WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 

«Б. Милецкая Воспоминание о прошлом Посвящаю моей семье и будущим поколениям Эти воспоминания мне посоветовал написать мой старший внук Андрей. Часто, рассказывая ему, ...»

Б. Милецкая

Воспоминание о прошлом

Посвящаю моей семье

и будущим поколениям

Эти воспоминания мне посоветовал написать мой

старший внук Андрей. Часто, рассказывая ему, еще когда

он был совсем маленьким, истории из моей жизни видела с

каким вниманиям он ловил каждое мое слово...

За плечами у меня большая жизнь. Совсем недавно я

отметила свои юбилей. И как это приятно, что сейчас

живя в Израиле часто вижу свою дочь, внуков, правнучку

и испытываю огромную радость и жажду жизни. Каждый день приносит что-то новое, интересное и так хочется увидеть как наша маленькая Данечка пойдет первый раз в школу, станет невестой....

Истоки.

Моими родителями были Рахиль ( Борисовна) Милецкая в девичестве Ашкинази и Хаим Милецкий. Родились они в конце века. Мама в городе Себежи Псковской области.

Папа в местечке Ляхоиче (Польша) Барановического уезда.

Познакомились они случайно в вагоне поезда, где папа, будучи таможенником, проверял багаж пассажиров. И вдруг он обратил внимание на симпатичную элегантную женщину (мама только что приехала из Лондона) в шелковых чулках на стройных ногах. Это и поразило его воображение. Начался роман папа влюбился и хотел взаимности. Но родители мамы были категорически против т.к. во-первых он был красавцем а во-вторых

– иностранцем.

Но сопротивление было напрасным, и они поженились. А через пару лет папу сослали в Сибирь как неблагонадежного и подданного Польши. Уехали они в пос. Инкино Колпаниевского района. Там мы и родились. Я – в 1926 году, моя сестра Деля – в 1927, а в 1930- долгожданный мальчик Боречка он и стал любимцем и баловнем нашей семьи.



Детство.

Моё осознанное ощущение детства началось примерно в 6 лет. Первые впечатления нашей жизни – густой тёмный лес и трескучие морозы. Чтобы выйти на улицу надо было под пальто надеть фуфайку, телогрейку, на голову большой платок, открывающий только глаза и кончик носа, на ноги – пимы (что сейчас валенки). Жили скромно даже бедно. Был трудный быт. Утром всегда с нетерпением ждали завтрака, который нам готовил папа.

Тонкие ломтики хлеба с нарезанными как папиросная бумага кусочками колбасы. Вкуса не ощущалось, но запах... мы довольствовались и этим. Потом горячий чай с какой-нибудь скромной маминой выпечкой. Вообще мама из ничего делала вкусный и сытный обед. И все шила нам, сама одевала с ног до головы. Праздником была еда: мороженой стерляди и строганины, которая перепадала нам очень редко, но запоминалась надолго.

В конце лета ездили в лес бить кедровые шишки, надев на лицо защитные маски от комаров, которые были в этих местах кровожадными. Запасались кедровыми орехами на год и очень любили их. Учились в местной школе.

Из-за морозов бегали в школу наперегонки, а не шли, как положено. Учились хорошо. В 1935 году шахтер Алексей Стаханов установил рекорд по добыче каменного угля.

И в одночасье стал героем и зачинщиком стахановского движения за высокую производительность труда.

Повсюду проводились митинги, конференции, слёты в честь его подвига. Нас детей тоже это коснулось. Собрали из всех школ близлежащих районов группу школьников и отправили на слёт в Колпашево. Мне было поручено прочесть приветствие, учитывая мой звонкий голос и хорошую дикцию. Но приветствие было посвящено не Стаханову, а Сталину...

Я эти строчки помню до сих пор: « Тебе, мой учитель, мои все желания, и мысли, и думы и сердца порывы.

Кто мог бы подумать?

Кто мог бы поверить? »

(дальше выпало из памяти) После этого слёта появились статьи в местной газете с моей фотографией, стоящей на третьей скамейке снизу (стояло несколько скамеек в высоту) с пионерским салютом. Встают в памяти катания на санках, прогулки по скучным, холодным улицам. И школа. Учились прилежно, а после школы бежали домой, чтобы поиграть с Боречкой; ведь игрушек-то не было никаких, поэтому мы с Делей придумывали разные шумные игры, чтобы развлечь и развеселить его.

У родителей были друзья из числа репрессированных людей – умных, достойных интересных людей. Они часто собирались у нас.

Вот так протекало наше холодное, голодное, скучное детство. В это время я прочла свою первую книгу, кажется «Овод» Войнич и больше я с ней не расставалась никогда. Боречка пошел в 1й класс. А в 1938 году нашему пребыванию в Сибири пришел конец. Мы отправились в город Волховстрой.

В 1939 году папа получил возможность поехать в Польшу, к родным. Мы ждали его возвращения с нетерпением и тревогой. Все обошлось благополучно. Он повидал всех родных, был счастлив, привез нам много красивых подарков. А летом 1941 года я должна была поехать в с.

Ляховичи, но суровые обстоятельства изменили наши планы и поездка отпала. А в период «Катастрофы» все наши родственники погибли в гетто, кроме младшего брата папы Симы, который после всех перепитий попал в Израиль и там прожил долгую активную жизнь до 1996 года.

«А завтра была война»

22 июня, в 12 часов дня на площади в центре Выборга (я гостила у папы, он там временно работал) я увидела толпу народа, собравшуюся около громкоговорителя, из которого несся голос Молотова В.М. тогдашнего председателя правительства со страшными словами:

«Война! Война!» Все смешалось в той жизни, и я должна была срочно возвращаться в Ленинград, к тети Мусе.

А уже потом в Волховстрой, где мы в то время жили.

