WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«б 83.3Каз •ЕСПУБЛИКАСЫ Б1Л1М Я ПАВЛОДАР ОБЛЫСЪ К19 АТЫНДАРЫ ПАВЛОДАР МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН АКИ МАТ ПАВЛОДАРСКОЙ ОБЛАСТИ 1 ПАВЛОДАРСКИЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

г) провести системный и глубокий жанрово-стилистический анализ как оригинальных, устных произведений акынов и жырау, так и переводимых на русский язык, подготовив основную теоретическую базу для полномерного осмысления жанрово-функциональной и социальной природы переводимого текста;

д) провести структурно-системный и композиционный анализ, разбить тексты на группы с точки зрения особенностей структуры и композиции лирического произведения, вы являя в них жанровые черты (доминанты).

Такая необходимость в систематизации и классификации изучения теории и практики перевода казахской религиозно-ф илософ ской поэзии возникла в силу особой сложности и уникальных национально­ специфических закономерностей, генезиса и своеобразной поэтики литературных произведений, начиная с ранних древнейших образцов, представленных поэзией Коркыта, заканчивая поэзией Ш акарима и Машхур-Жусупа.

8. Коран и восточный фактор лирики поэта

–  –  –

при переводе Машхур-Жусупа Копеева на русский язык, если говорить о серьезных проблемах подстерегающих переводчика на каждом шагу нашему следующие моменты:

- насыщенность, спрессованность мысли в копеевской поэзии, образность, метафоричность, афористичность;

- сугубо национальная ментальность, национальный дух;

- многозначность, многоплановость почти каждого копеевского слова;

- обилие историко-бытовых реалий;

- созерцательная, назидательная, обращенность к собеседнику;



-загадочность.тоагизм оди н оч еств а н ^ п п н я т н п т Однако, все же, самой серьезной проблемой при переводе Копеева, большинство ученых считает огромное количество заимствованных, «инородных» слов, искусно и художественно оправданно вкрапленных в поэтическую ткань копеевского языка. Что это за слова?

Во-первых, архаизмы, ныне почти повсеместно вышедшие из употребления: бергек, жыга, ©лекыи, райыс, кэн, квит, курбат, булган, жылман и другие.

Во-вторых, арабизмы: гиззат, сухбат, цэффитл!, гибрэтл!, акыл-мизан, аят, хадис, михнат, адамзат, газал, макул, куд!*рет и т.д. (сюда, видимо, следует отнести и ряд религиозных терминов и наименований: маклук, машЬур, как, кисса, фэни.) В-третьих, фарсизмы: гани, мэсдар, бадалык, шаНбаз, баж, хад, харыс.

В-четвертых, русизмы: закон, адвокат, волостной, уездный, почта, газета, солдат, кандалы, острог, тюрьма, школа, книга и другие.

В оригинале все эти заимствованные слова совсем не случайны, у них своя художественная функция, определенная нагрузка, они, когда надо возвышают язык, придают ей своеобразную изысканность, торжественность, то окутывают стихи Копеева в соответствии с темой в религиозно-мистический флер. Но с другой стороны создают трудности при переводе... Конечно же, проблемы возникают не из-за немногочисленных русизмов, а из-за арабской и персидской лексики, наводнившей степи с распространением ислама и культурных традиций мусульманства.

И слам и ку л ьту р н ы е тр ад и ц и и м у су л ьм ан ств а являю тся неотъемлемой частью казахской культуры, проникают во все сферы жизни общества: обычаи, традиции, мировоззрение, а также и в литературу.

Распространение ислама в различных районах Казахстана происходило в течение нескольких веков и с разной степенью активности. Если на юге Казахстана, В Туркестане, Таразе, регионах граничащих с известными духовными центрами ислама, такими как Самарканд, Бухара, Хива, ислам стал утверждаться начиная с IX века, то в центральных и северных районах, граничащих с современными Татарстаном и Башкортастаном, он начинает распространяться только с середины 90-хгодов XX века.

Лишь с середины 90-х годов XX века, религиозно-просветительская деятельность казахских поэтов XIX в., а также отдельные аспекты влияния доисламских культов, суфийской теологической концепции на казахскую литературу стали объектом исследования следующих казахских ученых: М. Мырзахметулы, С.Ж. Бермагамбетова, С.Н. Сутжанова, | М. Тажимуратова, Г.К. Аюпова, Г. Есимова, А.Ж. Жаксылыкова.

О днако, до настоящ его времени отсутствую т специальны е исследования по комплексному текстологическому анализу произведений казахских поэтов (ХУ-Х1У в.в.) на предмет изучения влияния Корана ЦЧ (терминологии, сюжетов, тем, мотивов и т.д.) на казахскую литературу.

Разработка этой проблемы требует систематизации, детализации изучения • устной поэзии жырау и письменной литературы XIX и начала XX века, ярчайшим представителем которой был Машхур Жусуп Копеев.

С XV века по X V III век вли ян и е К орана п р о сл еж и вается спорадически в виде отдельных тем, сюжетов, мотивов и персонажей, выполняя в поэзии жырау и первых письменных поэтов орнаментально­ оценочную интонацию. То уже в сочинениях более позднего периода, § у того же М.Ж. Копеева и его современников Нуржана Наушабаева, Асета Найманбаева, Гумара Караша почти у каждого автора в качестве назидания упоминаются имена пророков, восходящих к арабо-персидским мусульманским преданиям, встречаю тся темы, сю жеты, мотивы, коранические реминисценции и цитаты, а такж е многочисленные арабизмы и фарсизмы. Также следует отметить, что казахская литература внимала в себя богатейшее наследие восточной письменной культуры.

В частности, в XIV веке «книжниками» (китаби акындар) перелагались многие персидско- арабские литературные сюжеты.

Целью данного подраздела является изучение и выявление арабо­ персидских заимствований и мотивов в лирических произведениях М.Ж. Копеева и определение проблемных моментов при их переложении на русский язык.

В настоящее время назрела необходимость в качественно новом изучении духовного наследия прошлого, разработка современных методологических принципов.

Вот, к примеру, обычный копеевский стих:

–  –  –

Из 19 слов стиха, только 7 слов исконно казахские. Чтобы перевести р эти строки следует, как минимум владеть тремя языками. Такие стихи и прозу перевести сложно. Каждое слово пронизано национальным м и р о о щ у щ ен и ем, р ел и ги о зн ы м м и р о в о с п р и я т и е м. Эти стр о ки невозможно переводить и бессмысленно воссоздавать буквально, их } можно только каким-либо образом транспортировать, трансформировать в другой языковой лад, в иную плоскость восприятия, в иную сферу представлений.

Статистика арабизмов и фарсизмов в произведениях М.Ж. Копеева может способствовать выявления тенденции процесса исламизации казахской литературы. На основе тщательного текстологического анализа литературных памятников казахскими лингвистами выявлено около 1000 терминов, восходящих к мусульманской традиции, пришедших в казахский язык из арабского или опосредованно через персидскую литературу. Классифицировав, казахские слова и выражения в поэтических трудах М.Ж. Копеева мы определили почти 970 слов с арабской этимологией, свободно и довольно активно участвующих в современном казахском языке. Ведь даже 70 процентов сегодняшних казахских имен и фамилий имеет арабско-персидское происхождение. Также, надо отметить, что в ходе исследования в дастанах «Миграж», «Гулшат - Шеризат», «ШаЬарбан мен Хусаин», встречались лексемы типа: «рида», «ал-аям», «касыда», «насиб», «васф» и другие, отсутствующие в современных казахских словарях, но значение, которых можно обнаружить лишь в больших арабско-русских и персидско-русских словарях.

Исследование данной темы: «Коранические традиции в произведениях Машхур Ж усупа Копеева» интересует нас не только как фактор дополнительно усуглубляющий переводческий процесс, но и как социокультурный фактор, поэтому знание исторического прошлого поэтического текста, раскрытие семантики традиционных и обогащенных временем образов, символов, метафор, художественной структуры в целом, во многом способствует глубокому и исторически объективному пониманию национальной поэтики, закономерностей эволюции художественных форм.

Исходя из вышесказанного, думается, будет нелишним сделать экскурс в историю Корана - как литературного источника, откуда подпитывались вдохновением выдающиеся поэты как Запада, так и Востока.

Основное содержание Корана —осуждение идолопоклонства и многобожия, проповедь идеи о едином боге (аллахе) как первопричине жизни и первотворце мироздания, предупреждения о страшном суде, описания ада и рая, полемика с язычниками, иудеями и христианами, \ назидательные рассказы о гибели народов, преданиях и древнеарабском / та фольклоре, религиозно-правовые предписания, определяющие «угодный у| богу» образ жизни и поведения мусульман, некоторые правила обрядности и отправления культа. Основные религиозно-философские идеи Корана, сюжеты многих рассказов и притч (например, о сотворении мира, первородном грехе, об Адаме и Еве, египетском пленении и исходе иудеев, легенда об Иосифе Прекрасном, об Иисусе Христе и др.) восходят к бытовавшим в Аравии сектантским формам иудаизма и христианства.





