WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«Лекция №1: Основы современных международных отношений и роль дипломатии в их формировании. (Материал подготовлен президентом Федерации ...»

Лекция №1: Основы современных международных отношений и роль

дипломатии в их формировании.

(Материал подготовлен президентом Федерации мира и согласия,

кандидатом политических наук, доцентом РАНХиГС при Президенте РФ

Камышановым В.И.)

Рассматривая современную внешнюю политику России, следует

исходить из многих факторов, которые оказывают влияние на ее

международные политические позиции. Встраивание новой России в

современную систему международных отношений происходит под влиянием многих причинно-следственных связей внутренних и внешнеполитических процессов. Россия в системе международных отношений не может рассматриваться вне исторического контекста ее создания, развития и трансформации. В первую очередь речь идет о современном понимании преемственности между новой Россией и ушедшими с политической арены мировой истории Советским Союзом и Российской империей.

Разработка этой проблемы и закладывает основу в изучение и объяснение восприятия целей и задач России в современном мире и принятия внешнеполитических решений. На протяжении всей более чем 20-летней истории существования новой России, начиная с 1991 года, формировались разнонаправленные концепции, которые отражали противоречия в политической элите страны после распада СССР.

Основными причинами этого процесса являлась необходимость с одной стороны сформировать образ России как страны с открытой внешней политикой, а с другой сохранить все ее внешнеполитические интересы в условиях нарастающего давления на интересы России как внутри страны, так и на международной арене.



Объясняя противоречивую и в ряде вопросов соглашательскую внешнюю политику начального этапа новой России, внешнеполитические авторы того периода ссылались на то, что «не всегда удавалось избегать иллюзий и внешнеполитических просчетов. Наверное, главная иллюзия 1990 годов состояла в романтическом представлении о мире после «холодной войны».

Для российской политической власти важной задачей является обеспечение своего авторитета внутри страны через принятие внешнеполитических решений, которые в России были и остаются определяющими в отношении общества к власти.

В силу исторических традиций влиятельные внешнеполитические позиции России всегда были важным условием внутриполитической стабильности и устойчивости политической власти. Из этого исходит в формировании современной политической доктрины современное политическое руководство России. Президент В.В. Путин в ходе предвыборной кампании 2012 года сформулировал видение внешней политики России, в том числе с учетом того, что «цели нашей внешней политики имеют стратегический, неконъюнктурный характер и отражают уникальное место России на мировой политической карте, ее роль в истории, в развитии цивилизации».

Важным источником формирования концепции внешней политики России остается Вторая мировая война 1939-1945 гг. в целом и особенно Великая отечественная война 1941-1945 гг.

Современное мировое сообщество серьезно дезинформировано о ходе событий Второй мировой войны. Уходят из жизни люди, которые были объединены общей борьбой против фашизма. Это были представители различных политических, философских, религиозных убеждений, объединенные одним – сохранить в памяти народов то, что фашизм был и остается преступлением против человечности. Для России эта часть ее истории неразрывно связана со всей логикой формирования внешней политики России и ее предшественника Советского Союза. Следует отметить, что элементы этой политики являются и составной частью политики многих государств, возникших после распада СССР.

В политическом процессе действий союзников на протяжении всего послевоенного периода создавались условия для нового международного взаимодействия в целях достижения национальных интересов странучастников антигитлеровской коалиции. Создание Организации Объединенных Наций стали важным итогом политического сотрудничества стран антигитлеровской коалиции, в том числе и в определении баланса сил и интересов пятерки постоянных членов Совета Безопасности. Этот факт продолжает определять внешнеполитические решения, как России, так и ее партнеров по современным международным отношениям. Принципы международной политики, заложенные в ходе Тегеранской (1943 г), Ялтинской (1945 г.) и Потсдамской (1945 г.) конференций продолжают оставаться в основе внешнеполитических решений России по ряду принципиальных вопросов современного мирового развития.

В 1991 году Россия переживала сильнейшее политическое потрясение.

Для государства, исторически складывавшегося как мощная держава на протяжении более чем 300 лет собиранием земель, распад на новые независимые государства был вызовом ее политическому и историческому будущему.

Российская верховная политическая власть давала этому процессу различные оценки в зависимости от этапа становления международных отношений и политических приоритетов, выстраиваемых в новых условиях.

