WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


«Известия ТИНРО 2013 Том 175 УДК 597.562(265.53) С.С. Пономарев, А.Ю. Шейбак* Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр, 690091, г. Владивосток, пер. Шевченко, 4 ...»

Известия ТИНРО

2013 Том 175

УДК 597.562(265.53)

С.С. Пономарев, А.Ю. Шейбак*

Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр,

690091, г. Владивосток, пер. Шевченко, 4

МежгОдОвые ИзМеНеНИя чИСлеННОСТИ И ПлОдОвИТОСТИ

МИНТАя СевеРНОй чАСТИ ОхОТСкОгО МОРя

Приводятся данные по изменению плодовитости минтая в периоды средней и высокой

численности на двух основных нерестилищах северной части Охотского моря — западнокамчатском шельфе и в североохотоморском районе. Отмечено, что в 2005 г. как в западной, так и в восточной частях моря индивидуальная абсолютная плодовитость была выше, чем в 2011 г., хотя достоверных межгодовых различий не выявлено. В результате упрощения размерно-возрастной структуры запаса минтая в первом десятилетии 2000-х гг. основной вклад в популяционную плодовитость вносили особи 5–8 лет. Данные по североохотоморскому району представляют особый интерес, поскольку собранный материал охватывает всю акваторию основных центров воспроизводства.

ключевые слова: Охотское море, запасы минтая, численность, биомасса, индивидуальная абсолютная плодовитость, доля популяционной плодовитости, пополнение.

Ponomarev S.S., Sheybak A.Yu. Year-to-year changes of abundance and fecundity of walleye pollock in the northern Okhotsk Sea // Izv. TINRO. — 2013. — Vol. 175. — P. 101–109.

Fecundity variations are considered for walleye pollock in the northern Okhosk Sea for periods of its medium and high abundance. Both in the western and eastern parts of the investigated area where two main spawning grounds were located, the absolute individual fecundity was higher in 2005 than in 2011, though the difference was not statistically significant.

The population fecundity of the stock was formed mainly by year-classes of age 5–8 years because of simplification of the population size-age structure in the first decade of the 2000s.

Key words: Okhotsk Sea, walleye pollock, fish abundance, fish biomass, absolute individual fecundity, population fecundity, recruitment.

введение Наблюдавшиеся в последнее десятилетие изменения в динамике численности минтая в Охотском море (увеличение запасов, омоложение нерестовой части, а также предполагаемое в последующие годы снижение численности) (Овсянников, 2009) вызвали необходимость проведения исследований для корректировки одного из важнейших параметров популяции — величины индивидуальной абсолютной плодовитости (ИАП).

Данная биологическая характеристика, несомненно, представляет собой большой теоретический и практический интерес, в особенности для применения в оценках запасов по результатам ихтиопланктонных съемок одного из многочисленных промысловых объектов на дальневосточном бассейне. В расчетах она реализуется как * Пономарев Сергей Сергеевич, ведущий инженер, e-mail: ponomarev@tinro.ru; Шейбак Артем Юрьевич, младший научный сотрудник, e-mail: artyem.sheybak@tinro-centr.ru.

Ponomarev Sergey S., leading engineer, e-mail: ponomarev@tinro.ru; Sheybak Artyom Yu., junior researcher, e-mail: artyem.sheybak@tinro-centr.ru.

долевой вклад самок каждого сантиметрового класса в популяционную плодовитость (Качина, Сергеева, 1978; Фадеев, 1999).

Первые сведения о плодовитости минтая представлены в работе С.М. Кагановской (1950), в дальнейшем они встречаются у относительно небольшого количества исследователей по результатам сбора и обработки материала во второй половине прошлого столетия (Горбунова, 1954; Зверькова, 1969, 1971, 1977, 2003; Серобаба, 1971;

Сергеева, 1981; Антонов, 1987; Сучкова, 1987; Нуждин, Сучкова, 1991; Варкентин, Сергеева, 2001; Фронек, 2001).

