WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«МУЗЫКА В ПРАЗДНИЧНО-РАЗВЛЕКАТЕЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ ПЕТЕРБУРГА ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА ...»

На правах рукописи

УДК 78.03

САВЕЛЬЕВА ЮЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА

МУЗЫКА В ПРАЗДНИЧНО-РАЗВЛЕКАТЕЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ

ПЕТЕРБУРГА ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА

Специальность 17.00.02 – музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Санкт-Петербург

Работа выполнена на кафедре музыкального воспитания и образования Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена

Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Н.А.ОГАРКОВА

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор З.М.ГУСЕЙНОВА кандидат искусствоведения, ст. науч. сотр.

Г.В.ПЕТРОВА

Ведущая организация: Нижегородская государственная консерватория им. М. И. Глинки

Защита состоится « 17___ » февраля____________ 2003 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д.212.199.20. Российского государственного педагогического университета им. А. И.

Герцена по адресу:

196084, г. Санкт-Петербург, Московский пр., 80, ауд. 28.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке РГПУ им.

А.И.Герцена

Автореферат разослан «_____» _____________ 2003 г.



Ученый секретарь диссертационного совета кандидат искусствоведения, доцент Р.Г.Шитикова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

В последние годы исследование российской празднично-развлекательной культуры вызывает особый интерес ученых различных областей наук

и – культурологов, социологов, этнографов, историков театра и музыки. В сфере изучения традиций зрелищного искусства, форм досуга, деятельности увеселительных заведений до сих пор остается много белых пятен фактологического характера. Одним из наименее разработанных разделов отечественного музыкознания является история развития городской популярной музыки в контексте общественных праздников и развлечений.

Таким образом, реконструкция музыкальных форм праздничноразвлекательной культуры города, предпринятая в данной работе, представляется весьма актуальной. В проблемное поле исследования входит ряд существенных вопросов, cвязанных с выявлением музыкальной специфики публичных развлечений и массовых праздников, восстановлением в их структуре концертных программ, жанров популярной музыки, имен композиторов и исполнителей, определением художественных вкусов городского населения, особенностей репертуарной политики. Решение этих вопросов позволяет воссоздать живые фрагменты музыкальной праздничноразвлекательной картины прошлого.

Указанная проблематика рассматривается в диссертации в рамках городcкого пространства Петербурга первой трети XIX века – эпохи интенсивного развития празднично-развлекательной культуры. В различных зонах города – на улицах, площадях, в садах, трактирах, клубах, частных домах, концертных и театральных залах – закреплялись старые и возникали новые музыкально-зрелищные формы развлечений, органично вписывавшиеся в установленный порядок. В этот период в Петербурге были широко распространены народные гулянья, устраивались торжества в честь победы в Отечественной войне 1812 года, процветали национальные дивертисменты и концерты смешанного типа, необычайной популярностью пользовался военнопатриотический репертуар, “простонародные”, “российские” песни и модные европейские танцы.





Изучение музыкальных форм и жанров петербургской праздничноразвлекательной культуры первой трети XIX века во многом затруднено обилием пестрого фактологического материала, рассредоточенного по различным архивным и библиотечным фондам, нуждающегося в систематизации; необходимостью реконструировать исторические формы развлечений и праздников, а также редкими, поверхностными сведениями о музыке в структуре общественного досуга, содержащимися в различных источниках этого периода.

Избранный ракурс исследования позволяет сформировать новый взгляд на историю городской музыкальной культуры в целом, дополняя ее ранее неизвестными научными фактами и историческими сюжетами, обогащающими сложившееся представление о формах бытования музыки в городе.

Степень изученности темы.

Круг научных трудов, непосредственно связанных с проблемой, заявленной в диссертации, весьма ограничен. В большинстве случаев в работах отечественных историков музыки освещены вопросы, касающиеся становления национальной композиторской школы, истории концертнотеатральной жизни, характеристики музыкальных жанров. Чаще всего данные сведения о музыке не включены в контекст изучения праздничноразвлекательной культуры города.

Исходя из основной идеи диссертационной работы, необходимо выделить труды, представляющие интерес с методологической точки зрения. Общие проблемы изучения городской празднично-развлекательной культуры разрабатывались в исследованиях А.Ф.Некрыловой (1988), А.Мартен-Фюжье (1998), А.С.Котлярчука (1999), Е.А.Cариевой (2000), в сборниках под редакцией Е.В.Дукова: “Урбанизация и развлекательная культура” (1991), “У истоков развлекательной культуры России Нового времени XVIII–XIX века” (1996), “Развлекательная культура России XVIII–XIX вв.” (2000). К “музыке города”, “музыке праздников”, к “жанрам городской популярной музыки” в различных исторических и пространственных рамках обращались Г.И.Мозер (1927), Ж.Тьерсо (1933), Т.А.Щербакова (1989), В.Д.Конен (1994). В последние десятилетия XX века появился ряд отечественных работ, раскрывающих указанную проблематику на конкретном историческом материале.

Среди них:

“Пение, звоны, ритуал. Топография церковно-музыкальной культуры Петербурга” И.А.Чудиновой (1994), научные статьи – “Опера и салон в Петербурге конца XVIII–первой трети XIX века” Н.А.Огарковой (1996), “Русская музыка второй половины XVIII века в контексте ритуалов и церемониалов, праздников и развлечений” А.В.Лебедевой-Емелиной и Е.М.Левашева (2000), “Бальные танцы и оперная музыка XIX века” Н.А.Рыжковой (2000), “Музыкальный лубок в России конца XVIII–начала XIX века” Т.А.Щербаковой (2000).

В связи с отсутствием фундаментальных исследований, в которых “праздник”, “развлечение” и “музыка” в Петербурге анализируются как центральные категории, основопологающее значение имеют труды, содержащие информацию справочно-обобщающего и источниковедческого характера. Особым событием для специалистов, изучающих музыкальную культуру Петербурга, стало издание энциклопедического словаря Музыкальный Петербург. XVIII век (В 5 кн. / Под редакцией А.Л.Порфирьевой.

– СПб., 1996–2002), работ И.Ф.Петровской “Музыкальное образование и музыкальные общественные организации в Петербурге. 1801–1917.

Энциклопедия.” (1999), “Концертная жизнь Петербурга, музыка в общественном и домашнем быту. 1801–1859” (2000). Данные материалы позволяют уточнить многие биографические, историко-краеведческие и социологические нюансы, связанные с функционированием музыки в петербургской культуре.