Основная попытка сформировать и представить ее миру была предпринята Президентом России Б.Н. Ельциным в 1992 г.

В его выступлениях в ходе международных форумов были изложены основные направления российской политики по наиболее чувствительным вопросам, в первую очередь в области сокращения вооружений и разоружения:

стратегических наступательных вооружений, тактического ядерного оружия, противоракетной обороны и космоса, запрещения испытаний ядерного оружия и запрещения производства расщепляющихся материалов для в целях производства оружия, нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки, обычных вооружений, химического и биологического оружия, оборонных бюджетов, конверсии военного производства. Эти вопросы остаются основными в определении военно-политической составляющей внешней политики в современном мире.

Конструктором международной политики в это время выступал министр иностранных дел России А. Козырев, который делал ставку на развитие отношений с США, признавая за этой страной неоспоримое лидерство в западном мира, и рассматривал ее как главную сверхдержаву, которая диктует стратегическую обстановку в мире.

Параллельно с исполнительными структурами собственное понимание этой проблемы сформулировали в представительных властных органах. В конце февраля 1992 г. Верховным Советом России была изложена альтернативная внешнеполитическая концепция.

Обе исходили из отказа внешней политики новой России от идеологизированной биполярности, т.е. от привычного деления мира на две противостоящие мировые общественные системы; обе декларировали отказ от преимущественной опоры на военную силу как средство внешней политики, обе признавали важность "формирования в России дееспособной экономики", "помощи национальной промышленности, национальному предпринимательству в целом в выходе на внешние рынки и т.д. Обе концепции признавали также важность для новой России дружественных и конструктивных отношений с США, странами Европейского Сообщества, Японией, Китаем, Индией, Турцией и другими государствами. Однако в концепциях, которые связывались с одной стороны с президентом Б.Н.Ельцина, а с другой - с председателем Верховного Совета и Р.Хасбулатоввым содержались не только одинаковые или созвучные подходы, но и заметные различия, что явно указывало не только на разногласия, но и на определенное противостояние между двумя ветвями власти.

Концепция исполнительной власти предполагала в качестве основы внешней политики России переориентацию на США и другие страны Запада.

В концепции председателя Верховного Совета особо акцентировались те направления внешней политики России, которые были традиционными для СССР в прошлом, а именно отношения со странами Центральной и ЮгоВосточной Европы и, в частности, со странами, входившими в свое время в СЭВ и ОВД. Арабский Восток и Азия и Африка также упоминались как особо важные направления внешней политики новой России. Этого требовали геополитические соображения и экономические интересы России.

В этой концепции речь шла также о предпочтительности и приоритетности отношений с государствами - членами СНГ и странами, граничащими с СНГ.

Дискуссия о политических ориентирах вызвала серьезные противоречия в политической системе России, которая, наряду с противоречиями в понимании внутриполитических процессов развития страны привели к кризису 1993 года с применением вооруженной силы против российского парламента.

Эти подходы подверглись критическому переосмыслению и в 2000 году была принята новая концепция внешней политики Российской Федерации.





Внутриполитические противоречия властных структур не изменили принципиальной позиции в том, что Россия выступила преемником Советского Союза. В 2003 году Президент России в своем ежегодном Послании констатирует последствия этого процесса: «…довольно долго многие политики и граждане страны были уверены или жили иллюзиями, что окончание периода военно-политической конфронтации в мире чуть ли не автоматически откроет России путь в мировую экономическую систему, что мир распахнет нам свои "экономические объятия". Жизнь оказалась куда сложнее. Да, период конфронтации закончился. Мы строим со всеми государствами мира - хочу это подчеркнуть - со всеми государствами мира конструктивные, нормальные отношения. Однако хочу обратить внимание и на другое: нормой в международном сообществе, современном мире является и жесткая конкуренция - за рынки, за инвестиции, за политическое и экономическое влияние. И в борьбе, этой борьбе, России надо быть сильной и конкурентоспособной.»

Юридически Российская Федерация – наследник СССР и только СССР.

При этом оказались нарушены исторические связи в формировании российской государственности. Одна из причин лежит в том, что Советский Союз по ряду позиций на раннем этапе своего становления разорвал преемственность с Российской империей. История повторилась, и Российская Федерация в начале своего пути отреклась от СССР, хотя и приняла его военно-стратегическое наследство.

