WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 |

«Выпуск 92. Содержание: Сергей Криворотов Станция Безымянная Дэн Шорин Три закона боготехники Евгений Добрушин Розыгрыш Дмитрий Дерех Юйлинь Вернер ...»

-- [ Страница 1 ] --

Выпуск 92.

Содержание:

Сергей Криворотов Станция Безымянная

Дэн Шорин Три закона боготехники

Евгений Добрушин Розыгрыш

Дмитрий Дерех Юйлинь

Вернер Бергенгрюен Два гренадера

Кэтрин Хиллмэн Убить Минотавра

Ирма Витт Простыни

* **

Сергей Криворотов

Станция Безымянная

«На дальней станции сойду…»

Из песни.

Станция Безымянная – вот куда бы поехать, вот что ему надо. Не просто посёлок без названия, а совершенно особенное место. И оно само, и всё, что находится там, не имеет названия. Точно известно только, что там есть и зелёная трава, и тенистые деревья. Просто трава, а не какая-нибудь «люцерна», деревья, а не клёны или дубы. Каждый, шаг-нув на перрон станции Безымянной, тоже становится безымянным, просто человеком, че-ловеком вообще, а не Васей или Митей в частности. И воздух там особый, на станции Бе-зымянной, просто воздух как воздух, вовсе не смесь сернистого ангидрида с чем-нибудь похуже, взвешенном в азоте, кислороде и двуокиси углерода. Воздух без пыли, просто воздух. И от тех дождей, что идут над станцией Безымянной, не облезет краска на заборах и домах, домах без номеров, с открытыми дверями.

И улыбки у живущих на станции Безымянной тоже безымянные, люди улыбаются там просто так, безо всякой видимой причины, не в силу обстоятельств и не из вежливо-сти, а потому, что им хорошо. И даже облака, разбросанные по небу лёгкими штрихами или тяжелыми клочьями ваты – просто облака, а не «перистые» или «кучевые».



PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Там говорят друг другу «ты» или вообще ничего не говорят, потому что почти все слова что-то да означают, что-то именуют, а там ничего не надо называть по имени, все понятно и так, без слов, как жест, как протянутая рука с открытой ладонью.

Никто не произносит там трескучих фраз и бьющих по ушам названий. Мнения там не навязывают: ими, если уж возникает такая потребность, просто обмениваются, как рукопожатиями, и от этого они нисколько не теряют своего содержания.

Станция Безымянная – вот куда бы поехать, но она не конечная, можно проско-чить, прозевать в мелькании телеграфных столбов или серых буден. И когда вдруг оказы-вается именно так, поздно нажимать на стоп-кран. Как ему хотелось туда! Виноград там просто виноград, и вино там тоже просто вино, так же, как хлеб, так же, как молоко, и речка там тоже просто речка, как и вода, и рыба в ней тоже просто вода и рыба. Там есть колодцы, в которых вода до того вкусная и холодная, что захватывает дух, когда пьёшь. Синие вечера сменяют летом красные закаты, и падают над станцией Безымянной просто звёзды без названий, обыкновенные звёзды, увидев которые, загадывают желания.

Ночью небо там усыпано звездами, как нигде, и они так красивы, что не нуждаются в названиях, Никому не придёт здесь в голову выделить из этих россыпей семь звёздочек и назвать их «черпаком Большой Медведицы» или сделать ещё что-нибудь столь же неле-пое.

Вся масса звёзд, драгоценных точек, сверкает над станцией Безымянной в черноте ночи.

Запахи смешиваются в ночном воздухе, как мошки под фонарём на перроне, и нель-зя, просто невозможно дать какое-то название этому одному запаху станции Безымянной. В общем, эта станция – окно в совершенно другой и все же такой знакомый с детства мир.

Он рвался туда всем своим существом, подозревая, что и другие хотят того же, но не показывают вида.

Конечно же, там действуют те же законы природы, что и повсюду на Земле: на-правляясь туда, глупо надеяться, что окажешься в невесомости или начнёшь ходить вверх ногами, Сила тяжести там нисколько не меньше и не больше, чем в том месте, где вы на-ходитесь сейчас, масса вещества и энергия сохраняются точно так же, как везде. Но толь-ко никому из живущих на станции Безымянной до этого нет совершенно никакого дела. Они живут, просто живут, и их, несмотря на это, никак не назовешь бездельниками. По-ехать бы к ним, чтобы жить, как они, пить воду из их колодцев и делать то, что надо для такой жизни, и нисколько не больше.

Там ничего не купишь и не продашь. Вещи там просто вещи, они не утратили сво-ей сущности, хотя на станции Безымянной нет понятия «ценности», «цены».

Только не надо думать, что булки растут там на деревьях, а куры несут исключи-тельно золотые яйца. Конечно, нет, но земля там плодородная и чёрная и не остается в долгу перед теми, кто её обрабатывает.

Но вот что беспокоило его больше прочего: допустим, он даже доберётся до этой станции и не пропустит, не проспит и не прозевает мига стоянки поезда у ее перрона. Во-прос в другом: пустят ли его на станцию Безымянную? Откинет ли проводник подножку и разрешит ли спрыгнуть с поезда? Может быть, она пронесётся мимо сверхскоростного по-езда жизни, мигнув тусклыми огоньками в ночи? Но, нет, он не вправе так думать, он все же поедет туда, в единственно известное ему место, где каждый перерастает своё «я» и становится Человеком.

