WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 

«УДК 81`367=111`01=163.1=114.3=211 Ю. Б. Григорьева канд. филол. наук, доц. каф. грамматики и истории английского языка фак-та ГПН МГЛУ; e-mail: grig-julia СИНТАКСИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ ...»

УДК 81`367=111`01=163.1=114.3=211

Ю. Б. Григорьева

канд. филол. наук, доц. каф. грамматики и истории английского языка

фак-та ГПН МГЛУ; e-mail: grig-julia@yandex.ru

СИНТАКСИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ

САНСКРИТА, ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО, ГОТСКОГО

И ДРЕВНЕАНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Статья посвящена сравнительному анализу синтаксических конструкций в санскрите, церковнославянском, готском и древнеанглийском языках.

Автор подробно рассматривает абсолютные конструкции и независимые обороты древних языков, прослеживает их развитие вплоть до настоящего времени в современных языках, а также объясняет трансформацию и переход английского синтаксиса от синтетического порядка слов к аналитизму.

Ключевые слова: синтаксис; порядок слов; именительный самостоятельный; родительный самостоятельный; винительный самостоятельный;

дательный самостоятельный; местный самостоятельный; независимый причастный оборот; винительный падеж с инфинитивом; винительный падеж с причастием; предвосхищающее it; союзы; поли- и мононегативный тип предложения.

Задачей настоящего исследования является сравнительный анализ синтаксиса древнеиндийского литературного, церковнославянского, готского и древнеанглийского языков. Хотя данные языки принадлежат к разным группам индоевропейской семьи (индийской, славянской и германской), однако их генетическое родство, общее праиндоевропейское прошлое и близкое сходство грамматических форм обосновывает постановку подобной задачи. Интересно также отметить тот факт, что современные индийские языки, «выросшие»



в атмосфере санскрита, как и современный английский, прошли путь от флективного, синтетического языка до аналитического.

Древнеанглийский язык характеризовался развитой системой окончаний, что создавало условия для свободного порядка слов в предложении. В целом уже в этот период в повествовательных предложениях преобладает прямой порядок слов в группе подлежащее + сказуемое. Свободный порядок слов обозначал дистантное расположение грамматически связанных между собой элементов, например: «h hfde one beran ofslene» – «он имел того медведя убитым». Как видно на этом примере сочетание глагола с причастием Вестник МГЛУ. Выпуск 26 (686) / 2013 разорвано группой прямого дополнения, что по-прежнему является нормой для немецкого и голландского языков (Ich habe das Buch gelesen – «я прочел книгу»), но не для английского и скандинавских (Jag har lst boken). Коренная перестройка строя английского языка в пользу аналитизма произойдет тогда, когда за вторым элементом сказуемого закрепится основная лексическая нагрузка [3, с. 274].

Тем не менее в среднеанглийском дистантное расположение элементов целого еще допускалось во времена Дж. Чосера: «The yonge sonne hath in the Ram his halve cours y-ronne» – «Молодое солнце пробежало пол своего пути в созвездии Овна».

Общегерманской особенностью была постановка сказуемого в придаточном предложении в конечную позицию (так называемый синтетический порядок слов) и использование инверсионного порядка слов после обстоятельства в начальной позиции, например:

«hthere sde his hlforde, lfrde cynine, t h ealra Normonna normest bde…» – «Охтхере сказал своему господину, королю Альфреду, что он единственный из всех северян побывал на самом Крайнем Cевере…». В данном примере наблюдается также дистантное расположение главных членов придаточного предложения. Синтетический порядок слов по-прежнему характерен для современного немецкого языка, например: «Ich wei, da du mein Freund bist» – «Я знаю, что ты мой друг». В английском: I know that, you are my friend. В шведском: Jag vet att du r min vn.

« fr h norryhte be m lnde» – «Затем он поплыл на север вдоль той земли». В данном примере наблюдается инверсия после обстоятельства в начале древнеанглийского предложения. Данный принцип по-прежнему соблюдается в современных немецком и шведском языках, например: «Dann segelte er nach Norden das Ufer entlang»; «Sedan seglade han mot nor utmed stranden».

Очень часто тип придаточных (условных, следственных, дополнительных) обусловливал форму сослагательного наклонения сказуемого. Особенно это было характерно для придаточных предложений, передававших косвенную речь, в которых события, передаваемые с чужих слов, противопоставлялись реальным. Сослагательное наклонение также использовалось как средство согласования глагольных форм в сложном предложении.