Новым этапом в формировании внешней политики России стал приход в министерство иностранных дел Е.М.Примакова, обладавшего как большим опытом, так и влиянием на политическую элиту России. В результате последовал ряд событий, где эти нестыковки начали корректироваться.

Состоялась корректировка политических ориентиров, которая привела к восстановлению цепочек преемственности в отношениях между Российской империей, Советским Союзом и Россией. Одним из примеров этого стало восстановление отношений между Русской православной церковью и Русской православной церковью за рубежом в 2007 году.

Сегодня мы можем оценивать эти процессы как в границах бывшего Советского Союза, в том числе и в России, так и за его пределами по разному. Но очевидно, что многие силы, которые следует рассматривать как общественные, опираются на достаточно значимые общие культурные и идеологические ценности, созданные в процессе реализации концепции общности советского народа, которые становятся все более востребованными и в новой политической и экономической обстановке. Именно в конфликте исторической памяти этой общности с изоляционистскими этнокультурными и религиозными тенденциями, индивидуализм рыночной либеральной идеологии и кроется угроза устойчивому развитию в условиях стабильности и безопасности в современном мире.

Особенности Российской истории находит свое отражение в современной концепции формирования позиции России во внешнем мире.

Специфика заключается в том, что, несмотря на объективные исторические противоречия между этими политически несовместимыми и разорванными во времени режимами России, они взаимосвязаны и определяют всю суть рамок преемственности российской внешней политики.

Безопасность в современном мире тесным образом связана с политической и институциональной эффективностью государства. Такой подход широко признан на различных уровнях в европейском сообществе.

Именно поэтому, обсуждение вопросов безопасности ставит задачу их соотнесения с вопросами политической и институциональной эффективности международных и региональных систем, которые стремятся решать данные вопросы в своих интересах. В силу этого состояние общей европейской безопасности по-прежнему отражает в себе отношения как в военнополитической, так и социально-экономической сфере между государствами и их объединениями и союзами.

Российская политическая парадигма в настоящее время претерпела изменения. Это является отражение глобальных процессов в изменении политических приоритетов в современном мире. Ранее европейская и евроатлантическая безопасность представляли собой единое целое. В настоящее время эта связь претерпела существенные трансформации и рассматриваются как самостоятельные элементы системы всеобщей безопасности.

Мир дополнился новыми точками силы и потому Россия в силу своего геополитического и геостратегического положения как евразийского государства должна ориентироваться на несколько векторов силы, которые и становятся в новых условиях источниками ее внешнеполитической доктрины.

В прошлом уровни безопасности измерялись уровнем военных возможностей противостоящих систем – США и СССР и их союзников. В этом смысле европейская (западноевропейская) безопасность представляла собой часть общей концепции безопасности западного мира, обеспечиваемой военным зонтиком США-НАТО.

Адекватную НАТО систему безопасности создавала и Организация Варшавского договора, которая прекратила свое существование с распадом Советского Союза.

В европейском контексте проблемы безопасности раскладываются на две составляющие. Одну, имеющие свои корни в выступлении У. Черчилля в Фултоне, когда были очерчены контуры «холодной войны». Другая была создана в результате выработки Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. Девальвация этого процесса привела к тому, что единственным организационным последствием этого исторического события является Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, более известная под аббревиатурой ОБСЕ, и оставившая за собой в качестве активной составляющей в своей практической деятельности лишь «третью корзину» Хельсинки.

Еще одна составляющая сформировалась как самостоятельная проблема в последние годы в связи с активизацией международного терроризма и представляет собой поиск ответа в сфере безопасности на этот новый и опасный современный вызов миру и стабильности. Однако и ранее она уже рассматривалась как серьезное явление, что нашло свое отражение в документах СБСЕ.

В какой степени эти ценности сохранились в современных условиях? В связи с возникающими на мировой арене новыми угрозами, обострением региональных конфликтов и определенным тупиком в обеспечении эффективного процесса разоружения и недопущения нераспространения оружия массового уничтожения, наступила необходимость пересмотра и обновления общеевропейского понимания того, что из себя представляет безопасность в современных условиях.

