулярными людьми, а в случае потребности и регулярных в команду его, Тевкелева, командировать велено. Сверх же того дан за Ея ж Императорскаго Величества собственноручным подписанием с прочетом указ, дабы повсюды по представлениям их, Кирилова и Тевкелева, чинено было исполнение, с котораго для лучшаго изъяснения, с какою полною мочию они, Кирилов и Тевкелев, были отправлены, прилагается при сем точная копия:

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея «Божиею милостию мы, Анна, императрица и самодержица всероссийская и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всем Нашим учрежденным коллегиям, канцеляриям, генералгубернаторам, вице-губернаторам, воеводам, комендантам, на штабных дворах офицерам и всякаго звания воинским и штатским, кому о сем ведать и по случаю исполнять надлежит. Понеже Мы, Императорское Величество, отправили статскаго советника Ивана Кирилова и с ним полковника Алексея Тевкелева и протчих для Нашего интереса в Наши подданныя земли и народы азиатские, о чем особливая дана инструкция за Нашим подписанием. Того ради всем вышереченным командам воинским и штатским всемилостивейше повелеваем: ежели где по случаю какой нужды ко исполнению Нашего интереса, и положенных на него, Кирилова, дел, станет о чем в коллегиях доносить, а с протчими командами списываться, в том не точию скорейшее, но и такожде всякое надлежащее вспоможение чинить, охраняя в том Наш интерес, для котораго он, Кирилов, послан, не отлагая65 вышния команды на нижних, а нижния на вышних, и не дожидаясь от своих команд на всякое требование особливых указов, но по исполнении репортовать со обстоятельством представленных от него, Кирилова, резонов, дабы будучи в дальности между переписками ничто ко вреду и упущению не произошло. Буде же где в противность Нашего соизволения и сего указу будут ему, Кирилову, и протчим с ним чинить помешательства, или по его требованиям, что к Нашему интересу надлежит, исполнять не будут, а хотя и исполнят да время упустят – о том повелено ему писать в Наш Сенат, где винных штрафовать по Нашим указам, а о важных делах доносить Нам. И коллегиям, канцеляриям, генераламгубернаторам, вице-губернаторам, воеводам, комендантам, на штабных дворах офицерам и всякаго звания воинским и штатским командирам, кому о сем ведать и исполнять надлежит, чинить по сему Нашему указу, и, прочитая сей Наш указ, оставлять копии, а подлинной всегда иметь ему при себе. Дан в Санктпетербурге 1734 году, маия 18 дня. Анна» 66.

17. Маия 24 имянным же Ея Императорскаго Величества указом пожаловано частопомянутым Кирилову и Тевкелеву, для означенной экспедиции на подъем не в зачет окладнаго их жалования каждому на год. 28 числа того ж месяца подано от него, Кирилова, Ея Императорскому Величеству доношение и роспись, сколько каких чинов в экспедицию и другаго чего потребно, при том же просил он, Кирилов, и о сем, дабы позволить ему по его охоте свободную иметь корреспонденцию со всеми разосланными в губернии и провинции геодезистами, чтоб начатую им генеральную ландкарту67 окончить, на которое его доношение 31 дня того же месяца за подписанием Ея Императорскаго Величества резолюция последовала с повелением все исполнять, что он, Кирилов, тем своим доношением представил. Между прочим, оною высочайшею резолюциею и сие повелено, чтоб будущим с ним, Кириловым, штаб- и обер-офицерам жалованье и рационы и на денщиков – против армейских полков, а которые не подлежать будут к перемене чинов, тем к их окладам велено учинить прибавку по разсмотрению, и выдать жалованья для отправления их всем вперед на год.

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея

18. И по тому Ея Императорскаго Величества высочайшему указу определены и с ним, Кириловым, из Санктпетербурга отправлены инженерных чинов для строения города: капитан – один, порутчик – один, кондукторов68 – два, морских для Аральскаго моря: порутчик, мичман, штурман, ботсман, писарь, ботсманмат69, шесть матрозов, два конопатчика галерных, для того ж галерной мастер, галерной ученик, два десятника70, четыре плотника; штаб- и оберофицеров для экономических и протчих городских дел: маиор, десять человек прапорщиков, в том числе четверо из кадет, унтер-офицеров – два, капралов и рядовых – тринадцать человек; из геодезистов для описи и сочинения ландкарт: порутчиков – два, подпорутчиков – четыре, в том числе один переводчик, прапорщиков – два; канцелярских служителей – бухгалтер, канцелярист, подканцелярист, копист; артиллерийских служителей: бомбардиров – два, кананеров – четыре.

19. Всех оных служителей статской советник Кирилов в команду свою действительно получил по посланным из Правительствующаго Сената в надлежащия места указам 7 числа июня, котораго числа и сочиненная городу привилегия от Ея Императорскаго Величества всемилостивейше апробована и собственноручным Ея Императорскаго Величества подписанием, також и государственною печатью с золотыми шнурами и с масифными кистями привязанною, и в позлащенной ковчег71 положенною, где наверху изображен государственный герб, утверждена. И понеже та привилегия – наиглавнейшее основание как города, так и всех ему, Кирилову, порученных дел; того ради разсудилось внесть здесь точную с нея копию:

«Божиею милостию Мы, Анна, императрица и самодержица всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем во всенародное известие:

Какое Мы попечение имеем о пользе и благополучии и разширении Нашей империи, о том довольно видно из Наших новых учреждений сухопутных и морских войск, такожде распорядков государственных. К тому ж отправленныя в разныя места экспедиции явно сами показывают, что оныя, несмотря ни на какое из Нашей казны и росходы, к пользе и славе Нашей империи чинятся. Между теми начатыми делами уже самым действом с Божиею помощию исполняется, что в Азии Великой Татарии в 1731 году киргис-кайсацкой воинской народ, между которыми первейшей Абулхаир-хан, владеющей Меньшею ордою, а потом и протчие двух орд ханы и знатные старшины и все войско во многом числе обретающееся, и особливой киргис-кайсацкой народ с их ханом без всякаго движения Наших войск, но из своей воли, в Наше вечное подданство вновь пришли. А аральской хан и с народом такого ж подданства Нашего желает. И тако Мы в разсуждении о сих новых Наших подданных народах, кои с старыми Нашими же подданными башкирцами и калмыцкими ордами в близости живут, и прежде всегда имели друг на друга нападения, и тем сами себя раззоряли, паче же отправляющейся полезной коммерции в Великую Татарию, в Хиву и в другия места http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея многия в пути раззорения наносили, запотребно72 изобрели вновь построить город при устье Орь реки, впадающей в Яик, дабы чрез то в покое, как оныя орды в подданстве содержать, так и коммерцию безопасную в пользу Нашего интереса и Наших подданных иметь, и для строения того города особливую нарочную73 экспедицию в немалом числе статских и воинских чинов отправили. А понеже всякая не точию от новых, но и от старых городов желаемая польза интереса Нашего ни от чего инаго зависит, как от порядочнаго учреждения и расположения в гражданстве и от умножения жителей, того ради сей новой город сею первою

Нашею привилегиею всемилостивейше жалуем, и впредь будущия времена утверждаем:

1. Сему городу, с Богом внове строиться назначенному, имяноватися Оренбург, и во всяких случаях называть и писать сим от Нас данным именем; в котором городе жалуем и даем соизволение всем и всякаго народа российским, кроме беглых из службы Нашей и людей и крестьян, в подушной оклад74 положенных, купечеству, мастеровым и разночинцам, также иностранных европейских государств иноземцам, купцам и художникам и тутошным башкирскому народу, и живущим с ними, и новоподданным Нашим киргис-кайсацким, каракалпакским народам, и из азиатских стран приезжим грекам, армянам, индейцам75, персам, бухарцам, хивинцам, ташкенцам, калмыкам и иных всякаго звания и веры приходить, селиться, жить, торговать, и всяким ремеслом промышлять, и паки на свои прежния жилища отходить свободно и невозбранно без всякой опасности и удержания.