Особенность древнеанглийского предложения заключалась также в возможности обходиться без структурного подлежащего Ю. Б. Григорьева в безличных предложениях благодаря большей, по сравнению с современным английским языком, функциональной нагрузке глагола, так как личная форма глагола могла создавать предложение, выступая самостоятельно: him hte – «ему подумалось» или m ynce – «мне кажется». Для структуры древнеанглийских простых предложений характерна значительная вариативность – возможно построение безличного предложения с подлежащим hit и без него, возможен пропуск подлежащего в любом двусоставном предложении. Существовали также неопределенно-личные предложения со структурным подлежащим, выраженным неопределенным местоимением mn, как в современном немецком языке. Данное местоимение исчезло в среднеанглийский период [3, с. 251–252, 272].

Для древнеанглийского синтаксиса было характерно отсутствие четкой смысловой и грамматической связи с предыдущими частями сложного предложения. Были широко распространены повторы одной и той же мысли (плеоназмы), а также двойное обозначение предмета речи.

Большую роль для связи предложений и их отдельных частей между собой играли союзы. Однако четкое разграничение между сочинением и подчинением возникает на более позднем этапе развития английского языка. Сочинительные и подчинительные союзы были недостаточно дифференцированы. Так, в древнеанглийский период союз в функции подчинительного союза имел значение «когда», а в функции сочинительного союза имел значение «тогда».

Он также мог выступать и в роли коррелирующего союза … – «когда … тогда». Наиболее типичными сочинительными союзами в древнеанглийском языке были союзы ond / nd и ac (but). Наиболее употребительными подчинительными союзами были союзы t (that /so that) ot (until; части данного составного союза имеют слитное написание) и syan (after / when). Одной из особенностей древнеанглийской системы подчинения было наличие универсальной подчинительной / относительной частицы e, которая могла как самостоятельно выполнять функцию союза, так и входить в него как его составная часть, например: ra e (of those who). Данный союз по своей структуре составной: он включает указательное местоимение в форме родительного падежа множественного числа и подчинительную частицу e. В данном случае этот составной союз вводит придаточное определительное и соответствует современным Вестник МГЛУ. Выпуск 26 (686) / 2013 относительным местоимениям who, which и that, отличающихся друг от друга по признаку одушевленности / неодушевленности, последнее из которых сохранило нейтральность. Союзные слова в древнеанглийском отсутствовали. Они возникли только в среднеанглийский период. В среднеанглийском значительно увеличилось количество союзов, используемых для выражения того или иного типа подчинительной связи, в том числе благодаря переходу разнообразных частей речи в подчинительные союзы, которые сохраняли полисемантизм. Сложноподчиненные предложения стремились более адекватно отражать логико-семантические связи между главным и придаточными предложениями. Чем более абстрактными становились эти связи, тем менее конкретными – значения подчинительных союзов. Этим объясняется тот факт, что некоторые временные союзы в английском языке развили дополнительные, более абстрактные значения причины. Характерной чертой среднеанглийских подчинительных союзов становится союзная синонимия. Уточнение подчинительных связей между главным и придаточным предложениями привело к появлению в среднеанглийском новой группы союзных средств в придаточных определительных – союзных слов. Тем не менее сложноподчиненное предложение еще не было четко структурированным вплоть до начала XVIII в., когда установилось правило согласования времен [3, с. 293–298, 302–305].

Еще одна особенность древнеанглийского синтаксиса состояла в возможности использовать несколько показателей отрицания, например отрицательной частицы и отрицательного местоимения, наречия или союза: «N can ic noht sinan» – «Не могу ничего спеть».





Такое построение предложения называется полинегативным и присуще всем древнегерманским языкам, в меньшей степени – готскому языку. Отрицательное местоимение noht к концу древнеанглийского периода превратилось в усилительную отрицательную частицу. Старая отрицательная частица и двойное отрицание при глаголе ne … not окончательно исчезла к середине XVI в. В ранненовоанглийский период закрепляется обязательное мононегативное построение предложения. Первой была утрачена отрицательная частица ne. С конца XVI в. грамматическим признаком отрицательного предложения стало не наличие отрицательного местоимения или наречия, а наличие отрицания при одном из членов предикативного комплекса – либо в составе подлежащего, либо в составе сказуемого [3, с. 263–267].