Тем страшнее осознать однажды, что ты нисколько не придвинулся к своей цели. Станция Безымянная недосягаемо манит где-то вдали за туманами и тридесятыми земля-ми. А ты PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com даже ещё не в поезде, а в лучшем случае, всего лишь на вокзале. И тогда надо собраться, бросить все и взять билет туда, куда позовёт Её Величество Безымянность. Скоростной экспресс рванёт тебя навстречу цели, а ты будешь в купе пить русский чай с сахаром, считая мелькающие за окном столбы, а то и рассказывать анекдоты молоденькой проводнице.

Впрочем, весьма вероятно, что на её месте может оказаться особа более поч-тенного возраста, по лицу которой трудно будет догадаться, за кого она вас принимает. Как бы то ни было, поезд понесётся вперёд, наматывая со стуком километры на свои же-лезные колёса.

Так он и сделал. Взял билет и сел в поезд. В окне купе поплыл назад, ускоряясь до полного исчезновения, перрон, заполненный лицами и машущими в прощании руками, но для него совершенно пустой – его никто не провожал в этот раз. Сидел, пил сладкий чай и смотрел в окно, вскакивая каждый раз, чтобы узнать, какая станция будет следующей.

Понеслись мимо столбы, деревья, потом поползла, развертываясь, степь, принимая в се-бя ввинчивающийся со скоростью поезд. Когда стемнело, замелькали за окном вспышки огоньков, исчезая позади, словно в прошлом, а зажегшийся ночник излучал ожидание.

На исходе первых суток он рассказал два анекдота проводнице, а на исходе вторых вышел на перрон станции Безымянной. Это была она и не она. Едва он ступил на столько раз снившийся перрон, как двое рабочих, подставив лестницу, полезли снимать вывеску над маленьким вокзалом, и слова «Станция Безымянная» сменились другим, более кон-кретным названием.

– Ваши документы, – вежливо козырнул подошедший милиционер дежурный по перрону.

– Но почему? – удивился прибывший. – Разве я не приобрел безымянность, ступив на ваш перрон? Разве, эта станция не Безымянная?

– Увы, уже нет.

– Как же так? – беспомощно оглянулся на поезд, уносивший вдаль его ожидания. – Как же может так быть? Значит, все, что рассказывают о вашей станции, неправда?

– Видите ли, – вежливо объяснил полицейский, – всё, что вы знаете о бывшей Безымянной станции, – сущая правда. Но слишком уж много нашлось желающих поселиться здесь. С каждым днём поток приезжавших возрастал. Возле станции вырос целый горо-док, вы можете в том убедиться. И вот количество переросло в качество – станция Безы-мянная утратила свои необычные свойства и перестала быть Безымянной как раз в момент вашего прибытия. Возможно, вы и есть та последняя капля, переполнившая чашу возмож-ной безымянности этого места. В любом случае нам нужно знать ваше имя, отчество и фамилию.

Ведь ими будут названы главная площадь и улица нового города, родившегося с вашим появлением из станции Безымянной.

– Кажется, я всё понял, – вздохнул прибывший, протягивая свои документы. – Скажите, когда будет обратный поезд?

Он посмотрел на молодого парня в полицейской форме, читавшего его документы, на маленький облезлый вокзал, на серое небо над ним, зелень садов, окружавших стан-цию, не сознавая ещё, что и возвращаться-то никуда не надо, потому что здесь ждало то, от чего он уезжал.

В воздухе повис перестук молотков: на домиках, подступивших к железнодорож-ному полотну, вешали названия улиц нового города.





–  –  –

Ответственный директор компании "Рашен Роботс" Сергей Березин, щурясь, смотрел на ведущего эксперта отдела программирования Ирвина К. Доулинга. Взгляд его то и дело соскальзывал в лежащую на столе бумагу.

- Какого черта вы себе позволяете?

- Я хочу уволиться.

Березин улыбнулся, аккуратно разорвал бумагу на множество мелких клочков и гневно произнёс:

- Вы думаете, я пойду на поводу у ваших прихотей? Продолжайте работать!

- Наша работа - мартышкин труд. Поставленная перед отделом задача не имеет решения!

Подпишите заявление и катитесь к черту вместе со своей ГРО.

Березин встал из-за стола, нависая над Ирвином всем своим двухметровым ростом.

- Вы понимаете, что после этого вас не возьмет на работу ни одна приличная компания?!

Ни российская, ни западная! Я вам это устрою!

- Буду писать прикладные программы для восточных партнеров. Как-нибудь проживу.

- Ирвин, побойтесь Бога. Вы срываете огромный контракт, в результате вашего своеволия пострадают многие люди. А Россия будет отброшена в роботехнике на двадцать-тридцать лет.

- Я не верю в Бога, - покачав головой, ответил Ирвин.

- Скажите прямо, вам платит "Ю. С. Роботс"? Мы готовы перебить их ставку. Сколько вы хотите?

