WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«Всероссийская открытая конференция обучающихся «ПЕРВЫЕ ШАГИ В НАУКУ» Научное направление (секция): Историческое краеведение Название работы Вклад алданцев в Великую Победу Автор работы: ...»

Всероссийская открытая конференция обучающихся

«ПЕРВЫЕ ШАГИ В НАУКУ»

Научное направление (секция):

Историческое краеведение

Название работы

Вклад алданцев в Великую Победу

Автор работы:

Витевская Ксения

Место выполнения работы:

МОУ АР «Гимназия г. Алдан», 5 класс, г. Алдан, Республика Саха (Якутия)

Научный руководитель:

Витевская М. И., учитель истории МОУ АР «Гимназия г. Алдан», Отличник образования РС (Я), Учитель XXI века, Победитель конкурса лучших учителей России 2008 г.

г. Обнинск 2010 г.

Содержание Введение с. 1 Глава I. Алданцы на фронтах Великой Отечественной войны с. 2-8 Глава II. Алданцы – труженики тыла с. 9-12 Заключение. с. 13-14 Список использованных источников и литературы. с. 15 Приложения I - VII с. 16- 32 Введение Память – это единственное, чем мы можем отблагодарить всех павших и живых участников Великой Отечественной войны.

Вс дальше уходят в прошлое многотрудные годы войны. Прошло 65 лет с тех пор, как фашистская Германия была повержена в прах. Многое изменилось в мире за истекшие годы. Но, по–прежнему, неослабевающий интерес вызывает вс то, что связано с суровым временем. Даже спустя столько десятилетий, не исчезла боль потерь в людских сердцах, не затянулись раны полей и лесов, полных ржавого металла.

Великая Отечественная война – это не только прошлое нашего народа. Е дыхание многие чувствуют и теперь. Ведь она круто повернула всю жизнь страны, вошла в каждый дом, в каждую семью. Она поглотила в свом пламени миллионы людей, принесла народу колоссальные страдания и горечь, которые и по сей день, скорбно тревожат народную память. Вместе с тем она оставила и глубокое чувство национальной гордости за всю Родину, за е могущество и несокрушимость.



В истории есть такие события и факты, которые бесследно исчезают из памяти народа, о них просто забывают. Но военное лихолетье 1941-1945 годов не из разряда забываемых страниц истории. Хотя из года в год остается в живых совсем немного прямых е участников, тем не менее, ещ величественнее представляется нам подвиг «солдат»

Отчизны. Под «солдатами» мы понимаем не только непосредственных участников войны, но и тех, без труда которых этой Победы бы не было.

Якутия, находясь в глубоком тылу, активно участвовала в защите Отечества. Жизнь республики подчинилась суровому лозунгу: «Все для фронта, все для победы!». На войну ушли золотодобытчики, геологи,охотники, оленеводы, рыбаки, конюхи и заготовители леса. Тяжелый мужской труд взвалили на свои плечи женщины, старики и дети.

Полуголодные, работая день и ночь, они обеспечивали дальнейший рост поголовья скота, увеличивали добычу недровых богатств.

Город Алдан находился в глубоком тылу, но алданцы приняли самое активное участие в смертельной схватке с фашизмом. В первые же дни войны проходили многолюдные митинги и собрания, на которых трудящиеся выражали гнев и возмущение, заявляли о своей готовности защищать Родину. Одновременно в районный военный комиссариаты поступали многочисленные заявления от трудящихся с просьбой отправить их добровольцами на фронт.

Целью данной исследовательской работы является отражение вклада алданцев в Победу над фашистской Германией.Восстановление героики дней Великой Отечественной войны, увековечивание подвига алданцев - воинов и тружеников тыла представляется особенно актуальным в юбилейный год 65-летия Великой Победы.

Задачи исследования:

- Собрать воспоминания очевидцев Великой Отечественной войны, живых свидетелей истории;

- Обобщить и систематизировать собранные материалы для того, чтобы их можно было бы использовать на уроках и внеклассных мероприятиях, посвященных 65-летию Победы.

Источники исследования: воспоминания жителей Алданского района - участников и очевидцев событий; данные, полученные в Совете ветеранов Алданского района; музейные и архивные материалы; литературные источники; материалы, полученные на Интернет – сайтах. Мы пользовались общей литературой по истории Великой Отечественной войны, а также материалами Книги «Память», два тома которой изданы в Алданском районе, в которые занесены имена фронтовиков – алданцев, статьями о алданцах – участниках Великой Отечественной войны и тружениках тыла, напечатанными в сборниках «Алдан – первенец золотодобывающей промышленности республики» и «Алдан трудовой».

Материалы о А. М. Филе получены нами из книги – расследования С. С. Смирнова «В поисках героев Брестской крепости». В работе использованы материалы из газеты «Алданский рабочий» за 1970-е – 2000-е годы и статьи из газет «Якутия» и «Забота Арчы».

I Алданцы на фронтах Великой Отечественной войны Кинорежиссер Григорий Чухрай вспоминал, что в Одессе известие о нападении Германии было воспринято... с большим подъемом. Говорили: «Вот немцы дураки! Да у нас самая сильная армия!» И такое настроение было во многих городах.

Ветеран войны алданец Леонид Лачков подтверждает эту информацию в своем письме. Вот что он пишет про то, как встретили 22 июня 1941 г.

в Алдане:

«Война для алданцев была так далека, что все говорили: «Это на месяц, а там армии Буденного и Ворошилова порубают немцев и войдут в Берлин!» Все хорошо знали тогда песню «Если завтра война...». В первую же военную зиму алданцы уже испытали, что такое голод. Автомашины все забрали на фронт, а конями ох как трудно завезти муку за 700 километров от станции Большой Невер! Матери спасали детей, отдавая им половину своего пайка. Дети работали наравне со взрослыми. У нас, подростков, была одна мечта – скорее бы на фронт!»

Действительно, с первых же дней войны многие жители Алданского района выразили свое настойчивое желание уйти на фронт добровольцами. Уже с утра 23 июня в военкомат один за другим, и группами стали приходить алданцы. У всех одна просьба – отправить на фронт. Только вчера выпускники школы № 1 отпраздновали вступление в новую жизнь, окончание средней школы. И вот они стоят перед военным комиссаром: Вдовин, Сушкин и Валов – «пошлите нас добровольцами на фронт» - просят ребята. К концу этого дня в военкомате уже было 65 таких заявлений.

Среди них было одно от Н. Кирьянова, работника совхоза «Ленинец», отца Героя Советского Союза Павла Кирьянова, получившего это звание в советско-финской войне 1939 г. В своем заявлении Н. Кирьянов писал: «Желаю вместе с сыном защищать любимую Родину от посягнувшего на наши рубежи врага человечества – фашизма».

А своему сыну в воинскую часть он дал телеграмму:

«Сегодня услышали сообщение нашего правительства, что враг человечества – фашизм посягнул на нашу Родину. Будь в передовых рядах защитников Советской Родины. По первому зову партии вместе с вами. Твой отец Н. Кирьянов».

Лучших своих сыновей послал Алдан на защиту Родины от захватчиков. В период Великой Отечественной войны Алданским объединенным военкоматом было мобилизовано в Красную Армию – 11740 человек, в том числе только за период 1941гг. – 9217 человек.

Невозможно рассказать о каждом из участников тех событий, о ратном подвиге каждого солдата. В Алданском улусе изданы два тома книги «Память», в которые занесены имена фронтовиков, имена погибших воинов на полях сражений занесены на плиты обелиска Славы в г. Алдане.

Среди совсем юных фронтовиков, призванных из Алдана был Леонид Афанасьевич Лачков. В 1943 году мечта семнадцатилетнего Лени Лачкова осуществилась. Он попал в 50-ю гвардейскую танковую бригаду. Первое боевое крещение принял при освобождении городов Сарны и Ковель.

Так он вспоминает свой первый бой:

«Нашей 50-й танковой бригаде поставили задачу овладеть автотрассой ВаршаваЛюблин-Брест. Ночью мой танк подорвался на противопехотной мине. Мина особого вреда танку не нанесла, но траки разорвала. Я в то время исполнял временно должность командира танка и механика-водителя (офицеров не хватало).

Я доложил по рации комбригу полковнику Либерману о случившемся и получил приказ:

«Аварию устранить своими силами и догнать бригаду!» Темно, мы на ощупь заменили два трака, натянули гусеницу – и вперед. На рассвете мы столкнулись с тыловыми частями фашистов. Завязался бой, наше счастье, что в колонне не было танков и пушки! Мы с удовольствием раздавили несколько машин, повозок, было убито очень много фашистов, они не ожидали нас и спокойно ехали в крытых фургонах. Кто сумел, тот убежал в лес, мы их не преследовали. Это было первое настоящее боевое крещение. После боя мы услышали впереди стрельбу. Это наша бригада вела бой с немцами на окраине Люблина».





Леониду Афанасьевичу Лачкову, кроме боевых удач, война преподнесла много тяжелых испытаний. В боях он потерял четырех товарищей, были подбиты три его танка. В Берлине боевая машина Лачкова была подожжена в третьем проеме Бранденбургских ворот немецким гранатометом «фаустпатрон». Это было страшное оружие. Струя раскаленных газов пробивала броню и выжигала механизмы и все живое внутри танка.

Но Леонид Афанасьевич выжил и успешно закончил войну. Он награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина». Может быть, для иных современных девятнадцатилетних парней, не служивших в армии, вид этих наград ни о чем не говорит.

Но они являются свидетельством того, что пришлось пережить ветерану в 19 лет. Леонид Афанасьевич не дожил до 65 – летия Великой Победы, он скончался в прошлом году.

Среди наших земляков много настоящих героев.

Участник войны Колесников Федор Федосеевич за подвиги на фронте награжден тремя орденами славы – I, II, III степени. В ходе своего исследования я выяснила, что имя Федора Федосеевича Колесникова, проживавшего в г. Томмоте 30 лет (начиная с 1959 года) и похороненного на алданской земле, не внесено в число якутян - полных кавалеров ордена Славы. По официальным данным в Якутии 5 полных кавалеров ордена Славы, это

– Г. А. Ерохин, Ю. В. Калашников, П. С. Лухнев, И. И. Околович и Д. А. Петров. В то же время в книге «Алданский улус» есть статья старшего научного сотрудника Алданского историко – краеведческого музея Л. Д. Сартаковой «Сороковые – фронтовые. Алданцы на защите Отечества». В ней пишется, что Колесников Ф. Ф. награжден тремя орденами Славы. Упоминания о высоких наградах Федора Федосеевича я нашла и в газетате «Алданский рабочий» за 9 мая 1975 г., 9 мая 1985 г., 23 февраля 1989 г. В 4 томе книги «Память», изданной в Якутске в 1995 г. на 8 странице, в разделе «Алданский улус»

написано следующее: «Колесников Федор Федосеевич, призван в 1944 г., награжден орденом Славы I, II, III ст., Отечественной войны I ст., медалями «За отвагу», «За победу над Германией», умер в 1989 году». Таким образом, изучив опубликованные о Колесникове материалы, я сделала вывод, что его считают алданцем, Якутия стала для этого человека второй родиной. Я считаю, что есть все основания официально включить его в число полных кавалеров ордена Славы. С этим вопросом я обратилась в Алданский Совет ветеранов ВО войны, тыла и труда. Когда мое исследование уже подходило к концу, и работа была уже почти закончена председатель Совета ветеранов С. А. Козырев сообщил мне, что в № 47 республиканской газеты «Забота Арчы» за 19 ноября 2009 г.

появилась статья Василия Алексеева «В Якутии еще один полный кавалер ордена Славы?» о Ф. Ф. Колесникове. Я прочитала эту статью, в ней есть такие слова: «Давайте, вспомним Ф. Ф. Колесникова, он должен занять свое достойное место в ряду полных кавалеров ордена Славы, справедливость должна восторжествовать.» Автор статьи приводит такое предположение, почему Колесников не попал в официальный список якутян - полных кавалеров ордена Славы: «Возможно, думают, что он призван в армию не из Якутии. Это не основание…Скажу, что четверо полных кавалеров ордена Славы из Якутии включены в книги «Памяти» других регионов». Действительно, я выяснила, что за исключением Петрова Д. А., все остальные родились за пределами Якутии, но призваны в армию военкоматами республики. Думаю, что в ближайшее время, при поддержке ветеранской организации нашего района вопрос о восстановлении справедливости в отношении человека, которого мы, алданцы, считаем своим земляком будет решен положительно. Копия статьи о Ф. Ф. Колесникове мною была передана в музей. Меня заинтересовал факт из этой статьи о том, Колесников был участником Парада Победы на Красной площади 1945 г. По данным, которые мне были известны только два алданца – Калинников Леонид Захарович и Сидельников Сергей Антипович - участники парада Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве. Я обратилась с этим вопросом к Людмиле Дмитриевне Сартаковой, бывшему старшему научному сотруднику Алданского историко – краеведческого музея, человеку, которая долгие годы сама собирала материалы об участниках войны и была лично знакома с Федором Федосеевичем. Людмила Дмитриевна пояснила, что информация, представленная в статье, о том, что Колесников был участников легендарного Парада Победы 1945 года ошибочна. Данные, собранные мною о Колесникове представлены в Приложении I.

По официальным данным годы ВОВ Алдан дал стране семь Героев Советского Союза:

Жадейкин Максим Степанович, родился в 1914 году в деревне Нелитово (Пуркаево) Мордовской АССР. В Алдане с 1934 года, работал плотником. В армию был призван Алданским райвоенкоматом в 1941 году. Воевал в противотанковой роте командиром отделения. Героический подвиг совершил при форсировании Днепра в 1943 году. Первый со своим расчетом преодолел водную преграду и из бронебойного ружья подбил два танка, из автомата уничтожил одиннадцать фрицев.

