WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«© 1991 г. Н.Дж. СМЕЛЗЕР СОЦИОЛОГИЯ* ГЛАВА 5. СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В 1952 году я поехал в Англию для завершения работы над дипломом в Оксфордском университете. Первый ...»

Социология за рубежом

© 1991 г.

Н.Дж. СМЕЛЗЕР

СОЦИОЛОГИЯ*

ГЛАВА 5. СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

В 1952 году я поехал в Англию для завершения работы над дипломом в Оксфордском

университете. Первый год я провел в Магдален-колледже, где мне был предоставлен номер в

студенческом общежитии.

Вскоре после моего прибытия выяснилось, что я получил не только комнату и возможность

совершенствовать свое образование: мне был положен слуга. Его звали Генри; в его обязанности входило обслуживание шести—восьми выпускников.

До этого я никогда в жизни не имел слугу. Я не знал, как с ним себя вести. Вскоре я выяснил, что от меня требовалось. Каждое утро он будил меня в 7 часов 30 минут (я мог спать до 8 часов утра по воскресеньям), убирал мою постель, наводил порядок в комнате и приносил мне масло, сахар и молоко.

В первое мое утро в колледже я проснулся, оделся и стал искать свои туфли. Они не стояли в гостиной, где я оставил их накануне вечером. Я также не нашел их в стенном шкафу и под кроватью. Почти отчаявшись, я надел тапочки и вышел. Туфли оказались за дверью, начищенные до блеска.

Мне стало неловко от такого внимания. Почему Генри должен чистить мои туфли?

Вечером я спрятал туфли у задней стенки стенного шкафа, накрыв их грязной рубашкой. Я надеялся, что Генри поймет меня правильно. Но на следующее утро мои туфли, начищенные до блеска, снова стояли за дверью. Генри выглядел немного расстроенным. «Вам не понравилось, как я почистил ваши туфли?» — спросил он. — «Ну что вы, конечно нет», — пробормотал я. «Сэр, в мои обязанности входит, — вежливо сообщил мне Генри, — ежедневно чистить ваши туфли, и если вас это не затруднит, будьте любезны оставлять их за дверью, когда вы возвращаетесь».



Хотя Генри всегда называл меня «сэром» или «м-ром Смелзером», вскоре я понял, что в ответ мне не следовало говорить ему «сэр», хотя по возрасту он годился мне в отцы. Я должен был называть его просто Генри. Однажды или дважды я забыл об этом и назвал его «сэром».

Каждый раз его взволнованный взгляд внушал мне, что я совершил ошибку с точки зрения социальных приличий; Генри подчеркивал это, вставляя слово «сэр» в каждое предложение.

Я приехал в Оксфорд добиваться степени, но одновременно занялся греблей. Генри неназойливо проявлял интерес к моей учебе и спортивным занятиям, хотя ничего не рассказывал мне о себе. К концу первого года обучения я понял, что занятия греблей отнимают у меня слишком много времени и решил прекратить их. Когда я сказал об этом Генри, он был искренне огорчен. Мне казалось, что я нарушил какое-то неписанное правило. Генри прикоснулся к моей руке и сказал: «Сэр, вам следует знать, что «Синий» (Blue) дороже «Первого» (First).

Он имел в виду, что грамота спортивной команды университета больше приПродолжение. Начало см. в NN 11—12, 1990 г., 1—4, 6, 1991 г.

годится мне в будущем, чем диплом с отличием. Ему хотелось, чтобы я выбрал Профессию, на которую был спрос в Англии; деятельность в области торговли или работу в банке, для которой нужны не степени, «а прочные знания, полученные в колледже». Он не понимал, что в Америке никому нет дела до спортивных наград, полученных мною в Оксфорде.

Генри и я усвоили различные культурные ценности. Каждый из нас по-разному понимал, как должен вести себя другой. Со временем мы ближе познакомились и лучше поняли друг друга, наши взаимоотношения приняли более комфортную форму. Образцы такого рода общения составляют то, что социологи называют социальным взаимодействием, которое можно определить как процесс, в котором люди действуют и испытывают воздействия друг на друга. Данная глава посвящена анализу этого процесса.