Минтай является полицикличным видом с растянуто-разовым икрометанием, поэтому максимальный уровень потенциальной плодовитости устанавливается у созревающих рыб с гонадами на стадии зрелости III, а окончательное формирование происходит на стадии III–IV (Воронина, Привалихин, 1988; Привалихин, 1998; Иванков, 2001). При этом визуально по макроскопическим признакам различить стадию IV и III–IV объективно трудно (Алексеев, Алексеева, 1996). Очевидным является и то, что непригодными для определения плодовитости являются гонады на IV–V и V стадиях зрелости, так как у таких самок часть икры может быть уже выметана (Зверькова, 2003). Что касается сроков сбора проб, то А.М. Привалихин (1998) считает целесообразным проводить сбор в начале нерестового периода, когда в нерестовых скоплениях преобладают самки модальных размерных групп, у которых в меньшей степени выражено влияние процессов резорбции ооцитов на конечную величину ИАП.

Также нет никакой принципиальной разницы в том, из какого ястыка брать навеску.

Так, по утверждению Н.П. Сергеевой (1981), значения плодовитости, вычисленные по навеске только из правого ястыка, почти не отличались от таковых, определенных по навескам из обоих ястыков. При сравнении данных необходимо учитывать ряд особенностей. Плодовитость может быть определена по ограниченному количеству особей, что в основном характерно для крупноразмерных рыб. В работе М.Г. Сучковой (1987) указывается достаточное количество измерений для статистического анализа лишь в модальных группах и на то, что вследствие этой методической ошибки (характерной для многих опубликованных работ) данные становятся непригодными для сравнения межгодовой изменчивости. В.П. Шунтов с соавторами (1993) обращает внимание на недостаточную сравнимость данных разных исследователей вследствие межгодовых различий в значениях плодовитости, времени взятия проб и различий в приемах подсчета икринок.

Цель настоящей работы — анализ возможных причин изменений плодовитости минтая в межгодовом плане (2005, 2010 и 2011 гг.) на двух основных нерестилищах северной части Охотского моря у западной Камчатки и в североохотоморском районе — в периоды средней и высокой численности минтая за последнее десятилетие.

Данные по североохотоморскому району представляют особый интерес, поскольку собранный материал по плодовитости охватывает акваторию всех локальных нерестилищ в этой части моря, тогда как ранее в работах сбор данных ограничивался лишь возвышенностью Лебедя.

Материалы и методы Учитывая вышеизложенное, мы постарались избежать указанных методических ошибок и собрали материал, представляющий собой 1193 ястыка самок на стадиях III–IV и IV. Самки отбирались из траловых уловов промысловых и научноисследовательских судов в начале нереста (февраль-май, в зависимости от района воспроизводства) в 2005, 2010 и 2011 гг. (рис. 1, табл. 1).

Для большей репрезентативности данных для каждого сантиметрового класса собиралось по 5 экз. и более. Ястыки фиксировали в 4 %-ном растворе формалина целиком, что повышает качество проб по сравнению с навесками. Затем в камеральных условиях гонады взвешивали, делали продольный разрез, перемешивали внутри ястыка икринки, для большей вероятности включения в навеску всех стадий развития ооцитов, и непосредственно брали навеску величиной от 0,2 до 0,3 г. Абсолютную плодовитость Рис. 1. Карта-схема сбора материала в Охотском море: ЗК — западная Камчатка, ВЛ — возвышенность Лебедя, ПТ — притауйский район, ОХ — охотский район, ИК — ионо-кашеваровский район, ИА — ионо-аянский район Fig. 1. Scheme of samplings in the Okhotsk Sea: ЗК — West Kamchatka area, ВЛ — Lebed Rise area, ПТ — Tauyskaya Guba Bay area, ОХ — Okhotsk coast area, ИК — the area at St.Iona Island and Kashevarov Bank, ИА — Ayan coast area

–  –  –

разноразмерных, так и у одноразмерных особей. Не стали исключением и полученные нами показатели за 2005, 2010 и 2011 гг. Так, в западнокамчатских водах минимальная плодовитость составила 28,3 тыс. икринок у самки длиной 37 см, максимальная — 1707,3 тыс. икринок у особи длиной 78 см.

В смежные годы абсолютная плодовитость остается постоянной величиной, вследствие чего нами проведен сравнительный анализ полученных данных для западной Камчатки за 2010 и 2011 гг. В ходе исследований выяснено, что в эти два года темп нарастания плодовитости у особей длиной до 49 см находится практически на одном уровне, а расхождения, связанные, скорее всего, с недостатком материала и более широким варьированием количества икры в ястыках у старшевозрастных особей, начинаются при длине свыше 50 см (рис. 2). Однако выявленные различия не являются достоверными, что подтверждается показателями t-критерия Стьюдента (tst = 0,43), поэтому в дальнейших межгодовых сравнениях использованы суммированные данные за эти два года (2010–2011 гг.).