Звание Героя Советского Союза было присвоено Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 10 января 1944 года. Жадейкин Максим Степанович погиб в бою 9 января 1944 года и похоронен в братской могиле в селе Буряки Бердичевского района Житомирской области.

Достовалов Семен Васильевич родился в 1917 году. До войны работал на приисках Кабактан, Нагорный. Призван в ряды Советской Армии в 1942 году Алданским райвоенкоматом. В армии был пулеметчиком «максима». Звание Героя Советского Союза Достовалову С.В. было присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24.09.45 г. – посмертно. Погиб он в Чехословакии 24.03.45г., неподалеку от села Габура в бою при удержанию высоты Кичера.

Космачев Михаил Михайлович – родился в 1920 году в Ленинградской области. В Алдане с 1931 года, работал на Якокутской ТЭЦ. Призван в армию Алданским райвоенкоматом в 1942 году. Танкист Космачев участвовал в Сталинградской и Курской битвах, громил врага на полях Украины, освобождал Болгарию, Румынию, Венгрию.

Отмечен несколькими боевыми наградами. За удержание моста через реку Серет (Румыния) и взятие его под охрану до подхода советской танковой колоны, Космачев М.М. был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза, но Указ Президиума Верховного Совета СССР не застал его в живых. Герой погиб при штурме Будапешта.

Кузнецов Григорий Дмитриевич родился в 1911 году в деревне Шевелихе Ивановской области. До войны работал в системе комбината «Алданзолото». Отличился при захвате плацдарма на реке Ингулец в районе поселка Зеленое Широковского района Днепропетровской области. В составе разведроты сбил боевое охранение противника, уничтожил пулемет и четырех фашистов, переправился через реку, атаковал взводный опорный пункт врага, уничтожил 16 фрицев, пулемет, гранатомет, другой немецкий пулемет взял с собой, и расстреливал обращенных в бегство фашистов. Выполнение боевого задания разведгруппы Кузнецова сыграло огромную роль в наступательных действиях всей 88 гвардейской стрелковой дивизии. За этот подвиг был удостоен звания Героя Советского Союза в 1944 году. После войны работал в колхозе, потом переехал в Донбасс, где умер в 1951 году.

Стрельцов Виктор Николаевич – родился в 1911 году в городе Бодайбо. В начале 30-х годов работал на шахте прииска «Ленинский». Призван в армию Алданским райвоенкоматом в 1941 году. На фронте был разведчиком. Участвовал в боях на Курской дуге. В ночь на 23 сентября 1943 года пять отважных разведчиков на лодке тихо переплыли Днепр и высадились на правом берегу. В результате короткой ночной схватки был захвачен плацдарм, отбито два орудия, четыре пулемета, было уничтожено до 30 фашистов. Немедленно полетел условный сигнал на левый берег Днепра, и началась высадка нашего десанта. В числе пятерки храбрецов был и Виктор Николаевич Стрельцов.

За этот подвиг был удостоен звание Героя Советского Союза в 1943 году. После войны Стрельцов В.Н. возвратился на прииск «Ленинский» и работал горным мастером. В июне 1972 года скончался в Кривом Роге.

Папышев Иван Петрович – родился в 1915 году в деревне Чинянино Омской области. До войны работал в поселках Чагда, Лебединый, в системе комбината «Алданзолото». В армию призван в 1941 году Алданским райвоенкоматом. На фронте он был командиром взвода полковой разведки и прошел тысячи километров с боями от Чернигова до Брандербурга. Принимал участие в форсировании рек Десна, Днепр, Западный Буг, Висла, Одер. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной Войны 1 степени, медалями. Звание Героя Советского Союза Папышеву И.П. присвоено за многие подвиги, совершенные на полях сражений против немецких захватчиков, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1945 года. Умер Папышев И.П. в 1984 году в г. Москве.

Тепляков Мартын Пантелеймонович, родился в деревне Дронано Тюменской области. В Алдане с 1936 года, работал на прииске «Ленинский». Призван в армию Алданским райвоенкоматом в 1940 году. Воевал в составе войск Брянского флота, отличился при форсировании Днепра. 2-3 октября 1943 года поднял в атаку подразделение, которое ворвалось в траншеи врага, закрепилось и обеспечивало переправу другим частям. 19 вражеских контратак было отражено в этой операции.

В рукопашном бою М.П. Тепляков огнем автомата уничтожил свыше 40 фашистов.

За этот подвиг сержанту Теплякову М.П. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Погиб герой 30 января 1944 года в бою за деревню Дубровка Киричевского района Могилевской области Белорусской ССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года Павлу Николаевичу Кирьянову, родители которого проживали в это время в Нижне-Сталинске, было присвоено звание Героя Советского Союза, как участнику советско-финской войны в 1939-1940 годах. Он воевал в составе 35 танковой бригады 7 армии. Лейтенант Павел Кирьянов отличился при прорыве Хатин-Сулемского укрепрайона. Огнем уничтожил несколько сооружений, большое число солдат и офицеров противника. В начале Великой Отечественной войны был заместителем командира танкового батальона, пропал вез вести 27 июля 1941 года на Петрозаводском направлении.

Мне было очень интересно встретится с кем-либо из потомков алданцев – Героев Советского Союза, чьи имена носят улицы города и поселков нашего района. Мне удалось встретиться с Ниной Максимовной Бодневой, дочерью Максима Степановича Жадейкина, проживающей в поселке Ленинский Алданского района. Дом Нины Максимовны находится в центре поселка, его окна выходят на площадь перед поселковым клубом, где стоит обелиск Героям Советского Союза. На этом обелиске начертано и имя М. С. Жадейкина. Ежегодно 22 июня и 9 мая Нина Максимовна приносит к обелиску живые цветы, с любовью выращенные ею.

Побеседовав с Ниной Максимовной, я узнала, каким в ее памяти остался ее геройский отец, какой ей запомнилась война. Записанные мною воспоминания Нины Максимовны о ее героическом отце представлены в Приложении II данной работы.

Максим Степанович Жадейкин ушел из жизни совсем молодым. Было ему только 30 лет. Уже старше деда его внуки Ирина и Максим, подрастают и правнуки, среди которых тоже есть Максим.

И поныне стоят здания, построенные руками Максима Степановича, бережно хранит его дочь Нина Максимовна Боднева документы, письма и фотографии. К сожалению семья героя так и не получила Звезду Героя Советского Союза, которую Максим Степанович не смог получить сам, так как погиб за день до подписания указа об его награждении. Младшая дочь М. Жадейкина Елена Максимовна, к сожалению, скончалась в 2008 году. Сохранившиеся личные вещи отца дочери в свое время передали в Алданский краеведческий музей. Одна из улиц Алдана носит имя М. С. Жадейкина.

Так что Максим Степанович Жадейкин как бы незримо присутствует рядом с нами. И нам следует помнить о нем, как о других воинах, сложивших головы на полях сражений.

В ходе своего исследования я выяснила факт неизвестный широкому кругу общественности. В Совете ветеранов мне показали брошюру, изданную в г. Якутске «Представлены к званию Героя Советского Союза», где была информация о нашем земляке Захарове Викторе Николаевиче (1901 – 1981 гг).

В ней был портрет Захарова и следующая биографическая справка:

«Родился в 1901 году в селе Чекунда Амурской области. Является первооткрывателем Эмельджакского месторождения слюды – флогопита.

Работал на слюдодобывающих предприятиях горно – обогатительного комбината «Алданслюда».

Призван в армию в июне 1943 года Алданским РВК. С апреля 1944 года участвовал в боях против немецко – фашистских захватчиков в составе 135 – го отдельно- саперного Краснознаменного Новгородского батальона. Отличный стрелок – снайпер, незаменимый следопыт – разведчик. Участник освобождения Карелии, Мурманской области и севера Норвегии. В октябре 1944 года ефрейтор В. Н. Захаров, рискуя жизнью, под шквальным огнем противника подобрался к доту, из которого противник вел ураганный огонь по нашей пехоте, и двумя противотанковыми гранатами уничтожил его. Рубеж противника на высоте 373, 1 м был взят. Участвовал в разгроме Квантунской армии. После окончания Великой Отечественной войны продолжал работать в Эмельджакском рудоуправлении.

Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, «Знак Почета», медалями»

Кроме этой брошюры, никаких официальных документов в Совете ветеранов не было.

Я обратилась в Алданский историко – краеведческий музей. На стенде «Герои Советского Союза», как и вообще в Зале боевой славы музея никакой информации о Захарове В. Н. не было. Но из Совета ветеранов г. Томмота я получила информацию, что несколько лет назад в Алданский музей были переданы документы и даже сама награда Захарова – Звезда Героя Советского Союза, о дальнейшей судьбе которой теперь никому не известно.

В фондах музея я нашла копию наградного листа за подписью председателя Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР С. Умалатовой, датированного 21 декабря 1998 г., в которой было записано следующее: «Тов. Захаров Виктор Николаевич. За Ваш геройский подвиг в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Постоянный Президиум съезда народных депутатов СССР своим указом от 21 декабря 1998 г присвоил Вам звание ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА» Таким образом, факт присвоения высокого звания В. Н. Захарову, казалось бы, подтвердился. В фондах музея я нашла копию документа № 164 из наградного листа на Захарова В. Н.

следующего содержания:

3 ноября 1944 г.

8 октября 1944 г. действуя в штурмовой группе лейтенанта Журавлева, т. Захаров участвовал в штурме укрепленного рубежа на выс. 373,I.

Ефрейтор Захаров, рискуя жизнью, под шквальным огнем противника подобрался к ДОТу, из которого противник вел пулеметный огонь по нашей пехоте.

Пехота залегла и штурм опорного пункта срывался. Тов. Захаров броском противотанковых гранат заставил замолчать огневую точку противника. С уничтожением ДОТа стрелки 60 сп заняли высоту и закрепились на ней.

За проявленные храбрость и отвагу ефрейтор Захаров достоин награждения высшей правительственной награды – присвоения звания Героя Советского Союза.

Командир батальона майор ЖДАНОВ.

18 октября 1944 г.»

Я обратила внимание на то, что на копии этого документа есть сноска: «Архив МО СССР, ф. 33, оп. 690155, д. 7114, лл.58-59. Подлинник.»

Итак, у меня возникли следующие вопросы:

1) Почему, если есть официальные документы о присвоении Захарову В. Н. звания Героя Советского Союза, он официально не значиться в списках Героев и имя его не известно широкому кругу общественности нашего района?

2) Где находится Звезда Героя Советского Союза, якобы переданная в Алданский музей, не исчезла ли она во время пожара музея в 1999 году?

Ни в Совете ветеранов, ни в музее мне не смогли дать ответ на эти вопросы, и я обратилась к бывшему старшему научному сотруднику Алданского музея Людмиле Дмитриевне Сартаковой. Она пояснила, что, действительно в 1944 г. В. Н. Захаров был представлен к Званию Героя Советского Союза за свой подвиг, но приказа о присвоении ему этого звания не последовало. Через много лет, в 1998 г. в семью Захаровых пришло документ (который приводится выше) о присвоении Виктору Николаевичу Звания Героя Советского Союза. Семья Захаровых, как и сотрудники музея, радостно встретили эту весть. Казалось, что заслуженная награда, наконец, нашла героя. Но сама Звезда так и не была получена семьей Захаровых. Тем временем власть в стране менялась, документ, подписанный председателем Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР С. Умалатовой 21 декабря 1998 г., вероятнее всего, не имел уже никакой юридической силы. Л. Д. Сартакова сообщила, что сотрудники музея где-то в 1998-1999 гг (точную дату она не помнит) делали по этому вопросу запрос в Центральный архив Министерства Обороны СССР, откуда пришел ответ, что Захаров В. Н. действительно был представлен к Званию Героя Советского Союза в 1944г, но документов на присвоении ему звания Героя в Архиве нет. Но в Архиве имеется Приказ войскам 14-й отдельной Армии № 0320 от 28 ноября 1944 г. о награждении Захарова В. Н. Орденом Отечественной войны I степени (Архив МО СССР, ф. 33, оп.690155, д. 7114, л. 58).

В нашем районе проживал Григорий Тихонович Наседкин, который тоже в годы войны был представлен к Званию Героя Советского Союза, но приказа о присвоении этого высокого звания в архиве МО СССР так же не было. Григорий Тихонович не был награжден Звездой Героя Советского Союза, за его подвиг ему был присвоен Орден Александра Невского, высокая, почетная и редкая награда.

До войны Алдан был местом ссылки сотен спецпоселенцев – безвинных жертв сталинского режима. По воспоминаниям В. П. Карпова, бывшего главного маркшейдера комбината «Алданзолото», ветерана Великой Отечественной войны, как только началась война с немецкими захватчиками и японским империализмом, тысячи алданцев, которые прибыли сюда в 1930-1931 годах вместе с высланными родителями, встали на защиту своей Родины. Среди них три брата Ушаковых – Трофим, Павел, Алексей, два брата Алпеевых – Андрей, Захар, два брата Бойченко, Касьяновых, Пионтковские, Космачевы – Михаил и Николай и многие другие. Эти люди не ожесточились, несмотря на несправедливость приговоров, они смогли разделить понятия «политический режим» и Родина и встали на ее защиту. Многие из них проявили подвиги несгибаемости и героизма. За геройство и мужество при взятии г. Будапешта в 1944 году Михаилу Михайловичу Космачеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Многие награждены орденами и медалями, но многие сложили свои головы в ожесточенных боях с противником.

После войны Алдан оставался местом отбывания наказания (часто незаслуженного) для людей, которых сталинский режим считал виновными в том, что они попали в немецкий плен или жили на оккупированных врагом территориях. Дела против многих были просто сфабрикованы. Пережив ужасы немецких концлагерей, такие люди попадали в сталинские лагеря или на спецпоселения в родной стране, которую самоотверженно защищали и никогда не предавали.

