WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН ТАДЖИКСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени С. АЙНИ Наврузов Голибшох ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ГАРМСКОЙ ОБЛАСТИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

ТАДЖИКСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ имени С. АЙНИ

Наврузов Голибшох

ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ГАРМСКОЙ

ОБЛАСТИ (1921 – 1956 гг.)

Диссертация

на соискание ученой степени кандидата исторических наук

по специальности 07.00.02 – Отечественная история

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор Х. Пирумшоев Душанбе – 2016 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ……………………………………………… …………………………………….3

ГЛАВА I. ОБРАЗОВАНИЕ ГАРМСКОЙ ОБЛАСТИ И ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ

ПРОЦЕСС В 20 – 30-е ГОДЫ ХХв...………………………………………………………16

1.1. Социально-экономическое положение, культурная жизнь и быт каратегинцев накануне образования советской власти.………………16

1.2. Победа Советской власти и образование Гармского вилайета (области)……………………………………………………….………..

1.3. Административные переустройства и образовательный процесс вилайета в 20-е годы ХХ века…………………………………………………….

1.4. Социально-экономическое развитие области в 30-е годы…………...

ГЛАВА II. ГАРМСКАЯ ОБЛАСТЬ В 40-е - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 50-х годов ХХв.

2.1. Область в период Великой Отечественной войны и восстановления народного хозяйства страны……………………………………………

2.2. Социально-экономическое развитие области в первой половине 50-х годов ХХв.………



2.3. Материальное благосостояние и рост культурного уровня жизни трудящихся. ……... ……………………………………………..

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………………..

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ…………..

ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. История Гармской области является частью истории Таджикистана, имеющей свои определенные специфические особенности. Исследуемый период является наиболее показательным в истории административного устройства двух бывших бекств Бухарского эмирата - Каратегина и Дарваза. Эти два бекства после победы революции и установления Советской власти, получили административный статус Гармского вилайета (области) в составе Таджикской ССР1. Разумеется, серьезные преобразовательные процессы, которые происходили в республике в 20-е годы ХХ века, а также социально-экономическое и культурное развитие в 40-х - 50-х годов прошлого века XX века, не могли обходить стороной Гармскую область.

В настоящее время, когда ощущается острая необходимость в объективном исследовании истории Советского Таджикистана, всплывает на поверхность ощущение обоснованного анализа и научного осмысления реалии тех социально-экономических и культурных перемен, которые происходили в областях и районах республики до 60-х годов прошлого столетия. В этом плане история Гармского вилайета не может быть исключением. Тем более, что она дает возможность более ясно обрисовать картину административных делений и существенных социальноэкономических перемен, которые происходили в Таджикистане в 20-е – 50-е годы.

С другой стороны, обстоятельное изучение и обобщение исторического опыта административного управления на примере Гармской области и степень его влияния на социально-экономическе и культурное развитие республики имеет важное научное и познавательное значение в наше время, Следует отметить, что согласно административному делению Бухарской Народной Советской Республики (1920-1924гг.





) Гармский вилайет (область) состоял из следующих туманей: Гармский, Джиргатальский, Оби-Гармский, Тавиль-Даринский, Калай-Хаитский, Дарвазский, Калай-Лябиобский. После образования Таджикской АССР, с 1924 по 1927г. Гармский вилойет в составе ТАССР, в 1929 - 1939 г. находился в административном статусе – Гармский округ, а с 1939 г. – Гармская область. См.: Кошелев А.И., Васильев П. А. Административно-территориальное деление Таджикистана (исторический очерк). – Сталинабад, 1948.

– С. 16, 17, 28.

когда суверенный Таджикистан твердо и бесповоротно встал на путь построения подлинно демократического общества и уже достиг существенных показателей в социально-экономической и культурной жизни страны.

В географическом плане зона образующей в то время Гармской области, на востоке была расположена в долины среднего течения реки Сурхоб (Вахш), - крупнейшего притока Амударьи. С Алая до Гиссарской долины пересекала наиболее густозаселенная линия, длиною 600 км1, занимало площадью 11 611 кв. км2. По своим природным богатствам в экономической жизни Таджикистана, и тогда, и ныне это пространство занимает особое место.

Несмотря на давно назревшую потребность в более серьезном изучении данной области, как и другие подобные области, существовавших в республике до середины 50-х годов, данная проблема не стала объектом специального исследования.

Актуальность изучения истории Гармской области особенно возросло в наше время, когда суверенный Таджикистан, занимая прочное место в мировом содружестве государств, уверенно заложил основу подлинно демократического общества, когда руководством республики, прежде всего, Президентом страны выработана четкая программа дальнейшего прогресса во всех сферах социально-экономической и культурной жизни, возникает острая необходимость повернуть взоры на осмысление реалии преобразовательного процесса и достижения 20-50-х годов прошлого столетия на примере одной из областей республики – Гармского вилайета.

Степень изученности проблемы. История Гармской области, если не считать отдельные статьи и некоторые сведения, имеющихся в обобщающих трудах советских исследователей, как уже отмечено, и поныне не стало См.: Кисляков Н. А. Очерки история Каратегина. – Сталинабад: Таджикгосиздат, 1954. – С. 7.

См.: Материалы по районированию Средней Азии. - Кн. 1. –Ташкент, 1926. – С. 138 –139.

объектом специального и комлексного изучения. Другими словами, по-сути данный вопрос остатся самой малоизученной проблемой в новейшей истории таджикского народа.

В целом, если квалифицировать литературу, в той или иной степени имеющей причастность к истории Гармской области, то условно эту литературу можно выделить на следующие категории или группы работ:

а) положение Каратегинского и Дарвазского бекств находит сравнительно подробное освещение в трудах русских дореволюционных авторов, периодической печати, рассказов и вспоминания очевидцев.1

б) работы, посвященные истории Таджикистана, отдельных отраслей жизни общества, его адмнистративно-территориальному делению, экономике, науке, культуры и т.д.2;

А. С. Поездка в горную Бухару//Туркестанские Ведомости. – 1904,№ № 112, 128.; Абрамов К.

А. Записка о Каратегинском владении, составленная по расспросам //Известия Русского Географического общества. – Т. 61. – 1870. – Вып. 3. – С. 106 – 110.; Арандаренко Г. А. Каратегин (по распросным сведениям) //Военный Сборник. – 1878. – № 5. – С. 116 – 136.; Дарваз и Каратегин (этнографический очерк) //Военный сборник. – Т. 154. – СПб., 1883. – № №11 – 12.; Аристов Н. А.

Этнические отношения на Памире и в прилегающих странах //Русский антропологический журнал. – 1900. – №№ 3, 4; 1902. – № 3.; Васильев, капитан. Краткое статистическое описание Каратегина //Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии». – Т. XXXIII. – СПб., 1888. – С. 8 – 53.; Логофет Д. Н. Страна бесправия – СПб., 1909.; Бухарское ханство под русским протекторатом. – Т. II. – СПб., 1911.; Липский В. И. Горная Бухара. – Т. 1. – СПб., 1902.; Малицкий Н.

Г. Учебное пособие по географии Таджикистана. – Ташкент – Самарканд. – 1929.; Миддендорф А. Ф.

Очерки Ферганской долины. – СПб., 1882.; Минаев И. П. Сведения о странах по верховям Аму-дарьи. – СПб., 1879.; Ошанин В. Ф. Каратегин и Дарваз // Известия Русского императорского географического общества. – Т. XVII. – СПб., 1881. – С. 21 – 58.; Он же: Письма из Каратага и Гарма // Туркестанские ведемости. – 1878. – № № 36, 38.; Регель А. Э. Поездка в Каратегин и Дарваз // Известия Русского географического общества. – Т. XVIII. – СПб., 1882. – Вып. 2. – С, 140 – 141.; Юль Г. Очерк география и истории верховьев Аму-дарьи. Приложение к «Известия Русского географического общества. – Т. IX. – СПб., 1873.; Кузнецов. Дарваз. – г. Новый Маргелан, 1893.; Юхновский Н. Тринадцатимесячное пребывание русского отряда в Каратегине //Сборник разведчика. – Т. VII. – СПб., 1897.

Кошелева А. И., Васильев П. А. Административно-территориальное деление Таджикистана (исторический очерк). – Сталинабад, 1948; Материалњо доир ба таърихи хали тољик. – Сталинобод, 1957.; Иркаев М., Николаев Ю. В боях за Советский Таджикистан. – Сталинабад: Таджикиздат, 1957.; Искандаров Б. И.

Восточная Бухара и Памир во второй половине XIX века. – Т. I. – Душанбе, 1962.; Т. II. – Душанбе 1963.;

Очерки истории народного хозяйства Таджикистана. – Душанбе: Дониш, 1967.; Очерки истории Советского Таджикистана. – Душанбе: Дониш, 1967.; Очерки истории колхозного строительства в Таджикистане. – Душанбе: Ирфон, 1968.; Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана. – Душанбе: Ирфон, 1968.; Сухарева О. А. Бухара XIX – начало XX в. (позднефеодальный город и его население). – М., 1966.;

Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе: Ирфон, 1971.; Масов Р. М. История топорного разделения. – Душанбе: Ирфон, 1991.; Он же: Таджики: История с грифом «совершено секретно».

– Душанбе: Ирфон, 1996.; Гафуров Б. Г. История таджикского народа. – М., 1952; Он же: Таджики.

Древнейшая, древняя и средневековая история. Кн. первая. Изд. второе. – Душанбе: Ирфон, 1989.; Он же:

Таджики. Раздел четвертый. Средняя Азия в период развития и утверждения феодального строя. – Кн. 11. – Душанбе: Ирфон, 1989.; Он же: Тољикон. Таърихи адимтарин, адим, асрњои мина ва давраи нав. – К. 1, 2.

– Душанбе: Ирфон, 1998.; Хотамов Н. Таърихи хали тољик – Душанбе, 2001.; Ибни Курбон. Фавохиш ва рахоиш. – Душанбе, 2003.; Пирумшоев Х.Таърихи Дарвоз (аз кадим то замони муосир). – Душанбе: Ирфон, 2008.

в) книги, освещающие отдельные периоды в рамках данной хронологии, события, связанные с преобразовательным процессом, в особенности V-й и VI-й тома истории таджикского народа.

г) публикации, отражающие социально-экономическое положение области в годы войны и в послевоенный восстановительный период, заслуги отдельных личностей в новейшей истории Таджикистана в целом, Гармского вилайета, в особенности.

Анализ имеющейся литературы показывает, что по истории Каратегина, а затем Гармской области имеются лишь незначительные, отрывочные материалы или короткие сообщения. Например, в работах Б.

Гафурова содержится краткое изложение о завоевании Каратегина Бухарским эмиратом и его суровая социально-экономическая политика на местах.

В работах М. Иркаева и А. Макашова содержатся примеры об участие каратегинцев в гражданской войне; о героизме отдельных их представителей, как Нусратулло Махсум, Мамед (Мањмад), Исроил и др. в ликвидации антисоветских сил и установление Советской власти 1.

В ряде работ традиционно дается сравнительный анализ социальноэкономического и культурного состояния некоторых регионов Восточной Бухары при правлении мангитских эмиров, и демонстрируются преимущества социалистического строительства. Что касается восстановления народного хозяйства, социалистического преобразования сельского хозяйства, строительство путей сообщения, культурного развития, достижения в области народного образования, медицинского и бытового обслуживания тружеников села и т.д., то о них сообщается в общих чертах.

Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971.; Макашов А. Утверждение Советской власти в центральном и южном Таджикистане. – Сталинабад, 1957.

Героический подвиг таджикистанцев, в том числе население Гармской области на фронтах и тылу, в период Великой Отечественной войны подробно рассмотрено в работах Л. П. Сечкиной 1.

Следует отметить, что в имеющихся работах советских исследователей по истории Каратегина и Дарваза, имеются место односторонное толкование свершившихся революционных событий, порою в ущерб реальных освещений методов строительства социализма и много другое. В частности, до недавного времени в исторической литературе фактически умалчивалось о репрессивных действиях местных и центральных властей в отношении активных борцов строительство нового общества в Таджикистане. Гармская область в этом отношении не была искючением.

Среди работ, освещающих историю Каратегина и Дарваза накануне установления Советской власти, особую ценность представляют труды Б.И.

Искандарова, О.Маджлисова, Н. Латыпова, Ш.И. Исмаилова, Х.Пирумшоева2 и др.

Среди работ по истории Каротегина, самым солидным и в плане научного содержания серьезным, является монография известного таджикского историка А.К. Маджлисова – «Каратегин накануне установления Советской власти». Автор имел возможность, наряду с устными источниками, широко использовать достоверные архивные материалы.

Опираясь на обширный материал, имеющейся в работах вышеназванных авторов, главным образом «Истории Дарваза» Х.

Сечкина Л. П. Трудовой подвиг таджикского народа в годы Великой отечественной войны. – Душанбе, 1960.; Овеяные славой (о Героях Советского союза – посланцах Таджикской ССР). – Душанбе, 1960. – 177;

Доблестные сыны Таджикистана на фронтах Отечественной войны. – Душанбе, 1980. – 228 с.; Твои герои, Таджикистан. – Душанбе, 1985. – 240 с.; Таджикистан в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.). – Душанбе, 1989. – 248 с.

Искандаров Б. И. Восточная Бухара и Памир во второй половине XIX века: Пер. кн. – Душанбе, 1963. С. 12

– 164.; Бухара (1918 – 1920). – Душанбе, 1970.; Борьба за установление Советской власти в Таджикистане (1920 –1922). – Душанбе, 1986; Маджлисов А. Аграрные отношения в Восточной Бухаре в XIX – начале XX века. – Душанбе – Алма-Ата, 1967.; Каратегин накануне установления Советской власти. - Сталинабад:

Таджикгосиздат, 1959.; Латыпов Н. К вопросу о социальных отношениях в Дарвазском бекстве накануне установления Советской власти //Ученые записки Кулябского государственного педагогического института.

– Вып. III. – Куляб, 1957..; Исмаилов Ш. Установление и укрепление Советской власти в Каратегине и Дарвазе. – Душанбе, 1977.; Пирумшоев Х. Таърихи Дарвоз (аз адим то замони муосир). – Душанбе: Ирфон, 2008. – 704 с.

Пирумшоева, мы получили ясное представление о Гармской области в условиях советского правления и социалистического хозяйствования, в рамках отдельного административного субъекта. В ходе ее образования, в силу ряда объективных и субъективных трудностей, правительству Таджикистана приходилось часто корректировать административное устройство данного субъекта, что сказывалось на политическую и экономическую атмосферу в регионе.

Много полезных материалов и фактов, положенные в основу настоящей диссертации приведены из работ непосредственно относяшиеся к истории Каратегина и Гармской области. Однако уместно заметить, что большинство авторов, не являясь профессиональными историками, составляли свои работы в виде очерков без достаточного углубленного научного анализа исторических событий и их серьезной объективной оценки. К ним относятся вышеупомянутые очерки Н.А. Кислякова, а также работы Э. Мухиддинова, Д. Мирзо, Н. Наботи Н., М. Олимова, Али Хуш и др.

Работа Н.А. Кислякова – «Очерки по истории Каратегина» выполнена по поручению Таджикской базы АН СССР. По своей хронологии охватывает, в основном, период c конца XVIII века по 30-е годы XX в. И ее две последние главы имеют непосредственное отношение к первой части нашего исследования. Тем не менее, как утверждает сам автор, его очерки выполнены «на основании двоякого рода материалов: 1) устных сообщений разных лиц» и «письменных источников»1, без вещественных доказательств, по которым естественно невозможно реально и объективно восстановит истинную историю. В четвертой ее части - «Социальный строй», которая привлекла наше внимание, превалируют скудные и противоречивые устные сообщения, без особых анализов. Что касается последней главы Советский Каратегин», то в нем многие судьбоносные для каратегинцев события, освещены однобоко, в большинстве своем из газетных сообщений, авторы которых не являлись участниками происходивших Кисляков Н. А. Очерки по истории Каратегина. Издание второе дополненое. – Сталинабад, 1954. – С. 10.

событий. Причем сведения о происшедших событий авторы получили не своевременно и не из первых лиц. Вместе с тем, Н.А. Кисляков допускает ряд необоснованных выводов в своей работе. Так, в начале книги, опираясь, в основном, на киргизских преданиях и легендах, строит невероятную версию о том, что якобы первыми обитателями и оседлыми земледельцами Каратегина являлись киргизы 1. Или, не имея особо достоверного сведения о втором вторжении Фузайл Махсума в Каратегин в апреле 1929г. заявляет: «Следует отметить, что Фузайл Максум никогда не смог бы пробраться столь далеко на советскую территорию, если бы ему не была оказана поддержка предателями родины - буржуазными националистами во главе с Нусратуллой Максумом» 2.