- Нет, - твердо сказал программист.

Березин понимал, что Ирвин уйдёт, и никто его не сможет остановить. Россия - не Северная Корея и даже не США с их долгосрочными контрактами, по существу заключающими работника в кабалу. Если специалист хочет уволиться, его ничто не способно удержать. Особенно если это иностранный специалист. Ирвин К. Доулинг был последним из восьми заокеанских специалистов, работавших в отделе программирования "Рашен Роботс".

Остальные семеро оставили компанию в течение прошедшего месяца, мотивировав своё увольнение невозможностью решения поставленной руководством задачи. Увольнение последнего специалиста такого уровня на корню подрубало текущую программу корпорации и ставило на карьере Березина жирный крест.

- Я не уволю вас! – заявил Березин.

- В России существует трудовой кодекс, согласно которому вы обязаны меня отпустить. Я могу дать вам телефон моего юриста, пообщайтесь с ним на досуге.

- Согласно трудовому кодексу вы обязаны сообщить об увольнении за две недели, чтобы руководство компании имело возможность нанять на ваше место другого специалиста.

- Господин Березин, вы же прекрасно понимаете что специалистов, способных адекватно описать поставленную задачу в России просто не существует. Что толку держать меня ещё две недели, когда сама концепция ГРО – маразм.

Березин уселся в своё кресло и глубоко вздохнул. Сейчас он был на грани. Сергей умел PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com контролировать свой гнев, загоняя его в глубь.

Он посмотрел на Ирвина и тихим голосом произнёс:

- Мистер Доулинг, хотите пари?

- Пари? – переспросил Ирвин, и в этом была его ошибка.

Если бы он чуть лучше знал Березина, то в этот момент пулей вылетел бы за дверь и постарался бы убраться как можно дальше из города. Потому что прищур Березина, не предвещал ничего хорошего.

- Да, пари. Как я понял, вы считаете поставленную перед вами задачу не имеющей решения. Я приглашу специалиста с улицы... Нет, более того. Я приглашу студента одного из десяти российских ВУЗов, готовящих системных программистов. ВУЗ вы выберете сами, господин Доулинг. Если этот студент в течение оставшихся у нас двух недель сможет построить алгоритм решения нашей задачи, то вы продолжите работать на "Рашен Роботс".

А конкретно - подпишете десятилетний контракт, без права увольнения до его окончания.

- А если ваш студент не справится? – хмыкнул Доулинг.

- В таком случае "Рашен Роботс" выплатит вам премию в размере годового оклада, и не будет препятствовать вашему дальнейшему трудоустройству.

Ирвин К. Доулинг отчетливо хмыкнул. И сделал два шага вперёд.

- По рукам, мистер Березин. Деньги никогда не бывают лишними.

Они скрепили пари рукопожатием. Доулинг широко улыбнулся. Этой сделкой западный специалист был доволен. Березин, как обычно был невозмутим, по его лицу эмоции абсолютно не читались.

Спустя двое суток в кабинет Березина вошёл молодой человек весьма стандартной для российского студента наружности. Худощавый, какой-то измученный, но, тем не менее, с огоньком в глазах. Студента звали Олег.

- Добрый день, господин Березин, - произнес Олег, осматриваясь в шикарном директорском кабинете.

- Добрый день, господин Бондарев, - ответил Березин, оценивающе глядя на студента. – Я буду говорить с вами от имени руководства компании "Рашен Роботс". Совсем недавно компанию, к нашему глубокому сожалению, покинул целый ряд иностранных специалистов.

В связи с этим некоторые направления нашей деятельности оказались оголены. В частности, это относится к отделу программирования. В данный момент мы проводим конкурс на замещение вакантных мест среди студентов ведущих ВУЗов России. Вы прошли первичный отбор и на данный момент являетесь соискателем на место в нашей компании. Для того чтобы попасть в штат "Рашен Роботс", вы должны решить предложенное тестовое задание – некоторую проблему, связанную со спецификой деятельности "Рашен Роботс". Само по себе задание не сложное, но оно требует умения творчески мыслить и реализовывать эти мысли в виде работающих алгоритмов. На решение задания вам будет дана одна неделя. Если есть организационные вопросы, задавайте их сейчас, перед тем, как мы перейдём к технической части тестового задания.

- Можно поинтересоваться размером моей предполагаемой заработной платы? – первым делом спросил Олег.

- Окончательный размер заработной платы зависит от результатов решения вами тестового задания. Он может колебаться от пяти до тридцати тысяч евро. Вас устраивает такой вариант?

Олег сглотнул слюну и машинально кивнул.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

- А тестовое задание оплачивается?

- Нет, но если указанное вами решение нам понравится, возможна разовая премия. Ещё вопросы есть? Не стесняйтесь, спрашивайте.

- Вроде нет.

- Тогда перейдём, собственно, к заданию, от которого будет зависеть ваше трудоустройство.

Березин нажал кнопку телефона и внятно произнёс:

- Пригласите, пожалуйста, мистера Доулинга.

Ирвин К. Доулинг вошёл в кабинет и без приглашения уселся в кресло напротив директора.