Такая трагическая судьба была у защитника Брестской крепости Александра Митрофановича Филя, который с 1947 г. и до самой смерти проживал в г. Алдане. К сожалению родных А. М. Филя в Алдане не осталось. Информацию о герое пришлось искать в литературе и в фондах Алданского историко – краеведческого музея.

В 2000 г. в г. Москве в издательстве «Раритет» после длительного перерыва, вызванного запретом и равнодушием, была издана книга Сергея Сергеевича Смирнова, восстановившего правду о легендарной обороне Брестской крепости (1941 г.) и о драматических судьбах ее героических защитников в боях, в плену и в застенках.

Итогом многолетней деятельности писателя С. С. Смирнова стала реабилитация А. М.

Филя, инициатором которой стал Смирнов, во многом благодаря писателю Александру Митрофановичу было возвращено его доброе имя.

О сложной судьбе А. М. Филя я узнала из книги С. С. Смирнова «В поисках героев Брестской крепости» и из материалов Алданского историко – краеведческого музея.

Материалы о А. М. Филе представлены в Приложении III к работе.

Алдан стал для А. М. Филя его второй родиной. И мы, алданцы, гордимся этим человеком и благодарим его за вклад в Великую Победу.

Алдан заплатил за Великую Победу дорогой ценой. К мирной жизни вернулись с войны 7130 человек, из них многие искалеченными (физически и морально) и израненными, погибли или пропали без вести – 4530 человек. А сколько людских судеб сломала война?

Забывать этого нельзя!

II Алданцы – труженики тыла

Накануне войны Алдан был одним из наиболее развитых промышленных районов Якутской АССР. Чтобы выстоять против врага стране нужно было золото. И Алдан давал золото, несмотря на то, что 85% работников промышленных предприятий района ушли на фронт. Алдан давал стране не только золото, но и пушнину. С ростом производства, сельского хозяйства развивались культура и искусство на Алдане. По данным 1940 г. в Алданском округе было свыше 8 тысяч учащихся, 47 школ, более 30 библиотек. Работала труппа артистов государственного драматического театра.

Трудящиеся Алданского округа понимали, что тыл – это тот же фронт, что их самоотверженный стахановский труд, каждый сверхплановый грамм золота служит главной цели – приблизить час Победы.

Повсеместно на всех предприятиях и организациях района проходили митинги. За первые дни войны по Алданскому району было проведено 454 митинга, на которых участвовало свыше 52 тысяч человек.

В городе Алдане на митинге женщины единогласно принимают следующую резолюцию: «Мы, женщины города Алдана, обращаемся ко всем женщинам Алданского округа с призывом оказывать всемерную помощь нашей доблестной Красной Армии.

Заменим у станков, в шахтах и на полях наших мужей, братьев и сыновей, ушедших на борьбу с вероломно напавшим врагом.

Мы должны помнить, что тыл – это есть тот же фронт и самоотверженная, ударная стахановская работа, героизм на трудовом фронте – есть проявление беспредельной любви к Родине, есть выражение воли к победе и проявление этого героизма ударом из тыла по зарвавшимся фашистским ордам».

Квалифицированные рабочие предприятий района ушли на фронт. А стране нужно было золото, чтобы крепить оборону. Темпы золотодобычи не должны были снижаться.

Проблема кадров стала одной из самых трудных и острых. Рабочие, оставшиеся на предприятиях, трудились, не жалея сил, за себя и за товарища, ушедшего на фронт.

Старатели Первого Орочена с 27 июня перешли на десятичасовой рабочий день. Вслед за ними все золотодобывающие предприятия Алдана перешли на удлиненный рабочий день.

Старатели участка ЯЦИК обязались летом, в решающий период добычи золота, дать стране больше драгоценного металла, работая по две смены, по 10 часов каждая.

Краснознаменный коллектив драги № 3 26 июля 1941 года дневной план выполнил на 253%, 27 – 205%, 28 - 270%, а 29 июля дал небывалую производительность – 320%.

Лучший стахановец, забойщик шахты «Турук» – Мельников заявил: «Я обязуюсь кайлить породы еще больше, чтобы давать стране как можно больше золота. Обязуюсь также досрочно погасить подписанную сумму на заем».

Для обеспечения промышленности квалифицированными кадрами, в широком масштабе началось техническое обучение рабочих. С 20 ноября 1942 года начала работу школа ФЗО № 2 в г. Алдане, в которой обучалось 300 человек по горным специальностям.

Вместо ушедших на фронт мужчин на их рабочие места вставали матери, жены, сыновья. Работница Селигдарской электростанции Александра Межова, проводив на фронт мужа и брата, овладела двумя профессиями: машиниста и кочегара. В письме мужу на фронт, она писала: «Родной мой, я делаю все, что в моих силах, на помощь фронту. Ты не беспокойся за семью. Сыновья здоровы, я воспитываю их полезными Родине гражданами. Сама я освоила две специальности: машиниста и кочегара. Заменила тебя и своего брата. Это мой подарок фронту к годовщине Октября».

Вопросам воспитания новых кадров, прохождения новичками техминимума, организации над ними шефства квалифицированных рабочих уделялось повседневное внимание руководства района.

В 1941 году только на подземной добыче золота в шахтах работало 333 женщины.

Из числа женщин, занятых на основном производстве, было 8 двухсотниц, 365 стахановцев и 391 ударница (так называли передовиков производства, регулярно перевыполнявших план работы во много раз).

В течение 1942 года по округу было подготовлено 818 производственников, в том числе 390 женщин. Всего по округу за 1941-1944 года было подготовлено 3714 молодых рабочих, в том числе 1615 женщин, 420 – комсомольцев.

В конце 1941 года Пленум Алданского райкома комсомола записал в своем постановлении: каждый комсомолец должен добиться перевыполнения плановых заданий.

Драгер пятой драги С. Жемалетдинов, (затем начальник драги № 145, Кавалер ордена Ленина) писал 6 ноября 1941 года в газете «Алданский рабочий»: «Все мои мысли и желания, вся моя работа направлена на одно – помочь Красной Армии быстрее разгромить врага. Лучшей моей помощью будет добросовестная работа на своем посту. Я ежемесячно выполняю план золотодобычи, стараюсь, чтобы моя семья работала хорошо.

В октябре смена выполнила план на 160 процентов, за первую половину ноября на 170 процентов. Так что обязательства выполним. Недавно комсомольское собрание Второго Орочона избрало меня секретарем комсомольского комитета. Моя обязанность теперь не только самому помогать Родине, но вести молодежь, чтобы она была в первых рядах помощников нашей партии и правительства».

Летом 1941 года по инициативе молодых рабочих городов Горького и Свердловска началось движение двухсотников. Инициаторами этого движения в Алданском округе стали шахтеры участка Турук - Чалко и Лобанов. Их инициатива была подхвачена слюдяниками, шахтерами из Нижне-Сталинска, стахановцами машремзавода, речниками затона Белькачи и других предприятий. Фрезеровщик Алданского машиноремонтного завода Потоцкий, работая на больших скоростях, систематически выполнял дневное задание на 350-400 процентов.

Уже в сентябре 1941 года на предприятиях золотодобывающей промышленности Алдана не было комсомольцев, не выполняющих норм выработки. Большое распространение среди молодежи получило создание комсомольско-молодежных фронтовых бригад, одной из заповедей которых было: не уходить с рабочего места, пока не выполнишь задания!

Если в 1942 году на алданских предприятиях было 18 комсомольско-молодежных бригад, 6 смен, 2 цеха, то в 1945 году работало 52 комсомольско-молодежных бригады, 10 смен, 4 цеха, в которых работали 500 молодых рабочих.

По данным Алданского государственного архива 16 мая 1942 года Алданский райисполком принял решение «О привлечении женщин, вторых и третьих членов семей на работу старательской золотодобычи на весенне-летний период 1942 года по приискам Алданского района». Был разработан график подготовительных работ, обеспечения инвентарем, привлечение к старательским работам женщин, рассмотрен вопрос устройства детей в дошкольные учреждения. Через четыре дня было принято решение «О мобилизации рабочей силы для совхозов и колхозов Алданского района на весенне-летние полевые работы», решением от 23 сентября 1942 года трудоспособное население мобилизовывалось на дровозаготовки. 3 октября 1942 года выходит решение о мобилизации неработающего населения на ремонт дороги и расстановки щитов от снежных заносов, об определении в детдом беспризорных детей военнослужащих, об оказании помощи детям семей военнослужащих, о сборе теплых вещей для бойцов Красной Армии. В ноябре 1942 года проведена мобилизация подростков-юношей в школу ФЗО Открытнинского приискового управления, выходит решение о привлечении гужевого транспорта на грузоперевозки для «Золотопродснаба», в декабре 1942 года принимается решение о трудоустройстве инвалидов Отечественной войны по Алданскому району. На этот момент их прибыло уже 83 человека. Инвалиды вносили свой посильный вклад в победу над фашизмом.

В стране не хватало слюды, СССР вынужден был приобретать ее за валюту.

Месторождение слюды было обнаружено в Алданском районе. В 1940 году охотник В.Н.

Захаров (который впоследствии уйдет на фронт и за свой подвиг в 1944 году будет представлен к Званию Героя Советского Союза) сделал заявку о наличии слюдыфлогопита по речке Эмельджак, тогда же здесь были предприняты первые попытки эксплуатации месторождения, а в 1942 году создается Алданское рудоуправление треста «Союзслюда».

С первых дней на Эмельджаке работала Мария Ильинична Радченко (Каминская), вместе со своей семьей прибывшая на Алдан в 1940 году. В палатках разместились два общежития для парней и девчат и контора. Электричества не было, жили при свечах и коптилках. Первоочередной задачей было построить столовую и жилье. На высокую гору, где заготавливали лес, поднимались по веревке, спускались своим ходом. Было трудно, но молодость и стремление помочь фронту побеждали усталость и неустроенность быта. После основной работы ходили на заготовку травы для корма лошадям, заготавливали дрова для отопления. Молодежь Эмельджака подписывалась в фонд обороны Родины на 3-5 окладов. Были построены общежитие и столовая, первый семейный дом на две половины.

Вскоре приступили к выпуску основной продукции – колотой слюды, появились первые стахановцы среди кольщиц и откатчиц:

Мария Макеева, Наталья Ильченко, сестры Каминские, Стругальские, Самарина и другие.

Было создано всего 6 комсомольско-молодежных бригад.

В 1944 году прибыли рабочие с Бирюсинского рудоуправления, среди которых был и горный мастер Николай Яковлевич Радченко. Началась механизация работ, в 1945 году был установлен паровой котел, пущена в эксплуатацию электростанция.

И женщины, и подростки показывали образцы самоотверженного труда. 26 января 1945 года газета «Алданский рабочий» напечатала статью «Работать так, как бригада Федора Масютина», которая была организована летом 1944 года на ведущем участке Иксовом рудника Лебединый. В состав бригады вошли молодые рабочие, в большинстве малоквалифицированные. К опытным горнякам прикрепили начинающих, совместили работу крепежников и бурильщиков.

Крепла дружба, накапливался опыт. До организации бригады на шурфе № 1, план по добыче руды в сутки едва доходил до 50 процентов, а бригада стала выполнять до 170 процентов. Несколько раз завоевывали переходящее Красное Знамя рудника и окружкома комсомола. Много раз были премированы ценными подарками, награждены Почетными грамотами.

Не снижая объемы добычи золота, преодолевая трудности, рожденные военным временем, алданцы сумели сохранить ведущее место во всесоюзном соревновании предприятий золотой промышленности страны. За образцовое выполнение задания правительства в годы войны комбинату «Алданзолото» были вручены на вечное хранение два Красных Знамени Государственного комитета обороны СССР.

Кроме золотой, слюдяной промышленности, отлично работали пять артелей, которые представляли местную промышленность. Выпускали обувь, телогрейки, шапки, была решена проблема снабжения населения картофелем, капустой, овощами.

В летний период привлекались на добычу золота учащиеся школ и техникума. В результате только этих мероприятий на золотодобычу было привлечено 1028 человек.

После основной работы на предприятиях и учреждениях, алданцы активно выходили на золотодобычу, в районе проходили так называемые «Дни золота».

Свой вклад в победу над фашизмом алданцы вносили не только трудом, но и активно участвовали во всенародном патриотическом движении по оказанию помощи фронту, в создании фонда обороны СССР и фонда вооружения Красной Армии, в сборе теплых вещей. За годы войны внесли в фонд обороны – 13 млн. 505 тысяч рублей, в том числе на вторую танковую колонну – 1 млн. 277 тыс. руб., облигаций государственных займов было сдано на 12 млн. рублей, приобретено билетов денежно-вещевой лотереи на 4 млн. рублей, на подарки бойцам – 1 млн. 97 тыс. рублей. Сдано в фонд обороны: 617 грамм золота, 10.635 грамм серебра, 44203 шт. теплых вещей, более 50 тысяч посылок с подарками весом 28 тонн.

С 1946 по 1950 г.г. за добросовестный и честный труд в период Великой Отечественной войны 3342 труженика Алданского района были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1931-1945 г.г.». В числе первых – работники Якокутской ЦЭС, рудника Лебединый, Ленинского приискового управления.

Ставшие алданцами поневоле, сорванные с родных мест, спецпоселенцы – труженики тыла также все делали, чтобы успешно выполнить план золотодобычи:

собирали деньги в фонд обороны страны, посылали посылки фронтовикам и держали переписку с фронтовиками, тем самым поднимали их дух, боеспособность и бодрость.

Успех на фронтах войны обеспечивался героическим трудом тружеников тыла. В нашей республике развернулось движение "Фронту надо – будет сделано". Активистами этого движения были наши земляки – алданцы. Якутия продолжала давать стране золото, пушнину, рыбу и другие ценные материалы. Резкого увеличения золота добился трест «Якутзолото». Победителями социалистического соревнования «за досрочное выполнение фронтового задания» стали драгеры треста "Якутзолото" М.И. Черемных, Н.П. Волков, забойщик П.И. Гуляев. Они получили благодарственное письмо от Верховного Главнокомандующего. В Алданском округе Эмельджанское управление поставило половину всей добываемой в стране слюды–флогопит.