Дискуссия по этому вопросу отражает состояние турбулентности в понимании источников современных проблем в системе международных отношений. На это обращает внимание в своем выступлении Президент России В.В. Путин. ««Холодная война» закончилась. Но она не завершилась заключением «мира», понятными и прозрачными договорённостями о соблюдении имеющихся или о создании новых правил и стандартов.

Создалось впечатление, что так называемые победители в «холодной войне»

решили дожать ситуацию, перекроить весь мир исключительно под себя, под свои интересы. И если сложившаяся система международных отношений, международного права, система сдержек и противовесов мешала достижению этой цели, то её тут же объявляли никчёмной, устаревшей и подлежащей немедленному сносу.»

Особое место в этой связи занимает ответ на вопрос, каковы роль и место ядерной составляющей в оценке уровня угроз со стороны современных вызовов, особенно в части, касающейся использования компонентов ОМУ, как в вооруженном конфликте, так и со стороны террористов. В этой связи Россия считает необходимым «содействовать активизации коллективных международных усилий по противодействию глобальным вызовам и угрозам, включая опасность распространения оружия массового уничтожения и средств его доставки, международный терроризм, наркотрафик, организованную преступность, региональные конфликты».

В настоящее время существует широко распространенная оценка, что уровень военной конфронтации существенно снизился, и особенно с применением ядерного оружия, и, в силу этого снизилось и значение классического понимания безопасности как обеспечения национальной и коллективной защиты от военной внешней угрозы.

Эта концепция последовательно развивается в рамках практически всех европейских структур сотрудничества, лежит в основе идеологии всеобщего и полного отказа от ядерного оружия и применения силы в отношении государств, обладающих самостоятельным видением современного развития мировой политики и ее ценностей.

В том, что касается ОБСЕ, то этот подход по сути дела привел к кризису ОБСЕ на современном этапе, которая оказалась не в состоянии соответствовать уровню возникших новых вызовов безопасности.

В докладе СИПРИ за 2001 год говорится, что ОБСЕ должна была выступать в середине 90-х годов в качестве основного института европейской безопасности. Однако эта структура не смогла решить целый ряд важных политических задач в сфере безопасности, прежде всего, сохранить военно-политический баланс в Европе. Это нашло свое отражение в том, что ОБСЕ не смогла выступить в качестве «инструмента предотвращения расширения НАТО на восток.… Не стала она и центром притяжения для новообразованных государств, который бы уменьшил значение НАТО или подчинил бы ее ОБСЕ»

Таким образом, в современных условиях роль ОБСЕ в деле совершенствования европейской безопасности во многом оказалась не соответствующей тем целям, которые были задекларированы этой структурой.

В концепции внешней политики России 2000 года на это содержится косвенная, но вполне конкретная ссылка: «Россия будет решительно противодействовать сужению функций ОБСЕ, в частности попыткам перепрофилировать ее деятельность на постсоветское пространство и Балканы»

Данное заявление, по сути, констатирует качественное изменение характера ОБСЕ от организации международного сотрудничества в поиске путей к формированию общих европейских демократических ценностей, во имя достижения безопасности и сотрудничества к ее односторонней ориентированности на обсуждение точечных проблем регионального развития на постсоветском пространстве.

Одновременно и страны ЕС стали формировать более замкнутую систему безопасности. В основу политики, выстраиваемой европейским политическим истэблишментом, были положены новые вызовы, которые в современных условиях стали рассматриваться как основная угроза для общеевропейской безопасности. Формулируя собственные позиции в области безопасности, Европейский союз в основу новой политики закладывает понимание того, что «развитие в социальной, политической и технологической сфере создали неустойчивое состояние безопасности, где риски и уязвимость стали более разнообразными и менее ощутимыми».

В этом заявлении находит свое отражение процесс изменений в отношении формирования новой концепции безопасности для национальной, континентальной и глобальной системы развития.

Это не могло не повлиять на отношение к ОБСЕ со стороны как отдельных государств-участников, прежде всего России, так и региональных структур сотрудничества. В силу этого у России ее акценты во внешней политике сместились с дальнейшего повышения роли ОБСЕ в структуре европейской безопасности в направлении совершенствования отношений с ЕС и НАТО и повышение эффективности собственной безопасности. Тем не менее, современная позиция России не исключает возможность возвращения стратегической роли ОБСЕ: Россия намерена продвигать инициативы по реформированию Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в целях превращения её в эффективный механизм коллективного взаимодействия в интересах всех государств-участников.

