WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ISSN 2311-2158 The Way of Science International scientific journal № 9 (31), 2016, Vol. II Founder and publisher: Publishing House «Scientific survey» The journal is ...»

-- [ Страница 1 ] --

ISSN 2311-2158

The Way of Science

International scientific journal

№ 9 (31), 2016, Vol. II

Founder and publisher: Publishing House «Scientific survey»

The journal is founded in 2014 (March)

Volgograd, 2016

ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

UDC 80+371+93:902+101+316+32

LBC 72

The Way of Science

International scientific journal, № 9 (31), 2016, Vol. II

The journal is founded in 2014 (March)

ISSN 2311-2158

The journal is issued 12 times a year The journal is registered by Federal Service for Supervision in the Sphere of Communications, Information Technology and Mass Communications.

Registration Certificate: ПИ № ФС 77 – 53970, 30 April 2013 Impact factor of the journal «The Way of Science» – 0.543 (Global Impact Factor, Australia)

EDITORIAL STAFF:

Head editor: Musienko Sergey Aleksandrovich Executive editor: Manotskova Nadezhda Vasilyevna Borovik Vitaly Vitalyevich, Candidate of Technical Sciences Musienko Alexander Vasilyevich, Candidate of Juridical Sciences Zharikov Valery Viktorovich, Candidate of Technical Sciences, Doctor of Economic Sciences Authors have responsibility for credibility of information set out in the articles.

Editorial opinion can be out of phase with opinion of the authors.

Address: Russia, Volgograd, Angarskaya St., 17 «G»

E-mail: sciway@mail.ru Website: www.scienceway.ru Founder and publisher: Publishing House «Scientific survey»



© Publishing House «Scientific survey», 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

УДК 80+371+93:902+101+316+32 ББК 72 Путь науки Международный научный журнал, № 9 (31), 2016, Том 2 Журнал основан в 2014 г. (март) ISSN 2311-2158 Журнал выходит 12 раз в год Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС 77 – 53970 от 30 апреля 2013 г.

Импакт-фактор журнала «Путь науки» – 0.543 (Global Impact Factor, Австралия)

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Главный редактор: Мусиенко Сергей Александрович Ответственный редактор: Маноцкова Надежда Васильевна Боровик Виталий Витальевич, кандидат технических наук Мусиенко Александр Васильевич, кандидат юридических наук Жариков Валерий Викторович, кандидат технических наук, доктор экономических наук За достоверность сведений, изложенных в статьях, ответственность несут авторы.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов материалов.

Адрес редакции: Россия, г. Волгоград, ул. Ангарская, 17 «Г»

E-mail: sciway@mail.ru www.scienceway.ru Учредитель и издатель: Издательство «Научное обозрение»

–  –  –

Philological sciences Abdurakhmanova R.K.

DEICTIC EXPRESSIONS IN ENGLISH AND GERMAN TEXTS

Altayeva D.I.

RESEARCH OF AUXILIARY WORDS IN THE TURKIC LANGUAGE

Dosev V.T.

MANIPULATIVE USAGE OF ECONOMIC METAPHORS IN MEDIA TEXTS

Suprunova E.V.

LINGUISTIC WORLDVIEW CONCEPT AS A SUBJECT OF CULTURAL LINGUISTICS

Tuksaitova R.O.

FEATURES OF LANGUAGE POLITICS DURING THE RECLAMATION

OF VIRGIN AND FALLOW LANDS IN THE NORTH OF KAZAKHSTAN

Tuksaitova R.O.

TOPONYMICAL SPACE OF ASTANA IN LINGUOCULTUROLOGICAL CONTEXT

Pedagogical sciences Atoyeva M.F.

INTERDISCIPLINARY RELATIONS IN PHYSICS

COURSE AT SPECIALIZED SECONDARY EDUCATION

Onolbaev M.B.

PROFESSIONAL PEDAGOGICAL ORIENTATION

IN TEACHING MATHEMATICS FOR THE FUTURE TEACHERS

Ryskulova G.U.

BARPY ALYKULOV – NATIONAL TEACHER, TRUE TUTOR

Suleymenova N.S.

ADDITIONAL PRINCIPLES OF PUPILS'

RESEARCH ACTIVITY UNDER THE CONDITIONS

OF PRIORITY DEVELOPMENT OF INNOVATIVE ACTIVITY IN KAZAKHSTAN

Khasanova Z.D.

DEVELOPING ETHICAL CULTURE AT THE FUTURE TEACHERS BY MEANS OF ART PEDAGOGY............ 36 Khodjayev B.Kh.

COMPETENCE-BASED APPROACH AS AN INNOVATIVE

MODEL FOR DEVELOPMENT OF HISTORICAL THINKING AT STUDENTS

Historical sciences and archeology Avazov E.A.

HISTORIOGRAPHIC INVESTIGATION

OF THE 1898 ANDIJAN UPRISING IN THE FERGANA VALLEY

Anarbekova V.E.

KYRGYZ FIGHT AGAINST KALMYK INVADERS

ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

Myrzabaeva N.S.

RELATIONS BETWEEN STATE AND ISLAM IN KYRGYZSTAN

DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR AND POST-WAR PERIOD (1941-1985)

–  –  –

Ibrayev K.Sh.

HISTORIC MEMORY AS THE BASIS OF AXIOLOGY OF KYRGYZ SOCIETY

Sydykbekov R.D.

ETHNIC PECULIARITIES OF THE SOCIO-NATURAL REPRESENTATION

–  –  –

Political sciences Akhmedova N.Sh., Yusupov O.N.

PRIDE OF UZBEK NATION

Mambetaliyeva G.S.

LOBBYING IN THE US: THE BASIC PRINCIPLES OF ACTIVITY

Mambetaliyeva G.S.

LOBBYING IN THE US: THE LEGAL REGULATION

Togusakov O.A., Asanaliev U.A.

CENTRAL ASIA: ELECTIONS AND RISKS

Yusupov O.N., Bogoslovskaya K.

PRESIDENT I.A. KARIMOV – PRIDE OF UZBEKISTAN

–  –  –

Алтаева Д.И.

ИССЛЕДОВАНИЕ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ИМЕН В ТЮРКСКОМ ЯЗЫКЕ

Досев В.Т.

МАНИПУЛЯТИВНОЕ УПОТРЕБЛЕНИЕ

ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕТАФОР В МЕДИЙНЬІХ ТЕКСТАХ

Супрунова Е.В.

ПОНЯТИЕ «ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА»

КАК ПРЕДМЕТ ИЗУЧЕНИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ

Туксаитова Р.О.

ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКОВОЙ ПОЛИТИКИ В ГОДЫ ОСВОЕНИЯ

ЦЕЛИННЫХ И ЗАЛЕЖНЫХ ЗЕМЕЛЬ В СЕВЕРНЫХ ОБЛАСТЯХ КАЗАХСТАНА

Туксаитова Р.О.

ТОПОНИМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО АСТАНЫ

В ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ ОСВЕЩЕНИИ

Педагогические науки Атоева М.Ф.

МЕЖПРЕДМЕТНЫЕ СВЯЗИ В КУРСЕ ФИЗИКИ

В СРЕДНЕМ СПЕЦИАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ

Онолбаев М.Б.

ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ

В ОБУЧЕНИИ МАТЕМАТИКЕ БУДУЩИХ ПЕДАГОГОВ

Рыскулова Г.У.

БАРПЫ АЛЫКУЛОВ – НАРОДНЫЙ ПЕДАГОГ, ИСТИННЫЙ ВОСПИТАТЕЛЬ

Сулейменова Н.С.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧАЩИХСЯ В УСЛОВИЯХ ПРИОРИТЕТНОГО

РАЗВИТИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В КАЗАХСТАНЕ

Хасанова З.Д.

РАЗВИТИЕ ЭТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

У БУДУЩИХ УЧИТЕЛЕЙ ПОСРЕДСТВОМ АРТ-ПЕДАГОГИКИ

Ходжаев Б.Х.

КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД КАК ИННОВАЦИОННАЯ

МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ У УЧАЩИХСЯ

–  –  –

Анарбекова В.Э.

БОРЬБА КИРГИЗОВ ПРОТИВ КАЛМЫЦКИХ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ

Мырзабаева Н.С.

ГОСУДАРСТВЕННО-ИСЛАМСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

В КЫРГЫЗСТАНЕ В ВОЕННЫЙ И ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОДЫ (1941-1985 ГГ.)

Философские науки Алымкулов М.С.

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В КИРГИЗСКОМ ДОНАУЧНОМ МИРОПОНИМАНИИ

Ибраев К.Ш.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ КАК ОСНОВА АКСИОЛОГИИ КИРГИЗСКОГО ОБЩЕСТВА

Сыдыкбеков Р.Д.

ЭТНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СОЦИОПРИРОДНОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

Социологические науки Студёнова Е.Г.

ДОСТОЙНАЯ СТАРОСТЬ ИЛИ СТАРЕТЬ

С КОМФОРТОМ: ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ОРИЕНТИРЫ

Политология Ахмедова Н.Ш., Юсупов О.Н.

ГОРДОСТЬ НАЦИИ УЗБЕКИСТАНА

Мамбеталиева Г.С.

ЛОББИЗМ В США: ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Мамбеталиева Г.С.

ЛОББИЗМ В США: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Тогусаков О.А., Асаналиев У.А.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ: ВЫБОРЫ И РИСКИ

Юсупов О.Н., Богословская К.

ПРЕЗИДЕНТ И.А. КАРИМОВ – ГОРДОСТЬ НАЦИИ УЗБЕКИСТАНА

–  –  –

Abstract. The article presents a comparative analysis of the use of English and German deictic expressions. Its focus is on the communicative role of these items, i.e., the way in which they are used by authors to communicate effectively with their readers.





Keywords: deixis, extralinguistic, cognitive, discourse, context.

The current state of research does not permit a satisfactory definition of the concept of deixis. Anderson and Keenan (1985) adopt the “standard usage” in considering as deictics “those linguistic elements whose interpretation in simple sentences makes essential reference to properties of the extralinguistic context of the utterance in which they occur” (p. 259). When we go beyond the “simple sentence”, however, we find that this common sense definition no longer holds, because in actual written texts, most deictics do not refer to the extralinguistic context (which for the most part is not shared between author and reader and thus cannot be referred to), but to the context built up by the text itself (Ehlich 2007). How about “reference to properties of the linguistic and extralinguistic context”, then? The problem with such a definition – as well as with similar definitions, which try to cover deictic reference in text – is that it blurs the boundary between deixis and a related phenomenon, anaphora (see Redder, 2008 and Rehbein and Kameyama, 2006 for

recent overviews). This research tradition views language as a “sociohistorically developed action form” (Redder 2008:

136) that a speaker may use to effect changes in the hearer’s knowledge. Ehlich’s theory of deixis was chosen as a basis for the study presented in this article rather than another approach to co-reference or deixis (see below for references) because it pays special attention to the difference between deictic and anaphoric expressions in terms of the cognitive processes they trigger. It will be argued that this difference is crucial for the proper description of the use of deictic in written discourse.

The traditional paradigm of personal pronouns is a ragbag of two fundamentally different groups of expressions (cf. e.g., Lyons 1977: 638-639 and the extensive discussion in Ehlich 1979). The so-called first and second person pronouns are prototypical members of the Zeigfeld der Sprache (deictic field of language; Bhler [1934]), as they refer to the speaker (I, we) and to the addressee (you) of the respective speech situation, i.e., to entities of extralinguistic reality.

Accordingly, these expressions may be adequately termed anaphoric expressions, or anaphorics (Gr. anapherein ‘to carry back’). In (1), for example, all three occurrences of it (in the last case taking the possessive form its) are coreferent with the antecedent noun phrase society.

Society reaps what it sows in the way it nurtures its children.

As the example shows, we can say that anaphoric expressions like it “indirectly” refer to the world, i.e.,

through their antecedent (cf. Lyons 1977: 660). It thus turns out that the term pronoun is only suitable to describe anaphoric, which (in most cases) actually stand for, i.e., instead of (“pro”), a noun, or rather a noun phrase (cf. Lyons 1977:

636-637 on the infelicity of the term pronoun).

The discussion of Example suggests that deictic and anaphoric are in a quasi­complementary distribution (cf. Byron et al. 2008 for English; Bosch and Umbach 2007 for German), “quasi” meaning that there are cases where both kinds of coreferring expressions may be used in a semantically and pragmatically appropriate sentence. This conclusion is supported by the findings of Bosch et al. (2003). In their study of a corpus tagged for coreference relations, they found that deictic more frequently refer to non­nominative constituents than anaphoric, which, in turn, more fre­ quently occur with nominative antecedents. They interpret these results as evidence for the Subject Hypothesis, which postulates that personal pronouns prefer subject antecedents while demonstratives prefer nonsubject antecedents. This is exactly what we observed in example and what one should expect from the difference between anaphora and deixis as it has been outlined above, since it can be plausibly assumed “that entities introduced in syntactically prominent positions are more likely to be brought into focus of attention than ones introduced in a less prominent position.” (Gundel et al.

2003: 297) In contrast, the composite deictics of German are still thriving; damit (da ‘there’ + mit ‘with’) has even under­ gone a notable increase in frequency in popular scientific texts from 1978 to 2002 (Becher 2009).

© Abdurakhmanova R.K. / Абдурахманова Р.К., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

The qualitative analysis has identified three overlapping functions that the German composite deictic fulfil in the investigated text endings: (1) explicitly realizing arguments of verbs and deverbal adjectives / nouns, (2) establishing textual cohesion, and (3) structuring complex sentences. Note that the functions overlap to a considerable extent, so they are perhaps better viewed as three aspects of the same overarching function, namely the establishment of coreference relations within and across sentences. In the following, the three aspects will be discussed in turn.

First, although English cannot be called “poor in deixis” (Ehlich 1992), deictic expressions were found to be more frequent in the investigated German text endings than in the English ones. Second, a prime cause for the observed frequency difference seems to be that in German, deictics are much more important for creating textual cohesion than they are in English. Composite deictics in particular were found to account for a great deal of the German text endings’ cohesion by regularly instructing the addressee to focus their attention on previously established referents.