Алданцы, как и все трудящиеся Якутии помогали фронту и Красной Армии личными средствами. С первых же дней войны повсеместно начался сбор средств в фонд обороны Родины. Трудящиеся Якутии внесли более 37 млн. руб., помимо этих средств, поступило на 57 млн. руб. облигаций государственных займов, 2,9 т золота, 550 т серебра. На строительство танков было собрано 27 млн. руб. На эти средства была построена и передана войскам 1 Украинского фронта танковая колония «Советская Якутия». Танки, эскадрильи самолетов, построенные на средства трудящихся Якутии, громили врага и внесли весомый вклад в деле разгрома врага в его логове – Германии. За сбор средств на постройку танковой колонны "Советская Якутия", эскадрильи трудящиеся Якутии заслужили благодарность от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Якутяне снарядили на фронт 4 эшелона производственных товаров общим весом 33879 пудов и 200 тыс. теплых вещей, не считая многочисленных индивидуальных подарков. В дело помощи населению районов, освобожденных от оккупации, было передано около 4 млн.

руб., 62500 штук одежды, более 20 тыс. мануфактур, десятки тыс. пудов зерна, мяса, рыбы и более 23 тыс. лошадей.

Алданцы, как все жители Якутии, как весь советский народ внесли достойную лепту в Победу.

Заключение Наш город и наш район очень маленькие. Мы живем в месте очень удаленном от столицы нашей Родины, от центральных ее областей. По территориям нашего района не прошла война, у нас не гремели взрывы, не шли бои, наши земли не являлись аккупационными территориями. Но в сердцах алданцев, как и всех граждан нашей страны, Великая Отечественная война оставила незаживающую, глубокую рану. Алдан давал Родине в годы войны золото, слюду, другие полезные ископаемые, пушнину, средства на оружие и строительство танков и самолетов. Но самое главное, что мог дать Алдан своей Родине – это бойцов. На разных фронтах воевали почти 12000 алданцев.

Алданцы были участниками многих кровопролитных военных операций: в окружении вражеских войск и их ликвидации в г. Сталинграде в составе войск ЮгоЗападного и Сталинградского фронтов, в боях за Ржев, в боях за освобождение Ленинграда и т. д. Многие из них были награждены орденами и медалями. Якутяне участвовали в освобождении Украины, Белоруссии, прибалтийских республик, Польши, Румынии, Венгрии, Чехословакии и взятии цитадели Германии – г. Берлина. Наши земляки были награждены медалями «За взятие Берлина». Многие якутяне, в том числе и алданцы, принимали участие в войне с Японией, союзницей Германии, в составе 94-й, 210-й стрелковых дивизий 36 армии и 278 стрелковой дивизии 17-й армии.

Память о воинах – якутянах, погибших на фронтах Великой Отечественной бережно храниться в разных точках нашей страны. Так, накануне Дня Победы в день великомученика Георгия Победоносца 6 мая ежегодно проводится, ставшее уже традиционным, мероприятие, посвященное памяти воинов-якутян, погибших в районе села Ельня (125 км Минского шоссе) в октябре 1941 года. Каждый год в канун Дня Победы делегация якутян приезжает в маленький тихий городок Ржев, чтобы почтить память земляков, павших здесь в годы Великой Отечественной войны. При защите и освобождении Ленинграда по данным Республиканской Книги Памяти безвозвратные потери Якутии составили 2561 человек, среди них были и алданцы. Постоянное представительство Республики Саха (Якутия) в Санкт-Петербурге, отдавая дань глубокого уважения, признательности и преклонения перед ратным подвигом земляков, проводит целенаправленную работу по увековечиванию их имн на мемориалах и памятниках братских воинских захоронений Санкт-Петербурга и Ленинградской области: в декабре 2003 года во время Дней Якутии в Санкт-Петербурге установлена на Аллее Памяти Пискарвского мемориального кладбища Памятная плита воинам-якутянам; 5 мая 2006 года на Мемориале федерального значения «Синявинские высоты» г. Кировска торжественно открыт памятник и увековечены имена 33 человек; 22 июня 2006 года в День Памяти и скорби установлены 4 мемориальные плиты на братском воинском захоронении в п. Синявино-I, где покоятся 75 наших воинов; 22 июня 2007 года были открыты мемориальные плиты с именами 33 солдат на братском воинском захоронении в п. Красный Бор, Тосненского района; 22 июня 2008 года на Мемориале «Березовая Аллея»

г. Любань Тосненского района установлены 4 мемориальные плиты и увековечены имена 65 человек; 25 января 2009 года торжественно установлены у Памятника воинам-якутянам на Мемориале «Синявинские высоты» 6 мемориальных досок, где высечены имена 120 защитников Ленинграда в т.ч. и тех, у кого местом гибели в документах значится только «Ленинградская область»

За боевые заслуги на фронтах 25 якутянам было присвоено звание Героя Советского Союза. Алданская земля дала стране семь Героев Советского Союза (еще два алданца были представлены в годы войны к Званию Героев Советского Союза). и полного Кавалера Ордена Славы, двух участников легендарного Парада Победы на Красной площади, и многих-многих героев войны и тружеников тыла, чьими ратными подвигами и самоотверженным трудом ковалась Победа. Алдан заплатил за Великую Победу страшную цену – 4530 человек не вернулись с войны.

В нашем городе и в районе чтят память участников ВО войны и тружеников тыла.

В 1985 году по проекту архитектора Лукина В. Д. и скульптора Прокопьева А. С. в Алдане был возведен Обелиск Победы. На своем обелиске алданцы перечислили поименно всех погибших участников войны, а также назвали полные имена и годы жизни алданцев – Героев Советского Союза. Ежегодно, 22 июня и 9 мая, собираются жители городов Алдана и Томмота и поселков нашего района на митинги, чтобы вспомнить о погибших и умерших, чтобы возложить венки и цветы к памятникам и обелискам, чтобы отдать долг памяти нашим ветеранам, которых с каждым годом становится все меньше.

По данным Совета ветеранов Алданского района сегодня в Алдане проживает 241 участник Великой Отечественной войны, 131 вдова погибших в Великую Отечественную войну воинов, 451 ветеран тыла, чьи годы рождения приходятся на период до 1931 года и 238 ветеранов тыла – детей войны, чьи годы рождения приходятся на период с 1931 по 1935 гг.

В районе в настоящее время живут три блокадника:

- Федосеева Роза Михайловна, проживающая в п. Верхний Куранах;

- Кузьмина Галина Александровна, проживающая в г. Томмоте;

- Браун Владимир Федорович, проживающий в г. Алдане.

В нашем районе проживают сейчас 9 человек из числа узников фашистских лагерей и лиц, насильственно угнанных фашистами на принудительные работы в Германию:

- Бутенко Александра Аврамовна, проживающая в мкр. Солнечный г. Алдана (мне удалось встретиться с ней и записать ее воспоминания. См. Приложение V);

- Голожай Роза Викторовна, проживающая в г. Алдане;

- Димакова Тамара Дмитриевна, проживающая в пос. Алексеевск;

- Коваленко Сергей Иванович, проживающий в пос. Верхний Куранах;

- Лаптева Антонина Гавриловна, проживающая в гор. Алдане;

- Лобачева Алла Александровна, проживающая в пос. Нижний Куранах;

- Мартынюк Антонина Федоровна, проживающая в пос. Ленинский;

- Цыцаркин Сергей Поликарпович, проживающий в г. Алдане;

- Щербинский Владимир Александрович, проживающий в г. Алдане.

Хочется окружить этих людей заботой и вниманием. Данная работа является только началом моего исследования, которое будет обязательно продолжено и, несомненно, пополнится еще воспоминаниями живых свидетелей и участников той страшной войны.

Есть в Алдане достопримечательность – знаменитая тополиная аллея по улице Октябрьская. По легенде, очень похожей на правду, эти деревья сажали юноши и девушки, расставаясь перед уходом на войну. Многие тополя здесь растут по парам – их сажали рядом влюбленные, молодожены, супружеские пары. Тополиная аллея Алдана стала потрясающим «живым» памятником представителям старшего поколения, жителей этого города, не вернувшимся с далеких полей сражений на фронтах второй мировой войны. Их давно нет, многие потеряны в братских могилах, а посаженные их руками деревья растут и каждым летом посыпают новых алданцев тополиным пухом...

Не забывайте!

Список использованных источников, литературы

Источники

1. Архив МО «Алданский район»

2. Воспоминания Антипиной Антонониы Михайловной, записанные в ноябре 2009 г.

3. Воспоминания Бутенко Александры Аврамовны, записанные в ноябре 2009 г.

3. Воспоминания Бодневой Нины Максимовны, рукописись 2005 г., воспоминания, записанные в ноябре 2009 г.

4. Воспоминания Лачкова Леонида Афанасьевича, рукопись 2004 г.

5. Воспоминания Карпова В. П., рукопись 2004 г.

6. Воспоминания Филя А. М., рукопись 1973 г.

7 Вклад народов Якутии в дело Победы (1941 – 1945 гг.):

Документы и материалы./ АН СССР, Якут. фил. СО; Ин – т яз., лит. и истории/ Редкол. Ф.Г. Сафронов и др. – Якутск. – 1968.

8 Материалы Алданского Совета ветеранов ВО войны и тыла

9. Материалы из фондов Алданского историко – краеведческого музея.

10. Материалы Управления социальной защиты населения по Алданскому району.

11. Ресурсы Интернет – сайтов.

Литература

1. Алдан – первенец золотодобывающей промышленности республики.- Якутск, 2003 г.

2. История Якутии (1917 – 2003) Уч. пособие / Мин – во наук

и и профес. обр.

Республики Саха / Авт. – сост. В.И. Пестерев и др. Под ред. М.М. Хатылаева – 2-е изд. доп., - М.: «Омега – Л», 2005

3. Карпов Ю. М. 60 лет шахте Джебарики – Хая. – Якутск, 2001

4. Никто не забыт, ничто не забыто: док. участников респ. науч. – практ. конф.

школьников «Во имя жизни на земле», посвящ. 60 – летию Победы в Великой Отечественной войне – Якутск: Сайдам, 2005.

5. «Память» - Книга – мемориал ветеранам тыла, награжднным в 1946 – 1950 гг.

медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945гг.»

Книга седьмая, - Якутск: Сахаполиграфиздат, 1999.

6. Петров Д.Д. Якутия в годы Великой Отечественной Войны. Часть первая.

Якутяне в боях с немецко – фашистскими захватчиками. – Якутск, 1979.

7. Трудовая слава Якутии: Почет. граждане Респ. Саха (Якутия), городов и улусов.

Т.1. Авт. – сост.: М.П. Габышев, К.Е. Павлов. – Якутск: Сахаполиграфиздат, 2003.

7. Устинов А. История Второй Мировой войны (1939 – 1945). В 12 томах. – М.:

Воениздат, 1982.

8. Энциклопедия Якутии / Под ред. Ф.Г. Сафронова. – М., 2000.

9. Сергеева И.В. Якутуголь: вчера, сегодня, завтра. – М.: Дом старателя, 2002.

10. Смирнов С. С.. В поисках героев Брестской крепости. (Версия, представленная в Интернете)

11. Сомов В.М. С верой в Победу. Якутск, 1983.

Приложение I Рассказ председателя алданского Совета ветеранов войны и труда С. А. Козырева о Федоре Федосеевиче Колесникове, записанный 30 ноября 2009 г.

Федор Федосеевич родился 22.5.1925 г. в деревне Окулово Алтайского края в семье рабочего. По национальности был русским. Получил только начальное образование.

После окончания 5 классов Федор поступил в школу ФЗО (фабрично – заводского обучения), по окончании стал работать электрослесарем в шахте, все это время обучался в ДОСААФ на сапера.

В самом начале войны 1944 года Ф. Ф. Колесников пошел на фронт добровольцем, из запасного полка, в августе 1944 года, попал на третий Белорусский фронт в 32 дивизию, в 82-й Гвардейский стрелковый полк. Так началась фронтовая жизнь девятнадцатилетнего паренька.

82 –й Гвардейский стрелковый полк после освобождения Белоруссии прибыл в Литву.

До нашей государственной границы оставалось совсем немного. Гитлеровцы пытались остановить наступление, оставляя за собой много мин, подрывали мосты. Чтобы не оставлять темп наступления, надо было их быстро разминировать.

12 августа Федор Колесников впервые принял участие в боевых действиях, а через два дня командование подписало ходатайство о награждении его орденом Славы III степени.

Так был отмечен первый подвиг солдата.

Гвардии рядовой Колесников 2.7.1944г. под огнем обезвредил 15 противотанковых мин на подступах к г.Шяуляй (Литва), обеспечив выход артиллерийских орудий на прямую наводку.

14.8.1944г. награжден орденом Славы III степени.

В ночь на 6.9.

1944г. в районе населенного пункта Скадвили (15 км. юго-западнее г.Шяуляй, Литва) в составе группы разведчиков Колесников обезвредил несколько противотанковых и 3 противопехотных мины.

8.9.1944г. в глубине обороны противника в районе населенного пункта Рымуци (Литва) заминировал дорогу, по которой противник преследовал разведывательную группу. На этих минах подорвались 5 вражеских солдат.

12.12.1944г. награжден орденом Славы II степени.

Воюя в составе того же полка (3-й Белорусский фронт), Колесников в районе населенного пункта Вальтеркемен (ныне пос.Ольховатка Калининградской обл.) 20.01.1945г. проделал 4 прохода в проволочных заграждениях противника.

11.02.1945 г. снял 29 противотанковых мин, разведал систему инженерных сооружений на переднем крае врага.

