WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ОЦЕНКИ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ ...»

-- [ Страница 2 ] --

policy (= wisdom, prudence, shrewdness, or sagacity [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005]) republic (= any community or group that resembles a political republic in that its members or elements exhibit a general equality, shared interests [Collins English Dictionary, 2006]) Следует отметить, что даже в политическом дискурсе метафорическое переосмысление данных политических терминов имеет место.

Mr Heaney also had kind words for the newly-elected president describing him as the “president of the republic of conscience and president of the republic of letters.” [BBC News, 18 November 2011] Although long sceptical about the cost of replacing Trident, the Lib Dems had, up to now, adopted a wait-and-see policy… [BBC News, 16 June 2009] Сходным образом, многие другие метафоры можно по воле случая относить к двум разным классам, мотивируя это в первом случае концептосферой или фреймом производящего значения, а во втором – концептосферой или фреймом значения производного. Так, выделяемая И. Устуньером, Э.В. Будаевым, Я.А. Посоховой и другими исследователями зооморфная метафора (= зоометафора) [Устуньер, 2004; Будаев, 2008;

Посохова, 2008] должна включать не метафоры, используемые в текстах о фауне, а метафоры, используемые в любых текстах, но мотивированные производящим концептом зооморфного характера.

Н.А. Хорошильцева выделяет гендерную метафору (например, кот (= похотливый мужчина), лиса (= хитрый, лукавый, льстивый человек) [Ермолович, 2004], son (= преемник, последователь) или sister company (= филиал компании) [Мюллер, 2000]), мотивируя этот класс выражением в «сфере-источнике метафорической экспансии» 2006] [Чудинов, принадлежности к мужскому или женскому полу [Хорошильцева, 2003].


Как мы видим, гендерная специфика производящего значения в производном значении может и сохраняться (кот – похотливый мужчина); father (духовный отец, духовник, священник), и утрачиваться (sister company (филиал компании); father (= первопричина, источник) [Ермолович, 2004]).

При опоре на классификацию, предложенную А.П. Чудиновым [Чудинов, 2001] данные метафоры мы бы охарактеризовали как зооморфные (кот;

лиса) и метафоры родства (son; sister company; father). Путаницу, обусловленную выражением в производящем значении не только вида животного или показателя родства, но и половой принадлежности, в данном случае можно было бы снять, используя термины «зооморфные гендерные метафоры» и «гендерные метафоры родства».

Однако все описанные выше классификации метафоры ориентированы главным образом на имя нарицательное. И.Э. Ратникова, говоря об особенностях использования прецедентных имен собственных, выделяет ономастическую метафору, структурируемую далее на антропонимическую (Napoleon = человек, добившийся успеха в своем деле и обладающий очень большим самомнением) [Ермолович, 2004]); топонимическую (Russia’s Silicon Valley = Skolkovo; India’s Silicon Valley = Bangalore); идеонимическую (Russian Ulysses = Petersburg By Andrei Bely (1913), поэтонимическую (the CIA’s Frankenstein = Bin Laden) [Ратникова, 2003: 60-61].

Bangalore in Karnataka state is home to hundreds of multinational firms like IBM, Microsoft and Hewlett Packard. The city is known as India’s “Silicon Valley” but in recent years, its image has been dented by poor roads, traffic jams and power cuts. [BBC News, 2 November 2012] На специфику метафорического переосмысления имен собственных в политической прессе обращает внимание и А.А. Пшенкин, отмечая, что «при помощи ряда прецедентных имен создается определенный образ политического деятеля, который со временем укореняется в массовом сознании» [Пшенкин, 2006: 60].

Рассмотрим следующий пример.

Putin is no Stalin. He’s a latter-day Brezhnev.

November was a good month for those convinced of the Kremlin’s sinister intentions, apparent arrogance and enduring ability to summon up dark forces.

[Times, 6 December 2012] Использование в данном политическом тексте прецедентных имен собственных (Stalin, Brezhnev) в качестве метафоры обусловлено желанием автора статьи оценить политику действующего президента России. Данный антропоним в отличие от двух других не подвергается метафорическому переосмыслению, обозначая современного политического лидера, который является целью «метафорической экспансии».

Как мы видим, классификация метафоры, обусловленная в одних случаях выражением семантической и стилистической категорий экспрессивности, эмотивности и оценочности, в других случаях – направленностью семантической деривации на формирование понятий в конкретном дискурсе или области знаний, в третьих случаях – принадлежностью производящего концепта к определенному фрейму, представлена в работах разных исследователей достаточно пестрой, а потому нуждается в более обдуманной и логически безупречной систематизации.

Выводы по Главе 2

Изменение представлений человека о мире, являющееся причиной изменения языковой и концептуальной картины мира, далеко не всегда ведет к необходимости введения новых слов. Новые понятия или концепты, когнитивные образования, гарантирующие верную интерпретацию каждого отдельного слова, достаточно часто выражаются при помощи уже существующей лексики, подвергающейся семантической деривации.

Метафора – это один из самых распространенных способов переосмысления лексики, связанный в большинстве случаев с обретением словом эмоционально-оценочной экспрессии.

Использование новой (= окказиональной) метафоры в каждом отдельном случае связано с желанием человека переосмыслить окружающий мир, загадочность которого находит свое отражение в использовании метафоры, интерпретация которой связана с необходимостью вскрыть тот или иной тайный смысл и опасностью коммуникационной неудачи.

Многообразие подходов к специфике метафорического переосмысления и выделение большого числа категорий и субкатегорий метафоры обусловлены сложностью когнитивного процесса познания действительности, а также стремительным изменением самого мира.

Активное использование метафорического переосмысления, связанного, как правило, с использованием слова в новом контексте, новом лексическом окружении, можно объяснить расплывчатостью и динамичным развитием понятий, на которые опирается человек.

Большинство лингвистов правомерно выделяют моделирующую, коммуникативную, образную или экспрессивно-оценочную и концептуальную функции метафоры, однако, по нашему мнению, попытка классификации метафоры с опорой исключительно на одну ее функцию представляется ошибочной, поскольку метафора может использоваться не в одной, а в нескольких из этих перечисленных функций.

Связь классификации метафоры с фреймом и слотом производящего концепта и использование метафорически производного слова в конкретном дискурсе, определяющем специфику метафорического переосмысления, которая учитывается во многих исследованиях последних лет, должна приниматься во внимание при выделении тех или иных разновидностей метафоры. Однако использование метафоры в конкретном тексте или речи обусловлено не только переосмыслением семантики, но и прагматической спецификой речевого акта, на которую мы будем обращать внимание в первую очередь, исследуя в следующей главе специфику создания образа политического лидера в современной британской и американской прессе.

Рассмотрев широкий ряд различных классификаций метафор, в данной работе мы придерживаемся мнения о необходимости выделения экспрессивно-эмоциональной и когнитивной метафор, идентификации типа метафоры по фрейму, послужившему объектом семантической деривации.

Экспрессивно-эмоциональная метафора, на наш взгляд, позволяет максимально образно и убедительно выразить оценочное мнение каждым отдельным автором политического текста. Концептуальная метафора способствует систематизации постоянно переосмысливаемых ключевых понятий.

ГЛАВА 3. ПРАГМАТИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ

И СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ

ИМИДЖА ПОЛИТИКА В СОВРЕМЕННЫХ

АМЕРИКАНСКИХ И БРИТАНСКИХ СМИ

Формирование имиджа политических лидеров в современных американских и британских газетах и журналах происходит посредством выбора того или иного слова или выражения, использования широкого набора фразеологических и лексических средств выражения семантических и стилистических категорий оценочности, экспрессивности и эмотивности.





Данные средства в большинстве случаев являются фигурами речи (метафорами, эпитетами, гиперболами, сравнениями, метонимиями, антитезами, литотами и т.п.), использующимися автором для вербализации конкретной коммуникативной / речевой (информационной, оценочной и аргументативной [Меграбова, 2008: 19]) стратегии (КС) или комплекса речевых действий (синтаксических, лексических и стилистических средств), направленных на достижение коммуникативной цели [Иссерс, 2012].

Речевые стратегии в политическом дискурсе обеспечивают «конструирование, формирование политических позиций адресатов, изменение взглядов и идей читателей (слушателей) в соответствии с идеологией издания» [Меграбова, 2009: 20].

Современные исследователи политического дискурса в большинстве случаев обращают внимание на такие речевые стратегии, как КС манипуляции, самопрезентации, поддержки / защиты, рекламы, идеализации («игра на повышение»), дискредитации / диффамации, осуждения, атаки / нападения, презрения («игра на понижение»), компромисса, сочувствия, конфликта, поляризации (контраста, противопоставления), модальности, достоверности, умолчания, аллегории, возврата в прошлое, гиперболизации, игнорирования реальных фактов, ограничения информации, создания относительной объективности [Дейк, 1988; Кузнецов, 1999; Фролова, 2007;

Меграбова, 2009; Вознесенская, 2010; Иссерс, 2012] и т.п.

В структуре конкретного политического текста использование каждой из перечисленных КС обусловлено стратегией оценки, а именно желанием журналиста либо объективно оценить деятельность того или иного политического деятеля, выделив в ней и отрицательные, и положительные моменты; либо предвзятостью автора, целенаправленно и систематично прибегающего к игнорированию реальных фактов, ограничению информации, манипуляции, намеренной игре на повышение или понижение.

Современная публицистика, желая продемонстрировать с положительной или отрицательной стороны того или иного политика, пытается с целью увеличения популярности одного казаться максимально объективной или, напротив, старается использовать все средства для дискредитации другого, исследуя самые разнообразные стороны не только их профессиональной деятельности, но и личной жизни. Опираясь на те или иные коммуникативные стратегии (КС сочувствия, осуждения, контраста, модальности, достоверности, умолчания, возврата в прошлое [Меграбова, 2008: 62-75] и т.п.), большинство печатных изданий стремится подвергнуть критике тех политических лидеров, которые, по их мнению, не используют свои властные полномочия, чтобы улучшить жизнь большинства граждан своего государства и ничего не делают для благополучия населения всего мира.

В данной главе мы намерены проанализировать политические тексты или их фрагменты с точки зрения выражения конкретной коммуникативной стратегии, которая определяет как структурные особенности текста, так и использование в нем различных метафор и других стилистических средств.

Выбирая ту или иную коммуникативную стратегию и способы ее языкового выражения, автор пытается сформулировать в сознании читателя оценочное отношение к тому или иному политическому деятелю или стране.

3.1. Особенности использования коммуникативной стратегии дискредитации в современном политическом дискурсе Коммуникативная стратегия дискредитации является ключевой в тех политических текстах, в которых автор нацелен на популяризацию своего собственного оценочного отношения к политической действительности или к позиции партии, интересы которой он защищает.

Так, например, в журнале Commentary Magazine от 12 июля 2011 г.

опубликована статья “Barack Obama, Political Hack”. Следует отметить, что использование эмоционально-оценочного выражения political hack, указывающего на высокий уровень коррупции политического деятеля, разрушает общепринятое представление о президенте как блюстителе морально-этических норм.

Очевидно, что использование подобных негативно-оценочных выражений в заголовке статьи свидетельствует о манипулятивной направленности текста, ведущей роли КС дискредитации. В данном тексте имеет место явное нарушение логической аргументации, поскольку автор, называя Барака Обаму продажным политиканом, в данном случае напоминает судью, выносящего приговор без ознакомления с материалами дела. Однако обратим внимание на лексико-грамматические, семантические и стилистико-прагматические особенности данной статьи.

Barack Obama, Political Hack In his speech in Osawatomie, Kansas, President Obama took another stab at summarizing the philosophy of the Republican Party. And this is the best Obama could do: “Their philosophy is simple: We are better off when everybody is left to fend for themselves and play by their own rules.” [Commentary Magazine, 12 July 2011] Прагматическая направленность данной статьи обусловлена задачей доказать, что Б. Обама нарушает морально-этические нормы, которым должен следовать, с точки зрения большинства американцев, президент США.

Метафорическое переосмысление лексемы stab, относящейся к фрейму «насилие», слоту «нанесение раны ножом или кинжалом, причинение жертве острой боли» (the act or an instance of stabbing [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005] a sudden sensation, esp. an unpleasant one), в сознании читателя связывает Барака Обаму с преступным миром. Однако следует заметить, что резкому осуждению в данном случае подвергается не акт насилия, а критическое, возможно спорное и не вполне оправданное замечание в адрес республиканцев, обусловленное конкурентной борьбой за голоса избирателей на президентских выборах. Барак Обама упрекает республиканцев в отсутствии стремления сделать жизнь в стране для всего населения лучше (everybody is left to fend for themselves (fend for yourself = to look after yourself without needing help from other people) [Collins English Dictionary, 2006]), желания добиться более благоприятных условий, большего богатства, в связи с чем он использует идиому well off (= having a lot of money, or enough money to have a good standard of living) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005].

