WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 Параметрические характеристики предметных имен (чешско-русское сопоставление) Иржи Коростенский (Ческе ...»

Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics

XXXII, 2006, кн. 3

Параметрические характеристики предметных имен

(чешско-русское сопоставление)

Иржи Коростенский (Ческе Будейовице)

Как уже неоднократно отмечалось в лингвистической литературе, предметные

объекты в чешском и русском языках связаны в сознании рядовых носителей языка

прежде всего с характеристикой размера, цвета и формы.

По мере того как в последнее время развивается в науке когнитивное

направление, появляются и в языкознании фундаментальные исследования соответствующего характера, причем на этом поприще свои усилия часто объединяют и международные коллективы ученых (Кравченко 1996, Бардина 1997, ЛиндеУсикниевич 2000).

В нашем анализе обращаем внимание на две из перечисленых характеристик, которые узко взаимосвязаны друг с другом, т.е. размер и форму.

Количество анализируемых имен не определяем таксационным наименованием, а скорее отборочным путем согласно отдельным типам так, чтобы представить прежде всего наиболее своеобразные и одновременно представительные в сопоставительном плане типы.

Наиболее яркой чертой, характерной для всеобщей классификации названных предметных имен по признаку размера, это несимметричность и избирательность в смысле употребления прилагательных в атрибутивных конструкциях. То же самое можно отметить у формальных и цветовых признаков тех же имен. Сознание «среднестатистического» носителя языка деформировано (искажено) годами обучения евклидовой геометрии, что создало у них предпосылки и для ее навязывания «языковому сознанию».



Согласно постулатам мы готовы окружающий нас предметный мир рассматривать как идеальный и симметричный с точки зрения параметрической классификации. Но язык посредством языковой картины мира руководствуется совсем другими закономерностями, в отличие от классической геометрии или не называя далеко все размеры, или их употребление обусловливается системой довольно сложных правил, порой сильно отличавшихся от общепринятых ей определений.

В итоге не все материальные предметы будем характеризовать как длинные х короткие, высокие х низкие, глубокие х мелкие, широкие х узкие, не говоря даже о возможных синонимах и указанных антонимичных противопоставлений. Можно напр.

Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 соединить слово длинный со словами усы, зубы, руки, ноги, ветки, волосы, стол и даже лицо, но такое трудно осуществимо в случае слов как лес, тайга, море, целина, туча и многие другие. Следовательно подобная картина наблюдается у следующих параметрических характеристик. Лексема короткий также свободно сочетается с предметными именами как руки, ноги, (нос?), нить, сигара, доска, платье, пальто, юбка, волосы и др., но затруднительно образовать сочетания с лес, река, ручей и многими другими. Те же параллели наблюдаем и на примерах высокий х низкий; напр.

высокий дом, дерево, человек, гора, но нельзя образовать словосочетания со словами бочка, книга, ковер. Встречаются словосочетания низкий стол, ботинки, стена, дерево, облака, но опять затруднительно для нас образовать словосочетание низкий человек.

Такой перечень можно продолжать подобными примерами практически до бесконечности. Но суть вопроса заключается в возможной и относительно однозначной классификации указанных явлений, способной в известной мере «прогнозировать»

такие словосочетания, что само по себе и является основой любой классификации. А если принять во внимание сопоставительный аспект, в нашем случае с русским языком, исследуемая картина с одной стороны усложнится, с другой наоборот выявит многие до этого момента неизвестные, но очень интересные аспекты, проявляющиеся именно на сопоставительном уровне.





Не так давно все отклонения от правил, созданных на основе евклидовой геометрии, рассматривались как исключения, относились в сферу фразеологизмов или подобные явления рассматривались в качестве дефектных, искаженных. Так заранее исключалась возможность существования и применения особых правил в указанной сфере. Поэтому большинство «необъяснимых» явлений включалось в графу «единичные явления» и приходилось выучивать списками.