Задача воссоздания различных форм развлечений и праздников потребовала изучения исторических очерков знатоков старины, описывавших быт столичного города XIX столетия: М.И.Пыляева, Г.Т.Полилова-Северцева, И.Н.Божерянова, А.Бахтиарова, И.Генслера, П.Н.Столпянского. Важные сведения о русских “простонародных” праздниках, обрядах, традициях народа представлены в трудах И.Снегирева (1837) и А.В.Терещенко (1847). В связи с обращением к истории петербургских увеселений привлечены работы Л.Н.Семеновой (1982), Ю.Алянского (1993, 1996), А.М.Конечного (1996, 1997, 2000). Попытка обобщения и типологизация петербургской праздничной культуры XVIII–начала XX века предпринята в монографии Е.Э.Келлер (2001).

Одной из наиболее сложных проблем, решаемых в диссертации, является выявление музыкального материала, включенного в структуру того или иного городского зрелища. Ценную информацию в области изучения общих вопросов по истории русской музыки XVIII–XIX веков содержат работы Н.Ф.Финдейзена (1899–1900, 1912), Т.Н.Ливановой (1952–1953), Ю.В.Келдыша (1965), М.Г.Долгушиной (1995), М.Н.Щербаковой (1997), капитальный труд “История русской музыки” в десяти томах под редакцией Ю.

В.Келдыша, О.Е.Левашевой и А.И.Кандинского (Т. 2–5. 1984–1988). В процессе поиска нотных изданий существенную помощь оказали каталоги русских нотных изданий XIX века О.Г.Охляковской (1967), И.В.Брежневой, Г.В.Карминской, Э.Б.Рассиной (1990), сборник “Нотные издания в музыкальной жизни России” (под редакцией И.Ф.Безугловой, 1999), а также исследования Б.Л.Вольмана (1970), Ф.Э.Пуртова (2000). Описание рукописных и старопечатных песенников и инструментальных сборников вызвало необходимость обращения к работам Н.Н.Трубицына (1912), М.И.Позднеева (1996), О.Е.Левашевой (1984, 1985), Ю.В.Келдыша (1984), Л.М.Бутира (1984), М.А.Лобанова (1996, 1999), Н.А.Огарковой (1998, 1999), Е.Е.Васильевой, В.А.Лапина (1998, 1999), а также к переизданиям сборников: “Трутовский В.Ф. Собрание русских простых песен с нотами” и “Собрание народных русских песен с их голосами. На музыку положил Иван Прач” (ред., вступ. cт. В.М.Беляева, 1953, 1955), издание Б.Л.Вольмана “Русские песни XVIII века: Песенник И.Д.Герстенберга и Ф.А.Дитмара” (1958), “Сборник Ф.Мейера” (под ред. О.Е.Левашовой, 1972), “Рукописный песенник с голосами, положенными на ноты XVIII века” (Музыкальный Петербург. Энциклопедический словарь. Кн.5. 2002).

В связи с анализом некоторых зрелищных представлений привлечены работы о музыкальном театре К.А.Скальковского (1882), В.Светлова (1901– 1902, 1911), А.А.Плещеева (1906, 1908), В.Н.Всеволодского-Гернгросса (1912), А.С.Рабиновича (1948), Ю.И.Слонимского (1948, 1958), А.А.Гозенпуда (1959, 1969, 1992), В.Красовской (1958), Г.Карлинской-Скудиной (1960), К.Я.Голейзовского (1964), Ю.А.Бахрушина (1965), Н.В.Губкиной (1999).

Несмотря на обширный круг трудов, посвященных русской музыкальной культуре начала XIX века, проблема изучения “музыкального компонента” в структуре петербургских развлечений и праздников остается открытой. Анализ литературы свидетельствует о существовании лишь отдельных публикаций, косвенно затрагивающих интересующую нас проблематику, что и обосновывает необходимость специального исследования.

Предметом исследования является изучение механизмов функционирования городской популярной музыки в структуре различных зрелищных форм празднично-развлекательной культуры Петербурга первой трети XIX века (на улицах, площадях, в садах, трактирах, клубах, частных домах, концертных залах, театрах).

Основная цель настоящей работы – историческая реконструкция характерных форм публичных развлечений и праздников и их музыкального оформления.

В соответствии с поставленной целью в диссертации решаются следующие задачи:

1. определить спектр музыкально-зрелищных форм развлечений в Петербурге и классифицировать их;

2. раскрыть общие принципы организации публичных мероприятий, ориентируясь на изучение следующих параметров: время и место их проведения, правительственный контроль, цензура, реклама;

3. дать характеристику каждой из форм развлечений, выделяя основные элементы структуры, музыкальную специфику, а также анализируя концертные программы и наиболее популярные сочинения;

4. изучить столичные торжества в честь победы в Отечественной войне 1812 года и особенности их музыкального оформления, акцентируя внимание на типичных патриотических жанрах;

5. рассмотреть городские народные гулянья и охарактеризовать бытовую, сценарно-литературную и музыкально-театральную формы существования гуляний в культурном поле Петербурга;

6. установить круг имен композиторов, исполнительские составы и их профессиональный уровень, музыкальные вкусы массовой аудитории, общую репертуарную направленность в сфере досуга;

7. выявить круг жанров популярной песенно-танцевальной музыки в процессе изучения рукописей и старопечатных изданий (песенников и инструментальных сборников);

8. обобщить фактологический материал, касающийся функционирования музыки в городских “празднично-развлекательных институциях”, и определить ее место и значение в культуре Петербурга первой трети XIX века.

Хронологические рамки исследования.

Опираясь на источники и учитывая специфику столичной праздничноразвлекательной культуры XIX века, хронологические рамки исследования ограничены первой третью XIX века. В качестве нижней границы рассматриваемого периода избран 1801 год, так как с воцарением Александра I активизировались процессы создания музыкально-зрелищных форм публичных развлечений. Первая треть XIX века отличается монолитностью, единообразием празднично-развлекательной картины, в которой во многом продолжались традиции предыдущего столетия. Отметим, что смена увеселительных форм происходила постепенно и непрерывно; несмотря на потрясения, происходившие в общественной жизни России начала XIX века (Отечественная война 1812 г., восстание декабристов 14 декабря 1825г.), только с 1830-х годов публичные развлечения с музыкой начали обновляться и видоизменяться.

Методологическая основа исследования.

Избранная тема тесно соприкасается с различными научноисследовательскими областями, поэтому к ее изучению были привлечены труды не только историков музыки, но и театро- и балетоведов, историков, этнографов, литературоведов и культурологов. Таким образом, теоретикометодологической основой диссертации послужили работы Н.Ф.Финдейзена, Б.В.Асафьева, Ю.В.Келдыша, А.А.Гозенпуда, В.И.Музалевского, Т.Н.Ливановой, О.Е.Левашевой, Б.Л.Вольмана, Т.А.Щербаковой, А.А.Банина, В.Н.Всеволодского-Гернгросса,Л.П.Гроссмана, Л.Я.Гуревича, Ю.А.Бахрушина, В.Красовской, Г.Карлинской-Скудиной, Ю.И.Слонимского, Ю.М.Лотмана, Д.С.Лихачева, А.Ф.Некрыловой, Е.Э.Келлер, А.М.Конечного, И.Ф.Петровской.