2. Такожде в первые три года, то есть с 1735 по 1738 год, для новости сего места, ни с каких торгов в казну Нашу пошлин опричь определенной городской части не имать, а кто похочет селиться и жить, тем не точию безденежно места под дворы, кладовые анбары, лавки отводить, но и сколько возможно к строению, как лесными, так и каменными припасы из казны Нашей помогать, за которые истинныя деньги выплачивать в Нашу казну без процентов по расположению в десять лет.

3. Чтоб в том городе жители и проежжие во всяком порядке и благополучии, довольствии были, и суд и расправу имели справедливую, того ради определяем быть магистрату76 в числе трех бургомистров и шести ратсгеров77, и суд установить, и иметь каждаго народа по Нашим указам сколько возможно, согласуясь с их обычаями и правами, справедливо без всякия волокиты и не взирая на сильнаго и богатаго, но всем равно, и для того о тех иных вер народах, о судах и справедливостях, по которым первые удовольство имеют, а винные штрафуются, сколько возможно, на российском и их языках описать, дабы всякой знал на своем языке, почему он оправлен78, или обвинен.

4. Магистрату в правлении дел иметь разделение, а именно: 1) В магистратской канцелярии первенствующий очередной бургомистр один, с ним ратсгер, протоколист. 2) В нижнем градском суде бургомистр, ратсгер, а с ним в товарищество, ежели российскаго судить будут, то от российских гражданских старшин два, а буде иностраннаго, то их вер лучшим и искусным людем двумя же или трем человекам. 3) В казенной магистратской конторе бургомистр – один, ратсгер – один, с ним из граждан – два и бухгалтер. 4) В сиротском суде и у смотрения в http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея содержании церквей, школ и шпиталей79 и богаделен80 гражданских – ратсгер с двумя гражданами, нотариус или бухгалтер. 5) У публичных строениев и учреждений цехов, у записки в цехи, и у содержания списков всем гражданам, и у смотрения, чтоб излишних или напрасных между обществом росходов не делали, ратсгер – один, с ним из цеховых старшин – два; в его ж владении маклеры81, браковщики, мерщики, вязальщики и иные тому подобные общие служители. 6) В магистратской полиции и над смирительными домами82 и у смотрения над вольными домами83 и над винными продажами, над пивом, над харчевыми торгами84, чтоб в цене не возвышали, но умеренно продавали – ратсгер, с ним два из старшин цеховых; и тако всем трем бургомистрам особливое дело, и быть безпеременно.

5. Такожде повелеваем магистрату и его членам, когда они при своих делах расположены будут, иметь особливо других градских чинов, а именно: архитектора с гезелями85, доктора, лекаря, аптекаря при шпиталях градских, присяжных адвокатов, разсыльщиков, и разных нацей особливых, дабы за незнанием языка и обычая кто к кому послан будет, никаких напрасных озлоблений не делали, и иных, кои потребны и нужны будут, по состоянию того места и народа.

6. При первом учреждении бургомистров и ратсгеров выбрать всему гражданству по большому числу голосов из природных российских и из иноверцов, кои в гражданство запишутся, и представить команду имеющему в том городе, а ему не одному, но обще с протчими своими товарищи в присутствии, лучших конфирмовать, а ежели явятся по общему усмотрению недостойные или подозрительные, тех иными достойными велеть переменять. И которые таким образом конфирмованы будут, тем быть непеременным. А впредь на выбылыя86 места избирать по старшинству и достоинству, из магистратских же чинов и других достойных, на каждое место человека по два или по три, при которых выборах с магистратскими членами быть, и подписываться от гилдов87 старшинам, и кого выберут, представлять и конфирмовать вышеписанным образом достойных, но при том смотреть, чтоб всех членов иноверных не больше половины было, и у главных дел первенствовать российским природным, а протчих членов и служителей избирать и принимать всему магистрату, без представления командиру градскому, верных, достойных и неподозрительных, а другим никаким командам в те выборы ничем к ним не мешаться и не препятствовать.

7. Чтоб магистратское правление и членов онаго принимали и респектовали, так как от Нас, Императорскаго Величества, к правительству градскому учрежденных, того ради всемилостивейше жалуем в статские ранги: бургомистров – в девятый класс, ратсгеров – в десятый, им же достоинство и честь шляхетскую88 иметь по смерть, или кто в преступление впадет, за которое по суду лишен будет; того ради також позволяем магистратским членам русским и иноземцам европейским шпаги носить, а иноверцам азиатским – сабли, и во время общаго в магистрат собрания во особливом черном платье заседать.

8. В протчем жалуем сей магистрат и все купечество и ремесленным определяем иметь особливую градскую печать, которую всегда хранить в канцелярии магистратской во особом ящике за замком и печатью заседающаго бургомистра, со изображением в той печати, как следует: в щиту золото и черная краска, трижhttp://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея ды поперек разделены суть государственные цветы в знак Нашей Императорскаго Величества милости, а для того трижды разделены, что трех подданных Наших народов сей город защитою и прибежищем быть имеет. Два копья в щите и два ж наверху сложены, и два ж по сторонам стоящия надданы, что оные народы сие оружие обыкновенно на войне употребляют.

9. При сем же учреждении всемилостивейше магистрату и гражданству определяем доходы на жалованье, на содержание церквей, школ, шпиталей и на публичныя строения, а именно: в первые три года позволенные торговать безпошлинно, градской части по два процента с рубля, а в следующие потом тех двух процентов не брать, а получать из настоящей таможенной пошлины, какая там по состоянию тамошних торгов без отягощения положена будет. Также из акцызу89 треть да с торговых караван-сараев90, то есть с гостиных дворов, с кладовых анбаров, с торговых рынков, с лавок и с протчих, какия быть имеют, по обычаю купеческому оброчныя земли, зборы от градской части, от записки в гражданство и в цехи, по скольку магистрат и гражданство запотребно и без тягости установить и на то конфирмацию получать, особливо же на школы и шпитали, выморочныя91 граждан имения и штрафныя деньги.