По сравнению с А.И.Кисляковым, историю этого периода региона более реально, логично, с высоким писательским талантом, на основе устных сообщений, газетных и архивных документов, вкратце и содержательно, излагал Э. Мухиддинов в очерке - «Ќисмате аз таърихи Рашти куњан»

(«Отрывок из истории старинного Рашта»)3.

Наботи Н. и Олимов М. опубликовали довольно солидную по объему книгу - «Раштонзамин» («Страна Рашта»), которую нельзя считать историческим исследованием. Авторы собрали много новых материалов и сведений из разнообразных источников, восстановили новые события, связанные с периодом рассматриваемой нами проблемы, но многие исторические факты растолкованы не правильно и ненаучно. Судья по изложению ряда серьезных фактов и исторических событий и суждений авторов, нельзя сказать, что они имеют хорошую историческую подготовку.

Несколько исторический характер имеют содержательные рассказы Али Хуша о трудовых подвигах переселенцев Гарма на освоенных Там же. – С. 30 – 39.

Там же. – С. 201.

Мухиддинов Э. Ќисмате аз таърихи Рашти куњан (Отрывок из истории старинного Рашта). – Душанбе, 1991.

районах Вахшской долины в 20-е и 30-е годы XX в. Его рассказы собраны и опубликованы под названием «Шуриши Усмон» (Восстание Усмана)1.

Отдельные эпизоды истории Гармской области 20-30-х годов отражены в работе А. Хакназарова – «Нусратулло Махсум государственный и политический деятель». Она написана на основе источников и соответствующей литературы. В работе использованы тексты речей, докладов, статьей и заявлений первых руководителей Советского Таджикистана, научных статьях и мемуаров выдающих командиров Красной армии, партийных и советских работников, работ современных таджикских историков, а также документов из государственных и партийных архивов2.

На основе этих и других достоверных материалов, определяя специфику политической и социально-экономической истории Каратегинского бекства накануне утверждения Советской власти, а затем и Гармскокой области на стыке смены двух полититических и социально-экономических строев, соответственно переходного периода от феодализма к советской форме управления, диссертант обрысовывает реальную картину этого преобразовательного процесса.

Таким образом, до настоящего времени в историографии Таджикистана нет отдельного исследования, в котором рассматривалась история создания и развития Гармской области. Настоящая диссертационная является первой работой, в котором, на основе архивных, иных первоисточников и ряда существующих научных исследований по истории Таджикистана рассматривается история бывшей Гармской области.

Цель и задачи исследования. Целью исследования заключается в объективном научном освещении истории образования и развития одного из крупных административных субъектов Таджикской ССР– Гармской области в период с 1921 по 1956гг., т.е., с момента ее образования до ликвидации, Хуш А. Шуриши Усмон [Восстание Усмана]. – Душанбе, 2008. – 111 с.

См.: Хакназаров А. Нусратулло Махсум государственно-политический деятель. – Душанбе: Ирфон, 2011.

определить ее место в социально-экономической и культурной жизни республики.

Исходя из этой цели, во главу угла диссертационной работы поставлены следующие конкретные задачи:

- освещать социально-экономическое положение и культурную жизнь Каратегинского и Дарвазского бекств накануне установление Советской власти;

- определить закономерность предпосылок и причин победы Советской власти в Каратегине и Дарвазе;

- показать процесс образования Гармской области;

прослеживать социально-политические и культурные преобразовательные процессы, которые происходили в Гармской области в 20-е годы;

- анализировать социально-экономические и культурные достижения вилайета в 30-е годы;

- показать вклад трудящихся Гармской области в защите отчизны в годы ВОВ и в послевоенном восстановлении народного хозяйства области и республики;

- выявлять экономичекие и культурные достижения Гармской области в 50-е годы;

- реально оценить причины и последствия ликвидации Гармской области.

Хронологические рамки исследования, охватывают период с 1921 по 1956 годы.

Исходя из общей логики происходивших перемен, этот этап условно можно разделить на следующие три периода:

1) 20-е - 30-е годы - переходный период к строительству основ Советского общества, который по единодушному мнению ученых советологов, для общесоюзного показателя завершался в 1936г., т.е., принятием Конституции СССР и на ее основе Конституцию Таджикской ССР. К этому периоду в масштабе Гармской области, относится начало социалистического преобразования, ликвидации безграмотности, коллективизации сельского хозяйства, развития кустарного промышленного производства и т.д.

2) 40-е военные годы и послевоенный восстановительный период.

3) 50-е годы (до 1956г.) - период социально-экономического и культурного развития Гармской области.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые предпринята попытка комплексного исследования истории горных бекств Бухарского эмирата - Каратегина и Дарваза, которые в годы Советской власти были преобразованы в важный административный субъект (в начале, в составе Бухарской Народной Советской Республики (1920-1924гг.), а затем Таджикской АССР и Таджикской ССР) – Гармскую область, со всеми вытекающими из этого созидательного процесса, последствиями.

Исходя из поставленой цели и вытекающих из нее задач, научную новизну работы определяют следуюшие, на наш взгляд, результаты исследования:

- по мере возможности освещены социально-экономическое положение и культурная жизнь Каратегинского и Дарвазского бекств накануне установления Советской власти;

- определены предпосылки и причины победы Советской власти в Каратегине и Дарвазе;

- освещена официальная процедура образования Гармской области с последуюшими политическими, социально-экономическими и культурными преобразованиями, которые происходили в области в 20– 30-е годы;

- показана степень участия трудящихся Гармской области в защите отчизны в годы ВОВ и в послевоенном восстановлении народного хозяйства области и республики;

- объективно выявлены экономичекие и культурные достижения Гармской области в 50-е годы ХХ века.

Практическая значимость исследования состоит в том, что ее материалы, несомненно, будут использованы в процессе новых научных изысканий по истории и историографии таджикского народа. Выводы автора могут быть учтены в ходе проведения административных реформ в республике. Материалы диссертационнного исследования могут быть использованы при написании учебников и учебных пособий, чтения спецкурсов на исторических факультетах вузов республики.

Методологической основой исследования является предельно осознанный подход к анализу имеющихся фактов, с позиции принципа историзма. Этот принцип позволяет рассматрывать факты и события в соответствии с конкретной исторической обстановкой в их диалектической взаимосвязи, создает соответствующий простор для непредвзятого, системно-сравнительного подхода к анализу имещихся в распоряжение исследователя материала.

В процессе написания диссертационого исследования автор опирался на концептульные взгляды известных отечественных историков в отношении к событиям нового и новейшего периода отечественной истории. В качестве примера можно привести шеститомную «Историю таджикского народа», в которой ясно прослеживается непредвзятый и объективный подход к нашей славной истории.

Источниковую базу исследования составляли работы русских ученых и путешественников, которые по воле обстоятельств посещали бекства Восточной Бухары, в частности, Каратегин и Дарваз в конце XIX – начале XX вв., документальные сведения и устные сообщения тех, кто стоял у истоков Советской власти и участвовал в преобразовательном процессе 20 – 30-х годов прошлого столетия, официальные областные и республиканские документы; архивные материалы, выступления, речи, доклады и заявления руководителей Таджикистана; данные статистических сборников, периодической печати и других материалов из арсенала советской агитационно-пропагандистской информации. В этом плане особую важность представляли материалы из различных фондов Центрального государственного архива РТ, Гармского филиала ЦГА РТ и Архива Института политических исследований ЦК КП Таджикистана.

Особую ценность представляют воспоминания активных участников установления Советской власти в Каратегине и борцов против босмачества в Гармской области, опубликованные в сборнике «За власть Советов в Таджикистане» (Сталинабад, 1958), работы Я.А. Мелькумова «Туркестанцы»

(М.,1960), и Р.А. Амонова «Конец авантюры Фузайл-Максума и Аъзама (из воспоминаний)» (М.,1960). Немаловажное значение имеют документальные материалы, опубликованные в сборниках «История культурного строительства в Таджикистане (1917-1977гг.)» (Т. I. – Душанбе, 1979), «Кооперативно-колхозное строительство в Таджикистане (1917-1929гг.).

Документы и материалы. (Душанбе, 1987), «Из истории коллективизации сельского хозяйства и колхозного строительства в Таджикской ССР. 1926гг. Сборник документов и материалов. – Т.I. (Душанбе, 1973), «Из истории индустриализации Таджикской ССР. 1926-1941 гг. Документы и материалы (Т.I. – Душанбе, 1972), «Из истории индустриального развития Таджикской ССР. 1941-1958 гг. Документы и материалы. (Т.II. – Душанбе,

1981) и другие опубликованные материалы статистического характера.

Важным источником при написании диссертации стали опубликованные документы в книге «У истоков истории. К 130 - летию со дня рождения Нусратулло Махсума» ( Душанбе, 2011.)1, а также отдельные документы, опубликованные в работе А. Хакназарова – «Нусратулло Махсума государственно-политический деятель».

В работе опубликованы тексты речей и заявления первых руководителей Советского Таджикистана:

Н. Махсума - председателя Ревкома (1924-1926 гг.), ЦИК ТАССР, (1926-1929 гг.), Председателя ЦИК Тадж. ССР (1929-1933гг.) и Председателя ЦИК СССР (с 8 марта1931 по 4 января 1934 г.), Ш. Шотемура - до 1934 г. члена ЦИК республики и с 1934 г по 1937 г. Председателя ЦИК Тадж. ССР, А.

Хаджибаева - Председателя СНК ТАССР и ТССР. (с 1928 г. по 1934 г.) А.

У истоков истории. К 130 - летию со дня рождения Нусратулло Махсума. – Душанбе, 2011 Рахимбаева председателя СНК Тадж. ССР (1934 - 1937 г.), Ч. Имамова – одним из партийных лидеров (с 1926 по 1937 г.), научные статьи и мемуары командиров Красной армии, партийных и советских работников1.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории таджикского народа Таджикского государственного педагогического университета имени Садриддина Айни.

Некоторые ее аспекты докладывались на научно-теоретических конференциях профессорско-преподавательского состава Таджикского государственного педагогического университета им С. Айни и Гармского педагогического института и отражены в опубликованных статьях автора.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

См.: Хакназаров А. Нусратулло Махсум государственно-политический деятель. – Душанбе: Ирфон, 2011.

ГЛАВА I. ОБРАЗОВАНИЕ ГАРМСКОЙ ОБЛАСТИ И

ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС В 20-30-е ГОДЫ ХХв.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, КУЛЬТУРНАЯ

1.1.

ЖИЗНЬ И БЫТ КАРАТЕГИНЦЕВ НАКАНУНЕ ОБРАЗОВАНИЯ

СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Под словом Каратегин, в историко-географическом понятии, подразумевается территория бывшего Каратегинского шахства (в древности Рашт) и после ее присоединения к Бухарскому эмирату в начале 70-х годов XIX в. - Каратегинское бекство. Этот горный регион является одним из древних обыталищей таджиков. Расположенный в долинах рек Хингов, Сурхоб, Вахш, Каратегин имеет свои географические и природные особенности 1.

Как дореволюционные, так и советские исследователи, если не считать отдельные разногласия, давали довольно ясную картину его географического расположения. Путешественник из Бухары Мухаммад Гулшани сообщает, что протяженность Каратегина с гор Крыши Мира до Оби Гарма составляет 32 фарсах (10 фарсах - 70 км), итого 15 680 кв. км 2. А Кисляков пишет, что длина Каратегина с запада на восток равно приблизительно к 200 км, ширина с севера на юг около 50 км, а общая его площадь составляет 10 000 км 3. Для сравнения, русский офицер Васильев приводит близкую к этому цифру, причем указывает, ч т о 4 / 5 этой площади составляют горы, остального долина рек. Сурхоб и его притоков4. Таджикский историк А. Маджлисов общую площадь долины считает 10456, 6 кв. км 5. Нам кажется, что более точным, Надо отметить, что в составе Гармской области входили Калаихумбский (ныне Дарвазский) и Ванчский районы ГБАО. В связи с тем, что история названных районов рассморена в работах профессора Хайдаршо Пирумшоева диссертант не имел необходимости рассматривать историческую картину данных районов в данном параграфе. Подробно см.: Пирумшоев Х. Таърихи Дарвоз (аз кадим то замони муосир). – Душанбе, 2008. – 704 с.; Ванљи ману ганљи ман. – Душанбе, 2013. – 608 с.

Мухамад Содиќхољаи Гулшани. Таърихи њумоюн. Ба чоп тайркунанда, мураттиб ва муаллифи сарсухан Љурабек Назриев. – Душанбе, 2006. – С. 150.

Кисляков Н. А. Очерки по истории Каратегина. Издание второе дополн. – Сталинабад, 1954. – С. 6.

См.: Василев, капитан. Краткое статистическое описание Каратегина // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии». – Т. XXXIII. – СПб., 1888. – С. 8 – 53.

Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – Сталинабад, 1959. – С. 4.

являются сведения Гулшани и А. Маджлисова, потому, что по современным меркам, длина долины составляет гораздо большего расстояния.

Северная граница Каратегина идет по восточной части Зеравшанского и далее по Алайскому хребтов, западная граница проходит по невысокому водоразделу в степи Дашти Будана и далее по горам на север к Зеравшанскому хребту1, на юге - Вах и районы Бальджувана, на западе – Гиссарской долины.

В прошлом Каратегин и Дарваз представляли собой страну бездорожья, особенно зимой были непроходимыми. Главных путей, которые связывали Каратегин с внешним миром, русским ученым В. Ф. Ошанином, характеризованы так: «Существует пять перевалов, … один из них, самый западный, выводит на верховья Ягноба, перевал этот исключительно пеший. Три перевала Пакшифский, Вадифский и Паобрутский ведут с верховья Сорбуха на Верхний Зеравшан, наконец, перевал Ярхич ведет туда же, с правой, западной вершинки реки Оби Кабуд». «Пакшифский и Ярхический перевалы доступны для вьючного движения, остальные три пешие принадлежат к числу труднодоступных и открыты только в течение летних месяцев, но, несмотря на это, они часто посещаются жителями верховья Зеравшана, которые, в особенности, через Пакшифский перевал, вывозят хлеб из Каратегина» 2.

Дороги, которые шли из Каратегина в Фергану и Зеравшан, поднимались на вершины хребтов и проходили по льду. Чтобы могли миновать опасности, люди брали с собой доски и топоры. Доски помогли им преодолевать трещины, а топором вырубали ступеньки и поднимались по ним вверх.

Эти географические границы Каратегина совпадали, повидимому, с границами Каратегинского бекства.

Эти же границы были приняты во внимание во время послереволюционного районирования и выделения Гармского округа, а впоследствии Гармской области; при этом районировании ликвидированной оказалась лишь южная граница, поскольку в состав Гармского округа вошла и территория бывшего Дарвазского бекства.

Ошанин В. Ф. Каратегин и Дарваз // Известия РГО. – Т. XVII. – СПб., 1881. – С. 42.

На юге Каратегина функционировало ряд проходных троп, пресекающие перевалы хребта Петра I, по левой стороне реки Сурхоб. В летнее время люди пешком переходили по перевалу Сарган в Дарваз. Через перевалы Камчирак и Яфуч в Чилдару, крутыми подъемами и спусками шли в Тавилдару, Сагирдашт, Калайхумб. Другая пешеходная дорога, пересекала перевал Гардани Кафтар и Люли Харф, в сторону Хуталяна.

От Рашта на запад, дороги соединяли Каратегин с Оби Гармом и Гиссаром. По этой дороге путники ехали до Бухары в течение 35 дней.

Дороги на восток - в Заалайскую долину являлись вьючными и пересекали труднопроходимые перевалы Куш Акба, Муган и Курак. От Рашта вверх к восточной границе Каратегина имелась дорога по перевалам Турпи на Хаит, от Хаита к Джиргаталю Санги Сафед, имевшие также громадные подъемы и спуски, затрудняющие продвижения путников.

В политическом отношении Каратегин до начала 70-х годов XIX в.

являлся отдельным самостоятельным шахством. Но, соответственно своего сложного и не доступного географического расположения, находился в естественной экономической и культурной изоляции от внешнего мира. До присоединения шахства Дарваза и Каратегина к Бухарскому эмирату, если не брать во внимание, то обстоятельство, что они иногда находились в формальном и временном подчинении более могущих соседних государств, то в большинстве случаев, являлись самостоятельными 1.