Ю. Б. Григорьева В средне- и ранненовоанглийский периоды усилились аналитические тенденции в английском языке. Бывшие свободные сочетания развились в аналитические глагольные формы, члены предложения еще теснее объединились вокруг предикативного ядра, расширилось употребление обособленных и необособленных оборотов с неличными формами глаголов как второстепенных предикативных узлов (независимый причастный оборот, предложные герундиальная и инфинитивная конструкции), тем самым английское простое предложение стало более синтаксически емким. Древнеанглийские предложения редко осложнялись предикативными оборотами с неличными формами глагола. Разрушение флексий сразу сказалось на среднеанглийском синтаксисе – согласование и управление как типы синтаксической связи в простом предложении уступили свое главенство примыканию, предлогам и порядку слов. В самом начале ранненовоанглийского периода порядок слов становится одним из основных средств передачи синтаксических отношений. В соответствии с изменением типа синтаксической связи изменяются типы дополнений – на место древнеанглийских прямого и косвенного дополнений приходят предложное и беспредложное. К этому времени глагольнообъектные отношения передаются определенным порядком слов – беспредложное дополнение стоит в контактной позиции после глагола. Подлежащее получило новое оформление с помощью общего падежа существительного или именительного падежа местоимения и заняло твердую позицию перед личной формой глагола [3, с. 252, 269–270, 272, 282, 292].

В санскрите, церковнославянском, готском и древнеанглийском существовали абсолютные конструкции, которые могли выступать эквивалентами придаточных предложений в том случае, если подлежащее главного предложения не совпадало с подлежащим придаточного. В санскрите они назывались locativus absolutus – местный самостоятельный и genetivus absolutus – родительный самостоятельный и состояли из причастия настоящего или прошедшего времени, выполнявшего роль сказуемого, и существительного или местоимения в местном или родительном падеже в роли подлежащего. Абсолютная конструкция передавала значение времени или условия, если употреблялся местный падеж, и имела оттенок уступки в случае употребления родительного падежа. Если употреблялась форма причастия настоящего времени, то абсолютная конструкция Вестник МГЛУ. Выпуск 26 (686) / 2013 выражала действие, одновременное с действием главного предложения, если использовалась форма причастия прошедшего времени, то в этом случае действие конструкции выражало предшествование по отношению к действию главного предложения. Причастие и существительное абсолютной конструкции согласовывались в роде, числе и падеже [4, с. 191–192].

В древнеанглийский период существовали конструкции сложное дополнение и абсолютный причастный оборот. Сложное дополнение употреблялось после глаголов чувственного восприятия (hyran – слышать, son – видеть) и глаголов со значением приказания или разрешения (например, ltan – позволять) и состояло из существительного или местоимения в форме винительного падежа, выражающего субъект действия при инфинитиве без предлога t [3, с. 280–281]. В качестве второго члена сложного дополнения могло выступать причастие, которое согласовывалось в числе с существительным или местоимением, например: «fre ic ne hyrde on cymlcor col ehladenne hahestronum» – «Никогда я не слышал, чтобы более прекрасный корабль был нагружен драгоценностями». «Ne hyrde ic cymlcor col eyrwan hilde–wpnum ond heao wdum billum ond byrnum» – «Не слышал я о лучше снаряженном корабле оружием и доспехами, мечами и броней». В среднеанглийском данная конструкция «accusativus cum innitivo / accusativus cum participio» «винительный с инфинитивом» / «винительный с причастием» выглядела так: «He herde foweles singinge» – «Он слышал поющих птиц / пение птиц / как пели птицы». Троякое толкование данного предложения обусловлено неясным статусом сочетания foweles singinge, которое можно толковать и как сочетание существительного в общем падеже множественного числа с причастием, и как сочетание существительного в родительном падеже множественного числа с герундием.

Вторая конструкция – абсолютный причастный оборот – строилась на основе существительного в форме дательного падежа и причастия и получила название дательный самостоятельный.

Данная конструкция выступала в качестве обстоятельства времени или причины, условия или сопутствующих условий, например:

«B m brer lifendum» «при живущем брате / когда его брат был жив / потому что его брат был жив». Находясь в составе вторичнопредикативных оборотов, причастие изменялось по сильному склонению.

Ю. Б. Григорьева

В церковнославянском употреблялись:

а) оборот дательный падеж с инфинитивом;

б) оборот винительный падеж с инфинитивом;

в) двойной винительный падеж и двойной именительный падеж;

г) дательный самостоятельный.