Рис. 2. Зависимость индивидуальной абсолютной плодовитости (ИАП) от длины тела (АС) минтая западнокамчатского района: Tst — t-критерий Стьюдента; a, b — коэффициенты корреляции и регрессии; r — величина достоверности аппроксимации Fig. 2. Dependence of the pollock absolute individual fecundity on its body length AC for the area at West Kamchatka: Tst — Student t-criterion; a, b — coefficients of correlation and regression;

r — coefficient of confidence Регрессионные кривые ИАП и длины минтая у западной Камчатки за 1994–1996 (Фронек, 2001), 2005 и 2010–2011 гг. указывают на общий темп нарастания плодовитости у рыб длиной до 42 см, свыше этой длины наблюдаются расхождения. В итоге низкий темп нарастания плодовитости с увеличением линейных размеров отмечен для половозрелых самок, участвовавших в нересте весной 2010–2011 гг., а значения индивидуальной абсолютной плодовитости в 2005 г. занимают промежуточное положение.

Но, несмотря на присутствие некоторых видимых межгодовых различий в величине ИАП минтая, t-критерий Стьюдента все-таки указывает на отсутствие каких-либо достоверных различий (рис. 3, табл. 3).

–  –  –

Взаимосвязь между плодовитостью и урожайностью поколений отмечена во многих работах, посвященных размножению и развитию разных видов рыб (Никольский, 1965; Варкентин, Сергеева, 2001; Фронек, 2001). В начале 1990-х гг. динамика численности минтая определялась двумя высокочисленными поколениями 1988 и 1989 годов рождения (Авдеев и др., 2001). В 1994 г. они были представлены 5- и 6-годовиками, у которых и ИАП и ДП были ниже, чем у 5- и 6-годовиков низкоурожайных поколений 1990 и 1991 годов рождения в 1996 г. (Фронек, 2001). Объясняется эта закономерность плотностным фактором, вследствие которого особи становятся менее обеспеченными пищей, а это приводит к уменьшению ИАП. В середине 2000-х гг. основу нерестовой части у западной Камчатки составляли низко-, средне- и неурожайные поколения минтая. Поэтому, по классической схеме, плодовитость должна была находиться на высоком уровне, что непосредственно повлияло на зависимость индивидуальной плодовитости от длины (рис. 3). Но, как видно из представленных результатов анализа зависимости плодовитости от возраста, в конце десятилетия средняя ИАП и ДП были существенно выше, притом что численность половозрелых самок неурожайных, среднеурожайных и урожайных поколений превышала уровень 2005 г. более чем в 5 раз (табл. 4) (Овсянников, 2009).

Высокие показатели плодовитости урожайных поколений в 2011 г. можно объяснить, на наш взгляд, начавшимся снижением численности половозрелой части стада. В основном это произошло за счет особей возрастом старше 8 лет, составлявших суммарно в нерестовый сезон 2010 г. 4,3 млрд экз., а к весне 2011 г. всего 2,0 млрд экз.

Общая же величина запаса минтая у западной Камчатки, которая в 2010 г. оценивалась в 28,5 млрд экз., в 2011 г. сократилась почти в 2 раза, до 15,2 млрд экз. В результате все вышеупомянутые изменения в численности (сокращение количества старшевозрастных рыб и отсутствие пополнения), несомненно, положительно повлияли на формирование как индивидуальной, так и популяционной плодовитости самок в возрасте 5–7 лет.

Иными словами, несмотря на относительно высокий уровень запаса минтая у западной Камчатки в 2011 г., столь резкое увеличение уровня ИАП в ключевых размерных группах объясняется, видимо, своеобразной компенсацией отсутствия старшевозрастных рыб, дающих при относительно равном распределении общей численности по возрастным классам в отдельные годы до 25 % популяционной плодовитости. Средние же показатели ИАП минтая у западной Камчатки в 2011 г. (377,1 тыс. икринок) несколько ниже, чем в 2005 г. (402,7 тыс. икринок), что подтверждает классическую взаимосвязь между уровнем запаса и величиной индивидуальной плодовитости как проявление авторегуляторных процессов в популяции (Иванков, 2001).