Они рассматриваются Кораном как религии, предшествовавшие и генетически родственные исламу; некоторое влияние на Коран оказали также зороастризм и манихейство.

Коран освятил складывавшиеся в Аравии социальное неравенство, и н с т и т у т ч а с т н о й с о б с т в е н н о с т и и д р. атр и б у ты к л а с с о в о го эксплуататорского общества.

Большая часть текста Корана - полемика в форме диалога между аллахом, говорящим то в первом, то в третьем лице, и противниками ислама или колеблю щ им ися. Т екст К орана о тр аж ает о сн о вн ы е этапы формирования мировоззрения М ухаммеда; с этим отчасти связаны известная хаотичность изложения, непоследовательность и противоречивость Корана в трактовке ряда принципиальных элементов вероучения, а также своеобразие языка и стиля Корана, отразившее поиски точного выражения новых идей.

Будучи по п реи м ущ еству рели ги озн ы м и законодательны м памятником, Коран является в то же время одним из крупнейших памятников мировой литературы. Литература всех народов мусульман Востока насыщ ена цитатами из Корана, отголосками его мотивов и образов. Коран и особенно комментарии явились источником для популярного в средние века жанра религиозного фольклора (например, легенда об Иосифе Прекрасном и жене египетского вельможи составила основу многочисленных вариантов повести «Юсуф и Зулейха»). Как «слово аллаха», Коран был провозглашен недостижимым идеалом совершенства арабского языка и стиля. Художественные достоинства и содержание Корана неоднократно подверглись критике со стороны многих выдающихся ученых и литераторов средневековья (например, аль —Маарри). Большинство современных исследователей арабской литературы в Европе и в странах Востока высоко оценивает поэтический строй Корана, особенно короткие, полные поэтического вдохновения ри ф м о ван н ы е « о тк р о вен и я» р ан н его (« м ек к ан ск о го » ) периода.

Стилизация отдельных стихов и сур Корана, поэтические отклики на его мотивы содержатся в произведениях многих западноевропейских и русских писателей (например, в трагедии «Магомет» и «Западно восточном диване» Гете, в «Подражаниях Корану» Пушкина).

Научное изучение Корана началось в Европе в XIX в. При этом основное внимание исследователи обращали на историю создания Корана, критику текста и установление хронологической последовательности «откровений», на историко-культурное истолкование Корана и извлечение из него материала для биографии Мухаммеда.

Стиль Корана оказал сильное влияние на последующую арабскую литературу, поэтическую и прозаическую, а лексика наш ла свое отражение в мусульманском праве, теологии, суфизме и арабо-персидской философии. Все это позволяет сделать вывод о том, что влияние Корана на мусульман, последующих (после Мухаммеда) поколений было гораздо большим, чем на современников пророка.

Исламизация казахов была длительным историческим процессом, продолжавшимся с IX в. и вплоть до XIX в. и усиливавшимся с началом русской колонизации региона. В этой связи, следует отметить, что первоначально обращение русских исследователей к мусульманскому 9 наследию и Корану было продиктовано скорее политическими I / соображениями, вследствие желания ограничить влияние ислама на колонизируемых территориях (в первую очередь в Средней Азии и на Кавказе) и как результат активной миссионерской деятельности православной церкви в Сибири и на севере Казахстана (христианизации подверглась значительная часть тюрков Алтая, а также якутов, чувашей, татар и т.д.) И лишь с укреплением царской власти на вновь присоединенных землях настороженный, порой агрессивный характер дискуссии сменился на живой интерес и действительное изучение духовного наследия ислама.

В изучении истории распространения ислама в Средней Азии и Казахстане огромную роль сыграли фундаментальные труды ведущих исламоведов. Наиболее глубокий след в изучении истории и религии народов Средней Азии оставил В.В. Бартольд.

Интересные сведения об истории ислама в Средней и Центральной Азии содержатся в работах таких казахских ученых, как Х.З. Акназаров, К. Бейсембиев, Е.А.К ривец, Р.М. М устафина, М.С. Орынбеков, A.С. С урапбергенов, К.Ш. Ш улембаев, а такж е В.Н. Басилов и Д.Х. Кармышева. Сведения о возникновении суфизма, его казахских формах и выдающихся деятелях мы почерпнули из работ А.П. Абуова, B.Н. Басилова, В.А. Гордлевского, Ю.Г. Петраша.

Целый ряд интересных работ, сохраняющих научную ценность и в наше время, по истории и культуре казахов принадлежит Ч.Ч.Валиханову.

В 1904 году в Петербурге вышли в свет его сочинения. Это издание было осуществлено профессором Н.И.Веселовским. В 1961 -1972гг. под * $ руководством академика Академии наук Казахской ССР А.Х. Маргулана было подготовлено и издано собрание сочинений Ч.Ч. Вапиханова в пяти томах.

В 1986году в главной редакции восточной литературы издательства «Наука»

вышел сборник под названием «Избранные произведения», куда были включены наиболее ценные в научном отношении труды Ч.Ч. Валиханова.

Коран, являясь одним из крупнейших памятников мировой культуры и человеческой цивилизации, содержит не только религиозно-нравственные предписания и эсхатологические проповеди, молитвы и заклинания, но также назидательные рассказы и притчи, обрядовые и юридические установления. Богатое литературное, эстетическое и нравственное наследие Священного Писания издавна привлекало внимание многих людей. Несмотря на запреты ортодоксов ислама, считающих, что Коран читается только на языке оригинала, во всем мире Священная Книга мусульман продолжает переводиться и издаваться на различных языках.

Впервые Коран на казахский язык был переведен Мусой Бегей-улы в 1912 году, но перевод не был издан и сохранился лишь в рукописном варианте в Уфе. В 1991 году в Медине выходит в свет перевод смыслов * Корана на казахский язык, выполненный Халифа Алтаем. Перевод публикуется параллельно с оригинальным арабским текстом. Пояснения, интерполяции помещены в самом переводе в скобках. Наряду с этим, каждая сура снабжена в самом начале небольшим введением, а также в конце издания помещен краткий алфавитный указатель, куда включены основные религиозные термины.

Первые переводы Корана на европейские языки были предприняты уже в XII веке в период испано-арабских войн и крестовых походов.

Начало традиции перевода Священного Корана и его смыслов на русский язык было положено Указом Петра Великого. В 1716г. В Санкт-Петербурге был опубликован первый русский перевод Корана, выполненный П. Посниковым. Дипломированный врач П. Посников исходил не из арабского первоисточника, а из французского перевода Андрэ дю Рие, известного ориенталиста и дипломата, долгое время жившего в Турции и Египте, в конце XVIII века. Еще один перевод также французе был выполнен видным русским литератором М.И. Веревкиным.

Первый русский перевод Корана, сделанный непосредственно с арабского языка, принадлежит перу видного востоковеда Г.С. Саблукова и был напечатан в Казани 1877 году. Одновременно с ним переводом Корана непосредственно с арабского первоисточника занимался генерал Д Н. Богуславский, окончивший в свое время ку рс факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета. Рукописи Д.Н. Богуславского / были изданы только в 1955 году. «П ереводы X IX века,- пиш ет Е.А. Резан, - по большей части восходили к мусульманской традиции и воспроизводили, поэтому понимание Корана, характерное для эпохи и социально-культурного окружения того или иного мусульманского экзегета или группы авторов».

На протяжении нескольких десятилетий, с 1963 года в истории русской и со в етск о й а р а б и с т и к и одним из л у ч ш и х п ерево до в тек ста К орана с арабского на русски й язы к о став ал ся перевод щ академика И.Ю.Крачковского, который отличается от всех русских и западноевропейских переводов Священного Писания мусульман, существовавших к началу 20-х годов XIX века, наиболее адекватной по форме и содержанию передачей древнеарабского текста.

В 1995 году вышел в свет перевод Корана, выполненный профессором М.-Н.О. Османовым. М.-Н.О. Османов стремился не только к наиболее точному воссозданию арабского оригинала, но также приблизил его к пониманию русскоязычного читателя. Перевод был выполнен с учетом достиж ений предшественников, а также привлечением толковых словарей арабского языка и все основные, традиционные комментарии тафсиров.