Церковнославянскому обороту дательный падеж с инфинитивом в современном русском языке соответствовало бы придаточное времени, например: «внегда воззвати ми к тебе» – «прежде чем я воззвал к тебе». Как видно из примера, местоимение (или существительное) в дательном падеже выполняло функцию логического подлежащего, а инфинитив выполнял функцию сказуемого со значением предшествования [1, с. 80].

Оборот винительный падеж с инфинитивом употреблялся в древнем славянском языке после глаголов определенной семантики – глаголов, выражавших просьбу, приказ, запрет, повеление, и мог бы быть проиллюстрирован современным русским предложением «Прошу / умоляю всех / свидетелей прийти», в котором дополнение, выраженное местоимением или существительным в винительном падеже, выполняет роль логического подлежащего, а инфинитив – логического сказуемого («Прошу / умоляю, чтобы все / свидетели пришли»). «Что мя хочеши творити?» – «Что хочешь, чтобы я сделал?» [1, с. 171]. Оборот винительный падеж с инфинитивом был весьма употребителен в готском языке, например: «insandida ina merjan» – «послал его проповедовать / чтобы он проповедовал»;

«hausidedu ina siukan» – «вы слышали, что он болен» (после глаголов чувственного восприятия) [2, с. 231]. В современном английском языке данный оборот по-прежнему употребляется после глаголов определенной семантики.

Конструкция двойной винительный падеж состояла из существительного, местоимения или полного прилагательного в винительном падеже в роли прямого дополнения, с одной стороны, и краткого прилагательного, числительного или причастия в том же падеже в предикативной функции – с другой, и употреблялась при старославянских глаголах «величати», «называти», «именовати», «делати», «творити», «показати», «исповедати», «глаголати», например: «Побеждающего сотворю столпа в церкви Бога моего»

[1, с. 108]. Двойной винительный падеж в старославянском можно рассматривать как редуцированную конструкцию винительный Вестник МГЛУ. Выпуск 26 (686) / 2013 падеж с инфинитивом с опущенным глаголом-связкой «быти», например: «Мня избегша узники» – «Думая, что узники убежали».

В латыни ему бы соответствовал оборот accusativus cum innitivo, например: «Puto Carthaginem delendam esse» – «Считаю, что Карфаген должен быть разрушен». В современном русском языке остатками двойного винительного могут послужить выражения типа «считать / называть кого-то кем-то», хотя второй элемент конструкции в этом случае выражен творительным падежом [1, с. 109]. В современном английском языке остатки двойного винительного можно увидеть в выражениях типа «I nd / think it difcult / important / essential / necessary to do smth», в которых вводное, предвосхищающее it (introductory / anticipatory) выполняет функцию формального дополнения, чье лексическое значение раскрывает инфинитив.

В данном глагольном словосочетании уже со среднеанглийского периода структурным элементом представлено дополнение it, например у Дж. Чосера: «Me thynketh it acordaunt to resoun to telle yow al the condicioun of ech of hem» – «Мне кажется разумным рассказать вам о социальном происхождении каждого из них». Еще с конца древнеанглийского периода предваряющее местоимение hit довольно часто выступало при глаголах с объектно-предикативным членом, выраженным прилагательным или причастием. В этом случае соотносящееся с ним дополнение чаще всего было выражено инфинитивом. Формальное дополнение it широко распространяется в течение ранненовоанглийского периода, создавая обязательную структурную завершенность глагольно-объектного словосочетания и выступая только для подтверждения глагольного характера предшествующего слова [3, с. 222, 230, 283].

Если вместо действительного залога в церковнославянском языке употреблялся страдательный, то двойной винительный заменялся на двойной именительный падеж [1, с. 110]. Данный оборот по-прежнему существует в современном русском языке: «Ее сестра звалась Татьяна». Другой пример: «Многие же последние будут перви (краткая форма числительного в старославянском), и первые последни (краткая форма прилагательного)».

Дательный самостоятельный dativus absolutus в церковнославянском состоял из краткой формы причастия в дательном падеже и местоимения или существительного (иногда наречия), согласующегося с ним, и передавал различные обстоятельственные оттенки времени, условия, уступки, причины, например: «Исходящему ему Ю. Б. Григорьева из церкви» – «Когда он выходил из церкви» [1, с. 122].