This is a silly and intentionally misleading statement – silly because it’s so transparently false and intentionally misleading because the president surely cannot believe his own rhetoric. The problem for Obama is it’s becoming a pattern. Earlier this year, he charged that Republicans want the elderly, autistic children and children with Down syndrome to “fend for themselves.” [Commentary Magazine, 12 July 2011] Автор обвиняет Б. Обаму в глупости (silly) и желании ввести население США в заблуждение (misleading), называя высказанное президентом США в адрес республиканцев обвинение голословным и ничем иным, как желанием продемонстрировать свое ораторское искусство. Однако автор статьи не приводит ни единого факта, доказывающего несостоятельность выдвинутых Обаме упреков, а сознательно уводит разговор в сторону, пытаясь внушить читателю, что президент нарушает общепринятые морально-этические нормы и страдает своего рода манией, поскольку постоянно критикует республиканцев. В то же время ни одного аргумента, указывающего на желание республиканцев помочь другим, особенно пожилым людям (elderly), детям, страдающим аутизмом (autistic children) или синдромом Дауна (children with Down syndrome), автор статьи также не приводит, тем самым демонстрируя, что его резкие эмоционально-оценочные выражения являются предвзятыми.

Лексический повтор (fend for themselves) журналист использует, стремясь сделать максимально наглядным желание Барака Обамы понапрасну обвинять политических противников.

It is Obama who believes he can play by his own rules. For him, truth is increasingly beside the point. Words are merely tools to be employed in what he believes is a Great Cause. In this instance, the Great Cause happens to be his reelection, despite the fact that Obama and his team are having the darndest time articulating what exactly he would do in a second term beyond “finish the job.” (Apparently his demolition project can’t be completed in one term; it will require two.) [Commentary Magazine, 12 July 2011] Использование конструкции с личным местоимением It в качестве катафорического элемента и лексических повторов является важным средством вербализации КС дискредитации, ограничения информации, умолчания о фактах, подтверждающих или оспаривающих выдвинутые президентом США в адрес республиканской партии обвинения.

Автор намеренно использует неформальную эмотивно-оценочную лексику darndest (= damnedest, превосходная степень сравнения от прилагательного darned (= damned; intensifier used to indicate amazement, disavowal [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005]), стремясь побудить читателя к негативному отношению к Б. Обаме, при этом используемые им КС защиты имиджа республиканцев и опровержения выдвинутых Б. Обамой обвинений не имеют аргументативного основания.

It was Obama who said, “We have a choice in this country. We can accept a politics that breeds division and conflict and cynicism [...]” But it turns out this was a mirage. The fact that Obama’s presidency has been a failure and that he is so manifestly inept in his current role has turned him into a fairly unprincipled (and remarkably uncreative) political hack.

[Commentary Magazine, 12 July 2011] Лексический повтор (political hack) сделанного еще в заголовке статьи обвинения в продажности в адрес президента США объясняется желанием сделать КС дискредитации Б. Обамы и КС защиты репутации республиканской партии максимально эффективными, несмотря на отсутствие достаточной аргументативной базы, подтверждающей пропагандируемую журналистом точку зрения о том, что Б. Обама – отнюдь не блюститель морально-этических норм.

Метафора mirage (an image of a distant object or sheet of water, often inverted or distorted, caused by atmospheric refraction by hot air something illusory, a mistaken or misleading opinion, idea, belief [Longman Dictionary of связывающая фрейм «оптика», слот Contemporary English, 2005]), «призрачное видение, оптическое явление в атмосфере, при котором отраженно видны находящиеся за горизонтом предметы» с фреймом «введение в заблуждение, обман» оказывается максимально экспрессивным средством вербализации КС обвинения президента США в обмане, нарушении обещаний, голословных утверждениях. Стремление сделать КС дискредитации партии демократов и защиты партии республиканцев максимально эффективными стимулирует журналиста к использованию и экспрессивного синтаксиса, и экспрессивной лексики. Экспрессивность лексики достигается, прежде всего, активным использованием метафоры, мотивированной желанием причинить вред (stab), невозможностью воспринимать действительность адекватно (mirage), несамостоятельностью и подчиненностью, некачественным выполнением своей работы (hack (a horse kept for riding or for driving; an old, ill-bred, or overworked horse a writer who does a lot of low quality work an unimportant politician, a politician who does a lot of low quality work) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005]), лексическими и семантическими повторами. Так, например, концептосфера «введение в заблуждение, обман» представлена в данной статье такими лексическими единицами, как false, misleading, mirage [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005].

КС дискредитации в современных британских и американских текстах СМИ об Усаме бен Ладене, в большинстве случаев связывается с угрозой третьей мировой войны, религиозной нетерпимостью и желанием демонстрировать миру свое могущество и авторитет.

Bin Laden: the false prophet who failed to steal history Finally, Osama bin Laden is history.

A raging narcissist, Osama’s every public pronouncement since long before 9/11 honed his hero-martyr image, the dedicated jihadist embracing holy war and holy death in a tradition of Islamic conflict stretching back to the 7th century.

[Times, 3 May 2011] Автор данной статьи, утверждая, что “Finally, Osama bin Laden is history”, пытается успокоить читателя, внушая ему, что Усама бен Ладен мертв, и второго, другого такого человека, желающего повернуть историю вспять, вернуть человечество в мрачное средневековье, скорее всего, уже не будет. Использование необычной по своей форме и выразительности метафоры steal history мотивировано тем, что автор данной статьи рассматривает У. бен Ладена как злодея, а исторический процесс как накопление важных для человека нематериальных ценностей, а именно зафиксированного во Всеобщей декларации права человека на жизнь, личную неприкосновенность, свободу мысли, совести и религии, свободу перемещения, равенство перед законом и т.п.

Лексический повтор слова в данном тексте является history экпрессивно-оценочным средством реализации КС осуждения стремления политических деятелей навязать другому человеку, своей нации, а возможно, и всему человечеству свою волю.

Оценка Усамы бен Ладена как лжепророка (false prophet), человека свирепого, бесноватого или осатанелого (raging), «нарцисса», или самовлюбленного человека (narcissist), обусловлена КС дискредитации системы ценностей радикального или воинствующего Ислама.

Намерения В. Путина вернуть России былую экономическую и военную мощь, создать экономический и военный союз с государствами, которые в свое время входили в состав Советского Союза, восстановить империю, также получают в статье “Clinton vows to thwart new Soviet Union” негативную оценку, воспринимаются, как обусловленная тягой к тоталитаризму попытка повернуть историю вспять. Естественно, меры по предотвращению образования такого рода союза, принимаемые теми или иными политиками Запада, получают положительную оценку, при этом КС осуждения применяется по отношению к российским представителям власти, а КС одобрения – по отношению к политикам Запада.

The US is trying to prevent Russia from recreating a new version of the Soviet Union under the ruse of economic integration, Hillary Clinton warned on Thursday. [Financial Times, 6 December 2012] Топонимическая метафора new Soviet Union, использованная в заголовке данной статьи, объясняется желанием автора статьи обвинить Россию в попытке восстановить былую территориальную целостность и намеком на вероятность применения современной Россией силового давления в отношении лидеров бывших советских республик, вынужденных обращаться к ней за экономической помощью по причине высокого уровня бедности и безработицы. Существительное ruse (= an action intended to mislead, deceive, or trick; stratagem [Collins English Dictionary, 2006]), связанное с концептами «обман», «неискренность», подчеркивает то, что Россия, по мнению Запада, опирается на уловки и ухищрения, пытается обмануть своих соседей, не раскрывает своих намерений в полной мере.

Соответственно, выражение экономическая economic integration (= интеграция) приобретает непривычные ему имплицитные смыслы. Вопервых, возникает сомнение в том, что желание объединить государства обусловлено экономическими мотивами. Во-вторых, сам этот процесс назвать интеграцией достаточно проблематично. Существительное integration (= the process of getting people of different nations to live and work together instead of separately [Collins English Dictionary, 2006]), указывающее на добровольный характер объединения и равноправие участвующих сторон, в данном случае интерпретируется как своего рода экономическое и политическое поглощение.

Использование журналистом в данном случае существительного integration связано с иронией и предоставлением читателю возможности самому оценить, являются ли утверждения политических лидеров России заслуживающими доверия. Таким образом, КС осуждения России побуждает читателя к критической оценке данной аллюзии и сомнению в правдивости и искренности других декларативных заявлений Москвы, у которой, по мнению автора нет никаких морально-этических норм.

“There is a move to re-Sovietise the region,” the US secretary of state told a news conference in Dublin hours before going into a meeting with her Russian counterpart, Sergei Lavrov.

“It’s not going to be called that. It’s going to be called a customs union, it will be called Eurasian Union and all of that,” she said, referring to various iterations of a Moscow-backed plan to deepen economic ties with its neighbours.

“But let’s make no mistake about it. We know what the goal is and we are trying to figure out effective ways to slow down or prevent it.” Mrs Clinton said efforts at regional hegemony had been accompanied by new campaigns of repression from pro-Moscow regimes throughout the former Soviet Union. Her tone signalled that the US was rethinking its “reset” in relations with Russia, declared in 2009, during which criticism of its human rights record has been muted and Moscow appeared to have a freer hand in the former Soviet region. [Financial Times, 6 December 2012] Желание журналиста быть максимально достоверным, убедить читателя, что угроза поворота истории вспять, возврата к холодной войне и гонке вооружений, возможность опасной и губительной для всей планеты третьей мировой войны является актуальной, стимулирует его к цитированию заявлений Х. Клинтон, являющейся, блюстителем моральноэтических норм либеральной Америки и осознающей свою ответственность за те беды и несчастия, которые можно предотвратить.

Обвинение в адрес российских властей в стремлении расширить свой авторитет и влияние в мире, которое оценивается Х. Клинтон как попытка достаточно сильного государства навязать другим, более слабым, странам свою волю, в статье находит выражение в использовании политической метафоры re-Sovietise. В данном случае возможное расширение Россией своих границ связано, по мнению Financial Times, не с возвратом к коммунистической идеологии, а с ущемлением прав и свобод каждого отдельного гражданина и отсутствие собственного мнения и реальных рычагов управления у муниципальных и региональных органов власти.

По мнению Х. Клинтон, российское руководство не называет вещи своими именами и пытается обозначить свое стремление к мировому господству, диктату, давлению на экономически слабые государства – например, создание Таможенного союза (Сustoms Union). В этой связи автор статьи вслед за Х. Клинтон реализует тактику побуждения, призывает читателя подвергать сомнению все заверения Москвы, которые, по его мнению, в ряде случаев оказываются неискренними: “But let’s make no mistake about it. We know what the goal is…” КС осуждения антизападной политики Кремля объясняется желанием автора заострить внимание читателя на принудительный, по его мнению, для бывших союзных республик характер так называемой экономической интеграции. В этой связи у автора возникает необходимость активно использовать лексику, относящуюся к концептосфере «принуждение, применение силы, хитрости или угроз»: hegemony (= ascendancy or domination of one power or state within a league, confederation, etc., or of one social class over others); repression (= the act or process of repressing or the condition of being repressed); regime (= a repressive system of government); proMoscow – influenced or dictated by Moscow [Collins English Dictionary, 2006].

С обвинением России в возможности применять силу и репрессивные меры по отношению к несогласным, ущемлять права человека связано в статье и выражение have a free hand (= иметь свободу действий), приобретающее особенный, экспрессивный метафорический смысл have an ability or skill to use force [Collins English Dictionary, 2006].

Метафорическая и гипонимическая деривация данного выражения, метафорическое переосмысление лексем move, re-Sovietise, deepen, way, iteration, reset, mute, метонимический перенос Moscow делают данную статью чрезвычайно экспрессивной, помогают читателю осознать сложность и противоречивость описываемой автором ситуации, призывающей политических лидеров России и США к соблюдению морально-этических норм, обдуманным и взвешенным решениям, отказу от лживой и неискренней риторики и желания навязать свою волю.

“There is no talk of reforming the USSR in some form,” Mr Putin said at the time. “It would be naive to restore or copy what has been abandoned in the past but close integration – on the basis of new values, politics and economy is the order of the day.” [Financial Times, 6 December 2012] Как видно из вышеизложенного, автор не стремится опираться на КС умолчания или игнорирования реальных фактов. Напротив, в его статье получают право голоса и Х. Клинтон, упрекающая Россию в желании подчинить себе своих соседей, и В. Путин, доказывающий несостоятельность и абсурдность возврата к Советскому Союзу в его новой версии.