Методы исследования.

В диссертации использованы историко-источниковедческий и музыкально-аналитический методы исследования. Применение историкоисточниковедческого метода обусловлено основной целью работы и связано с поиском фактологического материала, конкретизирующего различные стороны предмета исследования. Музыкально-аналитический метод работы связан с исследованием круга специальных вопросов, касающихся репертуара, концертных программ, нотных рукописей и изданий, анализа различных жанров песенно-танцевальной музыки и средств музыкальной выразительности.

Источниковедческой базой диссертации являются:

1. архивные рукописные и печатные документы (РГИА, РНБ, СПбТБ):

- афиши и уведомления Дирекции императорских театров первой трети XIX века;

- личные дела “о службе”, “увольнении”, “объявлении благодарности” К.Кавоса, Ф.Антонолини, Д.Даль’Окка, М.Тушинского, А.Вагнера, С.Давыдова, Р.Зотова, И.Вальберха, П.Огюста, Ш.Дидло, П.Гонзаго, А.Кондратьева;

- либретто, допущенные к представлению цензурой, и недатированные сценарные проекты дивертисментов и интермедий на сюжет народных гуляний;

- нотные рукописные сборники;

- текстовые рукописи;

2. периодические издания XIX века:

“Санктпетербургские ведомости” (объявления о маскарадах, концертах, продаже инструментов и нот, частных занятиях), “Русский инвалид” (описания патриотических торжеств и благотворительных мероприятий), “Северная почта” (описания парадов, праздников, гуляний), “Отечественные записки” (о гуляньях, фехтовальных турнирах и концертах, праздниках в Петергофе), “Исторический вестник” (публикация воспоминаний), “Cеверный архив” (о ярмарках), “Русская старина” (театральные воспоминания), “Вестник Европы” и “Русский архив” (заметки о маскарадах, танцах, балете), “Военный журнал” (подробности походов и военных событий);

3. мемуарная литература XIX века представлена записками и воспоминаниями Ю.Арнольда, Р.М.Зотова, Ф.В.Булгарина, Ф.Ф.Вигеля, Н.И.Греча, Д.Благово, В.Бурьянова, Д.Н.Свербеева, П.П.Свиньина, М.А.Корсини, В.В.Селиванова, Н.П.Брусилова;

4. cправочники-путеводители, панорамы, медико-топографические описания Петербурга XIX века – Ф.Шредера (1820), Г.Л.Аттенгофена (1820), А.П.Башуцкого (1834), И.Пушкарева (1839-1841), А.Н.Греча (1846, 1851), А.П.Червякова (1865), В.О.Михневича (1874), В.К.Симанского (1884), Г.Знакомого (1891).

Большую помощь вспомогательного, поискового характера оказали справочники и библиографические материалы. Наряду со словарями Г.Римана, Ф.Брокгауза и И.Ефрона, Г.Бернандта, А.А.Гозенпуда были привлечены работы: Т.Н.Ливановой “Музыкальная библиография русской периодической печати XIX в.” (1960, 1963), библиографический указатель “История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях” (1977–1978), И.Ф.Петровской “Источниковедение истории русской музыкальной культуры XVIII–начала XX века”(1983), “Музыкальное образование и музыкальные общественные организации в Петербурге. 1801–1917. Энциклопедия” (1999) и “Концертная жизнь Петербурга, музыка в общественном и домашнем быту.

1801–1859” (2000), А.М.Конечного “Быт и зрелищная культура СанктПетербурга-Петрограда. XVIII - начало XX века. Материалы к библиографии” (1997), а также каталог “Русские нотные издания XIX века” (сост.

О.Г.Охляковская, 1967), “Русская народная музыка. Нотографический указатель (1776–1973)” (cост. Д.Бацер, Б.Рабинович, 1981), “Памятники музыкального искусства. Отечественные нотные издания первой половины XIX века. Сводный каталог” (cост. И.В.Брежнева, Г.В.Карминская, Э.Б.Рассина, 1990), энциклопедический словарь “Музыкальный Петербург. XVIII век” (1996–2002).

Научная новизна исследования.

Данная диссертационная работа является первым специальным исследованием, в котором изучаются особенности функционирования музыки в празднично-развлекательной культуре Петербурга первой трети XIX века. В диссертации разработана классификация музыкально-зрелищных форм публичных развлечений, типология городских общественных праздников, определена специфика их музыкального оформления, произведен анализ текстовых песенников и инструментальных сборников, на основе которых выявлен популярный городской репертуар.

В научный оборот введены ранее не опубликованные архивные печатные и рукописные документы [афиши и уведомления о зрелищах и увеселениях, личные дела музыкантов, либретто дивертисментов и интермедий], а также нотные рукописи и старопечатные издания.

Практическая значимость работы.

Материалы диссертации могут быть использованы в лекционных курсах по истории русской музыкальной культуры, специальном курсе “Музыка в празднично-развлекательной культуре Петербурга первой трети XIX века” и рекомендованы студентам, аспирантам, преподавателям, интересующимся вопросами изучения городской музыкальной культуры. Cистематизированная в работе информация, основные теоретические выводы, круг архивных источников и справочно-библиографические материалы могут послужить основой для новых исследований по истории музыкальной культуры Петербурга. Диссертация может стать полезным практическим пособием для реконструкции исторических форм праздников и увеселений в современных условиях.

Апробация работы.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры музыкального воспитания и образования Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена и была рекомендована к защите 16 декабря 2002 года. Основные положения работы изложены автором на практических занятиях по курсу “Русская музыкальная культура”, проведенных в феврале 2000 года с американскими студентами на факультете русского языка как иностранного в РГПУ им. А.И.Герцена.

Отдельные аспекты диссертационного иследования представлены на научной конференции в виде доклада: “Столичные патриотические торжества и музыка в честь победы в Отечественной войне 1812 года” (межрегиональная научно-практическая конференция “Воинский подвиг защитников отечества:

традиции, преемственность, новации”, Вологда, 23-25 февраля 2000 года).

По теме диссертации автором подготовлено 6 публикаций.

На защиту выносятся следующие положения:

• Празднично-развлекательная культура Петербурга первой трети XIX века вбирала в себя следующие музыкально-зрелищные формы: балы и маскарады, цирковые представления, “музыкально-театральные автоматы”, “вокзалы”, концерты с “фехтовальными упражнениями”, “живыми картинами” и декламацией.

• Специфика музыкального оформления патриотических торжеств и городских народных гуляний определялась сложившейся традицией празднования викториальных и календарных дат.