«Языковая картина мира» в данном случае представляет собой некий «фильтр», создающий рамки для определения релевантного набора семантических составляющих в ходе продукции и перцепции текстового потока. Условия, определяющие набор таких составляющих, очень разнородны и исследуются в лингвистике уже несколько десятилетий. Результаты исследований когнитивного направления постоянно пополняют «списки» релевантных условий, определяющих выбор потенциального размера на определенных этапах перцепции. К ним следует отнести связь размера с формой. Напр. водосточная труба, если она тянется от желоба на крыше дома до земли, обозначается как длинная, а не высокая. Сегодня уже классический пример, Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 сформулирован 30 лет назад (Апресян 1974, с. 5; Бирвиш 1967 (1987), с. 21), иллюстрирует названную зависимость.

На этом перечень релевантных условий для практического употребления параметрических определений предметных объектов не заканчивается. Важную роль в качестве облигаторных факторов имеет ориентация объектов в пространстве, причем принято выделять имена с фиксированной ориентацией, в основном естественные емкости, как: пруд, яма, озеро; имена с канонической ориентацией, ориентация которых определена нормативно, напр. шкаф, кресло, стол; имена с унаследованной ориентацией, напр. бутылки, банки и посуда вообще; подобно надо выделять имена с контекстно обусловленной ориентацией, напр. сочетание глубокая шляпа применимо лишь в том случае, когда контекст представляет шляпу перевернутой. Для русских параметрических прилагательных типична тройка составляющих членов глубокий – неглубокий – мелкий, причем роль антонима здесь выполняет не слово мелкий, а лексема неглубокий в своей квазифункции. Так как мелкий связано с лексемой мель, в русском строго сочетается лишь с обозначениями водоемов: мелкий пруд, озеро, ручей и др., но не овраг, чемодан, ров, пещера (Рахилина 2000, с. 136). В сопоставительном плане интересен тот факт, что в западнославянских языках сфера сочетаемости намного шире, чем в русском. Напр. польский эквивалент pytki имеет существенно расширенную область сочетаемости) (Линде-Усикниевич 2000, с. 160). Подобная ситуация намечается и в чешском, где можно встретить словосочетания типа: mlk hrob, jeskyn, rokle и др. В случае прилагательного глубокий существует по крайней мере два типа семантической реализации. Глубокий измеряет в емкостях постоянной формы (напр. шкаф, озеро, ящик) расстояние от мыслимого «входа» до «дна» и одновременно расстояние до объектов на постоянной (мыслимой) глубине (напр.

глубокое дно, глубокое место, глубокие корни) (Рахилина 2000, с. 141).

Следующим этапом поиска релевантных классификационных условий являлась теория Талми (1983 и 1988 ) о топологических типах (Талми 1983, с. 225-282). Данное понятие является набором ограниченного количества эталонных форм типа поверхности, емкости, стержня и др. Указанная схема представляет собой на самом деле параллель системы евклидовой геометрии в сфере языковой картины мира, причем заданные входящие условия объясняют невозможность применения параметров в случае конкретных предметных объектов, характеризуемых с точки зрения геометрии однозначно.

Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 Можно сказать, что языковая картина мира задает целый набор признаков, регламентирующих применение отдельных линейных размеров в отношении предметных объектов. Открытые и сформулированные до сих пор правила свидетельствуют прежде всего о наличии фактора избирательности, но многие закономерности пока ждут своей окончательной постановки.

Таким образом «нормативный эталон», созданный языковой картиной мира в случае употребления каждого линейного размера, обладает очень четко намеченными заданиями применительно к форме, размерам, ориентации, статике или динамике предметного объекта. Такая асимметрия проявляется напр. в традиционных антонимических парах, отличающихся с точки зрения семантики разного типа несоразмерностями.

Противопоставляя пары высокий х низкий, длинный х короткий, широкий х узкий и др., специфическое место в данной системе занимает в русском языке третий член, нарушающий биполярный характер указанного сопоставления:

высокий, невысокий; длинный, недлинный; широкий, неширокий и т.д. Чешский язык подобные регулярные соотношения представить не может. Тем более единичные образования типа nevelik – ‘не слишком большой’ – некоторые исследователи склонны считать вторичными заимствованиями из русского языка.

Продолговатый предмет вытянутой формы может быть назван длинным, но лишь в случае его необязательной фиксации в пространстве. Напротив вертикальные предметы с постоянным креплением обозначаются в языке как высокие. Такими могут быть также объекты не обязательно продолговатой формы, как: вулканы, горы и др.