В 1991 году в Москву вышла в свет книга известного арабиста, исламоведа М.Б. Пиотровского «Коранические сказания», содержащая коранические легенды и предания, анализ их истоков, их бытования в доисламской Аравии и в странах арабо-мусульманской культуры. Автор собрал воедино разбросанные по всему Корану повествовательные сюжеты и мотивы, изложил их содержание в последовательности событий. В таком виде на русском языке коранические сказания были изложены впервые.

Тематическая книга разделена на несколько разделов:

«Мухаммад». «Коран», «Творение мира и человека», «Пророки великих катастроф», «Друг Аллаха» Ибрахим», «Прекрасный рассказ о красавце Йусуфе» и других. Научные анализы подробно даны в примечаниях.

И сследование «Ф разеологи я Корана: О пыт сопоставления фразеоречений Корана и арабского классического языка» (Москва,

1996) профессора В.Д.Ушакова содержит сопоставительный анализ коранических фразеоречений, огромное большинство которых вошло во фразеологический фонд арабского классического языка, в частности и в казахский язык и литературу и продолжает оставаться употребительным в современном языке.

В 1996 году вышла книга «Мусульманская священная история.

От Адама до Иисуса. Рассказы Корана о посланниках Божиих», составленная Т.К. Ибрагимом и Н.В. Ефремовой. В этой книге в хронологической последовательности и в систематизированном виде представлена история жизни и деятельности более тридцати пророков.

Рассказы Корана о пророках от Адама до И исуса дополняю тся преданиями, взятыми из классических толкований к Священному Писанию мусульман и сочинений авторитетны х мусульманских хронистов. Цитаты Корана приводятся в переводе составителей.

В 1998 году ими же был выпущен указатель под названием «Путеводитель по Корану», составленный в соответствии с мусульманской традицией структурирования коранического вероучения. «Путеводитель по Корану» состоит из пяти глав, излагающих основные положения д мусульманской догматики. Указатель удобен тем, что в начале каждого Ц раздела представлена краткая характеристика какого-либо персонажа или понятия в мусульманской традиции вообщ е, даны различные коранические обозначения, перечислены все аяты, в которых встречаются то или иное его обозначение.

М ногие произведения мусульманских народов самых разных жанров и направлений включает в себя большое количество материала, заимствованного из Священного Писания мусульман. Первую попытку \ по проблеме влияния Коран на персидскую литературу осуществил проф ессор М.-Н.О. О см анов в статье « К оранические цитаты и реминисценции у Омара Хайама» в книге «Семитские языки» (Материалы первой конференции по семитским языкам 26-28 октября 1964 года).

В книге «И слам. Религия, общ ество, государство» (М осква,

1984) помещена статья А.А. Долининой «Коранические цитаты и реминисценции в «М акамах» А л-Х арири», в которой выделяются несколько групп коранических цитат у ал-Х арири, вклю чаю щ их, например, образные выражения и некоторые устойчивые словосочетания, которые применены не к тем лицам, предметам, явлениям, ситуациям, что в Коране. Другая группа цитат - это «цитаты переосмысленные» и т.д. Автор отмечает, что «вопрос об использовании Корана в литературе по-настоящему не изучен».

Если в п реды дущ и х р азд ел ах мы п о п ы тал и сь р ассм о тр еть специфические моменты затрудняющих переводы М.Ж. Копеева на русский язык во временном, и жанровом, и в языковом, и стилистическом аспектах. Попытались обобщить имеющийся опыт, имеющиеся наработки с целью использования их на практике.

То в данном разделе с использованием историко-аналитического изучения подлинника, попытаемся прояснить степень коранического вливания, то есть узнать долю присутствия арабской и персидской лексики в лирике М.Ж. Копеева и определить вытекающие отсюда / дополнительные трудности для переложения копеевской поэзии на ц русский и другие языки.

Казахскому читателю всегда были очень близки многовековые духовные сокровища, творения гениев Востока. Это вполне логически объясняется многовековыми взаимоотношениями народов- носителей языков арабского, фарси, тюрки, единством веры, сходством многих национальных традиций, ритуалов, социально-бытовых особенностей и т.д. В языках народов, которые веками были соседями, тесно общались, обоюдно оставалось много заимствований, которые, зачастую, сохранили свой изначальный смысл, не позволяя забывать о добрых временах, глубоких взаимоотношениях и замечательной культуре. Именно эти качества, оставшиеся в языках как некий спасительный код, со временем помогут нам вернуться к живительным источникам великой духовности.

Целью исследования освещенного в нашей книге является изучение и выявление коранических мотивов в лирических произведениях МашхурЖусупа Копеева. Для исследования степени и форм проникновения коранической мусульманской традиции в казахскую литературу, и конкретно в нашем случае, в поэзию Копеева, нами были привлечены пять томов собранных сочинений М.Ж. Копеева, объединяющих именно лирические творения поэта. Дополнительно нами было проведено исследование большого числа стихотворных строк и устного творчества поэтов-жырау XV века - конца XIX века, на примере творчества БухарЖырау и Шалкииз-Жырау, что позволило в конечном счете выявить динамику роста количества арабской лексики с развитием письменной литературы. К примеру, если в устной поэзии жырау из количества слов, вошедших в казахскую поэзию в среднем на четыре -п ять строк приходилось одно арабское или персидское слово, тогда как в произведениях XIX века арабские слова и фарс из мы встречаются чуть ли в не каждой стихотворной строке.

Проведенное нами исследование показало, что при переходе от устной традиции к письменной наблюдалось и заметное увеличение заимствований из арабских и персидских источников.

Для поэзии жырау были характерны импровизация в декламационно­ речитативном исполнении. С распространением ислама коранические мотивы, цитаты и другие клише в устной поэзии используются в основном в качестве готовых поэтических формул. Это наглядно видно на примере творчества Шалкииза-Жырау, где коранические вливания заявлены в оригинальных речевых штампах, характерных для казахской религиозно-поэтической традиции, выражениях типа: «Тэшршщ уи»

\ кеб ет» и «Тэшршщ уш бэйтолла», т.е. «Дом Тенгри-Кааба» и «Дом | Тенгри-байталлах» (араб, байталлах - дом Аллаха). Для устной поэзии жырау характерно относительно широкое использование сюжетов, связанных с пророком Ибрахимом, Хизром, Зул-Карнайном, ангелом Азраилом. Иногда в исследуемых текстах встречаются интриги, для расшифровки которых требуется уяснить схему построения какого-либо образа. В других случаях восстановить тот или иной завуалированный § коранический мотив можно благодаря некоторым ключевым словам.

Надо отметить, что зачастую традиционное кораническое содержание в казахской поэзии можно обнаружить только сквозь призму персидской образности. Так, в поэзии Бухар-Ж ырау, мы выявили некоторое подраж ание персидской поэзии. М ногие коранические мотивы в казахскую устную поэзию проникали не только непосредственно через Коран, но и через хадисы и тафсиры. В поэзии Бухар-Жырау и ШапкиизЖырау коранические темы, сюжеты, мотивы, цитаты и персонажи встречаются все же эпизодически и носят лишь орнаментальный характер.

В XIX веке в связи с новыми реалиями жизни, связанными с присоединением Казахстана к России, началом функционирования крупных типографий и распространения мусульманской литературы на национальном языке арабским шрифтом, увеличением количества мечетей и м едресе и, как следствие, религиозного просвещ ения казахского н асел ен и я, казахская л и тер ату р а и сп ы ты вает более сильное влияние коранических тем, сю жетов, мотивов, образов, цитат. В сочинениях авторов XIX века имена пророков, восходящих к мусульманским преданиям, коранические темы, сюжеты, мотивы, реминисценции и цитаты, многочисленные арабизмы и фарсизмы имеют уже самостоятельное значение для построения и осмысления сюжета.

Анализ отдельных стихотворений М.Ж. Копеева, написанных после туркестанских экспедиций, позволяет расценивать его сочинения как переложение смыслов коранических аятов на казахский язык. В то же время в текстах встречаются слова с его авторской интерпретацией.

В большинстве же произведений коранические мотивы претерпевают у него серьезную трансформацию, приобретая иной смысл, идейную оригинальность и новизну.

Обращ ает на себя внимание стремление авторов XIX века по возможности находить и использовать в своих произведениях казахские эквиваленты, означающие те или иные исламские термины. Этот факт свидетельствует еще и о том, что к этому периоду казахский народ уже был готов трактовать мусульманские понятия на своем языке.

Говоря об арабизмах, встречающихся в казахских текстах начиная, \ с XV века, прежде всего, следует отметить, что их проникновение Л на язык тюрков началось еще в глубокой древности, что объясняется общностью исторических судеб древних племен, живших на территории ны неш него К азахстана, с м усульм анским В остоком, и в первую очередь, длительными торговыми и культурными контактами. Процесс проникновения арабизмов в казахский язык отмечен двумя всплесками активности: в середине IX века связи с проникновением ислама вглубь территории Туркестана и в XIX, когда ислам окончательно укрепился на всей территории Казахстана. С расцветом мусульманского просвещения и культуры в Казахстане в XIX веке количество арабизмов в литературе возрастает. К исследованию для анализа нами были взяты произведения таких представителей устного поэтического творчества как Бухар-Жырау и Шалкииз-Жырау. Из исследованных 850 строк нами было выделено 178 арабских слова.