Ключевым в контексте рассматриваемой проблемы является вопрос, представляет ли собой расширение Европейского союза тем механизмом, который в полном объеме обеспечивает безопасность на европейском уровне, или это великая иллюзия в отношении усиления европейской безопасности?

Изучая развитие Европейского союза на современном этапе, важно рассмотреть и проанализировать достижения этого интеграционного проекта в сравнении с действующими процессами развития современного мира, в первую очередь в осуществлении монополярной глобализации, по сути девальвирующей политическую значимость и экономические возможности Европы.

В этих условиях одним из базовых элементов в изменения сущности европейской безопасности является замена экономически обоснованного интеграционного процесса в Европейском Союзе политически мотивированным процессом его расширения.

Ослабление европейских возможностей в этой связи происходит в силу того, что безопасность и стабильность в Европе основывается на некоторых базовых принципах разделения сфер сотрудничества. Они диверсифицируются в зависимости от задач, которые решают существующие региональные структуры, такие как, НАТО, ОБСЕ, ЗЕС, Северный Совет и другие, политика которых находится под постоянным прессингом внешнеполитических действий США.

Сохранение этих старых механизмов обеспечения безопасности преследует цель маргинализации России в формировании политики международной безопасности. Реализация политики противоракетной обороны лежит в этой плоскости. В силу этого России необходимо самостоятельно решать вопросы собственной безопасности. Как результат была создана Организация договора коллективной безопасности (ОДКБ), перед которой стоит задача стать международной системой обеспечения безопасности России и входящих в ОДКБ государств. Вместе с тем, эти процессы указываю на наличие очевидной фрагментации пространства безопасности в его и европейском и международном контексте.

Проблемы безопасности в контексте этих процессов несут в себе различные оценочные факторы. Мы наблюдаем сегодня наличие разнонаправленных процессов глобализации. Глобализация всех областей жизни создает предпосылки для решения вопросов развития нашей общей человеческой цивилизации. Одновременно происходит усиление напряжения в системе локальных отношений, которые находят свое практическое отражение в вызовах национального сепаратизма и этнического самоопределения.

Внутренние политические п оказывают собственное воздействие на процессы интеграции в Европе.

Именно поэтому, рассматривая эти векторы отношений, необходимо иметь в виду дополнительные факторы влияния:

речь идет об отношениях США - Общая Европа и Россия - Общая Европа.

Премьер-министр Великобритании Тони Блэр в своем выступлении в Генте (Бельгия) в 2000 году говорил о Европейском союзе как об «одном из выдающихся политических достижений XX века. «Он обеспечил структуру для правовых и институциональных институтов, которые уважают права европейских демократий, больших и малых, что создает условия для конкуренции, но устраняет доминирование (одних над другими)».

Сформулированная концепция очень важна для развития системы безопасности. Построенная на отсутствии доминирования она могла бы устранить главный источник процессов дестабилизации и создания конфликтов. К сожалению, на практике этот принцип далек от действительности. Достаточно легко найти примеры того, что «старая»

Европа постоянно делит континент на фрагменты, которые различаются в силу политических, экономических и социальных условий. Вследствие этих различий все более часто проявляются трудности в понимании друг друга.

Выдавливание же России за поле общеевропейской безопасности, чему объективно способствовал процесс расширения ЕС, еще более усложняет эти процессы. Таким образом, создаются трудности и для продолжения интеграционного процесса и для придания ему действительно общеевропейского характера. И это вызывает особую обеспокоенность при рассмотрении этих проблем применительно к вопросам европейской безопасности в их полном объеме, с учетом как прошлых, так и современных вызовов.

Большое значение для определения внешней политики имеет произошедшее изменение конфигурации мирового пространства.

Сформировались новые сильные политические и экономические центры, что привело к возникновению и новых векторов напряженности. Критическим для мирового сообщества стало решение США взять на себя силовое решение односторонне определённых проблем и применить вооруженную силу на Ближнем и Среднем Востоке. Первым шагом в этом направлении стало вторжение в Ирак. Заявленные цели в этом случае оказались нерешенными.