- Ведущий эксперт отдела программирования мистер Доулинг, - представил его Березин.

– А это соискатель вакантной должности в отделе программирования господин Бондарев.

Пожалуйста, господин Бондарев, присаживайтесь. Сейчас перед вами будет сформулирована техническая сторона тестового задания.

Олег опустился в кресло. Ирвин К. Доулинг тщательно спрятал усмешку и перевёл взгляд на Березина.

- Компания "Рашен Роботс" в данный момент разрабатывает программу ГРО – глобальной роботизации общества, - начал Березин. – У нас имеется оригинальный концепт робота, способного взять на свои плечи всю физическую работу и обеспечить россиян массой свободного времени. По проекту каждый робот будет обладать саморазвивающимся псевдоинтеллектом. Кроме того, роботы должны быть надежно защищены от случайной порчи, абсолютно послушны и безвредны для человека. С какими трудностями нам пришлось столкнуться в ходе решения этой задачи, сейчас расскажет мистер Доулинг.

Ирвин К. Доулинг широко улыбнулся.

- Изобретать велосипед в этом вопросе нам не пришлось. За основу были взяты три закона роботехники известного учёного и фантаста Азимова. "Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен какой-либо вред", "робот должен повиноваться приказам человека, если выполнение этих приказов не противоречит первому закону" и "робот должен защищать себя, если эта защита не противоречит первому и второму законам".

- А в чём возникла проблема? – спросил Олег.

- Третий закон реализовать было проще всего. Хотя изначально роботы просто отказывались работать. По их мнению, физический труд ведёт к износу составляющих робота деталей. Но мы ввели ограничение на срок, через который возможно полное нарушение работоспособности механизма, и всё нормализовалось. Со вторым законом было гораздо сложнее. Требовалось в доступных для псевдоинтеллекта системе объяснить что такое "человек".

- Двуногое прямоходящее животное, обладающее разумом? – предположил Олег.

- А если этот человек - инвалид. И у него только одна нога. Или, вообще ни одной? А если он поступает с точки зрения робота неразумно? К тому же под выданное вами определение попадают сами роботы. Что будет, если один робот станет считать другого робота человеком?

- Кх-кх, - Олег пристыжено опустил голову. – Как я понимаю, это и есть моё тестовое задание?

- Нет, - Ирвин К. Доулинг задумчиво постучал пальцами по подлокотнику кресла. – Это PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com достаточно простая задача. Нудная, но всё-таки простая. Нами написана программа, выявляющая на основании семидесяти трёх показателей, человек находится перед роботом или нет. Максимальные проблемы возникли, когда мы попытались программно реализовать первый закон роботехники.

- Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен какой-либо вред? – спросил Олег.

- Именно. Здесь имеются два подводных камня, с которыми мы уже сталкивались при решении предыдущих задач. Термин "человек" и понятие "вреда".

- А как же программа, которая "на основании семидесяти трёх показателей..."? – ехидно заметил Олег.

- Одно дело, когда человек находится прямо перед тобой и пытается отдавать тебе приказы. И совсем другое дело, когда он находится, например, около строящегося дома, а робот с пятнадцатого этажа выбрасывает строительный мусор. Дистанционно распознать человек это или вовсе не человек за короткий отрезок времени крайне затруднительно.

- Понятно, - тяжело вздохнул Олег. – А с вредом-то что вышло.

- Вред, наносимый роботом самому себе, и вред, наносимый роботом человеку, несопоставимы. Идеальный вариант – когда робот вообще не наносит никакого вреда человеку, но это, увы, невозможно. В нашем обществе достаточно людей, которым само существование роботов может нанести моральный вред. Концепция вреда для человека так и не сформулирована. Представьте себе робота, который препятствует альпинистам, так как подъём в горы на его взгляд напрямую связан с риском для жизни. Или робота, который громит табачную лавку, потому что курение вредит человеческому здоровью. Представили?

- В общих чертах, - ответил Олег.

- Так вот, это ещё не всё. При полевых испытаниях выяснилось, что концепции трёх законов роботехники и саморазвивающегося псевдоинтеллекта несовместимы.

- А это ещё почему? – не понял Олег.

- Самостоятельное развитие интеллекта подразумевает динамические приоритеты, зависящие от опыта данного индивида. Если наш псевдоинтеллект сделать полностью динамическим, то рано или поздно три закона уйдут в историю, как не соответствующие изменившимся приоритетам робота. Если же три закона жестко привязать к основам мотивации псевдоинтеллекта, то это затормозит развитие робота, некоторые ситуации, связанные с риском для жизни человека не будут рассматриваться, что обесценит роботов в ряде специальностей. Например, такой робот не сможет работать спасателем или инструктором экстремальных видов спорта.

- Господин Бондарев, ваше задание состоит в создании концепции алгоритма, который мог бы реализовать три закона роботехники в программном коде российского робота, сказал Березин. – В вашем распоряжении все наработки мистера Доулинга и других программистов компании. Единственное ограничение – вы не можете снимать с этих материалов копии или выносить их за проходные – вы понимаете, эти материалы стоят денег.

- Естественно, господин Березин, - ответил Олег.

- Ещё вопросы есть? Если нет, можете идти работать.