Микро-слой и макро-слой Существуют два основных уровня социологического исследования. Личностное взаимодействие является ядром микро-слоя, состоящим из наименьших единиц межличностного общения. Представим себе двух людей, сидящих за столом напротив друг друга. Один из них понимающе подмигивает другому, в ответ другой понимающе кивает ему, а затем они оба многозначительно улыбаются. Если бы такой обмен наблюдался во время обеда при свечах, можно было бы предположить, что имеет место сцена ухаживания. Если бы это произошло на заседании комитета, это могло означать, что начальник снова сказал какую-то глупость. Такой вид межличностного взаимодействия — как бессловесный, так и словесный — играет важную роль в жизни общества. Без этого люди не могли бы воспитывать детей, поддерживать дружеские связи, распространять новости или вступать в деловые отношения.

На основе экспериментов и наблюдений того, как люди ведут себя в присутствии других, социологи выявили и попытались объяснить некоторые типы поведения, характеризующие взаимодействия между индивидами. Их анализ помогает понять сущность микро-слоя.

Социологи также проявляют интерес к изучению макро-слоя, который связан с такими крупными структурами, как правительство, торговля и католическая церковь. На этом уровне мы рассматриваем такие крупные корпорации, как Дженерал Моторс, которые существуют в сложной структуре, включающей акционеров, торговые точки, конкурентов, профсоюзы, Департамент налогов и сборов и другие правительственные организации. В общем, макро-слой включает основные институты общества — религию, семью, экономику и др. — мы рассмотрим их позднее в других главах этой книги.

На макро-уровне мы находим гигантские структуры общества. На микроуровне — взаимодействующих людей, иногда в группах, а иногда в парах. В любом данном социальном контексте сочетаются элементы обоих уровней. Повседневное общение между членами семьи осуществляется на микро-уровне. В то же время семья является институтом, изучаемым на макро-уровне; этот институт связан с рынком рабочей силы, законодательной системой и системой общественных классов. В этой главе мы сосредоточим свое внимание на микроуровне; сначала мы рассмотрим, как осуществляется общение между двумя лицами, а затем перейдем к анализу способов взаимодействия людей внутри групп. В последующих главах мы более подробно ознакомимся с особенностями макро-уровня.

Теории межличностного взаимодействия Общение между двумя людьми может быть очень сложным. Это видно на примере моих контактов с Генри. Почему мы вели себя именно так? Стремились ли мы угодить друг другу? Старались ли мы прийти к согласию, чтобы преодолеть неловкость? Или же мы просто исполняли роли, казавшиеся нам уместными в дан

–  –  –

ной ситуации? Ответы на эти вопросы лишь в какой-то мере помогли бы нам понять сущность нашего взаимодействия. В этом разделе мы рассмотрим некоторые из множества теорий межличностного общения, предложенных учеными. Они кратко изложены в таблице.

Взаимодействие, как обмен: Джордж Хоманс На вопрос «Как вы поживаете?» большинство людей отвечают: «Спасибо, отлично», даже если они немного простужены или чем-то недовольны. Это создает легкость и удобство общения. Люди чувствуют себя свободно и знают, чего ожидать друг от друга. Во многих случаях взаимоотношений нам приходится прикладывать усилия, чтобы поддержать устойчивость взаимодействия. Я изменил свое поведение по отношению к Генри — стал оставлять свои туфли и называть его по имени; так было удобнее для нас обоих, и наша взаимосвязь стала устойчивой. Мне пришлось затратить некоторые усилия, чтобы обращаться с Генри, как со слугой, ведь я чувствовал себя неловко в роли господина. Но я обращался с ним в соответствии с его желанием, стараясь поддержать его расположение ко мне. С другой стороны, когда Генри понял, что я твердо решил прекратить заниматься греблей, он перестал настаивать, чтобы я остался в команде гребцов. Другими словами, каждый из нас стремился уравновесить вознаграждения и затраты, чтобы сделать наше общение устойчивым и приятным.

Общение между людьми всегда происходит на основе такого обмена; именно в этом заключается суть теории обмена, объясняющей взаимодействие между людьми; она представлена в работе Джорджа Хоманса (1973 г.). Согласно его теории поведение человека в данный момент обусловлено тем, вознаграждались ли и как его поступки в прошлом. Это осуществляется на основе следующих четырех принципов: I

1. Если некто отправляется на рыбалку и получает богатый улов, вероятно, он и впредь займется этим делом. Если каждый раз рыбная ловля заканчивается неудачей, вероятно у него пропадет интерес к этому занятию. Суть состоит в том, что чем больше определенный тип поведения вознаграждается, тем чаще он будет повторяться.