В среднем вышло на 5 строк текста приблизительно одно арабское слово.

А вот при количественном анализе состава арабских слов в лирике Машхр-Жусупа Копеева обнаруживается, что на 1514 строк приходится 1118 слов, т.е. на 1,3 строки - один арабский элемент.

Кстати, до среднеазиатского круиза в произведениях М.Ж. Копеева на 500 строк приходилось чуть больше 100 арабской лексики, т.е.

на 5 строк текста поэтом было использовано одно лишь арабское слово частотность почти как у представителей устного народного творчества:

акынов и жырау.

А вот по фарсизмам заметной разницы в заимствованиях между поэтами-жырау и Машхур-Жусупа Копеева нет. Стихотворения из двенадцати строк, содержат в каждом стихе не больше двух-трех персидских слов. Чаще встречаются одно - два заимствования.

С ледует отметить, что некоторые заимствованны е арабские слова приобретают слово изменяющиеся аффиксы казахского языка, например, адшдш (справедливость, (адил); берекенмен (с изобилием, (барака); дуниеде (во вселенной, (дуниа); и т.д. а также претерпевают фонетическую трансформацию, например: пусырман (мусульманин (пусурман); кайыр (милостивый, (кайр, от ар. сл. хаир); пакыр (нищий,(ар.

сл. факр); 0м[р (жизнь (ар.сл. умр); кауып (опасность от ар.сл. хаур); и т.д. Персидские слова, встречающиеся в произведениях М.Ж. Копеева, также претерпевают фонетические изменения, например: Парасат (разум, рассудок, от перс, слово фарасат).

В обширном наследии Машхур-Жусупа Копеева хранится огромное количество материалов, доказывающих многогранность и глубину его научных познаний. Поэт-мыслитель основательно - изучал поэзию / Востока, в нашем случае и арабскую, и персидскую, восхищаясь глубиной ц философских суждений, яркими сочными красками изобразительно­ выразительных средств художественным совершенством сочинений. Им самим был создан ряд произведений по мотивам восточной поэзии- одна из них поэма «Гульшат - Шеризат». При всей суровости письма, присущего Копееву строгости стиля, здесь он на восточный манер, создавая портрет Гульшат, использует яркие возвышенные эпитеты, сравнивая прелестные черты красавицы с прекрасными цветами, драгоценными камнями.

В таком же ключе написаны и два следующих сочинения «Губратнама» и «Баян-нама». Однако коранические и восточные мотивы благотворно влияя на творчество М.Ж. Копеева и поэтов его поколения, напротив создавали серьезные препятствия для транслирования на русский язык «увосточенной» поэзии казахских поэтов XIX века. Вносились коррективы в ритмику, систему рифмования, композиционные строения, видоизменялись форматы привычных жанров и стихотворных форм.

Глубина и богатство копеевской мысли, с его емкостью слова в купе с этими восточными «нагромождениями» и коранической напевностью делает их перевод совершенно трудной вещью. С другой стороны, поэзия Машхур-Жусупа органически вобравшая в себя казахский дух, кочевую ментальность, близкая к истокам незамутненной народной поэзии, фольклору и без этих коранических вкраплений сбивает с толку его исследователей и переводчиков.

Но М.Ж. Копеева уже стали переводить, и будут переводить.

Пока переложения получаются расплывчатыми, а порой раздражающе примитивными. Даже чтоб сохранить форматы, ритмику и стиль его стихов многим приходится жертвовать. Исчезает многоплановость и метафоричность стиха в отдельных переводах, сходят на нет характерный для Копеева сплав прозаической конкретности с высокой поэзией.

Конечно, еще будет сломлено немало копий, растрачено немало сил, ума, таланта и изобретательности, чтоб разъяснить «темные», неразрешимые места поэзии Копеева, чтоб перевести его поэзию на том уровне, на каком она звучит на казахском языке.

Итак, в нашу литературу вернулся великий поэт, вернулся классик уровня Абая, Шакарима. И это уже несомненный факт.

Для русского человека, да впрочем, и для большинства народов стран нынешнего СНГ, т.е. для всех, кто может читать русского поэта в оригинале, не вызывает никого сомнения то, что Пушкин является «ясным солнцем» русской поэзии, «началом всего нового», что он входит «в ряды классиков, творчество которых стало достоянием не только национальной, но и мировой литературы», причем не только входит, а начинает тот список как «первый русский классик». И в то же время заставляют задуматься слова критика П. Пал невского, у которого каждое слово является весомым: «Если смотреть глазами западного читателя, то не всегда заметно место Пушкина в русской классической литературе».

Не случайно так же сказано Д.С. Мережковским: «Россия сумела сделать Пушкина самой гениальной среди русских людей, однако не подняла на мировой уровень, не поставила в один ряд с Гете, Шекспиром, Данте, Гомером, то есть, на место, на самом деле достойное внутреннего содержания своей поэзии». Конечно, увязывая эти слова с творчеством Абая, Шакарима и Машхур-Жусупа, можно адресовать их точь-в-точь нам, казахам. По словам специалистов иностранных языков, француз, англичанин или немец, прочитав Пушкина на своем языке, может быть удивлен, не понимая, почему русские так восхищаются им, разве мало на земле таких поэтов.

Во время празднования 150-летия великого Абая, не говоря о читателях ближнего и дальнего зарубежья, даже среди множества скептиков нашего родного Казахстана встречались мнения типа:

«Возможно, и есть необходимость выдвигать кого-нибудь на мировую арену, но, ознакомившись с наследием Абая, мы ничего из ряда вон выходящего не смогли найти». Как бы мы ни гордились своими мастерами пера, как бы широко ни пропагандировали их творчество, видимо, подобные разговоры не прекратятся до тех пор, пока их произведения не будут переведены достойным образом, то есть, чтобы были признаны миром. Не говоря о нас, буквально недавно вошедших в мировое цивилизованное сообщество как суверенная страна, даже на родине великой русской литературы - в России - академик Евгений Челышев накануне 200-летнего юбилея поэта выдвинул проблему - «Можно ли включить А.С. Пушкина в ряды классиков мировой литературы?», причем именно этот вопрос сделал заголовком своей статьи. Наверное, и этот факт говорит о многом. Иностранцы, читающие Пушкина на своем языке, пишет автор, не могут поверить нам, что стихотворение вышло из-под пера гениального поэта, они должны убедиться в этом, лишь получив истинное наслаждение как от произведений Гете, Шекспира, Данте.

Наше исследование: о корани ческих тради ц и ях в лирике М.Ж. Копеева, а если взять шире в целом в казахской литературе XIX века, имеет свои перспективы —требуя своей дальнейшей разработки с использованием расширенной источниковедческой базы и новейших методов и принципов научного анализа. Проведенный нами текстологический анализ лишь наметил векторы более универсального изучения проблемы присутствия коранических мотивов в казахской литературе в целом и конкретно в произведениях отдельных авторов. Интересные результаты может показать выявление путей проникновения коранической лексики, образов и реминисценций* в казахскую поэзию не только через Коран, хадисы, тафсиры, но и через персидско-таджикскую литературу.

ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Культура любого народа, прежде всего, конечно же, отражается в его литературе, где аккумулируются мечты, думы, чаяния, не только отдельных его представителей, но и состояние определенного социума в заданной пространственно-временной плоскости. Это в равной мере относится и к казахской поэзии. Утверждают, что по характеру поэзии можно определить своеобразие творческой личности, даже его эпоху, а по литературе в целом и даже, пожалуй, духовную ментальность всего народа.

Однако о какой высокой духовной ментальности казахского народа можно было вести речь двадцать лет назад, если огромный пласт нашей настоящей литературы находился в глубоком забвении. Нам не были известны произведения Ахмета Байтурсынова, Магжана Жумабаева, М иржакипа Дулатова, Нуржана Науш абаева, А сета Н айманбаева, Шакарима Кудайбердиева, Машхур-Жусупа Копеева и десятка других великих имен.

Но к счастью, настали иные времена. И мы с трепетом называем их имена, восхищаемся, знакомясь с их творчеством, которое все же несмотря ни на что мы сумели сохранить. Машхур Жусуп Копеев...

один из них, чье творчество мы сумели сохранить и вернуть, из глубины веков, своему народу.