The high degree of explicitness customary in German discourse has been identified as another factor, which accounts for the relatively high frequency of deictic expressions in German. This has been especially visible in composite and (anterior) temporal deictics, which often have the sole function of explicitly verbalizing meanings that would otherwise be inferable from the context. Perhaps the German norm of explicitness is even the overarching principle here, because the need for explicitness should of course entail a high degree of textual cohesion (which may be defined as the more or less explicit signaling of textual coherence, cf. Bublitz 1998). As a speculative – and, unfortunately, probably not falsifiable – hypothesis, we would like to contend that composite deictics have (almost) died out in English because of the lower degree of explicitness customary in English discourse.

There is also an exception to the rule: the English text endings were found to contain more than twice as many personal deictic (almost exclusively plural speaker deictic) than their German counterparts. Again, this could be traced to previously established differences in English and German discourse norms: while English favors an addressee oriented, “interactional” style, German discourse tends to be content oriented or “transactional” (cf. House 1997, 2006 and above). That this cross­linguacultural difference in communicative style actually accounts for the skewed distribution of speaker deictic across the English and German text endings is evident from the functions that these items have been found to fulfil.

It should be noted that this study most probably has not identified all factors relevant to the use of deictic expressions in English and German. In particular, due to the scope of the present study, differences in the grammatical systems of the two languages could not be considered in due detail. In his insightful book on typological differences between English and German, Hawkins (1986) draws the – quite audacious – conclusion that the grammatical system of German is inherently more explicit than the one of English. This means that “users of English have, in effect, more work to do in extracting meaning from form”, e.g., because “they must infer semantically relevant material that is not overt in surface.” (1986: 125). Although Hawkins’ generalization is certainly too strong (see e.g., Rohdenburg 1990;

Kortmann and Meyer 1992), his observations show that there are domains where the grammatical systems of English and German occupy different places on an explicitness–implicitness scale (cf. also Doherty 1999, 2002). This raises the question to what extent differences in communicative norms are really an adequate explanation for English – German contrasts in language use. In fact, crosslinguistically different communicative norms themselves are in need of an explanation. It may well be that some of these norms ultimately go back to typological differences between the two language systems, which would then be the “real” explanation for the observed differences in language use. A follow-up study to the present one that focuses on typological differences between English and German would thus promise to be a fruitful endeavor.

The findings of the present study have particularly important implications for language teaching and translation. English students learning German and German students learning English should be made aware of that the strategies they employ when conveying their thoughts in their mother tongue do not necessarily work as expected in the foreign language. Of course, cautioning native English students against the use of too many inclusive plural speaker deictics in German (and vice versa) is a trivial matter. It will be much more difficult, for example, to sensitize German students to the use of deictics in their English compositions, because a constant (re)focusing of the addressee is not customary in English texts. In fact, chances are that this very article exhibits an overuse of certain deictic expressions, since it has been written by a native speaker of German. The subtle cross linguistic differences in the use of deictic discovered in this study are also relevant to translation. In particular, the results shows that a mere adaption of a raw translation provided by the computer (the problems of which are addressed by e.g., de Andrade Stupiello 2008) cannot do justice to the different ways in which the attention of the addressee is managed in English and German texts.

On the methodological side, the “minicorpus” of text endings used in this study has proven to be a valuable tool for written discourse analysis, and a surprisingly reliable one: where the figures obtained from the text endings corpus were small, complementary analyses of the full texts from which the text endings originate were found to confirm the impressions gained from the text endings.

Of course, the usual disclaimers apply to this study: it cannot be taken for granted that the results are generalizable beyond the boundaries of the investigated genre, other ways of expressing deixis (e.g., verbal tense) should be taken into account, etc. Above all, a follow­up study should address the use of anaphoric expressions in English and German texts and in particular how it relates to the use of deictics. It is possible that since English seems to make less use of focus shifting (deixis) than German, it relies more on focus maintenance (anaphora).

1. Blhdorn (1995: 109) notes that authors following different strands of research often associate radically different ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

concepts with the term deixis despite using the same terminology, thus making productive communication difficult. In the literature, many misunderstandings occur where researchers have wildly different ideas about what deixis is while erroneously thinking that they are talking about the same thing. The reader is asked to bear in mind that this article is based on a distinct view of deixis (and anaphora) which is neither representative of nor necessarily compatible with other views of deixis. For example, many authors regard the so­called third person pronouns (he, she, it) as deictic (Ly­ ons 1977: 650 calls them “pronominal deictics”), while they are treated as nondeictic (but anaphoric) in this article, since they are not associated with a focus shift in the addressee. The question of whether to treat third person pronouns as deictic or nondeictic depends on whether one, very broadly speaking, understands deixis as “situation­dependent reference” (which would make them deictic) or — as it is done in this article — adopts a notion of deixis as “a specific way of attention­management in discourse” (which would make them nondeictic) (cf. Blhdorn 1995: 133).

Материал поступил в редакцию 19.09.16.

ДЕЙКТИЧЕСКИЕ ВЫРАЖЕНИЯ В АНГЛО- И НЕМЕЦКОЯЗЫЧНЫХ ТЕКСТАХ

–  –  –

Аннотация. В статье представлен сравнительный анализ использования дейктических выражений в английском и немецком языках. Автор заостряет внимание на коммуникативном значении данных явлений, то есть способах, с помощью которых они используются писателями для успешной коммуникации с своими читателями.

Ключевые слова: дейксис, экстралингвистический, когнитивный, дискурс, контекст.

–  –  –

Аннотация. В статье рассматривается история изучения вспомогательных имен в кыргызском языке. Например, в первых трудах вспомогательные имена рассматривались не как объект отдельного исследования, а как одна из ветвей грамматики. В первых трудах вспомогательные имена фиксировались терминами такими как «вспомогательное слово», «послеположение» и «особое имя». Вместе с тем, рассматривая их в составе послелог, вспомогательно-именное значение более или менее было признано. С развитием языка в последующих опубликованных научных трудах вспомогательные имена названы в чистом значении и при этом указана вероятность рассмотрения их как отдельной категория, отделившейся от послелога. Как и другие тюркские языки, в кыргызском языке вспомогательные имена рассматривались в первых школьных грамматиках не в чисто своем значении, а в основном в составе конкретики. В первых опубликованных исследованиях вспомогательные имена не встречаются даже в разделе «вспомогательное слово». Только в последующих трудах вспомогательные имена передавались в своем значении, но в части речи, придающей значение в разделении части, встретить практически невозможно. Потому и осознали необходимость исследования вспомогательных имен.

Ключевые слова: вспомогательное слово, тюркские языки, кыргызский язык.

В общей тюркологии, начиная с первых трудов до настоящих дней высказывались различные сведения о вспомогательных именах. Как и другие категории языка, вспомогательные имена служили в значительной степени в списке предложений. Потому и ученые, исследовавшие грамматику тюркских языков, доказывают, что основа вспомогательных имен начинается с Орхоно-Енисейских письменных памятников, и вспомогатель­ ные слова (в том числе и вспомогательные существительные) служили как конкретно передающие мысли и свя­ зующие слова в предложении. В то время, несмотря на небольшое количество, использовались вспомогатель­ ные имена.

Казахский ученый К. Малгаджаров в своем труде справедливо отмечает двенадцать вспомогательных имен (перед, голова, середина, верх, внутренность, рядом и т.д.) используемые в письменных памятниках рун, и утверждает, что одиннадцать из них идентифицируется вспомогательными именами в казахском языке.

Вместе с тем, всеобщие вспомогательные имена в тюркском языке можно разделить на следующие группы:

1. Вспомогательные имена, означающие пространственное взаимоотношение в горизонтальном направлении.

2. Вспомогательные имена, означающие пространственное взаимоотношение в вертикальном направ­ лении; свет, узе, алты, толеси.

3. Вспомогательные имена, означающие взаимоотношение объемного пространства; расстояние, сере­ дина, внутренность, рядом. (Молгаждаров, 2012) Вспомогательные имена со временем не останавливались на одном месте, увеличивались в количе­ ственном плане. Это явление связано с развитием языка. Категория «вспомогательные имена» встречаются не только в кыргызском языке, но и других языках тюркских народов.

В языках тюркских народов вполне могут отличаться друг от друга в свойствах грамматики, значениях некоторых слов и их использовании. Данные различия, соответственно, могут быть результатом внутренних законов каждого из этих языков.

Проблема исследования вспомогательных имен, начиная с изучения строения грамматики тюркских языков, формировались как одна отрасль грамматики. В первоначальных трудах вспомогательные имена не были объектами отдельных исследований. Они рассматривались лишь как одна часть грамматики.

Как известно, в одном из знаменитых трудов И. Гиганова «Грамматика татарского языка» речь идет о современных вспомогательных именах, но автор называет их термином «вспомогательное слово». Он разделил их на простые и сложные языки. К сложным вспомогательным именам (признает вспомогательным словом – А.Д.) относит слова впереди, сзади, рядом (Гиганов 176-18).

А.А. Троянский, называя вспомогательные имена с термином «послеположение», дает следующее определение: «послеположения суть частицы несклоняемые, поставляющие позади имен, местоимений и при­ частий и управляющие их падежами» (Троянский, 1824, 31).

У авторов, создавших грамматику алтайского языка, ясно прослеживается, что они в отличие от выше­ перечисленных трудов глубоко знали тюркский язык. Потому что обратили пристальное внимание на значение слов. В настоящее время признанные слова, т.е. «вспомогательные имена», в данной книге названы термином «особое имя» (особенные имена). «Когда для предупреждения неясности нужно точно обозначить положение © Алтаева Д.И. / Altayeva D.I., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

предмета, тогда между названием этого предмета и падежным послелогом вставляют особое имя – внутрен­ ность, внешность, верх, низ и другие».

Вышеперечисленные ученые разрабатывали первые экземпляры грамматики тюркских народов. С то­ гдашних тюркологов невозможно требовать языковые законы, отвечающие сегодняшним требованиям.

Со временем и внутренние законы языка в общем кыргызском языкознании осуществляют новые ис­ следования в соответствии с новыми положениями. Это является закономерным явлением. В советской тюрко­ логии первым назвал вспомогательные имена «послелоги-имена» ученый-профессор В.А. Гордлевский. Он в своем труде падежные слова в тюркском языке называет «послелоги-частицы», а вспомогательные имена «по­ слелоги-имена» и при этом он приводит их различия. «Послелоги-имена» склоняются по падежам, а у «после­ логов-частиц» нет такой способности. Первая группа (послелоги-имена) отдаляется от имени существительно­ го. А вторая группа (послелоги–имена) высказывает свое мнение в отношении того, что они слова, отдалившие­ ся от первичного значения (7.с. 82).

В истории тюркологии одним из первых ученых, использовавших термин «вспомогательные имена» и исследовавших в сравнении эти две категории, отделив их друг от друга, является Н.К. Дмитриев. Он в своей статье «Служебные имена в турецком языке», опубликованной в 1937 году, доказывает, что вспомогательные имена и падежи – это две категории. Обозначив то, что вспомогательные имена в одно время были полнозна­ чимым словом, указывал на возникновение вспомогательных имен в результате ослабления лексического зна­ чения этих слов, дав анализ вспомогательным именам, он обратил внимание на порядок их словосочетания.

Данный труд Н.К. Дмитреева служит предпосылкой к выявлению свойств вспомогательных имен. Та­ ким образом, двух ученых (В.А. Гордлевский, Н.К. Дмитреев), рассмотревших в отдельности вспомогательные имена, можно отнести к ученым, внесшим вклад в историю тюркологии.

Профессор И.А. Батманов является одним из ученых, внесший вклад в формирование грамматики кыр­ гызского языка. Он в своем труде «Грамматика кыргызского языка» (1940 г.

часть II.), опубликованном на рус­ ском языке, вспомогательные имена рассматривались в составе послелога, высказывается следующая мысль:

«Кроме того, существительные, могущие выражать пространственные отношения или пространственные сопо­ ложения, употребляются в качестве служебных слов-послелогов. Например, верх, поверхность, на столе, низ, под стол и др.» (Батманов, 1940, 39). Также высказывается заключительная мысль о том, что в настоящее время слова, признанные нами как вспомогательные имена, используются в пространственных падежах, а в отноше­ нии других падежей возможно они могут использоваться в службе полнозначимых словах. В то время не было терминов и понятий как «истинно вспомогательные имена».

Ученый Н.П. Дыренкова в своем труде 1940 года при разделении слов на части речи вспомогательные име­ на дает после раздела имен и называет их с термином «имена неполного изменения» (вспомогательные имена), по­ слелог выделяет в отдельности как неизменяемые словосочетания. Рассмотрев в соответствии с использованием вспомогательных имен, к наиболее часто встречающимся именам неполного изменения автор относил слова и т.д., также остановился на функции каждого из них в пространственном падеже (Дыренкова, 1940, 114-120).

Казахский ученый М. Балакаев хотя изучал вспомогательные имена в составе послелога, его мысль о том, что большинство современных слов-послелогов ранее были словами названиями головы, живота человека (Балакаев 1941, 4). Данную мысль позднее доказывал и Н.К. Петров. Действительно, многие вспомогательные имена возникли со слов названий частей человеческого тела, например: головы, животы, подошвы, спины, ро­ ста, затылка, печени, крупы, лба, бровей и т.д. Можно полностью согласиться с мнением автора. Многие из этих слов в кыргысзком языке (и в других тюркских языках) – слова, называющие части человеческого тела.

Они обладают лексическим значением, могут выполнять обязанности каждого из членов предложений. Они в некоторых случаях в связи с внешней тождественностью широко используются и в вспомогательных именных значениях. Как хорошо заметно на вышеуказанных примерах, слово «нижняя часть» («таман») и «подошва че­ ловека» тождественны между собой и означает нижнюю часть какого-то предмета, также служит в определен­ ной степени синонимом слово «основа» («туп»).

Как видно в следующих примерах, слова «подошва, горло, затылок, рот, спина, крупа» в данных пред­ ложениях нельзя рассмотреть как имя существительное.

Одним из значительных трудов на тюркском языке является труд профессора Н.А. Баскакова.

Он в своем труде вспомогательные имена рассматривает в составе послелога и их (послелоги) по значению делит на две группы:

1. Собственно-послелоги;

2. Послелоги-изолированные формы знаменательных частей речи В кыргызском языкознании впервые (1958) Ж. Мураталиевой были проведены исследования, специ­ ально посвященные послелогам. Автор, поддерживая отделение вспомогательных имен от послелога, отмечает их особенности.