10. Тем всем градским доходам, как ныне назначенным, так ежели впредь сыщутся, без тягости людской по усмотрению магистратскому и всего гражданства доходы, сколько действительно в зборе, и на какие росходы употреблены будут, и что за росходом останется, о том генеральные92 годовые курантсчеты93 по регулу94 бухгалтерскому подавать командиру того города в генваре месяце наступающаго года, а командиру, определя от себя однаго или двух человек, обще с магистратскими депутатами освидетельствовав счеты, отсылать в Нашу ревизион-коллегию95 для взнесения в государственную о приходах и расходах табель.

11. Також всемилостивейше соизволяем в сем новом городе европейским иноземцам и азиатским народам свободное содержание их вер и духовных персон и строение по своим законам церквей, но при том им себя содержать в надлежащем порядке, не примешиваясь к тому, отчего б могло быть предосуждение96 Нашея христианския восточныя католическия всероссийския церкви и Нашим государственным правам и уставам.

12. Свободное ж произведение всем, как российским, так и иноземцам, всяких заводов и фабрик с позволением и разсмотрением от магистрата, а наипаче такие, для коих материалы тамо сыскаться могут, и кто станет для строения таких заводов и фабрик в городе требовать порожжих мест, тем давать от магистрата безденежно и вечно. При том же позволяется такия фабрики и заводы строить и иметь около города, разстоянием до ста верст, в ведомстве и призрении городскаго магистрата, токмо кои земли башкирскаго народа, о тех прежде иметь с владельцами письменные договоры и без владетельскаго письменнаго договору отнюдь не допускать. Сверх того фабрикантам и заводчикам чинить от магистрата пристойное вспоможение и наставление, дабы чрез умножение таких заводов и фабрик город и жители пользу имели.

13. Никого из граждан неволею ни в какия службы и к делам и к зборам и в счетчики не брать, и тем от их гражданскаго промыслу отнюдь не отлучать, а кто http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея сами пожелают из жалованья служить, тех магистрату не удерживать.

14. Постю никакого у всех граждан не ставить, а для определенных к делам Нашим и для приежжих на время, и для воинских людей сделать особливые домы, которые во всякой исправности содержать градскому командиру, а магистрат и граждан тем ничем не обязывать, а дров и свеч от них не требовать.

15. Всем гражданам позволяется товары свои, по смотру таможенном и по заплате пошлин, вольно иметь и содержать в своих домах и в других покоях и анбарах, где к своему охранению хотят, а которые приежжие, как русские, так и иноземцы, не запишутся в здешнее мещанство – тем в публичных гостиных дворах и анбарах, также и в наемных у граждан собственных, кои по силе сей привилегии построят.

16. Пиво, вино, мед и водки строить про себя и на продажу, содержать вольные домы гражданам свободно. Также и из других мест, кто откуда может, всяких чинов людям, и на продажу в сей город привозить, и продавать гражданам, об том не запрещается, точию со всего того платить акциз, какой по усмотрению градскаго командира обще с магистратом положен будет, и Наша всемилостивейшая конфирмация возпоследует.

17. Кроме купечества и ремесленных, и башкирскаго и других иноверческих народов, другим, как воинским, так духовным и штатским чинам, отнюдь торгов не иметь, а ремесленным, не записався в цех, на сторону и на продажу не работать, под потерянием всех тех товаров, с которыми поиманы будут.

18. Всякаго звания служилым и штатским всем приежжим чинам, купцам, мастеровым и иноземцам, являться сперва при въезде в город на заставах и записываться, с чем кто едет, и с каким пашпортом, или без пашпорта и, не держав ничего, впускать, также кто из города хочет отъехать, тем давать пашпорты: купцам и ремесленным иноверцам, кои для торгу приежжали – из магистрата за магистратскою печатью, а протчим, к магистрату не подлежащим, – от градскаго управителя, с которыми по тому ж на заставе кратко отнюдь не удерживать, а башкирцам никаких пашпортов не имать, понеже они живут около сего города, дабы напраснаго в брании пашпортов труда им не было.

19. Во утверждение вышеписаннаго всего принимаем Мы магистрат и купцов ремесленных во особливое защищение и охранение собственныя Нашея Императорскаго Величества милости, и от разных команд воинских и гражданских, какия б в том городе впредь ни случились, отрешаем, но все то всемилостивейше полагаем на полное собрание магистрата под призрением командира сего города, и ежели б что магистрат не праведно решил и будет у них у гражданскаго командира челобитье, и те прошения сперва командиру с другими своими товарищи обще разсмотреть, и буде не подлежит дела смотреть, тогда призвав магистратских членов с делом слушать вновь, и, учиня присягу, в правосудии решить обще, а которыя прошения явятся недельныя, такия, не призывая магистрат, отдавать челобитчикам, а кто и сим решением недоволен, таким бить челом о переносе тех в Нашем Сенате, или в сенатской конторе, где, разсматривая, решить по тем же правам и обычаям, по которым в гражданском магистрате решено. А кои дела в магистратском суде словесно произходили, по тамошнему, или азиатских народов обычаю, о тех и гражданскому командиру словесно разбирать и правды http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея сыскивать и оканчивать словесно ж и безпристрастно ж и на такой словесной суд более апелляции не имать, разве вновь с головы похотят произвесть суд письменной.

20. Что же ко изъяснению по сей Нашей всемилостивейшей привилегии к доброму порядку и учреждению гражданскому, и к которому правосудию и удовольству просителей надлежит, о том впредь гражданскому командиру с магистратом сочинить регламент, и для всемилостивейшаго Нашего разсмотрения и конфирмации прислать к Нам. И тако сию Нашу Императорскую всемилостивейшую привилегию собственною Нашею Императорскаго Величества рукою подписали, и государственною печатью утвердить повелели. Дана в Санктпетербурге, лета Господня 1734 году, июня 7 дня, государствования Нашего в пятом годе.

Подлинная за подписанием собственныя Ея Императорскаго Величества руки, тако:

Анна» 97.

__________________________________

Зюнгорския впадения непрестанно почти на сибирския крепости и жительства в разныя времена произходили, а при том многия затейныя требования с стороны их на сибирския места и народы чинены, и дань усильством с разных сибирских народов усмогали, как то еще и доныне зюнгорской владелец от живущаго между Тарским и Томским уездом барабинскаго народа98 издревле российскаго подданнаго вымогает, ко удержанию чего в 1743 году с стороны Оренбургской комиссии разсуждение учинено и Правительствующему Сенату представлено, а киргис-кайсаки время от времени с сибирской стороны верст на 300 жительства опустошили, где и ныне одна степь; равно же и в Казанской губернии от них чинено, особливо же в 1717 году один киргиской99 владелец тысящах в десяти под закамской пригород100 Новошешминск101 подступал, и, взяв оной, многое число людей полонил, но оные доброю поступкою полковника Суяза отбиты, и те киргис-кайсаки с немалым их уроном возвратиться были принуждены102.