• Музыка, представленная в песенниках и инструментальных сборниках, в большинстве случаев, вошла в домашний обиход с улицы, городских праздников, садовых концертных площадок и включала в себя “набор” жанров, составлявших популярный “репертуар города”.

Структура работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав c рубрикацией на параграфы и заключения (объем рукописи – 197 страниц). Работа снабжена примечаниями и четырьмя приложениями: “Афиши и уведомления”, “Либретто дивертисментов”, “Тексты песен”, “Нотные примеры”. К исследованию прилагаются иллюстрации, списки архивных материалов и литературы (380 наименований).

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении диссертации обосновывается актуальность темы, освещается степень ее изученности, определяется объект и предмет исследования, ставятся цели и задачи, указываются методология, методы, научная новизна и практическая значимость работы.

Первая глава – “Публичные развлечения и городская музыка” – посвящена истории музыкально-развлекательной жизни города и проблеме функционирования музыки в общедоступных увеселительных местах Петербурга первой трети XIX столетия. Глава открывается общим разделом “Музыкально-зрелищные формы развлечений и их организация”, в котором разработана классификация публичных развлечений. Автором выделены следующие музыкально-зрелищные формы: уличное музицирование; садовые зрелища, концерты и “вокзалы”; трактирные праздники, танцы, выступления музыкантов; балы и “музыкально-театральные автоматы” в клубах, частных домах; цирковые представления, концерты cмешанного типа (с элементами декламации, “фехтовальными упражнениями” и “живыми картинами”), маскарады в концертных залах и театрах. В этом же параграфе рассматриваются различные стороны организации развлечений в городской системе: время их проведения, правительственные разрешения, рекламные тексты, принцип ценообразования.

Во втором параграфе – “Уличное музицирование” – представлена “музыкальная жизнь” петербургских улиц, где конкурировали певцы, инструменталисты, циркачи. Их деятельность разворачивалась ежедневно и часто сводилась к выпрашиванию милостыни.

Среди уличных музыкантов выделены два основных, наиболее часто встречаемых “отряда” исполнителей:

тирольские певцы и шарманщики. Особое внимание уделено выявлению типичного уличного инструментария, анализу специфической манеры пения тирольцев, а также тирольским напевам с их восходящими квартовосекстовыми скачками и размашистыми “взлетами” мелодии по аккордовым звукам (интервальные “раскачки” повторной структуры, в триольном ритме с акцентированием третьей доли) в трехдольном “вальсовом” размере.

Приводятся примеры тирольских и других популярных уличных песен.

В третьем параграфе – “Зрелища, концерты, “вокзалы” в общественных садах” – автор обращается к истории развития петербургских садов, анализируя функциональную роль музыки в рамках садово-парковой культуры. В зависимости от особенностей зрелища и исполнительской практики музыка выполняла “фоновую” или основную функцию, образуя две формы садовых развлечений. В первой из них особую роль играли военные духовые оркестры, репертуар которых был представлен популярными европейскими танцами, маршами, песнями, оперными увертюрами и любимыми ариями из опер В.А.Моцарта, Дж.Россини, Л.Керубини, инструментальными произведениями Б.Ромберга в переложении для духового состава. В этой же “фоновой роли” выступала “янычарская музыка”.

Ко второй группе увеселений относились садовые праздники, включавшие большие концертные программы с участием профессиональных музыкантов, исполнявших сольные инструментальные произведения (рондо, адажио, польские, вариации) для гитары, арфы, кларнета, валторны, контрабаса. В качестве примера рассматриваются увеселения с “музыкальными вечеринками”, организованные известным контрабасистом Доменико Даль’Окка. В этот же круг праздников, устраиваемых в садах, входили многочасовые музыкально-зрелищные программы – “вокзалы”, составленные из кукольных комедий, цирковых номеров, живописных косморам, фейерверка, бала, а также выступлений приглашенных музыкантов, хора цыган и духового оркестра.

Организация воздухоплавательных зрелищ, состязаний в беге, концертов, “вокзалов” не только составляла важный этап в развитии садовой развлекательной культуры, вырабатывая определенные формы увеселений, но и укрепляла традицию звучания оркестров на пленэре.

В четвертом параграфе рассматриваются “праздники, танцы и музыка в трактирных заведениях”. Несмотря на различные ограничения, трактиры, где звучали русские, малороссийские, цыганские, тирольские, немецкие песни, а также популярная танцевальная музыка, действовали успешно, даже наперекор законодательству. В разделе анализируется деятельность тех трактирных заведений, где развлечения и музыка являлись нормой: “Полуденный” трактир с механическими органами, ресторан И.И.Излера c “музыкальными пирожками” – выступлениями музыкантов, “Немецкий” и “Русский” трактиры, внутри и около которых обычно устраивались цирковые представления, бродячие артисты играли на флейтах, арфах и скрипках, “кочующие примадонны” пели арии из новейших немецких опер; трактир в Екатерингофе, где играл духовой оркестр, устраивались балы и маскарады; “Красный кабачок” с цыганскими хорами, русскими праздниками и хороводами; “Вильна” с хором русских песельников, роговым оркестром, исполнявшим увертюры из опер Дж.Россини, А.Буальдье, Э.Мегюля, Л.Керубини, Г.Спонтини и народные песни.

Содержание пятого параграфа – “Балы, маскарады, “музыкальнотеатральные автоматы” в клубах и частных домах” – связано с деятельностью столичных клубов, а также с развлечениями, устраиваемыми в арендованных залах частных домов. В рассматриваемый период клубная жизнь подразумевала определенные сословные ограничения. Здесь, помимо чтения газет, журналов, игр в карты, шахматы и обеда, существовали две музыкально-зрелищные формы увеселений: балы, маскарады и “музыкальнотеатральные автоматы”. Распространение балов связано с общей тенденцией усиления страсти к танцевальному искусству. Наряду с полонезами, экоссезами активно входили в обиход мазурки, кадрили и вальсы. Танцевальную музыку писала многочисленная “армия” композиторов. Среди наиболее популярных авторов назовем К.А.Кавоса, Г.А.Париса, О.А.Козловского, П.И.Долгорукого, И.Лакоста, Ф.Шольца, И.Рамнитца, И.Габерцеттеля, И.Гелинека, М.Журавлева.

На балах и маскарадах играли военные оркестры или “трубачи Конной гвардии”, “янычарская”, “бальная” музыка (струнно-духовой состав), хор певчих.

Другой широко распространенной формой публичных увеселений в арендованных залах были музыкально-театральные автоматы. Механические “волшебные театры”, “кабинеты”, “опыты” с движущимимся фигурами сочетались с изобретениями в сфере механической музыки, а небольшое театральное действие сопровождалось звучанием популярных арий, песен, маршей и танцев. Подобными механическими диковинами с сиреной, подражавшей голосу птиц, танцевавшим Арлекином, балансером с шестом, разносчиком с плодами, превращавшимся в женщину, удивляли публику И.Ламберт и И.Гаук.