В 70-х годах XIX в. Бухарский эмират, под покровительством генералгубернатора Туркестана О.Ф. Кауфмана, используя политическую раздробленность Восточной Бухары, организовал сюда военный поход.

Поход бухарцев и их жестокие деяния подробно освещал в своей работе Кашкули Салими», секретарь эмира - Мирзосалимбек. Он, сообщает, что мангиты пролили столько людской крови, что его жестокость превзошел Пирумшоев Х. Таърихи Дарвоз (аз кадим то замони муосир). – Душанбе: Ирфон, 2008. – С. 96.

кровопролитные действия Чингисхана. Одно за другим, завоевав все владения, находившиеся вне подчинения бухарского эмира - Денау, Гиссар, Куляб, Бальджуван казнил их правителей. Дарвазский и Каратегинский шахи, увидев все это, сами прибыли к эмиру с подарками.

Эмир назначил Сираджиддиншаха правителем Каратегина. Во всех других покоренных областях правителей назначил из своих людей и вернулся обратно в Бухару 1.

Войска Бухарского эмира Музаффара дошли до Каратегина и в начале 1870 года с войсками Коканда начали военные действия, но генерал Кауфман прекратил войну против Кокандского ханства 2.

В первом походе бухарцам не удалось, подчинит себе Каратегин, Дарваз и заменит их шахов. Правителем Каратегина остался тот же Саид Мухамадшо 3, который открыто и активно продолжал борьбу против русских и бухарских колонизаторов. Поэтому, по велению Кауфмана, в 1877г. эмир Музаффар организовал новый поход в эти владения и его войска под началом Худойназара-додхо в августе 1878 г.

завоевали Каратегин и в его центре - Гарме собрали население, провозгласили власть мангитов и представили Худойназара-додхо наместником бухарского эмира - беком всего Каратегина (1878-1886 гг.).

Затем они расчленили оппозиционные отряды, поймали и казнили представителей старого порядка, Мухаммадшаха отправили в Бухару4.

Худойназар-додхо оказал активное содействие армию эмира в завоевании Дарваза, после чего эмир доверял ему фактически управление всей восточной части эмирата. Но, поскольку Каратегин и Дарваз, как прежде, считались удобной зоной накопления антиколониальных сил, Худойназар держал свою резиденцию в Гарме и руководил административным, См.: Мирзосалимбек. Кашкули Салими. – Ташкент, 1331 хаджри. – С. 271.; Маджлиисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – Сталинабад, 1959. – С. 22 – 23.

См.: Гафуров Б. Таджики (на тадж. языке). – Ч. 2. – Душанбе: Ирфон, 1998. – С. 177.

Там же.

Более подробно см.: Рапорта IV отдела канцелярии Туркестанского генерал-губернатора на имя Кауфмана 12 декабря 1878 г. // ЦГА РУз. – Ф. II. – Оп. 3. – Д. 413. – Л. 2.; Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – С. 23.

экономическим, духовным и финансовым преобразованиям своих владений. При этом, вся тяжест его колониальной политики с его жадностью и корыстолюбия, больше всего обрушались на население Каратегина и Дарваза.

Политическое и экономическое управление Каратегина и Дарваза осуществилось по образцу западно-бухарских бекств: разделение на ряд административных субъектов в виде «амляков», число которых постоянно изменялся. В них возросло также число новых начальных религиозных школ, медресе, мечетей и других религиозных учреждений.

В центральных управленческих аппаратах и «амляках», главные лица назначались из числа бухарцев, из людей эмира и беков, должности муфтия, раиса и прочих исполняли представители местного духовенства, исполняющие волю эмира и бека.

Со времени становления в Каратегине бекства до 1920г. наблюдается частичное изменение в количестве его субъектов – «амляков». Согласно сведениям ранних авторов, в начале XX в. число «амляков» в Каратегине должно было быть 10: Киргизский, Калай Лаби Об, Хаит, Гарм, Навдонак, Камаров, Оби Гарм, Муджихарф, Пумбачи и Яфуч1.

Но, в историческом очерке - «Административно-территориальное деление Таджикистана», по амляковому делению Каратегина и территории «амляков» приводятся две разные количественные сведения:

1. По данным, относящимся к 1900-1910 гг., приведенные Д.Н.Логофетом в работе – «Бухарское ханство под русским протекторатом», Каратегин делился на восемь «амляков»: Киргизское, охватывавшей территории нынешнего Джиргатальского района, Калай-Лабиоб – на Калай- Лабиобской территории, Калъаи Хоит – Хоит, Гарм и Навдонак – Гармской, КамаровШульмакской, Яхак – Комсомолобадской (ныне Нуробод), Оби Гарм – ОбиГармской территории.

Кисляков Н. А. Очерки по истории Каратегина. Издание второе дополн. – Сталинабад, 1954. – С. 134.;

Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – Сталинабад, 1959. – С. 25.

2. К 1920г. в административно-территориальное правление Каратегина произошло очередное изменение. Потому, что авторы названого документа, опираясь на архивных сведениях, в его составе причисляют шесть «амляков»: Каратегинское, охватывающей всю территорию Гарма, Киргизского переименовали в Джиргатальский, Хаит, Калай-Лабиоб, Пумбачи, Оби Гарм оставались в прежнем виде. 1 Наверное, Камаровских, Навдонакских, Шулмакских и Гармских «амляков» объединили и называли Каратегинское.

Проведенная мангитами административная реформа, в названных «бекствах» и «амляках», существенных изменений в политической и экономической жизни Каратегина не привели. Лишь шахов заменили беками, а «амляков» сохранили, как традиционную, бесправную, династическую и деспотическую форму правления мангитов. Амляками правил «амлякдор», т.е. по мнению А.А. Семенова: «Чиновник, ведавший сбором податей с амляков, как частных земельных имуществ, назывался амлякдором» 2. Такое объяснение является логичным. Потому что все авторы «амляков» всегда называют «Амлякдор», что является неправильно, потому что «амляк» по старым традициям означал «мулк»

(«поместье»). А чиновник занимавшим сбором податей являлся полноценным хозяином «мулка» административной территории, за что его называли «амлякдор».

Большинство амляки в Каратегине, занимали довольно солидную территорию и в своей географической рамке состояли из нескольких местных территориальных субъектах, так называемых «миразорах»3, число которых достигло до 34 4.

Кошелева А.И., Васильев П.А. Административно-территориальное деление Таджикистана. – Сталинабад, 1948. – С. 12, 14.

Там же. – С. 13.

Мири њазор – означает, владыка или правитель тысячи людей. Вероятно, эти тысяч являлись наукаривоины.

Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – С. 25 – 27.

Так, Каратегинский амляк состоял из 13 мирихазоров, Киргизское Оби Гармское – 4, Хаитское – 4, Калай Лабиобское – 5, Пумбачи - 5 Во времена шахов, кроме «амляков» и «миразоров», в Каратегине курганов 1 имелось еще восемнадцать центров правления, где расположились козит – кады и наместники шаха, так называемые «шабача», «саломчии ша» или же «миры» 2, имевшие вероятно 1000 воинов, за что их называли «мири њазор». Следовательно, мангиты завоевав престол шахов, вели свои удобные административные порядки, из 34 «миразор» образовали вначале – 5 «амляков», затем увеличили их до 10, в 1900-1910гг. их сокращали до 8, а в последние годы существования их стало 6.

В административном устройстве мангитов существовала следующая иерархия и порядок:

Верховным правителем являлся бек, которого назначал эмир Бухары из числа знатных мангитов или бухарских таджиков, владевший в бекстве неограниченные права.

После бека вторым важным лицом являлся «девонбеги» - начальник канцелярии, имевший большое влияние на бека и на хозяйственнополитическую жизнь страны. Он заведовал государственной казной, наблюдал за сбором и поступлением налогов, ведал раздачей наград, жалованных халатов, сельскохозяйственными работами на землях подведомственным беком и в «амляках» имел своих подчиненных.

При особе бека постоянно находился «есаул боши» - глава личной охраны, носивший чин караулбеги или мирохура.

Курбаши выполнял задачу начальника охраны и со своими нукерами обеспечивал надлежавший порядок в цитадели - курхона и в бекстве.

Хазиначи – казначей бека. Эта должность с приходом нового бека постоянно изменялась. Изведавший этот должность должен был быть Мухамад Содиќхољаи Гулшани. Таърихи њумоюн. Ба чоп тайркунанда, мураттиб ва муаллифи сарсухан Љурабек Назриев. – Душанбе, 2006. – С. 154.

Кисляков Н. А. Очерки по истории Каратегина. – С. 134.

самым доверенным и преданным беку лицо, потому что в его ведении находились все материальные ценности.

В штатной иерархии бекств значился также должность главного мираба, но в Каратегине, из-за незначительности роли искусственного орошения, он не имел столь важного влияния.

Задачу руководить делопроизводством выполнял Саркотиб, который считался главным секретарем канцелярии бека и по сути, являлся вторым лицом в административном аппарате бекства. В его подчинении находились несколько секретарей, которые занимались перепиской, учетом и отчетностью по сбору хараджа, закята, налогов и других доходов, сочинения письма, заявления и других важных документов.

Определенная административная служба, с необходимым количеством чиновников, велась, так же, на местах - в «амляках» и «миразорах».

В политической и духовной жизни каратегинского общества значительное место занимало духовенство, делившееся на две части: лица, поддерживаюшие интересы клерикально-феодальной верхушки и лица, следовавшие по прогрессивным идеалам Ислама.

Первую часть руководили кадии, юрисконсультанты – муфтии, блюстители шариата» - раис и другие. Вторую группу составляли знатные у народа мударрисы, местные имам-хатибы и мулло - получившие титула мавлави (высоко-просвещенный).

Словом, управляли бекством родственники бека из бухарских таджиков или мангитов, которые получали чин и занимали ту или иную должность по поручению правителя и местных феодалов. В их задачу не входило способствование социально-экономическому развитию бекств.

Эмир создавал для них все условия, лишь для того, чтобы, как можно больше взимать у народа налоги, подати, и сырье.

В соответствии со своими природными, географическими условиями, Каратегин и Дарваз являлись самыми малоземельными и густонаселенными краями. В администрации эмирата отсутствовали учреждения или должности, следившие за статистикой их социально-экономического развития. Что касается сведений, собранных словесными источниками, географами, путешественниками и учеными, приехавшими в этот период в Каратегин и Дарваз, по этим вопросам дают противоречивые данные. А.Е. Снесарев в 1906г. указывал численность ее населения 120 тыс. чел 1. В турецком «Камус-ал-Аламе» пишется, что население Каратегина достигает приблизительно 100 тыс., кроме 15 тыс. кочевых киргизов, проживающих на этой территории2. Однако ни одно из этих показателей не является убедительным. В 1909г. Гулшани Бухорои, путешествуя по всей Восточной Бухары, пишет, что население региона состоит из двух сортов: каракиргизы в количестве 30 тыс. семей живут лишь на равнинах Памира, а в курганах, в количестве 120.000 семьи, составляют таджики 3.

Реального социально-экономического положения каратегинцев, определяли сложивщиеся в начале XXв. земельные отношения и формы землепользования. По официальным данным, опубликованным в 1917 г., в Каратегине насчитывалось 200.400 десятин земель, составляющие 218 436 га.4 Однако земля в Каратегине находилась в распоряжении чиновников бека и использовалась следующими категориями людей: бухарские чиновники в количестве 50 хозяйств, 6.458 - местные феодалы, 500 средние землевладельцы. 900 - наукаров4. Следовательно, население образовало 7.908 местных крупных и средних землевладельцев, 7.350 малоземельных и бедных крестьян. 458 местных и 50 бухарских чиновников были освобождены от выплаты хараджа и налогов государству, 17 142 хозяйств платили харадж и закят. Оставшиеся семьи оказались за чертой бедности - не имели средства, за которых платит налог или закят.

Снесарев А. Е. Восточная Бухара. – СПб., 1906. – С. 73 – 74.

Камус-ал-Алам. – Т.V. – Стамбул, 1308 г. хиджры. – С. 3623.

Гулшани Бухорои. Указ.сочинения. – С. 153-154.

Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – С. 39.

По традиции, земля является собственностью государства, но в Средней Азии, в результате завоевания ее разными кочевыми племенами, как монголов так и узбеков, не владевших искусство землепользования, безжалостно искривляли процессы ее развития. Мангитские племена в Бухаре и где досталась их рука разбазаривали землю и упраздняли лучших форм ее использования.

Утвердили лишь три формы землевладения:

государственное, называвшейся «мулки султонї» или «мулки хурри холис», «вакуфные», принадлежавшие религиозным учреждениям (мечетам и медресе) и частное владение - «мулк».

Последняя форма землевладения в бекстве Каратегина находилась полностью в ведоме мангитских чиновников, и они использовали ее как собственность. Это обстоятельство породило чудовищную эксплуатацию и угнетение крестьян и ремесленников. Чиновники хорошо знали свое положение при эмире и использовали землю, как можно эффективнее.

Каждый из них - светский или духовный, всячески стремился к тому, чтобы быстрее и больше собирать богатство и наполнит казну 1.

Согласно сведениям секретаря бекства - Сафарова, на которого часто ссылается А.

Маджлисов, «мулкњо» делилась на следующее категории:

а) владения, которые эмир или беки передавали своим приближенным чиновникам за особые заслуги, навсегда и на свободное использование от налогов и податей;

б) земля, называющееся «мюлки ушрия», ее пользователи были чуть менее привилегированные люди и вносили в казну бека только десятую часть своих доходов;

в) старые, существующие наследственные «мулки», подлежавшие большей части населения из простых крестьян, которые регулярно платили все подати и повинности в эмирскую казну в виде натуры от 1/1 до 1/3 части урожая. За что эти земли назывались «мулки харадж»2.

Логофет Д.Н. В забитой стране. – СПб. - 1912. – С. 65.

Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – С. 13.

Каждая из этих «мулков» делилась еще на ряд отдельных групп, подвергавшееся множествам разных денежных и натуральных обложений, за счет которых пополнялись казна эмира и бека. По результатам безудержного ограбления трудового народа, у беков было установлено, и дисциплинированно выполнялась традиция: ежегодно, осенью они отправляли в Бухару подать с бекства, называвшееся «туксан». До отправки «туксана», из амляков в Гарм доставляли собранные у населения налоги и подати: золото, серебро, бумажные денги, чакмени из медвежьих шкур, материи и т.д. Плюсь к этому, приготовляли для эмира еще «тартук»-подарки, отдельно от податей, в виде лошадей, мехов и многое другое.

Бухарские чиновники, как полновластные хозяева над населением, беззастенчиво присваивали земли средних и бедных крестьян, на правах «танхо». У последних эмиров вошло в традицию дарение и продажа не только земель, но и должностей. Зная это, кто смог, тот становился важным чиновником и грабителем трудового народа. Увеличвалось стремление приобрести звание повыше и стать «танходором».

Мангитская форма управления резко ухудшала социальное и экономическое положение в Каратегине и Дарвазе.

Некоторые авторы, в том числе, Д.Н.

Логофет, утверждали, что еще со времен бывшего бека Худойназара-«аталыка» в Каратегине были установлены, ранее не традиционные, дополнительные подати:

- «Куш-пули». Весной, перед началом полевых работ, каждый крестьянин обязан был уплатить за каждую пару рабочего скота от 4 до 8 тенге; за каждую лошадь 4 тенге 60 коп.; за каждого быка – 8 тенге.

Собранные деньги, как следовало, шли в пользу бека.

- «Кафсан» - вслед за беком, с каждого батмана полученного урожая, кроме уплаченного хараджа, у каждого крестьянина брал для себя один батман зерна амлякдор.

- «Обджувоз пули»- денежные сборы с топче, толкующих рис и просо, от 20 до 100 тенге, в зависимости от производства, в пользу бека.

- «Миробона». Каждый крестьянин был обязан ежегодно уплатить с каждой пары рабочего скота по одному батману либо натурой, либо отдавать стоимость урожая наиболее дорогих культур.

- «Кафсан-тарака». Авторы объяснили это слово - «охапка». «Кафсан»

называется определенный процент от полученного зерно. Этот вид подати считался, в основном, как подаяние натурой за труд амлякдора1.