Сей народ, по известиям от самых башкирцов, был один с нагайцами103, и жили они около сибирских границ, где от сибирских ханов великия раззорения претерпевать были принуждены, и оттого на конец из своих мест под предвождением однаго своего хана, именем Тюрей104, удалились и пришли в разсеяние, из коих некоторые за Яик105, а другие за Волгу в степи перешли, и тамо жилище свое имели. Нынешние башкирцы, будучи еще под именем нагайцов, отдалясь от них, умыслили было в прежних своих местах остаться, но за то от своих владельцов совсем были разграблены и раззорены, и пропитание свое имели с крайнею нуждою зверем и рыбою, когда они от удалившихся от них нагайцов и имя «башкурт», то есть главной «волк», или «вор», в поругание свое получили106. В таком бедном состоянии достались они сперва казанским и сибирским ханам107, которые их еще в большее раззорение привели и несносными податьми обложили. Но как царь Иван Васильевич108 Казанское царство взял109, то они, видя с казанскими татарами добропорядочныя поступки и от утеснения их сибирскими ханами и киргис-кайсаками отмену, после Казанскаго взятья спустя года с три, и тако около 1555 году в российское подданство пришли110, и за то не токмо те земли, коими они прежде подданства своего владели, еще будучи малолюдны и в крайнем убожестве, а именно, за Камою рекою и около Белой Волги, коя после Белою рекою названа111, им, башкирцам, подтверждены, но сверх того и другими многими, на которых они ныне жительствуют, пожалованы, как то свидетельствуют и жалованныя граматы, у многих поныне имеющияся112. И понеже при вступлении их в подданство может быть так, как от безсильнаго и весьма изнуреннаго народа, никаких противностей нечаянно, то и никаких к безопасности и содержанию их учреждений было не сделано, но они, как от природы непостоянной народ, получа довольство во всем от многих пожалованных им земель и угодей и в сожительство свое набрав многих бедных иноверцов и сходцов разных уездов113, чрез недолгое время так усилились и http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея в толикую вольность пришли, что многия продерзости чинить отважились, а на конец явным уже образом бунтовали в намерении, чтоб им, отрешивши подданство свое114, особливое владение установить115. Из таковых их бунтов под державою Российскою, прежде нежели Оренбургская комиссия учреждена, главные были два116: первой – в 1662 году, во время государствования царя Алексея Михайловича117, в котором главным зачинщиком и предводителем был их башкирской старшина Сеит, от котораго и называется бунт сей Сеитовской118.

Он не только на ту противность всю Башкирию приклонил, но и с киргис-кайсаками соединясь, года с три то свое бунтовщичье намерение продолжал, и все закамские пригороды с большою частию Казанскаго уезду раззорил, и многия тысящи христиан погубил. Для усмирения бунта послан был с Москвы полковой воевода Федор Васильев сын Зеленов с стрелецкими полками, у котораго в команде донские и яикские и украинские казаки находились. И едва оной их бунт по претерпении безчисленных убытков успокоен без всякаго тем злодеям отмщения. Второй бунт, называемой Алдаровской и Кузюковской, начался в 1704 году в декабре месяце под предводительством Алдара и Кузюка119. Притчины ко оному поданы неразсудными поступками бывшаго на Уфе Александра Сергеева, которой с них неумеренною строгостию требовал лошадей и выдачи беглых людей, в их жилищах укрывавшихся, и, как сказывают, несколько старшин башкирских на одном у себя обеде до смерти запоил120. В сие замешание не только вся Башкирь121 поголовно, но и уездные татары122, мещеряки123 и другие иноверцы совершенно уклонились и многия тысячи людей побили, а жилья все выжгли. К городам же к Уфе, Бирску и Мензелинску сильные приступы чинили и до самой Казани только за 30 верст не дошли, отколь они едва отбиты изрядными учреждениями казанскаго губернатора Кудрявцова124, которой живущих в Казане татар, жен и детей забрав в аманаты, протчих всех выслал против оных злодеев. С сими, тако же и с другими наряженными и позволенными от него партиями, оные башкирцы внутрь Башкиря прогнаны. Для конечнаго же пресечения сего их башкирскаго злодейства в марте месяце командирован был боярин князь Хованской125 и при нем восемь полков воинских людей и довольное число нерегулярных, которой, дошед пригорода Алабуги126, остановился, а внутрь Башкири послал два полка под командою подполковников Хохлова127 и Аристова, из коих Хохлова полк, не доходя Соловарнаго городка128, почти весь от них, воров, разбит, а Аристов близ пригорода Бирска129 и под деревнею Толамасами многия ж с ними сражения имел, и тако едва оной их бунт успокоен в 1708 году пожалованным тем ворам прощением. Но и после того было от них не без продерзостей же130.

Зюнгорской, то есть черных калмык131, владелец, смежной, как выше значит, к Сибирской губернии, с Китайским государством, к Малой Бухарии132 и к киргискайсацкому владению, между всеми тамошними за сильнейшаго почитается, и власть над подданными своими, подобно самодержавной имеет, от котораго калмыцкаго народу и волские калмыки, российские подданные, произошли. Прежде в том владении никаких городов не было, но усилившись перед протчими, завладели с полуденную сторону у киргис-кайсацких ханов Туркестант133, Ташкент, Саирам134 и другие, отбив тех ханов в степь, в соседство к каракалпакам и башкирцам; с другую сторону из китайскаго владения многие ж города побрал, и непрестанно с китайцами в войне находился, получая чрез то разныя себе авантажи, далай-ламу раззорил135, недавно136 киргис-кайсацкую Большую орду в подданство свое привел и аманатов от нее имеет, Бадакшаном137 и другими малыми, но богатыми, в Великой Татарии имеющимися провинциями овладел, и под киргис-кайсак неоднократно подбирался, как то в 1746 году немалое число войска своего до самой Орской крепости138 за ними посылал, однако удержан от того с стороны Оренбургской комиссии; он же, как сказывают, завел у себя чрез однаго бывшаго у него в полону шведа артиллерию и разные горные заводы заводит139, веры со всем своим народом идолопоклоннической140, и есть со всеми своими людьми отродья мунгальскаго141.

Тарханы142 в башкирском народе изстари царства царя Ивана Васильевича, как под российское владение пришли, и после того жалованы за службы, за что и помянутой Таймас в 1734 году пожалован. Тархан разумеется служилой башкирец143, а не ясашник144, и для того пред ясашниками они в почтении, и то по своему обычаю паче жалованья в награждение себе ставят. Сей у них заслуженной чин одним давался вечно детям и внучатам, а другим – http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея на одну персону, и всегда, куда на службу наряд, то тарханы первые служить должны. Тарханы имели вольность пред ясашниками в том, что они, где б хотели, землею владеть, сена косить и рыбу ловить могли, и в том ясашники не спорили, только до бортных угодей и бобровых гон касаться было нельзя. Однако ж ныне есть, что тот обычай и у самих у них выходит, понеже всяк имеет земли и угодей довольно. Кто из ясашников пожалован бывает в тарханы, тот сам с себя ясаку не платит, котораго самая малая часть берется – или лисица в восемьдесят или куница в сорок, или батман145 меду в 90 копеек с двора, в коих людей их бывает по немалому числу.

Понеже при Оренбургской комиссии о Тевкелеве в киргис-кайсацкую орду отправления никаких обстоятельных известий, яко до начала оной комиссии случившейся, нет, и тако оная его посылка и комиссия кратко и по одним словесным известиям ныне описана. Впредь, ежели что ко описанию достойное уведается, то особливо к сему ж приобщено быть может146.