19.4.1945г. награжден орденом Славы I степени.

За свои подвиги в годы войны был также награжден орденом Отечественной войны 1 степени и медалями. Сапер всегда шел впереди, его первого подстерегала опсность. Но он был не просто храбрецом, а находчивым, наблюдательным, смекалистым солдатом, умел безошибочно разглядеть хитрость врага. И потому товарищи доверяли ему. И когда надо было привести сверхдоказательный довод безопасности, так и говорили: туда можно идти смело, там был Колесников.

Война для двадцатилетнего сапера закончилась в начале весны 1945 года под Кенигсбергом. Федор Колесников под артиллерийским обстрелом обезвреживал мины.

Осколки разорвавшегося рядом снаряда впились в грудь и ногу. Ранение оказалось серьезным. Гвардейца поместили в госпиталь Пермской области. Здесь на маленькой железнодорожной станции встретил он свою любовь. 9 мая 1945 года Ольга стала его женой. Так они отметили свой День Победы.

В 1945 г. Федор Колесников был демобилизован. В Якутию семья Колесниковых приехала в 1961 году. Жил в г. Томмоте нашего района. В Томмоте выросли и дети Колесниковых, а их в семье было пятеро. Умер Ф. Ф. Колесников. 2 мая 1990 года.

Приложение II Воспоминания Нины Максимовны Бодневой, проживающей в п. Ленинском Алданского района, о своем отце Герое Советского Союза М. Жадейкине (рукопись 2005 г.) и записанные 15 ноября 2009 г.

Августовское утро 1941 года оказалось хмурым, но едва открыв глаза, маленькая Нина, спавшая на полу, вновь зажмурилась. А затем недоверчиво посмотрела вокруг – дом внутри был покрыт зеленым ковром.

- Мама, а почему у нас трава на стенах растет?

Оказалось, что это за ночь проклюнулся овес, оказавшись в замесе вместе с коровяком и глиной, которыми были оштукатурены стены накануне.

Таким врезалось в память Нины Максимовны Бодневой последнее утро, проведенное с отцом перед его отправкой на фронт. Он брился у зеркала, мама хлопотала на кухне, маленькая Лена спала на кровати.

И вот ожил прииск Открытый, потянулся люд к месту сбора призывников.

- Сбор был около клуба, - рассказывает Нина Максимовна. – От клуба пошли по нижней улице на окраину поселка. Я помню, как отец нес младшую сестру Лену на руках, а меня он вместе с дядей Мишей Калашниковым держал за руку. Так мы дошли до кирпичного завода. Здесь отец меня поцеловал, Лену передал маме, они попрощались, и мы вернулись домой, я сильно плакала.

Сколько детских рук тогда цеплялось за отцовские пальцы и плечи, в глазах скольких женщин России навсегда застыли слезы и тревога за близких людей, многим из которых так и не довелось вернуться к родному порогу! Почти шестьдесят пять лет минуло с тех горьких минут расставания, а отцы навсегда остались молодыми в памяти своих детей, на фотографиях в семейных альбомах.

Спокойствием и основательностью веет от фотографий семьи Жадейкиных: на коленях отца примостилась дочка, попав в кольцо его сильных рук, а рядом жена в простеньком костюме. На следующих – родители, братья Максима Степановича. Есть здесь и снимок легендарной бригады мордовских строителей, где М.С. Жадейкин был бригадиром плотников. Умелыми руками этой бригады было построено немало зданий на приисках, в том числе и здание старого музея, когда-то предназначавшееся под клуб НКВД, старое здание «Алданзолото».

М.С. Жадейкин был родом из Мордовии, из большой, многодетной семьи. В Алдан прибыл в 1934 году, позже приехала жена с маленькой дочкой. Отсюда в 1941 году начался его путь в бессмертие.

В первые дни и годы войны многое довелось увидеть солдату, пережить и горечь поражений, и радость побед, но во всех испытаниях грела сердце надежда, что доведется еще обнять своих. Об этом он часто писал в письмах.

У Нины Максимовны сохранились пожелтевшие от времени исписанные карандашом где-то на привале листочки. Это как привет нам, живущим ныне, из огненной ушедшей эпохи. Многие строчки трудно разобрать, но кое-что понять можно. Вот письмо от 15 октября 1942 года: «Я живу в настоящее время пока ничего. Но хочется узнать о вашей жизни. Не могу дождаться от вас письма. Пропиши, какая жизнь, есть ли что купить? Кто дома из товарищей? Все пропиши. Наташа, как будут принимать посылки, то отправь обязательно табаку и другое что. Крепко целую тебя, Наташа, и Лену, и Нину. До свидания! Ваш муж и отец Жадейкин».

В другом письме к жене, дата неразборчива: «Я живу по среднему. Очень хочется встретиться, повидать вас, дочерей. Так тоскливо. Дорогая жена, Наталья Алексеевна, махорки нет, курить хочется. Посылай хотя в письме – цигурок потянуть».

И еще одно письмо, написанное во время ранения, видно, рукой товарища: «Шлю вам свой ласковый красноармейский привет. Как живете в данное время? Где, Наташа, работаешь? Я сейчас живу так, ничего. Насчет питания вы сами должны знать, 650 граммов хлеба, утром суп мясной, а когда и мясо с лапшой. В обед также суп и второе, вечером суп и чай с сахаром. Но это ничего, сами знаете, какая обстановка. В основном нуждаюсь насчет табаку. Курящему, вы сами знаете, лучше раз не поесть, чем не покурить. Остаюсь жив и здоров, чего и вам желаю.»

И последнее сохранившееся письмо: «Наташа, я от вас получил письмо, за которое от всей души благодарю. Где я вижу, что вы живете ничего, здоровы, а в дальнейшем переживать надо всякое. Ты печалишься, как будешь жить зимой. Надо пережить все трудности жизни. Наташа, как получишь письмо, сразу напиши и пошли фотокарточку.

Ежели будут принимать посылку, то пошли перчатки, платочек, табачку. На этом до свидания. Крепко жму вашу правую руку и целую всех. Писал 31 июля 1942 года.

Пишите. Ваш отец и муж Жадейкин».

Лишь десятилетия спустя дочери узнали об обстоятельствах гибели отца, о том, где он похоронен. Не дожила до этого времени Наталья Алексеевна Жадейкина. До последнего часа не мог поверить в смерть сына и его отец Степан Жадейкин.

- Он не верил в это и никак не хотел верить, - вспоминает Нина Максимовна. – И кто-то деду сказал, что отца видели раненым. Будто его в госпиталь какой-то везли, он был весь искалеченный. Дед пешком обошел все госпитали, которые были на территории Украины, Белоруссии, в Крыму, но сына не нашел. И до конца, пока не умер, повторял, что отец жив.

Став взрослыми, дочери восстановили хронологию тех трагических событий.

До начала 1943 года М.С. Жадейкин служил в саперных частях, а затем был направлен на переподготовку. В звании младшего сержанта осенью 1943 года был направлен в 22-ю мотострелковую бригаду, действующую в составе 3-й Гвардейской танковой армии, которая сражалась тогда на Воронежском, впоследствии 1 Украинском фронте.

В этот период перед войсками стояла задача с ходу форсировать Днепр. Воины 22й мотострелковой бригады переправились южнее Киева, в районе села Григоровки. В состав нового десанта входило и отделение сержанта Жадейкина.

О его подвиге рассказывает наградной лист, подписанный командиром 1-го мотострелкового батальона гвардии капитаном Ракитиным. «Товарищ Жадейкин примерный и отважный командир. Во время форсирования реки Днепр он первым со своим расчетом форсировал ее. В наступательных боях был всегда впереди, увлекая за собой подчиненных. Во время яростных контратак немцев сам лично и его отделение мощно отбивали все контратаки. Сам лично из бронебойки и винтовки уничтожил 11 фрицев. Во время нашего наступления на правом фланге в соседских подразделениях станковый пулемет противника интенсивным огнем не давал продвигаться стрелковым подразделениям. Младший сержант Жадейкин несколькими выстрелами уничтожил этот пулемет. После чего путь для пехоты был открыт. И наши подразделения без задержки стали двигаться вперед. Отделение младшего сержанта располагалось на самом опасном участке. Немцы на отважных бронебойщиков наседали неоднократно, но все атаки противника были отбиты. Достоин присвоения звания Героя Советского Союза».

Максим Степанович выжил в этом бою. Затем участвовал в освобождении Житомирской области, не зная о том, что представлен к званию Героя. Да и воевал он не за награды. Каждый раз, целясь во врага, мстил за горе людей, перенесших бесчинства фашистов. И ни на день, ни на минуту не забывал о своих родных.

Бои были страшные, ожесточенные. Враг нехотя уходил, сдав завоеванные позиции. Одним из таких жарких сражений, ставшим последним для М.С. Жадейкина, был бой за деревню Буряки Бердичесвского района 9 января 1944 года. В этом бою Максим Степанович подбил танк и сжег три бронетранспортера врага, все время находясь на самом опасном месте.

Он погиб за один день до подписания Указа о присвоении ему звания Героя Советского Союза, в кармане гимнастерки находилось недописанное письмо родным, в котором он сообщал: «… я пока цел и невредим. Под Орлом меня царапнуло раз, но кости целы. Рубчик только остался. Хотелось бы вас видеть, но пока нельзя. Сплю и вижу вас…».

Дочери узнали об этом гораздо позже из очерка Кривожихина «Недописанное письмо», опубликованного в сборнике «Золотые звезды Полесья».

А в это время Наталья Алексеевна Жадейкина, оставшись с двумя малышками на руках, как и тысячи других алданских женщин, работала, ждала мужа с фронта, поддерживая его весточками из дома. О присвоении мужу звания Героя Советского Союза узнала случайно, еще не догадываясь о том, что его уже нет в живых.

- Как-то по радио услышала об этом и не поняла, - рассказывает Н.М. Боднева. – А потом к нам приехал военком и принес газету, где было написано, что гвардии младшему сержанту М.С. Жадейкину присвоено звание Героя Советского Союза. Мама сказала, что от него этого можно было ожидать, т.к. он был смелым, хорошим охотником, ходил на медведя. Перед самой войной с друзьями трех медведей убили.

Прервалась переписка, но похоронки как таковой не было. На наградном листе уже после войны чьей-то рукой подписано – числится в пропавших без вести. В его смерть никак не хотелось верить. До 1978 года дочери не знали, где могила отца. Именно тогда Нина Максимовна решила обратиться за помощью к школьникам, написала в «Пионерскую правду». Ответ пришел на Куранахскую школу. Юные следопыты отыскали место захоронения М.С. Жадейкина. Завязалась переписка, а в 1986 году Нина Максимовна с сыном решили поехать туда. Так и произошла их встреча со свидетелем того боя, бывшим в то время мальчишкой. Он и рассказал о том, что видел отца перед смертью. Бронебойное орудие находилось в погребе бабушки Евдокии, а мальчик приносил во время боя им поесть – свеклу, картошку вареную. Во время боя его ранили в ногу, но он успел предупредить отца. Он сам уцелел, а из всех жителей деревни Буряки осталось всего 12 человек. Когда бабушка Евдоха из погреба выглянула, то бойцы были все мертвые, один был тяжело ранен. На следующий день приехала группа, в числе которой был и журналист, описавший эти события, наградить бойцов орденами, к которым они все были представлены накануне, но в живых остался только один. Солдат переодели в чистое и похоронили в братской могиле, которую вырыли в поле, рядом с селом.

–  –  –

Материалы о А. М. Филе из фондов Алданского историко-краеведческого музея и книги С. С. Смирнова «В поисках героев Брестской крепости»

С. С.

Смирнов так вспоминает о своей встрече с Александром Митрофановичем в 1955 году:

«…Мне удалось договориться обо всем с журналом «Новый мир», редактор которого, писатель К. М. Симонов, тоже интересовался темой обороны Брестской крепости. Решено было, что «Новый мир» примет на себя расходы по поездке Филя, и я, взяв письмо из редакции, снова поехал к Воробьеву. Несколько дней спустя все было улажено, и по радио из Москвы был отправлен вызов в Алдан. Зима была в полном разгаре, и Филю пришлось добираться до Москвы в течение двух с лишним недель.

Он приехал в столицу в феврале 1955 года, и мы встретились с ним в редакции «Нового мира». Сначала он произвел на меня впечатление человека угрюмого, - скрытного, недоверчивого и какого-то настороженного, словно он все время боялся, что люди напомнят ему о том пятне, которое легло на его биографию. Когда я прямо спросил, в чем заключается его вина, этот на вид здоровый, крепкий человек вдруг разрыдался и долго не мог успокоиться. Он лишь коротко сказал, что его обвинили в измене Родине, но что это обвинение является совершенно ложным. Понимая, как трудно ему говорить об этом, я не стал расспрашивать его подробнее, оставив этот разговор на будущее. Филь впервые приехал в Москву, и здесь, в столице, у него не было ни родных, ни знакомых.

Два дня он прожил у меня, а потом его поместили в одно из общежитий Главзолота под Москвой. Ежедневно он приезжал ко мне, и мы по нескольку часов беседовали с ним в присутствии стенографистки, которая записывала его воспоминания. А в свободное время Филь подолгу бродил по улицам, любуясь красотами Москвы, где он давно мечтал побывать. Незаметно, но пристально присматривался я к этому человеку во время наших бесед. Обращало на себя внимание то, как рассказывал он о защите крепости. Филь вспоминал о жарких боях во дворе цитадели, о штыковых атаках на мосту, о яростных рукопашных схватках в здании казарм и говорил об этом всегда так, словно лично он только наблюдал события со стороны, хотя из его рассказа было ясно, что он находился в самой гуще борьбы.

Он описывал подвиги своих товарищей, восхищался их мужеством, бесстрашием, но, когда я спрашивал его о нем самом, он хмурился и, как бы отмахиваясь от этого вопроса, коротко говорил:

- Я - как все. Дрался.