Спустя годы, прошедшие с момента официального объявления о завершении военной части операции США в Ираке уровень этого заблуждения особенно понятен. Вспомним слова премьер-министра Венгрии Петера Медьеши в апреле 2003 года: «"Мир сейчас стал более спокойным и мирным, чем был до начала войны в Ираке. Наша главная задача состоит в том, чтобы эта война закончилась как можно скорее, но при этом достигла своей цели. Европа и США несут ответственность за то, чтобы терроризм не распространился дальше по миру".

И сравним это с существующей точкой зрения оппонентов в исламском мире, где сегодня уже звучат точки зрения «с тех пор как Пакистан создал ядерную бомбу, мы стали спать спокойнее. У ислама появилось оружие сдерживания».

До последнего времени мы могли говорить о том, что в мире существует некоторое подобие мирного сосуществование государств с различным конфессиональным строем. Но с демонизацией проблемы «глобальной угрозы» и нарастанием оправдания создания собственного «оружия сдерживания» появляется серьезная угроза этому мирному существованию. Стремление к ядерному оружию, если исключить 5 ядерных сверхдержав, начинает не только выстраиваться по границам религиозных противостояний – Израиль (иудаизм)- Пакистан (ислам) Индия (индуизм) – Северная Корея (идеи «чучхе» на основе буддизма), но и эксплуатировать идею именно религиозного противостояния.

Так как США рассматривают и Иран как государство, поддерживающее терроризм, то это дополнительно придает ядерной программе Тегерана особый смысл. США поддерживает в Иране не трансформацию режима, а радикальную его смену, правда, в отличие от Ирака, «в результате внутриполитических процессов».

Вместе с тем необходимо определить, что терроризм – это не военный противник, а конгломерат политических, социальных и экономических проблем, трансформировавшийся в фактор повышенной опасности.

«Государства борются с терроризмом, уничтожают агрессивных фанатиков, и поступают правильно, ибо общество имеет право на самозащиту. Но одновременно необходимо решить проблему в корне: дать народам возможность мирно исповедовать свою исконную веру, развивать свою национальную культуру, воплощая их в устроении семьи и участвуя в построении общественных отношений».

Майкл Ховард справедливо говорит о том, что надо различать военные победы и победы в войне против терроризма, в которой не может бы и не будет ни эффектных сражений, ни громких побед. Не понимая этой разницы, политики и военные в США, на протяжении ряда лет следовали политике односторонних действий, что последовательно обостряло международную напряженность и создает предпосылки для возникновения глобального конфликта. В основе этого процесса лежит факт придания войне против Ирака идентичность контртеррористической операции. События последовавшего десятилетия и перенос военных действий на территорию Афганистана показал, что в мировом сообществе не найден ответ на базовый вопрос о том, что из себя представляет международный терроризм и каков может быть эффективный ответ на этот глобальный вызов. Кризис этой политики получил свое отражение в событиях на Севере Африки и Среднем Востоке.

Россия последовательно сохраняет приверженность политике ядерного нераспространения и разоружения. Выступая в 1992 году на специальном заседании Совета Безопасности ООН перед главами государств и правительств 15 стран - членов этого Совета, российский Президент Б.Н.Ельцин предложил преобразовать программу Стратегической оборонной инициативы (СОИ) в международный проект с учетом технологических разработок оборонного комплекса России. Рассматриваемый вопрос является одним из факторов, определяющих направление российской внешней политики в современный период.

Россия последовательно выступает за придание ООН функций эффективного содействия процессам разоружения и нераспространения оружия массового уничтожения. В силу этого Россия является одним из инициаторов разработки резолюции 1540 Совета Безопасности ООН, которая была принята единогласно в 2004 году. Резолюция нацелена на формирование и поддержку национальных систем мониторинга в целях недопущения попадания материалов ядерных и других видов ОМУ- в руки негосударственных субъектов, в том числе террористов. В контексте этой политики Россия внесла свой значимый вклад в создание Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма, которая объединяет 82 государства и является эффективным инструментом сотрудничества и обмена передовым опытом в области практического противодействия угрозе ядерного терроризма и укрепления физической ядерной безопасности в мире.