О видах налогов и порядок их взимания у населении Дарваза и Каратегина в 80-х гг. XIX в., более подробные сведения содержатся в книге «Таърихи Дарвоз». Ее автор Х. Пирушоев сообщает, что в Каратегинском бекстве, из десяти одной части урожая зерновых культур в виде хараджа взимался в целом 75 тыс. батман2 зерно или 30 тыс. рубль, 10 740 голов коз и овец (по один рубль), или 10 740 рубль и 3 тыс. золотых3.

Большое количество пригодной для хлебопашества земли находилось в средней части долины реки Сурхоб, примерно между устьями рек Оби Кабуд и Оби Хингоу, где сосредоточивалось основная часть населения. Плотность населения достигала здесь на кв. км. - 18-20 чел., а в самой долине и на нижней части склонов гор этот показатель был значительно выше4. Кишлаки левого берега реки Сурхоб, которых называли «сояру» - «теневая», находившиеся на северном склоне хребта Петра I, были богаче землей, чем кишлаки правого берега «офтобру» солнечная сторона».

Каратегинцы из зерновых культур больше всего выращивали пшеница и ячмень, последнего отвели на богаре, на высоких горных склонах. Люди мало по малу культивировали также просо, горох, фасоль, лен, люцерну; в небольших огородах при домах разводили лук, Туркестанские ведомости, 32, 15 августа 1873 г.; Искандаров Б.И. Указанная работа. – С. 62-63.

Один батман равнялся 8 пудам.

Пирумшоев Х. Таърихи Дарвоз. – С. 134 – 135.

Кисляков Н.А. Очерки по истории Каратегина. – С. 117.

перец, укроп, на бахчах - дыни и арбузы. Основные злаки: пшеница и ячмень, сеялись повсеместно, остальные культуры возделывались в различных местах, в зависимости от климата, почвы, наличия свободных земель и т.п. В исторической литературе не упоминается, но люди у стариков слышали, что на равнинах местами сеяли хлопок, так называемое - «ѓуза».

Скотоводство являлось второстепенной, и в тоже время, необходимой отраслью хозяйства в Каратегине, так, как оно доставляло удобрение для полей, ряде продуктов питания и сырье для изготовления одежды. Среди киргизов верхнего Каратегина, скотоводство, как и прежде, играло более важную роль, чем земледелие. Среднее хозяйство в Каратегине имело несколько голов овец, коз, одну - две коровы, одного быка, иногда лошадь.

Васильев в 80-х годах XIX в. предполагал, что на каждое хозяйство в среднем приходится 10 баранов, 1 лошадь, 2 голов крупного рогатого скота. Намного больше обеспеченность скотом наблюдалось у киргизов и у жителей долины реки Камаров. Зажиточные хозяйства и баи имели значительно больше скота, главным образом баранов; некоторые баи держали стада овец до 500-600 и более голов.

Значительным подспорьем в хозяйстве являлось и садоводство.

Фрукты, в основном, потреблялись самим населением, причем часть фруктов заготовлялась на зиму в сушеном виде.

Несмотря все эти трудности, имеющие объективного и субъективного характера, жизненные условия, как писал М. Гулшани: «Согласно старой традиции, каратегинцы своим самовольным правителям, что полагается, дают мзду и этого считают «привычкой своих отцов». Если кто-то из сборщиков требовал большего или брал меньше, чем положено, или присвоил поданное себе, они становились недовольными»1.

Используя доверчивость и простоту каратегинских крестьян, беки в год два-три раза собирали у населения подати и по традиции посылали Мухаммад Гулшани. Указ. соч. – С. 155.

эмиру, в виде «тортук» (подарка)». Подарки, состояли из 9 упаковок по 9 драгоценных халатов стоимостью 100 рубль, 9 скакунов и к ним драгоценные принадлежности, 2-5 яки, мешок медных бухарских монет – стоимостью от 4 до 10 тыс. рублей. Итого, общя стоимость «туртук»

равнялась 10-15 тыс. рублей1. Кроме того, по результатам безудержного ограбления трудового народа, у беков было установлено, и дисциплинированно выполнялась традиция: ежегодно осенью они отправляли в Бухару подать с бекства, называвшуюся «туксан». До отправки «туксана», из амляков в Гарм доставляли собранные с населения налоги и подати: в виде золота, серебра, бумажных денег, чакменей, медвежьих шкур, материи и т.д.

Вместе с этим, особо следили за политическое положение региона и еженедельно отправляли эмиру письмо – «ариза». Если неделя проходила благополучно, без всяких выдающихся событий, то письмо эмиру гласило, что «население здравствует». Это считалось «аризаи тинджи»

(«письмо спокойствия»), а если случалось что-либо, о чем следовало упомянуть, то такое письмо называлось «аризаи гапдор» (письмо, содержащее известия, новости). Письмо давалось нарочному, который в течение 15 дней должен был доставить его в Бухару; на расходы он получал 10 рублей. Жестокость, тройная эксплуатация со стороны русских промышленников, мангитских и местных феодалов, крестьян Каратегина и Дарваза привели до отчаяния. С другой стороны, нехватка пригодных для пашни земель и аграрной перенаселенности, усиливали тенденцию их переселения в другие страны, к трудовой миграции. Об этом, впервые, в 1871г., сообщал А.П. Федченко, что значительное число каратегинцев в качестве сезонных рабочих и поденщиков в поисках работы, направляются в Фергану, Ташкент и другие города. О каратегинских переселенцах в Фергане сообщает и В.П.

Наливкин, проживший там ряд лет, вскоре после присоединения Коканда к Пирумшоев Х. Таърихи Дарвоз. – С. 119.

России1. Извещается об увеличении числа отходников в конце XIX в.

В 1900-1920гг. в Фергане, Ташкенте, Коканде, Туркменистане, Баку и других местах число рабочих отходников из молодых каратегинцев достиг 20 тысяч.

В последнее годы существования бекства экономическая и политическая обстановка в Каратегине осложнилась до такой степени, что его правители иногда потеряли контроль над обстановкой. В 1910-1920гг. они вынужденно делили его на три части, чтобы смогли следить за политическим настроением населения. Во главе каждой из них назначали несколько жестоких и суровых чиновников в военных чинах.

Так, за «спокойствие» в верхней части бекства несли ответственность Дарвози-бий, Гадо-бий и Аббасходжа-судур; по ущельям, находившимися по обеом берегам среднего течения реки Сурхоб - Баладжан-бий, Мухаммадсаид-бий, Давлятбек-бий Мухаммадрахим-судур; за нижнюю часть бекства отвечали – Хак-Берды-бий, ишан Мирзозухайл, мулла Курбан-судур и др. Их власть распространялась даже на всех местных чиновниках. Находили вне политического подозрения чиновники, мангитского происхождения. Разделение бекства было произведено с таким соображением, что легче будет обеспечению безопасности власти для дальнейшего продолжения безмерного сбора податей у населения и привлечения крестьян трудовым повинностям, которые в эти годы на много увеличивались. Таким образом, администрация Каретигина в погоне за богатством, не зависимо от своей воли подготовила условия для социального переворота.

Натуральная форма производства, феодальные порядки, сохранение многих пережитков общинных отношений и патриархального быта ярко выражались в традиционной культурно-бытовой жизни горцев Каратегина и Дарваза.

Наливкин В.П. Краткая история Кокандского ханства. – Казан,1886. – С. 22.

Патриархальный уклад был характерен больше всего для семейной обстановки, и она выражалась в сохраненных больших неделенных семьях, иногда состоявших из нескольких десятков человек, ведших совместное хозяйство и владеющих сообща землей, скотом и другим имуществом; во главе такой семьи обычно стоял старейшина, которому повиновались остальные члены семьи.

Каратегинцы и дарвазцы жили в глинобитных больших домах, с плоской земляной крышей, имеющей в центре отверстие для света и для выхода дыма, так называемое «равзана», окна в домах отсутствовали.

Внутри дома большая часть площади представляла собой глинобитное возвышение – «декун», на котором располагались обитатели дома. На переднем плане, между дверью и «декуном», оставлялось прохожие, называемое «куча» или «тагипога». Здесь же располагался очаг – «дегдон», устроенный в виде углубления в «декуне». Топка помещения производилась по-черному, и дым наполнял собой вс помещение. Фасады пристраивались спереди к дому в крытом виде. Рядом с домом строились еще хозяйственные помещения: «оѓил» - хлев, конюшня, «охтахона», кладовые – «анљомхона» и т.п.

Кишлаки имели различную планировку, зависевшую от конфигурации местности, близости пахотных земель, наличии садов и т.д. Эта планировка в основном сохраняется до сих пор. Кишлаки, были расположены вдоль берегов реки Сурхоб и окружены фруктовыми садами.

Высокогорные кишлаки северных склонов хребта Петра I имели лишь незначительные ивовые насаждения и были лишены фруктовых деревьев. В порядке расположения домов в Каратегине можно заметить два типа кишлаков: в одних дома теснятся в кучу, оставляя лишь место для узких улиц, в других дома расположены среди садов, улицы широки и просторны.

Из древнейших времен административным и культурным центром Каратегина считался Гарм, где находилась крепость, считавшей цитаделем правителей страны - шахов и беков. Цитадель, по описанию капитана Васильева находилась на берегу реки Сурхоб, в юго-восточной части города и имела квадратнообразную реконструкцию - со сторонами в 40 шагов длиной. Когда переселились сюда беки из мангитского рода, его реставрировали по своему желанию. Она была обнесена толстой глинобитной стеной, а внутри ее находилось два дворика с выходами через восточную и западную стены. У северо-восточного угла находилась наблюдательная башня, диаметром 4 метра, а высотой до 7 метров 1. В стенах цитадели были устроены бойницы. Внутри ее имелись особые помещения для правителя и для каждой из его жен, в отдельности. На лето правитель перебрался в пригородные сады.

Все крупные феодалы и чиновники, как правило, стремились жит в политическом и культурном центре - в Гарме и возводили себе дома.

Большую часть времени проводили в цитадели и совместно занимались решением судьбоносных вопросов. Утром они дисциплинированно собирались у ворот, причем наиболее знатные из них и имевшие высшие чины, подъезжали туда верхом, а остальные должны были явиться пешком.

В помещение к правителю входили все вместе, рассаживались там по рангу, с одной стороны управляющий знать, с другой, духовенство. Затем подавалось угощение, тут же решались различные дела, тяжбы, налагались штрафы и определялись наказания для виновных в чем-либо, присутствовавшим вельможам, давались отдельные поручения и т.п.

После полудня подавался обед – «ош», затем, снова некоторое время обсуждались и решались дела, после чего все расходились по домам 2.

Важная черта культуры населения Каратегина, являлась степень ее просвещенности, образованности и духовной принадлежности. Следует, отметит, что на эту черту местной жизни, европейские авторы, побывавшие здесь, не обратили серьезного внимания. Особенно в советской литературе Васильев. Краткое статистическое описание Каратегина. Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. – Т. XXXIII. – СПб., 1888. – С. 24 – 25.

Кисляков Н. А. Очерки по истории Каратегина. Издание второе дополненое. – С. 131 – 132.

и прессе, в котором отражалась история Каратегина, ее называли «страной сплошной неграмотности» и «духовно реакционной». Массу населения показывали «темным, невежем», находившейся в кабале суеверий, верующей священности мазаров, камней, деревьев» и т.д.

Однако в характеристике М. Гулшани, адресованной обитателям Каратегина и Дарваза, определяется, что они к учебе и знания имели сильную привязанность, в курганах и селениях области функционировали множество медресе и начальных школ. Среди населения имелись много известных знатоков разных наук, проходившие учебу в Бухаре и других центральных городах Средней Азии.

Следовательно, как и у других народов, среди каратегинских таджиков имелись и просвещенные и неграмотные люди. На наш взгляд, темные силы или отдельные люди определяются по степени их вредоносности, например, подобные определенной верхушечной части общества, которая, не только наживается за счет народа, а даже в погоне за личные выгоды, задерживают объективный процесс общественного развития. В Каратегине число знатных, просвещенных, добрых людей, как Халифа Хасан Мираб, Эшони Малик, Каландаршо, было довольно много.

Так, уроженец Хаитского «амляка» – Халифа Хасан Мираб (1702-1865), много лет учился в медресе Афганистана, Индии, Аравии. Освоил разных отраслей светских и религиозных наук и работал в религиозных учреждениях этих стран. Он вернулся на родину, как ученый, особо хорошо владеющий точными науками, как «ризит» - математика, физика, геометрия, черчения, с высоким мастерством применял свои знания в строительстве мелиоративных сооружений. В Индостане овладел наукой яга и использовал ее в лечение людей, страдающих разными недугами.

Хорошо владел также знаниями шариата.

Халифа Хасан в Каратегине по причине отсутствия просторных, пригодных к орошению земель, не находил возможности осуществить свои знания во благо людей и уехал в Коканд. Здесь получив согласие хана Норбуты, из каратегинцев, фалгарцев, матчинцев создал корпорацию по копки туннелей и каналов, для проведения воды, через гор на равнину, у Зеравшана. Со своей бригадой оросил тысячи гектаров земель в Коканде, Самарканде, Канибадаме.

В 1818-1820 гг. Халифа Хасан из притоков Зеравшана, по выкопанному каналу по имени Джуи Бодом, привел воду в селение «Шохтут», ныне Киштут в Пенджикенте, где лежала просторная пустыня. За заслуги эмир Бухары Насрулло, большую часть этих земель подарил ему, для постоянного пользования. В 1821 г. Халифа Хасан здесь построил мечет и эти земли передал мечети, как «вакф» 1.

Из кишлака Аскалона Раштского «амляка» вырос мудрый человек Абдурофеъ, знаменитый в народе по прозвищу Ишони Малињ. Он хорошо владел тайнами физики, химии и биологии. На родине был известен, как народный лекарь и хороший фармацевт, любил занимался также классической музыкой.

В Каратегине, соответственно имеющимися условиям и возможностям, существовала и функционировала довольно широкая сеть религиозных школ. По утверждению М. Гулшани, в начале XXв. здесь существовало два типа школ: начальные – «мактаб» и среднее – «медресе». Мактаб имелась в каждом кишлаке при мечетях и домах мударрисов. обучение в «мактабах» при мечетях, велось имам-хатибами мечетей. Ученики в «мактабах» учились читать и писать по специальному методическому пособию - «Ќоидаи баѓдодї». После чего переходили на чтение «Хафтяк», охватывавщей одной из семьи частей Корана. Дальнейший курс обучения состоял из чтения «Чоркитоба», состоявшее из четырех частей, освещающий краткое содержание и значение Ислама, правила свершения его обрядов. Затем, чтобы ученики могли читать письменные источники разными сложными почерками, научили их чтению рукописей Сардоров М. Н., Хакназаров А. Таърихи маданияти аљдодии кишоварзии тољик. – Душанбе, 2004. – С. 93 – 95.

Гафиза и Бедиля. В «мактабах» могли поступать все кишлачные дети, но кончать ее не каждого удалось. Это зависело от способности учеников и материальное возможности его родителей. Например, уроженец кишлака Чашмаи Кузи, Раштского «амляка» - Луфуллоев Нусратулло (1881-1937 гг.), получил начальное образование в местный «мактабе». В возрасте 14 лет, в 1895-1897 гг. ушел в Коканд, устроился работать на хлопкоочистительный завод, принадлежавшей русскому фабриканту Рабинэку «простым рабочим». Нусратулло через 8 лет, в 1906 г. вернулся на родину»1. Он вернулся на родину уже всесторонне формировавшийся политической и культурной фигурой. Заводские трудовые условия, дружба с представителями других народов прибавили ему серьезности, справедливости, простоты, скромности, гуманности и честности. У русских друзей научился русской культуры. Заслуги Н. Махсума и его сослуживцы в образование нового таджикского государства и таджикской культуры стали всемирно известным.

Число медресе тоже было довольно достаточно. Так, в окрестностях Гарма имелись около 10 медресе, в самом Гарме и в кишлаках: Науди, Бедак, Булкос, Халкарф, Лойяк, Чашмаи Кузи, Шуль и Казнок. Они построились силами крестьян и обучающих в них «муллобачањо» обычно путем устройства общественных работ – «хашаров». Для постройки медресе отводился участок земли, сдавшей ее кто - то из знатных мусульман в «вакф». Например, в Хаите для хисоракской медресе земля была дана крупным землевладельцем – Махмад Ходжей2.

В медресе вели занятия мударрисы окончившие медресе Бухары, Афганистана или местные, для которых бек или «амлякдор» выделили отдельные участок земель с целью содержание семьи. В хозяйственных См.: Нусратулло Махсум. Речи, доклады, статьи и материалы его жизнедеятельности. Составители: Р.А.