Про вспомогательные имена в 1970 году (в сравнительном плане – казахский, узбекский, туркменский) был написан труд М. Орозовым. Отличительная особенность его трудов заключается в том, что вспомогатель­ ные имена рассматриваются в отдельности от послелога как грамматическая категория. Автор в данном труде анализирует историю изучения вспомогательных имен и дает их в хронологическом порядке. Вместе с тем, в нем отражается переход именных слов к вспомогательным именам. Как указывает (Орозов, 1970, 49) на неяс­ ность значения вспомогательных имен: «все вспомогательные слова раньше были полнозначимыми словами».

ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

К группе исследователей, признающих вспомогательные имена как отдельную категорию, относятся Н.К. Дмитриев, Н.П. Дыренкова, Н.Е. Петров, М.Орозов, а некоторые ученые (Н.А. Баскаков, А.Н. Кононов, Е.И. Убрятова) рассматривают их в составе послелога. В первых трудах кыргызского языкознания они рассмат­ риваются как «вспомогательные слова» (Ы. Жакупов, 1954, К. Какеев, 1941), но в частности они даются впере­ мешку со словами как частичный послелог, вспомогательные имена. Вспомогательные имена на казахском языке, как отмечалось выше, начиная с 1950-х. годов были обозначены К. Молгаждаровым: «На сегодняшний день вспомогательные имена относятся к группе имен существительных, в том числе по семантике рассматри­ ваются как вспомогательные имена».

В опубликованном в коллективном труде кыргызского языкознания впервые вспомогательные имена в своем истинном значении переданы в разделе «вспомогательные имена» после имен существительных. Здесь называются вспомогательные именами слова, отделившиеся от реального значения, выполняющие обязанности вспомогательных слов, дополняющие и уточняющие падежные значения. «Это слова, стоящие между пол­ нозначимыми и вспомогательные именами» – говорится в данном труде (5 c.107). В действительности вспомо­ гательные имена – это группа слов, отделившихся от имени существительного и возникающих на основе грам­ матикализации. Это слова, отличающиеся от вспомогательных словосочетаний, потому что большинство вспо­ могательных слов намного отдалены от своего лексического значения, поскольку значения некоторых слов (происходили от какого-то слова) были не замечены, семантика вспомогательных имен более или менее была сохранена.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Баскаков, Н.А. Каракалпакский язык / Н.А. Баскаков. – М, 1952.

2. Батманов, И.А. Грамматика киргизского языка / И.А. Батманов. – Ф, 1940.

3. Дмитриев, Н.К. Служебные имена в турецком языке / Н.К. Дмитриев. – Китепте: Строй тюркских языков. – М, 1962.

4. Кононов, А.Н. Грамматика современного узбекского литературного языка / А.Н. Кононов. – М, 1962.

5. Кыргыз тилинин грамматикасы. – Ф,1964.

6. Молгаждаров, К.К. Трк тилиндеги кмкч сздрдн калыптанышы жана нгш / К.К. Молгаждаров. – Б, 2012.

7. Мураталиева, Ж. Послелоги в киргизком языке / Ж. Мураталиева. – Ф, 1958.

8. Оразов, М. Служебные имена в тюркских языках / М. Оразов. –Ташкент, 1970.

9. Петров, Н.Е. Служебные имена и послелоги в якутском языке / Н.Е. Петров. – Якутск, 1962.

Abstract. In this article the history of studying of auxiliary names in the Kyrgyz language is considered. For example, in the first works auxiliary words were considered not as an object of a separate research, and as one of grammar branches. In the first works auxiliary names were fixed by terms such as “auxiliary word”, "postposition" and "special name". At the same time, considering them in structure adposition, auxiliary-personalized value has been more or less recognized. In the subsequent published scientific works the auxiliary names are considered in true value and at the same time the probability of their consideration as separate category is specified. As well as other Turkic languages, in the Kyrgyz language auxiliary names were considered in the first school grammars not in purely value, and generally as a specifics part. In the early published studies auxiliary names are not present even in the section "auxiliary word". Only in the subsequent works auxiliary names were given in its value, but in the part of speech attaching significance in division of part of speech, it is almost impossible to meet them. Therefore the need of research of auxiliary names has been acknowledged.

Keywords: auxiliary word, Turkic languages, Kyrgyz language.

–  –  –

Аннотация. Согласно когнитивной лингвистике метафора является не только риторической фигурой, служащей в основном целям коммуникации, но и средством, посредством которого познаём мир и даже действуем в нём. Экономическая теория значительно основывается на употреблении метафор и на нашей способности думать фигурально (иносказательно). С другой стороны, по причине своей когнитивной силы метафора особенно характерна для манипулятивных текстов. В статье представлен способ функционирования абстрактного понятия «бюджет» в медийных текстах. Медиа часто используют метафоры не только для того, чтобы забавлять, но и чтобы воздействовать на неосознанные когнитивные процессы своих реципиентов.

Ключевые слова: медиа, метафоры, экономика, манипуляция.

В статье исходим из понимания Ван Дейка, что манипуляция является коммуникационной практикой, при которой один манипулятор осуществляет контроль над остальными людьми обычно против их воли и в противовес их интересам [Van Dijk 2006: 361].

В некоторых отношениях манипуляция сходна убеждению, но между ними существует существенное различие. При убеждении человек способен либо принять, либо отверг­ нуть аргументы убеждающего. При манипуляции, однако, реципиентам отведена очень пассивная роль – быть жертвами манипуляции. Согласно Ван Дейку манипулятивный дискурс проявляется в основном в коммуника­ ции, контролируемой доминантными группами, как это наблюдается в медиа. Это означает, что данный дис­ курс определяется как манипулятивный скорее посредством контекстуальной модели, в которой оказываются участники, чем с точки зрения текстовых структур. Но тем не менее, некоторые языковые средства отличаются большим манипулятивным потенциалом. Метафорическое говорение «является важной характеристикой мани­ пулятивного дискурса, поскольку служит посредником между сознанием и неосознанным, знанием и эмоцией»

[Charteris-Black 2005:15]. С другой стороны, мы воспринимаем абстрактные понятия в основном посредством метафор. «Факт, что абстрактная мысль в значительной степени является метафорической, означает, что ответы на философские вопросы всегда были и будут преимущественно метафорическими» [Lakoff, Johnson 1999: 7].

В статье рассматриваем метафоры, связанные с конструкцией государственный бюджет – пища. При таком метафорическом говорении понятие бюджет очень часто связывается с глаголами типа съедать. В этом случае сюжет политического рассказа связан с вопросами кто съел бюджет и кто распределяет порции.

Якобы, учителишки съедят бюджет («Стандарт», 08.10.2007) Кабинет съел двойной бюджет («Труд», 17.02.2012) Борисов: Не ГЕРБ, а пенсионеры съели резервы («Сега», 12.04.2013) Доган: Я распределяю порции финансирования («Труд», 24.06.2009) Представляя государственный бюджет на 2010г. перед СМИ, министр финансов Симеон Дянков назвал его маленькой постной пиццей. Метафора бюджет – это пицца стала употребляться не только остальными по­ литиками, но и СМИ, и стала частью говорения о государственном бюджете.

Бюджет на 2012г.: От лепёшки до пирога, но не очень жирного пирога («Новинар», 09.11.2011) Орешарский: Бюджет на 2014г. снова будет постным («Стандарт», 04 09.2013) Бюджет на 2015г. – постный картофельный суп («Стандарт», 09.12.2014) Дянков: Бюджет на 2016г. – крохотная пицца (dariknews.bg, 23.11.2015] Менда Стоянова: В бюджете на 2016г. есть и немножко сала (dnes.dir.bg, 02.12.2015) Политики используют метафоры, связанные с пищей, не только в интервью, но и в Народном собрании.

Дебаты в связи с принятием государственного бюджета на 2010г. были тесно связаны с вопросом: Что это за пища бюджет? (см. стенограмму НС от 09.11.2009).

Симеон Дянков: Маленькая постная пицца.

Снежана Дукова (ГЕРБ): Пирог, но не очень жирный.

Веселин Методиев (ДСБ): Лепёшка Румен Овчаров (БСП): Никакая пицца, а бурда.

–  –  –

По-видимому, политики, использующие метафоры, показывают как своё отношение к бюджету, так и оригинальность языка. С одной стороны, метафоры забавляют аудиторию, но с другой, отправляют послания к коллективному неосознанному восприятию своих избирателей.

Метафора бюджет – пища отводит политиче­ скому деятелю следующую роль:

- обеспечивать больше пищи и более жирную пищу;

- готовить вкусно (пиццу или бурду);

- охранять пищу (от пенсионеров, учителишек);

- распределять справедливо пищу.

Специалисты в сфере экономических анализов также используют метафорическую лексику в интервью.

Боян Дуранкев комментирует государственный бюджет на 2015г. следующим образом: «Когда бюджет в своей основе неправильно и ошибочно рассчитан, обычно происходит переход от тоненькой пиццы к постному кар­ тофельному супу. На данный момент готовится постненький супчик. Видно дно кастрюли» («Стандарт», 09.12.2014).

По мнению Георгия Ганева, однако, нельзя использовать метафоры, связанные с питанием, когда речь идёт о бюджете. В своей статье «Бюджет как некий продукт питания» он утверждает: «идея, что существует какое-то состояние бюджета, которое даст всем возможность «наесться», очень интересна. В сущности, это аб­ солютно кейнсианская идея – входишь в рецессию/депрессию, достигаешь огромного бюджетного дефицита, люди наедаются, и всё кончается подобру-поздорову [http://www.cls-sofia.org/blog/?p=220, дата обращения 13.05.2016]. По мнению Ганева, однако, если кто-нибудь употреблял бюджет для питания, тогда съеденное в конечном счёте «пойдёт в унитаз».

Абстрактные экономические понятия в СМИ представляются с помощью метафор. В этом случае ме­ тафора используется как когнитивное средство, посредством которого мы думаем и воспринимаем абстрактные понятия. С помощью метафор сопоставляется одно абстрактное понятие (бюджет) с понятием, которое знакомо из повседневной жизни (пища). Представление абстрактных экономических понятий с помощью метафор слу­ жит, однако, и для манипулирования общественного сознания. Вполне возможно намеренно профанировать разговор об экономике путём использования метафор. Очевидно, целью употребления метафор в медиа являет­ ся забавление их аудиторий. Метафоры – это часть языковой игры в экономических текстах, но часто стремле­ ние к манипуляции общественного мнения скрывается за маской языковой игры.

–  –  –

Abstract. According to the theory of cognitive linguistics metaphor is not only a figure of speech (or rhetorical figure) but also a cognitive tool for learning the world and even acting in it. The economic theory is considerably based on the use of metaphors and on the peoples’ ability to think figuratively (metaphorically). On the other hand, because of its cognitive power the metaphor is especially characteristic for manipulative discourses. The aim of this article is to describe the metaphorical usage of the

Abstract

concept “budget”. Media often use metaphors and figurative language not only to amuse their audiences but also to influence the unconscious mind of the people.

Keywords: media, metaphors, economy, manipulation.

–  –  –

Аннотация. В работе представлено определение понятия «языковая картина мира», приведены основные характеристики языковой картиной мира, обозначены функции и задачи, выполняемые данным понятием. Языковая картина мира каждого человека формируется в языке. Носитель языка является также носителем определенной культуры нации. Когнитивная сущность понятия «картина мира» заключается в том, что оно является обобщенным результатом отражения мира в коллективном сознании того или иного сообщества людей.

Ключевые слова: язык, языковая картина мира, языковая личность, национальный характер.

Язык – это важнейший способ формирования знаний человека о мире. Человек фиксирует в слове ре­ зультаты познания, отражая в процессе деятельности объективный мир. Язык задает исследователям множество вопросов, среди которых встает вопрос о том, как формируется языковая картина мира. Совокупность знаний, зафиксированных в языковой форме, представляет собой языковую картину мира. Каждому естественному языку соответствует языковая картина мира. Языковая картина мира – это исторически сложившаяся в созна­ нии того или иного народа и отражённая в языке совокупность представлений о мире, также это определённый способ восприятия и устройства мира, концептуализации действительности.

В.А. Маслова утверждает, что «языковая картина мира в целом и главном совпадает с логическим от­ ражением мира в сознании людей».

При этом языковая картина мира выполняет две функции:

1) означивание основных элементов концептуальной картины мира;

2) экспликация средствами языка концептуальной картины мира.

Понятие «языковая картина мира» было введено в научную терминологию Л. Вайсгербером.

Он наде­ ляет языковую картину мира следующими характеристиками:

языковая картина мира – это система духовных и языковых содержаний; духовные определяют своеобразие культуры и менталитета данной языковой общности, а языковые обусловливают существование и функционирование самого языка;

языковая картина мира – это следствие исторического развития этноса и языка, а также это причина их дальнейшего развития;

языковая картина мира чётко структурирована, является многоуровневой: имеет определенный набор звуков и звуковых сочетаний, особенности строения артикуляционного аппарата, словарный состав, сло­ вообразовательные возможности языка и синтаксис словосочетаний и предложений;

языковая картина мира изменяется с течением времени;

языковая картина мира способствует закреплению языкового и культурного видения мира и его вы­ ражения средствами языка;

языковая картина мира существует в сознании языковой общности и передается из поколения в по­ коление через мировоззрение, образ жизни, правила поведения;

картина мира языка формирует представление об окружающем мире через язык;

языковая картина мира конкретной языковой общности является её общекультурным наследием [1].

Языковая картина мира любого человека формируется в языке. По мнению Падучевой Е.В., на есте­ ственном языке нельзя описать «мир как он есть»: язык предлагает своим носителям определённую картину мира, причём каждый данный язык – свою картину мира [3].

Каждый язык отражает обыденную классификацию действительности, которая существует в коллек­ тивном языковом сознании носителей конкретного национального языка. Модель мира, выстроенная на мате­ риале этих языков, будет примитивнее выстроенных другими языками, но она будет полностью отражена в языковом сознании их носителей [2].