Угрозами военной безопасности является политика ряда ведущих зарубежных стран направленная на достижение:

• преобладающего превосходства в военной сфере, прежде всего в стратегических ядерных силах,

• на развитие развития высокоточных, информационных и других высокотехнологичных средств ведения вооруженной борьбы, стратегических вооружений в неядерном оснащении,

• формирование в одностороннем порядке глобальной системы противоракетной обороны и милитаризации околоземного космического пространства, способных привести к новому витку гонки вооружений,

• на распространение ядерных, химических, биологических технологий, производство оружия массового уничтожения либо его компонентов и средств доставки.

Негативное воздействие на состояние военной безопасности Российской Федерации и ее союзников усугубляется отходом от международных договоренностей в области ограничения и сокращения вооружений, а также действиями, направленными на нарушение устойчивости систем государственного и военного управления, предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства, функционирования стратегических ядерных сил, объектов хранения ядерных боеприпасов, атомной энергетики, атомной и химической промышленности, других потенциально опасных объектов, создание новых видов оружия.

Эти факторы имеют большое значение для формирования внешней политики России в современных условиях.

Выводы:

1. Россия в современной системе международных отношений не может рассматриваться вне исторического контекста ее создания, развития и трансформации.

2. Особенности Российской истории находит свое отражение в современной концепции формирования позиции России во внешнем мире.

Специфика заключается в том, что, несмотря на объективные исторические противоречия между этими политически несовместимыми и разорванными во времени режимами России, они взаимосвязаны и определяют всю суть рамок преемственности российской внешней политики.

3. Принятие внешнеполитических решений современной России базируется на анализе развития международных отношений с учетом исторического опыта и практики взаимоотношений с участниками международных отношений.

4. В центре внимания российской политики находится создание условий для обеспечения международного мира и безопасности при соблюдении справедливых и равноправных отношений со всеми странами мира.

5. Россия последовательно сохраняет приверженность политике мирного решения политических споров, осуществления принципов ядерного нераспространения и разоружения.

6. Базовым принципом российской внешней политики является соблюдение практики международно-правовых основ развития

Похожие работы:

«УТВЕРЖДАЮ Генеральный директор ОСАО "РЕСО-Гарантия" _ Д.Г. Раковщик "30" апреля 2014г. ПРАВИЛА СТРАХОВАНИЯ расходов по ликвидации и локализации чрезвычайных ситуаций Общие положения 1. Субъекты страхования 2. Объект...»

«Е.Б. Кметь. Качественные исследования медиапредпочтений целевых аудиторий в социальных сетях Для изучения медиапредпочтений целевых аудиторий исследовательские компании предлагаю...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ МИНЕРАЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ им. А.Е.ФЕРСМАНА Российской академии наук (ФАНО России) Ленинский пр-т, дом 18, корпус 2, Москва, 119071 Телефон (495) 952-00-67; факс (495) 952-48-50. E-mail: mineral@fmm.ru №_ 15.02.2017 ОТЗЫВ официального оппонента...»

«ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ВОДИТЕЛЕЙ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ ПОДКАТЕГОРИИ C1 Приложение N 13 Утверждена приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 26 декабря 2013 г. N 1408 ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ВОДИТЕЛЕЙ ТРАНСПОРТН...»

«Редакция №2 СМК – ДП – 8.3 – 2014 ИГМУ Управление несоответствующей продукцией Стр. 1 из 12 Содержание № Название раздела Стр. раздела Область применения документированной процедуры Нормативные ссылки Термины, определения и сокращения Общие положения Описание процедуры Управление несоответствующей продукци...»

«Аналитический Центр Юрия Левады ("Левада-центр") ПРОТЕСТНОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ В КОНЦЕ 2011 – 2012 гг.: ИСТОКИ, ДИНАМ ИКА, РЕЗУЛЬТАТЫ Денис ВОЛКОВ Москва, сентябрь 2012 Содержание Вступление Накопление общественного напряжения и всплеск недовольст...»

«Цифровой аудио плеер RF-3200 www.ritmixrussia.ru СОДЕРЖАНИЕ Цифровой аудио плеер RF-3200 Содержание Внимание Основные функции Внешний вид и клавиши Функции клавиш Музыка Электронная книга Радио Диктофон Проводник Настро...»

«Содержание Введение Вступит ли в работу резервный маршрутизатор, если интерфейс локальной сети для активного маршрутизатора имеет состояние интерфейс включен, протокол линии выключен? Можно ли настроить более одной группы о...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.