Предмет с заранее не заданным положением и жесткой структурой характеризуют как высокий в стоячем положении и длинный в лежачем положении. В случае, если форма того же предмета «гибкая», напр. канатная лестница, тогда применимо только определение длинный. «Длинная канатная лестница свисала с борта парахода». В отличие от высокого предмета (объекта) длинный должен обладать строгими характеристиками нормативного характера. Линейным размером длинный назовем лишь предмет – карандаш, лыжи, палка и многие другие – ’превышающий общепринятую в конкретных культурно-исторических условиях для данного предмета (объекта) норму‘. Нормативные ограничения могут быть разными. У естественных объектов, напр. гора, река и др. можно наблюдать довольно строгие ограничения в обоих направлениях внутреннего порядка: высокий холм ‘гора выше нормы’, низкий холм ‘бугор ниже нормы’; но карандаш и лыжи могут быть длинными без всякого ограничения.

Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 Что касается пар толстый х тонкий (тощий), широкий х узкий, то их связь с формой и ориентацией очевидна. Широкими могут быть прежде всего вытянутые поверхности или предметные объекты, обладающие такой поверхностью в качестве функционально значимой: широкая улица, окно, пояс, спина, лопата, стол, но нельзя их употребить в случае шар, мяч, круг и др.

Далее широкий может обозначать диаметр полых предметов, величину отверстия: широкая дыра, нора, горлышко бутылочки, люк, но и относительно безграничные понятия: поле, степь, просторы и др. Узкий обозначает естественные предметные объекты с размером ‘меньше нормы’, если как таковые функционально в данном типе имен выделяются: узкая дверь, проход, плечи, талия и др.

Толстый употребляется для измерения толщины вытянутых объектов или плоских предметов, т.е. таких, у которых длина и ширина много раз превышают высоту – она же и превращается в толщину – толстая тетрадь, пальто, книга или диаметр круглого сечения предметов в поперечнике: толстая авторучка, труба, канат и т.д. (Апресян 1974, с. 59).

Отдельную семантическую группу сочетаний с толстый составляют обозначения емкостей искусственного происхождения с мягкой структурой: толстый конверт, бумажник и живых существ (кот, цыплепок, повар, хомяк, жаба и др. Тем не менее в указанной группе действуют другие семантические ограничения, включая избирательность по другим характеристикам, напр.

другие мягкие емкости, как:

мешок, карман, подушка не сочетаются с указанными прилагательными. В сфере животных найдем также довольно многочисленный набор трудносочетающихся с указанным определением названий животных, как: толстая лиса, волк, слон, тигр, орел, лев. Более подробное рассмотрение данных отклонений постараемся дать в специальном разделе статьи.

Примечательно, что второй член пары тонкий покрывает семантический спектр прилагательного толстый не полностью.

Тонкими могут быть плоские предметы, как:

тетрадь, одеяло, книга и некоторые другие или объекты с функционально значимым размером диаметра: тонкая сигара, свеча, дерево и т.д., но в случае «мягких»

емкостей и животных практически не употребляются. Словосочетание тонкий конверт на самом деле не обозначает антоним к толстый, а скорее выражает другую семантику ’конверт из тонкой бумаги‘.

Специфическое положение среди параметрических прилагательных занимает лексема большой. Традиционное толкование семантики в смысле выражения величины Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 в целом нуждается в уточнении. Сочетания с выше названными предметными объектами и другими существительными нельзя практически заменить лишь одним прилагательным со значением размера. Большим не назовем напр. длинный тонкий гвоздь или глубокую яму маленького диаметра. Но в случае ковра, который отличается значительными размерами ширины и длины при небольшой толщине такое обозначение как раз подходит. Поэтому можно заключить, что прилагательное большой в себя «вбирает» прежде всего два разных измерения объекта ’больше нормы‘. Ясное преимущество отдается длине и ширине последнего.

Проблемы чешско-русского сопоставления

В настоящем разделе попытаемся провести семантический анализ ограниченной группы параметрических прилагательных с сопоставительной чешско-русской точки зрения. Анализу подвергался не только материал собственных выборок из чешской и русской прессы, а также данные некоторых словарей и специальных работ по семантике. В конце статьи указан полный перечень использованных источников.