Абулхаев, Н.Б. Хотамов, Х.М. Мухаббатов. – Душанбе: Дониш, 2000. – С. 37.

Кисляков Н. А. Очерки по истории Каратегина. Издание второе дополненное. – Сталинабад, 1954. – С.

138.

делах оказали им помощь «муллобачањо» их родителей и иногда устраивали хашар.

Кроме этого к началу XX в. в Каратегине число местных и приезжих из разных концов Средней Азии, Афганистана и Индии образованных людей в качестве мударрисов и «мулло», на много возрастало. Среди них более ярких интеллектуалов в области литературы и поэзии являлись: Джами ибн Камолиддин (Мавлави Камалиддин), Мулло Мухаммад Шариф (Гулхани), Абдурахим (Гарми), Сафар Мухаммад (Хазони), Мирзо Азизбек (Хиджри), Сафо Ашурзода (Ранджа), Мухиддин (Бухори), Халифа Худойдод (Доди), Мирзо Абу Саид (Насими), Мулло Давлат, Шарифхуджа Кухистони и десятка другие. Они были весьма талантливыми писателями и поэтами, которые в своих произведениях освещали тяжелой экономической положении своих соотечественников. Довели к вниманию читателей, жестоких деяний, бездушных алчных, жадных эмиров и беков, приводившие трудового народа к черту бедности. Разумеется, многие из них учились в местных мактаб и воспитывались в той социальной среде и семейной атмосфере, которых уважаемые до нас историки, считали темным и их уровня развития сопоставили с родовым племенным строем.

Их творчество наполнено ненависть к мангитским и другим по стороне поработителей, и они призывают читателя к свободе и самостоятельности.

Один из них – поэт Мухаамад Шариф уроженец кишлака Булкос, Раштского «амляка», в поиске работы, с трудом ушел в Коканд и нанимался на работу, как прислуг у мангитских баев. Но и там за свой труд не получил достаточное средство, чтобы прокормит себя. Он ознакомился узбекским поэтам и научил их языка и стал сочинить свои стихи на этом языке, в которых разоблачал жестокости эмиров, ханов, беков и баев, подобных своего хозяина. В стихе – «Нонум бидењ» («Дай хлеба»)1, разоблачая алчность и жадность имущего слоя общества, обращает к ним, что мы ваши

Наботи Н., Олимов М. Раштонзамин. – С. 279.

прислуг, от вас нечего хорошего не ждем и ценного не просим, просим лишь кусок хлеба.

Как видно культурная жизнь и быть каратегинцев находились в рамке понятия и традиции своих предков, основанных на стыке религии зороастризма и преимущественно идеологии Ислама. За что, как нам кажется, его знатные представители не привлекали к себе вниманию и интерес тогдашних русских и западноевропейских авторов. Затем советские ученый, их совсем не признавали по идеологическим соображениям.

С начало XX в., в условиях подъема революционных движений из число отходников Каратегина, Дарваза и Памира выросла плеяда революционно политические деятели, которых вправе считать основателями новой политической и культурной направлении, в горных краях. Стали знаменитый, для современного Таджикистана его великие сыновья основатели республики Нусратулло Махсум (Луфуллоев), и Шириншо Шотемур.

Таким образом, сближение к Российской империи было прогрессивным явлением в жизни горцев. Горцы-таджики были втянуты в водоворот политических событий, которые происходили в России.

Разнообразные экономические, политические и идеологические формы борьбы, начавшие с начало XX и проходившие, до 1917 г. не могли проходит мимо Бухарского эмирата в целом, Каратегинского и Дарвазского бекств в частности.

1.2. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ И ОБРАЗОВАНИЕ

ГАРМСКОЙ ОБЛАСТИ

Главной предпосылкой победы Советской власти в Каратегине являлся возрастание политическое активность крестьян, выражавшееся в их массовое участие борьбе против династии мангитов. Оно естественно произошло под воздействием революционных движений в России, в которых приняли непосредственное участие отходники Каратегина, Дарваза, Памира и их число в последние годы достигло до 20 тысяч1. Пробуждение среднеазиатской национальной буржуазии в появлении, которой историки объясняют, как прогрессивное явление, но ее борьбы за своих прав, исторических интересов мусульман региона реакционное. Отсюда и в исторической литературе, по выяснению революционных движений, проходившее в Бухаре и его Восточной части вытекает две противоположные направления, как новое и старое.

Истоки национально освободительной борьбы в Бухаре, являлись разнородные и разрозненные общественно-политические направления и организации, как просветительной движении, реформаторской действии «джадидов», националистические стремленные пантюркистов, панисламистов и паниранистов. Но, в политической истории таджикского народа, особо ярко вырисовывались большевики, оперившие на марксистской идеологии.

За 1905 - 1917 гг. в Кратегинее произошли ряд крестьянские и волнение которые в лето 1916 г. сливались в единое массовое восстание, проходившее в амляке Калъаи Лаби Об Каратегина во главе с отходником Каландаршо – активного участника политических событий, с 1905 г. в Фергане, Ташкенти в Хакназаров А. Нусратулло Махсум государственно - политический деятель. – Душанбе: Ирфон, 2001. – С.

17.

Баку1. Известно, что в эти годы такого же рода волнения проходили и в других местностях Восточной Бухары, которые наивысшего напряжения достигли, в период, предшествовавшей свержению царизма.

Это волнение выражалась, как революционное движение трудящихся во всей Средней Азии и в 1916 г., охватившей, целый ряд районов этого региона и Казахстана.

В этот период, российские революционеры во главе с большевиками, используя сильного недовольства народных масс в России и окраин, развернули политическую борьбу за Советскую власть и 25 октября 1917 г. в Петрограде, одержали победу над русской буржуазии. Октябрьская революция совершилось в условиях мировой империалистической войны, когда все капиталистические державы, занятые сами собой, не смогли предоставить русской буржуазии вооруженной помощи. Русская буржуазия оставалась одна против русского и других народов империи, настроенные на достижение национальную свободу.

В тот же день состоялся II съезд Советов и провозгласил Советскую власть. 26 октября съезд принял Декреты «о мире» и «о земле» и образовал первое в мире правительство рабочих и крестьян.

Вскоре Советское правительство за подписью В.В.Ленина, издало ряд государственных актов, направленных на разрушение старого, создание и упрочение нового социалистического строя, с гарантией охвата в них всех народов России:

«Декларацию прав народов России» (2 ноября 1917 г.), обещающую в законодательном порядке установившую свободное развитие и полное равноправие всех национальностей России;

Обращение от 20 ноября «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», опубликованной 22 ноября 1917 г., объявило свободными и неприкосновенными национальные и культурные учреждения, обычаи и См.: Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – Сталинабад, 1959. – С. 98 – 100.

верования мусульман, гарантируя им полную свободу устройства своей жизни, и т. д.1.

Эти документы вместе с заманчивыми положениями ленинской теории по национальному вопросу дали массе трудового народа Росси и окраин, веру в государственное образование и переход к новому свободному социалистическому обществу. Советское правительство взяло на себя их освобождения от вековых гнетов старого общества.

Воодушевленные этим обещаниям, значительная часть трудовой народ Средней Азии перешла на сторону большевиков. 28 октября 1917 г., в административном центре Туркестанского Генерал-губернатора в Ташкенте, во главе с ними, местные рабочие, солдат и городской бедноты, среди которых были и таджикские тыловики и отходники, подняли вооруженное восстание и свернули Временного буржуазного правительства.

Один из участников восстания, Наврузбеков из Памира, в своих воспоминаниях пишет: «В Ташкенте готовилось вооруженное восстание.

Однажды ночью нам, рабочим Ташкентского трамвая, раздали оружие и сказали, что мы путем вооруженной борьбы должны взять власть в свои руки.… Меня отправили на железнодорожную станцию. На станции нас ознакомили с заданием – мы должны были взять крепость. Эта задача была нами решена»2.

Ташкентским восставшим оказали посильную помощь рабочие худжандской железной дороги. Они, с 28 октября по 2 ноября приостановили продвижение военных поездов по Ферганской железной дороге, которые шли на помощь Временному правительству. На V съезде Советов Туркестана (с 20 апреля по 1 мая 1918 г.), была провозглашен, к сожалению не национальной - советской, а Автономной советской социалистической республикой в составе РСФСР. Для непосредственного контроля за ее деятельности ЦК РКП (б) и ЦИК НК РСФСР, в лице своих доверенных лиц, См.: КПСС. Справочник. – М.: ИПЛ, 1978. – С. 131.

Наврузбеков А. За власть Советов в Таджикистане. Воспоминаниия. – Сталинабад: Таджикгосиздат, 1958.

– С. 26.

большевики образовали Туркестанскую комиссию и ТЦИК. Руководство Республики, тоже было возложено на русского - коммуниста Ф.И.Колесова.

Однако в составе правительство из непосредственных участников восстания представителей местных рабочих, не взяли не одного человека.

Вслед за Ташкентом, 11 ноября 1917 г. Советский власть победил и в Худжанде1, 18 декабря на основе решения областного съезда Советов власть перешла в руки трудящихся в Самарканде. Самаркандский Совет развернуло свою деятельность, в Пенджикенте и Фальгаре. Во главе и этих советов и других органов власти, тоже стояли русские коммунисты. В конце 1918 г., ЦИК ТАССР с целью установления Советской власти на Памир, отправил специальный отряд красноармейцев, в состав которого вошли двое из местных - Ш. Шотемур и А. Наврузбеков2. Таким образом, в Средней Азии началась полоса смена царского колониального режима, новым большевистским революционным режимом, которое управлялось, с нового русского Туркестана (ТАССР), во главе коммуниста - Ф.И. Колесова и по поручению большевиков Петрограда.

Следя за все этого, местная буржуазии вместе с феодально-креликальной верхушки, отвергли власть большевиков, считая их политику, как новой экспансии, с помощью бедняков и бывших батраков.

Они, со своим множественными разнообразными организациями и направлениями: «Шурои Исломия» («Совет исламистов») и джаъмияти «Иттифок» (общество «Союза»), в Самарканде, «Иттиходи дехконон» («Союз крестьян») в Коканде, «Шурои Уламо» («Совет мусульманского духовенства»), в Фергане - гуруњи «Турон» (группа «Турана») и организация тюркских федералистов в Бухаре, в составе тюркских политических беженцев, вступивших в общество младотурков3, образовали единой анти советской коалиции. Каждая из этих организаций в лице зарубежных стран имела своих материальных спонсоров Пирумшоев Х. Таърихи Дарвоз. – С. 203.

Наврузбеков А. За власть Советов в Таджикистане. Вооспоминаниия. – Сталинабад: Таджикгосиздат, 1958

– С. 31.

Хакназаров А. Нусратулло Махсум государственно- политический деятель. – Душанбе: Ирфон, 2001. – С.

25.

и действовала целенаправленно, чтобы уберечь Туркестан от большевистское нашествие.

В 1917 г. эти организации, которых Британский генеральный консул в Китайском Туркестане П.Т. Эссертон, называл максималистами, на противовес ТАССР, в Коканде - Ферганской губернии, решили создать самостоятельное государство Туркестана. Они, 26-27 ноября 1917 г. созвали IV мусульманский съезд представителей всех антисоветских организаций и образовали правительство Кокандской автономии.

Автономисты сразу президенту США Вильсону отправили послание со следующими словами:

«Мы надеемся освободить восьмимиллионное население Туркестана при помощи от большевистских захватчиков»1. После чего, Эссертон вашей писал: «Момент являлся благоприятным для использования стремления (местного буржуазного движения, Н.Г.), к автономии… Создавшееся положение требовало особенно осторожного подхода; неблагоразумно было посылать в Русский Туркестан английскую миссию, пока продолжались успехи местных максималистов, так как условия в это время благоприятствовали последним. Они захватили Коканд в Русском Туркестане»2.

Со сказанным Эссертона, следует, что английское консульство пока, воздержался вмешательство в делах ТАССР и Кокандских автономистов. Но, тюркские националистические организации: федералистов Бухары, группа «Турана», «Иттињоди тараи» («Союз прогрессистов»), вели двойную игру.

С одной стороны покровительствовали Кокандских автономистов, а с другой стороны искали путей сближения с большевиками. За одно, занимались туркизацией население иранского происхождения и стремились к созданию «Великого Турона», под эгидой Османской империи, в составе тюркоязичных население Средней Азии, Поволжье и Кавказ3.

Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – С. 5 – 6.

См.: Эсертон П.Т. В сердце Азии. – Лондон, 1925. – С. 5.

Гафуров Б. Г. Тољикон. – Ч. 2. – Душанбе, 1989. – С. 257.

Большевики с Кокандским автономистам, которые являлись представителям всех народов населяющих Среднюю Азию, мирным демократическим путем решать политических вопросов, не справились. В удобное условие, когда покровители автономистов: русские, турецкие офицеры и другие иностранные союзники не имели возможность оказать им военное содействие, силой Красной Армии захватили Коканда и заодно во всех районах Ферганской губернии: Канибадам, Исфара, Ашт и Уратюбе установили Советское правительство. После падения Кокандской Автономии, все названные высшее организации, иностранные эмиссары, военные специалисты переселились в Бухару, и каждое из них старался, чтобы эмира Алимхана склонить к себе и использовать страну, как плацдарм против Советов.

Большевики не смотря на тяжелое военное положение РСФСР, в ТАССР под командованием героя революции, М.В. Фрунзе, против их создали новый Туркестанский фронт, которое по разным поводам усиливало постоянное давление на правительство Бухары.

Следя за осложнение политической положении в Бухаре, представители турецкой националистической организации «Иттиходи Таракки», стали действовать словно, как по поручение большевиков, стали накалят обстановку еще больше. Часть из них, считавшие себя младотурками, объединились с «младобухарской» партии, выделивший из джадидов, главой которой являлся обтуркевший таджик - Файзулло Ходжаев. Эта партия вносила смуту в народ, будоражила политическую атмосферу Бухаре, чтобы подготовить почву для наступления Красной Армии. Даже своей авантюрой в 1918 г. она спровоцировала наступления (28 февраля) главы правительства ТАССР Ф.И. Колесова в Бухару. Крах наступления Колесова еще больше обострило отношений Советской России с эмиром.

Младобухарцы вынуждены были бежать в Ташкент, где между ними при выяснении причин поражения Колесова, произошел раскол1. Летом того же года Усманходжа Пуладходжаевым, Ато Ходжаевым и Кары Гулямом, проходившие пантюркистскую школу в Истамбуле, вышли из состава партии младобухарцев и переименовали свою партию «партия младобухарцев коммунистов-большевиков». Их иногда называли партией социалистовреволюционеров молодобухарцев Бухары. Эта много именная партия, в 1919 г., с 30 мая по II июня, на 1 учредительном съезде в Ташкенте назвала себя Коммунистической партии Бухары, которая пошла по стопам партии большевиков. 2 июля 1919 г. в старой Бухаре организовала восстанию. А на II съезде Коммунистическая партия Бухары (26-27 июля), поставили вопрос о свержения правительства Алимхана2. После чего, эта партия нашла горячую поддержку со стороны большевиков и превратилась в быстро растущую политическую силу. Уже к середине сентября 1920 г. в ее рядах объединились все младобухарцы и остальные приверженцы пантюркизма, в составе свыше 14 тыс. чел3. Впредь пантюркизм, в лице КПБ и младобухарцев, с поддержкой большевиков, самостоятельно стал решать много судьбоносных вопросов в жизни народов Бухары, и особенно в его восточной части до Каратегина.

Коммунисты Бухары, находясь в Ташкенте руководителям ТАССР и Туркфронта уверяли и настаивали, что в Бухаре революционная ситуация назрела, необходимо надо оказать военную помощь Бухарскому народу в свержение эмирата. Однако, когда 2 сентября рано утром Красная Армия вошла в Бухаре4, населения жила спокойной жизнью, многие крестьян находились на базарах, а остальное спал спокойным сном. Но основной вопрос, который, беспокоило большевиков и привело их на мысль Макашов А. Утверждение Советской власти в центральном и южном Таджикистане. – Сталинабад, 1957. – С. 45.

Хотамов Н. Таърихи халки точик. – Душанбе, 2001. – С. 226 – 229.

Хакназаров А. Нусратулло Махсум государственно- политический деятель. – Душанбе: Ирфон, 2001. – С.

29.

Макашов А. Утверждение Советской власти в центральном и южном Таджикистане. – Сталинабад, 1957. – С. 45.