Между всеми его, Кирилова, представлениями достопамятнейшее есть, чтоб не допустить зюнгорскаго владельца ко овладению киргис-кайсацких орд, чрез чтоб он в наибольшее условие притти, и России, а паче Сибири, опаснейшим соседом учиниться б не мог.

–  –  –

20. По получении оной привилегии статской советник Кирилов и полковник Тевкелев, учиня ко отправлению своему надлежащее приуготовление, сами и с ними ханской сын и киргис-кайсацкие и башкирские старшины, получа у Ея Императорскаго Величества отпускную всемилостивейшую аудиэнцию, отправились из Санктпетербурга на пяти речных судах 15 июня, приказав команду над оставшими в Санктпетербурге команды его, Кирилова, служителями, от флота порутчику Бахметеву, которой недели чрез две из Санктпетербурга на ямских подводах отправился, и тако следовали они, Кирилов и Тевкелев, рекою Невою до Шлюшенбурга1, куда прибыв по желанию ханскаго сына и протчих, смотрели помянутую крепость, о которой Тевкелев, будучи в киргис-кайсаках, прославляя оружие российское, сказывал, что взята крепость каменная, на самом водяном ходу имеющаяся, чему киргисцы много удивлялись и российских военных за крылатых людей почитали, якобы на крылах такую быстрость перелететь и на крепость сесть могли. Не мало ж удивлял их и Ладожской канал, на великой обширности сделанной. По прибытии же их водою до Бронниц2 ханской сын и прочие по удовольствовании подводами оставлены были следовать позади с довольным и безопасным провожанием, а сами они, Кирилов и Тевкелев, поехали на почтовых лошадях в Москву, куда 29 июня прибыли.

21. Прежде Кирилова отправления к Абулхаир-хану и ко всему киргискайсацкому народу Ея Императорскаго Величества всемилостивейшая грамота от 20 числа апреля послана к нему, хану, наперед, с которою отпущены из бывших у двора Ея Императорскаго Величества киргис-кайсак двое, Татлымбет-батырь да Байбек-теленгут3, и с ними из башкирскаго народу три старшины, Коджаш Рахмангулов, Сейт Юрасткулов, Букчура Тюнтеев. Во оной грамоте хан похвален за его верныя старания в приведении Большой и Средней киргизских орд в подданство с обнадеживанием, ежели грабители отправленнаго в Хиву и в Бухару с Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащия. 1759. Февраль. С.103-148.

* http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея караваном полковника Гарбера4 принесут Ея Императорскому Величеству повинную, всемилостивейшаго им прощения. При том же объявлено ему, хану, и сие, что сын его Эрали и брат его Нияз-салтан с их старшинами, также и Большой орды посланцы, пред всепресветлейшей Ея Императорскаго Величества престол допущены, и в милости Ея Императорскаго Величества пребывают, и вскоре с полным на все его, хана, прошения решением отправятся. Сверх того рекомендовано ему, хану, чтоб он от себя в Большую и в Среднюю орды, яко они в подданство Ея Императорскаго Величества приняты, со известием послал и утвердил бы их в верности пребывать и был бы с ними, также и с каракалпацким народом, в подданство ж пришедшим, в согласии, а противников и другия неприятельския орды добрыми способы смирял, и також бы в подданство и послушание приводил, за что обнадежен наивящшею Ея Императорскаго Величества милостию.

22. При отпуске же его, Кирилова, ко всем оным новоподданным народам по указу Ея Императорскаго Величества даны ему из Государственной коллегии иностранных дел за государственными печатьми особливыя грамоты. И понеже оныя суть первыя основания, по которым те орды в подданство российское приняты и в их прошениях удовольствованы, того ради для всегдашняго ведения разсуждено их при сем слово от слова внести.

–  –  –

Киргис-кайсацкой орды Абулхаир-хану, старшине и всему киргискайсацкому войску Нашего Императорскаго Величества милость. Мы уповаем, что отпущенной отсюда с Нашею Императорскаго Величества милостивою к тебе грамотою из обретающихся здесь при сыне твоем Эрали из старшин киргискайсацких Татлымбет-батырь, Байбек-теленгут и с ними трое башкирцов уже к тебе приехали. Из той Нашей грамоты ты, Абулхаир-хан, о Нашей Императорскаго Величества к тебе высочайшей милости и о содержании здесь сына твоего во всякой милости обстоятельно уведомился. А ныне Мы, великая государыня, Наше Императорское Величество, из особливаго Нашего милосердия к тебе, Нашему подданнному Абулхаир-хану, и старшинам и ко всему киргис-кайсацкому народу, и на прошение твое, Абулхаир-хана, всемилостивейше склонились и соизволили послать отсюда Нашего статскаго советника Ивана Кирилова и Нашего ж полковника мурзу Маметя Тевкелева, и указали город при устье Орь реки построить, и людьми и артиллериею, пушками и мортирами и протчим воинским снарядом5 снабдить для удобнейшаго и скорейшаго тебя, Нашего подданнаго Абулхаирхана, и старшин и всего войска, такожде и других киргис-кайсацких и каракалпацкаго в Наше подданство пришедших орд ханов и старшин и всякаго войска и посольства, от Наших и ваших неприятелей охранения и защищения, в чем во всем от Нас, Императорскаго Величества, дана им, статскому советнику и полковнику Тевкелеву, полная мочь. А с ними ж и сын ваш Эрали-салтан и брат Нияз-салтан и при них старшина и рядовые все возвратно к тебе отпущены, с награhttp://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея ждением Нашего Императорскаго Величества жалованья при отпуске и на проезд со удовольствием. И тебе, киргис-кайсацкой орды Абулхаир-хану, старшине и всему киргис-кайсацкому войску, видя сию Нашу Императорскаго Величества, к себе милость, наипаче верныя службы оказывать, и как при первом случае во время строения города, так и всегда, от незапных неприятельских нападений всякое охранение чинить, и о худых и противных чьих намерениях и замыслах Нашим статскому советнику Кирилову и полковнику Тевкелеву и войскам Нашим, где как случай допустит, заблаговременно ведомости подавать, и других упомянутых подданных Наших ханов и старшин и войско в том утверждать и во всем так поступать, как Нашему Императорскому Величеству подданическую присягу ты, Абулхаир-хан, и старшина и войско учинили. В протчем оные Кирилов и Тевкелев имеют указ Наш пространнее тебе объявить и изустно о Нашей Императорскаго Величества милости тебя обнадежить, чего ради тебе, Абулхаир-хану, с ними видеться почасту, и что они тебе о случающихся делах говорить станут, верить и потому исполнять. Дан в Санктпетербурге июня 10 дня 1734 году, государствования Нашего пятаго года».

У подлинной грамоты Ея Императорскаго Величества государственная печать.

<

–  –  –

«Божиею милостию Мы, Анна, императрица и самодержица всероссийская и прочая, и прочая, и прочая.

Нашему подданному Шемяки-хану6, старшинам и всему киргискайсацкому Средней орды войску Нашего Императорскаго Величества милость.