2. Если рыбак имеет большой улов в тенистых заводях, чем на солнце, вероятно он будет стремиться ловить рыбу в тени. Общий принцип состоит в том, что если вознаграждение за определенные типы поведения зависит от каких-то условий, человек стремится снова к этим условиям.

3. Если рыбак знает место, где наверняка его ждет богатый улов, он будет готов пройти через заросли ежевики и даже карабкаться через скалы, чтобы достичь этого места. Суть состоит в том, что если вознаграждение велико, люди готовы больше заплатить ради его получения.

4. Если у рыбака 3 дня подряд богатый улов, вероятно на третий день он меньше увлечен этим занятием, чем в первый. Суть в следующем: когда потребности человека почти полностью удовлетворяются, он в меньшей мере готов прикладывать усилия, чтобы их удовлетворить.

В данном случае (связанном с рыбалкой), речь идет только об одном человеке, но Хоманс анализирует взаимодействие между двумя лицами на основе тех же четырех принципов.

Приведем следующий пример. В последние несколько лет в моей конторе появилась новая вычислительная машина. Я не умею ее применять, но моя помощница научилась. Когда мне нужно составить что-то вроде отчета, я спрашиваю ее, как использовать этот прибор. Обычно она с готовностью сообщает мне то, что требуется, и тогда я благодарю ее за это. Во-первых я обращаюсь к ней потому, что по прошлому опыту знаю, насколько полезно спрашивать совета от людей, которые знают больше, чем я (принцип 2). Если бы я поступил иначе, — например, пытался бы самостоятельно освоить этот прибор, я был бы вознагражден в меньшей мере, чем в случае, когда я прошу помощи (принцип 3). Более того, я не злоупотребляю вниманием моей помощницы и обращаюсь к ней только тогда, когда я действительно нуждаюсь в помощи (принцип 4). Наконец, поскольку я получаю нужную информацию, а моя помощница — благодарность, наше взаимодействие продолжается, так как устраивает нас обоих (принцип 1).

Это очень простой вид взаимодействия. Но Хоманс считает, что таким образом можно анализировать даже сложные виды взаимодействия: отношения между начальством и подчиненными, деловые контакты, руководство и т.п. Он рассматривает социальное взаимодействие, как сложную систему обменов, обусловленных способами, на основе которых люди уравновешивают вознаграждения и затраты.

Теория обмена проливает некоторый свет на то, почему люди ведут себя с другими тем или иным образом. Но исчерпывается ли этим весь процесс межличностного общения? В период моего взаимодействия с Генри в некотором роде происходил обмен вознаграждений и затрат. Но наше общение было значительно сложнее. Я не только старался вести себя так, чтобы Генри был доволен, но и начал предъявлять к себе новые требования. Другими словами, я начал смотреть на себя глазами Генри. Происходило нечто большее, чем обмен вознаграждений.

Кроме того, логика обмена иногда не соответствует теории Хоманса. Основа теории обмена — теория бихевиоризма Скиннера, согласно которой (кроме прочего), если собака каждый раз получает вознаграждение — пищу — за выполнение команды, она будет продолжать выполнять эту команду. Но реакции людей на награждения и наказания сложнее, чем у животных. Например, когда рабочим предлагается более высокое вознаграждение в связи с повышением производительности их труда, в ответ они не стремятся просто работать быстрее. Иногда устанавливают для себя нормы, чтобы каждый работал с определенной скоростью. Иногда работают очень быстро, а затем очень медленно, чтобы выполнить эту неофициальную норму. Иногда вступают в политическую борьбу против системы, основанной на эксплуатации и несправедливости, а то и вовсе отказываются работать (Рой, 1952, 1953; Буравэй, 1979 г.).

Другие исследователи также считают, что поведение людей сложнее, чем предполагает теория обмена. Исследование, проведенное Хэриет Цукерман (1967 г.) выявило, что ученые, удостоенные Нобелевской премии, в дальнейшем трудятся менее продуктивно. Согласно первому принципу теории Хоманса, такая высокая награда как Нобелевская премия должна стимулировать творческую активность. Можно предположить, что Нобелевская премия является слишком большим вознаграждением, что приводит к потере интереса к творческой деятельности. Это может быть верно, но наводит на мысль о противоречивости 1-ого и 4-ого принципов теории Хоманса. Так или иначе, Цукерман считает, что Нобелевская премия настолько важна, что ее воздействие надо рассматривать отдельно; лауреат Нобелевской премии приобретает новый статус в обществе. Лауреат, недавно удостоенный этой высокой награды, считается не только крупным ученым, но и знаменитостью; кроме того, когда люди приобретают новый статус, они по-новому оценивают себя. Теория обмена не объясняет подобные ситуации.