- Хорошо, господин Березин.

- И удачи вам!

Когда Олег вышел за дверь, Ирвин К. Доулинг расхохотался.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

- Думаете, у него получится?

- Это называется "свежий взгляд", - ответил Березин. – Человек со стороны способен объективно увидеть картину в целом, её слабые и сильные места.

- Этот "свежий взгляд" будет работать ровно двадцать минут, до тех пор, пока он не откроет наши наработки.

- Мистер Доулинг, как вы думаете, сколько времени необходимо, чтобы придти к концепции глобального открытия.

- Вся жизнь, - не задумываясь, ответил Ирвин К. Доулинг.

- А чтобы осуществить его, когда вся база уже имеется?

- В некоторых случаях несколько минут. Господин Березин, вы полагаете, это тот случай?

- Очень хочется на это надеяться.

В течение недели Олег деловито шарил по архивам компании, пытаясь разобраться в наработках "Рашен Роботс". Они касались программного кода, компоновочных решений, дизайна роботов, а так же многих вещей, отношение которых к роботехнике казалось весьма отдаленным. Роботы оказались классическими – с двумя ногами, двумя руками и головой;

вот только в высоту они не превышали пятидесяти сантиметров. Питался робот от автономного генератора, заряжаемого от электрической сети. Погружаясь в детали, Олег день за днем все более приходил к мысли, что для того, чтобы просто разобраться в текущих делах потребуется гораздо больше времени, чем неделя. Олег уже был морально готов признать поражение, но на третий день Березин пригласил его к себе.

- Как движется дело?

- Пока глухо. Чтобы изучить и систематизировать тематические разработки, нужно не меньше года.

- Полагаю даже больше, - Березин достал из бара коньяк, разлил по стаканам и пододвинул один Олегу. – Только этого от вас не требуется. Ваша задача, молодой человек, предложить концепцию решения, а вникать в детали будут другие сотрудники. Они за это деньги получают.

Олег залпом выпил коньяк и закусил протянутой Березиным долькой лимона.

- Вы полагаете, общей концепции будет достаточно.

- Да. Если это будет красивым решением. Хотите, я вам расскажу, как появилась "Рашен Роботс"?

- С удовольствием послушаю.

- В начале XXI века мы назывались "РосГазТранзит" и занимались продажей российского газа в страны Европы. Небольшая дочерняя компания Газпрома, о которой мало кто слышал. Помимо продажи газа нас интересовали всякие сопутствующие дела – компания была маленькая, надо было как-то крутиться. И вот в один прекрасный день мы выиграли тендер на обслуживание нескольких секций российского газопровода в Восточной Европе. А это очень неплохие деньги. Единственная беда - приходилось много платить рабочим;

стоимость трудодней в ту пору была немаленькой. И тут у одного сотрудника возникла красивая идея – заменить обслуживающих газопровод рабочих примитивными роботами.

- Без шансов, - тут же высказался Олег. – Это того не стоит.

- Это того стоило. Конечно, с газопроводом ничего не вышло. Профсоюзы начали стачку и мелкие диверсии, роботы выходили из строя раз в десять чаще, чем было запланировано, а кончилось это тем, что газопровод банально взорвали, свалив вину на наших роботов. Но согласитесь, идея была красивая?

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

- Красивая, - кивнул Олег.

- Именно поэтому мы начали заниматься роботами и стали одной из ведущих роботопромышленных компаний во всем мире. Попробуйте сформулировать концепцию выданного вам задания, не особо углубляясь в частности.

В тот день они ещё долго проговорили, а уже на следующее утро у Олега появилась идея, которую он и обдумывал ближайшие дни. Красивая идея, правда, не без погрешностей. И когда отпущенный срок истек, Олег был готов предложить концепцию требуемого алгоритма.

Они собрались в кабинете Березина – Олег, Ирвин К. Доулинг, Березин и ещё несколько специалистов, заинтересованных в реализации проекта. Олег беспомощно огляделся в поисках кафедры, не обнаружил её, глубоко вздохнул и прокашлялся.

- Я хочу предложить вам концепцию алгоритмизации трех законов Азимова в приложении к профильному развитию программы ГРО.

Публика притихла.

- Начну с основополагающей проблемы, стоящей перед нами. Каким образом совместить самообучающийся псевдоинтеллект и некоторые базовые законы, служащие отправной точкой для создания управляемой роботехники? Я предлагаю разделить блок программного управления роботом на базовый блок псевдоинтеллекта и некую служебную зону, предназначенную для администрирования деятельности робота. Для упрощения терминологии назовем эти разделы сознанием и подсознанием. Информация от сенсоров будет поступать к модулю "подсознание" и после некоторой обработки передаваться псевдоинтеллекту. После того, как роботом будет принято то или иное решение, команда на осуществление деятельности будет передаваться "подсознанию", которое проверит это действие на соответствие законам Азимова. Если предлагаемое роботом действие не противоречит законам Азимова, оно будет выполнено, в противном случае "подсознание" заблокирует действие робота.