Аргументируя стремление России к экономической интеграции, президент России использует, например, глагол abandon (to give up completely) [Collins English Dictionary, 2006] в Present Perfect, рассматривая как совершенное действие то, что таковым не является. Такие рудименты cоветского строя, как коррупция, отсутствие реальных выборов, контроль власти за средствами массовой информации, оторванность власти от народа, ему, вероятно, кажутся несущественными.

Следует обратить внимание на то, что автор статьи, приводя слова Путина, использует существительные (values, politics and economy), таким образом, получается, что российский лидер не считает необходимым их идентифицировать. Референциальная специфика обозначенных этими существительными явлений и процессов остается неопределенной, а потому и версия В. Путина о том, что со всем старым и негативным покончено раз и навсегда, кажется читателю достаточно аргументированной. Однако наивным в данной статье является не обвинение в попытке восстановить или ???имитировать нечто несуществующее, а убеждение в том, что старые ценности, политика и экономика являются объектами, подлежащими замене или устранению, как те или иные предметы быта.

Andrew Weiss, who served on the National Security Council under President Bill Clinton and now is at the US Rand Corporation think-tank, said Mr Putin made clear when he returned to the presidency this year that he planned to focus on bolstering Russia’s influence in its neighbourhood.

But he added: “Elites in the neighbouring states show little enthusiasm for simply handing over their autonomy and sovereignty to Moscow.” [Financial Times, 6 December 2012] Опираясь на оценочную точку зрения Эндрю Вайса, приведенную выше, журналист дает читателю понять, что российские политики интеграцию связывают не с личной заинтересованностью (enthusiasm), добровольным участием и равноправием всех участвующих сторон, а с принуждением и подчинением. В этой связи журналист активно использует слова, принадлежащие фрейму «власть, влияние» (presidency, influence, autonomy, sovereignty), доказывая, что интеграция в понимании В. Путина оказывается идентичной поглощению (по мнению автора данной статьи, властные полномочия соседей России сокращаются, властные полномочия Москвы растут). Гиперонимическое и метафорическое переосмысление лексемы bolster (= to prop up with a pillow or cushion to support or reinforce strengthen) [Collins English Dictionary, 2006] мотивировано расширением КС дискредитации на руководство стран – соседей России, которые, по мнению журналиста, – вспомогательные средства, своего рода подушки, позволяющие России не только сохранить свои силы, но и увеличить свое влияние. Тем самым автор стимулирует читателя сделать вывод, что президент России – ловкий и хитрый дипломат, управляющий не только своей страной, но и руководством соседних с Россией стран.

Использование автором метафоры think-tank для обозначения людей мудрых, объективных, мыслителей, способных разобраться в сложной ситуации, коллектива ученых и специалистов высокой квалификации, в данном случае связано со стремлением к достоверности и противопоставлением мышления, основанного на словесной акробатике (неверном использовании, подмене слова), предубеждении и опоре на сомнительные факты, мышлению, основанному на критическом анализе ситуации, назывании вещей своими именами.

Dmitry Peskov, Mr Putin’s press secretary, called Mrs Clinton’s comments “a completely wrong understanding” of integration efforts. “What we see on the territory of the ex-Soviet Union is a new type of integration, based only on economic integration. Any other type of integration is totally impossible in today’s world,” he said.

Mrs Clinton linked what she said was an effort at expansionism by the Kremlin to a political crackdown within Russia, which has passed repressive

laws. Speaking to an audience of civil society groups from the region, she said:

“It’s distressing that 20 years into the post-Soviet era… so many of the hoped-for indicators of progress are retreating… We are trying to fight that, but it is very difficult,” she said. [Financial Times, 6 December 2012] Желание Х. Клинтон защитить интересы рядовых граждан, обратить свое внимание на лишенных политического веса и влияния россиян в данном случае находит свое подтверждение в лексемах expansionism (= the doctrine or practice of expanding the economy or territory of a country), crackdown (= action that is taken to deal more strictly with crime, a problem, protests), repressive (= subjecting people, a society, etc. to a state of subjugation) [Collins English Dictionary, 2006], относящихся к концептосфере «репрессия, подчинение силой, использование властных полномочий для подавления недовольства протестующих».

Данный политический текст обусловлен противопоставлением либеральной точки зрения на исторический прогресс, которой придерживается Х. Клинтон, и позицией политической элиты России, которая, как прозрачно намекает автор своим читателям, пользуется своим влиянием на руководство других стран и является злостным нарушителем морально-этических норм.

Заголовок другой статьи “Putin hounds Russian whistleblower in his grave” указывает на то, что в ней КС осуждения является центральной.

The mother of Sergei Magnitsky, a Russian anti-corruption lawyer who died in custody after accusing officials of embezzling 140m, has condemned a decision to put her late son on trial as illegal and morally reprehensible.

In Russia’s first posthumous prosecution of its kind, a court is to try Magnitsky on tax evasion charges more than three years after he died in a Moscow prison, where he was beaten and denied medical help.

“Maybe they’re planning on bringing the sentence to my son’s grave.

There’s no limit to these people’s cynicism,” said Natalia Magnitskaya. “To put a dead man on trial is not only shocking beyond words; it’s also a travesty of justice. These people have no conscience. I’ll be boycotting this trial and urge all Russian lawyers to do the same. It’s perverse.” [Sunday Times, 20 January 2013] Автор данной статьи воспринимает В. Путина как реинкарнацию Дракона, легендарного греческого законодателя VII в. до н.э., готового преследовать предполагаемых преступников и в могиле.

КС противопоставления Putin / whistle-blower (= someone who tells people in authority or the public about dishonest or illegal practices at the place where they work [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005]) указывает читателю на то, что, возможно, некоторые нечестные и нарушающие закон люди, по мнению данного политического лидера, заслуживают снисхождения.

Журналист обращает внимание читателя на то, что президент России, считающий себя главным дипломатом, непримиримым борцом с коррупцией в России, оказывается защитником не человека, указавшего на факт присвоения обманным путем огромной суммы чужих (государственных) денег (embezzle = to convert (money or property entrusted to one) fraudulently to one’s own use [Collins English Dictionary, 2006]), а обвиняемых, оказавшихся благодаря президенту выше закона.

То, что судебное преследование человека, погибшего в тюрьме по причине применения насилия и отказа в медицинской помощи, по мнению президента России, как это представляется в статье, является оправданным и необходимым, вызывает у автора и у читателей статьи негодование.

КС осуждения политического лидера, который не следует нормам закона и нравственности, получает свое выражение в широком ассортименте лексических средств, входящих в концептосферы «негативная оценка» и «преступное, аморальное деяние»: accuse, embezzle condemn, illegal, reprehensible, cynicism, shocking, travesty, no conscience, perverse… Тем самым журналист доказывает, что морально-этические нормы у президента России полностью отсутствуют, хотя автор статьи и предполагает, что читатель может и не согласиться с этим, посчитав, что президент имеет право на всё.

Таким образом, дискурс современных СМИ связан с необходимостью дать максимально объективную оценку современного положения дел в мире и деятельности политических деятелей, что влечет за собой критическое осмысление таких факторов, как расширение или сужение прав каждого отдельного гражданина (либеральная точка зрения), подчинение или дискриминация интересов других государств, оппозиции и недовольных слоев населения.

Языковые особенности вербализации КС дискредитации, опирающиеся, прежде всего, на метафорическую модель «политический лидер – не образец морально-этического поведения», в значительной мере представляются в активном использовании негативно-оценочного имплицитного смысла, прежде всего, метафор, эпитетов (silly, misleading, false, illegal, reprehensible, cynicism, shocking …), лексических повторов (fend for themselves, political hack, history…), иронии (integration), фразеологии (well off, have a free hand) как средств, подталкивающих читателя к осознанию выраженного оценочного мнения как достаточно объективного и аргументированного.

Метафорическая модель «политический лидер – не образец моральноэтического поведения» в рамках проанализированных нами текстов опирается на фреймы «насилие» (stab), «преступление» (steal history), «обман» (ruse, false starts), «топонимика прошлого» (new Soviet Union, reSovietise), «благосостояние» (well off), «оптика» (mirage, see), «акустика»

(mute).

3.2. Специфика выражения коммуникативной стратегии противопоставления в современном политическом дискурсе Использование в современном политическом дискурсе КС противопоставления в большинстве случаев является средством наглядно продемонстрировать массовому читателю, какой из объектов сравнения в большей степени заслуживает доверия и способен выработать политику, приемлемую для большинства граждан.

В статье “DALE: Moscow’s next move”, посвященной президентским выборам в США в 2008 г. данная КС является ключевой.

In Russia, Mr Obama’s election is not being hailed as the dawn of a new age, as it is in much of the rest of the world. Instead, the media present it as evidence of America’s decline, and unless some other hostile power hurries up and gets there first, the Kremlin is where Mr. Obama’s first test will originate.

[Washington Times, 12 November 2008] Метафора dawn (daybreak; sunrise beginning of something) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], употребляемая в данном политическом тексте, мотивируется надеждой, что с приходом к власти в США нового президента страна сможет начать новую жизнь. Именно этим мотивируется ассоциативная связь прихода к власти нового президента с рассветом или утренней зарей, торжеством морально-этических норм.

Используя данную метафору, журналист выражает свое оценочное мнение, обусловленное недовольством условиями жизни при бывшем президенте и желанием успешно преодолеть экономический кризис. Ориентационная метафора decline (= a movement downward or towards something smaller) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], указывающая на падение Америки или скольжение по наклонной плоскости, ассоциативно связывает снижение экономических показателей с ухудшением жизненного уровня граждан.

Автор статьи, опираясь на КС противопоставления России и США как политических соперников и потенциальных врагов, указывает, что Россия относится негативно к приходу Б. Обамы к власти и никаких надежд, никакой воли к экономическому и политическому сближению не испытывает. Следует отметить, однако, что никаких аргументов, никаких фактов отсутствия симпатии Москвы к Бараку Обаме журналист не приводит, а потому данное оценочное мнение может в действительности не подтвердиться. Тем самым автор, в определенной степени пренебрегая КС опоры на реальные факты, опираясь на КС модальности, намекает читателю, что Москва по-прежнему рассматривает Америку как угрозу и потому расценивает смену американского руководства негативно.

SHORTLY before the presidential election, at a discussion about RussianAmerican relations I attended in Cambridge, Mass., speakers from both countries voiced the hope that the election of Barack Obama would signal the renewal of a beautiful friendship. These hopes were chilled the day after Mr Obama won.

[New York Times, 21 November 2008] Благодаря метафорическому переосмыслению надежды автора на укрепление экономического и политического сотрудничества США, как подтверждение перехода от враждебного отношения к дружественному (These hopes were chilled…), в данной статье принимают облик живого существа, цепенеющего, съеживающегося от непривычного для него мороза:

сhill (become cold depress (enthusiasm) [Collins English Dictionary, 2006]).

Таким образом, журналист демонстрирует свое разочарование, понимая, что стремление Б. Обамы к дружбе с Россией не вызывает никакого энтузиазма у ее правителей.

Механизмы вербализации КС противопоставления во многих случаях мотивированы культурологически. Так, например, насмешливое отношение коренного населения Уэльса и Шотландии к англичанам, не вызывающим у них симпатии, находит свое выражение в прозвище John Bull, получившем широкое распространение как экспрессивное выражение тяги, влечения человека ко всему исключительно английскому, пренебрежения к механизмам успешного регулирования государственной деятельности, выработанным другими национальными культурами. Данная антропонимическая метафора, исторически связанная с сатирическим памфлетом Дж. Арбетнота (J. Arbuthnot, 1667–1735) “The History of John используется как экспрессивно-оценочное средство Bull” (1712), обозначения сторонника всего английского.

West Midlands politicians vie for commissioner roles “If I were in government, I wouldn’t be holding these elections at all.

Certainly not in November.” In Birmingham for the unveiling of Labour’s candidates for police commissioner, Ed Miliband was clearly underwhelmed by the prospect of polling on Thursday, 15 November.[…] Among his possible opponents are the Solihull Conservative Councillor Joe Tildesley, the Birmingham Liberal Democrat Councillor Ayoub Khan and “John Bull” himself – AKA Ray Egan – the retired policeman. I will keep you updated as further names come out of the woodwork. [BBC News, 18 June 2012] Как мы видим, в данном политическом тексте метафора John Bull (= a typical Englishman [Collins English Dictionary, 2006]) обусловлена негативной оценкой одного из кандидатов на политический пост, который, по мнению автора, скорее всего окажется достаточно заурядным и не будет сторонником нововведений, поскольку его кругозор ограничен стереотипами ведения государственной службы, прочно закрепившимися в сознании англичан.