Это была та особая щепетильность, строжайшая скромность в отношении себя, какая бывает свойственна людям исключительной честности и требовательности к себе. И в самом деле, когда я впоследствии нашел других однополчан Александра Филя, все они рассказывали мне о нем как о смелом, мужественном бойце, всегда находившемся в первых рядах защитников крепости. Я замечал, как постепенно меняется и поведение Филя. Мало-помалу исчезала та угрюмая настороженность, которая бросалась в глаза при первом нашем свидании. Видимо, слишком часто там, на Севере, этот человек встречал предубежденное, недоброе отношение к себе, и он ожидал, что и здесь, в Москве, его примут подозрительно и враждебно. Но этого не случилось, и понемногу стал таять тот ледок недоверия и отчужденности, который Филь так долго носил в душе…»

В главе «Так сражались герои» книги С. С. Смирнова рассказывается о событиях защиты Брестской крепости по воспоминаниям Александра Митрофановича Филя. А следующая глава «Доброе имя солдата» посвящена послевоенной судьбе самого А. М.

Филя. В ней Смирнов рассказывает, как он добивался реабилитации А. М. Филя.

29 и 30 июня 1941 года во время взрыва в Брестской крепости был завален обломками стен тяжело контуженный и раненный боец Александр Филь. Гитлеровцы извлекли его из-под груды развалин вместе с несколькими другими защитниками крепости и отправили в лагерь для военнопленных. Захваченный врагами без сознания в развалинах крепости, он был сначала доставлен в лагерь около польского города Бяла Подляска, в нескольких десятках километров от Бреста. В этом лагере, разделенном колючей проволокой на клетки, так называемые "блоки", под открытым небом, почти без пищи содержались многие тысячи советских солдат и командиров, попавших в руки врага на разных участках фронта. Рана Филя заживала медленно, и последствия контузии еще давали себя знать. Он только начал выздоравливать, когда гитлеровцы решили провести учет пленных в том блоке, где находился Филь. Сначала пришел лагерный переводчик, проводивший предварительный опрос. Это был польский еврей, владевший немецким языком, человек, который, впрочем, понимал, какая судьба ожидает его у фашистов. Он сочувствовал пленным и старался помочь им в меру своих возможностей. Спросив фамилию и национальность Филя, он отозвал его в сторону.

- Слушай, у тебя очень удобная фамилия, - сказал он. - Она похожа на немецкую. С такой фамилией ты можешь неплохо устроиться. Скажи им, что ты из обрусевших немцев или немец по отцу - "фольксдойче", как они это называют. Тогда тебя освободят из лагеря, пошлют на легкую работу, а может быть, даже примут служить в германскую армию. А если скажешь, что русский, тебе будет очень трудно.

К удивлению переводчика, Филь даже не поблагодарил его за это предложение.

Он только мрачно опустил голову и молча отошел. Но внутри у него все кипело. Филь понимал, что было бы бесполезно объяснять свои чувства переводчику, хотя тот искренне хотел помочь пленному. Для этого человека, воспитанного в панской капиталистической Польше, остались бы пустым звуком все слова о чести и достоинстве советских людей, советских воинов. Разве мог он, представитель совсем другого мира, догадаться о том, какое возмущение вызвали его слова в душе этого измученного, босого, голодного, но не покоренного пленного в изодранной красноармейской гимнастерке! Разве мог он понять, что для Филя, коренного русского человека, воспитанного Коммунистической партией и Советской властью, выросшего в рядах комсомола, сама мысль о том, чтобы выдать себя за полунемца, служить врагу, а тем более надеть на плечи ненавистную фашистскую шинель, была нестерпимо унизительной, чудовищно невозможной!

На другой день пленных привели в дощатый барак-канцелярию.

Человек в немецкой военной форме, сидевший за столом, положил перед собой незаполненную карточку военнопленного и, приготовившись писать, резко и повелительно спросил ломаным русским языком:

- Фамилия, имя, национальность?

- Филиппов, - сказал Филь. - Александр Филиппов. Русский.

Так Александр Филь стал на несколько лет Александром Филипповым, чтобы там, в плену, никто и никогда не подумал, что он может иметь какое-то, даже отдаленное отношение к врагам своей страны, своего народа - к немецким фашистам.

Рана его постепенно зажила, и он стал обдумывать план побега, как вдруг однажды большую группу пленных, в числе которых был и он, посадили в вагоны и повезли в Германию. А затем в одном из немецких портов их загнали в трюм парохода, и после многодневного плавания Филь и его товарищи по несчастью очутились на заметенном снегом полуострове, в дальних северных лагерях оккупированной фашистами Норвегии. Три с лишним года провел Филь на этом клочке земли, окруженном почти со всех сторон холодным, суровым морем. Здесь, в лагере, строго охранявшемся эсэсовцами, он испытал все ужасы фашистского плена - непосильный труд в каменных карьерах и вечный голод, побои и болезни, издевательства охраны и постоянную угрозу смерти. Но никогда за все эти годы Филь ничем не унизил себя перед врагом, ничем не запятнал совести и достоинства советского гражданина.

Наступил долгожданный день освобождения. 9 мая 1945 года пленные разоружили свою охрану, провели взволнованный митинг и под красным флагом отправились в лежавший неподалеку маленький норвежский городок. А месяц спустя из столицы Норвегии Осло отошел празднично украшенный эшелон с партией возвращавшихся на родину пленных, среди которых ехал уже не Филиппов, а Александр Филь. И когда, миновав Швецию и Финляндию, поезд пересек советскую границу, он вместе с товарищами не мог удержать слез в этот незабываемый момент встречи с родной землей.

Государственную проверку пленные, вернувшиеся из Норвегии, проходили в одном из городков Марийской АССР. Не раз следователь вызывал Филя, подробно допрашивал его о пребывании в плену. При этом он особенно настойчиво допытывался, не записался ли в свое время Филь в части, которые формировал из числа изменников Родины, перешедших на сторону гитлеровцев, генерал Власов. Филь отвечал и устно и письменно, что он бывший комсомолец и всегда считал власовцев предателями. Как и подавляющее большинство наших пленных, он каждый раз решительно отказывался записаться во власовские части, несмотря на то, что после такого отказа непокорных избивали, морили голодом, и лагерный режим становился для них еще более строгим.

Проверка подходила к концу. В последний раз Филя вызвал следователь. Это был один из тех людей, кто действовал противозаконными методами, которые насаждал тогда авантюрист Л. П. Берия. Но Филь в то время ничего об этом не знал. Следователь положил перед ним два экземпляра протокола проверки и предложил подписать их.

Филь взял один из них, чтобы прочитать.

- Ты что? Советской власти не веришь? - с угрозой в голосе внезапно спросил следователь. И Филь, чистосердечно думая, что этот человек в военной форме действительно является настоящим представителем его родной Советской власти, просто и доверчиво сказал:

- Конечно, верю!

И подписал, не читая, оба протокола. Его отпустили, и вскоре он получил предписание отправиться в Якутскую АССР, в город Алдан. Еще не понимая, что произошло, он приехал туда и, явившись, как ему было приказано, в Алданский районный отдел НКВД, увидел, как на его глазах принадлежащие ему документы вдруг достали из папки с надписью "Власовцы". Он тут же запротестовал, но в ответ ему показали подписанное им самим признание в том, что он вступил в армию генерала Власова.

Как изменник Родины, А. М. Филь был приговорен к шести годам заключения и отправлен в Якутию, в г. Алдан.

Это были тяжелые, гнетущие годы в его жизни. Филь честно, отдавая все силы, работал на золотых приисках, потом стал бухгалтером в приисковом управлении. Но, что бы он ни делал, мысль о позорном пятне, которое поставлено на его биографию, не давала ему покоя и тяжким камнем лежала на сердце. Замечая иногда недоверие к себе, а порой заранее опасаясь, что ему не доверяют, как предателю, он замкнулся, стал мрачным и нелюдимым. Он даже не пытался разыскивать своих родных и довоенных друзей: ему страшно было подумать, что они, знавшие прежнего, веселого Сашу Филя, могут поверить в его предательство. Тем дороже была для него встреча с женщиной местной жительницей, которая сразу поверила в него и полюбила. Семья ее вскоре стала его родной семьей, ее сын - его сыном, и, когда в 1952 году истек срок несправедливого наказания, Филь остался жить в Якутии, на родине своей жены и ребенка.

В своей книге С. С. Смирнов описывает, как добивался рассмотрения Генеральной прокуратурой дела А. М. Филя, как в течение долгих месяцев ждал ответа. И, его упорство и вера в человека были вознаграждены.

Вот как он описывает это:

«… В начале января 1956 года я смог наконец дать Филю долгожданную телеграмму.

При этом я послал ее не по его личному адресу. Хотелось, чтобы как можно больше людей узнало об этом радостном событии, чтобы все сослуживцы Филя, знавшие его в тяжелые времена, когда над ним тяготело несправедливое обвинение, быть может, и не доверявшие ему тогда, сейчас удостоверились бы в его полной невиновности. Именно поэтому я решил телеграфировать прямо в адрес управляющего трестом «Якутзолото».

Вот текст этой телеграммы: «Алдан, Якутзолото, Заикину, для начальника лесоучастка Ленинского приискового управления Александра Митрофановича Филя.

Тридцать первого декабря Генеральный прокурор подписал постановление о Вашей полной моральной реабилитации. Постановление выслано в Алдан, днями Военная прокуратура высылает в Ваш адрес официальную бумагу. Поздравляю Вас, героя Брестской крепости, с полным восстановлением Вашего доброго имени».

Уже вскоре я получил восторженную телеграмму Филя, а затем его письмо, говорившее о том, что он сейчас почувствовал себя возрожденным к жизни и полон радостных надежд на будущее. Оказалось, что я был прав в своих предположениях телеграмма, посланная в адрес Заикина, обошла весь трест, а потом и Ленинское приисковое управление. Товарищи горячо поздравляли Филя с радостным для него событием. Прошло еще полгода, и в январе 1957 года я снова послал поздравительную телеграмму в Якутию. Я поздравлял Филя с высокой правительственной наградой орденом Отечественной войны, которым были отмечены его доблесть и мужество при обороне Брестской крепости».

–  –  –

Воспоминания Анастасии Васильевны Щербань, записанные ею в 1999 г.

(рукопись из фондов Алданского историко – краеведческого музея) Я приехала в Незаметный в 1931 году, и долгие годы проработала в системе образования района. В годы войны, работая директором семилетней школы, я ходила в чунях, сшитых из рукавов фуфайки и с галошами. Зедин А. К. (начальник участка

Самодумовск) как – то встретил меня на совещании, смотрел, смотрел, а потом говорит:

«Кто такого директора выпускает на трибуну выступать, на-ка, голубушка, талон, выкупи валенки и носи», я, конечно, была ему безмерно благодарна». Весной и осенью, вспоминает Анастасия Васильевна, появлялись кроме школьных и другие заботы. Все учителя во главе с директором щколы почти ежедневно выходили в ночную смену на добычу золота, и в летнее время участвовали в «Днях золота». Все очень хотели скорой победы в войне, ее окончания. Поэтому и работали под девизом: « Каждый добытый грамм золота – удар по врагу!». Помимо основных обязанностей у директора школы была еще масса дел. Это – сбор теплых вещей для фронтовиков, сбор средств в фонд обороны страны, в фонд помощи семьям фронтовиков, подписка на Государственные займы и многое другое. Например, зимой 1943 г. на Якокутской ЦЭС возникла необходимость построить узкоколейную дорогу для подвоза дров из тайги к электростанции. Весь состав комитета комсомола, в том числе и Анастасия Васильевна, был мобилизован на стройку.

А зима в тот год была особенно лютой, морозы до 60 градусов, вьюги, сильные морозы и тяжелая физическая работа, казалось бы непосильная для молодых девушек и женщин. Но для меня, как и для многих других алданцев, практически не стало таких слов как: «не могу», «не умею». Все жили единым вздохом, единой волей, выраженной в словах: «так надо!».

–  –  –

Воспоминания Бутенко Александры Аврамовны, проживающей в мкр. Солнечный г.

Алдана, записанные 27 ноября 2009 г.:

Я родилась 19 февраля 1926 года на Украине, в Житомирской области, в селе Майдан.

Жили бедно, росла я в большой семье, была старшим ребенком. Отец был инвалидом I мировой войны, была покалечена рука. Мама была целыми днями на работе в колхозе, поэтому я с малых лет была на домашнем хозяйстве: и за младшими детьми смотрела, и воду носила, и корову доила, и хлеб пекла, и в огороде работала. Очень хотела учиться, но мама меня в школу редко пускала, нужно было заниматься хозяйством и нянчить младших братьев и сестер.

Когда началась война, мне было 15 лет. Дома радио не было, и все жители села узнали о войне от работников сельсовета. Было очень тревожно. Украину немцы быстро оккупировали. Через наше село фронт не проходил, боев не было. Но мы поняли, что установилась новая фашистская власть, когда в нашем селе появилось несколько человек в немецкой военной форме и с ними полицаи из числа жителей украинских деревень, и даже наш односельчанин. Нас заставляли работать на поле, на ферме также как мы работали в колхозе. Но мы знали, что многие наши ушли в партизаны. У нас были вокруг дремучие леса, и там было много партизан, немцы их очень боялись, ночью боялись и нос на улицу показать, а в лес вообще боялись сунуться. Партизаны очень много составов под откос пустили, много фашистов поубивали, подрывали технику немецкую. Моя двоюродная сестра, которая была всего на 3 года меня старше и воспитывалась в нашей семье, так как родители у нее рано умерли, ушла в партизаны еще в 1941 году. Иногда по ночам она пробиралась к нам в хату, мы передавали ей продукты для партизан.

До войны в украинских деревнях жило много еврейских семей. И у нас в селе были.