- Можно вопрос? – со стула поднялся Ирвин К. Доулинг. – У нас были подобные наработки, они назывались проект "совесть". Единственное отличие – информация от сенсоров сразу поступала в зону псевдоинтеллекта, минуя "подсознание". Это может значительно ускорить работу.

- Мистер Доулинг, разрешите узнать, почему этот проект не был доведен до конца?

Ирвин К. Доулинг вопросительно уставился на Олега, словно пытаясь понять, чего от него хочет этот выскочка.

Потом медленно произнес:

- Мы не смогли создать описательную часть законов Азимова.

- А я смог, - спокойно сказал Олег. – Потрудитесь сначала выслушать доклад, прежде чем давать комментарии.

Ирвин К. Доулинг уселся на своё место, а Олег внимательно обвел взглядом присутствующих.

- Итак, приступим, собственно, к концепции алгоритмизации законов Азимова. Первый закон гласит: "робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен какой-либо вред". Как доказал в своих произведениях классик, вторая часть этого утверждения по существу равна первой. Ситуация из Азимова: робот, не способный действием причинить вред человеку, но способный сделать это бездействием решил убить человека. Робот берёт большой камень, поднимается на крышу дома и, когда человек проходит внизу, бросает камень ему на голову. Сил и возможностей робота хватит, чтобы остановить камень в полете, собственно изначально он и собирается так сделать, не PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com причинив человеку вреда. Первый закон не нарушен. Но во время полёта камня робот меняет своё решение. Он решает не спасать человека, и тот умирает.

- Нам известен этот парадокс, - ровным голосом сообщил Березин.

- В таком случае, я собираюсь его опровергнуть, - улыбнулся Олег.

По залу прокатился гул изумления.

- Существует ситуация, в которой робот даже с облегченным первым законом не способен умышленно причинить вред человеку. Это когда робот не знает о существовании человека.

Механизм реализации этого действия таков. Подсознание получает информацию об окружающем мире и анализирует её на предмет наличия там человека. Существует подпрограмма, на основании семидесяти трех показателей определяющая человека.

Псевдоинтеллект будет получать данные только о тех объектах, про которые подпрограмма сказала, что это "не человек". А все данные об объектах "человек" заносятся в отдельный буфер, и каждое действие робота "подсознание" проверяет на предмет нанесения вреда жизнедеятельности человека. Первый закон Азимова реализован.

- Кхм-кхм, интересная трактовка, - улыбнулся Березин. – Но если робот не знает о существовании человека, то как вы намерены реализовать второй закон?

- Ключевое слово, - ответил Олег. – Когда человек произносит определенный ключ, "подсознание" на него реагирует и передает псевдоинтеллекту устойчивое желание выполнить просьбу человека. Алгоритмизацию же третьего закона мистер Доулинг сообщил неделю назад. "Подсознание" просчитывает, как скоро будет нарушено функционирование робота и, если этот срок превышает гарантию, то игнорирует причиняемый роботу вред.

Мистер Доулинг, теперь вы поняли, чем моя концепция отличается от проекта "совесть"?

- Полагаю, он понял, - ответил за Доулинга Березин. – И горит желанием продолжить сотрудничество с нами в течение следующих десяти лет.

Спустя полгода первая модель робота с псевдоинтеллектом прошла полевые испытания.

Программное обеспечение работало без сбоев, робот надежно контролировался законами Азимова. В самом конце испытания Ирвин К.

Доулинг, проверяя возможности псевдоинтеллекта, произнес ключевое слово:

- Человек.

Робот повернулся в сторону Доулинга и застыл, ожидая приказа.

- Скажи мне, кто я такой?

Робот на секунду задумался, потом произнес два слова:

- Ты Бог.

На воскресенье Ирвин К. Доулинг взял отгул.

- На пикник собрался? – спросил его Березин, подняв голову.

- В церковь. К баптистам.

- Ты же не верил в Бога? – удивился Березин.

- Теперь верю, - сообщил Доулинг. – Если при реализации законов Азимова мы пришли к концепции Бога, почему этого не мог сделать кто-нибудь другой? Тот, кто создал людей.

–  –  –

В этот поздний час улицы Лос-Анжелеса были пусты. Старенький, потрепанный "форд" Джона прошуршал по пыльному асфальту и остановился около пустыря на окраине города.

Правда, теперь его уже нельзя было назвать пустырем - длинные очереди к пяти автоматамраздатчикам заполняли почти все пространство. Сам пришелец, организовавший лотерею, появлялся здесь редко: правила все уже знали из газет и телевидения и надобность в пояснениях давно отпала.

Джон отстоял полчаса в очереди и бросил монетку в десять центов в прорезь автомата.

Тут же в приемник выкатился небольшой кругляшок - стандартная молекулярная матрица.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Парень взял приз и направился к машине. Что скрывалось в этой маленькой безделушке автомобиль, шикарная вилла с бассейном и садом или просто десятидолларовый китайский термос, наподобие того, что выиграла Жаннет из пятнадцатого дома?

Джон выехал за город и остановился на обочине шоссе. Заперев машину, он направился прямо в поле. Если это будет вилла, надо чтобы ей хватило места.

"Ну, с Богом!" - сказал Джон и потер монеткой гладкую поверхность диска. Как только краска защиты сошла, процесс молекулярного конструирования начался.