Именно с тем, что в списке кандидатов на выборную должность оказываются люди, пренебрегающие культурными достижениями других наций (John Bull), связана, по мнению автора, негативная оценка правительства, допускающего проведение бессмысленных выборов, не ведущих к активным политическим преобразованиям, позволяющим изменить к лучшему условия существования людей в данном регионе.

В статье “David Cameron: History is sweeping through Middle East” ключевую роль играет КС противопоставления, на значимость которой указывает лексический повтор “History is sweeping”. Метафора sweep в данном случае побуждает читателя задать себе вопрос об «очищающей» роли истории, противопоставлении настоящего времени и предсказываемого автором статьи ближайшего будущего.

“History is sweeping” through the Middle East and North Africa, UK Prime Minister David Cameron has said.

In a speech to the Kuwaiti Parliament, he praised the “brave and peaceful” protests by people “hungry for political and economic freedom”. Too often politics in the Middle East was seen as a “false choice” between repression and extremism, he said.

“Violence is never an answer to people’s legitimate aspirations,” he said, adding that the whole world had been “shocked” by the actions of the Libyan leadership. At least 62 people were killed in the Libyan capital, Tripoli, alone on Monday and Tuesday, according to Human Rights Watch. That is in addition to at least 233 people who have died in the violence of the past week. [BBC News, 22 February 2011] Премьер-министр Великобритании, желая обратить внимание на стремительный ход истории, интенсивное изменение политической обстановки на Ближнем Востоке и в Северной Африке, связывает рост протестного движения в данном регионе с очищением от грязи и мусора:

sweep (clean or clear (a space, chimney, etc.) with a brush, broom spread or pass rapidly); hungry (desiring food having a craving, desire, or need) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], а также неверно сделанным местными политическими лидерами выбором между репрессиями и экстремизмом как основой внутренней политики.

Оценка действий протестующего населения, как действий, связанных с риском для жизни отказом или невозможностью применять оружие (brave мотивирована в данном случае КС дискредитации and peaceful), авторитарных режимов Азии и Африки и сочувствием к местному населению. КС дискредитации получает свое выражение благодаря лексическим и семантическим повторам, частому использованию автором лексики, входящей в концептосферу «применение силы» (repression, extremism, violence, kill), «смерть» (kill, die) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005].

Mr Cameron said Britain had been wrong to support some repressive regimes just to promote stability: “I say that is a false choice. As recent events have confirmed, denying people their basic rights does not preserve stability, rather the reverse.” And he said any suggestion that Arab or Muslim countries “can’t do democracy” bordered on racism.

He argued that only political and economic reform could ensure long-term stability.

There were grounds for ‘cautious optimism’ in the region because the majority of protesters seeking change had done so ‘peacefully and bravely,’ he said.

“This is a precious moment of opportunity for the region,” Mr Cameron said. “We stand with the people and governments who are on the side of justice, the rule of law and freedom.” [BBC News, 22 February 2011] Автор, ссылаясь на слова британского премьер-министра, демонстрирует читателю антагонизм политических режимов Запада и Востока, мотивированный в первом случае влиянием населения на органы власти и ответственностью политиков за свои решения, а во втором – деспотизмом и отсутствием обратной связи между населением и правящей элитой. Этот антагонизм находит свое выражение в КС противопоставления (repressive regimes – democracy). Журналист использует лексические повторы (peaceful and brave, peacefully and bravely; false choice; stability), пытаясь подчеркнуть правомерность протеста против органов власти, не желающих считаться с правами и интересами большинства населения.

Оценивая возможное будущее своего региона (opportunity for the region), журналист обращает внимание на способность Д. Камерона критически оценивать решения других политиков (Britain had been wrong to support some repressive regimes), признавать допущенные ими ошибки.

But shadow foreign secretary Douglas Alexander told the BBC Mr Cameron was “trying to straddle two horses at once” and he should instead focus on the diplomatic and political challenges. [BBC News, 22 February 2011] В результате КС модальности стимулирует автора к критике Д.

Камерона – к примеру, журналист цитирует высказывание другого британского политика, рассматривающего премьер-министра как наездника, пытающегося оседлать двух лошадей сразу (straddle two horses at once).

Данная развернутая метафора указывает на двоякость морально-этических норм обсуждаемого политика, его желание контролировать внутреннюю и внешнюю политику, опираясь лишь на одну стратегию, одну систему координат, обусловленную либерально-демократическими ценностями, что является рискованным занятием, а значит, побуждает читателя осторожнее относиться к своим политическим предпочтениям, грозящим им печальными уроками истории в будущем.

Интерес британских и американских СМИ к личности и возможной карьере отдельных политических лидеров в ближайшем или отдаленном будущем во многих случаях мотивируется их ораторским талантом и личным обаянием, при этом выбор журналистом КС противопоставления в качестве основной стратегии часто мотивируется стремительным изменением политических предпочтений как рядовых граждан, так и самих политиков.

Profile: Nigel Farage, UKIP leader “He’s very outspoken – even the people who don’t share his message think that he’s a great speaker and fun to listen to,” says Soini.

“Nigel is so quick and so intelligent that it’s very hard to beat him, but the real political elite in Europe, they would rather have parliament without Mr Farage.” Farage’s outspoken speeches in Brussels against what he perceives as “euro-nonsense” are legendary, both for their wit and passion. [BBC News, 4 December 2012] Позитивная оценка Найджела Фараджа, лидера британской партии независимости и члена Европарламента, в данном случае объясняется его личным обаянием, влияющим даже на людей, которые не разделяют его взгляды (even the people who don’t share his message think that he’s a great speaker…), и стремлением отстаивать свои взгляды до конца страстно и остроумно, критически оценивая политические доктрины не только Великобритании, но и Евросоюза, как лишенные здравого смысла.

Не случайно способность и готовность человека сформировать свое мнение, высказать свою точку зрения и критически оценить доктрину сторонников другой политической системы ценностей рассматриваются как участие в физическом поединке, схватке благодаря метафоре beat (strike with or as if with a series of violent blows; dash or pound repeatedly overcome (an opponent) in a discussion) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], сводящей воедино фреймы «демонстрация силы» и «демонстрация умственных и ораторских способностей».

UKIP has never won a Westminster seat – and yet Nigel Farage is one of the most recognisable politicians in the country. That is his success – due in large part to his vivacity and flamboyance.

However, his friend MEP Godfrey Bloom just hopes that this high-wire lifestyle is not also Nigel Farage’s undoing.

“His lifestyle is appalling; he’d be the first to admit it. He drinks too much red wine and he smokes too much.” “Unless I can persuade him to slow down – and nobody else has succeeded – he won’t have a future. He’ll fall off his perch.” [BBC News, 4 December 2012] Автор, опираясь на КС противопоставления, восхищается тем, что Найджел, являясь членом партии, не представленной в британском парламенте, смог обрести огромную политическую значимость и переживает за его будущее. Чрезмерное потребление Найджелом алкоголя и никотина, как считает один из очевидцев, может негативно повлиять на его политическую репутацию в будущем. Использование зооморфной метафоры perch (a pole, branch, or other resting place above ground on which a bird roosts or alights a similar resting place for a person) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], стимулирует читателя к пониманию этого политика как человека, находящегося выше других. Его широкие полномочия и контроль ассоциируются в данном случае с возможностью птицы многое увидеть, ее недосягаемостью для других.

Слабость политика, отсутствие у него энтузиазма, как у Найджела Фараджа, ассоциируется в статье “Jim Allister says NI party leaders debate was ‘limp’” с отсутствием воли, вдохновения, желания идти до конца, противостоять политическим противникам, отсутствием, неспособностью сориентироваться и найти оптимальное решение.

The Traditional Unionist Voice leader Jim Allister has described the leaders debate on BBC NI on Tuesday as “limp, ill-focused and uninspiring”.

… Mr Allister said all the five main party leaders have to offer NI, is “four more years of the same”. [BBC News, 4 May 2011] Метафора “limp” (= not firm or stiff) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], фигурирующая в данном тексте как лексический повтор, связывает неспособность сохранить равновесие с отсутствием у политиков интереса к обсуждаемому вопросу. Сопоставление данных свойств, на наш взгляд, мотивируется интерпретацией безответственного отношения политика к своим обязанностям (искать и находить решение всем вопросам, которые оказываются предметом обсуждения) как важной физиологической способности. Мягкие, безвольные политики, таким образом, вызывают невольные ассоциации с калеками или инвалидами, хромыми или двигающимися с большим трудом, а потому и расцениваются как люди, вряд ли способные что-либо изменить.

Рассмотрим образ политического лидера в качестве руководителя страны в наиболее критических ситуациях. Связанная с повторным избранием Барака Обамы президентом США статья “Obama Vows Fast также опирается на КС Action in New Push for Gun Control” противопоставления текущей политической ситуации и прогнозируемого положения вещей в мире в будущем. С политической волей многие авторы политических текстов связывают решение тесно связанного с защитой морально-этических норм вопроса предотвращения убийств, подобных тому, что случилось в одной из школ штата Коннектикут в конце 2012 г.

Obama Vows Fast Action in New Push for Gun Control WASHINGTON – President Obama declared on Wednesday that he would make gun control a “central issue” as he opens his second term, promising to submit broad new firearm proposals to Congress no later than January and to employ the full power of his office to overcome deep-seated political resistance.

[New York Times, 19 December 2012] Заголовок, указывающий на обещание американского президента принять срочные меры с целью сделать проживание в США более безопасным, в значительной мере обусловлен прогнозом. Лексемы vow (= pledge, promise, or undertake solemnly), fast (= acting or moving or capable of acting or moving quickly; swift), new (= markedly different from what was before) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005] семантически связаны с предвидением изменения ситуации, при этом глагол vow мотивирован и подчеркивает ключевую роль Б. Обамы в решении сложнейших и важнейших проблем, с которыми сталкивается или может столкнуться рядовой американец.

Метафора push (the act of pushing; thrust informal ambitious or enterprising drive, energy; a special effort or attempt to advance, as of an army in a war) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005] должна связать в сознании читателя предсказуемое уменьшение актов насилия с применением оружия с усилиями американского президента и членов его команды.

Естественно, КС противопоставления в дальнейшем опирается на другие лексические средства выражения намерения вмешиваться и менять обстановку в стране к лучшему: declare (= make clearly known or announce officially), central issue (= most important topic of interest or discussion), promise (= give an assurance of (something to someone); undertake (to do something) in the future) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005].

Accompanied by Mr Biden, the president signaled his support for new limits on high-capacity clips and assault weapons, as well as a desire to close regulatory loopholes affecting gun shows. He promised to confront the broad pro-gun sentiment in Congress that has for years blocked gun control measures.

[New York Times, 19 December 2012] Намерение ярко продемонстрировать читателю решительность и незыблемый интерес американского президента к проблеме продажи оружия побуждает автора статьи отразить отношение Б. Обамы к интересу общественности в области массовых мероприятий, связанных с демонстрацией того или иного оружия и, как следствие, с желанием американцев приобрести его (new limits on high-capacity clips and assault weapons; desire to close regulatory loopholes affecting gun shows) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005] и сопротивлением многих членов Конгресса установить более жесткий контроль над личным оружием.

“The country needs his leadership if we are going to reduce the daily bloodshed from gun violence that we have seen for too long,” Mr Bloomberg said of Mr Obama.

Gun control advocates have urged the White House and lawmakers to move rapidly to enact new gun control measures before the killings in Connecticut fade from the public’s consciousness. [New York Times, 19 December 2012] Автор использует метонимию country (a territory distinguished by its people, culture, language, geography the people of a territory or state) желая [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], продемонстрировать читателю сплоченность нации, дать стимул американцам добиваться снижения преступности и угрозы для мирных граждан не поодиночке, а в составе общей, единой команды, возглавляемой ее идейным лидером Бараком Обамой, готовым к открытой дискуссии и изменению своей стратегии во имя достижения более оптимального для всех результата.

Метафора fade (= to lose or cause to lose brightness, colour, or clarity to vanish slowly; die out) [Collins English Dictionary, 2006], связывающая фреймы «зрительное восприятие» и «память», стимулирует обязательность соблюдения морально-этических норм, ответственность каждого американца в случае его нежелания отказаться от оружия, необходимость срочно восстановить справедливость и принять меры по предотвращению опасности повторения в будущем кровавых событий, имевших место в одной из школ Коннектикута.