А 3 июля – обращение Сталина со словами: « Братья и сестры» вызывали слёзы. Разве можно было тогда представить, сколько ужасов, страданий и зла несет этот голос. А затем голос Левитана, мужественный и глубокий, несущий ежедневные сообщения – сводки о войне, о поражениях и победах, об отступлении и оставленных городах. Но в Волховстрое мы оставались недолго. Папу перевели в город Дно, и уже оттуда эвакуировались в город Сокол Вологодской области. Переезд был тяжелым и мучительным. Мы ехали на открытых платформах в грязи и копоти. На длительной остановке в городе Мга нам разрешили выйти с поезда и мы потеряли Делю, которая уснула где-то под кустом. К её чести, она оказалась собранной, сообразительной, проснувшись и увидев, что наш поезд медленно тронулся в путь, она пересела в поезд шедший в Ленинград и скоро оказалась у тёти Муси.

Город Сокол, куда нас спешно эвакуировали, был небольшой провинциальный городок с невысокими деревянными домиками на реке Сухона: холодный и мрачный.

Там находилось три промышленных предприятия:

целлюлозно-бумажный комбинат, фанерный комбинат и спиртоводочный завод и было несколько заметных трёхэтажных зданий: здание школы, где находился госпиталь и здание Райисполкома. В основном дома были безликими, убогими, серыми. Остановлюсь на фанерный комбинате, его директором был ленинградец Б.

А. Сирота. У него же подрабатывала моя сестра - Деля.

Он же впоследствии стал моим мужем, очень преданным, любящим, заботливым с ненавязчивой мудростью и необыкновенно трепетным отцом и дедом. Вернувшись из эвакуации в Ленинград, он поступил на работу на завод «Монументскульптура» (единственный в СССР).

В начале на должности главного механика, а затем зам.

директора завода и проработал там более 40 лет. Он работал с выдающимися скульпторами, такими как, Вутегичь, Томский, Кербель, Аникушин и с которыми творческое сотрудничество переросло в человеческую дружбу. Он разъезжал по всему Советскому Союзу и устанавливал памятники. Последний был – Монумент в честь прорыва блокады, что установлен в Ленинграде на площади Победы, по пути в аэропорт Пулково. Кстати, членом проекта была сестра Виталика Елена Свирская.

За открытие цеха гальванопластики получил патент, премии и памятную медаль «почетный изобретатель РСФСР.

Но возвращаясь к моему повествованию, прибыв в город Сокол, нас расселили по домам. Мы попали в дом Зинечевых. Нам выделили одну комнату за русской печкой.

Хозяева были радушными и гостеприимными людьми.

Нам с ними было приятно и спокойно. Мне запомнилась огромная печь, одна сторона которой соприкасалась с нашей комнатой и обогревала её и поклюшки, на которые Авдотья плела красивые вологодские кружева. Как только мы оказались в городе Сокол, папу сразу же мобилизовали, и он ушел на фронт. Мы, все трое, оказались на руках у мамы. Она заботилась о нас, кормила, поила, одевала и следила за нашей учёбой. Сама же работала дома – шила рукавицы и кисеты для фронта, чтобы немного облегчить нашу жизнь. А когда подрос Боря и все советовали ей отдать его в подмастерья и учить какому-нибудь ремеслу, профессии, мама с негодованием отвергала все советы и предложения. И через много лет, когда Боря стал известным ученым и получил Государственную премию, мама, услышав это сообщение по радио (мы все были в это время в Риге) рыдала от счастья и вспоминала о всех настойчивых предложениях прервать его учебу.





Условия жизни в Соколе были трудными, суровыми, питание скудное и постоянная тревога за папу, ведь он уже был на фронте. Изредка мы получали какие-то продовольственные посылки с продуктами, тушенкой, крупой, сгущённым молоком. Это было подспорьем для нас.

Мы оживали, радовались, делились с хозяевами, друзьями. В такой ситуации, я задаю себе вопрос – «Что же помогало ощущать радость бытия и мириться с мрачными условиями существования, верить в скорую победу?» «Нас возвышающий обман» Объяснений есть несколько. Прежде всего это наша юность и всепобеждающая радость жизни, наша школа, среди учащихся было несколько ленинградцев, и мы очень дружили в школе и вне её. Атмосфера была приятной, интересной, спокойной. Что же касается занятий, ситуация была просто трагической. Дело в том, что после всех переездов и переживаний я пропустила целый учебный год и к моменту приезда в Сокол, я пошла из седьмого прямо в девятый класс. Все шло успешно, кроме математики. Для меня она была..... Я не знала ничего.

И учитель и мне всегда ставила в пример мою младшую сестру, которая была лучшим математиком школы и от меня требовала, чтобы я с ней занималась. Но ничего не помогло, пока не появилась новая тема: «Логарифмы».

Тут уже я была в одном строю с моими учениками, немного подтянулась и к концу года получила твердое «3». Очень любила литературу и немецкий язык. До сих пор помню стихотворение Г. Гейне «Лорелай», что учила в школе. Но самым запоминающемся увлечением был школьный драм. кружок, в котором мы участвовали очень активно. Руководителем кружка была учитель русского языка и литературы – москвичка. Я со своей подругой Лялей Щупаковой разыгрывали сцену из «Мертвых душ Гоголя», диалог двух дам: «дамы приятной во всех отношениях» и «дамы просто приятной». Имели большой успех. Выступали везде, где только были зрители. Был в школе и хор.

Мы пели очень популярные тогда песни:

«Тёмная ночь» и «Бьётся в тесной печурке огонь». Были и танцевальные вечера. Со многими, с кем учились в Соколе и очень дружили, мы продолжали общаться и в Ленинграде.

Возвращение в Ленинград.

Ни годы войны, ни лишения, ни суровые испытания не убили во мне желания учиться дальше. После окончания школы в 1944 году поехала одна в Ленинград, чтобы поступить в ВУЗ. Я жила какое-то время у тети Муси. Год работала на номерном заводе курьером, чтобы получить хлебную карточку и приобрести стаж работы необходимые для поступления в институт. Наконец я стала студенткой;

поступив в I Ленинградский Педагогический институт иностранных языков, на факультет французского языка и литературы, который располагался в Смольном, в крыле бывшего Института благородных девиц.

«Мои Университеты»

Я получила замечательное образование.