Немцы устраивали облавы на евреев, забирали их и расстреливали. Я знаю, что моя семья прятала одного нашего знакомого еврея в стогу, мы носили ему ночами поесть. Его мои родители как-то смогли укрыть, а вот его жену и детей фашисты забрали и, говорят, расстреляли. Мои родители, конечно, очень рисковали. Они понимали, что если, узнают, что мы прячем еврея, то расстреляют всю нашу семью, и взрослых, и детей. Этого человека все равно потом фашисты нашли и расстреляли, про то, что именно мы его укрывали, они не узнали.

Как – то летом 1942 года я работала в поле, на прополке, после обеда, уставшая на жаре, прилегла на несколько минут отдохнуть и уснула. И приснился мне страшный сон, будто на меня обрушился потолок. В этот день мы узнали, что молодых девушек и ребят, которые по возрасту не были призваны в советскую армию в начале войны и не ушли в партизаны, немцы угоняют на работы в Германию. Наша семья поняла, что и меня увезут в Германию. В эту ночь к нам пришла моя двоюродная сестра, я просилась у нее пойти с ней в леса, к партизанам. Мама тоже говорила, что лучше в леса, чем в Германию. Но сестра сказала, что таких молодых (мне было только 16 лет) командир отряда не разрешает брать. Ну что они смогут делать, какую подпольную работу вести? Этот раз был последним, когда моя семья видела мою двоюродную сестру живой. Я потом вспоминала эту встречу, думала. Что она, как будто приходила попрощаться со мной.

В Германию забирали молодежь с 14 лет. Я была старшим ребенком в семье, остальные еще до этого возраста не доросли. И мои родные меня прятали за селом, в лесочке, в стогу, по ночам приносили поесть. Так я пряталась несколько дней, пока однажды к нам в хату не пришел немец с автоматом и полицай, из нашей же деревни. Он всех знал, кто какого возраста и водил фашистов по хатам, показывал, где есть девушки и парни от 14 лет. Свою же дочь, которая была на 3 года меня старше, он, конечно, уберег от угона в Германию. Так вот полицай привел немца к нам в дом и они стали допытываться, где я.

Мама и остальные дети, как могли отпирались, говорили, что не знают, что сбежала из дому. Тогда фашист ударил маму сильно по ногам, так, что кров потекла, мама упала и ее стали избивать. Полицай сказал детям, что, если они меня не приведут, то мать они с немцев забьют насмерть. Кто-то из детей прибежал за мной, и сказали, что маму убивают.

Я, конечно, побежала домой. Там полицай сказал мне, чтобы завтра с вещами была на железнодорожной станции, иначе убьют всю семью.

Делать было нечего. Плача, мама стала собирать меня в дорогу. Помню, что собрала кое-что из еды, хотя у самих то особо кушать было нечего, в узелок положила хорошую кофту, юбку, какие – то еще вещи. С утра все собрались на станции. Помню, что стоял страшный вой, так рыдали матери за своими детьми, плакали девчонки. Родителей от нас оттесняли автоматчики. А нас, как скот, стали загонять в товарные вагоны. Состав был длинный – предлинный, конца не видно и каждый вагон битком набит. В вагоне на полу солома, под потолком два узеньких, в одну доску, зарешеченных окошка, которые почти не пропускают свет. В полу вагона небольшая дыра, чтобы в дороге могли нужду справлять. И все. Вагон наглухо запирался. Когда состав тронулся, все еще громче закричали. Некоторые родители кинулись за отъезжающими вагонами, цеплялись за что могли, несколько человек попало под колеса состава, так и погибли.

Нас везли в тесноте в неприспособленных вагонах трое или четверо суток, ни разу не открывая двери вагонов. Даже воды не давали ни разу, не говоря уже о еде. То немного, что нам родители собрали с собой, было быстро съедено и все были очень голодные, а, главное, хотели пить. И вот, на какой-то станции в Польше состав наш вдруг остановился, и немцы, пооткрывали все вагоны, а сами побежали все к началу состава. Не знаю, что там у них произошло, может партизаны дорогу подорвали, но мы не слышали ни взрывов, ни стрельбы. До сих пор не могу понять, почему открыли вагоны и нас на какое – то время оставили без охраны. Парни, что постарше да посмелее были, да некоторые взрослые девушки и молодые женщины, сбежали. А мы, 14-15-летние девчонки побоялись. Не понимали, куда в Польше бежать. Ведь она вся уже давно была оккупирована фашистами.

Но нам сильно хотелось есть. И я с одной, такой же как я, девчонкой, на свой страх и риск, взяв мои вещи, побежали к ближайшему от железнодорожных путей дому. Там мы пытались знаками объяснить полякам, что хотим есть, показывали вещи, которые готовы были выменять на еду. Поляки взяли мою кофту и юбку, самые хорошие из моих вещей.

За них нам дали две буханки хлеба и кусок сала. Мы кинулись опять к вагону.

Огляделись, никто из молодых девчонок не сбежал, все боялись. Только мы раздали всем по кусочку хлеба, как с криками прибежали немцы и, даже никого не пересчитав, закрыли вагоны, и поезд тронулся дальше. Хлеб мы съели в один момент, так как всем досталось только по маленькому кусочку, а вот сало никто не мог ни разорвать, ни разгрызть, видимо, совсем старое было. Так и выбросили его, только еще больше от соленого пить хотелось, а воды у нас так и не было. Мы проехали еще где – то сутки или даже больше и вот состав остановился. Вагоны открыли, и мы увидели длинные столы, нас выстроили и сквозь строй солдат с автоматами повели к столам. Тут нас единственный раз за все время пути покормили. Если это так можно назвать. Нам дали по маленькому кусочку черного хлеба, по какой – то брюкве, или свекле, или какой это был корнеплод, до сих пор не знаю. Но все накинулись на баланду. Это была такая серая безвкусная несоленая жижа. Но так как все сильно хотели пить, то первым делом стали хлебать эту баланду. Потом нас опять загнали в вагоны и мы ехали еще примерно сутки. На границе Германии была еще одна остановка. Нас повели в баню, одежду всю пропарили – прожарили в специальных машинах, так, что мы ее потом не могли на себя надеть, такой был от нее запах. Волосы нам намазывали каким – то едким составом. В общем, производили дезинфекцию, чтобы мы вшей каких – нибудь или других паразитов в Германию не завезли. Учитывая, в каких условиях мы ехали, да как долго, это было бы неудивительно. Итак, мы помылись, но кормить нас не кормили. Опять погрузили в вагоны, и мы ехали уже до конечного пункта еще сутки. Остановились, как я потом узнала, километрах в 50 от Гамбурга.

Выгрузили нас в чистом поле, только маленькое какое – то строение, как будка стоит.

Народу было очень много с нашего состава. Сидим, не знаем чего ждать. Уже стали думать, может тут нас и убьют. Потом смотрим, подъезжают немцы, в штатском, мужчины, женщины, разного возраста. Заходят сначала в будку. Потом выходят, выбирают себе наших людей из сидящих на поле и увозят. Оказалось, они в этой будке платят за нас, как за рабов, по счету, кому сколько работников надо. Кто- то на фабрику 50 человек берет, на грузовике увозят, а кто – то по одному человеку для прислуги. Вот подъехали одна довольно молодая фрау и с нею старик – немец 9потом я узнала, что это был свекр со своей невесткой). Долго ходили, смотрели на нас всех, выбирали, как живой товар. Остановились около меня, знаками спросили, умею ли я доить коров. Я кивнула, что могу, а на пальцах показала, что у нас дома только одна корова была. Они меня выбрали, а с ними еще были немцы, они еще наших девушек взяли. Посадили нас в брички и повезли. По дороге останавливались в разных деревнях и девушки со своими новыми хозяевами высаживались. И осталась я одна среди немцев, языка совсем не знаю, страшно очень было.

Привезли меня к своему дому. Все добротно, чисто, богато, ухожено, не то, что у нас в колхозе, в наших бедных деревнях. Дом хороший, большое хозяйство, 24 коровы, огороды, живность домашняя. Хозяйка дала мне одежду, накормила, показала комнату.

Все было вроде нормально, и она на меня не кричала, но так мне одиноко стало тогда, такая безысходность ощущалась, что я вышла за дом, села на траву и так горько заплакала. Сидела, рыдала и в голос маму звала все громче и громче кричала: «Мамочка, забери меня отсюда! Мамочка моя, мамочка!» Немка – хозяйка пожалела меня, подошла, за руку взяла. Показывает, ты мол, не плач. Как то попыталась успокоить. С того дня я начала на эту семью работать.

Мне, можно сказать, повезло с хозяевами. Они хоть и строгие были, требовательные, но никогда надо мной не издевались, не били, не унижали намеренно. Да и я сама очень была старательная. Коров этих доили втроем: я, сама хозяйка и одна женщина – немка, которую нанимали. Я непривычная была, да и руки еще слабые в 15 лет, но сильно старалась угнаться за взрослыми женщинами. Руки были опухшие. Болели очень, пальцы не гнулись. Коров нужно было доить три раза в день. В перерывах работала в поле, хозяева выращивали на корм скоту корнеплоды. Ухаживала за скотиной, чистила, кормила и т. д. Помню у хозяев было две девочки – школьницы. Одна даже меня пыталась немецкому обучить, тетрадку мне давала, чтобы я слова записывала. Язык я так и не выучила, но со временем понимала отдельные слова, простые фразы, могла понять, чего от меня хотят. Только было очень тоскливо по родным и близким, по Родине. Очень хотелось к маме. Хозяйка мне иногда разрешала сбегать к соседской девушке Лиде, из Запорожья, тоже угнанной в Германию. Но у нее хозяева были жестокие, унижали, били ее. Так я проработала у немцев аж до 1945 года.

Освободили нас американские союзники. Мы очень радовались свободе. Американцы нас накормили, напоили, хорошо к нам относились. Предлагали на выбор: или домой отправляться, или у них оставаться. Они обещали свободу, хорошую жизнь, говорили, что у них много работы, можно будет устроиться. Но я так истосковалась по родным, по Родине, так хотела к маме, что даже и думать не хотела, чтобы остаться за границей. И нас таких было большинство, кто хотел вернуться домой. Американцы тогда нас вывезли на границу с СССР и выгрузили в каком – то месте на границе, мы даже не знали, где мы.

Никто нас не встречал, никто не ждал. Помню, мы сидели в каком то сарае, растерянные и голодные, не знали, что дальше делать, куда идти, места совсем незнакомые. Мимо проезжал какой – то военный, мы к нему. А он нам сказал: «Кто вас сюда привез, тот пусть обратно везет». Но все –таки показал в какую сторону идти до пересылочного пункта и уехал. А мы пошли в том направлении, что он указал. Куда шли не знали, но народу в том направлении шло очень много. На пересылочном пункте дали нам по банке консервов и полбуханки хлеба и отправили на ближайшую железнодорожную станцию.

Мы дошли до нее, а там никого нет, поезда мимо проносятся, никто нас не подбирает. Мы дошли до следующей станции. За эти дни скитаний очень все устали, ноги распухли.

На этой станции мы обратились к начальнику, а он сказал, что уехать нам домой в ближайшее время нет никакой возможности. Мимо проходили составы с военными, техникой и трофеями, а людей, которых немцы за годы войны угоняли, никто пока не вывозил. Так мы безрезультатно ждали на этой станции несколько суток. Я там встретила из своего родного села девушек, так впятером и держались. Уже не знали, что дальше делать, голодные, никому не нужные, но приехал какой то военный и позвал работать в нашу советскую часть двоих девушек. Я поехала в воинскую часть. Там генерал сначала меня долго расспрашивал, как я попала в Германию, да, что делала. В части я работала несколько месяцев: пекла хлеб, доила коров, работала в огороде. Наконец, часть переводили, кого в Москву. Кого в Смоленск. Меня взяли с собой в Смоленск, а то и не знаю, как добралась бы сама. Один старший лейтенант и его жена взяли меня к себе жить.

Очень хорошие люди были. Сделали мне справку, о том, что я работала при воинской части, а то у меня же никаких документов не было, а, к тем, кто в Германии на работах был, относились с большим недоверием и подозрительностью. Эта семья предлагала мне остаться у них, и жить у них бесплатно оставляли, и обещали устроить на работу и в вечернюю школу. Говорили, что у вас в селе и до войны была жизнь тяжелая, а сейчас, после войны, там вообще разруха, зачем туда ехать? Тем более, что тяжело будет без документов. Предупреждали, чтобы берегла справку, которую они мне справили. Но я их не послушала, сильно домой хотела, родным, к маме. Они меня посадили на поезд, собрали вещей и еды в дорогу.

В деревне родные, конечно, обрадовались мне, что, жива, вернулась, а вот председатель через день, как я вернулась, забрал мою справку и направил меня на самую тяжелую работу, куда никто не хотел идти – в свинарник. Тут я и вспомнила, что мне говорили про справку, что ее нельзя никому отдавать. Так я осталась без документов, без права, куда либо уехать. Работала на свинарнике с утра до ночи, таскала огромные чаны с кормом для свиней, чистила за ними и т. д.

Мама мне рассказала, что, где то в 1944 году мою двоюродную сестру и еще одного парня из партизанского отряда фашисты поймали, когда они минировали железную дорогу. Сестру и того парня повесили прямо в нашем селе, они никого не выдали.

Согнали смотреть все село, и наша семья была. И ни мама, ни дети, ни соседи, односельчане виду не показали, что ее знают, что она росла в нашем селе. Иначе все село бы уничтожили. Хорошо, что тот предатель полицай не знал мою сестру, он к нам в село приехал жить перед войной, когда сестра уже в город уехала на учебу. Ночью мои родные тайно сняли тело сестры с виселицы, говорят, что ее за косы привязали немцы к перекладине. Отец смастерил ящик, похожий на гроб и тайно тело вывезли за село на кладбище и похоронили в могилу к ее родителям, чтобы немцы не заметили. Когда с войны вернулся ее родной брат, весь израненный, без ноги, то он уже установил памятник сестре.