“I don’t think I’ve been on vacation,” he said curtly. He then conceded, “All of us have to do some reflection on how we prioritize what we do here in Washington.” [New York Times, 19 December 2012] Желание автора убедить читателя, что у президента нет свободного времени, подталкивает его к цитированию высказываний Б. Обамы в виде прямой речи. Ироническое отношение Барака Обамы к возможности президента забыть о своих обязанностях, посвятить себя семье или хобби находит свое выражение в использовании лексемы vacation (= a period in which a break is taken from work or studies for rest, travel, or recreation) [Collins English Dictionary, 2006]. Так, автор внушает читателю, что даже во время отпуска Барак Обама уделяет первостепенное внимание (prioritize) своей работе, прежде всего, отстаиванию морально-этических норм либеральной демократии.

Стремление западных журналистов дать позитивную оценку тому или иному своему политическому лидеру, утверждающему необходимость демократии как политического режима, гарантирующему широкий спектр прав и свобод каждому гражданину, во многих случаях противопоставляется политическим лидерам Востока, склонным, по мнению Запада, к антидемократическим формам правления. Предубеждение к В. Путину, к его авторитарному и недостаточно демократическому правлению характерно, например, для статьи “Obama must remind Vladimir Putin of human rights, religious freedom concerns,” автор которой осознанно фокусирует внимание читателя на тревогах и опасениях (worries) по поводу будущего России.

When I was in Moscow in late September as chair of the US Commission on International Religious Freedom, I heard these worries voiced frequently. In my meetings with 30 individuals representing civil society, journalism, and human rights and religious freedom, all feared that Russia was on the cusp of a new cold war on civil society. [Christian Science Monitor, 20 December 2012] Автор данной политической статьи предстает перед читателем как своего рода советчик президента США, информирующий и его, и читателя о плохом положении дел в России с точки зрения прав человека и опасениями за судьбу ее граждан.

Метафора new cold war on civil society (cold war = a state of political hostility and military tension between two countries or power blocs, involving propaganda, subversion, threats, economic sanctions, and other measures short of open warfare, esp that between the American and Soviet blocs after World War II [Collins English Dictionary, 2006]) обусловлена ярко выраженным противостоянием и противопоставлением интересов политической элиты и интересов рядовых граждан, мирным характером конфликта, нежеланием конфликтующих сторон использовать оружие против своего противника.

Supporters insist that religion, particularly Russian Orthodoxy, needs protection against critics who, they claim, seek to destabilize Russia by undermining its religious traditions. Yet a blasphemy law not only would violate the individual rights of freedom of religion and expression, but could exacerbate tensions by stifling the peaceful exchange of ideas and opinions.

Were the blasphemy bill to pass, Russians could bring suit against fellow citizens whom they allege have “insulted their religious sentiments.” For instance, Russian Orthodox believers who view Apple’s logo as glorifying Adam and Eve’s original sin in the Bible also could prosecute Apple executives. [Christian Science Monitor, 20 December 2012]

–  –  –

активному обмену граждан идеями и мнениями (stifling the peaceful exchange of ideas and opinions).

Прогнозируя политическую ситуацию в России после принятия закона о защите религиозных ценностей, автор указывает на возможность исков по отношению к компании Apple, логотип которой использует символ грехопадения Адама и Евы. Тем самым автор намекает читателю на то, что политическая элита России пытается повернуть историю вспять, вновь предоставив православной церкви право регулировать и контролировать граждан, являющихся или атеистами, или приверженцами других религий, лишенных возможности установить господство над умами и сердцами подвергающихся религиозной дискриминации граждан.

Автор в данном случае опирается на КС противопоставления борьбы с богохульством (blasphemy = the crime committed if a person insults, offends, or vilifies the deity, Christ, or the Christian religion; blasphemous behaviour or language) [Collins English Dictionary, 2006] с нарушением прав и свобод граждан, отказом в праве на существование мирским и светским (mundane, worldly, secular) ценностям, игнорированием религиозных ценностей ислама, буддизма, иудаизма и т.д.

Clearly, a blasphemy law could push Russia’s religious freedom conditions from the proverbial frying pan into the fire.

Even without this proposal, Russia maintains a blatant double standard on religious freedom. While favoring the Moscow patriarchate of the Russian Orthodox Church, it targets Muslims and other groups. Its actions range from sweeping bans on Islamic materials to labeling religious minorities such as Mormons and Jehovah’s Witnesses “totalitarian cults,” as well as discriminating systematically against Russia’s evangelical Protestant minority. [Christian Science Monitor, 20 December 2012] Принятие данного закона автор связывает с разжиганием конфликта между конфессией, получившей статус господствующей религии, и другими конфессиями, а также атеизмом, лишенным права на защиту своих культурных ценностей.

Опираясь на фразеологическую картину мира и культурологическую специфику выражения frying pan (буквально “a long-handled shallow pan used for frying bad situation” [Collins English Dictionary, 2006]) в современном английском языке: out of the frying pan into the fire (= from a bad situation to a worse one) [Collins English Dictionary, 2006], автор указывает читателю на стремительное ухудшение соблюдения прав человека в России.

Желая дать подробную информацию относительно господства ценностей православной церкви над ценностями других религий и мирскими ценностями, автор указывает на широкий охват запретов и ограничений на права и свободы мусульман, мормонов, свидетелей Иеговы, рассматриваемых русской православной церковью как тоталитарные культы (totalitarian cults).

Современный политический дискурс, представленный в печатных публицистических изданиях Великобритании и США, анализируя эффективность работы политических лидеров России, опирается на различные коммуникативные стратегии, каждая из которых стимулирует автора использовать конкретные разновидности эпитетов, сравнений, метафор и многих других фигур речи, которые соответствуют выбранной журналистом прагматико-стилистической стратегии.

Выбор журналистом КС противопоставления в качестве основной во многом определяется его желанием объяснить ход истории, предсказать дальнейшее развитие событий на политической арене.

Обратим внимание на статью “Russia vs. Obama”, в которой, как подсказывает заголовок, данная КС будет играет ключевую роль.

On Wednesday, Nov. 5, Russian President Dmitry Medvedev, in a Kremlin address, presented his country as the victim of an aggressive American foreign policy: “From what we have seen in recent years, the creation of a missile defense system, the encirclement of Russia with military bases, the relentless expansion of NATO, we have gotten the clear impression that they are testing our strength,” he said. [The Washington Times, 12 November 2008] Использование в данном газетном тексте метафоры victim обусловлено тем, что, рассматривая Россию как живое существо, приносимое в жертву другому государству, а именно США, Д. Медведев указывает на наличие серьезной угрозы военного вторжения и необходимость укрепления обороноспособности страны. КС модальности, находящая отражение в прямой речи главы России, опирается на выражение “clear impression”, указывающее на высокую степень уверенности: clear (= free from darkness or obscurity; bright evident or obvious); impression (= an effect produced in the mind by a stimulus; sensation a vague idea, consciousness, or belief [Collins English Dictionary, 2006]).

Ключевую роль играет КС модальности и в статье “In Russia’s PutinMedvedev shuffle, Putin is the lead dancer”, иронически оценивающей наиболее влиятельного политика как ведущего танцора (lead dancer).

The speculation that once rattled around the capital after Putin restyled himself as prime minister – whether the two men would clash, whether Medvedev would try to eclipse his onetime mentor – has fallen away. [Los Angeles Times, 14 November 2008] Использование метафоры автор статьи связывает с eclipse политической конкуренцией, а именно желанием нового российского президента затмить в своей славе и популярности (= в определенной степени лишить блеска) того, кто сделал его своим преемником. В данном случае в качестве небесных светил в газетном тексте фигурируют политические лидеры России начала ХХI века, а под светом, который они излучают, подразумевается их популярность среди населения, рассматриваемого в качестве зрителей политического спектакля, в котором В. Путин играет роль воспитателя (= mentor), а Д. Медведев – ученика.

It was Medvedev who, during his state of the nation speech last week, unveiled plans to change the constitution. [Los Angeles Times – 14 November 2008] При использовании лексемы unveil (= to remove the cover or shroud from, esp. in the ceremonial unveiling of a monument, etc to make (something secret or concealed) known or public; divulge; reveal [Collins English Dictionary, 2006]) в данном политическом тексте ее привычное лексическое значение «срывать покрывало» меняется, появляется новый метафорический смысл, а именно слот «оглашение новых политических намерений и планов».

Экспрессивность данного высказывания представлена не только лексически, но и синтаксически. Эмфатическое выделение в данном случае имени собственного (It was Medvedev who…, unveiled… вместо Medvedev … unveiled…) обусловлено уверенностью автора, что читатель имеет другие, менее достоверные представления о политической реальности. Журналист в данном случае использует КС уточнения своего, более точного представления о политической картине мира по сравнению с представлением о действительности у рядового читателя, At the time, Putin demurred. The constitution was sacrosanct, he insisted, and should not be altered. Now it is Medvedev who is pushing the changes – and Putin who’s staying in the background, while telling reporters he supports the amendments. [Los Angeles Times – 14 November 2010] Использование лексем sacrosanct (= very sacred or holy; inviolable) и background (the part of a scene or view furthest from the viewer an inconspicuous or unobtrusive position [Collins English Dictionary, 2006]) в данном случае связано с метафорическим переосмыслением, пониманием того, что политический лидер должен быть блюстителем морально-этических норм. Использование экспрессивно-оценочной метафоры sacrosanct, например, показывает намерение автора подчеркнуть, что В. Путин уважает действующую в России конституцию и не имеет намерений изменить ее.

Метафора может объясняться желанием журналиста background подчеркнуть, что данный политический деятель на политическом Олимпе занимает в момент публикации статьи менее заметное, менее влиятельное положение, чем Д. Медведев, который рассматривается автором как «двигатель» политических преобразований.

Метафора push (= to apply steady force to (something) in order to move it to encourage or urge (a person) to some action, decision [Collins English Dictionary, 2006]) обусловлена бльшими властными полномочиями Д.

Медведева, как президента России, обладавшего возможностью контролировать и влиять на В. Путина, который в качестве премьерминистра должен подчиняться и выполнять требования президента.

Данный политический текст прагматически мотивирован КС модальности, а именно желанием выяснить, получил ли Д. Медведев в результате прошедших выборов реальные бразды правления или лишь использует возможность выступать как глава государства в течение четырех лет, выполняя при этом волю своего наставника – Путина, не утратившего своего влияния.

Заголовок статьи “Threat – or opportunity?” содержит некий намек, что в политических событиях простому читателю разобраться трудно и приглашает его к обсуждению возникающих на политической арене угроз и позитивных возможностей.

The western world was briefly jolted out of its US election euphoria this week by less cheerful news from Russia. President Dmitry Medvedev had used his state of the nation address to the Russian parliament on Wednesday – his first state of the nation address – to announce that Russia would station short-range Iskander missiles in its western most outpost of Kaliningrad. [The Independent – 7 November 2008] Используя экспрессивную и эмоционально-оценочную метафору euphoria (= a feeling of great elation, esp. when exaggerated [Collins English Dictionary, 2006]), автор данного публицистического текста указывает, что радостное и приподнятое настроение в США, связанное с возлагаемыми надеждами на нового президента США, может быть омрачено и станет одной из иллюзий.

Журналист в данном случае, опираясь на КС противопоставления политической ситуации в США и в России, обращает внимание читателя на то, что Россия демонстрирует не дружественную, а враждебную тактику, на что указывает наличие у нее средств массового уничтожения и готовность их применить, попирая принятые в международном праве морально-этические нормы.

Мотивированный желанием каждого отдельного журналиста и читателя влиять на положение вещей в конкретном регионе мира и в мире в целом, политический дискурс опирается на сложившиеся в данной лингвокультуре стереотипы выражения оценочного мнения и активно создает новые, способствуя интенсивному изменению концептуальной картины мира [Арутюнова, 2003; Никитин, 2003 и др.], обусловленному изменением политической ситуации в мире.

Заголовок статьи “From Russia with Loathing”, представляющий собой аллюзию на роман Яна Флеминга о Джеймсе Бонде “From Russia with Love” [Fleming, 1957], подчеркивает полное отсутствие у Москвы желания сохранять добрые отношения с Америкой. Лексическая замена в данном экспрессивном речевом акте существительного “love” (любовь, приязнь, симпатия; привязанность) [Мюллер, 2000]) на его антоним “loathing” (abhorrence; disgust [Collins English Dictionary, 2006]/ отвращение, ненависть [Мюллер, 2000]) помогает автору добиться максимально экспрессивного выражения угрозы. В результате Россия рассматривается как непримиримый враг США, что получает подтверждение в использовании метафоры new cold формирующей у читателя представление о враждебности и war, непримиримости.