Нам, великой государыне, Нашему Императорскому Величеству, известно, как в 1731 году ты, Шемяки-хан, в бытность посланнаго Нашего в киргис-кайсацкую орду мурзы Тевкелева в подданство Наше вступил, и в верности Нам присягу учинил, а потом, преступя тое присягу, твоей орды кайсаки на Наших подданных башкирцов нечаянно напасть и раззорение им учинить хотели, а после в другой ряд ты, Шемяки-хан, сам с своими кайсаками на них же, башкирцов, приходил и, как сперву, так и в другой приход от тех Наших подданных башкирцов побеждены, и в том другом приходе, не входя до крайности, съехався с башкирцами, помирились, и ты, Шемяки-хан, по-прежнему, а старшина и войско вновь. Нам, великой государыне, Нашему Императорскому Величеству на верность присягали, и о принятии в Наше подданство со всенижайшим прошением нарочных посланцов на Уфу присылали, которые твои посланцы и назад к тебе отпущены. А понеже ныне по всемилостивейшему Нашему Императорскаго Величества соизволению посланы Наш статской советник Иван Кирилов да полковник вышеозначенной мурза Тевкелев для строения при устье реки Орь города, и дана им полная мочь, киргис-кайсацкой орды ханом и старшине и всему войску Наше соизволение объявить, и Наших верных подданных милостию Нашею обнадежить, и желающим быть в подданстве Нашем утвердить присягою. Того ради Мы, великая государыhttp://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея ня, Наше Императорское Величество, по самодержавной Нашей власти и с особливаго Нашего к киргис-кайсацкому народу милосердия, тебе, Шемяки-хану, старшине и всему кайсацкому Средней орды войску, ежели вы по намерению вашему в подданство к Нам верно приходить и быть желаете, учиненную твою, Шемяки-хана, по первой присяге проступку всемилостивейше прощаем, а в протчем, что тебе, Шемяки-хану, и всему войску кайсацкому Средней орды делать, как поступать надлежит, – о том имеют указ Наш вам объявить статской советник Кирилов и полковник Тевкелев. Дан в Санктпетербурге июня 10 дня 1734 года».

У подлинной грамоты Ея Императорскаго Величества государственная печать.

Третия грамота – в Большую киргис-кайсацкую орду:

«Божиею милостию Мы, Анна, императрица и самодержица всероссийская и прочая, и прочая и прочая.

Киргис-кайсацкой орды бегам Коадарбию, Тюлябию, Сатай-батырю, Кайгилды-батырю, Бюляк-батырю и всей той киргис-кайсацкой Большой орде Нашего Императорскаго Величества милость. К Нам, великой государыне, к Нашему Императорскому Величеству, писали вы всенижайше, донося, что вся та Большая орда обещается быть в подданстве Нашем, а подданной Наш Абулхаир-хан всеподданнейше Нам доносил, что он вас уже в подданство Наше и принял и с тем прислал сюда ко двору Нашему посланцов ваших Аралбая и Арасгельды-батыря и при них от себя нарочнаго Татлымбет-батыря. И Мы, великая государыня, Наше Императорское Величество, на то ваше прошение всемилостивейше склонясь, соизволяем вас в подданство Наше принять на таких же кондициях, на каких в подданство Наше принят Абулхаир-хан с войском кайсацким Меньшой орды, о чем в Нашей Императорскаго Величества грамоте ко оному Абулхаир-хану писано, с нарочно к нему отправленным Татлымбет-батырем и Байбек-теленгутом и уповаем, что по тому Нашему указу он, Абулхаир-хан, о том сам известие учинил. А ныне Мы, великая государыня, Наше Императорское Величество, из особливаго Нашего милосердия ко всему киргис-кайсацкому войску соизволили послать отсюда статскаго советника Ивана Кирилова, Нашего ж полковника мурзу Мамета Тевкелева и указали город при устье Орь реки построить для удобнейшаго и скорейшаго Нашего подданнаго Абулхаир-хана и старшин и всего войска, такожде и других киргис-кайсацких и каракалпацкаго в Наше подданство пришедших орд ханов и старшин и всего ж войска и посольства, от Наших и ваших неприятелей охранения и защищения, о чем о всем от Нас, Императорскаго Величества, дана им, статскому советнику Кирилову и полковнику Тевкелеву, полная мочь. И вам, киргис-кайсацкой Большой орды бегам Коадарбию, Тюлябию, Сатай-батырю, Кайгилды-батырю и всей той киргис-кайсацкой Большой орде всемилостивейшее соизволение о сем ведать, и во утверждении вашего в подданство Наше прошения и вступления, ради учинения обыкновенной всеподданнической Нам присяги прибыть вам, бегам и старшине, самим ко оным Нашим посланным, статскому советнику Ивану Кирилову и полковнику Тевкелеву, и при них за тое вашу верhttp://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея ность, учиня Нам присягу, содержать оную во всех пунктах непременно и служить Нам верно. А Мы, великая государыня, Наше Императорское Величество, за службы ваши будем вас всегда в Нашей императорской милости содержать. Посланцы ваши по Нашей императорской к вам милости представлены здесь пред Наш императорской престол и допущены к руке Нашей, и содержали здесь во всякой милости, и на отпуске пожалованы, и в дорогу кормовыми деньгами удовольствованы, и отпущены к вам с сею Нашего Императорскаго Величества грамотою, а на словесное их доношение ответ им учинен словесно ж. Вам, бегам и батырям, посылается Нашего Императорскаго Величества жалованья по росписи, посланной на вашем языке. Дан в Санктпетербурге июня 10 дня 1734 года государствования Нашего пятаго года».

У подлинной грамоты приложена государственная печать.

Четвертая грамота – к каракалпацкому народу:

«Божиею милостию Мы, Анна, императрица и самодержица всероссийская и прочая, и прочая, и прочая.

Нашим подданным каракалпацким – Гаиб-хану, ходжам, шейхамбегам, батырям и протчей старшине и всему каракалпацкому народу Нашего Императорскаго Величества милость. Каким образом вы в 1731 году Нам, великой государыне, Нашему Императорскому Величеству, при посланном от Нас мурзе Мамете Тевкелеве о принятии в подданство Наше всенижайше били челом и в том Нам присягу свою дали, и, руками своими подписав, утвердили, и поныне в подданстве Нашем пребываете, о том Нам, великой государыне, Нашему Императорскому Величеству, пространно донесено, и Мы, великая государыня, Наше Императорское Величество, вас Нашею императорскою высочайшею милостию обнадеживаем, что вы при торговых своих промыслах и хлебопашестве спокойно и безопасно всегда жить будете, и повелеваем вам свободной торг с Нашими подданными, и куда пожелаете, иметь, и тем пользоваться, а при том в потребных случаях по указам Нашим службы свои Нам по должности подданической отдавать и верно оказывать. А Мы, великая государыня, повелели посланным Нашим статскому советнику Ивану Кирилову и полковнику мурзе Тевкелеву вас от всяких неприятельских нападений, какия напредь сего до вступления в подданство Наше каракалпацкой ваш народ претерпевали, охранять и защищать, а ежели какия произходить будут в чем-либо ссоры между вашим, каракалпацким, и другими Нашими подданными народы, в том разбирать и всякую справедливость чинить. И что от Наших подданных яицких казаков, за неведением вашего вступления в Наше подданство, взяты в полон некоторые каракалпаки, тех, отыскав вам возвратить, и впредь им, яицким казакам, то чинить запретить. Чего ради вам, хану и старшине, самим к ним, статскому советнику Кирилову и полковнику Тевкелеву, почасту приезжать и всякия ведомости сообщать, и что вам от них, Кирилова и Тевкелева, приказано будет, тщательно исполнять. Дан в Санктпетербурге июня 10 дня 1734 году, государствования Нашего пятаго года».