В шестом разделе анализируются “Развлекательные программы” в концертных залах и театрах. Здесь проводились не только концерты и спектакли сугубо академического толка, но и зрелищные представления, синтетические концертные программы и маскарады.

Использование в развлекательных программах различных ярких “эффектов”, таких как:

“фехтовальные турниры”, “живые картины”, декламация, акробатика с “музыкальными упражнениями”, “лотерея-аллегри”, “пневматохимические огни”, несомненно способствовало большему притоку городских жителей, “иcкавших зрелища”. Так, в программах цирковых компаний Киарини, Финарди, Ж.Турниера, Готье, Серафини, Б.Фуро, Стефани, Лемана встречается огромное количество цирковых номеров (вольтижировка, рыцарские игры, фокусы), сопровождавшихся музыкой. Идея номера могла непосредственно связываться с игрой на инструменте или исполнением какой-либо музыкальной пьесы в “экстремальных” условиях. В цирковых представлениях звучали общеизвестные полонезы, мазурки, гавоты, вальсы, кадрили, китайские марши, русские пляски, шотландские танцы, “турецкая музыка”.

Автор выделяет два рода концертных программ смешанного типа.

Первый – включал в себя два отделения: “музыкальная часть” и “фехтовальные упражнения”. Второй – представлял собой синтетическую программу, в которой могли чередоваться номера вокальной и инструментальной музыки, декламация, “живые картины” и хореографические композиции. Программа “музыкальной части” представления в обоих случаях составлялась по типу “сборного” концерта, практиковавшегося и в XVIII веке. Именно такое построение программы (с учетом живого, легкого восприятия, переключавшегося от увертюры к вокальному дуэту, от дуэта к сольной инструментальной пьесе для арфы или кларнета, от нее – к русской пляске в исполнении французской танцовщицы) было оптимальным для петербургской публики, ожидавшей разнообразия музыкальных впечатлений. В афишах встречаются имена известных композиторов и великих мастеров: В.А.Моцарт, Дж.Россини, Л.Керубини, К.В.Глюк, Н.А.Цингарелли, А.Буальдье, И.Н.Гуммель, К.Мейер, Р.Крейцер, К.А.Кавос, Ф.Антонолини, Д.Штейбельт, О.А.Козловский. В таких концертах участвовали професиональные музыканты, чаще всего, артисты петербургской немецкой труппы (М.Шрейнцер, Р.Вильде, Л.Миллер-Бендер, А.Цилиакс, Ф. Гебгард), реже артисты французской и итальянской труппы и иностранные гастролеры.

В театральных залах устраивались публичные маскарады, где присутствовали музыканты-инструменталисты: “полковая”, “янычарская” или “бальная” музыка, хор певчих театральной дирекции, принимали участие танцовщики императорского театра. В целом, “колебание интереса” публики к самым разным жанрам являлось одним из симптомов происходившего в XIX веке процесса демократизации театра. Таким образом, осуществлялись шаги будущего перерождения “театра привилегированного класса” в “театр городской общедоступный”.

Вторая глава – “Патриотические праздники, народные гулянья и их музыкальное оформление” – посвящена истории городских праздников и специфике их музыкально-зрелищного оформления. В первом параграфе анализируются “типологические особенности общественных праздников”.

Внимание акцентируется на патриотических торжествах и народных гуляньях, получивших в это время наибольшее распространение. Автором отмечены общие признаки праздников: массовый характер и единое городское пространство, а также отличительные особенности их структуры и музыкального оформления, которые определялись сложившейся традицией празднования викториальных и календарных дат. Патриотические торжества были обусловлены традиционными “разделами” празднования викторий и сопровождались музыкой военно-патриотической направленности. Гулянья предполагали тесную связь традиционных забав и музыки фольклорного типа.

Во втором параграфе – “Столичные торжества в честь победы в Отечественной войне 1812 года и патриотическая музыка” – рассматриваются различные формы празднования победы в войне. В начале раздела на основании материалов “Военного журнала”, полковых историй, летописей, воспоминаний очевидцев дается оценка военной ситуации и ее влияния на общий уклад столичной жизни. В Петербурге празднование победы в Отечественной войне 1812 года имело широкий резонанс. 1814 год был ознаменован серией патриотических праздников различного уровня, в рамках которых устраивались зрелищные представления, спектакли, концерты, балымаскарады. Согласно традиционным “разделам” празднования викторий выделены следующие формы их проведения: “вшествие” войск в столицу и военные парады; торжества-застолья в Обществах; театральные представления;

а также благотворительные концерты, торжества и маскарады в пользу инвалидов войны.

Автор рассматривает каждую из указанных форм, анализируя типичные музыкально-театральные жанры, входившие в их структуру. “Вшествие войск в Петербург и военные парады” связаны со звучанием военной музыки и солдатских песен. На примере сборника “Военных маршей всех гвардейских полков”, аранжированного для фортепиано А.Дерфельдтом, дается музыкально-стилистическая характеристика полковых маршей. Практически все марши написаны в типичной для жанра простой или сложной репризной трехчастной форме с трио, в умеренном темпе, с четким ритмом и яркими, рельефными темами. Здесь же анализируются солдатские песни о наполеоновском нашествии, опубликованные в сборниках Е. К. Альбрехта, П.Ф.Егорова, Г.М.Попова. Типичной структурой этих песен является песнямарш двухдольного размера с запевом. В мелодиях часто используются квартовые и секстовые интонации, нисходящий ход от доминанты к тонике, небольшой диапазон, простое ритмическое изложение.

Вторая форма празднования викторий – торжества-застолья, устраивавшиеся различными Обществами (Коммерческим клубом, Танцевальным Обществом, Гражданским Собранием) и собиравшие до 300 человек (генералы, штаб- и обер-офицеры, члены общественных организаций и гости). Главным элементом таких торжеств был парадный обед, сопровождавшийся военной музыкой. Во время трапезы произносились официальные “тосты-здравия” с криками “ура!”, трубными сигналами и литаврами, “при звуке духовой музыки” обсуждались военные события и рассказывались анекдоты. На торжества-застолья приглашали актеров, декламировавших известные стихотворения и поэтические экспромты на военную тему, а также певцов (например, популярных в это время П.В.Злова, В.М.Самойлова), исполнявших любимые патриотические песни. В разделе рассматриваются образцы подобных праздничных застолий в Коммерческом клубе, во Втором Танцевальном Обществе и анализируются легендарные песни этого времени: “Защитника Петрова града” Д.Кашина и гимн “Прими побед венец”, написанный на голос английской народной песни (Боже! Спаси царя. God! Save the king).