На формирование картины мира влияют многие социальные факторы, а также язык, традиции, природа, воспитание, обучение. Личность является продуктом языка и культуры, язык отражает мир и культуру, фикси­ рует носителей языка, а вместе с ними и национальный характер, который включает набор стереотипов, ассо­ циирующихся с данным народом.

Согласно концепции В.А. Масловой, каждый носитель языка также является и носителем культуры, а языковые знаки выполняют функцию знаков культуры и служат средством представления основных установок культуры. Следовательно, язык способен отражать культурно-национальную ментальность его носителей.

© Супрунова Е.В. / Suprunova E.V., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

Раскрыть характер народа, значит, выявить его наиболее значимые социально-психологические черты, которые исторически вырабатывались у нации под воздействием условий проживания, образа жизни, социаль­ но-экономического строя. Национальный образ жизни народа формируется природными условиями, окружаю­ щим миром, которые в свою очередь, определяют род труда, обычаи и традиции.

В современной лингвистике принято считать, что каждый язык формирует свою собственную картину мира, которая и отражается в языке.

В.В. Воробьев в качестве важнейших доминант русской национальной личности выдвигает следующие:

религиозность, соборность, отзывчивость, стремление к высшим формам опыта.

Русский язык свидетельствует о такой черте русского национального характера, как открытый патрио­ тизм, словесно выраженная любовь к родине. Особенно ярко эта черта проявляется при сопоставлении русского языка с английским. Действительно, русский язык изобилует эмоционально окрашенными словами, обознача­ ющими место рождения человека, край, страну, где человек родился: родина, родной город, отечество, отчизна.

Сальвадор де Мадариага выделяет следующие важнейшие доминанты английской национальной лич­ ности: практичность, стремление к действию, сдержанность, терпимость к чужому мнению, свобода мнений и убеждений, любовь к традициям и старинным церемониям.

Одной из черт английского национального характера также можно назвать патриотизм, но патриотизм без открытого проявления. Англичане не любят проявлять свои эмоции и чувства. По их мнению, внешние про­ явления патриотизма не соответствуют правилам хорошего тона.

Каждый язык представляет собой исключительную систему, которая накладывает свой отпечаток на сознание его носителей и формирует их картину мира.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вайсгербер, Л. Родной язык и формирование духа / Л. Вайсгербер. – М., 1993.

2. Маслова, В.А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб, заведений / В.А. Маслова. – М.: Из­ дательский центр «Академия», 2001. – 208с.

3. Падучева, Е.В. Неопределенность как семантическая доминанта русской языковой картины мира / Е.В. Паду­ чева // Determinatezza… Firence. 1995. С. 163-185.

Материал поступил в редакцию 06.09.16.

LINGUISTIC WORLDVIEW CONCEPT AS A SUBJECT OF CULTURAL LINGUISTICS

–  –  –

Abstract. In this research work the definition of concept "linguistic worldview" is presented, the main characteristics of linguistic worldview are provided, functions and the tasks of this concept are revealed. The linguistic worldview of each person is formed through language. The native speaker is also culture-bearer of nation. The cognitive essence of the concept "worldview" – it is the generalized result of world reflection in collective consciousness of this or that community of people.

Keywords: language, linguistic worldview, linguistic identity, national character.

–  –  –

Аннотация. В статье описана языковая ситуация, сложившаяся в период освоения целинных и залежных земель в северных областях Казахстана.

Ключевые слова: языковая политика, двуязычие, периферизация, многоязычие.

В силу объективных условий на территории Казахстана сформировалась языковая среда, удовлетворя­ ющая коммуникативные потребности этносов, населяющих республику. Несомненно, действенным фактором, оказывающим заметное влияние на языковую жизнь общества, является языковая политика. Именно она, спо­ собствуя выдвижению одних языков, может ограничить функциональное пространство других и тем самым определять характер языковой среды.

Языковая политика [1, с. 120] связана с внешним воздействием на язык. Она основывается на тех или иных социальных и политических принципах. Как отмечает А.С. Герд, «языковая политика (языковое планиро­ вание) представляет собой сознательное воздействие государства на функционирование языка в обществе, находящемся на той или иной территории. Языковая политика осуществляется через систему конкретных госу­ дарственных мероприятий. В конечном счете, языковая политика всегда есть отражение политики государства»

[5, с. 98].

Особым этапом в политической и экономической жизни республики является период освоения целин­ ных и залежных земель, который оказал существенное влияние на политическую, экономическую, демографи­ ческую и языковую ситуацию в северных областях Казахстана.

На освоение целинных и залежных земель вы­ ехали десятки тысяч специалистов, организаторов сельскохозяйственного производства. «В первой половине 1954 года только в Акмолинскую область поднимать целину прибыло свыше 20 тысяч человек. В 1954-55 годах в совхозы было направлено 4,5 тысяч специалистов, а в 1959 году в них трудились 15 тысяч специалистов с высшим и средним образованием. За 1956-1960 гг. в колхозы и совхозы было переселено более 89000 семей. Из Белоруссии в районы целинных земель Казахстана на 20 апреля 1960 года переехало 5156 семей, из которых в Целиноградскую область – 1265 семей, в Карагандинскую область – 1199 семей, в Кокчетавскую область – 1235, В Восточно-Казахстанскую – 299, в Северо-Казахстанскую – 311, Кустанайскую – 311» [6].

Возникла острая необходимость в специалистах, занятых в сельском хозяйстве. В связи с этим перед государством стоит задача: срочно решить проблему с кадрами. С этой целью предпринимается в этом направ­ лении ряд мер: в первую очередь общеобразовательные школы преобразуются в политехнические производ­ ственные школы, в которых учащиеся получают квалификацию в области сельского хозяйства. Создаются учи­ лища механизации сельского хозяйства, осуществляется дополнительный набор на специальности сельскохо­ зяйственного профиля. Так, в 1956 году в училищах механизации сельского хозяйства Павлодарской области обучались 870 учащихся, в т.ч. на трактористов-машинистов – 780, на бригадиров тракторных бригад – 90, из них в УМСХ№54, расположенном в зерносовхозе «Северный» Иртышского района, – 210, в т.ч. трактористовмашинистов – 18, бригадиров тракторных бригад – 30; УМСХ №53, расположенном в зерносовхозе «Октябрь­ ский» Максимо-Горьковского района, – 210, в т.ч. трактористов-машинистов – 210 [2]. За Павлодарским сель­ скохозяйственным техникумом Министерства сельского хозяйства Казахской ССР распоряжением Совета Ми­ нистров Казахской ССР №841-р закреплены следующие профили подготовки учащихся: агрономия, зоотехния, ветеринария [3].

В 1963 году в Павлодарской области реорганизованы в средние общеобразовательные трудовые поли­ технические школы с производственным обучением следующие восьмилетние школы: Грабовская Иртышского сельского района с профилем обучения: полевод-механизатор, животновод-механизатор на базе совхоза «Ново­ ивановский»; Константиновская Успенского сельского района с профилем обучения: полевод-механизатор, животновод-механизатор на базе колхоза «30 лет Казахской ССР»; Кубанская Павлодарского сельского района с профилем обучения: полевод-механизатор, животновод-механизатор на базе Павлодарской сельскохозяй­ ственной опытной станции; совхоза №23 Павлодарского сельского района с профилем обучения: полеводмеханизатор, животновод-механизатор на базе совхоза им. Хмельницкого» [4].

Понятно, что в связи с тем, что открываются новые школы, есть необходимость в педагогических кад­ рах, которые необходимы для сельской местности. Сельские школы остро нуждаются в квалифицированных специалистах. В 1962 году принято Постановление Совета Министров Казахской ССР № 650 об организации в г.

Павлодаре педагогического института с планом приема 150 человек на дневное обучение по специальностям:

русский язык, литература и история – 25 человек, русский язык, литература на казахском языке – 25 человек, © Туксаитова Р.О. / Tuksaitova R.O., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

общетехнические дисциплины и труд – 25 человек, математика и черчение – 50 человек; и 100 человек на заоч­ ное обучение по специальностям: русский язык и литература – 50 человек; история – 50 человек. Институт раз­ мещен в здании Павлодарской средней школы №3 [2].

С 1954 года до начала 1960-х годов в ходе освоения целины в Казахстане сложилась парадоксальная ситуация, когда казахский этнос стал составлять 1/3 часть от всей численности населения в своей республике и доля казахского народа, как и доля всех остальных народов Казахстана составила всего 30 % в общем удельном весе населения, что незамедлительно сказалось на ухудшении функционирования и развития казахского языка в своей республике. Так, во второй половине 50-ых и 60-ых годов многие казахские школы были реорганизованы в русские или вовсе закрыты. Всего в Казахстане перестало работать 700 таких школ [6].

О ситуации с казахским языком в период освоения целинных и залежных земель в СевероКазахстанской области и о положении с казахским языком и в последующие годы пишет К. Муканов: «Вплоть до 80-х годов, в период Советской власти, на казахский язык и казахские школы мало обращалось внимания.

По переписи населения 1989 года, в Северо-Казахстанской области имелись 70 казахских населенных пунктов и 70 населенных пунктов со смешанным населением, с преобладающим количеством казахов. Однако в области работали только 44 казахские школы, 17 смешанных школ. В 15-ти казахских аулах работали школы на рус­ ском языке.

В 1980-1981 гг. казахский язык изучался только в 23-х русских средних школах и в 40 восьмилетних школах. На 1 сентября 1988 года в области функционировали 414 школ, из них казахских школ – 44, смешан­ ных – 17. Всего учащихся казахской национальности, обучавшихся в школах – 21623, из них обучалось на род­ ном языке – 5587 учащихся (25, 1%). На 1 сентября 1989 года из 447 школ области казахских – 48, смешанных –

21. К этому времени в восьми казахских аулах школы продолжали работать на русском языке. Казахскому язы­ ку и казахским школам стали уделять внимание после выхода в свет Закона Казахской ССР «О языках в Казах­ ской ССР». В городе Петропавловске до 1988 года все дети казахской национальности обучались только на русском языке, за исключением единиц, обучавшихся в областной казахской школе-интернате № 2. Только с 1 сентября 1988 года в средней школе №3 города, благодаря усилиям казахской интеллигенции города, был от­ крыт первый класс на казахском языке, куда поступило учиться 15 детей» [7, с. 106].

Таким образом, в 50-ые годы, в период освоения целинных и залежных земель в северных областях Ка­ захстана уменьшается потребность в использовании казахского языка, возникает тенденция пренебрежительно­ го отношения к родному языку со стороны подрастающего поколения, части нигилистически настроенной ка­ захской интеллигенции. Языковая ситуация, сложившаяся в полиэтническом Казахстане, предполагает опти­ мальное решение языковых проблем, удовлетворяющих интересы всех людей, проживающих на территории республики.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алпатов, В.М. 150 языков и политика 1917–2000 гг. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства / В.М. Алпатов. – М.: Крафт+ИВ РАН, 2000. – 224 с.

2. ГАПО. Ф. 1189. Д. 2491. Оп 1. Л. 5

3. ГАПО. Ф. 646. ОП 11. Д.114. Л. 150

4. ГАПО. Ф. 646. Оп. 12. Д. 1079. Л. 39-45

5. Герд, А.С. Введение в этнолингвистику: Курс лекций и хрестоматия / А.С. Герд. – СПб.: Изд-во СПб ун-та, 2001. – 487 с.

6. Есимова, Ж.К. Влияние миграционных потоков на этническую картину населения северных областей Казах­ стана в период освоения целины / Ж.К. Есимова. – Режим доступа: www.enu.kz.

7. Муканов, К. Из истории народного образования Северо-Казахстанской области / К. Муканов. – Петропавловск, изд-во «Северный Казахстан», 2015. – 168 с.

Материал поступил в редакцию 01.09.16.

–  –  –

Abstract. In this article the language situation in the period of reclamation of virgin and fallow lands in the north of Kazakhstan is described.

Keywords: language politics, bilingualism, peripheralization, multilingualism.

–  –  –

Аннотация. В статье дается описание топонимического пространства современной Астаны, представляющего собой большую историческую и культурную ценность. Выделены семантические группы годонимов данной местности.

Ключевые слова: топонимы, топонимическое пространство, годонимы, лингвокультурология, онимы.

Географические названия в науке именуются топонимами, что в переводе с греческого значит «назва­ ние места», а сама наука – топонимика – «наука о названиях мест».

Топонимы отражают национальную самобытность народа, его историю, условия его жизни, психиче­ ский уклад, который отражен в традициях, обычаях, фольклоре, материальной и духовной культуре. Топонимы синтезируют богатейшую культуру и психологию народа, неповторимый способ его образного мышления.

Особый интерес представляет исследование населенных местностей, история наименования той или иной улицы, проспекта, истории наименования города, в котором ты живешь. Несомненно, за каждым именем стоит историческая, культурная память нескольких поколений, определенные изменения, связанные с полити­ ческими, экономическими изменениями, происходящими в общественной жизни страны, города.

Исторически городская годонимия сложилась как система принципиально семантическая: имена улиц были своеобразным путеводителем по городу, информируя о его ландшафте, жителях, их занятиях. За каждым названием улицы, проспекта, наименованием зданий, сооружений стоит большой культурный пласт, формиру­ ющий образ города с его историческими, культурными, национально-специфическими особенностями, которые и определяют специфику города. В этой связи особый интерес представляет топонимическое пространство со­ временной Астаны как столицы Казахстана, как город с интересной архитектурой, представляющий большой интерес как для жителей, так и гостей столицы, как город, в котором причудливо переплетаются старинные уникальные сооружения, имеющие историческую и культурную ценность и современные архитектурные реше­ ния ведущих мировых архитекторов.

Акмолинская крепость была заложена в 1832 году на берегу Ишима в нескольких верстах от Караотке­ ля военным отрядом подполковника Ф.К. Шубина. Строго следуя предписаниям сверху, Ф.К. Шубин демон­ стрировал лояльное отношение к казахам. Название населенного пункта – Акмола – имеет несколько вариантов перевода с казахского языка. Одна из версий перевода – «белая могила» – по тюркским захоронениям, сохра­ нившимся на белых сланцевых холмах; по другой версии название крепости переводится как «белое изобилие»

– а мол, так как проходившие в Акмоле ярмарки – Константиновская и Дмитриевская – славились изобилием и разнообразным ассортиментом молочных продуктов. Как отмечает Г.А. Алпыспаева, «до середины 19 века в Акмолинском поселении действовали стихийные торжки. С середины 20 века получает развитие ярмарочная торговля; в Акмоле были учреждены две ярмарки, Константиновская и Дмитриевская. Удобный временной ре­ жим проведения Константиновской ярмарки способствовал быстрому росту оборотов: за пять лет с 1852 по 1857 гг. обороты ее увеличились в 2,33 раза [1, с. 22].