У нас был очень сильный состав педагогов – все корифеи наук

и. Курс мировой литературы нам читала легенда филологической науки Ленинграда Г.В. Рубцова. Её лекции были настолько глубоки, проникновенны и интересны, что к нам приходили студенты с других факультетов, чтобы послушать её. Она была замечательной рассказчицей, и мы слушали её затаив дыхание. Курс истории Франции читал профессор Д. Прицкер, участник гражданской войны в Испании вместе с К. Симоновым и режиссером Р. Кормэном. Курс языкознания – известный учёный, академик Пиотровский. Но самое дорогое воспоминание – это лекции по французской литературе нашего любимого профессора Е.Г. Эткинда, учёного с мировым именем, писателя, переводчика, тонкого знатока французской литературы, члена Союза Сов. Писателей. К сожалению, во время борьбы с космополитизмом, вылившеюся в преследование ученых, писателей, музыкантов еврейской национальности, Е.Г. был признан космополитом. А кроме этого, его травили за поддержку и защиту поэта И. Бродского. В результате его лишили всех званий, ученых степеней и должностей. Он вынужден был уехать в эмиграцию во в Францию. Был достойно принят и оценен, получил кафедру русской литературы в университете «Сорбонна» и читал лекции в других университетах Франции. У меня сохранились две его книги «Антология французской литературы» и «Семинарии по французской литературе», которыми я очень дорожу. Во времена М.С.

Горбачева, Эткинду вернули гражданство, все звания и регалии и начали печатать его книги. И в конце концов его пригласили в С. Петербург на торжественную церемонию в честь его 80-летия. Это был его настоящий триумф. Ни до, ни после, масштаба такой личности я в своей жизни не встречала.

Но самым важным в нашем образовании, конечно, французский язык. На первых курсах нашими преподавателями были носители языка – две француженки мадам Мельвиль и мадам Бове. Блестящее знание языков и полное отсутствие методики преподавания – очень затрудняли приобретение навыков разговорной речи;

мы впитывали все: лексику, идиоматические выражения и особенности языка, и писали, писали, писали за ними.

Но, все-таки, фонетику они нам поставили отличную, за это мы были им очень благодарны. На третьем курсе к нам пришла блестящий преподаватель, доцент в то время Лен. Университета Н.А. Шигоревская. Педагог от Бога. Она вела вела все аспекты языка и была куратором нашей группы. Мы её обожали и были очень прилежными и упорными студентами. Она и обогатила наш язык, расширила кругозор, привила интерес к культуре Франции. Её семинары по стилистике произведений французских классиков были завораживающе интересны.

Я успешно окончила институт по специальности французской филологии и решением экзаменационной комиссии мне была присвоена квалификация преподавателя французского языка средней школы.

Педагогическую практику я проходила в 199 школе. Моим учеником был Сережа Юрский ныне народный артист РСФСР. Очень милый, скромный, умный мальчик. На него же я писала психологическую характеристику, что входило в требования практики.

Еще в институте, я познакомилась на курсе с очень симпатичной девушкой из интеллигентной семьи

– Женей Вротняк, которая стала моей близкой, любимой и преданной подругой на всю жизнь. Я всегда в ней чувствовала поддержку и понимание во всех жизненных ситуациях. У Жени был открытый, гостеприимный и хлебосольный дом. Часто она устраивала дома вечера и, кроме подруг, иногда приглашала своих друзей из БДТ – В.И. Стрижельчика с женой Л. Шуваловой, Е.Г.Копеляна с женой Л.Макаровой, Кузнецова, Басилашвили с Дорониной. Это было интереснейшее, веселое, впечатляющее общение. Мы млели от восторга.

А потом даже танцевали. Перефразируя слова известной песни: «На площадке танцевальной сорок седьмой год».

Это был очень радостный период в моей жизни, и связан он был с дорогой мне Женечкой. Дело в том, что в конце 50х годов страна погрузилась во мрак государственного антисемитизма, начались страшные гонения на евреев. Женина мама Раиса Борисовна Броварская, зав. РАЙФО самого большого промышленного района, умница, известный в городе финансист, красавица, член бюро Райкома партии, блокадница была неожиданно и беспричинно уволена в никуда.

Много позже, в другой трудный момент её жизни мне тоже удалось поддержать Женю.

Она работала экскурсоводом в Эрмитаже с зарплатой в 80 рублей в месяц. Положение было ужасающим. И мне приходит в голову идея организовать частный кружок «Юные любители Эрмитажа». Она ведь великолепно знала шедевры Эрмитажа.

Быстро нашлись желающих:

это были наши внуки – Андрюша, Лена (внучка Раи), внуки наших друзей и знакомых. Их набралось десять человек. Один раз в неделю она их водила в в Эрмитаж, второй раз в неделю она проводила занятия дома со слайдами. Они занимались увлеченно несколько лет, и она привила им такой вкус и любовь к искусству, к живописи, что это осталось на всю жизнь. Когда Андрюша, уже живя в Москве, приезжал в Петербург, он сразу мчался в Эрмитаж и там проводил целые дни.

Два раза в месяц Женя устраивала для учеников чаепитие с её фирменными пирожками с капустой, и дети соревновались кто больше съест.

А позже, в судьбу Жени вмешался её друг нар. Артист СССР В.И. Стрежельчик, устроил её во французскую школу и помог ей стать заведующей экскурсионным бюро в Эрмитаж. И жизнь их семьи наладилась.

После окончания института я получила назначение в среднею школу Московского района Ленинграда, на станции Понтонная, что в 20 минутах езды на поезде с Московского вокзала. Через год 21 июня 1953 года у меня родилась долгожданная дочь. Папа назвал её Хана, я – Аллочкой. Родилась она в Риге в цветущий день Янки Купалы. Вернувшись, домой, через 3 месяца я вышла на работу.

Я - Учитель!

Как много в этом звуке для сердца моего слилось, как много в нем отозвалось! Я бегала каждую перемену в отдельный кабинет, чтобы сцедить молоко, его было в изобилии, и я кормила еще двух детей. Мамы этих девочек встречали меня каждый день у вагона после работы и забирали бутылочки.