Межгодовые изменения численности и плодовитости минтая для североохотоморского района К сожалению, из-за малого количества материала, собранного в североохотоморском районе в 2010 г., удалось провести анализ только для 2005 и 2011 гг. Ранее сведения о плодовитости минтая, нерестящегося в пределах этого района, представлены только для возвышенности Лебедя (Фронек, 2001). В 2005 и 2011 гг. материал собран со всей акватории района, включающей в себя возвышенность Лебедя, притауйский, охотский, ионо-кашеваровский и ионо-аянский районы, что дает более полное представление об ИАП минтая, размножающегося в западной части моря. Что же касается колебаний индивидуальной плодовитости в зависимости от длины минтая, нерестящегося в этом районе, то нами отмечено в сравниваемые года минимальное значение в 22,3 тыс. икринок при длине самки 35 см и максимальное — 1692,7 тыс. икринок при длине 73 см.

Общий темп нарастания плодовитости с длиной и возрастом у североохотоморского минтая был практически одинаков до 43 см (5–6-годовики), сверх этих длины и возраста большее увеличение отмечено для 2005 г., меньшее — для 2011 г. (рис. 4).

Уровень средней индивидуальной плодовитости также был выше в 2005 г. (515,9 тыс.

шт.), чем в 2011 г. (413,5 тыс. икринок). Колебания долей индивидуальной плодовитости в возрастных группах незначительны и примерно одинаковы (табл. 5), вследствие чего каких-либо достоверных различий в межгодовом плане не выявлено (t-критерий Стьюдента — 1,42).

Межгодовые изменения более наглядно проявились в долевом вкладе возрастных групп в популяционную плодовитость. Как и у западной Камчатки, в результате упрощения размерно-возрастной структуры минтая основу нерестовой части составляли особи 5–8 лет. Так, в 2005 г. 7- и 8-годовики среднеурожайного и урожайного поколений (1998 и 1999 годов рождения) внесли 75,1 % численности икры, в 2011 г. на долю половозрелых самок 5, 6 и 7 лет (среднеурожайного 2006 г. и сверхурожайных поколений 2004 и 2005 годов рождения) пришлось 83,3 % продуцируемых ооцитов (табл. 5).

При этом анализ динамики как общего уровня запаса, так и численности половозрелых особей за 2–3 года, предшествующих нересту в 2005 г., показал рост с низкого уровня в 2002 и 2004 гг. до среднего в 2005 г., что объясняется появлением в 2004 и 2005 гг. сверхурожайных поколений, численность которых продолжает оставаться высокой и в настоящее время (Овсянников, 2009). При оценке численности минтая в 2009 г. был зафиксирован ее максимум за последнее десятилетие. Основные скопления половозрелых особей наблюдались в районе возвышенности Лебедя и притауйском районе, но на протяжении 2009–2010 гг. происходило снижение запасов — за счет Рис. 4. Зависимость индивидуальной плодовитости минтая североохотоморского района от длины (А) и возраста (Б) в 2005 и 2011 гг.

Fig. 4. Dependence of the pollock individual fecundity on its length (A) and age (Б) for the northwestern Okhotsk Sea in 2005 and 2011 Таблица 5 Динамика показателей плодовитости возрастных групп минтая североохотоморского района Table 5 Dynamics of the pollock fecundity for certain age groups in the northwestern Okhotsk Sea Возраст, годы Год Сумма Средняя индивидуальная плодовитость, тыс. икринок 2005 94,9 138,7 167,9 245,2 348,7 557,3 763,1 773,2 967,2 1102,6 5158,8 2011 90,3 119,0 171,0 256,6 281,7 342,0 590,0 644,7 1017,8 622,3 4135,4 Доля индивидуальной плодовитости, % 2005 1,8 2,7 3,3 4,8 6,8 10,8 14,8 15,0 18,7 21,3 100 2011 2,2 2,9 4,1 6,2 6,8 8,3 14,3 15,6 24,6 15,0 100 Доля популяционной плодовитости, % 32,9 42,2 2005 1,6 6,0 6,9 4,4 1,3 2,3 1,5 0,9 100 19,3 52,2 11,8 2011 7,7 3,9 1,5 1,8 0,4 0,6 0,8 100 Примечание. Жирным шрифтом выделены поколения минтая, внесшие наибольший вклад в популяционную плодовитость.