С охран енное творчество М.Ж. К опеева представляется нам уникальным не только в своеобразной многогранности и художественности, но и философичности и проникновенности. Его наследие является для нас как бы художественным завещанием автора, в нем заключены грандиозные открытия казахской словесности той эпохи. Его произведения рассказывают нам о том, как шло осмысление «вечных» экзистенциальных тем, зафиксированных в национальных культурных архитипах. В этом и есть непреходящее значение и достоинство возвращенной литературы.

Таким образом, мы уже не раз убеждались в том, что главной задачей Копеева-мыслителя вывести казахское общество из темноты и невежества, приобщить народ к знаниям, культуре, искусству. Его убедительные и своеобразно высказанные идеи, суждения, назидания и мысли были подчинены этой большой цели. Уже на начальном этапе исследования творчества Машхура Жусупа мы были поражены многогранностью и глубиной его поэзии.

Надо полагать, что его душа, искавшая свет, правильный путь для развития своего народа, не находила удовлетворительного ответа.

В начале XX века Машхур Жусуп —в состоянии глубокого и тяжелого раздумья. Новые потрясения на одной шестой суши не рассеивают его сомнения. Живя последние 15 лет в советских условиях, он не находил в них ничего созвучного устремлениям своей души.

В художественных произведениях, главным образом, в философских обобщениях поэт стремится разгадать истинный смысл бытия, выступает как человек, постоянно ищущий истину, справедливость. Но его размышления о бренности человека, о нравственности, основанной на веровании, весьма традиционны.

А в целом по творчество Копеева, конечно же, займет в истории казахской поэзии своё особое место. Хотя бы, потому, что он утверждал / реализм в казахской поэзии, придав ей гражданской активности и динамизма. А по творчеству, и по времени был близок великому Абаю.

Но, как не раз мы уже отмечали, в течение долгого времени он оставался неизвестным широкому кругу читателей, его наследие было яи запретным. Теперь настали другие времена, и к творчеству М.Ж. Копеева стали проявлять интерес и литературоведы и переводчики как нашей республики, так и их зарубежные коллеги.

Но как это неестественно звучит о Машхур-Жусупе Копееве как о поэте, мастере художественного слова пока произносятся первые слова. Но а ведь еще народный комиссар образования Казахской ССР Смагул Садвокасов еще в 20-х годах прошлого столетия настаивал на серьезном исследовании творчества поэта. Сабит Муканов. Абдильда Тажибаев настаивали на издании его стихов. Неоднократно говорили официально и неофициально о необходимости возвращения народу наследия поэта М. Каратаев, А. Маргулан, Ш. Чокин, Д. Абилев.

Специалисты - литературоведы отмечают «человеческое лицо»

творчества М.Ж. Копеева. И не случайно, что в поэзии автора наиболее употребляемым словом является слово-Адам. Убедиться в этом не сложно.

Возьмем его известное стихотворение « Аллах сотворил землю в воскресенье». Слово «Адам» Копеев употребил в этом произведении двадцать четы ре раза и это зам етьте, без синоним ов «журт» и «халык» - жаратты адамзатты» («воссоздал человечество»), «Адам болды» («Человеком стал»), «Бейшара Адам», («Бедный человек»), «Б1р адамга» («Одному человеку»), «Болмайды Адам», («Не станет человеком») и т.д.

Читаем другое стихотворение —«Свет пророка». Слово «Адам»

встречается здесь десять раз: «адамды топырактан алды» («из песка человек сотворен»), «адамнын мацдайына» («На человеческом лике»), «Адамга ашылды» («человеку открылись») и т.д.

Далее можно не считать: на слово «Адам» будем наталкиваться едва ли не в каждом стихотворении, басне, дастане, толгау.

«Адам» по - русский означает человек, Машхур-Жусуп любил человека, он служил ему, сопереживал за него, но его народ, его «человек»

зачастую не понимал его, не внимал его словам, а он убеждал его вслушиваться в слово разума, он мечтал улучшить человека, облекал его словом мудрым и словом образования.

Нетрудно убедится в том, что у Машхур-Жусупа каждое слово, взятое в стих - объемно, многолико, многозначно. Его слова—это и язык, и речь, и назидание, и мудрость «плоское пустое слово» не прельщает поэта, чужды ему и витиевато напыщенные словеса из восточной поэзии. Если и есть в его поэзии арабские и персидские слова, они конечно присутствуют в его лирике довольно часто, то каждый из них многомерен и глубок. Вероятно поэтому, лирика Машхур - Жусупа, кажется бездонной, безграничной, сложной и далеко не всегда и не всем доступной. Ведь каждое вплетение в поэзию Копеева, слова из казахского, древнетюркского, чагатайского, арабского и персидского языков органично вносит своё национальное начало, свою лексическую специфику, а также новые реалии. Это одна из причин, объясняющих трудность перевода на другие языки поэзии Копеева.

Человеку свойственно стремиться к новому, неизведанному, что объясняет желание людей познать окружающий мир и его содержимое.

Это стремление порождало всевозможные общения, связи, которые способствовали эволюции и прогрессу человечества. Здесь уместно вспомнить слова русского востоковеда Н.И. Конрада:... важны не сами связи как таковые, а значение этих связей для литературного процесса, развертывающего в данной стране. Действие литературных связей является структурным элементом каждой отдельной литературы, т.е.

прежде всего «внутренним» делом данной литературы. Действительно, без связей, общения нет роста и развития для любой литературы. Миссия трансформации литературных ценностей лежит на плечах переводчиков, от которых зависит судьба интерпретированного оригинала. Творения гения — достояние мира, оно не знает границ, к нему тянуться лучшие люди, познав эту ценность, желают передать своим ближним и познакомить интересующихся. Перевод - дело ответственное, многотрудное и сложное.

Хороший перевод может подарить произведению достойную известность, равнозначную популярности подлинника.

Настало, думается, время, когда казахская литература без так называемых «белых пятен» и запретных имен и тем должна изучаться и развиваться в полной мере, во взаимосвязи с мировой литературой. В контексте сказанного, нами сделан еще один шаг. Данное исследование явилось своеобразной литературной презентацией, где мы по возможности постарались представить на суд русскоязычной аудитории весь микрокосм поэзии М.Ж. Копеева.

В данном учебно-методическом издании освещены узловые вопросы поэтического перевода с казахского на русский язык: рассмотрено история переводческого дела в Казахстане, аргументирована необходимость учета социально исторических факторов эпохи, отраженных в лирике М.Ж.

Копеева; указаны возможности достижения функционального соответствия перевода подлиннику рассмотрены переводимость и непереводимость лексических единиц поэзии Копеева; обоснована необходимость знания особенностей быта, культуры, традиций, национального восприятия и мышления этноса в совокупности с творческим перевоплощением поэта

- переводчика. Доказан рост адекватности переводных произведений в зависимости от знания языка оригинала переводчиком. Рассмотрен как усложняющий для перевода фактор - коранические вливания в лексический багаж поэзии М.Ж. Копеева.

На сегодняш ний день преобладаю щ им является перевод с ЧУ подстрочника, что означает о неооходимости серьезной заготовки языкового материала.

Сопоставительное аналитическое изучения оригинала и перевода позволило выявить и систематизировать наиболее характерные ошибки, снижающие качество перевода.

Комплекс выводов и рекомендаций и определение перспектив, сделанных в книге, представляют собой определенную методику, использование которой должно привести к получению качественных переводов.

Хороший перевод —еще и верный путь пропаганды достоинств языка. Мы говорим, что в переводе происходит состязание оригинала и переложения, то есть, своеобразное творческое соперничество автора и переводчика. Однако и это не все. В переводе идет соревнование и языков.

А это уже, в конечном счете, образно говоря, соревнование народов и стран в духовности. Следовательно, перевод-один из путей, с помощью которого выдается возможность доказать величие своей нации, духовную мощь родного народа. / А для достижения этих задач сегодня для нашей литературы, в первую очередь требуется современная генерация современных переводчиков, пишущих и мыслящих на русском и казахских языках тем самым представляющих собой могучую в художественно —языковом отнош ении волну переводчиков-билингвов, да еще органически связанных с родной землей.

источников

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ

1. Копеев М.Ж. Тандамалы. 1-т. Алма-Ата: Гылым, 1 9 9 0.-2 1 3 б.

2. Копеев М.Ж. Шыгармалары. 1-т. Павлодар: ЭКО., 2003. - 4 3 5 б.

3. Копеев М.Ж. Шыгармалары. 2-т. Павлодар: ЭКО., 2003. - 384 б.

4. Копеев М.Ж. Шыгармалары. 3-т. Павлодар: ЭКО., 2003. - 382 б.

5.Копеев М.Ж. Шыгармалары. 4-т. Павлодар: ЭКО., 2004. - 534 б.