В середине 50-х годов 20 века в связи с освоением целинных и залежных земель город превращается в центр развития целинных и залежных земель. Освоение целины оказалось решающим фактором для развития города. В 1961 году город именовался уже Целиноградом, в котором резко возросло число жителей за счет при­ бывших добровольцев из разных городов Советского Союза, изъявивших желание участвовать в освоении но­ вых земель.

В 1992 году Республика Казахстан обрела суверенитет, и городу было возвращено изначальное назва­ ние – Акмола. Нельзя не согласиться с мнением исследователя Мадиевой Г.Б. о том, что «имена собственные проходят определенные ступени адаптации и усваиваются пользователями, а также формируют его когнитив­ ное пространство» [3, с. 143]. Историческое название дает представление о мировосприятии и картине мира народа. Тем самым формирует положительную коннотацию названию города.

В 1994 году происходит историческое событие, связанное с переносом столицы Казахстана в город Акмолу. Указом президента республики от 10 декабря 1997 года город Акмола объявляется столицей Казахста­ на. 6 мая 1998 года Н. Назарбаев подписал указ о переименовании города, который получил название Астана – в переводе с казахского языка – «столица».

Топонимическое пространство Астаны представляет собой сложную структурированную систему, пе­ режившую несколько этапов переименований улиц, проспектов, переулков в городе. Понятно, что изменения в названиях улиц всегда связаны с политическими изменениями, происходящими в том или ином государстве.

© Туксаитова Р.О. / Tuksaitova R.O., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

Другое дело, как воспринимаются новые названия улиц жителями города и насколько эти названия закрепля­ ются в их языковом сознании. Как отмечает Котлярова Т.Г., «первый этап переименований улиц Астаны отно­ сится к 20-30-ым годам 20 века, ко времени становления города Акмолы. Названия первых улиц отражали ис­ торию положения города и носили в основном объектный характер. Например, церковь – Церковная, мечеть – Мечетная, базар – Базарная, почта – Почтовая, училище – Училищная, тюрьма – Тюремная и т.д. [2]. Возник­ шие в советскую эпоху, все наименования были идеологизированными. Топонимы советского периода отража­ ют реальность исторического периода и тотальную идеологизацию, официоз и ритуальность закрепляются в топонимической системе. Нельзя не согласиться с мнением Шмелевой Т.В. о том, что «имена улиц становятся частью политического словаря эпохи. При этом советские годонимы в основном представляли собой демон­ стративы и меморативы» [4, с. 324]. Так, новые названия улиц г. Акмолинска, появившиеся после Октябрьской революции, – Октябрьская, Пролетарская, Коммунистическая, Интернациональная, Социалистическая, Консти­ туции, Первомайская, Республики, Дружбы, Комсомольская, Революционная и другие демонстрируют всему миру новые ценности и призывают их принять и зафиксировать в языковом сознании жителей города.

Второй этап переименований улиц в городе Астане приходится на 60-80-ые годы и включает в себя не­ мало информации в речевой коммуникации уже города Целинограда. Производные от онима «целина»: про­ спект Целинников, Дворец целинников, микрорайон Целинный, магазин «Целинный». Интересно отметить, что в современной Астане можно обратить внимание на появившиеся названия современных зданий: жилой ком­ плекс «Целиноград», кафе «Целинный», что объясняется, по-видимому, ностальгией жителей города по преж­ ним наименованиям, связанным с данным историческим периодом – освоением целинных и залежных земель в этом регионе.

Причиной третьего этапа, связанного с устранением идеологизированных топонимов советского вре­ мени послужил факт возвращения городу его исторического имени – Акмола. Улица К. Маркса была переиме­ нована в Кенесары, Октябрьская – в улицу М. Ауэзова, Делегатская – в Сары-Арка, Монина – в Акжайык, Куй­ бышева – в Торайгырова, Социалистическая – в Д. Лихачева, Красного Креста – в Е. Брусиловского, Комсо­ мольская – в Желтоксана, Дризге – А.З атаевича и др. Как мы видим, переименованы улицы, названия которых были связаны с определенным историческим периодом – Октябрьской революцией и советским периодом.

История казахского народа богата прославленными именами исторических деятелей, известных лично­ стей, чья жизнь была отдана борьбе за свободу и независимость нашего государства, об их подвигах слагались легенды, мифы и песни. В этой связи интерес представляют наименования улиц Астаны, связанных с именами Абылай хана, хана Кенесары, Бокей хана, Керея и Жанибека. Их именами названы улицы современной Астаны.

У жителей города может возникнуть вопрос: почему именно их именами названы улицы? Какова их роль в ста­ новлении государства, города? Здесь и необходимы культурологические комментарии, необходимые для осо­ знания роли той или иной личности. Ныне живущим потомкам нужно знать, что Керей и Жанибек стали пер­ выми казахскими ханами, основателями казахской государственности. Именно они стали политическими наследниками Улус-хана и продолжателями традиций Ак-орды.

Можно сказать, что названия улиц современной Астаны представляют в целом топонимическое про­ странство, которое определённым образом выражает особенности быта, уклада жизни, культуры народа, про­ живающего на данной территории.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алпыспаева Г.А. Акмола, Целиноград, Астана: исторический путь становления и развития. Автореферат дис­ сертации д.и.н. / Г.А. Алпыспаева. – Караганда, 2009. – 45 с.

2. Котлярова, Т.Г. Ономастика Астаны: трансформация номинаций / Т.Г. Котлярова. –Режим доступа: ia-centr.ru.

3. Мадиева, Г.Б. Имена собственные в русском лингвокультурном пространстве Казахстан / Г.Б. Мадиева // Рус­ ский язык как язык межкультурного и делового сотрудничества в полилингвальном контексте Евразии. Материалы 2 –го международного конгресса 1-3 октября 2009 года. Астана, 2009. – С. 141-146.

4. Шмелева, Т.В. Советские имена в современном городе / Т.В. Шмелева. // Советское прошлое и культура насто­ ящего. Монография в двух томах. Т.2. Екатеринбург. Изд-во Уральского ун-та. 2009. – С. 331-337.

Материал поступил в редакцию 31.08.16.

TOPONYMICAL SPACE OF ASTANA IN LINGUOCULTUROLOGICAL CONTEXT

–  –  –

Abstract. In this article the toponymical space description of Astana representing great historical and cultural value is given. Semantic groups of street names in this region are allocated.

Keywords: toponyms, toponymical space, street names, cultural linguistics, proper nouns.

–  –  –

Abstract. The article presents the developed technology for teaching Physics using other disciplines and interdisciplinary relations, which can be applied in the teaching process in secondary school of specialized secondary education, in forming textbooks and course books, in developing the new forms of independent and distance learning and in the system of further professional training for teachers. These ideas of technology of Physics teaching can be used within other disciplines and at specialized secondary education, as well as other stages of education.

Keywords: interdisciplinary relations, efficient methods, forming worldview, material, Physics course, educational process.

Teaching of a discipline has its own peculiarities, as well as Physics. However, it cannot be isolated from other disciplines. Interdisciplinary relations are a didactic condition for deep and comprehensive knowledge of disciplinary basis. Setting interdisciplinary relations in Physics course promotes comprehensive knowledge, developing educational process, interconnection between the natural and social phenomena, formation of scientific rules and notions, unity of material world, formation of science-oriented worldview. This determines the significance of education.

Setting interdisciplinary relations within Physics course promotes development of logical thinking and raises the level of scientific knowledge of students, efficiency of practical and polytechnic orientation of education, eliminates repetition in studying material and saves time.

The content and volume of interdisciplinary material is determined by Physics academic program of secondary education. A teacher has to decide, which pieces of knowledge on other disciplines can be used at studying course topics. For instance, solving physics problems at Mathematics, they use formula or rounding-off rule, studied by student, to find out the unknown physical quantity; studying kinematics, gas laws, electromagnetic waves, they use the knowledge of functions and skills of graph construction. At the same time, within the teaching process at other disciplines some pieces of knowledge about physical notions are used. For instance, knowledge about plasma and its properties, cosmic velocity, the Earth’s magnetic field is used at Astronomy classes, knowledge about principles of conservation and types of matter and its movement is used in social science, knowledge of gas laws is used in chemistry. Interdisciplinary material is distributed by teachers themselves according to studied topics.

Physics teacher needs to aim students at learning the issue studied, which will be useful for other disciplines at the further stages of education.

A teacher can use efficient methods to implement interdisciplinary relations; at the same time, it is necessary to take into account that teacher’s preliminary preparation is an important stage, predetermining their success. Used material should not be very big, teacher decides about the amount of explained interdisciplinary material within Physics course.

To make easier the selection of the required material on interdisciplinary relations, teacher can use cards with

the following data:

1) Textbook containing material being used, required for studied topic (image, text, question etc.);

2) Time needed to study this material in related discipline;

3) Brief summary of material (facts, examples, laws, figures are recorded);

4) The method teacher is going to apply using related material at Physics lesson (retelling, historic reference, comparison, prompt, work with images and graphs, problem-based situation, independent work and others).

The main factor of successful implementation of interdisciplinary relations is mutual contacts of subject teachers, exchanging by practice, therefore teachers discuss various related issues in methodological communities.

To implement interdisciplinary relations, teachers, as well as Physics teacher, have to be aware of the system developing common skills of students, which is determined by academic programs (of humanity and other subjects).

Secondary education student should be able to retell the content of an academic paragraph, make up a story using a picture, make a summary of other student’s answer or non-fiction literature in oral and written form, compose a complex plan, prepare reports on non-fiction literature, TV program, make up a resume and theses, work with citations etc.

© Atoyeva M.F. / Атоева М.Ф., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

Physics course within specialized secondary education can be characterized by the fact that in the first year of education, Physics course follows for 9-year school program; topics studied in school are repeated.

The implementation of interdisciplinary relations depends on form of a lesson and content of studied material.

Data obtained at the lessons on other subjects is used more for consolidation of knowledge or problem statement, as basic knowledge or knowledge expansion.

Within the framework of specialized secondary education, general subjects are mainly studied in the first year of education. In the second year specialized subjects are studied, such as Engineering Mechanics, Hydraulics, Thermodynamics, Metal Technology, Electronics and Basis of Electronics, Pump and Compressor Plants, Oil and Gas Products Storage Technology, Flaw Detection and Diagnostics, Oil and Gas Stations Operation, Oil and Gas Pipeline Maintenance, Maintenance and Repair of Gas Supply System etc. In teaching these subjects, physical knowledge on each topic is used, thus, interdisciplinary relations are considered.

Practical application of interdisciplinary relations can sometimes not coincide with the studied topic of another

subject:

studying Physics they use knowledge on other subjects obtained previously (for instance, Geography, Biology, Mathematics, Social Science etc.);

at Physics lessons the material is studied quicker than at other subjects.

An example of application of abovementioned interdisciplinary relations of Physics is shown on Table 1.

Studying specialized subjects requires physical knowledge; at practical lessons in training workshops students often use simple and complex mechanisms: nippers, heavers, tin snips, saws, wire, round-nose plyers, brace, drill, fertilizer applicators, tillage machines, engineering tools, workbench, jaws, punch pin etc. These mechanisms are based on physical laws, studied at school and in the first year of college. Using these mechanisms, we get as much of mechanical advantage as of distance disadvantage. There is no advantage in work.

The content of illustrative material for implementation of interdisciplinary relations of Physics can be presented by means of specialized subjects, such as Electric Engineering for Geophysics Major.

–  –  –

Close relation of mathematics and physics is reflected in solution of physical problems. Interdisciplinary knowledge is necessary at finding out the unknown figure in formula, working with graphs, considering interconnection between variables (inverse and direct proportion), comparing variables, working with angles, defining quantity, working with degrees, vectors etc.

The practice have shown that application of interdisciplinary relations at Physics according to the rules presented can help achieve positive effect in acquiring physical knowledge, as it promotes interest for Physics of students, fond of other subjects.

REFERENCES

1. Ишмухамедов, Р. Инновационные технологии в обучении / Р. Ишмухамедов, А. Абдукодиров, А. Пардаев. – Т., 2008.

2. Кахоров, С. Законамерность перидичности процесса обучения / С. Кахоров. – Бухоро, 2000.

3. Коменский, Я. А. Великая дидактика / Я. А. Коменский // Педагогическое наследие. – Сост. В. М. Кларкин, А. Н. Джуринские. – М. : Педагогика, 1989.

4. Матюшкин, А. М. Мышление, обучение, творчество / А. М. Матюшкин. – М. : Воронеж МОДЭК, 2003.

5. Полат, Е. С. Новые педагогическое и информационные технологии / Е. С. Полат. – М., 2001.

6. Papert, S. Introduction to constructionist learning / S. Papert. – Cambridge, MA: MIT Media Lab, 1990.

Материал поступил в редакцию 13.09.16.

–  –  –

Аннотация. Статья частично представляет собой разработанную технологию обучения физике при помощи других предметов и межпредметных связей, которую можно применять в процессе обучения в средней школе, а также на этапе среднего специального образования, в создании учебников и учебной литературы, в разработке новых форм самостоятельного и дистанционного обучения и в системе повышения квалификации учителей. Данную технологию обучения физике можно использовать при изучении других предметов в средних школах, на этапе среднего специального образования и на других этапах обучения.

Ключевые слова: межпредметные связи, эффективные приемы, формирование мировоззрения, материал, курс физики, учебно-воспитательный процесс.