Так как рамками данной статьи серьезно ограничена полнота анализируемого материального корпуса, мы постарались рассмотреть прежде всего проблематичные моменты чешско-русских параллелей, рассматривая их с позиций языковой картины мира, в смысле их отношения к норме и форме объектов.

Если дать характеристику сферы употребления предметов с точки зрения параметрических прилагательных, исходя из языковой картины мира, можно заключить, что указанные предметы-объекты относятся лишь к нескольким топологическим типам, которые можно условно назвать стержень, контейнер, плоскость и точка. Все остальные встречающиеся типы являются лишь вариантами главных топологических типов, причем именно вариативность является релевантной характеристикой для конечного определения параметров на конкретном коммуникативном уровне.

В когнитивной литературе указанные типы не только заняли прочное место, а также естественно развивались методы их изучения. Наиболее «емким» и «перспективным» в этом плане показалось понятие контейнера. В первоначальных работах по метафоре Дж. Лакоффа и М. Джонсона оно рассматривалось в основном лишь как емкость-вместилище (Лакофф, Джонсон 2002, с. 67). Но членимость и многообразие упомянутого концепта в языковой картине мира намного пространнее, Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 чем казалось в первых его работах. Связь бытийных категорий в рамках контейнера, как место или пространство и объект, была доказана в последующих когнитивных работах ведущих когнитологов. Тем более надо отметить симультанное взаимодействие статического и динамического аспектов отдельных представлений на базе представленных категорий места, пространства и объекта. Имеется в виду прежде всего представление самого объекта о его раскурсе, способности активного включения, перемещения, вмещения или удерживания в определенных границах.

Даже понятие самого пространства на начальных этапах мыслилось как нерасчлененный промежуток, простирающийся перед человеком. Только со временем, на основе упомянутых уже фундаментальных работ, приобрело и пространство черты, характеризующие данное явление как расчлененный в смысле отдельных концептуальных структур понятие, включающих концепты протяженность, объем, n-мерность, среду существования человека и некоторые другие. Напр.

углубленное понимание содержит как идею среды, так и ее ограниченности точно заданными рамками видимого и наблюдаемого в поле зрения. Очень важным в связи с этим следует отметить и понимание пространства в качестве целого в противовес отдельным его частям, т.е. самого человека и окружающих его частей (Кубрякова 1999, с. 6, 7).

Из сказанного следует, что предметная ориентация в мышлении человека играет весомую роль. Поэтому любые объекты в процессе восприятия мыслятся как части целого. Но частные понятия, вступая в сложные взаимоотношения, являются составной частью универсального понятия контейнера, причем все понимание мира человека основано на таких принципах. Оказывается, что для осознания человеком окружающего пространства наиболее важно «познание» самых отношений, существующих между объектами. Все исследуемое многообразие форм соотношения объектов имеет типичную характеристику активно взаимообуславливающихся действий, которые принято истолковывать как интеракциональные. Данное отношение настолько в языке наглядно и важно, что практически во всех сферах языка для него выработаны специфические средства и приемы, начиная от групп глаголов с особой семантикой, указывающей на семантику контейнера в событийном плане, ср.

вмещать, содержать, включать, охватывать и др., и, кончая сферой имен, в рамках которой надо отметить наличие специфических аффиксов, содержащих семантику вместилища (типа сахарница, пепельница, шкатулька, бочка; свинарник и т.п.) в широком смысле слова. Однако не следует забывать о том, что такое понимание Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 реальности в смысле определенного прообраза является лишь одним из возможных представлений конкретного объекта. Общее направление в смысле общего понимания схемы контейнера, включая связанное с ним создание концептуальных метафор, является результатом ценностной ориентации, господствующей на данный момент в обществе конкретной культуры (Кубрякова 1999, с. 7, 8). Поэтому во многих экспериментальных работах была отмечена несимметричность в употреблении параметрических прилагательных. Идеальное пропорциональное соблюдение семантического содержания при обозначении многих объектов «нарушена» (Рахилина 2000, с. 136 и сл.).