SHORTLY before the presidential election, at a discussion about RussianAmerican relations I attended in Cambridge, Mass., speakers from both countries voiced the hope that the election of Barack Obama would signal the renewal of a beautiful friendship. In an address to the Russian Parliament, President Dmitry Medvedev welcomed President-elect Obama with a threat to deploy Russian missiles on the Polish border if the United States put anti-missile systems in Eastern Europe. While some conciliatory signals followed, it seems clear that the Kremlin intends to keep the “new cold war” going. [New York Times, 21 November 2008] Автор данного политического текста концентрирует внимание читателя на нежелании российской политической элиты соблюдать приличия, маскируя свою антипатию по отношению к Западу.

Возможность восстановления дружеских отношений (renewal of a beautiful friendship) между Россией и США журналистом, который иронизирует по этому поводу beautiful friendship, опровергается. Ирония автора в данном случае связана с КС модальности и противопоставления эксплицитного значения renewal of a beautiful friendship со значимым фоном статьи в целом, разрешаемым в пользу формулировки заголовка данной статьи, перечеркивающего буквальный смысл renewal of a beautiful friendship как соответствующий не действительности, а желаниям рядовых американцев.

О скептическом отношении и недоверии автора другой статьи к политической элите России говорит само ее название – “Poker with missiles” [Guardian, 7 November 2008].

Метафорическое переосмысление лексемы poker (a card game of bluff and skill in which bets are made on the hands dealt, the highest-ranking hand (containing the most valuable combinations of sequences and sets of cards) winning the pool [Collins English Dictionary, 2006]) объясняется во многом тем, что британский читатель хорошо знает психологические нюансы этой карточной игры, в которой часто блефуют, стремясь убедить партнера, что на этот раз ему не повезло и потому следует выйти из игры, отдав своему сопернику все свои ранее сделанные ставки.

Естественно, автор статьи стремится подтвердить высказанную уже в самом заголовке оценочную гипотезу, предоставляя читателю подробную информацию о политической элите России, которая, участвуя в переговорах по поводу спорных вопросов военной политики (missiles), может вводить в заблуждение противника (блефовать), создавая у него впечатление, что его карта недостаточно хороша и ему следует на этот раз уступить, иначе проигрыш окажется намного большим.

Метафора, использованная в заголовке статьи “Poker with missiles” подразумевает, что обстановка в мире может в любой момент круто измениться по причине желания отдельных политических лидеров использовать оружие массового уничтожения как козырь в политической игре.

Действительно, впечатление о том, что заявления политических лидеров России – не более чем блеф, элемент карточной игры, вызванный желанием сохранить и приумножить преимущества своей страны перед другими государствами, находит свое подтверждение в реализации важной для автора КС контраста (стремление обозначить свои политические намерения точно и прямо, говорить правду; стремление скрывать свои подлинные политические намерения, лгать и обманывать своего партнера по переговорам).

There were elaborate explanations yesterday as to why the Russian president, Dmitry Medvedev, had chosen to greet the election of a liberal to the White House by deploying nuclear missiles in its western enclave of Kaliningrad.

[Guardian, 7 November 2008] Намек автора статьи, что Д. Медведев поздравил Б. Обаму с победой на президентских выборах неохотно, свидетельствует о том, что журналист осознает, что Д. Медведев рассчитывал на иной результат выборов, симпатизируя другому кандидату.

Russia, we were told, was laying down a marker. It was saying: you cannot ignore us. Or Medvedev was testing a greenhorn leader to see how he would react. There was every explanation except the obvious one: cause and effect.

[Guardian, 7 November 2008] Шлейф следствий сформулированного еще в названии статьи (Poker with missiles) имплицитного смысла описываемого политического события лишь доказывает, что Д. Медведев, по словам автора текста, хитрит, ведет двойную игру, пренебрегая морально-этическими нормами.

По мнению журналиста, политическая элита России рассматривает нового президента США как новичка; неопытного или наивного человека –

greenhorn:

1) an inexperienced person, esp. one who is extremely gullible

2) a newcomer or immigrant [Collins English Dictionary, 2006].

Данный оценочный эпитет обусловлен КС контраста и желанием сделать свое оценочное мнение максимально экспрессивным благодаря метонимическому и метафорическому переносам: an animal with green (that is, young) horns green horn greenhorn.

Б. Обама представляется как уязвимое животное, существо еще не способное постоять за себя, выстоять в жестокой конкурентной борьбе на политической арене, не осознающее, что его противник является нечестным игроком.

Следует обратить внимание также на имплицитную символику указания автора, на невозможность объяснить поведение российского политического лидера причинно-следственной связью (There was every explanation except the obvious one: cause and effect), и это создает у читателя впечатление, что российский президент нарушает законы логики и опирается на силу и военную мощь своего государства как неоспоримое преимущество.

The cause was America’s decision to deploy missiles and a radar system on Russia’s border. It was a decision which no Russian president of any hue could ignore. The radar is capable not only of tracking incoming Iranian missiles but of directing a warhead anywhere on Russia’s territory to an accuracy of metres.

[Guardian, 7 November 2008] Вскрытый нами имплицитный смысл, обусловленный рассмотрением политической деятельности Д. Медведева как азартной игры, связанной с умением скрывать свои истинные намерения, опирается в дальнейшем на эксплицитные смыслы – информацию о встрече политических лидеров России и США, их попытке разрешить конфликт относительно ПРО (America’s decision to deploy missiles and a radar system on Russia’s border;

would Russia station missiles in Kaliningrad or not?).

Немаловажной с точки зрения формирования в воображении читателя представления о Д. Медведеве как о ловком дипломате, человеке, не всегда следующем морально-этическим нормам, является литота “It was a decision which no Russian president of any hue could ignore”, обусловленная желанием автора поощрить читателя к размышлению о том, как в аналогичной ситуации могли бы повести себя другие российские и советские политические лидеры.

It invites Russian targeting, from which the missile base now has to be defended. The result is that missiles are springing up like green shoots. And no one can afford to wait for the next frozen conflict of the region – an area that runs from the Baltics, through which Russian military convoys travel to Kaliningrad, to the Caspian Sea – to leap out of the deep freeze. Georgia could erupt again.

[Guardian, 7 November 2008] Мотивированное КС контраста и осуждения, активное метафорическое переосмысление в данном случае дополняется биоморфным сравнением, экспрессивность которого обусловлена тем, что сферой-целью образного переосмысления является средство массового уничтожения: missile (any object or weapon that is thrown at a target or shot from an engine, gun, etc; = реактивный снаряд; ракета) = shoot (any new growth of a plant, such as a bud, young branch, etc; = побег, росток) [Collins English Dictionary, 2006].

Намек автора на то, что Россия стремится к агрессии, в значительной степени усиливается тем, что в качестве объекта сравнения используется метафорически переосмысленная лексическая единица, тесно связанная со слотом «истребление при помощи оружия»: shoot

1) hit, wound, damage, or kill with a missile discharged from a weapon

2) discharge (a missile or missiles) from a weapon

3) fire (a weapon) or (of a weapon) to be fired [Collins English Dictionary, 2006].

Используемые в дальнейшем автором данной статьи оценочные эпитеты и структурно связанные с ними метафоры (not blameless, nationalist, autocratic. capable of provoking a conflict, tie them ever tighter into an intractable knot) в целом обусловлены прагматической направленностью статьи – обвинением журналиста в адрес политической элиты России, авторитарной, деспотичной, игнорирующей мнение рядовых граждан, проявляющей агрессию по отношению к другим государствам.

The Kremlin is not blameless: it is nationalist, autocratic, the battleground of rival clans capable of provoking a conflict in the Caucasus for the purpose of sending a message to each other. But the regional stakes are now getting high. Mr Obama has to convene an early bilateral summit with Mr Medvedev and Vladimir Putin, his prime minister. The two sides need to untangle the issues dividing them, not tie them ever tighter into an intractable knot. [Guardian, 7 November 2008] Критикуя политических лидеров России, британский журналист использует оценочные эпитеты, указывающие на враждебность (capable of provoking a conflict), азарт и корысть (the regional stakes are now getting high) как типичные черты российского политического менеджмента, пытающегося лишить другие страны и своих собственных граждан свободы выбора. На необходимость урегулировать противоречия указывает антитеза (need to untangle the issues dividing them, not tie them ever tighter into an intractable knot), при помощи которой автор высказывает свое критическое отношение как к руководству России, так и США.

Использование игровой метафоры stakes (the money or valuables that a player must hazard in order to buy into a gambling game or make a bet [Collins English Dictionary, 2006]; = ставка, заклад (в азартных играх) ) закрепляет в сознании читателя подозрение о том, что российские политические лидеры рассматривают свою деятельность не как обязанность выполнения определенных служебных функций, обусловленных созданием на территории своего государства лучших условий для существования народа, а исключительно как возможность развлечься и подзаработать, невзирая на ущемление прав и свобод рядовых граждан.

Автор статьи “What Ails You, Putin?” обращается к президенту России с риторическим вопросом.

The big question now is, What’s wrong with the president?

Officially, nothing. Nothing at all. We have now heard not one but two rounds of denials from Putin’s press secretary, Dmitry Peskov. On Nov. 1, Peskov issued some remarkable non-denial denials, saying that Putin’s back injury was “not an injury” but “just a mismovement” and that it was not getting in the way of Putin’s continued athletics. Whatever the problem, however, it was very much getting in the way of the president’s travel schedule, which had been scrapped.

Putin had not left his dacha in weeks. [New York Times, 3 December 2012] Знакомя читателя с результатом своих попыток выяснить физическое состояние президента, журналист использует тавтологию, стилистически необоснованные лексические повторы одних и тех же слов, как наглядный пример выражения недоверия к органам власти. Автор демонстрирует читателю, что современная российская политическая элита даже в далеких от политики вопросах уходит от правды, опровергает свои собственные заявления. Тем самым журналист подводит читателя к выводу, что не только Д. Пескову, но и другим российским государственным деятелям верить не стоит, что их морально-этические нормы далеки от идеала и меняются в зависимости от ситуации.

Putin has been running Russia for 13 years. In all this time, he has never tried to disguise his nostalgia for the Soviet Union. Nor has he tried to mask his intentions of reviving as much of the Soviet system as contemporary Russia can bear – beginning with the melody of the old anthem, which he brought back during his first year in office. That said, the restoration of Soviet political culture would not be complete without the return to secrecy and endless rumors surrounding our leader’s health. [New York Times, 3 December 2012] Опираясь на КС возврата в прошлое, автор намекает читателю, что современная политическая элита почти ничем не отличается от политической элиты советской эпохи, когда состояние здоровья президента представляло собой секретную информацию.

Ориентационная метафора оff (so as to be removed from so as to be deactivated or disengaged [Collins English Dictionary, 2006]) в заголовке статьи “Off with Their Heads” указывает читателю на готовность Путина принять самые жесткие меры и «рубить головы».

Has Vladimir Putin lost control of his “corruption crackdown”?

Putin announced the new anti-corruption campaign at the most recent Valdai Club meeting on Oct. 25. At the time, no one took it very seriously. Over the past decade, corruption in Russia has grown to the levels of a third-world kleptocracy, and hardly a month goes by without some senior official promising a crackdown. But this time it seems Putin was serious, or at least more serious than usual. [Foreign Policy, 5 December 2012] Отсутствие такого важного органа человеческого тела, как голова, автор связывает с нежеланием воспринимать всерьез обещание Путина ужесточить борьбу с коррупцией. Лексический повтор serious обусловлен иронией и метафорическим переносом: grave in nature or disposition;

thoughtful giving rise to fear or anxiety; critical [Collins English Dictionary, 2006]. Использование журналистом сравнения at least more serious than usual склоняет читателя к сомнению относительно искренности желания российского президента если не положить конец коррупции, то хотя бы в значительной степени ее ограничить. Указание журналиста на бурное развитие клептократии (kleptocracy = a government where officials are politically corrupt and financially self-interested [Collins English Dictionary, 2006]) в России помогает убедить читателя в том, что под маской непримиримого борца с клептократами скрывается их ярый защитник.

Сомнение в том, что российский президент заинтересован в реформах и преобразованиях наглядно выражено в статье “Hello 2013: will Putin finally get serious on reform?” Заголовок статьи в форме риторического вопроса: “Hello 2013: will Putin finally get serious on reform?” приглашает читателя подумать вместе о вероятности проведения различных реформ в России в ближайшее время.

President Vladimir Putin has for more than a decade run the Russian economy through a combination of resurgent state power and crony capitalism.