В эпоху Отечественной войны сформировался жанр патриотического дивертисмента, являвшегося главным театральным спектаклем в викториальных праздниках. Представление соединяло в себе национальный танец, песню, драматический диалог. Хоровые и сольные номера чередовались с народными плясками, исполнялись русские песни, активно вводились военнопатриотические сцены, где широко использовались солдатские песни и марши.

Большой общественный резонанс вызывали следующие музыкальнотеатральные постановки И.И.Вальберха и Огюста: “Ополчение, или Любовь к Отечеству” и “Торжество России, или Русские в Париже” К.А.Кавоса, “Русские в Германии, или Следствие любви к отечеству” Г.А.Париса, “Праздник во стане союзных армий при Монмартре” Кавоса и Кашина, “Возвращение героев” Ф.Антонолини. В этих дивертисментах участвовали лучшие оперные певцы эпохи – Г.Ф.Климовский, В.М.Самойлов, С.В.Самойлова, П.В.Злов, Е.С.Сандунова. В параграфе анализируются наиболее яркие праздничные театральные вечера. Особое внимание обращено на вставные вокальные номера патриотического содержания и сценографические нюансы некоторых дивертисментов.

Последняя из выделенных форм патриотических торжеств связана с благотворительными акциями в пользу инвалидов (сборы с концертов, спектаклей, балов, маскарадов, нотных изданий), превратившимися в мощное общественное движение. Одновременно со штатом канцелярии “Комитета о раненых” 18 августа 1814 года был высочайше утвержден штат редакции “Военных Ведомостей” (“Русский инвалид”), где велись отчеты о приношениях в “инвалидный капитал”. Одной из самых ярких сторон благотворительной деятельности стали “инвалидные концерты”. Самые грандиозные из них устраивались соответственно законодательному “установлению” ежегодно 19 марта, в день вступления русских войск в Париж. Cохранились программы некоторых концертов, в которых участвовало от двухсот до четырехсот человек

– музыкантов лейб-гвардии полков, хора придворных певчих, артистов и оркестра Дирекции императорских театров. “Инвалидные концерты” состояли из двух отделений и включали в себя увертюры, арии и хоры из опер, военно-патриотические произведения. В число постоянно исполняемых композиторов входили В.А.Моцарт, Дж.Россини, Л.Керубини, Д.Чимароза, К.М.Вебер, Й.Гайдн, Б.Ромберг, Д.Штейбельт, К.А.Кавос, Д.С.Бортнянский.

Все формы празднования победы в Отечественной войне 1812 года интенсивно насыщались музыкальным материалом патриотического толка.

Причем, он был представлен разнообразными жанрами – это и патриотические дивертисменты, и полковые марши, и солдатские песни, и патриотическая вокальная и инструментальная музыка: марши, песни, программные пьесы, фантазии, хоровые полонезы.

В третьем разделе рассматриваются “городские народные гулянья и их сценические версии”. Начиная с середины 1810-х и до конца 1820-х годов столичные народные гулянья существовали в двух формах – городского праздника и театрального представления. Автор анализирует обе линии развития сюжета “гуляний” и особенности их музыкального оформления.

В Санкт-Петербурге городские праздники устраивались на святки, масленицу, в вербное воскресенье, на Пасху, Первого мая, в Семик, Троицу, Духов и Иванов день и были популярны как в среде аристократии, так и в широком кругу городских жителей. Звуковая партитура городских народных гуляний представляла собой “многоголосый громкий хаос”, в котором одновременно звучали шарманки, духовые и роговые оркестры, трубы, флейты, барабаны, “одинокий рожок” или скрипка, хоры русских песельников или “табор удалых цыган”, песни гуляющих под гармонику, тирольские напевы. На лугах водились хороводы, около трактиров “скакали” экосезы и вальсы, у балаганов плясали кадрили и мазурки. Музыка сопровождала катание с деревянных гор летом и катание в санях с бубенцами зимой. В тематизм праздника вплетались любимые народом старинные напевы. В большом количестве здесь были представлены русские и малороссийские “простонародные” песни, являвшиеся своеобразным лейтмотивом любого гулянья. Изображения песенных лубков XIX столетия иллюстрируют бытовавшие в те времена народные песни: “Ай во поле липанька”, “Во всей деревни Катинька красавицей слыла”, “Во лузях”, “Лучинушка”, “Как за речькою, как за быстрою”.

Представленные народные гулянья использовались авторами в качестве моделей для создания театральных дивертисментов и интермедий на те же сюжеты. Большинство из них с разной частотой появлялись на афишах театров в период с 1815 по 1830 год, когда наиболее сильное действие “над русским сердцем” имели сюжеты из русской жизни. Эти спектакли были своеобразным продолжением и развитием патриотического дивертисмента, в котором уже были заложены содержательные ориентиры и основные элементы жанра.

В работе представлен полный перечень подобных музыкально-театральных “подражаний”, среди которых наибольшей популярностью пользовались:

“Семик, или гулянье в Марьиной роще”, “Гулянье на Воробьевых горах”, “Гулянье первого мая в Сокольниках”, “Праздник на Пресненских прудах”, “Гулянье на Крестовском острове, или Сюрпризы”, “Петергофское гулянье”, “Первое мая, или гулянье в Екатерингофе”. Здесь же анализируются рукописные либретто, “дозволявшиеся к представлению” цензурой, и сценарные проекты, часто не датированные и, видимо, так и не реализованные на сцене. И те и другие содержат исторически важный материал, оформленный в живых диалогах и бытовых сценах, сопровождаемых музыкой.

К жанру национального дивертисмента в эти годы обращались С.И.Давыдов, К.А.Кавос, Д.Н.Кашин, реже – А.Н.Титов, Ф.Антонолини, М.Ф.Керцелли, Ф.Е.Шольц и другие. Музыка того или иного дивертисмента часто составлялась из произведений разных авторов в соответствии со сценарием. Кроме того, была достаточно распространена практика совместных работ. Музыкальный материал основывался на народных песеннотанцевальных интонациях, в частности, в спектакль включались разнообразные национальные “пляски” и вокальные номера, среди которых значительное место занимали русские песни.

Успеху национальных дивертисментов на сюжеты гуляний способствовала целая плеяда талантливых исполнителей:

танцовщиков – П.Огюста, И.А.Шемаева, И.И.Эбергарда, П.И.Дидье, Н.О.Гольца, А.М.Пальникова; танцовщиц – Е.И.Колосовой, А.А.Шемаевой, Н.А.Азаревичевой, Н.А.Люстих, Е.А.Телешовой, М.И.Даниловой, А.С.Новицкой, В.А.Зубовой, К.П.Азаровой; певцов – В.М.Самойлова, С.В.Самойловой, Е.С.Сандуновой, Г.Ф.Климовского, А.И.Ивановой.