Через три года меня перевели в школу, в город, в Московском районе. Эта школа мне запомнилась таким событиям. В своём воспитательском классе я проводила комсомольское собрание на тему: «Нам открыты все пути...» Были приглашены люди различных профессий, среди них И.Смоктуновский, который жил в нашем микрорайона. Тогда это была восходящая звезда. Он сыграл князя Мышкина в «Идиоте», поставленном в БДТ. Успех был оглушительный. Но у нас он был еще скромным, интересным артистом. Все присутствующие были в восторге. В этой школе я работала несколько лет, до тех пор, пока бесконечные инспектора, посещавшие мои уроки не отметили моё мастерство и не решили меня поощрить, переведя в школу по местожительству, в Смольнинский район, принимая во внимание мою маленькую дочь.

Я поступила на работу в элитную школу N 157, где учились дети высокопоставленных родителей. Там я тоже сумела проявить себя и через год была назначена методистом Смольнинского района.

Работала не в одной, а в двух школах, но мечтала о французской гимназии, которая находилась тоже в Смольнинском районе но куда категорически не принимали евреев. И вот, как реализовалась моя мечта. Однажды директор гимназии Лебединский Логвин Филимонович, который очень хорошо ко мне относился, попросил меня придти к ним, чтобы посетить уроки их учителя французского языка Комендатову М.Г. с целью её дисквалификации. Дело в том, что по образованию она была испанистикой, мощная женщина, зам. Зав. ГОРОНО, с которым находилась в интимных отношениях, по характеру – стерва. Её все страшно боялись, а она в силу положения и характера создавала массу неприятностей и проблем. Они не знали, как от неё избавиться. И решили, что, приглашая методиста, они её скомпрометируют. Я пришла на урок вместе с директором. И каково же было моё удивление, что урок прошел на высоком методическом уровне, обучающем, с применением технических средств обучения. Ученики были активны, непринужденны, хорошо владели языком, быстро отвечали на все вопросы.

Маргарита Георгиевна не сделала ни одной грубой ошибки в речи, хотя и страшно волновалась. После урока все собрались в кабинете директора, чтобы услышать мой «приговор». Я не могла кривить душой, да и не хотела;

сказала о моём благоприятном впечатлении. Все были явно разочарованы. А Маргарита, вся красная, радостно улыбалась, освободившись от напряженного ожидания.

Она, естественно, прониклась ко мне симпатией и благодарностью. И ровно через 10 дней пришел приказ из Гороно о моём назначении во французскую гимназию с преподаванием ряда предметов на французском языке.

С тех пор мы стали с ней друзьями. Она много для меня делала по большому счету, а ей помогала в языке и в подготовке к урокам. Она была упорна в работе и в овладении языком; закончила гос. курсы французского языка, потом курсы повышения квалификации и стала успешно работать. Мне удалось со временем смягчить этот конфликт, и привести отношения с администрацией школы в нормальное, спокойное русло.

Я с удовольствием и удовлетворением работала в этой гимназии. Меня уважали и ценили ученики и их родители.

У нас была взаимная расположение друг к другу. Дети были беспрекословно послушны. Вот такой эпизод. Мои ученики на урок физкультуры шли в Таврический сад сдавать нормы Г.Т.О. по лыжам. Учитель физкультуры красивый, молодой человек, мастер спорта, не имел контакта с учениками. Он не мог справиться с ними на лыжне и послал за мной. Стоило мне выйти из школы, и приблизиться к саду, как кто-то из ребят крикнул в мегафон: «Атас, Белла!» И все мгновенно вставали на трассу и сдавали норму по лыжам.

Что касается моей профессиональной деятельности, то здесь я получала полное удовлетворение. Нашу гимназию посещали делегации из франко-языковых стран. И почти всегда приводили ко мне на уроки, которые я давала в хорошо оборудованном лингафонном кабинете.

Однажды меня предупредили, что мне предстоит дать урок министру просвещения Канады. Я, конечно, очень волновалась. Ведь делегацию такого уровня сопровождает представительная свита: ТАСС, Горком партии, Гороно, а это обязывает. Школу драили целую неделю, я с волнением и напряжением готовилась к уроку.

Я обозначила тему урока: «Пейзаж в живописи русских художников» представленных в Русском музее. Наглядное пособие: слайды с картин этих художников. Наконец урок состоялся. Министр приятный, улыбчивый, импозантный мужчина, сопровождающие оставляли желать лучшего. Урок прошел на уровне. Дети были активны, бойко отвечали на вопросы, никаких комплексов в связи с визитом, проявили хорошее знание материала, хороший язык. В конце урока министр обратился к ученикам, сказав, что они ему очень понравились и что он завидует им, что у них такой хороший учитель.

После урока меня и директора школы пригласили в ресторан «Европейский» по поводу завершения их визита в Ленинград. И там я оскандалилась. Стол был накрыт, стояли рюмочки, господа деликатно ухаживали. Налили рюмки, произнесли тост в честь дамы, чокнулись и я тут же опрокинула полную рюмку в рот. Они охнули: “Как вы смелы!” и пригубили рюмки, поставили их на стол.

Санкций никаких не последовало, но не преминули об этом рассказать директору, смеялись.

Работать во французской гимназии – это было мечтой моей жизни. Гимназия находилась между Таврическим садом и Концертным залом «Октябрьский», красивое здание из красного кирпича начала XX века. Это здание

- бывшего реального училища, который окончили в своё время К. Павлов, А. Белинский, Ю. Аптекман и др.

Великолепное помещение с просторными, светлыми классами, широкими коридорами, большой библиотекой, хорошо технически оснащенными лабораториями, большой спортивный зал со всеми необходимыми снарядами и уютной чистой столовой. Большой, красивый активный зал со старинными люстрами

– украшение и достопримечательность школы. Работа в этой гимназии для меня было наслаждением. Это был мой звездный час. Яркий, интеллигентный, умный класс, который я вела с 5 по 10 класс. Ребята очень прилежно учились. Но среди них было 10 евреев, что не давало покоя новому директору гимназии Грачевой Т.П., жена секретаря Горкома, антисемитка, завистница, злыдня. И в старших классах она решила расформировать класс по разным школам района. Я легла «на амбразуру» боролась, привлекала родителей и, конечно, Маргариту Георгиевну.

Класс сохранила и они успешно закончили школу. И через 30 лет мы встретились в Петербурге. Ребята приехали со всех концов света: из США, Израиля, Германии, Франции, Норвегии. Все состоявшиеся, успешные люди, достигшие высот в профессии, довольные жизнью.