скорейшего свержения эмирата, было возрастание в Бухаре, число военных специалистов и военной помощи буржуазных держав1.

С учетом создавшей ситуации, заместитель комиссара иностранных дел РСФСР Л.М. Карахан в докладной записке, осведомил В.И.Ленину: «Наша политика…до настоящего времени никаких результатов не дала – Бухара не с нами, а против нас. Поэтому мы с мнением Турккомиссии и своих представителей в Ташкенте согласимся и предложим свергнуть эмира, передать власть младобухарцам, чтобы объявили Бухару демократической2.

В июле месяц 1920 г., Турккомиссия для свержения эмира образовало военное революционное Бюро, его руководство возложила на председателя ЦК Бухарской компартии Н. Хусаинова, а его заместителем назначала председателя партии млодобухарцев - Ф. Ходжаева. Затем заранее, 30 июля в составе 9-и членов (6 из которых являлись 3 из ПКБ и 3 из партии революционных младотурков), был образован высший орган коалиционного революционного правительства Бухары – Всебухарский Временный революционный комитет и Совет Народных Назиров. На должность ВРКБ рекомендован коммунист – Ахмаджон Абдусаидов, а председателем СНН – Ф.Ходжаев.10 августа этот вопрос утверждался на совместном заседании Турккомиссии, КМ ПК Бухары и ЦБПМР (Центральный бюро партии младобухарцев-революционеров), а также на Политбюро ЦК РКП (б).

12 августа М.В. Фрунзе под № 3504 утвердил специальный документ:

«Наставление армии фронта, относительно Бухарской революции»

состоявшей из 14 пунктов, в котором военным отрядам было поручено, после их дислокации на назначенных местах готовиться к войне. М.В.

Фрунзе и членом военного Совета Туркфронта В.В.

Куйбышевым, 25 августа, в 13 часов, был подписан еще один документ под № 3667:

Хотамов Н. Таърихи халки точик. – Душанбе, 2001. – С. 229.

Хотамов Н. Б. Таърихи халки точик. – Душанбе, 2001. – С. 237 – 262.

«Наставление воинам фронта по оказанию помощь восставшему трудовому Бухары»1, что означало начало наступления Красной народу Армии на Бухару.

После захвата Бухары Красной Армией, 2 сентября 1920 г. под руководством Туркфронта образовалось правительство Бухарской Народной Советской Республики. Высшим органом власти являлся Всебухарский Революционный Комитет, а исполнительным - Совет Назиров Бухарской Народной Советской Республики (СНБНСР). В составе ВРК под председательством А. Абдусаидова (Хамди) вошли 4 чел., а в СНБНСР 7 чел.

- председатель Ф. Ходжаев. Большинство из этих лиц были таджики, но по документам лишь трое, две в Военном революционном трибунале и один в Назирате просвещения, остальные являлись таджики, прошедшие школу пантюркизма в Истамбуле и верно поддерживающее его интересах. Таким образом, силой Красной Армии, с участием членов ЦК КПБ, партии младобухарцев и незначительной часть населения эмирата, совершилась так называемая «Бухарская народно демократическая революция», защищавшая интересы лишь туркоязычной населении2.

БНДР, начала свою деятельность с туркизации государственного устройства. 11 марта 1921 г. правительсва Бухары объявил узбекского языка официальным государственным языком республики. В мае, бывший председатель ЦК КПБ Н. Хусаинов (татарин) письменно предупредил новому председателю – О. Окчурину: «Надо достичь того, чтобы в Бухаре больше половину населения составляли узбеки, меньшую часть туркмены, а потом персы и евреи»3. Вскоре они достигли даже большего. Поступили так, что следуя примеру членов правительства, еще многие таджики, документально выдавали себя за узбеков.

Хороший знаток истории Бухарской революции, М.И. Иркаев определяя свою позицию о составе правительство БНСР пишет: «Сторонники эмира, Хотамов Н. Таърихи халки точик. – Душанбе, 2001. – С. 237 – 262.

Хотамов Н. Таърихи халки точик. – Душанбе, 2001. – С. 239 – 240.

Хотамов Н. Таърихи халки точик. – Душанбе, 2001. – С. 315.

агенты иностранных государств разными путями проникали в ряди Компартии пробирались на ответственные посты в центральные и местные органы власти, особенно в органы безопасности и милицию …, чтобы лучше возглавить борьбу против БНСР и РСФСР»1. Естественно сторонники эмира тоже могли проникать в составе правительство, но не в таком массовом характере как агентов турецкой буржуазии, чтобы распространить власти Османской империи на Восточной Бухаре.

Чтобы проводит новые советские порядки по всей БНСР, правительство из узбеков, туркменов, татар, сдавших в плен воинов эмира, образовало революционную армию в количестве примерно 1,5-2 тыс. и ее руководство поручило турецким офицерам: Хасан Эфенди, Сурей Эфенди и др.

Добровольных выступить из коренного населения в армию, было мало и то их не доверили. Туркфронт 5 сентября 1920 г. из своего резерва передал в распоряжение Бухарского правительства два кавалерийского полка, один батальон пехотинцев и один пушечную батарею. 17 декабря 1920 г. из названных частей Красной Армии и войска Бухары под командованием начдива Марсова, образовал «Гисарский экспедиционный отряд». Отряд 17 декабря 1920 г. начал поход в Восточную Бухару2.

В это время в Каратегине, инициативой группы отходников, участников революционных событий в Коканде и других центральных городов, не давно, вернувших на родину: Усман, Одиналучак, Мулло Тош, Сагди, Садик, Ашрафхаджи с новой силой развертывалось крестьянское движение. Оно началось в амляке Калъаи Лаби Об, против бека Абдулхафиза3. В новое движение присоединились крестьяне участников восстания 1916 г. из Нушара, Нушари боло, Дараи Назарака, Бивака, Кули Мирзанги, Фатхабада, Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971. – С. 204.

Макашов А. Утверждение Советской власти в центральном и южном Таджикистане. – Сталинабад, 1957. – С. 80.

Макашов А. Утверждение Советской власти в центральном и южном Таджикистане. – Сталинабад, 1957. – С. 79 – 80.

Хаита, во главе со знаменитым борцом сына Ашура – Каландаршахом и многих других селений.

Нового движения руководил сын Мухаммади – Усман, ученик того же Каландаршо, стилем национальной борьбы, достаточно владел также наукой фехтования и многими другими боевыми приемами. Он был также активным участником выступления рабочих хлопкоочистительного завода, где он работал рабочим грузчиком в Коканде. Хорошо помнил организаторского таланта и способности старого русского рабочего Иванова, которого настроил рабочих в борьбе, против хозяев завода.

О восстание Усмана написано много разных работ, их авторы, время, содержания, характера восстанию и степень готовности ее участников к предстоящим историческим переменам объясняют разнообразно. Мы не намерены дискуссировать, с авторами этих работ. Напоминаем эту событию лишь, чтобы показать участие каратегинцев, в революционных событий в бывшем Бухарском эмирате.

Согласно мнениям большинство авторов, восстание началось 20 декабря 1920 г. кроме духовной поддержки трудового народа, ее военная мощь состояло из 2500 пеших и 650 всадников1, вооружение саблями, охотничьими винтовками и несколькими карабинами. Большинство восставших были молодые, крепкие парни, уверенные в своей победе. Усман в амляках Хаита и Калай Лаби Оба не чувствовал сопротивления властей, они все сбежали в цитадели бекства, в Гарм. Одно из его товарищей только вернувшей из Ферганы, по имени Садик, посетив Усмана, рассказывал ему о победе революции в Бухаре, перехода власти в руки народа, направления Красной Армии в Восточной Бухаре и предложил: «Лучше не торопиться и ждать прихода Красной Армии»2, в состав которой были и отходники из Каратегина, как Нусратулы Махсум и другие. Они могли бы оказать Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – Сталинабад, 1959. – С. 112.; Наботи Н., Олимов М. Раштонзамин. – С. 220.

Хакназаров А. Нусратулло Махсум государственно- политический деятель. – Душанбе: Ирфон, 2001 – С.

19.

восставших в установление власти народа. Усман, об этих событиях тоже знал, но, в его соображениях остановит восставших крестьян, и бросит их на произвол судьбы, на растерзание властям, до прихода Красной Армии, на неопределенное время, ни как не укладывалось. Поэтому он собирал все свои силы и наступил в Гарм, чтобы быстрее освободить порабощенного трудового народа, издевательством и беззакониям мангитов, что могло послужить важной предпосылкой для нового строя.

Отряд Усмана молниеносно сломило сопротивления отряда бека во главе его сыном Давлята и вошло в Гарм. Еще до наступления Усмана Абдулхафиз-бек убежал в сторону Каморова, чтобы собирать войско. А остальные госчиновники -100 человек, попали в плен. «Усман приказал сжечь в присутствие восставших все делопроизводства бека: книги по учету закята и хараджа и документы … долговых кабальных обязательств сжигать»1. Но восставшие, как сохранить завоеванную свободу, управлять народным государством, восстановить социальную справедливость и многое другое, не знали и не имели опыта для их осуществления. Даже люди бека не были обезврежены и арестованы. Они тайком в течение две недели убрали более стойких борцов, остальных членов мятежного правительства раскололи на две противоположных групп и таким образом, обрекли восстанию на полное поражение.

В этот период в Калъаи Лаби Обе под началом Фузайла Махсума, сына крупного торговца из селения Метана, началась так же движения местных феодальных знать за установление свой власти, которые причинили бедному народу, много бед и трудности, в переходе их к новой жизни. Отец Фузайл Махсума, имевшее в Англии, Афганистане и Турции огромное сбережение, воспитанию Фузайла поручил своему другу, английскому офицеру П.Т.

Эссертону, который в 1917-1918 гг. занимал пост генерального консула в Китайском Туркестане2. В течение нескольких лет Фузайл находился в Маджлисов А. Каратегин накануне установления Советской власти. – Сталинабад, 1959. – С. 114.

Эсертон П.Т. В сердце Азии. – Лондон, 1925. – С. 5 – 6.

странах, где находились в обращение деньги его отца, изучил английский, тюркский, персидских, русский языки, прошел военную подготовку и хорошо освоил ряд боевых искусств.

После ухода Абдулхафиза иранца в январе 1921 г. из Гарма, Фузайл Махсум в Каратегине считал себя единственным властелином и вместе своими сторонниками, серьезно подготовился к войне против Красной Армии.

Красная Армия, в период с 27 декабря 1920 по 27 февраля 1921 г.

преодолевая все трудностей периода холодной зимы, дождливой весны, героическими боями освобождая трудового народа от мангитской иге, дошла в западную границу Каратегина – Файзабад. В Каратегине и Дарвазе серьезными ее противниками, являлись - Фузайл Махсум, Дарвазский бек Эшан Султан, - банды Кури Шермат, сбежавшей сюда из Ферганы, со своим кубошей и несколько других банд формирования.

Крестьян Каратегина, встречали Красную Армию радушно, оказали красноармейцам всякое содействие. Просили у командиров скорейшего уничтожения эксплуататоров. Например, в Оби Гарме, на встречу бойцов кавполка вышли 70 крестьян во главе с Хакназар аксакалом, ремонтировали мосты и карнизы, по которым проходила дорога. В результате 2 марта кавполк вошел в Муджихарф. Через день, 3 марта 1921 г. 1-а бригада Я. А. Мелькумова и комиссара Логинова, вместе с 1-м кавалерийским полком и полубатарея Дьяконова, разгромив основных Гарм 1. 18 сил банд, Кури Шермата и Фузайла Махсума, заняли пойманных курбашей отправили в Душанбе, чтобы их судили2. Кури Шермат с остатками своей шайки уходил в Алайскую долину, а Фузайл Максум - в Дарваз.

В конце марта 1-й кавалерийский полк под командованием Д. Е.

Красильникова, преследовал шайки Куши Шермата, до Алайекой долины См.: Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971. – С. 223.; Мухиддинов Э.

Кисмате аз таърихи Рашти кухан. – С. 48.

Там же.

Киргизии, где получив сокрушительных ударов, сбежал в Фергану. На обратном пути полк разгромил еще одну банду басмачей в количестве 200 чел. и занял Калъаи Лаби Об. Красноармейцы на территории Гарма, подавили также мятежа дарвазского бека, Ишана Султана в составе около 800 всадников, разгромили банды Фузайла Максума количеством до 1000 всадников в Джиргатале, нападению бека Матчи Абдухафиза с 2.500 воинами на Гарм. В этих сражениях приняли активное участие и местные крестьян, показали примере отвагу и героизм, гармские парни, как Мамед (Махмад), Исроил, Давлят 1, отходники: Собир Каландаров, Ёдгор Абдулло, Азиз Юнус, Берди Ашур, Латифи Шариф и др 2.

Таким образом, 18 июля 1921 г. красноармейцы, освобождая Каратегина от мангитов, провозгласили его Гармским советским вилоятом3. Образовали вилоятский Революционный комитет, председателем которой назначался Умаров. При Ревкоме создали комитет по снабжению Красной Армии продовольствием, руководству которого возложили на Лутфуллоева Нусратулло. Они оба были уроженцами Гарма и вместе служили в составе бригады Мелькумова. Однако Советская власть в Каратегине, как по всей Восточной Бухаре, долго не продержалась.

Это произошло, в основном, по причине благородства командиров Красной Армии, по отношению к открытым врагам Советской власти и их равнодушие к неустойчивости позиции членов правительства и коммунистов БНСР, многие из которых занимались подготовкой и обострением антисоветского движения. Благородность красноармейцев проявилась в не полной ликвидации отрядов противника. Во втором случае военачальники осуществили лишь военные операции, а установлением новой власти занимались члены правительства и Компартия БНСР, Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971. – С. 223.

Хакназаров А. Нусратулло Махсум государственн- политический деятель. – С. 69.

Макашов А. Утверждение Советской власти в центральном и южном Таджикистане. – Сталинабад, 1957. – С. 110.

являвшиеся членами турецкой националистической организации, бравшее это дело в свои руки.

Так, отправившие вместе с Гисарским военным отрядом, члены правительства; ответственный секретарь ЦК КПБ Садулло Турсунхаджаев, Чрезвычайнный-Уполномоченный БР во главе братьям Усманхаджы и Атоллохаджы Пуладхаджаевым, с продовольственной комиссией; Назир милиции – турецкий офицер Али Ризо; и др. занимались подрывом доверия населения к новой власти, сбором и объединением антисоветских сил для подготовки антисоветского мятежа и т.д.

Например, в начале 1921 г. Бухарское правительство решило создать при назирате милиции, новый силовой орган - милицию в количестве 10 тыс. чел.

А Али Ризо, руководителями назначил 18 турецких офицеров, прибивших 17 июня 1921 г. из Афганистана1.

Таким образом, всеи партийными, советскими, хозяйственными органами руководили члены турецкой националистической организации, которые осуществили советскую реформу, по традициям монголов, сохранившие со времен Чингизхана. Бекства и амляков переименовали «кентами» и «туманами», а выший орган власти, назвали «Курультаем», миразоров ликвидировали. Притом, все эти и множество другие меры проводились в основном насильно, убывали невинных людей, разрушали целых деревен и забирали у крестьян все имущество.

Некоторые коммунисты - красноармейцы, с возмущением писали в ЦК РКП (б): «Хоть это грустно, но надо признать, что коммунист, став членом карательных органов, забывает, что он человек, превращается в автомат, который действует механически. Он не может сказать, обо всем случившемся открыто, потому что ему грозит казнь…»2.

Самовольность Чрезвычайного уполномоченного БНСР, У.

Пулатжоджаева перешло все границы, он освободил и отправил обратно в Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971. – С. 204.

Коммунист. – 1989. – № 14 – С. 27.

Гарм, 18 захваченных в плен, преданных помощников Фузайла Махсума каратегинских курбашей, как представителей БНСР1. К тому же отправил сюда, для ведения антисоветских работ, выдающегося светского и духовного лица – Абдулфайза.

В результате активного пособничества этих лиц, антисоветское движение в Восточной Бухаре получило довольно широкий размах. Число различных военных отрядов достиг выше 20 тысяч. А когда Анварпаша – зять турецкого султана, в октябре 1921 гг. приехал в Душанбе и их объединил во едино, количество их воинов составило более 20 тыс2., с которыми Энвер и занял Душанбе. Опираясь на них, он предъявил правительству РСФСР ультиматум, чтобы из Туркестана и Бухары убрали Красную Армию, в противном случае уничтожить всех.