Символический интеракционизм Другая важная теория социального взаимодействия была предложена Джорджем Гербертом Мидом (1934 г.

); о его деятельности упоминалось в главе 2-ой в связи с социализацией. Мид отрицал, что поведение людей — пассивная реакция на вознаграждения и наказания. Он рассматривал поступки людей, как социальное поведение, основанное на коммуникации. Он считал, что мы реагируем не только на поступки других людей, но и на их намерения. Когда наш знакомый подмигивает, нас интересует, что он подразумевает: может быть он стремится ухаживать за нами, вместе посмеяться над шуткой, высмеять чье-то поведение; также не исключено, что он страдает нервным тиком. Мы «разгадываем» намерения других людей на основе анализа их поступков и нашего прошлого опыта в подобных ситуациях.

Мид выделил два типа действий. Незначимый жест представляет собой автоматический рефлекс вроде моргания. Многие поступки, рассмотренные сторонниками теории обмена, относятся к этому типу. Согласно точке зрения Мида значительно более важную роль играет значимый жест. В этом случае люди не реагируют автоматически на воздействия извне. Они разгадывают значение поступка, прежде чем ответить на него. Когда два мальчика спорят и один из них замахивается на другого, второй вероятно стремится уклониться от удара. Он действует автоматически, т.е. совершает незначимое действие. Но два боксера сражаются на ринге в более сложной ситуации. Один из них, может быть, не станет уклоняться от удара, который он истолковал, как ложный удар. Вместо этого он может воспользоваться ситуацией, и сам нанести удар. Это — значимое действие, так как оно связано с осмыслением не только поступков, но и намерений. Для этого необходимо «поставить себя на место другого человека» или, говоря словами Мида, «принять роль другого».

Этот процесс сложен, но он проявляется почти во всех наших взаимодействиях с другими людьми. Мы способны на это, поскольку в детстве нас учат придавать значение предметам, действиям и событиям. Когда мы придаем значение чему-то, оно становится символом, то есть понятием, действием или предметом, который «стоит за» или выражает смысл другого понятия, действия или предмета. В нашем обществе кольцо с брильянтом не просто драгоценность, оно символ стремления двух молодых людей вступить в брак. Вытянутая рука может символизировать приветствие, мольбу о помощи или нападение. Лишь придав жесту значение, мы можем на него реагировать — пожать руку другому человеку, крепко схватить ее или удалиться. На нас воздействует не только действие, но и намерение.

Взаимодействие, как непрерывный диалог Под влиянием Мида сформировалось научное направление, названное символическим интеракционизмом, этот термин впервые ввел Герберт Блумер (1969 г.). Сущность символического интеракционизма состоит в том, что взаимодействие между людьми представляет собой непрерывный диалог, в процессе которого они отслеживают, интерпретируют намерения друг друга и реагируют на них.

Как уже сказано, интерпретация стимула осуществляется в промежуток времени между воздействием стимула и нашей ответной реакцией. В это время мы разгадываем значение стимула и принимаем решение как на него реагировать. Другими словами, связываем стимул с символом, на основе которого определяется ответная реакция. Поскольку мы усваиваем значения различных символов в процессе социального взаимодействия, они являются общими для всех нас — например, бриллиантовое кольцо не означает одно для меня, и нечто иное для Вас (Роуз, 1962).

В какой-то мере все является символом. Для американцев кусок ткани, на котором изображены звезды и полосы, имеет символическое значение, это — флаг Соединенных Штатов. Кусок ткани с пуговицами впереди имеет другое значение, мы называем его рубашкой. Слова являются самыми важными символами, с их помощью мы придаем значения предметам, иначе не имеющим смысла.

Делая это, мы можем общаться с другими людьми. Когда к нам в дом приходят гости и мы предлагаем им сесть, подразумевается, что они сядут на кушетку или на стул. Если они сядут на телевизор, коммуникация не удалась — слово сесть было неправильно понято. Тот факт, что все люди учатся одинаково интерпретировать значения символов, облегчает общение между ними. Когда кто-то хмурится, мы понимаем, что он или она недовольны. Улыбка символизирует радость, а если человек рыдает, обычно его спрашивают: «Что случилось?»