Свежесть, экзотический колорит народно-музыкального материала, сценографические эффекты национального толка, декоративность и зрелищность хореографических приемов в совокупности рождали незабываемый яркий спектакль, который давал новую, сценическую, жизнь городским народным праздникам.

В третьей главе – “Популярная музыка города в песенниках и инструментальных сборниках” – анализируется структура и жанровые особенности некоторых песенных и инструментальных собраний первых десятилетий XIX века. Музыка, представленная в старопечатных сборниках, в большинстве случаев, вошла в домашний обиход с улицы, городских праздников, садовых концертных площадок и включала в себя “набор” жанров, составлявших популярный “репертуар города”: русские, малороссийские, казацкие, цыганские, тирольские песни и танцы и вариации на их темы, “российские песни”, военно-патриотические песни и марши, “театральную” музыку – куплеты из водевилей, арии, ариетты, танцы из опер и балетных дивертисментов, а также многочисленные экоссезы, полонезы, мазурки, кадрили и вальсы.

В первом параграфе – “Песенник и его структура” – специальное внимание уделено анализу текстовых песенников, являвшихся особым феноменом городской музыкальной культуры. Они включали в себя песни, мелодии которых были хорошо известны горожанам и распространялись устным путем. Впервые слово “песенник” появилось в конце XVIII века в названии издания И.К.Шнора и Т.П.Полежаева “Новый российский песенник…” (СПб., 1791). Но практика бытования песенника как атрибута домашней культуры начала складываться уже в первой половине XVIII века в рамках кантовой традиции. Огромный массив рукописных песенных текстовых и нотных сборников под названием “канты”, включавших псальмы, панегирические канты, светские песни, представляет собой не что иное, как песенники.

Традиция издания текстовых песенников ведет свое начало от популярного “Собрания разных песен” М.Д.Чулкова (1770–1774) и продолжена в песенных сборниках К.Шнора и Т.П.Полежаева (1791), М.И.Попова (1792), С.Селивановского (1795), В.Глазунова (1799). В них была выработана определенная структура сборников подобного рода. Введенные в научный обиход текстовые песенники 1811–1820 годов представляют собой собрания песен, популярных в городской среде этих лет. Анализ их структуры демонстрирует сходство с аналогичными изданиями конца XVIII столетия.

Преемственность проявляется как в алфавитном расположении песен, так и в их незакрепленности за определенной “жанровой” рубрикой. На примере самого полного песенника 1820 года, включающего в себя 1024 текста, выявляется “удельный вес” различных жанров в структуре сборника. В связи с зыбкостью “жанровых” границ разделов в песенниках автор предлагает выделить более крупные и устойчивые “жанровые” группы городской камерной вокальной музыки: народная песня (русская и малороссийская), “российская песня”, героико-патриотические куплеты (песня, гимн), “театральные песни” (ария, ариетта, песня из популярного оперного, водевильного или балетного спектакля).

Приведены списки самых “ходовых” песен в городе. В этом же разделе рассматривается нотный рукописный сборник из собрания А.А.Титова (ОР РНБ, ф. 775, Тит.1972, [конец XVIII–начало XIX вв. ?]), корпус которого ориентирован на “российскую песню” любовного содержания, что соответствует названию, вытесненному на корешке рукописи – “Собрание любовных песен”. Создание такого тематического песенника вписывалось в общую тенденцию любительского музицирования этого времени.

Текстовые и нотные песенники конца XVIII–начала XIX века стали важнейшими письменными памятниками городской музыкальной культуры. В них отразился массив популярных в городе песен на русском языке, включая переводные тексты вокальных номеров из оперных постановок зарубежных авторов. В первой трети XIX века наблюдаем особое внимание к изданию текстовых песенников, вероятно в связи с тем, что многие “голоса” уже были известны по изданиям и рукописям XVIII века и были усвоены в городской среде.

Во втором параграфе анализируются “танцы и песни в инструментальных аранжировках”. Наряду с песенниками активно издавались разнообразные сборники инструментального типа. Почва для появления нотной продукции подобного рода была подготовлена предыдущим столетием.

Различные пьесы танцевального характера, а также народные песни и вариации на их темы распространялись рукописным путем, издавались нотные журналы, в которых помимо вокальных произведений, помещались инструментальные пьесы. В результате, в XIX веке сформировались три основные группы инструментальных сборников, пользовавшиеся популярностью в городской среде и часто издававшиеся в Петербурге. Первая группа – собрания “простонародных” и “российских” песен, вторая – европейские танцы, третья

– и “простонародные”, “российские” песни, и европейские танцы, и “театральная” музыка (арии, танцы, марши). Cпрос на инструментальные собрания в первую очередь был связан с интенсивным распространением в обществе музыкальных инструментов, таких как арфа, гусли, фортепиано, гитара, которые перестали быть “предметом досуга” исключительно аристократических кругов столицы. В разделе рассматривается каждая из указанных групп сборников, их структура, жанровые особенности, выделяются наиболее популярные произведения, постоянно “перерабатывавшиеся” в музыкальной практике Петербурга.

Подводя итоги, автор отмечает, что в популярной инструментальной и вокальной музыке осуществлялся интенсивный процесс “взаимообмена” западноевропейского и русского жанрово-тематического материала, возникший уже в предыдущем столетии. В связи с этим, понятно использование композиторами русских напевов в полонезах и кадрилях, воздействие песен и танцев западноевропейского образца на характер изложения русских и малороссийских народных песен. Таким образом, создавалась богатейшая “лаборатория тематизма”, благодаря которой популярная городская музыка была так многогранна и разнопланова.

В заключении диссертации подведены итоги и сформулированы основные выводы исследования:

• первая треть XIX века являлась не только продолжением традиций празднично-развлекательной культуры Петербурга предшествующего столетия, но и началом процесса их широкого распространения в различных слоях городского общества;

• в чрезвычайно пестрой картине музыкально-зрелищных форм развлечений и праздников, объединенных городским простанством, выявлена единая система организации;

• музыка в структуре публичного развлечения занимала особое место, являясь средством создания праздничной атмосферы и выполняя различные функции. Формы ее бытования в празднично-развлекательной культуре города зависели от характера увеселения, его места проведения и исполнительской обстановки. Условно говоря, в городском пространстве функционирвала музыка – “уличная”, “садово-фоновая”, “трактирная”, “бальная”, “цирковая” и т. д.;

• “звуковое поле” праздничного Петербурга мозаично и разнородно. Его составлял огромный, жанрово- и стилистически разнообразный массив популярной музыки (то есть музыки общедоступной, получившей известность, пользующейся успехом и “спросом” у широких слоев городского населения). В связи с этим важное значение приобретает процесс миграции наиболее ярких образцов песенно-танцевальной музыки в городском культурном пространстве, ее распространение и “кочевание” на профессиональных площадках города – в публичных театрах и концертных залах, в домашних и публичных формах досуга;