И считали, что благодаря моим стараниям они получили возможность, поступили и закончили ВУЗ. Одна из них Света Гольдфельд стала дизайнером по тканям в офисе Паломы Пикассо в США, Лена Швейцер, профессор-славист в Норвегии, её брат Миша врач в Израиле. Оксана Лукьяненко гид в Париже, бывшие мальчики – в основном программисты, менеджеры в европейских престижных фирмах. Многие пошли по моим стопам – стали учителями французского языка, экскурсоводами, переводчиками. Мой лучший ученик Дима Воскобойников – начальник Управления специальной службы милиции Петербурга, закончил ЛТУ. Кстати, я готовила к экзамену по французскому языку для поступления в ЛТУ. Через 30 лет, когда мы встретились в нашей гимназии, они мне устроили бенефис. Благодарили, признавались в любви и уважении и преподнесли мне сертификат, в котором сказано, что в честь меня они посадили дерево в мемориальном парке под Иерусалимом. Я была тронута до слёз; мои труды не пропали даром. В них остались частички моей души.

Всю трудовую деятельность я работала с максимальной нагрузкой. Я тщательно готовилась к занятиям, пыталась разработать новые методы обучения.

Работала в гимназии и в институте им. Герцена, давала открытые уроки для учителей района и города, вела практику студентов института им. Герцена, была 20 лет методистом района. Кроме того давала частные уроки, которые были не разовыми, а длились годами.

Одной из моих учениц была известная балерина Н.

Макарова, которую я готовила к гастролям в Бельгию.

Тогда она жила в коммунальной квартире на 5 этаже в трущобном районе, имела одну комнату. Очень было приятно заниматься с ней, она была способной, прилежной ученицей, и работа была продуктивной.

За свой напряженный и успешный труд я была награждена значком «Отличник народного образования», и моя кандидатура была предложена для поездки в Париж, в университет Сорбонна для стажировки.

Я прошла все инстанции, самые серьезные собеседования, казалось, что всё в порядке, всюду была утверждена. Но КГБ отмело мою кандидатуру (а я была единственная от Ленинграда), сославшись на то, что я в анкете не указала о дяде, который живет, а Израиле, и о том, что приезжая в Ленинград, он общался со мной. Всё, пути были закрыты.

Но я и это стойко перенесла.

С Н.А.Шигаревской наше общение продолжалось и после окончания института. Вернувшись из Франции, где она работала по контракту в течение 5 лет. Однажды во время ее отпуска мы встретились (она уже была к тому времени зав.кафедрой французского языка в Ленинградском университете). И она, помня, что я была сильной, трудолюбивой студенткой предложили мне вместе с ней написать пособие для внеклассного чтения для старшеклассников. У меня перехватило дыхание от счастья. Ведь общаться с ней, с таким известным ученым, любимым преподавателем и «француженкой»

было для меня подарком судьбы, счастливым шансом.

Н.А. проработав несколько лет во Франции, привезла ни груды элегантных туалетов (хотя это тоже имело место), но, в основном она привезла мешки книг, да таких, которых не было даже в Публичной библиотеке. И она хотела, чтобы мы этим воспользовались. Я ей нужна была для адаптации текстов, соответствующих словарному запасу учеников 10 класса. И мы взялись за работу.

Она оказалось очень трудоемкой, требующей большого напряжения, внимания, терпения и максимальной сосредоточенности. И вот результат: в 1962-1972 годах в издательстве «Просвещение» были изданы две наших книги: «Современные французские писатели. Избранные страницы для внеклассного чтения в 10 классе средней школы». В данный сборник вошли рассказы и отрывки из произведений французских писателей ХХ века.

В 50 лет получила звание «Заслуженный учитель РСФСР».

Рига – любовь моя.

Эти чувства, несомненно, связаны с тем, что в этом городе жили долгое время наши дорогие родители. Они были очень мягкими, скромными, достойными, душевными людьми и любящими родителями, для которых мы всегда оставались детьми. Общение с ними всегда было радостью, счастьем со слезами на глазах. Мы виделись редко и очень скучали. Старались ничем не огорчать их, и были очень внимательны к ним.

Ригу я обожала. Его узенькие улочки, здания в готическом стиле, маленькие кафе и бутики с сувенирами, Домский собор, ухоженные парки, море ярких цветов, красоту его проспектов и набережную Даугавы.

Мы приезжали в Ригу при любой возможности: на каникулы, в праздники. Впервые я попала в оперу в Риге, слушала «Евгений Онегин» с прекрасным баритоном

– Онегиным, народным артистом СССР Нарцовым в Рижском театре оперы и балета. Если случались гастроли Московских театров, мы обязательно ходили. Так впервые на гастролях театра «Современник» Симочка познакомилась с Леней, и с тех пор они не расставались.

А Рижское взморье! Это ни с чем, ни сравнимое наслаждение. Прогулки по пляжу, купание в Балтийском море, восхищение природой и дачей, где нас гостеприимно и радушно принимали каждое лето. Было весело, интересно, надежно и спокойно. Дети и внуки росли в теплой, доброжелательной атмосфере. А Рижский рынок! Это тоже главная достопримечательность. Настоянный на запахах копченостей, солений, зелени – рынок был притягателен для всех. Мы не упускали возможности, чтобы побывать там и, глотая слюну, покупали великолепные сорта копченой рыбы: угри, миноги, копчушки.

К сожалению, родители рано ушли из жизни. Даже не дождались рождения второго внука. Но как сказал один мудрый философ: Не говори с тоской их нет, а с благодарностью – были!

В 1960 году моя дочь Аллочка поступила в 1 класс английской школы. Красивая, способная девочка. Училась хорошо. Была Мисс школы, а позже Мисс спортивной секции фигурного катания. Мальчишки ходили за ней табуном.

А когда на экраны вышел фильм Лелюша «Мужчина и женщина» с Анук Эме в главной роли, все нашли, что она поразительно похожа на эту актрису. И это действительно так. Совсем недавно, уже в Израиле, я снова смотрела этот фильм, и была поражена этим сходством.