Параметрические прилагательные характеризуют названные объекты с точки зрения их размера, условно можно сказать по возрастающей линии. Тем не менее языковая картина мира располагает набором классификационных правил, согласно которым регламентируется относительно точно употребление отдельных параметрических групп прилагательных в сочетании в предметными объектами.

Основным фактором для применения параметрических характеристик является топологический статус рассматриваемых объектов в системе языковой картины мира.

Таким образом можно предметные объекты разделить на несколько групп, объединяемых общими топологическими чертами. Первую, довольно небольшую группу, составляют объекты с заранее заданной классификационной характеристикой.

Последняя или относится ко всему объекту в целом, или к отдельным ее частям. Тогда и здесь можно выделить как минимум две подгруппы. К первому типу следует отнести прежде всего пространственные объекты, с точки зрения картины мира понимающиеся как неизмеримые. В случае подобных объектов наложен строгий запрет на любые изменения занимаемого ими пространства в смысле его увеличения или уменьшения.

Поэтому слова, как: тайга, море, джунглия и некоторые другие не сочетаются ни с прилагательными большой, широкий, глубокий ни с маленький, узкий, мелкий.

К следующей подгруппе отнесем предметы, у которых лишь определенная часть составляющих является заданной. В нее входят прежде всего объекты, в рамках которых лишь одна часть точно фиксирована определенным функциональным назначением, напр. функцией ‘сидения для человека’ и др. Таким может быть определенный род мебели, связанный с физиологическими нормами человека: стол, стул, кресло и др. У первых двух членов ряда ограничен размер высоты стола и стула, так что рядовой носитель русского и чешского языков будут затрудняться употребить Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 высокий стол. Опора стола, письменного и обеденного, строго ограничена нормой.

Если все же употреблено словосочетание высокий стол, то он не выполняет привычную в данной культурной сфере функцию и превращается в предмет с другой функцией. Аналогично обстоит дело и со следующими двумя упомянутыми членами ряда, т.е. со стулом и креслом. В обоих случаях будет для нас затруднительно образовать словосочетание высокий стул, (Денисов, Морковина 1978, с. 569), что принципиально не исключает применение специальной мебели, напр. для пожарников и судей.

По-другому выглядит употребление с данным набором предметов других параметрических прилагательгых, напр. большой – небольшой – маленький и широкий – неширокий - узкий. Все прилагательные могут сочетаться с названными типами мебели с тем, что большой обозначает, кроме высоты столешницы над уровнем пола все размеры и оно становится в известной степени синонимом слова массивный. При употреблении слова маленький со словом стол уменьшаются размеры столешницы и в случае стула он предназначен скорее для детей. Слово узкий для стола вполне употребимо, но для словосочетания узкий стол потребуется специальный контекст.

Определения толстый, худой вообще не употребляются. Что касается слова глубокий, то последнее подходит в случае той мебели, которая концептуализуется как контейнер, т.е. релевантно, напр. глубокое кресло, но не стул и стол.

Казалось бы, что употребление параметрических прилагательных также ограничено у существительных, образующих по размерам восходящую линию соответствующих объектов. Если тщательно рассмотрим данное явление, придем к выводу, что отдельные члены линии создают относительно независимые понятия, в рамках которых каждый элемент обладает определенной шкалой размеров в зависимости от их характера. Напр. в ряду понятий-объектов, обозначающих горные образования, можно относительно свободно создавать словосочетания с прилагательными, обозначающими высшую отметку на шкале размеров, напр. высокая гора, холм и бугор. Для обозначения именно этой отметки на шкале размеров допускаются в определенных контекстах градационные варианты типа величественный холм, или, скорее, гора... Характерно, что нижняя отметка шкалы не заполнена предполагаемым полярным членом оппозиции низкий, а наоборот средним – невысокий (небольшой) бугор, холм, гора. Объяснение указанного факта по-видимому связано с несимметричностью интервала низкий - высокий в том смысле, что низкий Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 предполагает более тесный контакт с наблюдателем. А такого в исследуемом примере явно нет.

В случаях несовпадений параметрических употреблений прилагательных с существительными обращаем внимание прежде всего на расхождения в концептуальном оформлении единиц, образующих словосочетание.