6. Копеев М.Ж. Шыгармалары. 5-т. Павлодар: ЭКО., 2005. - 410 б.

7. Копеев М.Ж. Шыгармалары. 6-т. Павлодар: ЭКО., 2005. - 410 б.

8. Копеев М.Ж. Шыгармалары. 7-т. Павлодар: ЭКО., 2006. - 394 б.

9.К о п еев М.Ж. А б ай д ы н «Ж аз» е л е н к А л м аты : / К а за к энциклопедиясы. - 1995. - Б. 11

10. Каратаев М. Эстетика и эпос. Алма - Ата: Жалын, 1977. - 200 с.

И. Солтанбайулы 3. МэшЬур. Павлодар: ЭКО., 2001 - 178 б.

12. Ж усшК.П. Керкем сездщкудреть Павлодар: ЭКО.,2 0 0 0.-2 8 8 б

13. КалижанУ. МэшЬур Жусш. Зерттеу. Алматы: Атамура, 1998.-1186

14. Муканов С. Халык мурасы. Алматы: Жазушы, 2003. - 303 б

15. Габдуллин М. Щазак халкы ны н ауыз эдебиетк Алма-Ата:

Жасушы, 1 9 7 4.-2 4 5 б

16. Эбилев Д. МэшЬур Жусш (естел1к). Алма-Ата: / « Жулдыз», 1990, № 12. Б. 116-129 &

17. Кенжебаев Б. XX гасырдьщбасындагы казак эдебиел. Алма-Ата:

Мектеп, 1966. - 299 б

18. Д эу1 Тов С. МэшЬур Ж усш Копеев. Алма-Ата: // Казакстан м ектебк! 1990, № 2. Б. 72 - 77

19. Тунгышбаев К- Туган эдебиетжанашыры. Алматы: // Казакстан м е к т е б ь - 1995. Б.73-74

20. Дэуггов С. Халыктьщ маржан сезш кагирлеген. Алма-Ата: // Казак эдебиет! 1 1983, № 34. Б. 12-13

21. Шарапиев Т.Ш., Копеев С.Ш. Рулама гумыры. — Павлодар:

ЭКО., 2007. - 157 б

22. Сутжан С.Н. МэшЬур мурасы. - Павлодар: ЭКО., 2007. - 1 0 4 бет

23. Аргынбаев X. МэшЬур Ж усш тщ екх батасы. Алматы: // Ана ТШ —1992, № 30. —Б. 15 1.

24. Мухаметханов К., Жусш К.П. МэшЬур Жусш мурасы жешнде.

Алма-Ата: Ц «Жулдыз». - 1984, № 3. - Б. 174-181

25. Турысбек Р. Улт мураты жэне руханият. / V МэшЬур Ж ус1п окулары атты халыкаралык конф.материалдары. Павлодар, - 2006

26. Поэты пяти веков. Алма-Ата: Жасушы, 1984. т. 1. С.241,247,250.

27. Каскабасов С. В поисках бессмертия. // Простор. -1990.-№2С. 153-159.

28. Кепеев М.Ж. Абайды сынап. // Айкап. - 1889. - № 48.

29. Омаров Б. Зар Заман эдебиет!. Монография. Астана: Елорда. б.

30. Кепеев М.Ж. Баянаулдан хабарлар. // Дала уалаяты газет!. 1889, № 38-39.

31.Кепеев М.Ж. Баянаул. // Дала уалаяты газет». № 6,7. Казань: 1890

32.Субханбердина у. Дала уалаяты газел. - Алматы: Гылым, ! 996.

216 6. Б.68.

33.Казах.ССР. Краткая энциклопедия. В —4т. Гл. Ред. Нургалиев Р.

Алматы. Т. 4. —1991. 688 с.

34. Садуакасов С. «Казак эдебиетЬ (тарихи талдау очерк). // Трудовая Сибирь. 1919. №1.

35.Камзабек^лы Д. «Смагулдын эдеби сын енбектерЬ) // Жулдыз Б. 188-198.

36. Смирнова Н.С. Очерки казахской литературы X УШ века. Алматы, 1954. 124 с.

37.КаскабасовС.А. Казахская несказочная проза.-Алматы:

- Наука, 1990. 1990. 240 с.

38.Азизбаева Б. Казахские народные романтические дастаны. 1 Алматы: Гылым, 1990.575 с.

39.Базарбаев М. Эстетические богатства нашей литературы. Алма —Ата: Жазушы, 1976. - 380 с.

40.Сатыбалдиев А. Рухани казына. Алматы: Жазушы, 1967.33-46 б.

41 Маргулан Э.Х. Машхур-Жусш Копеев // Казак эдебиеть 1940. - №2.

42.Жумалиев К., Муканов С. Казак эдебиетГ. - Алматы:

- 1948. - 150 б.

43.Муканов С. Абайдын щэктрттер! туралы. Алматы. - 1992. - №4.

Б. 57-70.

44.Габдуллин М. Д ш илл, ултшыл МэшНур Копеев туралы. // С о ц и а л и с т Казакстан. —1952. - 26 сэу1р.

45.Бейсенбиев К. Из истории общественной мысли Казахстана второй половины XIX века. —Алматы: Казахстан, 1957. С. 196.

46.Семерьянов В.Г. Вершина Машхура. Павлодар: ЭКО, 2005.- 96 с.

47.Базарбаев М. Казак эдебиет тарихын зерттеудш кейб|р мэселелерь // Казак т ш мен эдебиет!. —1958.- №10. Б. 31-39.

48.Кенжебаев Б. Казак XX гасыр басындагы демократ жазушылары.

- Алматы. 1958. - 57 б.

49.Ысмаилов Е. Идеялык нысана — квркем шыгарманын нег1зН аркауы. // Казак эдебиет». - 1956. А. №24 - Б. 3.

50.Каратаев М. Туган эдебиет туралы ойлар Алматы - 1958.

Б. 112-121.

51.Коныратбаев 0. МэшЬур - Жусш лирикасы. Казак эдебиеть Алматы. - 1959.- №25. Б. 3.

52.Суйшшэлиев X. Г ылыми мэш зор ецбек.// Казак эдебиет! - 1960.

№49 С 3.

53.Исмакова А.С. Казахская художественная проза. Алматы: Гылым,

1998.394 с.

54.Дербисалин 0. Казактын октябрь алдындагы демократиялык эдебиеть - Алматы, Гылым, 1966.-Б. 141-143.

55.Джумалиев К. Очерки по истории Казахской революционной литературы. Алматы. - 1968. С.54-61.

56.Дуйсенбаев Ы. Эпос жэне ак! Алматы: Гылым.

1987. Б. 171-174.

57.Потанин П.Н. Казахский фольклор. - Алматы:

- Наука, 1972.

С.61.С.322.

58.Берд1баев Р. Гасырлар сыры. Алматы: Жазушы - 1977. 323 б.

59.Магауин М. Кобыз и копье: Повествование о казахских акынов и жырау XV - XVIII вв. Алматы: Мектеп, 2003. - 174 с.

60.Суиншалиев X. XVIII гасыр эдебиеть Алматы, 2006.-283 - 414 б. Мектеп. - 1982. -3 том.

61.Кел1мбетов Н. Бес гасырдыц алтын казынасы // Казак эдебиет1.

-1 9 8 5.-№ 2 0.-с Б. 7.

62.Габдуллин М., Сыздыков Т. Казак халкынын батырлык жыры.

Алматы, 1972. - 224 б.

63.Бекхожин X. Олен еткелдерк Жазушы, 1986. - 223 б.

64. Казак колжазбаларынын гылыми сипаттамасы. 6 томдык. Алматы:

Гылым, 1989. - том 1- 295 б.

65.Сутжанов С.А. МэшЬур — Жусш Кепейулынын шыгармашылык ем1рбаяны - 1994. - 79 б.

66.Коныратбаев Э. Казак эдебиетшщ тарихы. - Алматы:

- Санат.

1 9 9 4.- Б. 2 0 3 -2 1 0.

67.Канапьянов К.К. Избранное. Переводы с казахского. Павлодар:

Кереку, 2006. Т. 1. - 97 с.

68.Субханбердина V, Сейфуллина Д. Казак мтабыныц шеж1реа.

Алматы: Рауан - 1996. - 286 б.

69.Бижанов Ж. МэшЬурдан 25 том мурасы калган. // Жас алаш.

1998. №97. Б.6.

70.Казахи: 9 —томный справочник. Том 2. Историческая личность.

Алматы. - 1998, с 397-399.

71.Батырбекова Р.О. Из истории литературных связей. Алматы:

Бйнм. 1998 - 144 с.

72.Шалгымбаев Ж. Елеукенов Ш. Казак кггабыньщтарихы. Алматы:

- С анат-1999.- 192 б.