У подлинной грамоты приложена государственная печать.

http://kraeved.opck.org – История Оренбуржья Авторские проекты Раковского Сергея

23. По прибытии Кирилова в Москву, 18 июля учиненным Правительствующаго Сената в конторе определением определены в команду его для пробы руд – берг-пробир7, для содержания аптеки – аптекарь, для ботаники и натуральной истории8 – ботаник и историограф, для малярнаго художества – живописец, к артиллерии – штик-юнкер9, к экономии – прапорщик, комиссар10, унтер-офицеров и рядовых – семнадцать человек, для введения бухгалтерскаго учения – канцелярист один, подканцеляристов – двое, копистов – четыре, для хирургии лекарь – один, к нему ученик – один да по определению Святейшаго Синода11 – ученой священник, и несколько из студентов Славяно-латинской школы12. Сверх того на отправление его, Кирилова, с командою и со всеми тягостьми (ибо он, отобрав из лежащих в Москве в магазейнах ружей и других старых вещей довольное число, с собою взять разсудил) от Москвы до Уфы, особливо же на покупку потребных судов, на коих вся команда следовала до Казани, дана ему потребная денежная казна. И тако он, Кирилов, всем тем исправясь, всю порученную ему комиссию на одиннадцати судах отпустил из Москвы 25 числа, а сам отправился сухим путем до Коломны, куда 7 числа сентября прибыл, 11 тогож прошли Переславль Рязанской13, 13 – Старую Рязань14, а 17 прибыли в Касимов15, от Москвы водяным путем 599 верст, отколь отправлены были ко двору Ея Императорскаго Величества о следовании его, Кирилова, репорты.

24. В первых числах октября помянутой Кирилов со всею экспедициею прибыл в Казань, где он по силе данных ему указов целой Пензенской полк в команду свою принял и несколько артиллерийских служителей и из Казанскаго адмиралтейства к команде ж своей присовокупил, и разныя вещи, оставленныя от бывших в Украинском корпусе полков, из магазейна також и довольную артиллерию получил, из которых, яко же и из привезенных из Москвы тягостей несколько зимним путем на подводах, а несколько весною на судах отправить определил. И, о всем том учиня учреждение, сам с полковником Тевкелевым, с ханским сыном и с киргизскими старшинами, также и с находящимися в команде его людьми в последних числах октября отправился на Уфу1, куда прибыл 10 ноября тогож 1734 году, и по прибытии начал всякое старание прилагать, чтоб всеми для строения Оренбурга нужными потребностями исправиться и с первым бы вешним временем в поход выступить, а именно командированному Пензенскому полку и Уфимскому пехотному баталиону, с ним же командированному, также и половине уфимских дворян и казаков сказан вешней поход, чтоб к тому все благовременно приуготовлялись. Он учреждал новой Оренбургской шквадрон16, в которой набираны, по силе имяннаго указу, уфимские, бирские и мензелинские недоросли, для приуготовления и отправления провианта устроил пристани, одну в вершинах Уфы, а другую – в вершинах Яика рек, и чинил провиантские подряды. Тогда же исправляема была и лошадиная покупка. Одним словом, ничего не оставлено, что к такому дальному и новому предприятию требовалось, а при том и о порядках ко умножению уфимских прибылых доходов, которые тогда для сей экспедиции были определены, он, Кирилов, неусыпно простирался.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ МОВСЭС КАЛАНКАТУАЦИ. История страны Алуанк, Ереван, издательство АН Арм ССР, 1984, 258 с. "История страны Алуанк"—это история коренных областей Великой Армении Арцах и Утик, о которых рассматриваемый памятник содержит ценный материа...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФИЛ...»

«ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И СОХРАНЕНИЯ ТУРИСТСКИХ ЦЕНТРОВ КАК ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ МИРОВОГО ЗНАЧЕНИЯ УДК 338.486 Гордин В.Э. Матецкая М.В. КУЛЬТУРНЫЕ КЛАСТЕРЫ КАК ГЕНЕРАТОРЫ ИННОВАЦИЙ В РАЗВИТИИ ТУРИЗМА В ДЕСТИНАЦИИ В статье освещаются теоретические вопросы, связанны...»

«БЭИП "Суюн"; Том.2, Июль 2015, №7 [1,2]; ISSN:2410-1788 ПОТОМКИ БУЛГАР ПО ДАННЫМ Y-DNA — 1 Б.А.Муратов ДНК-тестирование потомков древних булгарских родов, определило у них две подветви из гаплогруппы R1a. К первой подветви принадлежит клан волжских булгар — Булгари, SNP неизвестен. По 12-маркерному STR Бу...»

«Юсупова Г.И., Алиева Д.А. УДК 297.1 Г.И. Юсупова, Д.А. Алиева Суфизм в Дагестане Дагестанский научный центр РАН, huria@list.ru _ В статье дается анализ истории и современного состояния суфизма в Дагестане. Суфизм проник в Дагестан еще в раннем Средневековье, оказал большое влияние на психологию, культу...»

«90 РУССКИЕ ГОВОРЫ Исторические звуковые изменения: произношение и восприятие (на материале диалектной речи) © Т. Н. КОРОБЕЙНИКОВА В статье рассказывается о том, как проходят исторические звуковые изменения и как они отражаются в произношении и восприятии говорящих. Ключевые слова: звуковые изменения, звуковая вариативность, э...»

«Воспоминания, дневники, письма ЛГУ при Владимире Васильевиче, в полной мере сохранялся. По крайней мере, участники конференции не только могли выносить на суд коллег свои идеи, но и сопоставлять...»

«Николас Хаммонд История Древней Греции Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=613825 История Древней Греции / Пер. с англ. Л.А. Игоревского.: Центрполиграф; Москва; 20...»

«Федорова Екатерина Викторовна ТОЛКОВОЕ ЕВАНГЕЛИЕ ФЕОФИЛАКТА БОЛГАРСКОГО В ДРЕВНЕЙШЕМ СЛАВЯНСКОМ ПЕРЕВОДЕ: ЛИНГВОТЕКСТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 10.02.01 – "Русский язык" Диссертация на соискание...»

«АРЗЮТОВ Дмитрий Владимирович ШОРЦЫ И СЕВЕРНЫЕ АЛТАЙЦЫ В XIX – НАЧАЛЕ XXI В.: ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ТРАДИЦИОННЫХ ВЕРОВАНИЙ И ХРИСТИАНСТВА СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 07.00.07 – этнография, этнология, антропология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учён...»