Наше сходное понимание символов облегчает общение между нами, обычно мы понимаем значение чужих поступков, определяем, что подразумевает другой человек. Блумер рассуждает следующим образом: «Взаимодействуя друг с другом, люди вынуждены считаться с поступками или намерениями других людей... Таким образом действия других оказывают позитивное воздействие на собственное поведение; под влиянием поступков других люди могут отказываться от своего намерения или замысла, пересмотреть его, отложить или ускорить его осуществление, а также заменить первоначальные планы. Действия других определяют планы людей — могут препятствовать или способствовать их реализации, влиять на их изменение. Люди вынуждены как-то приспосабливать свои поступки к действиям других» [1].

Символический интеракционизм дает возможность глубже понять мои взаимоотношения с Генри, чем теория обмена. Генри и я не только воздействовали друг на друга на основе вознаграждений и наказаний. Наше взаимодействие было значительно сложнее — мы должны были интерпретировать поведение друг друга. Это было нелегко; разные культуры нас воспитали. Но когда я понимал поступки Генри, иногда мне приходилось изменять свое поведение, считаясь с ним; точно также он изменял свое, считаясь со мной. Говоря словами Блумера, каждый из нас приспосабливал свои поступки к действиям другого.

Таким образом символический интеракционизм дает более реалистичное представление о взаимодействии между людьми, чем теория обмена. Но он сосредоточен лишь на субъективных аспектах взаимодействия, уникальных для определенных общающихся индивидов. На его основе не сделаны обобщения, применимые к многим различным ситуациям. Для обоснования этого подхода необходимы дальнейшие исследования типичных образцов поведения и придаваемых им значений.

Символический интеракционизм и личность До сих пор мы рассматривали лишь взаимодействие между двумя людьми. Но сторонники символического интеракционизма также считают, что наше осознание себя как личности формируется на основе социального взаимодействия. Предметы становятся значимыми для нас только когда мы придаем им значение. На основе этой теории можно анализировать многие ситуации. Например, Миллер (1978) исследовал, каким образом беременные женщины «осознают свое состояние» на основе перехода от физического ощущения признаков беременности к осмыслению «социального ее аспекта». На первый взгляд кажется, что эти два фактора неразрывно связаны между собой. Но в действительности они могут наблюдаться независимо друг от друга. В случаях так называемой ложной беременности женщины осознают социальный аспект беременности, хотя у них отсутствуют ее физические признаки. Они ощущают некоторые симптомы, чувствуют себя беременными, но в действительности этого нет. С другой стороны, были случаи, когда женщины узнавали о своей беременности лишь с рождением детей. Другими словами, они были физически беременными, но в социальном плане свое состояние не оценили.

В нашем обществе социальное «осмысление» этого состояния требует времени. На основе интервью с 49-ю беременными, Миллер проанализировал «статус» беременности. Его становление имеет 3 стадии: ощущение физических симптомов; осознание социального аспекта и примирение со своим новым положением. Миллер выявил, что обстоятельства, при которых женщины стали физически беременными, воздействуют на сознание ими социального аспекта этого состояния. Женщины, которые желают, стремятся иметь ребенка, правильно определяют у себя симптомы и вскоре обращаются к врачу. Женщины, которые «в какой-то мере хотят» иметь ребенка, также подозревают, что симптомы эти связаны с беременностью. Но женщины, которые не хотят, не планируют иметь детей, склонны считать ощущаемые ими симптомы признаками болезни.

Наиболее важный этап в этом процессе становления происходит между моментом, когда женщина признает социальный факт своей беременности и моментом, когда она примиряется со своим новым положением. В это время она размышляет о своей будущей жизни, ее интересует, кто у нее родится — девочка или мальчик, она думает о том, как его назвать.

Женщины, которые не собирались иметь детей, в большей мере нуждаются в подтверждении признаков, чем те, кто этого «в какой-то мере хотел». И они больше нуждаются в социальной поддержке — в том, чтобы окружающие интересовались их самочувствием, напоминали об осторожности и т.п. — лишь после этого они чувствуют себя «действительно беременными».

Этнометодология С символическим интеракционизмом тесно связана этнометодология — теория, основоположником которой стал Гарольд Гарфинкель. Предметом изучения этнометодологии являются принятые на веру правила, регулирующие столкновения между людьми. Эти правила определяют, когда уместно что-то сказать или промолчать, пошутить или уклониться от насмешки, деликатно прекратить разговор и т.д.