Нас, вернувшихся из Германии, в селе было несколько человек. Тут по селу стали говорить, что скоро всех, кто работал в Германии, заберут в Сибирь на лесоповал.

Считалось, что мы на немцев работали, как будто это мы по своей воле. Вот здесь мои родные смогли мне всякими правдами – неправдами восстановить паспорт, и я на свой страх и риск, без прописки уехала в Житомир. Там одна знакомая смогла меня прописать к себе, устроила на стройку работать. Я тяжелым трудом занималась, научилась штукатурить, малярить, на подсобных работах. Но, все же это было лучше, чем на лесоповал в Сибирь. Мама мне потом рассказывала, как наших сельских девушек, вернувшихся из Германии, всех позабирали и выслали. Только через долгие годы некоторые из них вернулись. Рассказывали, как работали на морозах, лес валили вручную, бревна на себе тягали по пояс в снегу. Вернулись в основном больные, некоторые остались бездетными.

А моя судьба сложилась так, что вышла я замуж, переехали с мужем в Ростов, там прожили вместе долгую жизнь, родились у нас трое детей, всем мы смогли дать образование, к чему я с детства стремилась, но никак не позволяли мне обстоятельства выучиться, потому я всегда работала на тяжелой физической работе. Сейчас мне уже 84 год идет, самой справляться с хозяйством тяжело и здоровье плохое, поэтому несколько лет назад сюда в Алдан, к дочери. Вот так судьба повернула: не сослали меня после войны в Сибирь, так на старости лет сама сюда приехала.

–  –  –

Воспоминания Ветерана труда, Почетного Гражданина г. Алдана Антипиной Антонины Михайловны, проживающей в г. Алдане, о своем муже Антипине Василии Алексеевиче, записанные 23 ноября 2009 года.

Мой муж Василий Михайлович умер давно, 21 марта 1973 года, за два месяца до нашей серебряной свадьбы. В Алдан мы с ним приехали уже после войны в 1951 году, а уходил он на фронт в 1942 году из уральского городка. Тогда ему только – только исполнилось 18 лет. Мы были с ним знакомы, но еще не женаты, я тогда еще школьницей была.

Сначала Василий воевал в 147-ом Киевском Краснознаменном ордена Суворова I степени минометном полку. С ним прошел с боями от Житомира до Сандомирского плацдарма. А в 1944 году приказом главнокомандующего его перевели из I Украинского фронта в формирующуюся 2 Армию Войска Польского. Муж мне рассказывал, что у него была форма хорунжего (по–нашему, младшего лейтенанта), ему пришлось тогда учить польский язык. В составе 7 Лужицкой пехотной дивизии Василий освобождал Польшу.

Тяжелое впечатление на него произвело освобождение печально известного лагеря Майданек, больно было смотреть на узников концлагеря, от них узнали солдаты – освободители о зверствах фашистов, которые не поддаются человеческому пониманию.

Воевать Василий закончил в Праге, имел медали. Уже через 23 года после Победы, мой муж был награжден Серебряным крестом «За заслуги» - польской наградой. Я, конечно же, расспрашивала мужа, какой подвиг он совершил, за что был награжден. Он, будучи человеком скромным, коротко рассказал мне тогда такую историю: «Однажды при форсировании реки Ниссы командование поставило перед моим взводом задачу – отыскать брод для переправы батареи. Брод нашли, начали переправляться, но попали под ожесточенный огонь немцев, занимавших господствующие высоты на левом берегу.

Переправу преодолели с большими потерями, многие орудия были повреждены, а некоторые остались без орудийных расчетов. В довершение ко всему на незащищенные польские позиции враг бросил танки. Я сам стал к орудию и открыл по ним огонь прямой наводкой. Мне удалось подбить танк и «Пантеру», этим была остановлена вражеская атака, и полякам удалось зацепиться на левобережном плацдарме.» За этот подвиг моего мужа удостоили высокой польской награды, но тогда ее получить не удалось, муж был демобилизован, выехал из Польши и только более чем через два десятка лет военком нашего района в торжественной обстановке прикрепил к груди моего Василия Серебряный крест «За заслуги». В Алдане Василий Алексеевич оставил о себе добрую память, долгие годы добросовестно работал начальником Алданского ремстройучастка, его избирали депутатом городского совета нескольких созывов.

У меня осталась война в памяти, как время очень тяжелое и тревожное. Недостаток в продовольствии, в лекарствах, тяжелый труд наших матерей, которые заменили, ушедших на фронт мужчин. Мы, школьники, как могли, тоже помогали в тылу, много работали и учебу не бросали, собирали посылки на фронт – все это, конечно, безрадостные воспоминания. Но самые тяжелые воспоминания о войне – это ожидание вестей с фронта. Как было страшно не дождаться заветного письма, хоть в несколько строчек, от родного, близкого человека. Как все ждали и, одновременно, боялись почтальонов. Страшно было получить похоронку. Страшно было, когда по радио сообщали об отступлении наших войск. А уж, какая радость была, когда мы узнали о победе! Трудно передать. Те, кто войну не пережил, наверное, этого не поймет.

–  –  –

Сбор материала об алданцах - участниках ВО войны и тружениках тыла Воспоминаниями о муже – ветеране А. А. Бутенко вспоминает годы, ВО войны делится А. М. Антипина. проведенные на работах в Германии.

Председатель Совета ветеранов С. А. Н. М. Боднева вспоминает о своем Козырев рассказывает о Ф. Колесникове. отце Максиме Жадейкине.

Похожие работы:

«Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова МОСКОВСКАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ "История экономических учений" Направление 080100 Экономика для подготовки студентов – бакалавров оч...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РСФСР ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ И КАДРОВ Ю. А. БАХРУШИН ИСТОРИЯ РУССКОГО БАЛЕТА Рекомендована Главным управлением учебных заведений и кадров МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ РСФСР в качестве учебного пособия для учащихся хореографических и культурно-просветительных училищ ТРУДЫ МОСКОВСКОГО АКАДЕМИЧЕСКОГО ХОРЕОГРАФИЧЕС...»

«Е. А. Федорова DOI 10.15393/j9.art.2015.2659 УДК 821.161.1.09“18“-3 Елена Алексеевна Федорова Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова, Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей (Ярославль, Рыбинск, Российская Федерация) sole11@yandex.ru ЕВАНГЕЛЬСКОЕ КАК РОДНОЕ В "БРАТЬЯХ КАРАМАЗОВЫХ" И...»

«А.А. ВАСИЛЬЕВ ИСТОРИЯ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ТОМ 2 ОТ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ ДО ПАДЕНИЯ КОНСТАНТИНОПОЛЯ Содержание Византия и крестоносцы. Эпоха Комнинов (1081-1185) и Ангелов (1185-1204) Комнины и их внешняя политика.Алексей I и внешняя политика до первого Крестового похода. Борьба...»

«Вестник СПбГУ. Сер. 14. 2013. Вып. 4 М. Ростовцев МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО В ДРЕВНЕМ МИРЕ1 I В современной научной литературе нет книги, в которой вопрос об истории международных отношений и международного права в древнем мире был бы р...»

«© Абрамзон С.М., 1971 Монография публикуется по согласованию с Национальной Академией наук КР и Музеем антропологии и этнологии им. Петра Великого РАН (до 1992 г. являлся Ленинградской частью Института этнографии, бы...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР ИННОВАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ "ОМЕГА САЙНС"РОЛЬ НАУКИ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА Сборник статей Международной научно-практической конференции 18 марта 2016 г. Часть 2 Пенза МЦИИ "ОМЕГА САЙНС" УДК 001.1 ББК 60 Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович...»

«А. И. Мраморнов газета "братСкий лиСток" епиСкопа гермогена (долганова) как СоСтавляющая епархиального управления (1904–1912 гг.) * Как и для всего российского общества предреволюционного периода в начале XX в., для Русской Церкви особое значение приобрели средства массовой информации. На фоне...»

«ISSN 0869-4362 Русский орнитологический журнал 2015, Том 24, Экспресс-выпуск 1177: 2892-2901 Особенности синантропизации и урбанизации врановых птиц В.М.Константинов Второе издание. Первая публикация в 2010* Синантропные тенденции представителей врановых птиц хорошо известны и историче...»

«МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙ CКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего образования "СИБИРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТ УТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕНН ИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" УТВЕРЖДАЮ Врио начальника СибЮИ МВД России И.А. Медведев "05" июля 2016 г. ИСТОРИЯ Програм...»

«Актуальные проблемы заочного производства И.Р. Силантьева аспирантка кафедры теории и истории государства и права факультета права Самарского государственного экономического университета. Адрес: 443090, г. Самара, ул. Советской Армии, д. 141. E-mail: inessa0703@yandex.ru Аннотация В работе иссле...»

«Ханмагомедов Я.М. Я.М. Ханмагомедов Первые походы мусульман и их мотивы _ Статья посвящена одному из сложных периодов в истории раннего ислама. В ней на основе анализа литературы и источников, в т. ч. и арабских, выявляется ряд особенностей, характеризующих внешние операции мусул...»

«УДК 523.4 О развитии космонавтики в СССР и России В. Н. Ходаков Центральный научно-исследовательский институт машиностроения ул. Пионерская, 4, Московская область, г. Королёв, 141070, Россия Обсуждается история развития космонавтики в СССР и России. Ключе...»

«УДК 930.253 (09 (470.21) ИСТОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ И СОЗДАНИЯ МУЗЕЯ-АРХИВА ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ И ОСВОЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА ЦГП КНЦ РАН (1970–2012 гг.) В.П. Петров, Е.Я. Пация, О.В. Шабалина Центр гуманитарных проблем Баренц-региона КНЦ РАН Аннотация Описаны основные этапы создания Музея-Архива ЦГП...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "УССУРИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ" кафедра истории литературы и мировой культуры. УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ ДПП.Ф.13 История зарубежной литературы (УД...»

«ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ОХРАНЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ АРМЯНСКОЙ ССР А. Л. ЯКОБСОН АРМЯНСКИЕ ХАЧКАРЫ ЕРЕВАН "АЙАСТАН"1986 [стр. 4] ББК 85.113 (2Ар)1 Я 467 Реценз...»

«УДК 821(470.621)09 ББК 83.3(2=Ады) Ч 17 Чамокова М.Р. Аспирант кафедры истории и культуры адыгов Адыгейского государственного университета, e-mail: chamokova-marzeta@rambler.ru Адыгский фольклор и рукописные книги Хамида Тлецерука (Рецензирована) Аннотация: Анализируется творческое наследие одного из адыгских просветителей, предс...»

«. Есипова В. А., Яковлев Я. А.ИСТОРИЯ ОДНОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ СЕМЬИ И СТАРООБРЯДЧЕСКИЕ РУКОПИСИ КОНЦА XX ВЕКА: ИЗ НЕДАВНИХ ПОСТУПЛЕНИЙ В НАУЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ ТОМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Рассмотрена история...»

«ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ АКАДЕМИЯ НАУК СОЮЗА ССР ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИМ-ГОРЬКОГО ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПОД РЕДАКЦИЕЙ С. И. СОБОЛЕВСКОГО, М. Е. Г Р А Б А Р Ь П А С С Е К, Ф.А. П Е Т Р О В С К О...»

«А.В. Сиренов Цикл из двух монографий и двух томов критического издания Степенной книги Степенная книга, изучению которой посвящен цикл моих научных работ, представляет собой выдающееся явление в истории русской культуры. Созданная в эпоху Ивана Грозного, Степенная книга стала первым концептуальным изложением русской истории. Вся ист...»

«Литературоведение 195 весь потенциал культурософских идей писателя. Фрагментированный текст "Эрмитажа" – это отчасти и метафора истории европейской интеллектуальной мысли последних трех столетий. На...»

«Раздел I РЕЛИГИОЗНЫЙ ДИСКУРС В СИСТЕМЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ УДК 81.112 Е. Е. Анисимова д-р филол. наук, проф. каф. грамматики и истории немецкого языка ФНЯ МГЛУ; тел.: 8 495 683 19 24 ОБРАЗ СВЯТИТЕЛ...»

«© 2002 г. О.В. КРЫШТАНОВСКАЯ, Ю.В. ХУТОРЯНСКИЙ ЭЛИТА И ВОЗРАСТ: ПУТЬ НАВЕРХ КРЫШТАНОВСКАЯ Ольга Викторовна кандидат философских наук, заведующая сектором изучения элиты Института социологии РАН. ХУТОРЯНСКИЙ Юрий Владимирович младший научный сотрудник сектора изучения элиты Института социологии РАН. Немного истор...»

«Российская академия наук ШЕЖЕРЕ Уфимский научный центр Центр изучения исторического наследия Башкортостана Институт истории, языка и литературы ИСТОРИЯ БАШКИРСКИХ РОДОВ МИнг (Сборник документов и материалов) Том 17 Часть II Уфа 2016 УДК 39 (470.57) ББК 63.5 (2Рос. Баш) И 89 Рекомендовано к печати решени...»

«Таким образом, история формирования территории ООО "Туранское" началась с 1913 г. на базе первой сельскохозяйственной артели в республике "Красный Пахарь" с площадью 120 га. В 1930-х гг. артель в связи с коллективизацией переведена в колхоз, площадь которого в 1940-х гг. составляла 5500 га. В 1973 г. колхоз...»

«МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ "КНИГИ РОССИИ" Красная площадь 25-28 ИЮНЯ ПРОГРАММА СЕКЦИИ "ДЕТСКАЯ И УЧЕБНАЯ ЛИТЕРАТУРА" 25 июня Детская сцена 10:00 10:45 Презентация книги: "Структура и содержание новых уче...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Якимов Владимир Александрович Российское казачество в 1990-е гг.: основные дискурсы процесса возрождения СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 07.00.02 "ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОР...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.