Данный обособленный оборот был наиболее продуктивным в готском языке:

«Innatgaggandin imma in Kafarnaum duatiddja imma hundafas» – «К нему, вошедшему в Капернаум (когда он вошел в Капернаум), подошел к нему сотник». «Dala an atgaggandin imma af fairgunja, laistidedun afar imma iumjons managos» – «Когда он спустился вниз с горы, последовали за ним многие толпы». «Qimandin an in garda duatiddjedun du imma ai blindans» – «Когда он вошел во двор, подошли к нему эти слепые». В готском мог также употребляться винительный самостоятельный, также включавший причастие и местоимение, но в винительном падеже: «Usgaggandan an ina in daur, gasa ina anara» – «Когда он выходил через ворота, его увидела другая».

Именительный самостоятельный был наименее продуктивен: «Iah waurans dags gatils, an Herodis mela gabaurais seinaizos nahtamat waurhta» – «И ставший подходящий день (когда настал подходящий день), тогда Ирод устроил пир по случаю дня своего рождения».

Особенностью именительного абсолютного, по сравнению с другими абсолютными оборотами, является наличие своего подлежащего, как бы независимого от главных членов всего синтаксического целого. Однако, поскольку личная форма глагола при подлежащем отсутствует, данная часть предложения испытывает явную смысловую и синтаксическую зависимость от целого [2, с. 228, 230, 242].

Последняя из перечисленных абсолютных конструкций в готском напоминает конструкцию the absolute participle construction в современном английском языке, состоящую из существительного в общем падеже и необходимой по смыслу формы причастия, при этом обособленный оборот выглядит независимым от основного предложения со сказуемым, выраженным личной формой глагола: «A suitable day having come, he put up a birthday party» – «Когда настал подходящий день, он устроил вечеринку по случаю дня рождения».

Порядок слов в древнеславянском языке, как и в современном русском, был свободным. Подлежащее обычно предшествовало глагольному сказуемому. При глаголах, стоящих в личной форме, подлежащее, выраженное личным местоимением, обычно опускалось, как и в готском. Как и в готском и древнеанглийском, определение обычно ставилось после определяемого слова («земля наша», «sunu mn» «сын мой»), но могло стоять и перед ним. Формы настоящего времени глагола быти, выступавшего в роли глагола-связки при именном сказуемом, обычно употреблялись, как и во многих других Вестник МГЛУ. Выпуск 26 (686) / 2013 индоевропейских языках, однако они рано стали опускаться в древнейших памятниках на церковнославянском языке, особенно в третьем лице, например «готово сердце мое» [1, с. 74]. Отступление от двусоставности также свойственно готскому языку – возможно употребление именного сказуемого без связки [2, с. 214–215].

В переводах с древнегреческого на старославянский порядок слов, следуя греческому оригиналу, допускает дистантное расположение связанных по смыслу слов.

В заключение сделаем следующие выводы.

1. На смену старому синтетическому способу выражения синтаксической связи между глаголом и дополнением в среднеанглийский период приходят новые аналитические: порядок слов и предложная связь. В английском языке появляются строевые элементы, передающие только грамматическое значение и полностью лишенные лексического значения. Появилась тенденция расчленять сказуемое на две части, из которых вторая несет основную лексическую нагрузку. Глагол-связка в аналитических языках опускаться не может.

2. Синтаксическая значимость порядка слов возрастает в ранненовоанглийском. В это время происходит закрепление твердого порядка слов во всех коммуникативных типах двусоставного предложения (повествовательных, вопросительных, восклицательных), а контактное расположение элементов аналитических конструкций становится обязательным.

3. К ранненовоанглийскому периоду относится и развитие новых и распространение старых конструкций с неличными формами глагола. Независимый причастный оборот, существовавший еще с древнеанглийского, получает широкое распространение с конца среднеанглийского периода. Продолжением древних абсолютных конструкций в современном английском языке являются: the Nominative with the Innitive (He is known to be rich); the Accusative with the Innitive (I saw her enter); the Nominative with the Participle (She was heard screaming); the Accusative with the Participle (I watched him swimming); the Absolute Participle Construction (The weather permitting, we shall have a garden party); the For-Phrase with the Innitive («I opened the door for her to enter»); the Gerundial Complex («I thanked James for his having helped me immensely»).

4. Возникшая в среднеанглийский период и окончательно развившаяся в ранненовоанглийский период способность неличных Ю. Б. Григорьева форм глагола выступать в составе обстоятельственных групп, внесла коренные изменения в структуру простого предложения английского языка. Благодаря глагольной потенции этих форм в предложении появляются второстепенные узлы предикативной связи, которые создают специфическую синтаксическую емкость английского предложения, известную под названием комплексной конденсации.