Мы все многое считаем само собой разумеющимся, особенно когда общаемся с людьми, которых очень хорошо знаем. Например, общение между мужьями и женами осуществляется на основе своего рода стенографии — им не требуется произносить все слова, чтобы понять друг друга. Гарфинкель (1972 г.) попросил некоторых студентов привести примеры разговора между супругами.

Вот один из них:

Муж: Дан сегодня сам бросил пенни в счетчик на автостоянке, никто к нему не притронулся.

Жена: Ты брал его в магазин грампластинок?

Муж: Нет, в обувную мастерскую.

Жена: Для чего?

Муж: Купил новые шнурки для туфель.

Жена: На твои ботинки надо срочно поставить набойки.

Для нас этот разговор почти ничего не значит, но собеседники прекрасно поняли друг друга, поскольку на основе общих обязанностей и любви друг к другу научились «читать между строк». Следует снова проанализировать этот разговор: для нас представляет интерес объяснение того, как муж и жена поняли высказывания друг друга.

Муж: Дан сегодня бросил пенни в счетчик на автостоянке, никто к нему не притронулся.

— Сегодня днем я забирал нашего 4-х — летнего сына Дана из детского сада; когда мы остановились на платной стоянке автомобилей, ему удалось достать до счетчика и бросить в него пенни; счетчик расположен довольно высоко, и рань-ше ребенок доставал до него, только когда его поднимали. Жена: Ты брал его в магазин грампластинок?

— Поскольку он опустил пенни в счетчик, вероятно ты остановился у магазина грампластинок по пути к детскому саду или когда ехали обратно. Или ты оста новился, когда ехал за ним, а на обратном пути вы остановились где-то еще?

Муж: — Нет, в обувную мастерскую.

— Нет, я остановился у магазина грампластинок, когда ехал за ним, а по дороге домой мы заехали в обувную мастерскую.

Жена: Для чего?

— Одну причину, по которой ты мог остановиться у обувной мастерской, я знаю. А на самом деле, почему ты остановился?

Муж: — Купил новые шнурки для туфель.

— Как ты помнишь, на днях я порвал шнурок от коричневых полуботинок, поэтому пришлось купить новые шнурки.

Жена: — На твои ботинки надо срочно поставить набойки.

— Я кое-что еще имела в виду, ты мог это сделать: ты мог отнести в мастерскую черные ботинки, на них нужно срочно поставить набойки. Ты бы лучше поскорей отдал их в починку.

Этот пример показывает, в какой мере на взаимодействие влияют невыс-казандые— предположения, сложные переплетения значений. Я представил этот разговор (без объяснений) на одном из занятий и попросил студентов объяснить, как они его поняли. Один из них, выросший в бедном негритянском квартале, так истолковал первое предложение («Дан сегодня сам бросил пенни в счетчик на автостоянке и никто к нему не притронулся»). «Дан сумел включить счетчик, бросив туда лишь пенни, а не 10 центов; и полиция не задержала его». Поскольку бедных негров часто преследует полиция даже за незначительные проступки, этот студент и студенты — представители средних слоев — поняли бы смысл этого разговора по-разному.

Мы особенно глубоко ощущаем важность общепринятых значений, которые являются основой нашего взаимодействия, когда эти значения меняются. Гар-финкель дал своим студентам следующее задание: он попросил их вести себя дома так, словно они квартиранты — эта роль предполагает проявление сдержанности и официальности, свойственной незнакомым людям. У себя дома они должны были просить разрешения пользоваться ванной, брать воду для питья, говорить по телефону и т.д.

Некоторые студенты считали, что такое задание может привести к конфликту в семье и отказались его выполнить. Но те, кто согласился вести себя, как квартиранты, были потрясены результатами этого эксперимента.

Члены семьи были в полном недоумении. Они тщетно старались понять причины столь странных поступков и наладить нормальную привычную обстановку в доме. Студенты сообщали, что изменение их поведения вызвало удивление, потрясение, тревогу, беспокойство и гнев, многие члены семьи сочли студентов мелочными, невнимательными, эгоистичными, непорядочными, невежливыми. Члены семей требовали объяснений: «Что случилось? Что с тобой произошло? Может быть тебя исключили из колледжа? Ты болен? Почему ты так высокомерен? Почему ты вдруг сошел с ума?