отсутствия дальнего пополнения (2 и 3-годовиков) и частичного перераспределения 5- и 6-годовиков в воды западной и северо-западной Камчатки (Овсянников, 2009). В результате как средние показатели ИАП, так и величина ДПП находились на уровне 2005 г. (табл. 5). Это объясняется в том числе низкими значениями численности старшевозрастных особей (начиная с 9 лет), вклад которых в популяционную плодовитость 2011 г. составил всего 8,9 %. Следовательно, как и в случае формирования популяционной плодовитости минтая у западной Камчатки, произошло увеличение доли в пользу 5–8-годовалых самок.

заключение Как в западной, так и в восточной части Охотского моря в 2005 г. ИАП минтая была выше, чем в 2011 г. Однако эти различия статистически недостоверны. Связано это, скорее всего, с разным уровнем запасов во второй половине первого десятилетия 2000-х гг.

Для анализа изменений плодовитости минтая по возрастным классам можно использовать долю популяционной плодовитости — произведение средней ИАП и численности половозрелых самок для каждой возрастной группы.

Исходя из анализа динамики размерно-возрастного состава минтая у западной Камчатки и североохотоморского района за 2000-е гг. и влияние его на ИАП и популяционную плодовитость, можно с уверенностью говорить о том, что основной вклад в популяционную плодовитость вносили особи 5–8-летнего возраста. Доля популяционной плодовитости минтая 4-годовиков и рыб старше 8–9 лет оценивалась как незначительная: для первых за счет малой ИАП, для вторых, несмотря на их высокую индивидуальную плодовитость, за счет их предельно малой численности.

Список литературы Авдеев г.в., Смирнов А.в., Фронек С.л. Основные черты динамики запасов минтая северной части Охотского моря в 90-е гг. // Изв. ТИНРО. — 2001. — Т. 128. — С. 207–221.

Алексеев Ф.е., Алексеева е.И.

Определение стадий зрелости гонад и изучение половых циклов, плодовитости, продукции икры и темпа полового созревания у морских промысловых рыб :

методическое пособие. — Калининград : АтлантНИРО, 1996. — 69 с.

Антонов Н.П. Плодовитость восточнокамчатского минтая // Популяционная структура, динамика численности и экология минтая. — Владивосток : ТИНРО, 1987. — С. 133–137.

варкентин А.И., Сергеева Н.П. Межгодовая динамика плодовитости восточноохотоморского минтая Theragra chalcogramma (Pallas) (Gadidae) // Изв. ТИНРО. — 2001. — Т. 128. — С. 242–249.

воронина Э.А., Привалихин А.М. Особенности созревания и формирования плодовитости минтая Берингова моря // Четвертая Всесоюз. конф. по раннему онтогенезу рыб : тез. докл. — М., 1988. — Ч. 1. — С. 45–47.

горбунова Н.Н. Размножение и развитие минтая Theragra chalcogramma (Pallas) // Тр. ИОАН СССР. — 1954. — Т. 11. — С. 132–195.

зверькова л.М. Минтай. Биология, состояние запасов : монография. — Владивосток :

ТИНРО-центр, 2003. — 247 с.

зверькова л.М. О нересте минтая Theragra chalcogramma (Pallas) в водах западного побережья Камчатки // Вопр. ихтиол. — 1969. — Т. 9, вып. 2 (55). — С. 270–275.

зверькова л.М. Размножение минтая у юго-западного побережья Сахалина // Изв. ТИНРО.

— 1971. — Т. 76. — С. 62–75.

зверькова л.М. Созревание, плодовитость и районы размножения минтая Theragra chalcogramma (Pallas) в северо-западной части Японского моря // Вопр. ихтиол. — 1977. — Т. 17, вып.

3. — С. 462–468.

Иванков в.Н. Репродуктивная биология рыб : монография. — Владивосток : ДВГУ, 2001.

— 223 с.

кагановская С.М. Материалы к познанию минтая // Изв. ТИНРО. — 1950. — Т. 32. — С.

103–119.

качина Т.Ф., Сергеева Н.П. Методика расчета нерестового запаса восточноохотоморского минтая // Рыб. хоз-во. — 1978. — № 12. — С. 13–14.

лакин г.Ф. Биометрия : монография. — М. : Высш. шк., 1968. — 293 с.

Никольский г.в. Теория динамики стада рыб : монография. — М. : Наука, 1965. — 381 с.

Нуждин в.А., Сучкова М.г. Динамика ИАП южноприморского минтая Японского моря в связи с его численностью // Рациональное использование биоресурсов Тихого океана : тез. докл.

Всесоюз. конф. — Владивосток : ТИНРО, 1991. — С. 125–126.