5. Сослагательное наклонение, в отличие от немецкого языка, перестает использоваться для оформления косвенной речи. Вместо этого в ранненовоанглийский период происходит окончательное установление последовательности времен в главном предложении и в придаточном дополнительном, когда сказуемое главного предложения выражено глаголом в одном из прошедших времен.

6. Новоанглийский период в истории английского языка ознаменован появлением новых структурных, формальных подлежащих it и there, закреплением мононегативного типа отрицания, дифференциацией сложносочиненных и сложноподчиненных предложений.

Санскрит и готский «застыли» в своей древней форме и не могут быть проанализированы с точки зрения исторической динамики и исторических закономерностей. Русский язык, как и другие славянские языки, прошел большой путь развития от древнеславянского к своему нынешнему состоянию. Русский язык остался языком преимущественно синтетическим, с развитой системой флексий в склонении и спряжении, но и он, по сравнению со своим более древним состоянием, утратил многие синтаксические конструкции, свойственные флективным языкам, заменив их на придаточные предложения с подлежащим в именительном падеже и сказуемом в личной форме. Однако контраст, по сравнению с коренной перестройкой английского языка, очевиден. Таких драматических изменений, какие пережил средневековый английский, в русском языке не было.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Воробьева А. Г. Учебник церковнославянского языка. – М. : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2008. – 368 с.

2. Гухман М. М. Готский язык – М. : Изд-во Моск. гос. ун-та, 1996. – 288 с.

3. Иванова И. П., Чахоян Л. П., Беляева Т. М. История английского языка:

учебник. Хрестоматия. Словарь. – СПб. : Лань, 1999. – 512 с. (Сер.

Учебники для вузов. Специальная литература).

4. Кочергина В. А. Санскрит: учебник для вузов. – М. : Академический Проект, 2007. – 335 с.



Похожие работы:

«Борозинец Г. Л.СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ ВСЕРОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2009/7-2/6.html Статья опубликована в авторской ре...»

«Иосиф Флавий Иудейские древности "Иосиф Флавий. Иудейские древности. В 2-х тт.": Беларусь; Минск; 1994 ISBN 985-01-0002-8, 985-01-0001-X Аннотация Эта книга не переиздавалась на русском языке почти сто лет. Написана же она была около двух тысячелетий назад и пользовалась популярностью у читателей всех...»

«Е.А. Барышева Провинциальное культурное наследие: кто и как занимается его сохранением в Великобритании? Ил. 1. Гестен холл (Ворчестер). "Вы участвуете в спасении исторического здания от окончательного разрушения или в восстановлении церквей и часовен во всей их былой славе? Возможно, в...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 327(470+571)(091)"17/18"(043.3) +355.47(476)(091)"17/18"(043.3) ЛУКАШЕВИЧ Андрей Михайлович БЕЛОРУССКИЕ ЗЕМЛИ В ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИХ ПЛАНАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (КОНЕЦ XVIII в. – 1812 г.) Авт...»

«Рабочая учебная программа по историческому краеведению 7 класс Год разработки 2016 год Автор составитель: Сухарева Александра Александровна – учитель истории и обществознания Пояснительная записка Рабочая программа по историческому краеведению для 7 класса...»

«Том 16 Выпуск 2 2013 ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И КАВКАЗ ПАРЛАМЕНТАРИЗМ В КЫРГЫЗСТАНЕ: ОСОБЕННОСТИ, ПРОБЛЕМЫ, ДОСТИЖЕНИЯ Зайнидин КУРМАНОВ доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой международных отношений Кыргызско-Российского Славянского университета им. Б.Н. Ельцина (Бишкек, Кыргызстан) Ильяс КУРМАНОВ аспирант Кыргызского государ...»

«Ванда Яковицка Из истории некоторых балетных терминов в русском языке (arabesque, attitude, cabriole, entrechat) Studia Rossica Posnaniensia 7, 173-190 ВАНДА ЯКО ВИ ЦК А Познань ИЗ ИСТОРИИ НЕКОТОРЫХ БАЛЕТНЫХ ТЕРМИНОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ (iarabesque, attitude, cabri...»

«БИБЛИОМИР Истории о Лермонтове в 27 слов, 100 идей для школьной библиотеки в 300 слов, конкурс рецензий-открыток (1800 знаков). Все более актуальными и востребованными становятся именно такие форматы – короткие, но емкие...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.