Диск стал расти. Вначале он достиг размера ладони, потом стал с футбольный мяч.

Формой он был теперь похож на цилиндр. Когда цилиндр достиг размеров небольшой цистерны, Джон начал довольно потирать руки - либо это и в самом деле будет дом, либо что-нибудь еще более солидное, например самолет или (чем черт не шутит!) космический корабль… Но, тут цилиндр расти перестал и вдруг... заговорил. Говорил он голосом пятнистого инопланетянина, того самого, что устроил эту лотерею. Его скрипучий, хриплый баритон Джон не спутал бы ни с чьим другим.

- Этот приз - последний в моей лотерее. Представляет он из себя водородную бомбу мощностью в девяносто мегатонн тротила. Этого вполне хватит для того, чтобы превратить ваш вонючий мегаполис в пустыню. Вы, люди, тоже любите разыгрывать друг друга, и не всегда ваши шутки безобидны. У нас масштабы другие, поэтому и разыгрываем мы покрупному. Вы думали, можно так легко, почти «нахаляву» разжиться за счет глуповатого инопланетянина? Как бы не так! За все надо платить, а бесплатный сыр - только в мышеловке. Вот в такую мышеловку вы и угодили. Впрочем, эта шутка была весьма безобидной - ведь вместо водородной бомбы я бы мог подкинуть вам аннигиляционную, и тогда от всей вашей планеты осталась бы только космическая пыль! Ха-ха! Через пять минут эта штуковина взорвется. Остановить ее невозможно: у ее часового механизма нет выключателя. Хотя, что произошло на самом деле, не будет знать никто, кроме меня.

Впрочем, меня это устраивает - ведь шучу я для себя, а не для вас. Зачем я это делаю? Так, от скуки. Мы живем по тысячу земных лет и больше, а такая длинная жизнь весьма скучное занятие...

Джон не стал слушать до конца. Он уже мчался на своем автомобиле прочь от проклятого цилиндра, в тщетной надежде за пять минут, отведенных ему пришельцем, удрать на недосягаемое для бомбы расстояние.

–  –  –

Альберт долго учился вырисовывать эти иероглифы. Он рисовал их карандашом на бумажных клочках, писал мелом на доске, вычерчивал украдкой на салфетках. На китайский PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com времени уже нет, как и на многое другое, но кое-что все таки успел выучить. Юйлинь означает яшмовый лес или яшмовая роща, родители хотели назвать ее сначала Лин – нефрит или Линг, сострадающая, но остановились на Юйлинь. Китайцы в древности делали из яшмы оберегающие амулеты в виде маленьких дракончиков и носили их на рукоятке меча. Существует легенда, будто один из удельных китайских правителей отдал за яшмовый прииск пятнадцать поселков со всем населением и окрестными садами-огородами. Как писали в старых рукописях Поднебесной, красный камешек остановит самое сильное кровотечение, а зеленый защитит от дурного глаза и сохранит память о верном друге.

А еще Альберт нашел редкое стихотворение поэта Ли Бо, он же Ли Бай, времен династии Тан. Называлось оно «Сетования на яшмовых ступенях», или же «Тан ши цзянь шан цыдань».

–  –  –

– Ты чего, Берти? – китаянка как всегда подошла абсолютно не слышно. Берт не обернулся, так и остался стоять над столом – экраном, и девушке пришлось обойти огромную машину, чтобы заглянуть ему в лицо.

– Бе-е-ерт?

Миниатюрная, с блестящими черными волосами до плеч, в строгой юбке-карандаше и серо-жемчужной блузке. Интересно, они в Малом Совете действительно думали, что он закрутит с ней роман? Вот уж гнусы.

– «Нет веселья на сердце так давно и так долго, и печаль за печалью вереницей проходят». Это Цюй Юань, третий век до нашей эры.

– Ты снова хандришь, Берти. – Девушка укоризненно коснулась мизинцем его локтя, будто мотылек тронул крылышком. – И пьешь слишком много черного кофе, отсюда и мигрени идут. Может, перейдешь на сок?

– Тогда только морковный подогретый.

– Договорились. Через пятнадцать минут принесут в хрустальном кувшинчике. – Китаянка склонилась в учтивом поклоне. Пару раз он даже подумывал пригласить ее на свидание, но вовремя одумался. Впрочем, именно благодаря Юйлинь все стены его уютного особнячка под желтой крышей увешаны репродукциями Ван Мэна, Хуан Гунвана и непревзойденного Ни Цзаня. Да, у него хороший дом – в ореховом лесу в километре от Центра, вокруг тенистые кольцевидные аллеи, а две веселые и добрые филиппинки с утра и до вечера хлопочут по хозяйству, вытирают пыль с китайских гравюр. Особенно хороша последняя его покупка, монохромная в красных тонах «Дама с драконом и фениксом». Ритм, текучесть, изящество и много горного прохладного воздуха, где парит гордый и упрямый феникс, а ниже свившейся клубком дракон вынашивает скрытый до поры до времени коварный замысел. Что касается PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com дамы, то китайцы за четыре тысячи лет так и не научились рисовать женщин, другое дело ветки цветущих вишен и слив, или например маленькие взъерошенные птички в снегу.