«1 БАЛЬГА автор Эмиль Иоганн Гутцайт (*1898 Кенигсберг †1984 Бад Эмс) Ученый-краевед и историк Даты взяты из церковной домовой книги и из церковного архива Бальги Бальга! Бесчисленное множество людей знают об этом историческом месте, об этой прекрасной деревушке с н...»

«790 ЗОЛОТООРДЫНСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ. 2016. Т. 4, № 4 УДК 930.23:94(47).04 DOI: 10.22378/2313-6197.2016-4-4.790-802 РУССКИЕ ЛЕТОПИСИ И ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ О МОСКОВСКО-КРЫМСКО-КАЗАНСКИХ ОТНОШЕНИ...»

«Новая Каледония Каторжная колония Автор: Лоррейн Паттерсон Каторга в Новой Каледонии: общая информация История каторжной колонии (фр. Bagne) в Новой Каледонии тесно связана с другой, более одиозной французской колониальной каторгой: Французской Гвианой. Новая Каледо...»

«А К А Д Е М И Я Н А У К С С С Р ИНСТИТУТ ЭТНОГРАФИИ СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ СБОРНИК СТАТЕЙ v ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА 1941 ЛЕНИНГРАД Редакция: И. Н. В п п н и к л в (отв. ред.) Д. К. З...»

«УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ, ПОДГОТОВЛЕННЫЕ ПРЕПОДАВАТЕЛЯМИ МФИ-ГФА-ФИНАКАДЕМИИ A16 Абрамова М.А. Финансы, денежное обращение и кредит : Учебное пособие. М. : Институт международного права и экономики, 1996. 136 с. А16 Абрамова М.А. Экономическая теория : Учебное пособие / М.А.Абрамов...»

«. АРМЯНСКИЕ ИСТОЧНИКИ О СРЕДНЕЙ АЗИИ, V-VII вв. Л. Тер-Мкртичян (Институт Востоковедения, АН СССР, Москва, Наука, 1979) http://www.kroraina.com/armen_ca/index.html Предисловие Map of Central Asia (VII c. AD) Введение ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИ...»

«ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ КАЛЕНДАРЬ ПАМЯТНЫХ ДАТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ ЯНВАРЬ АПРЕЛЬ ИЮЛЬ ОКТЯБРЬ ФЕВРАЛЬ МАЙ АВГУСТ НОЯБРЬ МАРТ ИЮНЬ СЕНТЯБРЬ ДЕКАБРЬ ЯНВАРЬ Памятная дата военной истории России В этот день в 1878 году началось сражение с турецкой армией при Шейново (Болгария), в котором...»

«А К А Д Е М И Я НАУК СССР ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ H. М. С Т Р А Х О В ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЛИТОГЕНЕЗА T I om ТИПЫ ЛИТОГЕНЕЗА И ИХ РАЗМЕЩЕНИЕ НА ПОВЕРХНОСТИ ЗЕМЛИ ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР М о е к в а 1960 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР Г. И. Б У Ш И...»

«ЭТНОСЫ В АФГАНИСТАНЕ: НАПРЯЖЕННОСТЬ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ Ю.П.Лалетин Этноконфессиональные взаимоотношения в Афганистане никогда не отличались гладкостью, но в 90-е годы ХХ в. они приняли форму острого конфликта и противоборства. Подобное противостояние имеет географические и исторические предпосылки. Его корни уходят глубоко в историю Афганистана и...»

«УДК 930+80 ББК 63+81 Т78 Издание основано в 2003 году Редакционная коллегия: В.И. ВАСИЛЬЕВ, Н.А. МАКАРОВ, А.М. МОЛДОВАН, Н.В. ТАРАСОВА (составитель), В.А. ТИШКОВ (ответственный редактор), В.Б. ЧЕРКАССКИЙ Рецензенты: доктор исторических наук, професс...»

«MИ HoБ PHAУ К I л Pocc| А | А Ф Е д EPAл Ь HoЕ г oс yд APс т в Е HHoE Б ю д ж Е т HoЕ oБ PAз oBAт Eл Ь HoE yч PDI ( д EHи E в Ь I с llJ o oБ PAз oBAн и я Eг ( BoPoHE) к с к и Й г oс yд APс т в Е HHЬ I Й yн и BЕ Pс и т Е т D Б oPи с oг л Е Б cК !А ЙФ И л И^ л ( Б Ф Ф Г Б oyв o...»

«А.В. Бабаш, Е.К. Баранова (Российский государственный социальный университет; e-mail: babash@yandex.ru) СПЕЦИАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ КРИПТОГРАФИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ПЕРИОД МЕЖДУ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ Чтобы обеспечивать информационную безопасность, полезно знать историю противостояния криптографов и взломщик...»

«НОМАИ ДОНИШГОЊ УЧЁНЫЕ ЗАПИСКИ SCIENTIFIC NOTES №1(46) 2016 УДК 355 Х. Х. ХУШВАХТОВ ББК 68 ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОРГАНИЗАЦИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ "ШУРТЫ" Организация обеспечения безопасности и порядка имеет очень древнюю историю и совершенствовалась с развитием общества. С начала...»

«Еналиев Зия Ханафиевич ИДЕОЛОГИЯ ТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙМЫСЛИ ХIХ НАЧАЛА XX ВЕКОВ 23.00.03 политическая куль1ура и идеология (по историческим наукам) Казань 1998 *,А:топического;ГсЬакультетагКазанского госудаоственног.о унивео-* : • -.Официальные о п п о н е ^ наук',': ^ *часбв. на* з а с...»

«Прозоров С.М. Ислам как идеологическая система. М., 2004. Разлогов К. Форум "Визуальная антропология" // Антропологический форум. 2007. № 7. С. 78–79. Разлогов К. Искусство экрана: от синематографа до Интернета. М., 2010. Семенов А.А. Как живут персы (очерк) // И...»

«Предварительная заявка Название страны: Российская Федерация Заявка составлена (кем): Министерством природных ресурсов РФ Дата: 07.02.2005 НАЗВАНИЕ ОБЪЕКТА ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ Магаданский государственный п...»

«А К А Д Е М И Я Н А У К С С С Р ТРУДЫ ОТДЕЛА ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИНСТИТУТА РУССКОЙ Л И Т Е Р А Т У Р Ы XIV В. И. ЧИЧЕРОВ t И з истории народных поверий и обрядов ("Нечистая сила и Касьян") Вопрос о так называемом "дв...»

«Петербургский институт иудаики ОЗЕРНАЯ ТЕКСТОЛОГИЯ Труды Г летней школы на Карельском перешейке по текстологии и источниковедению русской литературы Поселок Поляны (Уусикирко) Ленинградской о...»

«Фонд имени Фридриха Эберта Общественный фонд Александра Князева Афганистан и безопасность Центральной Азии Выпуск 1 Бишкек — 2004 УДК 327 А 94 Афганистан и безопасность Центральной Азии. Вып. 1/ Под ред. А.А. Князева. — Бишкек: Илим, 2004. — 166 с. ISBN 5-8355-1397-6 Сборник включает в себя статьи п...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.