• музыкально-развлекательная практика, ориентированная на зрелищность, отличалась не только полижанровостью и многонациональностью, но и разнообразием исполнительских составов, среди которых отмечены военнодуховой, “янычарский”, роговый и струнно-духовой (“бальный”) оркестры, хоры цыган и русских песельников, ансамбли тирольских певцов. В той или иной музыкально-зрелищной форме развлечений и праздников задействован обширный инструментарий: шарманки, механические органы, рожки, волынки, гармоники, торбаны, гитары, скрипки, контрабасы, фортепиано, арфы, кларнеты, валторны, трубы, литавры;

• одной из важнейших причин активного привлечения иностранных музыкантов, разнообразия исполнительских составов, жанрового и интонационного богатства музыки являлось такое свойство петербургской культуры как “национальная открытость”. В результате постоянных процессов ассимиляции и трансформации музыкальная жизнь Петербурга представляла собой уникальный “сплав” отечественных и западноевропейских традиций.

В заключении работы намечены дальнейшие перспективы исследования.

Список публикаций.

1. Cтоличные маскарады первой четверти XIX века // Cтаринная музыка.

1999. – № 3 (5). – C. 20 – 22.

2. Патриотические концерты, спектакли, балы-маскарады в пользу инвалидов Отечественной войны 1812 года // Вестник молодых ученых. 2000. – № 5. – C. 55 – 58.

3. Cтоличные патриотические торжества и музыка в честь победы в Отечественной войне // Воинский подвиг защитников отечества: традиции, преемственность, новации (материалы межрегиональной научно-практической конференции): В 3 ч. – Вологда, 2000. Ч. 2. – C. 229 – 236.

4. Балетные дивертисменты и народные гулянья в России первой трети XIX века // Europa Оrientalis. XIX (2000): 2. Studi e ricerche sur paesi e le culture dell’est Europeo Numero 2 del 2000. P. 123 – 134.

5. “Победный раздавайся глас!” “Викториальные” торжества 1814 года // Родина. 2002. – № 8 [Специальный выпуск “Россия и Наполеон”]. – C. 99 – 100.

6. Зрелища, концерты, “вокзалы” в общественных садах Петербурга первой трети XIX века // Старинная музыка. 2002. – № 2 (16). –

Похожие работы:

«УДК 630 Д.С. Тюрин, Д.А. Данилов, Ю.И. Данилов ПЛОТНОСТЬ ДРЕВЕСИНЫ ЕЛИ В 40-ЛЕТНИХ ПЛАНТАЦИОННЫХ КУЛЬТУРАХ Введение. Плантационные культуры – это насаждения, выращиваемые для получения...»

«СВЕТ СВЯЩЕННОГО КОРАНА РАЗЪЯСНЕНИЯ И ТОЛКОВАНИЯ ТОМ VII Санкт-Петербург УДК 297.18 ББК 86.38 Настоящее издание выпущено под эгидой Фонда исследований исламской культуры Печатается по изданию: Свет Священного Корана: Разъяснения и толкования. Том 7. Кум, 2008. Автор: Сейед Камал Факих Имани Переводчик: Сейед А...»

«fц Министерство культуры и туризма Тульской области Государственное учреждение культуры Тульской области \m "Объединение центров развития искусства, народной культуры и туризма" Щ ш. #: Развитие клубных т *~ любительских объединений Тульской области как альтернатива асоциальной среде 2 0 15*год МИНИСТЕРСТВО КУ...»

«РУС С К А Я Б И О Г РАФ И Ч Е С К А Я С Е Р И Я ИвАн АКСАКОв в вОСпОмИнАнИЯх СОвРЕмЕннИКОв РУССКАЯ БИОГРАФИЧЕСКАЯ СЕРИЯ Жизнеописания, воспоминания и дневники выдающихся русских людей – святых и подвижников, царей и правителей, воинов и героев, мыслителей, писателей, деятелей культуры и искусства, создавших Вел...»

«Петр Чахотин Святая Анастасия Священный образ и храмы в Европе Печатается по благословению Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира Патронаж предоставили Министерство культуры Российской Федерации Совет Европы ЮНЕСКО Генеральный Секретарь Генеральный Директор Совет по культу...»

«СОЦИАЛЬНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Е.В. Казарцева СТРАТЕГИИ АККУЛЬТУРАЦИИ РУССКОЯЗЫЧНОЙ МОЛОДЕЖИ БЕРЛИНА Статья посвящена проблеме адаптации русскоязычной молодежи Германии. На материале, собранном в конце 2007 — начале 2008 гг. в Берлине, описываются и анализируются 4 вида стратегий аккуль...»

«УДК 316.34/.35 ББК 60.54 Л 97 С.А. Ляушева, доктор философских наук, профессор кафедры философии и социологии Адыгейского государственного университета, г.Майкоп, тел.: 59-37-08 З.З. Хот, кандидат социологи...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Кафедра английской филологии и лингвокультурологии Шевченко Наталья Юрьевна Лексические и грамматические особенности диалекта кокни (на материале журнала Punch) Выпускная квалификационная работа Основная образовательная программа бакалавриата По направлению подготовки 035700 "Лингвисти...»

«Доклад ФАО в области рыбного хозяйства и аквакультуры № 945 Приложение SEC/FIRO/R945 Suppl. (Ru) ISSN 2078-9041 Доклад МЕЖДУНАРОДНОГО РЕГИОНАЛЬНОГО СЕМИНАРА ПО ОЦЕНКЕ НУЖД В ОБРАЗОВАНИИ, ТРЕНИНГЕ И ИССЛЕДОВАНИЙ В РЫБНОМ ХОЗЯЙСТВЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Ташкент, Узбекистан, 12-14 января 2010 г. Автор фотографий на обложк...»

«НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА Выпуск 2 (10) 2016 УДК 101 МИМОЛЁТНОСТЬ (ВОСПОМИНАНИЕ О М.К. ПЕТРОВЕ) Г.Ф. Перетятькин Южный федеральный университет e-mail: davan-huduk@bk.ru В статье автор делится собственными воспоминаниями о личности выдающегося отечественного философа Михаил...»

«Министерство культуры РСФСР ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА БИБЛИОТЕКА СССР ИМЕНИ а И. Л Е Н И Н А ЗАПИСКИ ОТДЕЛА Р У К О П ИС Е Й ВЫ ПУСК Под общей редакцией чл.-корр. А Н СССР проф. В. Н. Лазарева МОСКВА Редакторы: С. В. Житомирская И...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.