Вообщем, Алла росла славной, активной девочкой. Ее всегда выбирали из всех учеников для встречи делегаций из английских колледжей. Ну, во-первых, она быстро освоила язык и говорила бойко на английском, а во-вторых, ее считали «лицом школы». После окончания школы она поступила на физический факультет института им.

Герцена. Несколько лет работала в школе учителем физики и астрономии.

В 1973 году вышла замуж за выпускника театроведческого факультета Театрального института Виталия Владимирова. Свадьба была очень веселой, яркой, красивой. Проходила она в центре города в ресторане «Баку». По стенам были развешены плакаты, шаржи, газеты, рисунки. Вот один, запомнившийся мне шарж друга Виталика, Кости: «Если бы я был настоящим котом, в мечтах о тепле и уюте, я бы стучался, мурлыкая в дом только к хозяйке Анюте». Эту свадьбу называли «свадьбой века». Но их совместная жизнь не сложилась.

Они расстались. Остался чудесный мальчик голубых кровей. Его вторая бабушка Валентина Дмитриевна чистокровная дворянка, и это генетически заложено в нем. Хочешь, не хочешь, но они проявляются...

Однажды гуляя по Невскому проспекту, ее остановил Александр Сакуров и предложил попробоваться на роль мадам Бовари в одноименном фильме. Она согласилась.

Однако волею судеб, от кино остались только красивые фотографии ее проб.

В 1986 году Алла с Андрюшей, переехали в Москву, влюбившись, она вторично вышла замуж, за Ефимовича Александра. Он закончил Гитис, Театроведческий факультет. О нем напишу ниже, подробнее. Прожили счастливые, насыщенные, интересные годы в достатке, в интересном общении с театральной элитой, в светском образе жизни: театры, концерты, выставки; доступно было всё. В 1988 году родился второй сын Илюшечка.

Все были в восторге. Но снова счастье было невечным, они прожили 9 лет и остались добрыми, близкими, доброжелательными друзьями.

Когда Илюша подрос, после Путча и других страстей начала 90-х годов, Алла нашла в себе силы рискнуть и открыть антикварный салон, вместе со своим старинным другом Мишей Гоьдиным. Увлеклась работой, новым делом, постигла это ремесло, училась, читала, покупала старинные книги и альбомы. Пришло глубокое погружение в профессию. Обнаружилось художественное чутьё и вкус, и преуспела. Даже искусствоведы из Кусково удивлялись её профессиональному уровню. Её клиентами были Г.

Вишневская, В. Спиваков, Плисецкая, банкир Петр Авен, Галина Волчек и т.д.

Даже сейчас, будучи в Израиле, она дает консультации её московским друзьям по поводу подлинности шедевров и никогда не ошибается. Она и здесь преуспевает, ведь искусство формирует душу.

“Моя семья, моё богатство.” Теперь мы все живем в Израиле. Дети устроены.

Илюшенька кончает школу и идет служить в Армию Обороны Израиля. Андрюша женился, и у них родилась очаровательная девочка – Данечка, радость всей семьи.

А я счастлива, тем, что дожила до встречи с правнучкой;

говорят, что только праведные люди доживают до этого статуса. Смею надеяться, что я к ним принадлежу.

Я прожила долгую, достойную, интересную, счастливую, иногда трагическую жизнь. Состоялась в профессии.

Добилась признания и уважения своих учеников, их родителей и своих коллег. Получала большое удовлетворение от работы.

И если я дожила до преклонных лет, перенеся три сложных операции, с сопутствующими осложнениями и недугами и осталась до какой-то степени в строю, то только благодаря вниманию и заботе моей семьи, и конечно высокому профессионализму израильской медицины.

Моя дочь – это моё всё! Она человек щедрой души и сочувствия. Она была первой рядом в любой критической ситуации с помощью и безграничной заботой.

Она стала легендой больницы Святого Георгия, когда я лежала с инсультом еще в Петербурге. Тоже и происходит здесь в Израиле. Ведь все, что мне выпало на долю пережить здесь и выжить не только благодаря фантастическим усилиям и умению врачей, но, прежде всего вниманию моей дочери. А какая она мать! Это отдельная тема. Вложив всю душу, любовь и внимание детям, она вырастила и воспитала двух прекрасных сыновей, которые безгранично преданны ей.

Андрюшенька – мой старший внук, гармоничная личность, умный, самодостаточный, теплый, нежный, человек поразительной доброты, что привлекает к нему всех, кто с ним общается. Он душа компании, с чувством юмора, пользуется уважением и симпатией своих коллег и друзей.

Он провел год в Норвегии по международному обмену учащихся будучи школьником подружился с родителями, в семье которой жил и до сих пор поддерживает с ними дружеские отношения.

Он закончил юридический факультет М.Г.У., стажировался у известного адвоката М.Ю Барщевского.

Приехав в Израиль, он за пол-года выучил иврит и сдал все экзамены, подтвердив диплом. Для принимавших экзамены членов комиссии это было чудом. Сначала работал на фирме огромной компании, в юридическом отделе, но работой не был удовлетворен. И когда, благодаря протеже Саши, прекрасному знанию английского языка и диплому юриста его пригласили на телевизионный канал “Russia Today” в качестве продюсера, он согласился и теперь очень доволен. Работа интересная, содержательная, творческая. Еще он прекрасный муж и влюбленный отец.

Илюшенька - мой второй внук. Природа щедро одарила его. Начинающий фотограф. Он хорош собой, статен, физически силен, развит, с бойцовскими качествами (себя в обиду не даст) и нигде не пропадет. С золотыми руками, он может все, очень смекалист. Идет служить в Армию Обороны Израиля. По характеру братья разные, отношения у них дружеские, доверительные. Но есть одно качество, объединяющее их обоих. Они горячо любят и боготворят свою маму. За всю свою жизнь они ни разу ни сказали маме слово «нет», предупреждают каждое её желание, просьбу. Счастье иметь таких сыновей!

Саша Ефимович, муж Аллы и отец Илюши.