Разной концептуализации в обоих языках подвергаются прежде всего объекты и явления природы, напр. расстояние, лес, степь, природа, небо, свет, спуск. Так в паре vzdlenost - расстояние чешский объект понимается как линия, но в русском считается размером между точками, причем решающей является позиция наблюдателя. Поэтому наиболее близким с семантической точки зрения можно считать словосочетания krtk vzdlenost - близкое расстояние.

Также концептуализация понятий - объектов природы отличается в обоих языках некоторыми особенностями. В случае слов les - лес сочетаются с ним в русском языке такие характеристики размера как большой, огромный, но не глубокий. Наоборот чешский эквивалент допускает шкалу irok, rozlehl, ir (Галлер 1969, с. 124), но и hlubok. Оказывается, что чешский и русский языки концептуализовали данные понятия как пространство, о чем свидетельствуют вышеуказанные словосочетания irok, rozlehl, ir и др., а с другой стороны большой, огромный. Но лишь в чешском языке данное понятие получило еще одно концептуальное оформление через контейнер – вместилище с четким ограничением hlubok les.

Отклонения встречаются и в других случаях употреблений ir proda, ir nebe, ir svt. В данной группе в чешском языке прослеживается объединяющий момент ровного пространства, что получает отображение в указанных словосочетаниях. Ввиду занимаемого небом положения, обладет последнее не только пространственной характеристикой, а также оценкой расстояния от наблюдателя, как вполне измеримого интервала. Русский концепт данных соответствий оказыватся другим, напр.

необъятный мир; бесконечное, высокое х низкое небо; большой, огромный, близкий лес.

В отличие от чешского русский концепт природы воспринимается как единое целое и поэтому не сочетается прямо с любой параметрической характеристикой. Лишь в случае дискурсивного расчленения допустим вариант обширные просторы родной русской природы.

Различия наблюдаем также в других параметрических характеристиках. Это типично для линейных характеристик некоторых объектов. Так, напр. концепт jeskynn systm в чешском языке регулярно сочетается с прилагательным dlouh, в то Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 время как в русском в соответствующем выражении фиксируется лишь форма с большой. В данном случае русский концепт ’система пещер‘ понимается в качестве пространственного объекта с разными параметрическими характеристиками. Чешский язык данное понятие оформляет скорее с точки зрения продолговатой формы объекта.

Разное восприятие, оформленное концептуальным понятием, встречается и в паре hlubok poklona – низкий поклон, dlouh/velk svah kopce – большой спуск, склон горы, vystupovali jsme do velkho kopce – мы поднимались на крутую гору, v tom nejvtm sjezdu jsem upadl – на самом крутом спуске я упал, vysok koberec – толстый ковер, severn ky – высокие широты, vysok basrelif – барельеф, semknut ada vojk – тесный (сомкнутый) строй солдат, hust ada jablon – тесный ряд яблонь, v tsn blzkosti domu – в непосредственной близости дома, tsn obklit msto – окружить город тесным кольцом, tsn objet – крепкое объятие, tsn aty – узкое платье.

В оценке данных характеристик надо учитывать опять несколько факторов, способствующих в конечном итоге языковому оформлению данных словосочетаний. В группе существительных, обозначающих наклон горных образований, чаще всего чешский использует прилагательное более обобщенного характера по сравнению с русским, который отдает предпочтение специализированному прилагательному крутой. Обратное соотношение наблюдаем при обозначении линейного размера того же образования. Чешский язык применяет прилагательное dlouh и русский большой.

Предполагается, что чешский данный объект воспринимает в роли линии, и русский выдвигает функцию пространства. Но в случае характеристики ‘наклона’ того образования понятийные установки противоположны.

Обозначение вертикальных высот отмечается помимо другого некоторыми особенностями. Чем же мотивированы расхождения у объектов типа ковер, барельеф, широта? В первых двух случаях в чешском данное измерение является столь значительным, что употребляет шкалу измерения, применяемую у объектов, в которых пропорции вертикальных и горизонтальных измерений соотносительны в порядках единичных, а не десятичных кратных. На основе анализа материала чешского языка оказывается правдоподобным, что компактные пространственные объекты, особенно в случае присутствия на их поверхности любого мягкого слоя в смысле части целого, последнее приобретает характер высоты, напр. vysok koberec, vysok trvnk, а также vysok basrelif. Русская языковая картина не обладает равной степнью концептуализации.

Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 Хотя в нашем анализе обращалось внимание прежде всего на вопросы, связанные с варьированием концептов в разных языковых картинах мира, тем не менее мы пришли к выводу, что отличия в употреблении параметрических прилагательных между отдельными языками не всегда мотивированы лишь концептуальными несовпадениями в контекстах языковых картин мира. Среди рассматриваемых употреблений можно выделить и случаи стилистических (терминологических и/или терминизированных) употреблений. Свою роль играют и словообразовательно и грамматически обусловленные расхождения. Так напр. чешские употребления mal motocykl, krtk film, krtk x dlouh paln zbra выступают в чешском языке в качестве терминов и/или терминизированных выражений, совпадая с русским лишь отчасти в форме малолитражный мотоцикл, краткометражный фильм.

В сфере линейных горизонтальных измерений мы также отметили пары: prvod

- шествие, но длинная колонна, длинная железнодорожная ветка. В первом случае произошли в обоих языках асимметрические изменения. Чешское существительное, метонимически оформленное, приобрело статус объекта, поддающегося измерению, в то время как русское соответствие не потеряло процессуальный признак. Об этом моменте свидетельствуют русские синонимы длинная колонна, длинная демонстрация, которые в понятийном смысле соотносимы с чешским prvod. Что касается железнодорожной ветки, то последняя несомненно лучше оформляет понятие продолговатого объекта, подлежащего измерению в отличие от названия железная дорога.

Среди прилагательных размера приобрели стилистическую полифункциональность прежде всего единицы, создавшие синонимические ряды:

большой – огромный – великий; короткий – краткий и некоторые другие. Именно применение прилагательного великий с некоторыми группами существительных, напр.

названиями стран, городов, но и с собственными именами людей, представляет в сочетании с великий довольно яркий стилистический признак возвышенности: великая Россия, великий город, великий ученый, великий Ломоносов и др. Чешский язык, не обладая в данном случае такой стилистической нагрузкой, должен прибегать к употреблению словообразовательных и лексических средств: veliknsk, obrovsk, vznamn и др. Но эти словосочетания выходят за пределы чисто параметрических размеров, что не является темой нашей статьи.

Частичные выводы Съпоставително езикознание/Contrastive Linguistics XXXII, 2006, кн. 3 Заканчивая статью, обобщаем некоторые факты. Сопоставительный анализ некоторых параметрических прилагательных в чешско-русском плане показал, что оба языка пользуются относительно гомогенными ресурсами для выражения пространственных отношений посредством системы параметрических прилагательных.

Тем не менее существуют различия не только в формальном выражении, но также в концептуальном смысле. Наиболее ярко формально-семантическое различие проявляется в присутствии третьего члена антонимического противопоставления в русском языке, напр. глубокий – неглубокий – мелкий; высокий – невысокий – низкий.

Хотя в чешских эквивалентных антонимах существует также член nevysok, он не является органичным членом ряда hlubok – mlk; vysok - nzk и т.д.

Что касается вопросов концептуализации, мы сталкивались с несоответствиями в нескольких областях. В рамках сопоставления тождественных концептов в каждом из языков проявлялись разные аспекты концептов. Так концептом контейнера в русском и чешском языках оформляются понятия как лес, степь и некоторые другие.

Но не все несовпадения в этом плане можно объяснить различиями в концептуальном оформлении. Другие различия входят в сферу стилистических, словообразовательных и морфологических различий.

На основе представленного материала важным моментом является и тот факт, что релевантными для языковой картины мира являются не только параметрические прилагательные, а также, в одинаковой мере, соответствующие существительные.

–  –  –

Денисов, Морковина 1978: П. Н. Д е н и с о в, В. В. М о р к о в и н а. Учебный словарь сочетаемости слов русского языка. Москва, 1978.

Корженски 2003: J. K o e n s k. Procesuln gramatika v kontextu souasnch tendenc lingvistickho mylen. – Slovo a slovesnost,.1, 2003.

Кравченко 1996: А. В. К р а в ч е н к о. Язык и восприятие: Когнитивные аспекты языковой категоризации. Иркутск, 1996.