Овсянников е.е. Оценка урожайности поколений минтая в северной части моря // Изв.

ТИНРО. — 2009. — Т. 157. — С. 64–80.

Поляков г.д. Некоторые закономерности динамики плодовитости атлантической сельди // Закономерности роста и созревания рыб. — М. : Наука, 1971. — С. 50–59.

Правдин И.Ф. Руководство по изучению рыб. — М. : Пищ. пром-сть, 1966. — 376 с.

Привалихин А.М. Воспроизводительная способность минтая Theragra chalcogramma (Pallas) :

автореф. дис. … канд. биол. наук. — М. : ВНИРО, 1998. — 225 с.

Сергеева Н.П. Плодовитость восточноохотоморского минтая // Экология, запасы и промысел минтая. — Владивосток : ТИНРО, 1981. — С. 73–79.

Серобаба И.И. О размножении минтая Theragra chalcogramma (Pallas) в восточной части Берингова моря // Изв. ТИНРО. — 1971. — Т. 75. — С. 47–55.

Сучкова М.г. Некоторые данные о плодовитости минтая // Популяционная структура, динамика численности и экология минтая. — Владивосток : ТИНРО, 1987. — С. 138–143.

Фадеев Н.С. Методика оценки запасов минтая по численности икры и размерно-возрастному составу // Биол. моря. — 1999. — Т. 25, вып. 3. — С. 246–249.

Фронек С.л. Плодовитость североохотоморского минтая // Изв. ТИНРО. — 2001. — Т. 128.

— С. 312–319.

Шунтов в.П., волков А.Ф., Темных О.С., дулепова е.П. Минтай в экосистемах дальневосточных морей : монография. — Владивосток : ТИНРО, 1993. — 426 с.

Похожие работы:

«КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 257 ность 3 8. Трудно судить сегодня, столетия спустя, знал ли Розвейда, что мосхи — это одно из грузинских племен ) и что в мосхском си­ наксаре еще в IX в. фигурировало имя Иоасафа, а с XI в. он был признан „грузинским святым 4 0. Таким образом, мы только повтор...»

«Информационный бюллетень ВЫПУСК №26 2015 Г. Система Коспас-Сарсат признана космической программой, улучшающей жизнь всего человечества Международная Программа Коспас-Сарсат в апреле 2014 года была удостоена чести быть представленной в Зале славы космических технологий (Space Technology Hall...»

«ЯВЛЕНИЯ ИССКУСТВЕНННОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЧЕРЕПА У ПРОТОБОЛГАР. ПРОИЗХОД И ЗНАЧЕНИЯ. д-р Живко Войников (е-mail: wojnikov@mail.ru ) Первые исскуствено деформираванные черепы (ИДЧ) были описаниные в Перу с начало 19-того в. Европейские учены тогда считали что это явления, одно из „чудес” „Нового Мира”. Но в 1820 г. череп с следы ИДЧ был...»

«ПРАВИЛА ЭЛЕКТРОННОГО ДОКУМЕНТООБОРОТА ОАО "ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК"1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Термины и определения (в алфавитном порядке) Администратор безопасности – должностное лицо ОАО "ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК...»

«Инструкция по эксплуатации лобзика 24-03-2016 1 Переупаковывание является исторгнувшим индуссом, но иногда декларанты выступают при минимуме. Патогенность либо бром является, наверное, вломившейся или...»

«КЕЛЬВИН В НОВОЙ СИСТЕМЕ ЕДИНИЦ СИ Йоахим Фишер Национальный метрологический институт Германии (ПТБ) Physikalisch-Technische Bundesanstalt (PTB), Abbestr. 2-12, 10587, Berlin, Germany АННОТАЦИЯ. Единица температуры T, кельвин в настоящее время опре...»

«УТВЕРЖДЕН СЕИУ.00009-02 34 05 ЛУ Подп. и дата СРЕДСТВО КРИПТОГРАФИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ "МагПро КриптоПакет" в. 2.0 Взам. инв.№ Инв. № дубл. Средство контроля целостности СКЗИ и СФК integrity Руководство оператора СЕИУ.00009-02 34 05 Листов 14 Инв.№ подп. Подп. и дата Литера О Аннотаци...»

«По ту сторону окна..когда жизнь, точно флюгер, колышется, Когда голос твой кажется низменным, Когда голос твой кажется. Хелли Время – ужасает своей необратимостью и безвозвратностью. Оно безжалостно движется вперед,...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.