Умный, широко образованный, человек с высоким IQ. С отличием закончил ГИТИС, театроведческий факультет в 1980 году. Сразу получил назначение в театр на Таганке, самый популярный в то время театр; затем работал во МХАТе. И в силу своих способностей, работоспособности и широте кругозора в 30 лет стал советником министра культуры СССР Н. Губенко. Из обыкновенной, скромной семьи. Всего добивался сам, своей головой, никого не расталкивая локтями. Сейчас, уже с 1997 года, работает во Всероссийской Государственной Теле-Радио компании (ВГТРК). Заслуженный работник культуры РСФСР.

Очень внимательный, любящий отец. Часто приезжает в Израиль. Воспитывает и образовывает сына, приобщает его к миру искусств, театру, литературе и устраивает ему фейерверки развлечений, когда Илюша приезжает к нему в Москву. Имеет на Илюшу очень благоприятное влияние. Заботливо и внимательно относится ко всей семье, благоустраивает её по мере сил и возможностей.

Варечка – органично вошла в нашу семью, и стала её любимицей. Обаятельная, с притягательной энергетикой, общительная, живая, услужливая, доброжелательная.

Сейчас получает II степень по Истории Искусств Тель Авивского Университета. Успешно работает координатором в корпункта РТР в Израиле с легендарным Сергеем Пашковым. Любящая, преданная жена и мать.

Галя и Юра Галембо, родители Варечки. Духовно и душевно очень близкие нам люди. Очень приятные, отзывчивые, гостеприимные люди. Можно с гордостью сказать, что нам повезло с родственниками.

Данечка, прелестная моя правнучка с ласковыми глазками.

Жизнерадостная, живая, очень наблюдательная девочка.

Когда однажды она ночевала у своей любимой бабушке Ани, утром позвонила мне, и я спросила играет ли с ней Илечка? На что она ответила твердо и громко: «Нет, Илик спит с девочкой!»

Боря, мой брат, известный, признанный ученый геолог, добившийся большого авторитета, как профессионал высочайшего класса не только в России, но и далеко за её пределами. Лауреат Государственной премии РСФСР.

Внимательный, участливый, преданный брат. Всегда нахожу у него поддержку и сочувствие.

Раечка - жена Бори. Обладает замечательными человеческими качествами: милая, доброжелательная, искренняя, деликатная, с чувством юмора. Идеальная жена и друг Бори. Создала уютный, вкусный дом.

Деличка - моя сестра. Наша добродетельница. Всегда принимала нас на Рижском взморье с открытым сердцем и душой. Была внимательна и делала все возможное, чтобы нам было приятно и комфортно. Наши внуки отдыхали в такой благоприятной атмосфере.

Симочка – наша любимица. Милая, ласковая, умница, с искрометным чувством юмора, кот. Становились афоризмами и цитатами.

Фимочка – славный, красивый, статный, идеально сложен, умеренно накачен, с голливудской улыбкой, воспитан, элегантен – загляденье.

С детства мечтал стать полицейским и стал им. С его целеустремленностью он достигнет всего.

Ленечка – гостеприимный и внимательный глава семьи.

Спокойный, уравновешенный, скромный человек, хороший семьянин.

“Друзей моих прекрасные черты.” Есть ли еще у кого-нибудь такие преданные, верные, надежные и заботливые друзья?! Мне кажется, им равных нет.

Нас связывает многолетняя, тесная, сердечная дружба, общность интересов, взаимная привязанность, искренние отношения.

Эммочка Вершловская, врач, обаятельная блондинка, умница, образована, насмотрена, начитана. Обладает широчайшим кругозором и потрясающим чувством юмора.

Её вкусная, глубокая речь с вкраплениями нестандартной лексики делает её неотразимо привлекательной не только для меня, но и для моего внука Андрюши. Сколько времени и внимания уделили мне во время моей болезни! После работы, не считаясь ни с физической, ни с моральной нагрузкой, ехали ко мне в больницу, к черту на кулички, на Поклонную гору, чтобы утешить, успокоить и помочь мне. Эти теплые воспоминания и благодарность будут жить во мне всегда. Равно как и ее потрясающее чувство юмора. Я часто звоню ей в Питер во время критических моментов моих недомоганий и всегда нахожу поддержку, сочувствие, советы нужные в это время. Вобщем ною.

И вот приезжает в Израиль ее коллега и приятельница с письмом для меня. Я мчусь к ней в первый же день, получаю письмо, презент и мы беседуем на прощание.

Когда она возвращается в Питер и встречается с Эммой, мне тут же следует звонок: «Беллочка, может хватит пи...ть о болезнях! Выглядишь шикарно! Элегантно одета, обута, что еще тебе надо?!». Другой случай из «прошлой» жизни. Мы собираемся в Филармонию, на очень престижный концерт. Я прошу Эмму, перед концертом зайти в Елисеевский магазин, купить коечто из продуктов. Мы встречаемся в зале филармонии, Эммочка элегантна, нарядна, с макияжем, вся светиться в радостном возбуждении. Но в руках.... хозяйственная сумка! Я делаю большие глаза, она ловит мой взгляд и отпуская матюг, говорит – «Ведь это же Вы меня заставили тащиться сюда с продуктами.»

Люсенька Соколова – классная переводчица и тонкий знаток музыки. Участница, в качестве переводчицы, всех международных музыкальных конкурсов и фестивалей.

Настоящий друг, готовая всегда прийти на помощь, когда в ней нуждаешься. Щедрой души человек, участливая, сочувствующая, беспредельно гостеприимная. Прекрасная хозяйка, её дача, огород, весь дачный участок – образец для подражания.

Их мужья: Семен Вершловский, профессор, доктор педагогических наук, творческая личность, добрый, мягкий, сердечный человек. Всегда чувствовала нашу взаимную приязнь.

Кузнецов Н.Ш. – известный кардиолог и диагност, чуткий, предельно внимательный врач, великодушный, улыбчивый, добрый, надежный друг. Пользуется большой симпатией и уважением у своих пациентов. Обе семьи счастливы в браке, отношения нежные и трогательные.

Бебочка Кунина – кладезь ума и неотразимого обаяния.

Изысканно элегантна. Она наш ребе. Мы обращаемся к ней с любыми проблемами и все решается быстро и оперативно, оптимально и с любовью. Мы познакомились очень давно. Она – мама моей ученицы Любочки, очень красивой, способной, талантливой девочки. Бебочка положила глаз на меня, определила Любочку в мою группу французского языка. С тех пор мы в тесной дружбе, взаимной привязанности уже семьями.