[Financial Times, 9 January 2013] Сомнение автора статьи в том, что Россия сможет в будущем легко преодолеть свои политические, экономические и социальные проблемы, находит свое выражение при помощи метафоры serious (grave in nature or disposition; thoughtful giving rise to fear or anxiety; critical [Collins English Dictionary, 2006]).

Ассоциируя укрепление государственной власти с возрождением – resurgent (rising again, as to new life, vigour, etc [Collins English Dictionary, 2006]) и указывая на клановый характер капитализма в России (crony = a friend or companion [Collins English Dictionary, 2006]), автор дает понять читателю, что правящая элита России решает все вопросы не в интересах своих граждан, а лишь в собственных интересах и интересах родственников, знакомых и коллег.

Global experience suggests that independent and fair courts, and an honest and corruption-free state are indispensable conditions for a competitive, open economy and for sustained economic growth.

Putin seems to want to disprove this position. He would like a more efficient, fast-growing economy. But he does not believe in private incentives but in bureaucratic decisions. Moreover he knows perfectly well that the emergence of independent courts in Russia immediately conducts to the collapse of the political system created by him.

And he is not prepared to pay that price. Faced with the choice of keeping power or promoting institutional reform he has chosen power. I do not see why he would change his position in 2013. Can a leopard change his spots? [Financial Times, 9 January 2013] Опираясь на КС противопоставления и аналогии, автор приходит к выводу, что планы президента России по изменению ее экономической ситуации далеки от морально-этических норм, обусловленных чутким отношением к ближнему, опираются на бюрократические процедуры принятия решений. Он считает, что В. Путин не стремится сделать суды независимыми и справедливыми, а рынок свободным и независимым от давления государства. Журналист подталкивает читателя к мысли о том, что от влияния президента могут в значительной степени пострадать судебные и экономические реформы, необходимые России. Ассоциируя В.В. Путина с леопардом, журналист стремится доказать читателю, что ни это сильное и хищное животное, ни лидер этой страны не могут изменить все. Желание В.В. Путина осуществить демократические реформы в данной политической ситуации, по мнению автора, так же эффективно с точки зрения достижения поставленной цели, как желание леопарда изменить расположение пятнышек на своей шкуре или вовсе избавиться от них.

Статья “Dutch election: Emile Roemer seduces with Socialist charms” рассматривает политического деятеля, стремящегося занять лидирующую позицию, как своего рода мага, имеющего необходимые средства для завоевания симпатии населения своей страны:

Political billboards have sprung up across the Netherlands, with a general election due to take place on 12 September under the shadow of the eurozone crisis.

According to polls, economic pessimism has sent voters scattering across the political spectrum.

Believing mainstream parties have failed to protect them from aching rounds of austerity, record numbers of voters look set to seek shelter in the arms of outsiders. [BBC News, 30 August 2012] Актуализация имплицитных смыслов в данной статье имеет место уже в заголовке, в котором глагол seduce (to persuade to engage in sexual intercourse to win over, attract, or lure) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], связанный с концептосферой «сексуальный соблазн, совращение», обретает непривычный метафорический смысл, обусловленный не стремлением добиться любви, подчинить партнера сексуальному желанию, а завоевать его доверие, добиться, чтобы тот принял решение проголосовать в твою пользу. Имплицитный метафорический смысл (Socialist charms) приобретает и существительное charm (a magic spell;

enchantment the quality of pleasing, fascinating, or attracting people) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], указывающее читателю, что приемы, которыми политики пытаются «обаянием» завоевать доверие избирателей, напоминают колдовство. Тем самым журналист противопоставляет пессимизм большинства граждан Нидерландов и оптимизм одного из политических лидеров, выгодно отличающегося от своих соперников.

На сопоставлении основывается также КС противопоставления Эмиля Румера и его основного конкурента Герта Вилдерса, что находит отражение в отмеченном в статье росте интереса населения Нидерландов к первому и падении популярности последнего.

In practice, Socialist Party leader Emile Roemer and controversial Freedom Party front man Geert Wilders share two critical positions: both are eurosceptic, both pro-welfare. Polls suggest Mr Wilders’s popularity is waning, while Mr Roemer is the rising star.

Имплицитные метафорические смыслы, внушающие читателю интерес к личности Э. Румера (например, rising star), возникают по мере конструирования автором текста статьи, обусловленного тактикой поддержки политического деятеля, обладающего необходимыми для политической карьеры навыками: привлечь к себе внимание, дать понять, что знает, чем мотивируется предпочтение большей части населения страны, и умеет выработать тактику претворения чаяний населения страны в жизнь.

Так, например, существительное shadow (a dark image or shape cast on a surface by the interception of light rays by an opaque body a threatening influence) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005] в своем привычном, метафорически не мотивированном значении связано со слотом «тень», указывающим на незначительную освещенность, отсутствие прямых лучей. В тексте же оно активирует иное значение – «грустный или мрачный период», обусловленное контекстуально лексемой “crisis”, указывающей на спад экономической активности. Этим фактором мотивировано и выражение economic pessimism (the tendency to expect the worst and see the worst in all things the tendency to expect the worst and see the worst in one’s own economic activity/ ability to get income) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], в котором пессимизм или мироощущение, проникнутое унынием, безнадежностью, неверием в будущее, обусловлено экономическими факторами Имплицитный смысл, обусловленный основным свойством обозначаемого объекта, приобретает существительное shelter (something that provides cover or protection, as from weather or danger; place of refuge the protection afforded by such a cover; refuge) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], связывающее фрейм «приют, кров; убежище» с фреймом «защита, покровительство». В результате образ Э. Румера связывается в сознании читателя с гарантией благополучного существования, возможностью устранения той или иной угрозы.

Emile Roemer appears to be an attractive prospect for the disenchanted masses – a smiling, self-assured, open-collar-and-no-tie man.

In the popularity stakes, he comes in just behind the nation’s favourite Queen Beatrix.

But some of the same people believe he is too lightweight, too inexperienced, to take charge of the country. In leadership polls he is down in fourth place.

“They just don’t see him as a prime minister. They see him as a guy who understands them, someone who is like them and can soften the blow from the crisis,” explains political analyst Andre Krouwel.

“He is associated with fighting and protest, not someone who can unify different parties to form a coalition.” [BBC News, 30 August 2012] По мере развертывания текста актуализация смысла, обусловленного заголовком, а именно успех или неуспех оптимистичного Э. Румера в конкурентной борьбе за завоевание доверия пессимистично настроенного населения, получает свое достаточно экспрессивное обозначение. Автор в данном случае придерживается также КС достоверности и полноты информации, сообщая читателю не только свое собственное мнение о данном общественном деятеле, но и мнение политического аналитика, опирающегося, скорее всего, на социологический опрос. Он опирается на КС противопоставления позитивной оценки населением характера (self-assured), внешности (open-collar-and-no-tie man), готовности оказать населению поддержку (can soften the blow from the crisis; associated with fighting and protest), идентификацией его как «своего, не чужого» (someone who is like them) человека негативному впечатлению о его способности руководить, объединять людей (unify different parties to form a coalition).

Участники политического дискурса на страницах печатных СМИ во многих случаях пытаются предсказать, сможет ли тот или иной человек в ближайшем будущем стать политическим лидером.

Conservative conference: Is Boris Johnson a future Tory leader?

PAUL NIZINSKYJ

I think his appeal is that he marries both style and substance. Absolutely he could be a future leader. People said he could not be mayor and that would be ridiculous, a joke. He proved them all wrong. Where I do take issue is with people who say he is trying to challenge David Cameron. He has had this ambition for a long time. He is very patient. I don’t think he will replace David Cameron but he could succeed him. [BBC News, 9 October 2012] Нередко журналисты используют КС сравнения, а не противопоставления. В данном отрывке сравниваются Б. Джонсон и Д.

Камерон.

Сам заголовок данного интервью указывает на необходимость ответа на вопрос “Is Boris Johnson a future Tory leader?”. Поскольку участникам интервью приходится оценивать вероятную политическую ситуацию в Великобритании в будущем, важнейшую роль играет КС модальности, обусловленная субъективной оценкой качеств обсуждаемого политика и его способностей добиться успеха и популярности у широких слоев населения.

Участник данного интервью в первую очередь обращает внимание на привлекательность Бориса Джонсона (appeal = a request for relief, aid, etc the power to attract, please, stimulate, or interest) [Collins English Dictionary, 2006]. Метафора marry (= to unite closely or intimately to fit together or align (two things) [Collins English Dictionary, 2006] мотивирована ассоциативным совмещением концептосфер «формирование семьи» и «формирование индивидуальности».

Свой положительный ответ на поставленный вопрос Пол Низинский мотивирует неожиданным для общественности успехом (He proved them all wrong) Бориса Джонсона в борьбе за пост мэра в прошлом, способностью противостоять другим (is и trying to challenge David Cameron) амбициозностью (had this ambition for a long time).

Противопоставляя Бориса Джонсона Дэвиду Камерону (премьерминистру Великобритании в данный момент), Пол Низинский уклоняется от указания более достойного из них, имея в виду невозможность замены одного политического лидера другим (don’t think he will replace … but he could succeed…).

КС противопоставления является ключевой и в статье “Wealthy Romney reveals 14% taxes”, автор которой обращает внимание читателя на достаточно низкую ставку налога, которую платит Митт Ромни, политический лидер Республиканской партии, стремясь противопоставить его другому кандидату на недавних президентских выборах в США, Б. Обаме, доказывая, что один из них далек от соблюдения общепринятых морально-этических норм.

Mitt Romney pays a lot more than most Americans in tax, but he also pays proportionally a lot less.

He paid more than $6m (3.8m) over two years at a rate of just under 14%.

The average American pays around 11% tax, but the top rate is 35%.

What all this underlines is that Mitt Romney is very, very rich, earning more than $45m dollars in the last two years.

…The reason Mr Romney pays a lower rate than, say, President Obama (26%) or Newt Gingrich (over 30%) is because there’s a different tax rate for income and investments. [BBC News, 24 January 2012] Опираясь также на КС достоверности, журналист противопоставляет Митта Ромни рядовым гражданам и дает понять, что удивлен тому, что ставка налогообложения этого очень богатого американца немного отличается от среднестатистической и намного ниже высшей ставки, – и считает это несправедливым. Нет сомнений в том, что читатель, скорее всего, разделит эту точку зрения и даст негативную оценку Митту Ромни, посчитав, что тот в качестве президента США продолжит тактику уклонения богатых от налогов.

Главную роль в реализации КС дискредитации в данном случае играет антитеза и лексический повтор a lot more, a lot less, а также семантический повтор (wealthy, rich), при помощи, которых автор обращает внимание читателя на явную, с его точки зрения, несправедливость, отступление Митта Ромни от морально-этических норм.

Ясно, что в период экономического кризиса подобное поведение политической элиты вызовет неодобрение даже у сторонников республиканской партии, пострадавших экономически и желающих установления более сурового налогообложения для богатых, как гаранта возможности восстановления своего материального благополучия. Снижение рейтинга Митта Ромни у американцев в данном случае достигается благодаря КС противопоставления данного политика рядовым американцам и более порядочному, с точки зрения данного журналиста, Бараку Обаме.

First off, the good news for Mr Romney: he’s squeaky clean. There is no suggestion of anything dodgy going on. As he points out, no one pays more tax than they owe.

The reason Mr Romney pays a lower rate than, say, President Obama (26%) or Newt Gingrich (over 30%) is because there’s a different tax rate for income and investments.

That raises a much wider argument, and one that will be central to the election in November. It is precisely why the billionaire investor Warren Buffet said the tax rate was unfair and should be changed because he paid a smaller proportion of his income than his secretary. [BBC News, 24 January 2012] КС противопоставления в данном фрагменте текста расширяется.

Читатель получает точную информацию о более высокой ставке налогообложения других наиболее влиятельных и обеспеченных людей, о причинах достаточно низкой ставки налогообложения Митта Ромни и инициативе миллиардера Уоррена Буфета сделать систему налогообложения более справедливой. Следует отметить, что в данном случае У. Буфет выступает против своих собственных экономических интересов и рассматривается автором и читателем как человек, заслуживающий доверия всего народа.

КС противопоставления Митта Ромни другим американцам и КС дискредитации его как человека, не способного, в отличие от Уоррена Бафета, пойти на самопожертвование, опирается на иронию. Автор подчеркивает, что Митт Ромни безупречен и безгрешен (squeaky clean).