Красухин 2005: К. Г. К р а с у х и н. Аспекты и времена праиндоевропейского глагола (часть). – Вопросы языкознания, № 6, 2005.

Кубрякова 1999: Е.С. К у б р я к о в а. Семантика в когнитивной лингвистике (о концепте контейнера и формах его объективизации в языке). Известия АН.

[Серия литературы и языка], 1999, том 58, № 5-6.

Лакофф 1993: G. L a k o f f. The contemporary Tudory of metaphor// Metaphor and thought.

(Ed. by A.Ortony.) Cambridge, 1993.

Лакофф, Джонсон 2002: G. L a k o f f, M. J o h n s o n. Metafory, ktermi ijeme. Brno, 2002.

Линде-Усикниевич 2000: J. L i n d e – U s i e k n i e w i c z. Okrelenia vymiarow w jzyku polskim. Warszawa, 2000.

Рахилина 2000: Е. В. Р а х и л и н а. Когнитивный анализ предметных имен:

Семантика и сочетаемость. Москва, 2000.

Талми 1983: L. T a l m y. How language structures space. Universals of human language.

Похожие работы:

«1.Назначение фонда оценочных средств Фонд оценочных средств (ФОС) создается в соответствии с требованиями ФГОС СПО для аттестации обучающихся на соответствие их учебных достижений поэтапным тре...»

«© Н.А. Курмазова, 2015 УДК 504.20.1 Н.А. Курмазова РАСЧЕТ ИНТЕНСИВНОСТИ ПЫЛЕВЫДЕЛЕНИЯ НА УГОЛЬНОМ СКЛАДЕ РАЗРЕЗА "ВОСТОЧНЫЙ" ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ Описано влияние выбросов пыли от угольного склада разреза "Восточный" Забайкальского края, проведены расчеты массы пыли, величины интенсивности пылео...»

«Джон Фокс Книга мучеников Оглавление Введение Предисловие к переработанному изданию Книги мучеников Приложение РАЗДЕЛ I. ПЕРВЫЕ ШЕСТНАДЦАТЬ СТОЛЕТИЙ 1. Первые христианские мученики 2. Начало всеобщего гонения...»

«ОАО "РТК-Лизинг" ОБЛИГАЦИОННЫЙ ЗАЕМ 2 250 000 000 РУБЛЕЙ Организаторы: Координатор проекта: Связь-Банк Платежный агент: РОСБАНК Агент по размещению: Русский Индустриальный Банк Агент по оферте: Связь-Банк ИНФОРМАЦИОННЫЙ МЕМОРАНДУМ Март 2005 г. ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ОАО "...»

«РЫНОК ЖИЛОЙ НЕДВИЖИМОСТИ АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ г. Омск Июнь, 2012 г. Рынок жилой недвижимости города Омска за июнь 2012 года Омская область расположена в географическом центре Российской Федерации, Сибирском федеральном округе, грани...»

«БЕЛОРУССКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ВОЛЕЙБОЛА СУДЕЙСКИЙ КОМИТЕТ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ПО ВОЛЕЙБОЛУ С КОММЕНТАРИЯМИ 2011г. Правила по волейболу с комментариями СОДЕРЖАНИЕ Глава 1 Сооружения и Оборудование 1. ИГРОВОЕ ПОЛЕ 1.1 РАЗМЕРЫ 1.2 ИГРОВАЯ ПОВЕРХНОСТЬ 1.3 ЛИНИИ НА ПЛОЩАДКЕ 1.4 ЗОНЫ И МЕСТА 1.5 ТЕМПЕРАТ...»

«Судебник 1497 года ЛЕТА 7006-ГО МЕСЯЦА СЕПТЕМВРИА УЛОЖИЛ КНЯЗЬ ВЕЛИКИЙ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ ВСЕЯ РУСИ С ДЕТМИ СВОИМИ И С БОЯРЫ О СУДЕ, КАК СУДИТИ БОЯРОМ И ОКОЛНИЧИМ 1. Судите суд бояром и околничим. А на суде быта у бояр и у околничих диаком. А посулов бояром, и околничим, и диаком от суда и от печалованиа не имати; т...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.