Эпилог.

Я живу в Израиле с 1999 года. Это маленькая, красивая страна с богатейшей историей. Благодатный климат.

Всегда тепло. Удивительной красоты природа. Все цветет и благоухает круглый год. Экзотические деревья с шапками белых, розовых, сиреневых цветов. Зеленая трава в любое время года. Все относятся бережно к цветам, высаженным повсюду. Никто никогда не сорвет цветочка. Все ухожено, чисто. Теплое море, бирюзового цвета, чистый воздух и солнце – выше всех похвал. Просто райский уголок, если бы не наглые, страшные соседи.

Я живу в элитном, благоустроенном районе Натании, который называется Residance. Это высокий уровень жилья. В комфортном доме есть бассейн.

Народ Израиля – мужественный, бесстрашный, смелый и очень патриотичный, нельзя не испытывать к нему уважения и восхищения. Я окружена вниманием и заботой близких. Мне уютно и комфортно. Но болезни не дают мне возможности наслаждаться всеми благами.

Наконец, я перестала страдать от ностальгии. Но я безумно скучаю по Петербургу, его магической притягательности, его красотами, по всему, с чем была связана моя жизнь – мои лучшие годы жизни.

Но самоё тяжелое моё страдание – это острая тоска по моим любимым друзьям. Это чувство ничем не восполнимо. А вспоминаю с грустью наши походы в театр, на концерты, наши посиделки... У меня нет здесь никакого общения, а уж об общении такого уровня, который я имела с моими друзьями и речи быть не может.

Чем я заполняю своё время? Радостные встречи с детьми и с моей любимой, прелестной Данечкой, которые заряжают меня энергией и положительными эмоциями, прогулки по набережной моря, уроки французского языка, которые даю русско-язычным детям, телевизор и книги, книги, книги.

Из осколков памяти я постаралась воссоздать эпизоды моей жизни. Все хорошее я запомнила четко, все плохое ушло в небытиё.

Но жизнь продолжается... Если я останусь в памяти моих детей и будущего поколения, я буду счастлива.

–  –  –

Мой старший внук Андрюшенька с женой Варей Наша главная красавица - моя правнучка, Данечка.



Похожие работы:

«FILOZOFICK FAKULTA UNIVERZITY PALACKHO V OLOMOUCI KATEDRA SLAVISTIKY Междометия в русских и чешских сказках (bakalsk diplomov prce – v ruskm jazyce) Vypracovala: Eva Tlkov Vedouc prce: prof. PhDr. Helena Fldrov, CSc. Prohl...»

«Аннотация дисциплины "История и философия науки" Направление 38.06.01 Экономика Профиль "Бухгалтерский учет, статистика"1. Дисциплина "История и философия науки" относится к базовой части блока Б1.2. Целями освоения дисциплины "История и философия науки" являются: углубление профессионального об...»

«Тркі жазбалары мен мдениеті кндері аясында Кимек мемлекетіні 1100 жылдыына арналан ЕУРАЗИЯ ЫПШАТАРЫ: ТАРИХ, ТІЛ ЖНЕ ЖАЗБА ЕСКЕРТКІШТЕРІ халыаралы ылыми конференциясы материалдар...»

«Приложение 5 Аннотации рабочих программ дисциплин по направлению 35.03.05 "Садоводство" направленность (профиль) "Декоративное садоводство и ландшафтный дизайн" История Общая трудоемкость дисциплины Состав...»

«КЫРГЫЗЫ – потомки Манаса Великодушного Лишь в созидательном труде для человека жизни суть. Токтогул История кыргызского народа невольно выдвигает перед исследователями закономерный вопрос: каким образом такой маленький народ в годы жестоких катаклизмов, окруженный мог...»

«Выпуск Историко-краеведческий архив Томск – 2013 Областное государственное автономное учреждение культуры Томская областная универсальная научная библиотека имени Александра Сергеевича Пушкина Всеволо...»

«ЦЕНТР СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Пособие по ненасильственному сопротивлению для украинцев Что людям стоит сейчас делать, чтобы сместить оккупационные режимы в Крыму и на Донбассе Оновлено 15 августа 2016 Предисловие I. Что такое ненасильственное сопротивление...»

«Александр Борисович Кердан Камень духов Серия "Берег отдаленный.", книга 2 Серия "Исторические приключения (Вече)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10897927 Камень духов: Вече; Москва; 2014 ISBN 978-5-4444-7520-1 Аннотация Роман "Камень духов" является продолжением историко-приключенческой...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт лингвистических исследований RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES Institute for Linguistic Studies ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA TRANSACTIONS OF THE INSTITUTE FOR LINGUISTIC STUDIES Vol. III, part 3 Edited by N. N. Kazansky St. Petersburg Nestor-Historia ACTA LINGUI...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ INSTITUTE OF EUROPE РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ RUSSIAN ACADEMY OF НАУК SCIENCES 125009, MOSCOW, MOKHOVAYA STR., 11-3 125009, МОСКВА, МОХОВАЯ УЛ., 11-3 ТЕЛ.: +7(495)...»

«БИБЛИОГРАФИЯ Справочные издания, каталоги 1. Айнские коллекции Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук. Токио, 1998.2. Антропова В. В. Лыжи // Историко-этнографический атлас Сибири. М.; Л., 1961. С. 79–105.3. Г...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Адаптированная рабочая программа по английскому языку для 5 класса составлена в соответствии с положениями Федерального государственного образовательного стандарта основного обще...»

«ЭПОХА. ХУДОЖНИК. ОБРАЗ 1812 год в графике художников – современников военных событий Любовь Кольцова Отечественная война 1812 года оставила глубокий след не только во всемирной истории, но и в изобразительном искусстве. Вс...»

«Отраслевому профсоюзу — 110 лет: исторический опыт, традиции и перспективы 110 лет тому назад, в апреле 1905 года представители 11 железных дорог провозгласили создание Всероссийского железнодорожного союза. Этот союз профессионалов, по сути, стал родоначальником нашего профессионального союза. И в связи с этим позвольте поздрави...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.