После краха авантюры Энвера, потерпели серьезное поражение также отряды Ибрагимбека, Кури Шермата, Салима и Матчинского бека. После неожиданного и сокрушительного удара Красной Армии, басмачи с конца 1921г. по июн 1923г. потеряли более 15 тыс. бойцов, т.е., их количество сократилось с 20 тыс. до 5 030чел.3 У Х. Пирумшоева имеется сведения другого характера: в 1922 г. число антисоветских сил уменьшилось с 18 000 до 2 500 всадников4. Многие из них сбежали в Каратегин. К отрядам Фузайла Махсума Диловаршо, Гайратшо, Ишан Султан прибавились остатки сил Матчинского бека - Ахмадхаджи, около 300-400 воинов из банды Холбутты.

Фузайл Махсум имел 1 500 хорошо вооруженных воинов и действовал под покровительством тюркского агента Салимпашши. Сам с отрядом телохранителей оставался в Гарме, его отряды разместились: во главе с Исматом в Оби Гарме, Саттором в Самсалике, Каландаром в Чилдаре, Кури Салими Джалол в Калаи Лаби Обе, Гадои в Хаите, Гафур, Лоик, Борон, Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971. – С. 223.

Хакназаров А. Нусратулло Махсум государственно - политический деятель. – Душанбе, 2001. – С. 36.

Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971. – С. 413.

Пирумшоев Х. Таърихи Дарвоз. – С. 223.

Садриддин в других уголках бекства. В решительный момент обострились давняя вражда Фузайла и Ишан Султана. Салипашша и Фузайл обвинили Ишан Султана и его брата Сулеймана в «измене – сотрудничеством с красными» и казнили.

Туркфронт и правительство БНСР для освобождения последнего опора басмачества в Восточной Бухаре – Каратегина, организовали военную экспедицию и отправили через Туркистанских и Зеравшанских гор, под командованием Е. Н. Швецова. В нем, кроме воинских частей приняли таджики 1, активное участие 500чел. зеравшанские местные добровольные отряды и большое количество дехкан. Согласно приказу командования, наступление отряда началось с 23 июля 1923 г. из Оби Гарма2. Кроме этого отряда, из Душанбе к центру Каратегина – Гарму был направлен другой экспедиционный отряд – в составе 9-го Туркестанского стрелкового полка и отдельного эскадрона 3-й стрелковой дивизии, под командованием Е. Баранова, который вел наступление во взаимодействии с частями первого экспедиционного отряда, наступившими с севера и запада.

Оба отряда соединились в местечке Санги Малик, недалеко от Гарма.

19 июля 1923г. 9-й, 12-й стрелковые и 45-й, 63-й кавалерийские полки освободили Гарм. За проявленный героизм Всебухарский ЦИК, на заседании Президиума от 29 июля 1923 г. за № 88 постановил, наградит части участвующие в освобождение Гарма, почетными знаменами и орденами 1-й степени3.

Фузайл Махсум пытался укрыться в Дарвазе, но частями Красной Армии 2 августа были заняты Тавилдара и Чилдара. Фузайл Максум с остатками шайки бежал в Калайхумб, и там его настигла неудача, и он сбежал в Афганистан. Таким образом, басмаческое движение в результате грабежа и насилия в первую очередь несло ущерб населению региона.

Пирумшоев Х. Таърихи Дарвоз. – С. 224 Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971. – С. 402.

См.: Газ: «Красная Звезда». – 1923, 10 августа. – № 156/543.

Например, тогдашные ревком Гармского вилайета, а потом один из создателей и руководителей Таджикиской АССР Нусратулло Махсум с заявлением обратились к местним Советским органам о выдаче ему пособия при женитьбе, «ввиду того, что все его имущество разграблено басмачами»1.

Штаб 9-го стрелкового полка под командованием Ефимиченко и Баранова обосновался в Гарме – центре вилайета и осуществило очищения Каратегина, Дарваза от остатков банд басмачей и вновь установления советских органов на данной территории. Скорым образом создавались Временные революционные комитеты, в составе которых вошли более отличившие в боях местные батраки и бедняки. Некоторые авторы, утверждают, что председателем Революционного Комитета Гармского вилайета был назначен Шамсиддинов2, но, это не соответствует действительности. Председателем названного учреждения назначался коммунист Нусратулло Махсум, активно участвующей в разгроме политической авантюры Энвер, Салима, освобождение Куляба Гиссара от басмачей. В июле 1923 г. он перешел на службу в Каратегинский экспедиционный отряд в составе 9-го стрелкового полка и дошел до Гарма.

Кроме того, об этом свидетельствуют сообщения политического работника 9-го полка - Г. А Насибулина, командира рота С.Ш.

Гайнуддинова. Имеется еще другое сведение, что Нусратулло Махсума чуть позже на этом посту заменил Самандаров, отправленного специально в Гарм, ЦК БКП составе 12 стрелковой полк из Бухары. А Нусратулло Махсум стал председателем отдела финансов вилайета3.

В итоги уместно отметить, что теперь, основное трудовое население Гарма и Дарваза, преодолевавшее с помощью Красной Армии тяжести господства Фузайла Максума, и разгула басмачей, полностью перешли на ЦГА РТ. – Ф. 1. – Оп. 1. – Д. 12. – Л. 9.

Бадахшони Совети. – 28 июня 1967.; Исмаилов Ш. Установление и укрепление Советской власти в Каратегине и Дарвазе. – Душанбе, 1977. – С. 65 – 69.

Мухиддинов Э. Ќисмате аз таърихи Рашти куњан (Очерки таърихї). – Душанбе, 1991. – С. 69 – 70, 76 службу ее частям, чтобы быстрее разгромить их остаток и переходит в мирную и созидательную жизнь. Советская власть в поддержке народа нашла главную опору и существовала долго.

1.3 АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПЕРЕУСТРОЙСТВА И

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ ВИЛАЙЕТА В 20-е ГОДЫ

Мировая революционная практика показала, что завоевание политической власти гораздо легче, чем ее удержать. Это можно наблюдат и на примере Гармской области. С конца 1920 до марта 1921 г.

под криком: «Ура!», Красной Армии, Советская власть достигла почти все глуши Каратегина с его центром цитадели Гарма. Но в силу того, что этот край оказался в окружение довольно многочисленных (с поддержкой капиталистических стран) и серьезных противников, потерпела временное поражение.

В связи с создавшей крайне тяжелое положение в Восточной Бухаре, партийные советские органы приняли ряд неординарных, мер, чтобы обеспечить победу повторного наступления Красной Армии, в регионе.

Согласно установкой центральных органов 2 января 1922 г. ЦК БКП, СНБ создали Чрезвычайную комиссию, переименовавшей в 31 марта 1922 г., «Диктаторской комиссии по делам Восточной Бухары». По решению пленума ЦК БКП от 5 января 1922 г. было создано также Бухарская коммунистическая партия по Восточной Бухаре 1.

На основе решения Политбюро ЦК ВКП (б) от 10 июня 1923 г.

Восточной Бухаре был создан Революционный Военный Совет (РВС), как высшей органом власти, при которой диктаторская комиссия стала исполнительным органом.

В этот же день ЦК РК (б) Бухары, на заседание Исполбюро рассмотрел вопрос «О выводе военных представителей в местные ревкомы по Восточной Бухаре» и принял следующее решение:

Архив Института Политических Исследовании Центрального Комитета Коммунистической партии Таджикистана (Далее АИПИ ЦК КПТ). – Ф. 122. – Оп. 1. – Д. 257. – Л. 39.

«Предложить комфракции БухЦИКа ввести в каждой Ревком и Исполком в Восточной Бухаре представителя от Реввоенсовета 13 корпуса, на которые специально возложить проведение карательных трибунальских работ»1.

Согласно этим решением в состав ревкомов были введены, как члены красноармейцы, которые одновременно считались уполномоченными РВС, так и представителя местного населения. Теперь, местные органы власти могли своевременно урегулировать возникших вопросов в связи с взаимно отношением между населением и воинскими частями в военных условиях.

С целью определения задачи и действие военпредов на местах, командованием 13 корпуса, 22 сентября 1924 г. было разослано «Положение о Бухары»2.

военных представителях при исполкомах Восточной Это положение послужило основным документом для определения взаимоотношений и взаимопонимания местных властей и представителей Красной Армии.

В начале сентября 1924 года состоялся первый съезд Советов народных депутатов Восточной Бухары. Съезд обсудил и принял решения по важнейшим вопросом, в том числе о ликвидации босмачества, востановлении народного хозяйства и советизации система управлении в Восточной Бухары3.

Эти меры, для победы и усилению роли органов Советской власти в Каратегин, соответственно его политическим своеобразием сопровождались более жестоко. Были мобилизованы из центра сюда, отборочные отряды карательных органов: члены Диктаторской комиссии ОГПУ, «тройка», и представителей политотделов. Своеобразие политической обстановки региона заключалось в том, что в этом глуше, собирались и укрывались сбежавшее со всех концов Средней Азии остатки антисоветских сил: целые групп и отрядов, агенты разных стран, знатные духовенство и т.д. По этому, красноармейцы считали Иркаев М. История гражданской войны в Таджикистане. – Душанбе, 1971. – С. 418.

ЦГА РТ. – Ф. 2 – 26/с. – Оп. 1. – Д. 6. – Л. 70.

ЦГА РТ. – Ф. 3. – Оп. 1. – Д. 5. – Л. 3.

Каратегина «гнездо басмачей». А командир Каратегинской военной экспедиции Е.Н. Швецов, в своем сообщенные правительству БНСР, назвал его «главная опора басмачества, в Восточной Бухаре»1.

Согласно Конституции актовых документов БНСР, Восточная Бухара (1920-1924 гг.), была разделена на четырех административных единиц – вилотов: Душанбинский, Сари-Асийский, Курган-Тюбинкий, Кулябский Гармский2.

и Политическую ее устройству правители БНСР заимствовали трем ступенчатым форме управлении монголов образованные еще Чингизханом: вилоят, туман и кент. Высший орган власти считался «Курультай», 11 марта 1921 г. Советом Народных Комиссариатов Бухары узбекского языка объявил государственным языком3.

Гармский вилоят образовался из бекств Каратегиа и Дарваза в составе Гармских, Джиргатальских, Оби Гармских, Тавильдаринских, Калай Хаитских, Дарвазскх и Калай Лябиобских тюменов, Тюмены заменили «амляков» (амлякдарств), которые были сокращены или упразднены.

Миразоров тоже сокращали и переименовали на кентах. В вилайетах как в центре и так на местах - в тюменах и кентах органами власть образовали Советы. Вся полнота власти находилась в руках Совета Временного Революционного Комитета, большинство членов которого составляли военные.

В Гармском вилояте, Совет Временный Революционный Комитет и тюменские кентовые советы, как политические органы власти, стали функционировать после выборов, которые состояли осенью 1923 г.

Первый Курултай Советов, проходивший в 1921 г., после политических событий 1921-1923 гг. был аннулирован. Выборы, начиная с 1923 г. стали проходит следующим порядком. Вначале на местных сельских собраниях Правда. – 1923 г. – 2 августа.

Кошелева А. И., Васильев П. А. Административно-территориальные деления Таджикистана. – Сталинабад, 1948. – С. 16.

Хотамов Н. Таърихи халки точик. – Душанбе, 2001. – С. 239.

выбирали старости кишлака и делегатов в кенских собраниях, которые выбирали председателей кентисполькомов и делегатов в тюменских собраниях. На этом собрании делегаты выбирали исполнительного комитета тюмена и так далее дело пошло до выборов Вилоятского Исполнительного Комитета, до высшей органы власти.

Таким образом, в Гармском тюмене выборы 1923-1924 гг. активно проходили во всех его кентах: Гарм, Булкос, Хост, Навдонак, Яхак (Яхакпаст), Ходжа Абдулло, Камароб и Шул. В каждом кенте, в составе 5 членов, избирались исполнительные власти, в которых избирались 21 бедные, 19 средние крестьян, 5 баев и бывших эмирских чиновников.

После итоги выборов Диктаторская комиссия в своем протоколе, которое было составлено на основе докладов председателя исполнительного Комитета Гармского вилайета Нусратулло Махсума и представителя военного революционного Восточной Бухары Ефименко 28 января 1924 г. дала работу исполнительного Комитета Гармского вилайета положительную оценку 1.

Работа исполнительного Революционного Комитета вилоята, по упрочнению и совершенствованию власти Советов сопровождалась множеством специфических трудностей:

-Так, собравшие в этом глуше, антисоветские отряды, не находя выхода спасения, так легко не сложили оружию и боролись не на жизнь, а на смерть, до последних сил.

Баи и духовенство пробравших в составе Ревкома и джамоатов (сельских Советов), по мере активизации их созидательной деятельности, проводили среди народа устойчиво свою линию. Их идеологи мул и ишаны, в общественных сборах населений, в мечетах, на свадьбах, погребальных церемоний и т. д. в своих выступлениях всяческий опорочили советского строя, советских работников считали «кофирами»

Исмаилов Ш. Установление и укрепление Советской власти в Каратегине и Дарвазе. – Душанбе, 1977. – С.

82.

(неверным), заработанного пайка в совместной с ними работе, считали скверным, участию на собираниях, Советов противным шариату Ислама.

Они, с одной стороны хотели саботировать работу советских органов, с другой стороны стремились, иметь в их составах своих представителей гораздо больше. Для этого смутили голову работникам советов, что «если с вами на собраниях советов присутствует, кто та священных, грехи ваши уменьшаются». Кроме этого, состав высшей названых органов и политработников перебивавших, в Каратегине не был однородным, и в них имелись лиц по своим национальным и социальным происхождениям, не симпатизирующим большевиков и применяющие свои полномочия не в пользу революции.

В такой весьма сложной, неопределенной политической ситуации руководителям органов новой власти было трудно четко ориентироваться в обстановку и сконцентрировать вниманию выполнением более необходимым, первостепенным задачам. Иной раз председателям ревкомов и кишлачных советов под диктовкой обстановки, пришлось ценной своей жизни, выполнить требовании своих противников Например, согласно рассказу политработника 9 – го полка Г.А.

Насибулина - в августе 1923 г., прибыл в Гарм не знакомый человек из Пандовачи и передал в штаб письмо. Ее передали Н. Махсуму, он, прочитав письмо, командиру полка Баринову и комиссара Ефимченко объяснил: Это письмо принадлежит Сатторпансаду, военачальника Фузайла Махсума. Его отряд в составе 120 воинов находится в Самсолике.

Он хочет, сдастся властям и заявляет, что «переговоры будет вести только с мусульманами, если они есть в составе Красной Армии». На переговоры шли мусульмане: Н. Махсум – председатель Ревкома, Г.А. Насибулин – политработник, С.Ш. Гайнуддинов и В.Д. Горбунов – командир особого отдела полка с сопровождающим отрядом.

Переговорщиков встретили в Самсолик, две всадники, они, заметив Н.

Махсума в национальной одежде, только его визывали на переговор.

Нусратулло, шел к ним, а потом вернулся, назад и сказал: «только со мной хотят говорить. Их условие: всем гарантировать жизнь».

- Другого варианта нет, - сказал Горбунов, у всех басмачей одно и то же условие, оставить их в живых. Но как мы отправим тебя одного к волкам, в их логово? Нусратулло ему ответил: «Если другого варианта нет, придется рискнуть» и шел к ним один. Через час появилось отряд всадников, впереди их ехали на коней Сатторпансад и Нусратулло1.

Еще более трудным моментом являлся то, что большевики основу Советского государство на переходном периоде от капитализма к социализму определили в союзе пролетариата с крестьянством, но в отсталом крае, как Гармской вилояте, Советская власть установилось без пролетариата, в виде военной диктатуры. Революционный Комитет осуществил свою работу по волей «Диктаторской комиссии», что не укладывалось не в теории и не в практике строительство социализма. В кентах и туманах советы основывались из представителей батрачества и бедноты, облачавшиеся по своим культурным традициям в халатах, чалмах, с отпущенными бородами.

Красноармейцы, политработники и представители силовых структур смотрели на них с призрением. В их облике видели тех грозных «басмачей», с поднятыми мечами и беспощадно отнявших у них жизнь. Поэтому постоянно за ними следили и по разным причинам без суда и следствия бросали их в тюрьмы, казнили или отправили на виселицу. Характерно, что знатные духовенства и чиновники, проникшее в советах тоже находились в их облике.

Но, выборы в Советах, как уже отметили, летом 1924 г. прошли более объективно и широкомасштабно, с охватом больше количество крестьян. Со всех тюманах и кентах 18 августа созывался по счету второй курултай (Съезд) Советов вилоета.