–  –  –

Аннотация. В статье анализируется проблема совершенствования профессиональной подготовки специалиста в вузе. Отмечается роль компетентностного подхода в формировании набора необходимых компетенций будущего специалиста. Проведен анализ принципов профессионально-педагогической направленности обучения математике. Отмечается ведущий принцип модуляризации содержания профессионального образования. Устанавливаются связи между принципами профессионально-педагогической направленности обучения математике и формами обучения, согласуемые с требованиями компетентностного подхода. Раскрыто содержание профессионально-педагогической направленности в обучении математике педагога с позиции гуманизации профессионального образования. Предложены методические рекомендации по организации аудиторной работы с вовлечением студента в квазипрофессиональную деятельность.

Ключевые слова: профессионально-педагогическая направленность, принципы обучения математике, компетентность будущего педагога, модуляризация содержания профессионального образования, гуманизация профессионального образования.

Задача совершенствования и улучшения подготовки специалистов является одной из актуальных задач, стоящих перед высшей школой. Это обусловлено двумя ведущими факторами, тесно связанными друг с дру­ гом: переходом на двухуровневую систему образования «бакалавр – магистр», с одной стороны, и внедрением в подготовку будущего специалиста идей компетентностного подхода – с другой. Интеллектуальный уровень личности современного учителя должен быть выше, чем когда-либо. В частности, он должен быть знаком с научными прогнозами и тенденциями развития методики обучения математике, теоретическими ориентирами и практическими советами. А это характеризуется, в основном: объемом приобретенной информации и способ­ ностью использовать ее для достижения цели. Поэтому в деле подготовки будущего педагога, в частности учи­ теля начальных классов особую роль играет второй из заявленных факторов: с одной стороны, в период обуче­ ния в вузе студент является объектом реализации компетентностного подхода, с другой – по окончании про­ фессиональной подготовки в стенах высшего учебного заведения ему предстоит реализация этого подхода в практике школьного преподавания.

Ведущая цель реализации компетентостного подхода в образовании – формирование у выпускника набора компетенций – не в полной мере согласуется с традиционными для высшего профессионального образо­ вания целями, определяющимся набором знаний, умений, навыков, которыми должен владеть выпускник: сего­ дня такой подход оказывается недостаточным. Обществу, и в первую очередь работодателю, нужны выпускни­ ки, готовые к включению в дальнейшую жизнедеятельность, способные практически решать встающие перед нами жизненные и профессиональные проблемы.

Подготовка учителей начальных классов имеет свою специфику и особенности. Она многопрофильная и, с точки зрения профессиональной подготовки, верх берут два направления: а) математико-методическая под­ готовка; б) подготовка по родному языку и методике его преподавания.

Исходя из этого, труд учителя становится сложным и многогранным. Эффективность этого труда зави­ сит от компетентности учителя, его целеустремленности, настойчивости, добросовестности, желания понять детей и помочь им.

Проблема профессиональной направленности обучения математике возникла в связи с тем, что изуче­ ние фундаментального курса для студентов педагогических специальностей оторвано от начального курса школьной математики и методики ее преподавания. Зачастую студентами младших курсов не осознаются цели изучения математических дисциплин, отсутствует понимание связи между приобретаемыми знаниями и даль­ нейшей профессиональной деятельности. Между тем учителю необходимо системное применение знаний, как по своему предмету, так и психолого-педагогических знаний. Все вышесказанное указывает на необходимость такого преобразования процесса обучения, при котором содержание и методы обучения должны быть более ориентированы на школьный курс математики, способствовать осознанию значимости фундаментального курса математики.

Проблемы совершенствования профессиональной подготовки специалиста в вузе и, в частности, буду­ щего учителя исследованы в работах Н.В. Кузьминой, В.А. Сластенина, А.И. Щербакова, В.Д. Шадрикова. При этом под профессиональной направленностью понимается система мотивов, побуждающих человека к выпол­ нению профессиональных задач и профессиональному саморазвитию. Согласно В.А. Сластенину, профессио­ нально-педагогическая направленность личности является решающим признаком профессиональной пригодности © Онолбаев М.Б. / Onolbaev M.B., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

к работе учителям. «Представляя собой избирательное отношение к действительности и иерархическую систе­ му мотивов, направленность личности пробуждает и мобилизует скрытые силы человека, способствует форми­ рованию у него соответствующих способностей профессионально важных особенностей мышления, воли, эмо­ ций, характера» [7, с. 8].

При построении процесса обучения в высшей школе профессиональная направленность обучения вы­ ступает как основной принцип, позволяющий решить противоречие между теоретическим характером изучае­ мых дисциплин и необходимостью практического применения знаний в профессиональной деятельности.

В число работ, специально посвященных исследованию профессионально-педагогической направлен­ ности обучения математике, входит диссертация А.Г.

Мордковича, в которой определены концептуальные по­ ложения специальной подготовки будущего учителя на основе принципов ведущей идеи, рациональной фунда­ ментальности, непрерывности и бинарности [4]:

– принцип ведущей идеи в организации математической подготовки предполагает включение в учебные курсы, наряду с материалами педагогического содержания, таких видов деятельности, которые способствуют формированию педагога-исследователя, владеющего принятыми в науке методами верификации;

– принцип рациональной фундаментальности подчеркивает идею интеллектуального развития педаго­ га в процессе математической подготовки через умения анализа, синтеза, классификации, расчленения целого на части, установления последовательности и определения взаимосвязей;

– принцип непрерывности означает непрерывное постижение студентами педагогической деятельности на занятиях по математике;

– принципом бинарности постулируется необходимость объединения общенаучной и методической линий в построении учебной дисциплины – обучение направляется на овладение способами и средствами дея­ тельности через практические умения.

Так же процесс математической подготовки регулируется методологическими принципами профессио­ нально-педагогической направленности, моделирования, универсальности и межпредметности математическо­ го образования, единства математического и профессионального мышления. При компетентностном подходе модуляризация содержания профессионального образования является ведущим принципом современного ре­ формирования [1, с. 15]. Существуют разные точки зрения на сущность и компоненты дидактического модуля при структурировании содержания обучения. В.М. Монахов определяет дидактический модуль как содержа­ тельные блоки курса, которые соответствуют отдельным темам, разделам программы и определяют как содер­ жание обучения, так и инструментарий педагога [5, с. 199]. А.А. Вербицкий оперирует понятием деятельност­ ного модуля, объединяющего фрагмент содержания курса с методическими материалами к нему. Модули груп­ пируются в общеметодологический, конкретно-методологический, теоретический, практический и социальный блоки, совокупность которых и составляет модель специалиста [2].

Таким образом, модульный подход в проектировании профессионально-педагогической направленно­ сти предполагает экспликацию цели, содержания и результатов образования, методы и технологии организации преподавания и учебной деятельности будущего педагога – это позволяет придать математической подготовке динамичность и гибкость. Теперь укажем целевые установки теоретического, гуманитарного, методологическо­ го, прикладного и методического модуля.

Теоретический модуль предназначен для формирования основных понятий и методов математики и ха­ рактеризует достаточный уровень применения математического аппарата в исследовательской работе.

Математические понятия возникают в сознании студента не как формальные копии исходного носите­ ля, а как некие модели, трансформирующиеся в определенные психические образы. Образ – это результат це­ лостного и интегрального отражения знаний. Подобный субъективный феномен формируется в предметнопрактической, чувственной и мыслительной активности. Психические образы выполняют функции уточнения, систематизации, обобщения воспринимаемой информации, а также создания целостной многоуровневой систе­ мы представлений о предмете изучения.

Гуманитарный модуль ориентируется на развитие математической культуры и выработку представле­ ния о роли математики в научном познании. Целеполагание определяется личностно-ориентированным подхо­ дом, допускающим множество динамически меняющихся и развивающихся в процессе обучения целей, дости­ жение которых сводится к творческому поиску, мотивационному обеспечению деятельности, самостоятельно­ сти и развитию личностных качеств [6].

Профессионально-педагогическая направленность в обучении математике педагога с позиции гумани­ зации профессионального образования предполагает:

– выделение гуманитарных аспектов математического содержания (мотивационных, операциональных, социальных, вариативных, воспитательных и функциональных);

– моделирование приемов знаково-символической деятельности и освоение соответствующей ориенти­ ровочной основы учебной деятельности;

– обеспечение взаимопереходов знаково-символических систем (напр., речь и формализованные мате­ матические объекты);

– создание ситуаций «интеллектуального затруднения», побуждений к творческой активности, комму­ никативной деятельности, поощрение критичности, инициативности и рефлексии;

ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

– формирование профессиональной компетентности.

Методологический модуль проектируется на освоение математического моделирования, дедуктивных и индуктивных способов рассуждения.

Прикладной модуль предусматривает:

а) обеспечение мотивации в работе с профессионально-педагогическими задачами;

б) использование модельно-образных иллюстраций в качестве схем теоретического знания;

в) конкретизация методического значения метода моделирования;

г) обобщение исследовательской функции нового теоретического знания для развития практических умений.

Методический модуль направлен на теоретико-методическое моделирование учебно-математической деятельности.

Для обеспечения оптимального соответствия целей математической подготовки требованиям профессионального образования будущего педагога в отборе содержания следует ориентироваться на следую­ щие критерии дидактической и методологической значимости:

– опора на межпредметность математических знаний и методов;

– вычленение содержательной основы квазипрофессиональной деятельности при овладении студентом моделью полного действия;

– ориентация учебно-математической деятельности на формирование профессионально-педагогических умений;

– преемственность в применении терминов и понятий;

– привлечение эвристических и алгоритмических процедур.

Теоретико-методическое моделирование учебно-математической деятельности предполагает такие формы, как «студенческая лекция» или «студенческое практическое занятия», когда фрагмент лекции (практи­ ческого занятия) проводят заранее подготовленные преподавателем студенты.

Позитивные результаты студен­ ческой лекции (практического занятия) проявляются в том, что:

– студенты приобщаются к творческой деятельности;

– проведенное занятие коллективно обсуждается с математической и методической точек зрения;

– стимулируется академическая активность других студентов;

– «оживляется» размеренный процесс чтения лекций одним преподавателем;

– повышается интерес к изучаемому предмету;

– формируется профессионально-педагогические умения.

Хорошо зарекомендовали себя семинары по математике, проводимые студентами-докладчиками по теоретическому материалу, отведенному для самостоятельного изучения. Ценность подобных семинаров в том, что будущий педагог приобретает наряду со знаниями практические умения и опыт критического анализа – он в процессе подготовки к занятию учится анализировать учебную литературу, сравнивать, объяснять, доказы­ вать, выделять противоречия, отбирать материал и генерировать идеи, планировать и организовывать разнооб­ разные виды деятельности. Важным элементом семинара является коллективное обсуждение докладов для вы­ явления соответствия требованиям научности и доступности, методических достоинств и недостатков, а также особенностей стиля изложения и владения доской.

Таким образом, использование указанных форм в учебном процессе согласуется с требованиями ком­ петентностного подхода к подготовке кадров, поскольку они направлены на приобретение опыта решения раз­ нообразных задач и выполнения социально-профессиональных функций на основе сформированных обобщен­ ных знаний, универсальных способностей и видов готовности, относящихся к различным сферам жизнедея­ тельности человека, видам профессиональной деятельности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Байденко, В.И. Выявление состава компетенций выпускников вузов как необходимый этап проектирования ГОСВПО нового поколения / В.И. Байденко. – М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2006. – 72 с.

2. Вербицкий, А.А. Активное обучение в высшей школе: контекстный подход / А.А. Вербицкий. – М.: Высшая школа, 1991. – 207 с.

3. Кузьмина, Н.В. Профессионализм личности преподавателя и мастера производственного обучения / Н.В. Кузь­ мина. – М.: Высшая школа, 1990. – 119 с.

4. Мордкович, А.Г. Профессионально – педагогическая направленность специальной подготовки учителя матема­ тики в педагогическом институте: автореф. дис. … д-ра пед. наук / А.Г. Мордкович. – М., 1986. – 42 с.

5. Подготовка учителя математики: инновационные подходы / Под. ред. В.Д. Шадрикова. – М.: Гардарики, 2002. – 383 с.

6. Сериков, В.В. Личностно-ориентированное образование: поиск новой парадигмы / В.В. Сериков. – Волгоград:

Перемена, 1998. – 268 с.

7. Сластенин, В.А. Формирование личности учителя советской школы в процессе профессиональной подготовки / В.А. Сластенин. – М.: Просвещение, 1976. – 160 с.

Abstract. The article analyzes the issue of improvement of professional training at the university. The role of the competency-based approach in the formation of a complex of necessary competencies of the future specialist is emphasized. The analysis of the principles of professional pedagogical orientation of teaching mathematics is given. The main principle of module implementation of vocational training is investigated. The interrelation between the principles of professional pedagogical orientation of mathematics teaching and learning forms conformal to the requirements of the competence-based approach is considered. The content of professional pedagogical orientation in training mathematics teacher with a view to humanization of vocational education is studied. The methodical recommendations for the organization of classroom work involving student to quasi-professional activities are given.

Keywords: professional pedagogical orientation, principles of teaching mathematics, competence of the future teacher, module implementation of vocational training, humanization of vocational education.

–  –  –

Аннотация. В данной статье рассмотрены жизненный путь и творчество воспитания в стихотворениях Барпы Алыкулова. Лирика – одно из главных направлений песенно-поэтического творчества Барпы Алыкулова. Он воспевает красоту родной природы и через ее образы выражает внутренний мир человека. Так, песни «Текучая река» («Аккан суу»), «Ветер» («Шамал»), относящиеся к жанру «санат ыры», содержат философские размышления об оплодотворяющей силе природы, которая хранит все живое. Песня «Красавица моя» («Мелмелум») стала популярной благодаря акыну Токтосуну Тыныбекову. «Неповторимую» («0згечем») с большим успехом исполнял сам Барпы. В трагической песне «Смерть» («Ажал») автор размышляет о ее неизбежности. Новой действительности посвящены «Песня о двух эпохах» («Эки заман тууралуу ыр»), «Партия»

и др.

Ключевые слова: духовные ценности, акын-импровизатор, духовная культура, философское понятие, биогенетический взгляд.