Ты действительно сошел с ума или ведешь себя так просто по глупости?» [2].

Когда мы нарушаем правила, принятые на веру, результаты могут быть непредсказуемыми. Если, пожав руку священнику после религиозной службы, вы вдруг воскликнете: «Эй ты! Какие у тебя клёвые туфли!» — вероятно священник будет в полном недоумении. Если бы вы заказали сосиску в фешенебельном французском ресторане, вероятно официант выразил бы свое неуважение к вам. А если бы вам пришло в голову обнять совершенно незнакомого человека на улице, вас могли бы даже арестовать.

Это самые простые примеры, но этнометодологи провели очень глубокое изучение правил ведения беседы и прерывания разговора; они выявила, каким образом нарушение этих правил затрудняет межличностное общение (Шегалофф, 1987 г.).

Этнометодология напомнила социологам, которые часто придают главное значение формальным аспектам социальной жизни, о том, что правила общения образуют сложную структуру. Однако, делая слишком большой упор на способы нашей интерпретации ситуаций, мы можем зайти слишком далеко.

Определенные структурные стереотипы воздействуют на людей независимо от того, какое значение они им придают. Например, подчиненный и начальник могут договориться о правилах, регулирующих их взаимодействие; вероятно иногда подчиненный может указать начальнику, что следует делать. Но существует определенный предел, переход через который был бы возможен, лишь если бы начальник и подчиненный поменялись местами.

Таким образом в контексте социальных структур (например структуры власти), в пределах которых мы живем, формируются конвенциальные значения.

Управление впечатлениями: Эрвин Гоффман Спрятав свои туфли от Генри, я может быть неосознанно создал у него определенное впечатление о себе. Это впечатление заключалось в том, что мне не хочется быть господином и обращаться с ним, как со слугой; в той обстановке, где я жил, это производило хорошее впечатление. Но когда мы обсудили этот вопрос, я свое поведение изменил. Создалось впечатление, что меня вполне устраивают отношения слуги и господина, установившиеся между нами.

Эрвин Гоффман (1959 г.) придает важную роль такому виду управления впе-чахлениями в социальном взаимодействии. Он считает, что люди создают ситуации, чтобы выразить символические значения, на основе которых они производят хорошее впечатление на других. Эта точка зрения названа драматургическим подходом. Гоффман рассматривает социальные ситуации, как драматические спектакли в миниатюре: люди действуют, как актеры на сцене, используя «декорации» и «окружающую обстановку» для создания определенных впечатлений.

Вот беременная женщина, одетая в блузку, на которой написано слово «бэби» и изображена стрела, направленная к животу. Вероятно, она стремится создать впечатление, что не считает беременность чем-то таким, что надо скрывать. И может быть, особа эта хочет, мягко говоря, шокировать окружающих. Гоффман уделяет основное внимание анализу ситуаций межличностного общения, связанных с непрерывным взаимодействием впечатлений.

«Человек может желать:

чтобы другие хорошо относились к нему или чувствовали, что он высокого мнения о них, или чтобы они не имели об этом ясного представления. Он может стремиться обеспечить достаточное согласие, чтобы можно было продолжать взаимодействие. Или он может стремиться обмануть, оттолкнуть, привести в замешательство, ввести в заблуждение, оскорбить других людей или бороться с ними.

Несмотря на определенную цель, которую индивид мысленно ставит перед собой, несмотря на мотив, определяющий эту цель, он заинтересован в том, чтобы регулировать поведение других, особенно их ответную реакцию на его взаимодействие. Эта регуляция достигается главным образом путем его влияния на определение ситуации другими; он может влиять, создавая у других некое впечатление, которое вызовет их желание поступать в соответствии с его собственным замыслом» [3].

Например, важные люди, опаздывающие на общественные мероприятия, помимо всего прочего стремятся создать у окружающих впечатление о своей значимости, внушить им, что без их присутствия мероприятие не может начаться. Можно при вести и другой пример. Том Вульф (1976 г.) рассказывает о писателе, который тратит слишком много денег на покупку мебели потому, что у него сложилась «привычка после приема гостей обходить всю квартиру и останавливаться там, где стояли определенные гости, запечатлевшиеся в его памяти; он пытался оценить обстановку дома с их точки зрения, другими словами, посмотреть на нее их глазами» [4]. Если то, что они видели, ему не нравилось, он покупал новые предметы мебели.