Использованное автором выражение мотивировано имплицитным смыслом:

лексема squeaky получает гиперонимическое переосмысление (making very high noises that are not loud very, to a large degree [Longman Dictionary of прилагательное приобретает Contemporary English, 2005]), clean метафорическое значение (without dirt or other impurities; unsoiled morally sound) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005]. Ирония автора относительно безупречности морально-этических норм Митта Ромни находит свое место и в использовании прилагательного dodgy морфологически производного от глагола dodge (to avoid or attempt to avoid (a blow, discovery, etc.), as by moving suddenly to evade (questions, etc.) by cleverness or trickery [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005]), в котором связанный с семантикой данного прилагательного фрейм «обман, уловка, хитрость» ассоциативно обусловлен фреймом «уклонение от удара».

Таким образом, автор представляет Митта Ромни в качестве не только опытного фехтовальщика или боксера, т.е. человека, умеющего уклониться от удара, но и как человека ловкого, хитрого, способного на мошенничество, которому лучше не доверять.

Mr Obama hopes, at a time when many Americans are suffering economically, they will see this as “fairness” not “class war.” But attacks on the rich have never worked very well in America. He must hope that there is an underlying sense of resentment. [BBC News, 24 January 2012] Как показывает данный отрывок статьи, Барак Обама, в отличие от Митта Ромни, готов выступить за ужесточение налогообложения в отношении наиболее обеспеченных граждан США, причем это ужесточение связывается с установлением справедливости, что эмфатически выделено благодаря лексическому повтору (unfair (в словах Уоррена Буфета чуть выше) – fairness) и противопоставлению с политическим термином и когнитивной метафорой class war (war = open armed conflict between two or more parties, nations, or states any conflict or contest) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005].

Метафорически переосмысливаются также глагол suffer (to undergo or be subjected to be set at a disadvantage) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005] и существительное attack (the act or an instance of attacking strong criticism) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005]. То, что данные слова тесно связаны с вооруженным противостоянием (war, attack) и использованием оружия как средства, если не уничтожения противника, то, во всяком случае, причинения ему боли (suffer), помогает автору придать конкуренции партийных лидеров двух ведущих партий США особую силу.

Mitt has an uncanny knack of making statements that suggest he’s so wealthy that he doesn’t think the same way as the rest of us. He chortles that he forced Ted Kennedy to take out a second mortgage to run an election campaign against him. He wagered an imaginary $10,000 when most of us would have flourished a fictional hundred. [BBC News, 24 January 2012] Используя личное местоимение первого лица множественного числа, журналист указывает читателю на то, что он «свой», а потому его оценочному мнению читатель должен поверить, таким образом оказавшись в лагере противников Митта Ромни.

Следует обратить внимание на то, что журналист в своей оценке Митта Ромни использует лексику неформальную, обладающую значительным экспрессивно-оценочным потенциалом: uncanny (characterized by apparently supernatural wonder, horror beyond what is normal or expected) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005], вместо более формального и менее экспрессивного синонима strange, knack (a skilful, ingenious, or resourceful way of doing something a particular talent or aptitude, и an intuitive one) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005] вместо более формальных и менее экспрессивных синонимов skill, ability или capability.

Экспрессивность оценочного эпитета обусловлена тем, что в результате словообразования, присоединения отрицательной приставки, это слово подверглось семантической деривации, переосмыслилось метафорически: canny (= shrewd, esp. in business; astute or wary; knowing [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005] – указание на осмотрительность, ум, проницательность, практичность, обусловленные знанием и наличием опыта), uncanny (указание на сверхъестественный, необъяснимый, странный характер обозначаемого объекта).

Использование данного эпитета, способствуя максимальной эффективности применяемых автором КС модальности противопоставления в отношении Ромни, и указывает читателю на непредсказуемость и проблематичность того, что этот политический лидер является блюстителем морально-этических норм и оправдает надежды большинства граждан своей страны.

В статье “Obama’s inauguration: Faces in the crowd”, содержащей мнения рядовых граждан о политической элите США, КС противопоставления также доминирует.

Hailing from Kentucky, Taylor is aware of the problems President Obama faces in the next four years.

“I come from the state where we have the head honcho who seems like he’s against everything,” he said, referring to Republican Senator Mitch McConnell.

“Mr McConnell, for whatever reason, is intent on saying no.” “If you can’t compromise, how can you solve anything?” [BBC News, 21 January 2013] Автор данной статьи использует КС противопоставления Б. Обамы представителю республиканцев сенатору Митчу Макконнелу, который, по мнению автора, не способствует, а, наоборот, препятствует эффективному управлению страной, оказываясь противником всех осуществляющихся в стране преобразований (against everything, intent on saying no, can’t compromise).

Для обозначения политика, который вставляет палки в колеса реформам и преобразованиям, журналист использует японское заимствование honcho (the person in charge; the boss) [Longman Dictionary of Contemporary English, 2005]. Использование данного существительного объясняется культурной спецификой, а именно непререкаемым авторитетом начальника у подчиненных в Японии, его нежеланием и неспособностью поставить себя на место человека, не обладающего таким широким спектром властных полномочий, невниманием и презрением к правам и интересам лишенного властных полномочий большинства.

Таким образом, специфика моделирования имиджа политических лидеров, связанная с КС противопоставления, и метафорические модели «политический лидер – лидер на международной арене», «политический лидер – образец / не образец морально-этического поведения» в большинстве случаев аргументируется стимуляцией читателя к выражению оценки самостоятельно, опираясь на понимание того, чем мотивировано противопоставление, помогает ли оно реабилитировать образ политика или же, напротив, побуждает читателя к осознанию его неправомерных действий или решений.

КС противопоставления достаточно часто связывается с такими стилистическими приемами, как эпитет, лексический и семантический повторы, метонимия, метафора.

В рамках данной КС используется также эмфаза (It was Medvedev who…, unveiled…) и фразеология (frying pan).

Метафорическая модель «политический лидер – лидер на международной арене» в рамках проанализированных нами текстов опирается на фреймы «визуальное восприятие» (dawn, fade, eclipse), «применение физической силы» (beat, push, victim, suffer), «военные действия» (new cold war), «танец» (dancer).

Таким образом, при создании образа политического лидера или страны журналисты достаточно часто используют КС противопоставления, что стимулирует читателей дать самостоятельную оценку тому или иному политику и его действиям.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«ISSN 2500$3488 МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ОБРАЗОВАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ 2 (766) MINISTRY OF EDUCATION AND SCIENCE OF THE RUSSIAN FEDERATION FEDERAL STATE BUDGETARY EDUCATIONAL INSTITUTION OF HIGHER EDUCATION “MOS...»

«ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ СЕМЬИ С ОСОБЫМ РЕБЕНКОМ: РЕАЛЬНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТИ Анна Львовна Битова (Центр Лечебной педагогики, Москва), Мария Ирмовна Островская ("Перспективы", Санкт-Петербург). IV Международный форум "Каждый ребенок достоин семьи" Москва, 12-15...»

«ГГЦБС Информационный бюллетень из опыта работы Выпуск II (48) (2016) Библиотечный выпускной Открытие детского зала /ф. №2/ "С информацией на "Ты" /ф.№4/ Квест-тур "Священная война Информационная акция "Шагнём великого народа" /ф. №11/ на путь здоровья!" /ф. №6/ День подснежника "Твоим ключом от20-лети...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ "СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР ПО ПРОФИЛАКТИКЕ И БОРЬБЕ СО СПИД и ИНФЕКЦИОННЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ" МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) География почв с основами почвоведения наименова...»

«Устный математический журнал "Математика вокруг нас" 9 класс Цель урока: Создать положительный эмоциональный настрой и интерес к предмету математики; воспитывать интерес к знаниям, опираясь на занимательный игровой материал Учителя математики:...»

«Муниципальное дошкольное образовательное учреждение детский сад общеразвивающего вида №14 "Березка" Сценарий праздника "Новогодние приключения Звездочета"Выполнила: музыкальный руководитель Отмахова О.Л. Волжск 2013г....»

«I.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Настоящее Положение определяет состав, основные полномочия и порядок деятельности Педагогического совета БОУ ОО СПО "Орловский базовый медицинский колледж" (далее – Колледж, ОБМК).1.2. Положение разработано в соответствии с Конституцией РФ, действую...»

«Житие великомученика и целителя Пантелеимона Рождение Когда царствовал нечестивый Максимиан, жестокий мучитель христиан, и когда почти вся вселенная была покрыта тьмою идолопоклоннического нечестия повсюду на верующих во Христа воздвигнуто было великое гонение и мученически скончалось много исповедников пресвятого имени Иисуса Христ...»

«ХОАНГ НГЫ ХУАН СИММЕТРИЯ УРАВНЕНИЙ НЕЧЁТНЫХ ПОРЯДКОВ 01.01.02 – дифференциальные уравнения, динамические системы и оптимальное управнение диссертация на соискание учёной степени кандидата физико-математических наук Научный руководитель: доктор физико-математических наук профессор Зайцев В. Ф. Санкт-Петербург – 2013 СОДЕРЖАНИЕ Введение...........................»

«1 Муниципальное дошкольное образовательное учреждение Детский сад комбинированного вида №101 г. Липецка Принято Утверждено на педагогическом совете Заведующая ДОУ № _ от 2015 г Е.С.Шестакова ""_2015 г РАБОЧАЯ ПРОГРАММА педагога-психолога на 2015 – 2016 учебный год Составитель: педагог-психолог Трубицына Галина Викторовна Липецк,...»

«Поурочное планирование методов и приемов индивидуального подхода к учащимся в условиях формирования УУД 2 класс Часть 2 Учитель класс школа Содержание Темы: "Счет десятками и “круглое” число десятков"; "Разряд сотен и названия “круглых” с...»

«Мероприятия по повышению качества математического образования в ЯНАО на 2013-2015 годы Проблема Задача Способы Мероприятия решения Недостаточно Повышения Использование Для педагогов: разработать критерии выявления целевых групп учащихся, способы соотнесения 1. высокий уровень средних дифференцирова...»

«1 МБОУ Татаромаклаковская СОШ Исследовательская работа Выполнила: Юсипова Гульназ Хамзиевна, ученица 10 класса Руководители: Мусина З.Ф., учитель русского языка и литературы, Мубинова А.Х., библиотекарь Гвоздик...»

«Государственное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад №51 с приоритетным осуществлением художественно-эстетического развития детей Колпинского района Санкт-Петербурга КАРТОТЕКА ПОДВИЖНЫХ ИГР (Для детей 3-4 лет) Составила Козырькова В.И. 2...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БИРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" ПРОГРАММА "БЫТЬ ЗДОРОВЫМ ЭТО ЗДОРОВО!" на 2009 – 2011 г.г. Бирск 2009 ...»

«№ ЧЧЭДЧ Т. В. Артемьева С. Г. Михайлова Чаваш ача сачёсенче иккёмёш кё9ён ушканри ачасене илемлё литературапа паллаштарасси Ш упашкар Национальная библиотека ЧР 4-047997 4-047997 K v. У A f6 MS Р а^ей Федерацийён вёренупе аслалах министе...»

«С. А. АЛДАШЕВ (Казахский национальный педагогический университет им. Абая, Алматы, Республика Казахстан) КРАЕВЫЕ ЗАДАЧИ ДЛЯ МНОГОМЕРНЫХ ГИПЕРБОЛИЧЕСКИХ УРАВНЕНИЙ Аннотация В работе доказаны однозначные разрешимости краевых задач для многомерных гиперболических урав-нений, которые являются обобщениями известных задач Коши, Дарбу и Гурса. Кл...»

«Образование и наука. 2016. № 4 (133) ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ УДК 316 И. А. Вас иль ев Васильев Игорь Аркадьевич кандидат философских наук, доцент, руководитель отдела интеграции образования и науки, научный сотрудник лаборатории мониторинга результатов научно-иссл...»

«ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА: МЕТОДИКА И ПРОБЛЕМЫ Было выяснено, что невербальные характеристики учителей начальных классов с различным стажем работы отличаются по количеству и содержанию невербальных характери...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Лицей № 1 имени академика Б.Н. Петрова" города Смоленска "СОГЛАСОВАНО" "ПРИНЯТО" заместитель директора педагогическим советом Н.В.Глушкова "28" 08 2015 г "27" 08 2015 г протокол № 1 Рабочая программа по литературе Смоленщины для 9 кла...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение города Москвы "Школа с углубленным изучением английского языка № 1213" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПО МХК ДЛЯ 10 КЛАССА Учителя: Кругликова Л.Л. 2014 – 2015 уче...»

«Адаптация ребенка к детскому саду! Когда мама впервые собирается отдать ребенка в детский сад, почти каждая представляет идеальную картину: ребенок машет маме ручкой и убегает игра...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.