Барпы Алыкулов, открыто певший о правде жизни, стал одним из известных кыргызских акынов, кото­ рый воспевал две эпохи подряд. В его художественном наследии содержатся ценности, богатые обучением и воспитанием, нравственными мыслями, воспевающие философию жизни. Его имя сохранилось и дошло до наших дней благодаря этим духовным ценностям. Тяжелая жизнь укрепила его честный и простой характер, и в то же время способствовала становлению его красноречия. Поэт не смог получить специального образования, не был грамотным, но его мысли о явлениях природы, философские понятия, обучающие и воспитывающие поучения оказывают особое влияние, и заставляют задуматься слушающих и читающих его произведения. Воз­ никает вопрос – как акын смог достичь большого творческого успеха, не имея знаний и умений по искусству акына (песенного состязания)?. Возможно потому, что в его эпоху существовало множество акынов – импрови­ заторов, подобные поющему соловью, или благодаря его врождённому таланту?

Тяжелый жизненный опыт воспитывает человеческий разум, дает условия для развития глубоких раз­ думий и мыслей, влияет на развитие сознания личности. Человек живя в обществе, обеспечивая себя всем необ­ ходимым, развивается как личность. В педагогической науке рассматривается две точки зрения в определении становления Человека и определении своего место в обществе, и вокруг этого вопроса появляются множество споров. Один из них – биогенетический взгляд, по нему развитие личности зависит от его природы и естества, что при рождении человеку природой уже заложено, кем он станет в будущем. Именно этого взгляда придер­ живались Платон и Аристотель. Известные американские ученые, мыслители, педагоги Эдуард Торндайк и Джон Дьюи считают, что психологические качества человека, его поведение даны человеку в готовом виде также, как даны, части тела. Сделав вывод, что становление ребенка в Человека зависит от его природы (есте­ ства), они отрицают роль воспитания общества.

А по второму, социогенетическому взгляду, развитие личности зависит от среды, в которой он живет и воспитывается. Они старались доказать, что природа (гены) не влияют на становление человека как личности.

Защитники этого взгляда как Аль-Фараби, Ибн Сина, Джон Локк доказывают, что у новорожденных детей нет хороши и плохих качеств, сравнивают его с чистой доской, на которой будут написаны те или иные качества, которые даст им окружающая среда и ее воспитание.

Барпы Алыкулов родился в 1884 году, в селе Ачы Сузакского района Джалал-Абадской области. Отец Алыкула был из бедняков, поэтому Алыкулу и его брату Болоту с 7-8 лет пришлось пасти скот баев, чтобы както помогать родителям прокормить семью. Он с малых лет пас скот Калмат бая, баев Матисака, Назарбая, Ма­ даалы, выращивал хлопок Ысыкбая и выполнял другую тяжелую работу. После победы Октябрьской револю­ ции, падения царской власти, бедные трудящиеся как Барпы получили свободу. Отец Барпы Алыкул и дед Шаармурза были певцами. Ж. Таштемиров писал о рождении и становлении творчества Барпы так: «Барпы от­ кровенно говоря начал петь с детства. А с 16 лет его певческие способности стали известны среди народа. Его отец Алукул был известным в определенной среде акыном (певцом), что во многом и оказало влияние на Бар­ пы. Отец Барпы был одним из первых, кто слушал и оценивал его как акына и надеялся, что в будущем он бу­ дет настоящим акыном» 2, с. 19. Тяжелая жизнь, издевательство бай-манапов вынудили его петь против них.

В 16 лет, работая на Назарбая, терпя унижения, он спел против него. Об этом в своем исследовании Ж. Таште­ миров писал: «Барпы в 16 лет, работая на Назарбая и терпя унижения, высмеял его в своей песне-айтыше (со­ стязание), потому что Назарбай сам, будучи певцом, высмеял его так: «Ты мой раб, купленный за деньги». Бар­ пы не побоялся и высмеял его проделки и победил его в песенном состязании». Способности Барпы появились © Рыскулова Г.У. / Ryskulova G.U., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

еще тогда, когда он пас байских овец, его песни были известны среди простого народа, так сын превзошел сво­ его отца. Так как Назарбай увлекался певческим искусством, он стал всячески унижать и оскорблять Барпы, изза того, что, тот несмотря на то что был бедняком, стал известен среди народа. Но Барпы не побоялся и унизил его в певческом состязании, победив его. Благодаря этому Барпы завоевывает почет и уважение и становится более известным как акын-импровизатор. Теперь он, как и другие акыны дает свою оценку различным явлени­ ям вселенной (мира), высказывает свои философские мысли. Его философские взгляды выражены в песнях. В песне «Айт, айт десе!» он рассуждает о различных перипетиях (хорошем-плохом) жизни. Человек, говоря о не­ справедливости жизни, задает вопрос, есть ли тот, кто способен разрушить неравенство жизни? А в песне «Кун» («Солнце») говорит о том, что, солнце произошло от сильного огня, что оно дает жизнь, радость живот­ ным, растениям и особенно человеку. От лучей солнца тают ледники, наполняются реки, спеют фрукты, земле­ дельцы собирают богатый урожай. Солнце равномерно дает жизнь всему живому на земле. О том, что солнце для человека необходимо, о том, что оно ни с чем несравнимо говорится в следующих строках:

–  –  –

О том, что лучи солнца являются свидетелями всему, что происходило в течении тысяч веков, что они являются признаком бессмертия, двигателем мира говориться в следующих строках:

–  –  –

Плохой джигит думает только о себе, о своем благе, где он там и ругань, ссоры, он не доводит дело до конца, наносит обществу только вред.

В песне «Аялдын жакшысы» («Хорошая женщина»):

–  –  –

Нечего не жалеет для гостей в своем доме, и уют всегда в ее доме. Она гостеприимна, сдержана, воспи­ тана, чем не ставит под угрозу авторитет своих родных. Муж, которому попадется такая жена, будет счастлтив.

Говорит Барпы в песне «Аялдын жаманы» («Плохая женщина») следующее:

–  –  –

В доме такой женщины творится беспорядок. Не видя свой вины, всегда обвиняет другого. Не делая работу по дому, любит только по гостям ходить. Нет у нее навыков рукоделия, может только замечания делать другим. Такая женщина не умеет ладить с мужем, становится плохой женой. Так же у акына есть песня «Хоро­ шая девочка», имеющая воспитательное значение для девочек. Через такие воспитательные песни, оценивая нравственные качества женщины, показывая плохие качества, сравнивая, он поет о том какой должна быть хо­ рошая женщина, показывая положительны качества. Женщина прекрасна в труде. Труд раскрывает красоту внутреннего мира женщины. Воспитанные юноши и девушки любимы в обществе, среди народа, плохое пове­ дение молодых людей вызывает негативное отношение к ним. Барпы до революции пел простому народу о правде жизни, о положительном и отрицательном. Оценивая все происходящее в обществе как певец, как народный педагог, воспитатель, наставник, он показывал свой взгляд на жизнь. Свою роль просветителя патри­ отичному, свободолюбивому народу он показал через свои воспитательные песни.

Он до конца своей жизни воспевал новую эпоху, лучшую жизнь народа. Детство Барпы было трудным, но и в дальнейшем он пережил много трудностей жизни. Одна трагедия шла за другой, он ослеп, затем его дети умирали один за другим. Его сын Керез умер в 2 года, даже не болея. Дочь Умсунай умерла в 15 лет. Он тоско­ вал по детям, но, несмотря на такие трудности Барпы не падал духом. А его творчество росло, его песни с еще большей силой звучали в народе. Не видя глазами, он чувствовал сердцем. Его близкие отмечали, что, когда он пел, его песни лились как бурлящий поток горной реки. Он обладал врожденным талантом в песенном мастер­ стве. Его дочь Бурул Барпиева вспоминает о том, что у него на теле была бородавка (шишка). «Он обратился к народному лекарю, тот удалил эту шишку и после этого дела пошли плохо. У него нечего не получалось, види­ мо эта бородавка имела какую -о силу. Ему становилось все хуже. Иногда он не мог собраться с мыслями, пу­ тался в словах» 2, с. 243.

Оставленное акыном ценное наследие, его слова, оставленные народу, его нравственные ценности, мо­ ральные качества поэта говорят о его духовной культуре, глубокой, духовно богатой душе человека-гуманиста.

Оставленная поэтом Барпы Алыкуловым духовная культура, философские мысли служат уроком для настояще­ го поколения и назиданием для следующих поколений.

ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

–  –  –

Abstract. This article describes the life and education works in the poems by Barpy Alykulov. Lyrics is one of the main directions of song and poetry by Barpy Alykulov. He sings of the beauty of the nature, and through its images express the inward man. For example, songs "Running River" ("Аккан суу"), "Wind" ("Шамал") of the “Sanat yry” genre contain philosophical reflections of fruitfulness of nature. The song "My Beauty" ("Мелмелум") became popular thanks to akyn Toktosun Tynybekov. Barpy performed also the song "The one and only" ("Oзгечем") with great success. In the tragic song "Death" ("Ажал") the author reflects on its inevitability. The songs "Song about two eras" ("Эки заман тууралуу ыр"), "Party" and others are devoted to the new reality.

Keywords: spiritual values, akyn-improvisator, spiritual culture, philosophical concept, the biogenetical approach.

–  –  –

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы расширения принципов исследовательской деятельности учащихся в условиях новой социально-экономической среды. Даются характеристика и ориентиры каждому дополнительному принципу. Рассматривается их взаимосвязь с основными принципами проведения научного исследования. Рассматриваемые принципы организации исследовательской деятельности учащихся характеризуют способы осуществления учебного исследования на практике. Они регулируют деятельность учителя и ученика в этом процессе и активируют исследовательскую деятельность учащихся.

Ключевые слова: исследовательская деятельность, принципы исследовательской деятельности, исследовательские умения.

Образование признано одним из важнейших приоритетов долгосрочной Стратегии Республики Казах­ стан, общей целью реформ которого является адаптация системы образования к новой социальноэкономической среде [1]. Кроме того, успешными экономиками будущего будут те, которые инвестируют в образование, навыки и способности народа. При этом образование необходимо понимать как экономические инвестиции, а не просто как затраты на социальные нужды.

В связи с этим в Казахстане планируется переход на 12-летнее образование, главной целью которого является формирование и развитие образованной, творческой, компетентной и конкурентоспособной личности, способной жить в динамично развивающейся среде, готовой к самореализации, как в своих собственных инте­ ресах, так и в интересах общества.

В условиях внедрения новой модели 12-летнего образования в Казахстане встает насущная задача по­ иска путей эффективного формирования и развития универсальных учебных действий и, особенно, через орга­ низацию исследовательской деятельности учащихся. Потребность в не только высоком уровне образования учащихся, но и во всестороннем развитии их мышления, умения самостоятельно пополнять свои знания, спо­ собностей к саморазвитию, самоусовершенствованию обусловили актуальность темы настоящего исследования.

Исследовательскую деятельность различные авторы определяют как «научная», «исследовательская», «научно-исследовательская» и «творческая». Философский словарь определяет исследовательскую деятель­ ность как «…деятельность, направленную на производство новых знаний (о природе, обществе, мышлении)».

Научная деятельность рассматривается как «…деятельность, которая дает приращение нового знания, ее ре­ зультат принципиально нетрадиционен…» [2].

Применительно к ученикам школ исследовательскую деятельность следует определять по-иному. Счи­ таем, что исследовательскую деятельность как категорию следует рассматривать как учебноисследовательскую и научно-исследовательскую. Учебно-исследовательская деятельность подразумевает озна­ комление учащихся с различными методами выполнения исследовательских работ, способами сбора, обработки и анализа полученного материала, которая направлена на выработку умения обобщать данные, формулировать результат. Научно-исследовательская деятельность предполагает познавательную деятельность, в которой уче­ ники используют приемы, соответствующие методам изучаемой науки, не ограничиваются усвоением новых знаний, а вносят в творческий процесс свое решение, находят новые вопросы в уже известном, используют ши­ рокий круг источников, применяют более совершенные, по сравнению с программными, методы познаватель­ ной деятельности.

При этом как учебно-исследовательскую, так и научно-исследовательскую деятельность следует опре­ делять как педагогически управляемую систему взаимодействий педагога и обучающегося, направленную на познание окружающего мира, в результате которого происходит появление объективно или субъективно нового научного знания или нового качества уже известного знания и овладение обучающимися исследовательскими умениями.

Нельзя не остановиться на основных принципах исследовательской деятельности учащихся, определяя термин «принцип» как «руководящую идею, основное требование к деятельности».

Учитывая, что основными принципами исследования является принципы научной деятельности: под­ тверждаемость, наблюдаемость, простота, соответствие и системность, а также необходимость формирования универсальных учебных действий в условиях новой социально-экономической среды, определим дополнитель­ ные принципы исследовательской деятельности, которые принимают особое значение в образовательном про­ цессе в условиях приоритетного развития инновационной деятельности.

© Сулейменова Н.С. / Suleymenova N.S., 2016 ISSN 2311-2158. The Way of Science. 2016. № 9 (31). Vol. II.

Принцип последовательности. Основными уровнями этой последовательности являются операцион­ ные, тактические и стратегические исследовательские умения. Операционный – учащийся выполняет в иссле­ довании лишь отдельные технологические операции. Например: подбор литературы, исследование приближен­ ных или дающих качественную оценку методов исследования. Тактический – учащийся самостоятельно плани­ рует и выполняет отдельные этапы исследования, используя всю совокупность имеющихся средств и способов.

Стратегический – учащийся самостоятельно определяет место и цель собственной деятельности, выполняет самостоятельно все исследование, ориентируясь на решение прикладной исследовательской проблемы.

Принцип самоорганизации исследовательской деятельности предполагает способность учащегося ор­ ганизовать свою деятельность как систему, самостоятельно планировать цель, содержание, этапы, принимать решения и быть ответственным за них, критично оценивать результаты своих действий. Благодаря самооргани­ зующейся деятельности учащийся способен саморазвиваться как личность посредством «выращивания» в себе новых структур сознания, таких как критичность, мотивированность и т.д.

Принцип сотрудничества учащегося и педагога предполагает совместную деятельность юного иссле­ дователя и руководителя над исследовательским объектом, в результате которой получает объективно или субъективно новое научное знание, или открывается новое качество известного научного знания.

При этом происходит не только прямая передача информации от педагога-руководителя к ученикуисследователю, но и возникает обратная информационная связь от ученика-исследователя к педагогуруководителю. Только при наличии подобного рода взаимоотношений, когда партнеры работают на равных и уважительно относятся к позиции друг друга, создается благоприятный психологический микроклимат, поло­ жительно влияющий на развитие индивидуальности личности и результаты его самореализации.