Гоффман также рассматривает, каким образом люди стараются «сохранить лицо», если по какимлибо причинам произвели невыгодное впечатление. Во время званного обеда у гостя после главного блюда вдруг вырвалась отрыжка; он попытается сгладить невыгодное впечатление: на Ближнем Востоке это якобы означает, что обед понравился, а иначе хозяин обидится.

Вообще говоря, Гоффман (1956—1957 гг.) считает, что смущение является своего рода признанием ошибки. Оно сопровождается как бы просьбой снова дать возможность произвести «хорошее»

впечатление.

Некоторым людям трудно произвести выгодное впечатление на других. На них словно лежит позорное клеймо (см. главу 7). Цвет кожи, склонность к гомосексуализму, уродство могут считаться позорными. Человек, отмеченный клеймом позора, обречен на одиночество среди «нормальных» людей, его считают не только непохожим на других, с ним не желают общаться.

Гоффман (1963 г.) пишет:

«Мы не считаем за людей тех, кто отмечен каким-нибудь клеймом» (стр. 5).

Такие люди могут принимать различные меры. Например, порой им удается «проскочить» (т.е.

скрыть позорное клеймо).

Иногда так поступают евреи, живущие вне своей родины. Люди, отмеченные позором, склонны делить весь мир на две категории: большой мир, которому они не доверяют, и наибольшая группа друзей, заслуживающая доверия. Так ведут себя люди, побывавшие в психиатрических больницах, стремясь защититься от враждебности и предрассудков окружающих. Некоторые пытаются защититься в одиночку — например, незамужняя юная беременная уезжает в другой город, чтобы родить ребенка. В крайнем случае люди открыто выступают против неодобрения общества, так поступают гомосексуалисты, борющиеся за свои права.

Похожие работы:

«Анализ поисково-спасательных операций (работ), проведенных в 2010 году В 2010 году дежурство в единой системе авиационно-космического поиска и спасания (далее – единая система) осуществляли 69 воздушных судов авиационных пр...»

«Анатолий И. Крым Украинская каб(б)ала http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9092933 Анатолий Крым. Украинская каб(б)ала: Книжный Клуб "Клуб Семейного Досуга"; Харьков; 2015 ISBN 978-966-14-8463-3, 978...»

«Алексей Филиппович Порядин УСТРОЙСТВО И ЭКСПЛУАТАЦИЯ ВОДОЗАБОРОВ УДК 628.113.1 Печатается по решению секции литературы по жилищно-коммунальному хозяйству редакционного совета Стройиздата. Рецензент — канд. техн. наук, зав. лабораторией НИИКВОВ Академии...»

«Кот Автор – Миша Хор мышей. Привет, проснись, пошевелись Закрой глаза и обернись Сотрём с бетона нашу тень Чтоб позабыть вчерашний день Сотрём с улыбок едкий смех И будем тут добрее всех Мечтать о сладкой тишине Скучать о раненной весне Взл...»

«DR650S-1CH Руководство пользователя РУССКИЙ Содержание Введение компьютера (Windows/Mac) Важная информация по технике безопасности.6 Извлечение карты microSD Обзор Для пользователей Windows Комплектация изделия Для пользователей Mac Внешний вид Интерфейс программы Viewer Снятие и...»

«Социология труда © 2005 г. П.М. КОЗЫРЕВА НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ АДАПТАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В СФЕРЕ ТРУДА КОЗЫРЕВА Полина Михайловна доктор социологических наук, заведующая сектором социальной топологии Института социологии Российско...»

«у л ыб К А П е ГА С А Сергей Сас МЕЖДУ КУХНЕЙ И ПЕРОМ Трудно поверить, что великий французский драматург Пьер-Огюстен де Бомарше, автор пьес "Женитьба Фигаро" и "Севильский цирюльник", уютнее всего чувствовал себя не с пером в руках, а в поварском колпаке; что бельгийский вокалист Э...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Новосибирский государственный университет" (НГУ) Факультет информационных технологий УТВЕРЖДАЮ _ " _" _ 20_г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Д...»

«© 1992 г. В.А. ЗМЕЕВ ЗАЧЕМ СТУДЕНТУ ВОЕННАЯ КАФЕДРА? ЗМЕЕВ Владимир Алексеевич — кандидат философских наук, доцент военной кафедры Московского авиационного технологического института, подполковник. В наше...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.