Мухиддинов М. Ќисмате аз таърихи Рашти кeњан. – С. 69 – 70.

Историческое значение второго курултая, определилось в осознанные значение нового строя масс крестьян, более сознательное и решительное их участие в выборах, принципиальные выступления народных делегатов, по вопросам повестки дня. Курултай утвердил результаты выборов в вилояте и демонстрировал необратимости Советского строя. Участники съезда избирали нового состава Ревкома и 35 делегатов на первом съезде Советов Восточной Бухары1.

По итогам работы съезда вилайета, можно сказать, что 1924 г. в политической и духовной жизни трудового народа Гармского вилайета и Восточной Бухары, послужило как начало коренного перелома, выражавшей в их массового перехода на сторону Советской власти.

Необходимость в дальнейшем сохранении Чрезвычайной положении больше не ощущалось. 15 апреля 1924 г. Среднеазиатский Бюро ЦК РКП (б) приняло решение: «Действие карательной тройки в Восточной Бухаре немедленно прекратить». В исполнения этого решения Всебухарский ЦИК постановил: «Ввиду ликвидации чрезвычайного положения в Восточной Бухаре упразднить Чрезвычайную Диктаторскую Комиссию и вместе нее организовать Исполком Восточной Бухары с центром в Душанбе» 2.

Первый съезд (курултай) Советов Восточной Бухары, проходил 1-5 сентября 1924 г. в Душанбе и обсудил вопросы, имеющие для таджиков судьбоносного значения. На повестке дня съезда более важным вопросом являлся результаты проведения национально-территориального размежевания Средней Азии. Наряду с этим съезд решил, что ввиду того, что большинство население Восточной Бухары составляют таджики, считать официальным государственным языком таджикского языка. После чего, съезд утвердил мероприятия по укреплению советской власти, восстановлению народного хозяйства и ликвидации остатков басмачества.

Мухиддинов М. Ќисмате аз таърихи Рашти кeњан. – С. 79.

Масов Р. История топорного разделения. – Душанбе: Ирфон, 1991. – С. 39.

Депутаты избрали в составе 19 чел. Центральный Исполнительный Комитет Всевосточной Бухары и его председателя - Нусратулло Махсума, а так же делегатов на V Всебухарскй курултай Советов.

Образование ЦИК Всевосточной Бухары, с необходимых институтов власти для будущего таджикского государства, поистине послужило начало таджикской революции, направленное на восстановленные своего нового государства, экономики, культуры, сохраненные исторических традиций.

Отразить давление националистов пантюркистов, отрицавшие существования таджиков, как народа в Средней Азии. ЦИК ВБ, в виде наказа внес в политической форуме Бухарской Республики, забытого большевиками, как в Москве, так и в Бухаре, вопроса о таджикской государственности и защите права таджиков на определенные свои границы.

До лета 1924 г., вопрос о национально-территориальной размежевании Средней Азии рассматривалось без учета интересов и участие таджиков.

Потому что, еще 1920 г. редактируя проекта постановления Политбюро ЦК РКП (б), подготовленной Турккомиссией ЦК РКП (б), «Об изменении административных и государственных границ в Средней Азии». В.

И.Ленин, в конкретной форме определил задачи партии в Туркестане:

«1) Поручить составить карту (этнографическую и проч.) Туркестана с подразделением на Узбекию, Киргизию и Туркмению.

2) Детальнее выяснить условия слияния или разделения этих 3 частей»1.

Согласно этим постановлением, в 1920 г. были образованы Хорезмские и Бухарские народные советские республики, а в 1924 г. Узбекские и Туркменские Советские Социалистические республики. Таджикской АССР образовался в состеве Узбекской ССР. Председателем революцоного комитета, как высщий орган законадательного управления республики был назначен Нусратулло Махсум2. В докладной записке Шириншо Шотемура на имя И. В. Сталина от 25 июня 1924 о положение таджиков до размежевания Ленин В. И. Полное собранное сочинения. – Т. 34. – М., ? – С. 326.

ЦГА РТ. – Ф. 9. – От. 94. – П. 44.

отмечено, что сначала отвергалось смое существование таджиков, за исключением таджиков Памира. Таким образом, по замислов пантюркистов таджиков нет, если остались, только в Западном Памире (Гонрном Бадахшане)1. А по отношению таджиков в тезисах ЦК компартии Бухары, принятые 25 февраля 1924 г. отмечалось, лишь одна фраза: «Народность таджиков образует из Матчи, Каратегина и каратага из них создать или Бухары»2.

Таджикскую автономную область в составе Узбекистана Поэтому на 1-м съезде Советов Восточной Бухары, постановка вопроса об определение границы Таджикистана на ряду этих республик для таджиков, имело историческое значение. И с этого момента вся тяжесть и трагические последствия образования нового таджикского государства выпала, на самых таджиков. И это ярко выражалось в их массовое активное и безукоризненное участие в строительстве социализма.

Нусратулло Махсум когда по окончание работы Бухарского курультая, вернулся в Душанбе и отправилс в Ташкент и ознокомился с протоколами комиссии по национально-территориальному размежеванию, обратился с письмом в ЦК РКП (б) на имя И. В. Сталина и с полной прямотой высказал свое мнение о результатах работы территориальной комиссии в Средней Азии.

В письме отметил: «Вопрос, касающийся интересов таджикского народа, разрешен несправедливо» и указал следующие аргументы:

«1. Границы «Таджикской автономной области» определены неправильно, т. к. многие местности с преобладающим таджикским населением и находящиеся по соседству с границами намеченной Таджикской области, остаются вне своих естественных границ в составе Узбекистана», См.: ПА ИПИ КПТ. – Ф. 1. – Оп. 1. Д. 214. – ЛЛ. 1 – 16.; Масов Р. История топорного разделения. – Душанбе, 1991. – С. 73.

Искандаров К., Джамалова Н. Организация Таджикской автономной советской социалистической республики // У истоков истории. К 130 - летию со дня рождения Нусратулло Махсума. – Душанбе, 2011. – С. 481 – 482.

2. Постановление о вхождении Таджикистана в состав Узбекистана как автономной области нарушает национальные права таджиков на самоопределение в то время, когда такие права предоставлены узбекам и туркменам»1.

Вместе с тем Нусратулло Махсум просил ЦК РКП (б) заново пересмотреть постановления территориальной комиссии о национальной размежевании и желательно обратить внимание следующим принципиально важным вопросам:

«1. О включении в границы Таджикистана Ура-Тюбе, Худжанда, Канибадама, Исфары, Соха, Риштана, Уч-Кургана, а также других прилегающих местностей с преобладающим таджикским населением.

2. Предоставление Таджикистану полной возможности организоваться совершенно свободно на тех же принципах, как Узбекистан и Туркменистан, без всякой зависимости от Узбекистана. Географическое положение, количество таджикского населения Таджикистана вполне соответствуют условиям для его организации в самостоятельную республику.

В интересах трудящихся таджиков, в смысле их культурного и экономического развития, является жизненно необходимым разрешить затронутые вопросы в вышеизложенных направлениях»2.

В след за Н. Махсумом, с огромным энтузиазмом подключались к решению вопроса об объективное и справедливое выделение территории будущего таджикского государства, бывший председатель ревкома Западного Памира – Шириншо Шотемур, председатель Всебухарского Ревкома – А. Мухиддинов, А.Хаджибаев, Ч. Имамов и другие. Их настоятельные и принципиальные выступления, на много ускорили процесса образования Таджикскского АССР (в октябре 1924 г.), в составе Уз ССР Документ № 1. – У истоков истории. К 130 - летию со дня рождения Нусратулло Махсума. – Душанбе, 2011. – С. 35.

Документ № 1. – У истоков истории. К 130-летию со дня рождения Нусратулло Махсума. – Душанбе, 2011.

– С. 35.; См. также Масов Р. История топорного разделения. – Душанбе: Ирфон, 1991. – С. 50 – 51.

В октябре 1925 г. Ревком ТАССР, с целью демократизации общество принял решение: с 5 октября начать выборы в органы новой власти 1. А на 1ом Учредительном съезде Советов ТАССР в декабре 1926 г. Таджикская Республика была объявлена: «Правительство из народа, по воле народа и для народа!»

С декабря 1926 г. по октябре 1929 г. Ревком ТАССР, принял ряд других актовых юридических документов, направленных на ликвидацию старых порядок управления и установление народовластия в Республике. Более значительными из них явились документы: «Об упразднении бывшего эмирского аппарата» (19 мая 1925 г.); «О правах трудящихся и революционной законности» (9 октября 1925 г.); «Рекомендации (сельским) общественным Советам» (15 декабря 1925 г.); «Рекомендации судьям и кади» (2 июня 1926 г.); «Рекомендации Комиссариата внутренних дел» (14 августа 1926 г.)2, «Деклорация о земле и воде»3и др. А так же был принять постановление о статусе таджикского языка в качестве одного из государственных в Таджикской ССР4.

В майе 1925 года председатель ревкома Таджикской ССР Нусратулло Махсум выступил с речю на III съезде Советов Союза ССР. В своем выступление он подчеркнул, что «таджикскому народу больше чем комулибо, близка Советская власть, и оно это понимает»5. Так же руководитель молодой республики отметил, что республику необходима серьезная помощь со стороны братских народов СССР в востонавлении ее хозяйства, просвещения, здравохраниения и, прежде всего, в проведении Каширин Т. В. Третий всетаджикский съезд Советов. – Душанбе, 1989. – С. 43.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«АКАДЕМИЯ НАУК У К Р А И Н С К О Й С С Р ИНСТИТУТ МАТЕМАТИКИ К И Е В Н А У К О В А Д У М К А 198& УДК 51 (091) И н с т и т у т м а т е м а т и к и / Л И У С С Р ; С о с т. М н т р о п о л ь с к и й Ю. А., С т р о к В. В.; О т в р е д. М н т р о п о л ь с к и й Ю. А, — К и е в : Н а у к, думка, 1 9 8 8. — 17fi е.— I S B...»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы III Международной научно-богословской конференции (Екатеринбург, 6–7 февраля 2015 г.) Екатеринбургская митрополия Православная религиозная организация — учреждение высшего про...»

«Сер. 9. 2008. Вып. 1. Ч. II ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА И. В. Головачева ИСКУССТВО, БЛАЖЕНСТВО, ПСИХОЗ: "РАЙ И АД" ОЛДОСА ХАКСЛИ В 1956 г. Олдос Хаксли публикует книгу "Рай и ад" (Heaven and Hell), название котор...»

«ПРЕДИСЛОВИЕ В антракте конь овладел словами "аспект" и "концепция". К.И. Галчинский, пер. И. Бродского. Конь в театре.Смысл истории в существе структур, не в характере декора И. Бродский. Путешествие в Стамбул Чтобы объяснить читателю появление на свет этой...»

«НАУЧНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ Дж. Г. МИДА В КУРСЕ ИСТОРИИ И ТЕОРИИ СОЦИОЛОГИИ Е. И. КРАВЧЕНКО КРАВЧЕНКО Елена Ивановна доктор социологических наук, профессор Московского государственного лингвистического университета (E-mail: elena.mslu@mail.ru). Аннотация. Автор монографии Джордж Герберт Мид философ...»

«С.В. Зверев Всеволод Кочетов. Атака на монархистов. В 1969 г. главный редактор журнала "Октябрь" Всеволод Кочетов опубликовал роман "Чего же ты хочешь?". Сейчас его называют самым советским романом. В нём имя П.Н. Краснова упоминается чаще,...»

«Сочинение Алены Цурган "Евдокия – зенитчица"Алена Цурган, ученица 9А класса СОШ №6 г.Вольска: Как часто приходится слышать: "Они ковали победу". Для нас, молодежи, эти слова мало о чем говорят. Тем ценнее становятся воспоминания тех, кто действительно ко...»

«Пояснительная записка Примерная программа профессионального обучения водителей транспортных средств категории "В" (далее – программа) разработана в соответствии с требованиями Федерального закона от 10.12.1995 № 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (с учетом изменений, внесённых федеральными законами...»

«Российский государственный гуманитарный университет Russian State University for the Humanities RSUH/RGGU BULLETIN № 8 (151) Academic Journal Series: History. Philology. Cultural Studies. Oriental Studies Moscow ВЕСТНИК РГГУ № 8 (151) Научный журнал Серия "История. Филология. Культурология....»

«Чуча Олеся Леонидовна РОЛЬ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ В ВОСПРИЯТИИ ПОЭТИЧЕСКОГО ТЕКСТА Специальность 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Москва – 2009 Работа выполнена на кафедре психологии личности факультета психологии Московского госуд...»

«87 К 100-ЛЕТИЮ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ 1904—1905 гг. "НЕ СКАЖЕТ НИ КАМЕНЬ, НИ КРЕСТ, ГДЕ ЛЕГЛИ."1 Валерий Владимирович ИВАНОВ, кандидат исторических наук, г. Комсомольск-на-Амуре Прошло 100 лет с того зимнего дня — 27 января (9 февраля) 1904 г., когда тревожные известия с Дальне...»

«СОДЕРЖАНИЕ РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ ШЕВЧЕНКО Ю.Л., КАРПОВ О.Э., ВЕТШЕВ П.С., МАТВЕЕВ С.А., ТРАВИН Н.О. 3 ОСНОВНЫЕ ИТОГИ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЕЙ ПИРОГОВСКОГО ЦЕНТРА ЗА 2010 ГОД ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ Главный редактор ШЕВЧЕНКО Ю....»

«Геше-лхарамба Тензин Лама ДАЦАН "РИНПОЧЕ БАГША" РЕЛИКВИИ И ХУРАЛЫ издание второе Улан-Удэ Издательство дацана "Ринпоче Багша" Геше-лхарамба Тензин Лама Дацан "Ринпоче Багша". Реликвии и хуралы Улан-Удэ, издательство дацана Ринпоче Багша, 2010. Книга состоит из трёх час...»

«Прочитав эту книгу, вы: познакомитесь с историями успеха лучших социальных предпринимателей; поймете, как стать успешным социальным предпринимателем; узнаете, как вызывать значительные изменения в обществе. Купить книгу на сайте kniga.biz.ua Дэвид Борнштейн Как изменить мир Социальное предпринимательство и сила новых...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКИЙ ОРДЕНА "ЗНАК ПОЧЕТА" НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, ФИЛОЛОГИИ И ЭКОНОМИКИ ф II || II сказки м II 1 МИОЭЫ || народов || востока || ИЗ...»

«ли схемы потребления, редуцирующие эстетические и вкусовые требования, предъявляемые к пище, в результате широкий спектр потребительских суждений граждан сжимался до системы "голод—сытость". Предпринятый анализ текстов и визуальных изображений, помещенных на страницах Букварей, изданных...»

«http://bookz.ru/ Леонид Сергеевич Васильев История Востока. Том 1 История Востока – 1 "История Востока Т.1": Высшая школа; Москва; 1998 ISBN 5-06-002909-3 Аннотация Предлагаемое издание принадлежит к числу учебников нового поколения, свободных от идеологической заданности. Истори...»

«Доклад прочитан 15.05.2015 г. в ИАИ РГГУ на Девятых Всероссийских краеведческих чтениях (секция "События военной истории в регионах России. Великая Отечественная война в истории края"). В.С. Карасев (г. Дмитров, Московская обл.) Белый Раст (малоизвестное об известном эпизоде битвы за Москву) Село Белый Ра...»

«бесконечной цепи трагических ошибок и одновременно удивление перед чудесной жизнестойкостью России, вскрывают те чувства, что свойственны исторической оптике Б. Акунина: "Вечная беда России. Все в ней перепутано. Добро защищают дураки и мерзавцы, злу служат мученики и г-герои" [4, c. 239] и "Пережила как-то и Батыя, и Смутное Время. Без на...»

«Самбур Белла Наильевна ПОДРОСТКОВАЯ МОЛОДЕЖЬ СТАВРОПОЛЬЯ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Нальчик Работа выполнена в Институте гуманитарных исследований – филиале федерального государственного бюджетного научного учреждения "Ф...»

«Книга посвящается 75-летию Тадеуша Рафаиловича Касьянова Твой лозунг — борьба, Жестокий закон. Ты твёрдо уверен в победе, И ты — Чемпион. Ни шагу назад! Сомненья откинь! Ты снова в строю, Ты в сраженье, Названье которому ЖИЗНЬ. Отрывок из песни "We Are The Champions" группы...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.