Сотрудничество учащегося и педагога при организации исследовательской деятельности может проис­ ходить по нескольким моделям:

– педагог знает путь поиска и предлагает пройти этот путь ученику, зная конечный результат пути;

– педагог знает путь поиска и исследования, прогнозирует конечный результат, предлагая ученику са­ мостоятельно решить проблему или комплекс проблем;

– педагог владеет методикой научного исследования и может обучить этой методике учащегося, они совместно находят путь поиска, но не знают конечного результата этого пути.

Принцип продуктивности исследовательской деятельности. Главным ориентиром данного прин­ ципа должно быть личное образовательное приращение учащегося, складывающееся из его внутренних и внешних образовательных продуктов деятельности. В процессе создания научного продукта – исследователь­ ской работы – у учащегося формируются и развиваются внутренние исследовательские умения и способности.

Принцип сочетания индивидуальной и групповой рефлексии (осознание оснований и результатов исследования). Исследовательская деятельность сопровождается рефлексивным ее осознанием учащимся как субъектом этой деятельности. Проводя исследование, учащийся оказывается в ситуации проектирования соб­ ственной предметной деятельности в избранной им области, сталкивается с необходимостью анализа послед­ ствий своей деятельности. Каждый достигнутый результат рождает этап рефлексии, имеющий следствием по­ явление новых замыслов и творческих планов. Ученик при этом видит схему организации собственной иссле­ довательской деятельности, конструирует ее в соответствии со своими целями и программами, осознает и усва­ ивает способы ее проведения. Ученик не только проводит исследование, но и знает, как он это делает, стано­ вясь сам для себя объектом управления.

Принцип индивидуализации предполагает создание условий для максимально свободной реализации заданных природой или приобретенных в индивидуальном опыте способностей и возможностей данного инди­ вида, помощь в творческой самореализации, в жизненном самоопределении. При проведении исследования важно соотносить выбор темы, способов, темпов работы с индивидуальными способностями и интересами учащегося.

Рассмотренные выше принципы организации исследовательской деятельности учащихся характеризу­ ют способы осуществления учебного исследования на практике, тонко и мягко регулируя деятельность учителя и ученика в этом процессе, а также активируют исследовательскую деятельность учащихся в условиях приори­ тетного развития инновационной деятельности в Казахстане

–  –  –

Abstract. In this article the issues of principles amplification of pupils’ research activity under the conditions of the new social and economic environment are considered. The characteristic and objectives are given to each additional principle. Their interrelation with the basic principles of carrying out scientific research is considered. The considered principles of research activity organization of pupils characterize implementation ways of educational research in practice. They regulate activity of teachers and pupils in this process and activate pupils’ research activity.

Keywords: research activity, principles of research activity, research abilities.

–  –  –

УДК 371

РАЗВИТИЕ ЭТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ У БУДУЩИХ УЧИТЕЛЕЙ

ПОСРЕДСТВОМ АРТ-ПЕДАГОГИКИ

З.Д. Хасанова, преподаватель Бухарский технологический институт, Узбекистан Аннотация. Цель статьи состоит в том, чтобы рассмотреть сущность и описать структуру творческих технологий арт-педагогики в обучении будущих учителей. В статье рассматривается специфика и педагогический потенциал включения художественного педагогического подхода в процесс подготовки будущих учителей. Высокие требования, предъявляемые государством к современному учителю, подтолкнули учителей использовать необычные формы работы. Автор описывает основные принципы арт-педагогики, этапы и методы, используемые для успешной реализации педагогического взаимодействия между учителями и студентами, а также анализирует формы и условия для применения элементов арт-педагогики в образовательном процессе будущих учителей.

Ключевые слова: творческая технология, арт-педагогика, педагогическое образование, обучение студентов, театральная педагогика.

С приобретением Республикой Узбекистан национальной независимости возникла необходимость со­ вершенствования системы образования, обусловившая утверждение Национальной программы по подготовке кадров, соответствующей положениям Закона Республики Узбекистан «Об образовании», опирающийся на «национальную историю, народные традиции и обычаи, сохранение и обогащение культуры народов Узбеки­ стана, признание образования важнейшим инструментом национального развития», отвечающий требованиям «высокой духовности и нравственности»[3].

В связи с этим с особой остротой встает вопрос «усиления роли духовного и нравственного воспита­ ния, возвращения к своим корням, повышения политического самосознания и правовой культуры подрастаю­ щего поколения» [4]. В решении данной проблемы важная роль принадлежит художественно-эстетическому воспитанию и развитию подрастающего поколения как важнейшему средству формирования отношений к дей­ ствительности, средству нравственного и умственного воспитания, то есть как средству формирования всесто­ ронне развитой, духовно богатой личности.

Следовательно, в современных условиях востребованы педагогические кадры, обладающие высокой педагогической культурой и мастерством, которые готовы к открытому толерантному восприятию социальных и культурных различий, взаимодействию и диалогу, к поиску и освоению знаний из различных областей куль­ туры. Поэтому обращение к профессионально-этической культуре в процессе подготовки будущего учителя необходимо для решения проблем высшего образования в многонациональном Узбекистане. Совершенствова­ ние подготовки будущего учителя к профессионально-этической культуре во многом зависит от деятельности учителя, сопровождающаяся содержанием критического, творческого его осмысления и применения достиже­ ний науки и передовых педагогических технологий.

Только владеющий названными навыками преподаватель сможет профессионально подготовить буду­ щего учителя «к разработке и воплощению на практике художественного замысла общения и взаимодействия с учениками как содержательной основы рассматриваемого подхода, а значит, и расширенному представлению о педагогике как науке комплексной природы, синтезирующей логико-гносеологические и художественноэстетические, ценностно-смысловые компоненты» [2, c. 146].



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«"КИРПИЧИКИ" СТИХОТВОРЧЕСТВА: РИТМ, МЕТР, РАЗМЕР Гений – это на один процент вдохновение и на 99 – потение. Т. Эдисон С чего начинается любой творческий замысел? Чаще всего, наверное, с мысленного представления его ав...»

«Передача, обработка, восприятие текстовой и графической информации УДК 686.434 Диль О. В., Мильдер О. Б. УрФУ, г. Екатеринбург, Россия технологии создания Металлизированных эффектов в цифровой печати Аннотация В статье рассмотрены основные технол...»

«КРАТКАЯ ИНСТРУКЦИЯ Муфта тупиковая оптического кабеля МТОК-К6/108 ГК-У455.03.000 Д Муфта тупиковая оптического кабеля МТОК типоразмера К6/108 (далее муфта) предназначена для использования в к...»

«Симон Визенталь фальшивый охотник за нацистами Источник: http://holocaustrevisionism.blogspot.ru/2013/03/1941.html „Охотник на нацистов“ Симон Визенталь простой обманщик Симон Визенталь это живая легенда. На одной торжественной церемонии, прошедшей в августе 1980 года, президент Картер со слезами на глазах...»

«ОКП 42 1393 TОПАЗ-103МК1 ADAST КОНТРОЛЛЕР УПРАВЛЕНИЯ ТОПЛИВОРАЗДАТОЧНЫМИ КОЛОНКАМИ И ГАЗОНАПОЛНИТЕЛЬНЫМИ КОЛОНКАМИ Руководство по эксплуатации ДСМК. 421252.001-10РЭ Файл: ДСМК.421252.001-10 Изм. 8 РЭ А18 [3] Изменен: 04.07.11 Отпечатан: 04.07.11 ООО Топаз-сервис ул. 7-я Заводская, 60, г. Волгодонск, Ростовская область, Россия, 347360 тел./фа...»

«Как пользоваться ежедневником Дорогие друзья! Если вы уже знакомы с моими книгами, то прекрасно знаете, как пользоваться кодами подсознания и ведическими вибрационными заклинаниями. Если вы раньше не читали мои книги — ничего стра...»

«НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ДЕЛО КАСПАРОВ И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ (жалоба № 21613/07) ПОСТАНОВЛЕНИЕ СТРАСБУРГ 3 октября 2013 вступило в силу 17/02/2014 Это постановление вступило в силу согласно статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть предметом редакц...»

«НПО РЕЛВЕСТ PROXIMITY СЧИТЫВАТЕЛЬ PR-P03E Руководство по эксплуатации ТУ 4372-310-18679038-2008.01 РЭ Руководство по эксплуатации Версия 5.3 ОГЛАВЛЕНИЕ ОПИСАНИЕ СЧИТЫВАТЕЛЯ 1.1.1. Общие характеристики 1.2. Питание 2. РАБОТА СЧИТЫВАТЕЛЯ 2.1. Самотестирование при включении 2.2. Работа считывателя...»

«Внутриушные слуховые аппараты Руководство по эксплуатации ИМ 28 Содержание 1. Введение 4 2. Важная информация: перед началом использования слухового аппарата, пожалуйста, ознакомьтесь с нижеследующей информацией 6 Информация по безопасности 6 Информация о надежн...»

«ОРИЕНТИРЫ НАУКИ "УСУЛЬ АЛЬ-ФИКХ"У ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ СУННЫ Ориентиры науки "усуль аль-фикх". Введение ВВЕДЕНИЕ С именем Аллаха Всемилостивого, Милующего! Поистине, хвала принадлежит Аллаху, Его мы восхваляем, просим у Него о помощи и прощении. Мы прибегае...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Нижневартовский государственный университет" Естественно-географический факультет УТВЕРЖДАЮ Д...»

«2013 Технология репродукции животных Мелкие жвачные животные ИННОВАЦИОННЫЕ ИДЕИ, СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА И ВЫСОКИЕ ТРЕБОВАНИЯ, К КАЧЕСТВУ ПРОДУКЦИИ, ЯВЛЯЮТСЯ ОСНОВОЙ НАШЕГО ЗНАНИЯ И ВАШЕГО УСПЕХА. Содержание Стр. Сбо...»

«1292_4831418 АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ 115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17 http://www.msk.arbitr.ru РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации г. Москва Дело № А40-126514/12декабря 2012 г. Резолютивная часть решения объявлена 17 декабря 2012 г. Решение в полном объеме изготовлено 24 декабря 2012 г.Арбитражный...»

«ИЕРОМОНАХ АРСЕНИЙ, ВПОСЛЕДСТВИИ АРХИМАНДРИТ, НАСТОЯТЕЛЬ СВЯТОГОРСКОЙ УСПЕНСКОЙ ПУСТЫНИ (†1859) Архимандрит Арсений (в миру Алексей Яковлевич Митрофанов) был уважаем Глинской братией как один из ближайших учеников игумена Филарета, пользовавшийся его особым доверием, любовью и под его руководств...»

«Приложение к свидетельству № 51347 Лист № 1 об утверждении типа средств измерений Всего листов 4 ОПИСАНИЕ ТИПА СРЕДСТВА ИЗМЕРЕНИЙ Анализаторы термогравиметрические LECO TGA-701 Назначение средства измерений Анализаторы термогравиметрические LECO TGA-701 (далее – анализаторы) предназначены для...»

«www.nipinfor.ru Санкт-петербург ул. Фучика, д.4К +7(812) 321-00-55 aec@nipinfor.ru Марки помещения для Revit. Руководство пользователя Оглавление Введение Установка Регистрация Удаление Интерфейс пользователя Назначение типа помещениям Размещение марки квартиры Квартира-студия или евро-квартира Размещение марки балкона/лоджии/тер...»

«ПАРАЗИТОЛОГИ Я, 26, 1, 199 2 УДК 595.132.6 : 576.809.7 © 1992 РАСТВОРИМЫЕ МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ АНТИГЕНЫ TRICHINELLA SPIRALIS: ПОЛУЧЕНИЕ И ХАРАКТЕРИСТИКА А. Ф. Костецкий, Ю. И. В а с е р и н Культивирование мышечных личинок трихинелл, очищенных центрифугированием в 20... 50%-ном град...»

«КАМІТЭТ ПА АРХІВАХ І СПРАВАВОДСТВУ ПРЫ САВЕЦЕ МІНІСТРАЎ РЭСПУБЛІКІ БЕЛАРУСЬ АРХЕАГРАФІЧНАЯ КАМІСІЯ БЕЛКАМАРХІВА БЕЛАРУСКІ НАВУКОВА-ДАСЛЕДЧЫ ІНСТЫТУТ ДАКУМЕНТАЗНАЎСТВА І АРХІЎНАЙ СПРАВЫ БЕЛАРУСКІ АРХЕАГРАФІЧНЫ ШТОГОДНІК Выпуск 3 Мінск УДК 930.25(...»

«1 ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Общие положения.2. Плавание в зоне действия Обязательных Распоряжений.2.1 Правила плавания.2.2 Лоцманское обслуживание.2.3 Буксирное обеспечение.2.4 Правила для маломерных судов.3. Вход судов в порт и выход их из порта.3.1 Информация о подходе.3...»

«Руководство по быстрой установке DSL-2600U/NRU ADSL/Ethernet-маршрутизатор c Wi-Fi DSL-2600U/NRU Руководство по быстрой установке ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА Комплект поставки Беспроводной маршрутизатор DSL-2600U/NRU, • адаптер питания постоянного тока 12В/0,5А, • телефонный кабель с р...»

«http://collections.ushmm.org Contact reference@ushmm.org for further information about this collection Tul_05_087 21.07.05. г. Тульчин Инф.: Фейга Вольковна (Фаина Владимировна) Олейникова (Дворкес), 1919 г.р. Соб.: А. Соколова, А. Львов. Инф: Ко мне все ходят. Соб1: Да? Инф: Вот я...»

«ИНСТИТУТ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА БЛИЖНИЙ ВОСТОК И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник статей ВЫПУСК ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ Москва Научное издание Ближний Восток и современность. Сборник статей (выпуск двадцать пятый) М., 2005, 332 стр. Ответственный редактор А.О.Филоник Сборник посвящен широкому кругу проблем, связанных с ситуацией на Ближнем и Среднем Востоке. Предлагаемые...»

«№ 2000/14 РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации 11 февраля 2014 года Курчатовский районный суд г. Челябинска в составе: председательствующего судьи Лаврова В.Г., при секретаре Пискловой СВ., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав пот...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.