73.Нёгимов С. МэшЬур- Ж у с т шыгармал арынэн бей нес». // МэшЬурЖусш Охулар (1-Ш1 жинак).- Павлодар: ПМУ, 2001.-176 б.

74.Умбетей Жырау. // Акыкэт, 2007. №8. - 3 б.

75. СуиниIалиев X. Казак эдебиетжт тарихы. Алматы: Санат, 2006,- 904 б.

76.Дэутов С. МэшЬур Ж усштщ хаты. // Казак т ш мен эдебиет).

Алматы:

-- 1997. - №2. 6.12.

77.Нургали Р. Шыгармалар жинагы. 7 томдык. Астана:

- Фолиант.Т.З

-2 0 0 3.6 4 9 б.

78.Нургали Р. Сез енерж щ эстетикасы. / Монофафия. - Астана:

Елорда. 2003. - 424 б.

79.1Дыбин В. Поэты Казахстана. М. -Л.: Советский писатель, -1978. -С. 74.

80.Шакарим. Шыгармалары. - Алма - Ата: Жазушы, 1988. - С. 236, 349-350.

81.Ахметов 3. О языке казахской поэзии. Алма-Ата: 1970. 412 с.

82.Составитель М.Алимбаев. Антология казахской поэзии. АлмаАта:- Жалын. 1983. - 3 3 6 с.

83.Сыздыкова Р.Г., Хусаин К.Ш. Казахско - русско словарь. Алматы.

Дайк —Пресс. 2002.- 1005 с.

84.Васильев С. История религий Востока. М.: Высшая школа. 1983.— с.

85.Максуд Р. Ислам. М.: 2003. —168с.

86. Ибн Араби. Геммы мудрости. - М.: 1987. 105 с.

87.Суйшшалиев X. 10 - 17 гасырдагы казак эдебиет». - Алма-Ата,

1973. Б. 18.

88.Букар жырау Калкаманулы шыгармалары. - Алма-Ата, 1982. Б. 14.

89.Бахтин М.М. Эпос и роман. СПб., 2000. - 301 с.

90.Савельева В.В. Художественный текст и художественный мир.

Алматы:

- Дайк —Пресс, 1996. С. 172. I

91.Бектуров Ж.Ж. Проблемы семантики устной индивидуальной культуры казахского народа. В с б.« Исследования по истории и семантике стиха » Караганда, 1989. С.44.

92.Шэкар1м. Шыгармалары. - Алма-Ата: Жазушы, 1988. Б.378.

93.К ум исбаев У. П роблемы араб о-п ерси д ски х и казахских литературных связей. (19 —20 вв). Алматы, 1996. С.221.

94.Саггпаева Ш.К. Шакарим Кудайбердиев. Алматы: Гылым, 1993. С.22.

95.Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Художественная Литератураб 1975. 277с.

96.Шакарим. Записки забытого. Алматы: Жазушы, 1992. С. 120.

97.Белыер Г. Гете и Абай. Алма-Ата: Жалын, 1989. С. 13,56,63.

98.Идрис Шах. Суфизм. М.,1994. С.13.

99.0м1ралиев К. 15 - 17 Гасылардагы казак поэзиясынщ тцц. АлмаАта: Гыяым, 1976. —С.142.

100.Султанов К.К. Самосознание национальной литературы.

М., 1995. С.5.

101.Сарсенбаев А.О. О стилистическом расхождении с оригиналом русского перевода романа М Ауэзова «Путь Абая». Алматы, 1970.С.245-254.

102.Лихачев Д.С. Принцип историзма в изучении единства содержания и формы литературного произведения. М., 1960. - С. 166.

103.К,аскабасов С. Золотая жила. Астана: Елорда, 2000. 752 с.

104.Исмаилов Б. Акыны. Алма-Ата: 1957. С.138.

Ю5.Ауэзов М.О. Мысли разных лет. Алма-Ата, 1961.- С.542.

Юб.Радлов В.В. Образцы народной литературы тюркских племен.

СПб., 1870. Т.З. С.336-442.

107.0рлов А.С. Казахский героический эпос. М., 1945.С.134-139.

108. Куспанов С. Перевод поэзии Абая на русский язык. /Автореферат дссертации к.ф.н., Алма-Ата, 1966. 20 с.

109. ЕсеналиеваЖ.Ж. Особенности употребления арабизмов и фарсизмов в поизведениях Абая. Автореферат диссертации к.ф.н. Алматы, 1993.30 с.

110. Ландау Е.И. Русские переводы песен Жамбыла Жабаева / Автореферат диссертации к.ф.н.. Алматы, 1953. 16 с.

111. Чуковский К.И. Искусство перевода. М., 1936. С 110-113.

112. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М.: Высшая школа. 1983. 303 с.

113. Виноградов В.С. Перевод. Общие и лексические вопросы. М.:

КДУ, 2004. - 240 с.

114. Семенов А Л. Основные положения общей теории перевода.

М.: РУДН, 2005. - 99 с.

115. Попович А. Проблемы художественного перевода. М., 1980.

С. 113-120.

116 Сагандыкова Н.Ж. Основы художественного перевода. Алматы:

Санат. 1996. -2 0 8 с.

117. Сагандыкова Н.Ж., Кульжанова Н.Х. Специфика перевода казахской литературы в жанровом аспекте. Алматы, 205. - 182 с.

118. Гачечиладзе Г. Художественные и литературные взаимосвязи.

М., 1972. 91 с.

119. Бисенкулов М. Казахская эпическая поэзия в русских переводах.

Автореферат диссертации к.ф.н.. Алматы, 1985. 24 с.

120. Гачев Г., Кожинов В. А ктуальны е проблемы теории художественного перевода. М., 1967. Т. 1. С.97-101. С. 117.

121.Гачев Г., Кожинов В. Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. М., 1964. —С.21.

122. Ауэзов М.О. Мысли разных лет. Алма - Ата, 1961. 543 с.

123. Тимофеев Л.И. Очерки теории и истории русского стиха. М., 1958. 349 с.

124. Песни степей: Антология казахской литературы. М.: Гослитиздат.

1940.

125. Поспелов Г.Н. Проблемы литерапурного стиля. М., 1970. С. 45. С. 77.

126. Поспелов Г.Н. Искусство и эстетика. М.: Искусство. 1984.325 с.

127. Талжанов С. Керкем аударма туралы. Алматы, 1962. Б. 64-86.

128. Кашкин И.В. В борьбе за реалистический перевод. М., 1955.

С. 120-155.

129. С и л ь н и к о в А.Н. Н ек о то р ы е в о п р о с ы, с в я за н н ы е с переводимостью. М., 1966. —202 с.

130. Россельс В. Подспорье и преграды. //Мастерство перевода. М., 1962. 151 с.

131. Гачечиладзе Г. Вопросы теории художественного перевода.

Тбилиси, 1964. - 139 с.

132. Эткинд Е. Поэзия и перевод. М., 1963. 187 с.

133. Влахов С., Флорин С. Неперводимое в переводе. М.: /Высшая школа. 1980.—416 с.

134 Кереева-Канафиева К.Ш. Русско-казахские литературные отношения. Алма-Ата, 1975. —С. 43-53.

135. Любимов Н.Н. Перевод - искусство. //Тетрадь переводчика.

Вып. №17. М., 1982. —С.45-46. С.75.

136. Абдыкаримов К. Стих и искусство перевода. Фрунзе, 1970.138 с.

137. Конрад Н.И. Литература народов Востока и вопросы общего литературоведения. М., 1960. —С.6. С.77.

138. Литературно энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. 1967. С.295.

139. Кирабаев С. Белые пятна в литературе. Алматы: БЫм, 1995.

~ 2 8 8 6 Ахметов 3. Абайдын акындык элемк Алматы, 1995. 27^ б.

141. Сатпаева Ш.К. Достык дастандары. Алматы: Жазушы, 1983. Б. 136-143.

142. Мамраев Б.Б. Казахские литературные связи начала 20 века.

Алматы: Гылым. - 1991. С.63-74.

143. Ш в е й ц е р А.Д. Перевод и лингвистика. М.: Воениздат. 1973.-477 с.

144. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика.

М., 1 9 7 4.-2 1 6 с.

145. Канапьянов К.Н. Избранное. Перевод с казахского. Павлодар:

Кереку. Т.2. - 2007. -108 с.

146. Канапьянов К.Н. Избранное. Перевод с казахского. Павлодар:

Кереку. Т.З - 2007. -104 с.

147. Гарбовский Н.К. Теория перевода. Учебник. - М.: Издательство МГУ. 2004. - 544 с. § | |Ц |

148. Чуковский К.И. Высокое искусство. М., 1964. - С.11.

149. Федоров А.В. Введение в теорию перевода. М.: Изд. лит.на иностранных Языках. 1953. —334 с.

§

150. Комиссаров В. Н. Слово о переводе. М., 1973. - С. 152.

'

151. КомиссароаВ.Н. Теория перевода. М., 1990,- С.102. С.149-150.

152. Латышев Л.К., Семенов А Л.. Перевод: Теория, практика и методика преподавания. М., 2003.- С. 57-58.

153. Хомский Н. Язык и мышление. М., 1972.- 122 с.

154. Бархударов Л.С. Язык и перевод. Вопросы общей и частной теории перевода.- М., 1975.- 240 с.

155. Гумбольд В. Избранные труды по языкознанию. М.: Прогресс.с.

156. Виноградов В.С. Введение в переводоведение. М., 2001.- 224 с.

157. Тюленев С.В. Теория перевода. Научное пособие. - М.:

Гардарики. 2004. - 336 с.

156. Е рм агам бетова А.С. П рим енение аналога при переводе национальных слов - реалий художественного произведения. //Известия АН. СССР. Серия филологическая. - 1977. №12.

157. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений. М., 1949. Т. 12. - С.

143-144.

158. Мирам Г.Э. Профессия: переводчик. Киев, 1999. - С. 148-149.

159. Топер П.М. Перевод в системе сравнительного литературоведения.

М., 2000.- С : 108, С. 116, С. 130.

160. Копанев П.И. Вопросы истории и теории художественного перевода. Минск, 1974. - С. 9-11, С. 47-51.

161. Бложе В. Актуальные проблемы художественного перевода.

^ М., 1967. С. 348.

162. Гутнер М.И. Пособие по переводу. М., 1982. - С. 10-11.

163. М кртчян Л. Поэзия в переводе. //М астерство перевода. М.: Советский писатель, 1970. - С. 22.

164. Сушншалиев X. Казахская литература в XVIII - XIX вв.— АлмаАта: Мектеп, 1981. Т.З. - 169 с.

Ин»

165. Мухаметканов К. Шакарим. Переводы. //Простор. -1988. №7, №8.

166. Эуезов М. Эдеби щ р а жэне оны зерттеу. Алматы. —1961. - 385 б.

СОДЕРЖАНИЕ Предисловие

ЧАСТЬ I Стилистико-эстетическая и художественная палитра лирики Копеева

1. Истоки: фольклор и устная поэзия

2. Машхур Жусуп и Шакарим

3. Многоаспектность поэзии Копеева

4. Религиозные воззрения лирики Копеева

ЧАСТЬ II Творчество М.Ж. Копеева и мировая литература

5. Поэзия Копеева и проблемы его адекватного постижения на других языках

6. Лингвопоэтические сложности интерпретации лирики Копеева на.87 иные языки

7. Национальный колорит поэзии Копеева Итоги и перспективы

Список использованной литературы К.Н. КАНАПЬЯНОВ

ПОЭЗИЯ М.Ж. КОПЕЕВА И ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА

Учебно-методическое пособие для элективных курсо

Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ) Институт транспортной техники и организации производства (ИТТОП) Кафедра "Локомотивы и локомотивное хозяйство" М.А.ЯЦКОВ ИССЛЕДОВАНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК МАГНИТНОГО УСИЛИТЕЛЯ Методические указания к лабораторным работам для студентов...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ТЕМАТИКА КУРСОВЫХ РАБОТ ПО МИНЕРАЛОГИИ И УКАЗАНИЯ ПО ИХ ОФОРМЛЕНИЮ Методическое пособие Составители: В.В. Буковшин М.Н. Чернышова Издательско-...»

«РАЗРАБОТКА СТРАТЕГИИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ЕКАТЕРИНБУРГ Научные редакторы Е. А. Князев, А. К. Клюев Авторы О. Б. Веретенникова, Н. В. Дрантусова, А. К. Клюев, Е. А. Князев, С. В. Кортов, В. И. Майданик, Л. А. Малышева, Л. Н. Попова Разработка стратегии образовательного...»

«ФГБУ "Научный центр здоровья детей" РАМН Союз педиатров России Намазова-Баранова Л.С., Турти Т.В., Давыдова И.В., Кожевникова О.В., Алтунин В.В.ФЛОУМЕТРИЯ СПОКОЙНОГО ДЫХАНИЯ У ДЕТЕЙ ПЕРВОГО ГОДА ЖИЗНИ (Методические рекомендации) МОСКВА Издательство "ПедиатрЪ" УДК 616...»

«ЭКСПЕРТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СТОЛКНОВЕНИЙ АВТОТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ Омск •2006 Федеральное агентство по образованию Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) Кафедра “Автомобили и безопасность движения” ЭКСПЕРТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СТОЛКНОВЕНИЙ АВТОТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ Метод...»

«Министерство образования РФ Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) Кафедра организации перевозок и управления на транспорте Методические указания для проведения лабораторных занятий по дисциплине "Электронная коммерция" для студентов специальности 240100 Состави...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Пензенский государственный университет" Исследование датчиков информационной системы автомобиля Методические указания к лабораторным работам по курсу "Информацио...»

«МИНИСТЕРСТВО ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ РФ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ) Кафедра технологии грузовой и коммерческой работы Утверждено редакционно-издательским советом университета ТЕХНОЛОГИЯ ПЕРЕВОЗКИ ГРУЗОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ СООБЩЕНИ...»

«Российская академия наук Уральское отделение Коми научный центр Институт геологии Сыктывкарский государственный университет В.В.Юдин ГЕОЛОГИЯ КРЫМА на основе геодинамики Сыктывкар, 2000 ...»

«ИССЛЕДОВАНИЕ БИОЦЕНОЗА УРОГЕНИТАЛЬНОГО ТРАКТА У ЖЕНЩИН РЕПРОДУКТИВНОГО ВОЗРАСТА МЕТОДОМ ПЦР С ДЕТЕКЦИЕЙ РЕЗУЛЬТАТОВ В РЕЖИМЕ РЕАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВРАЧЕЙ ФЕМОФЛОР | Пособие для врачей ВВЕДЕНИЕ I. Введение В настоящее время отмечается незначительная тенден...»

«ИНИСТЕРСТВО ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ _ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ)_ Кафедра "Радиотехника и электросвязь"ОСЦИЛЛОГРАФИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИЗМЕРЕНИЯ ПАРАМЕТРОВ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ СИГНАЛОВ Методические указ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Ставропольское высшее военное авиационное инженерное училище (военный институт) имени маршала авиации В.А. Судца А.В. Баженов, Г.И. Заха...»

«Методические указания к лабораторным занятиям по теме "Швейный полуавтомат 25-А класса ПМЗ для выметывания петель" для студентов швейных специальностей Министерство образования Российской Федерации Ивановская Государственная Текстильная Академия Кафедра проектирования текстильных машин Методические указания К лабораторным за...»

«Ю.К.Бурлин, Г.Е.Яковлев Бассейновый анализ Учебное пособие Оглавление Предисловие 1. Основные категории осадочных бассейнов 2. Вещественный состав выполнения осадочных бассейнов 2.1. Осадочные комплексы наплитных бассейн...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ О.В. Вовкотруб,Л.Р.Фионова АРХИВОВЕДЕНИЕ Учебное пособие ПЕНЗА 2005 Содержание Введение 1 Государственные архивы 1.1 Архивы в Древнерусском государстве, в период фео...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Юго-Западный государственный университет" (ЮЗГУ) Кафедра начертательной геометрии и инженерной графики УТВЕРЖДАЮ Первый проректор – про...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования города Москвы "МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИНДУСТРИИ ТУРИЗМА ИМЕНИ Ю.А.СЕНКЕВИЧА (ГАОУ ВПО МГИИТ имени Ю.А. Сенкевича) Кронштадтский б-...»

«Российская Ассоциация производителей станкоинструментальной продукции "СТАНКОИНСТРУМЕНТ" Отделение по модернизации и ремонту оборудования Некоммерческое Партнерство "Корпорация "Модернизац...»

«МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ЛАБОРАТОРНОГО ПРАКТИКУМА по дисциплине "Управление персоналом" для студентов специальности 1-26 02 02 Менеджмент МИНСК 2007 ТЕМА 4: "ДЕЛОВАЯ КАРЬЕРА" Лабораторная работа №2 "Индивидуальное планир...»

«1 Методические рекомендации по противодействию экстремизму в молодежной среде (разработаны Минспорттуризмом России совместно с МВД России и ФСБ России) Экстремизм является одной из наиболее сложных социальнополи...»

«Варианты задач для выполнения контрольной работы по Трудовому праву (заочное отделение) 2016 год Методические указания к написанию контрольной работы по трудовому праву 1. Контрольная работа должн...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.