Есть четыре благородных растения – орхидея, бамбук, хризантема и слива мэйхуа.

Орхидея это нежность и утонченность, бамбук – сила и высокие моральные качества, хризантема – целомудренность и скромность, а цветущая дикая слива мэйхуа ассоциируется с чистотой помыслов и стойкостью к невзгодам судьбы. Но ты, Берти, скорее всего лотос – так она сказала ему однажды.

– Я пошутил. С вами нужно быть осторожным, а то еще устроите бассейн с теплым морковным соком и будете меня туда окунать, чтобы мыслительный процесс улучшить.

Под «вами» он имел в виду Юйлинь и подославших ее товарищей.

– Заседание уже началось. Сегодня будет скучно, посвящаем двух новеньких. Ты пообедал?

– Ага. Мег принесла салат с мидиями. Кто сказал, что мне полезно кушать мидии?

– Берти, твою диету составлял лучший диетолог, действительно лучший, и она помогает.

Если хочешь, я тоже буду брать мидии на обед, чтобы тебе не было так одиноко с ними расправляться.

Берт намеренно громко вздохнул, неуклюже развернулся на каблуках и двинул следом за девушкой, бормоча под нос «Сетования на яшмовых ступенях», специально чтобы позлить китаянку.

Они находились на втором этаже левого крыла Центра, а Большой Совет собирался на минус двенадцатом, почти в километре ниже уровня земли. Если верить Google Maps, здесь огромная частная скотоферма с пахотными землями, и увидеть Центр на спутниковых снимках невозможно, изображение размыто и искажено. Впрочем, у его дома под желтой крышей также нет официального адреса, так что писем он никогда не получал.

Ну кто придумал оборудовать лифты зеркалами от пола и до потолка? Большое удовольствие пялиться на крупноголового тонкошеего уродца, вернее сразу на четырех уродцев, ага, а вот еще один, блестит лысиной с потолка. Хотя нет, можно любоваться Юйлинь и строить ей сердитые гримасы.

– Берти, соберись пожалуйста, у нас заседание. Посвящаем двух новеньких. Обычный ритуал, но все же.

А кожа белая, будто рисовая бумага, запястья тонкие, изящные, и черные азиатские глаза. Это чудо наделено одновременно редчайшим интеллектом (докторская степень по аэродинамике), стальным характером и милой, будто майское утро, улыбкой. Зеркало открыло нелицеприятную правду – сам он ростом с Юйлинь, с огромной головой будто наспех прикрученной к коротковатому квадратному телу, а еще для полноты картины добавьте еврейский нос и толстые африканские губы. Впрочем, если он попросит, то завтра принесут хоть миллион долларов в кожаном чемоданчике, хоть теплый морковный сок в хрустальном кувшине. Жених хоть куда, как говорится. Дверь-зеркало открылась, и Берт, в очередной раз увернувшись от своего отражения, быстро засеменил следом за быстроногой девушкой.

Первая стальная пуленепробиваемая дверь – отпечатки пальцев, вторая дверь – проверка сетчатки, нужно глянуть в специальное устройство напоминающие микроскоп, возле третьей двое одинаковых типов в камуфляже и с автоматами, а возле четвертой маленький робот-убийца напоминающий последнюю японскую кофемолку. Наконец коридор PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com с датчиками тепла и движения.

– А кофемолки раньше не было.

В ответ молчание, китаянка только поправила прядь и стряхнула невидимую пылинку с юбки. Она всегда выглядит идеально – одежда, макияж, волосы, и так же идеально говорит, двигается, улыбается, так что иногда Берт даже подозревал, что приставили к нему на самом деле не симпатичную девушку-помощницу, а хитроумного робота последней модели.

Зал темный, без окон, с огромным овальным столом, где в вечных сумерках подземелья сидят человек пятьдесят рыцарей Короля Артура, все мужчины, все лысые и немолодые.

Здесь не работают телефоны, а специальные радиоволны ищут подслушивающие устройства. На стенах огромные экраны, на экранах – чернь космоса.

Берт и Юйлинь заняли два последних свободных места. Как всегда перед каждым бокал с водой и табличка с именем. Юйлинь Чжоу и Берт, просто Берт, без фамилии. Он сам попросил называть его исключительно Бертом, никогда Альбертом, настолько это имя казалось ему чужим, слишком немецким, слишком напыщенным, вообще, удивительно неподходящим даже ему старому. Секретарь, чернокожий сморщенный старичок, держал речь.

– Берти, мы хотим представить тебя двум новым членам Совета. Пожалуйста, познакомься – директор Еврокосмоса Доран Гисс, и бизнесмен из Соединенных Штатов Карл Бецер. Бецер занимается переработкой так необходимой нам платины.

Двое мужчин кивнули, у Гисса дрогнула височная мышца. Смотрите, смотрите, разглядывайте, чего уж тут стесняться.

– А это Юйлинь, постоянная помощница Альберта, и именно через мисс Чжоу вы будете общаться с сердцем и мозгом нашего проекта.

Внезапно все подскочили с мест и зааплодировали. Берт тоже приподнялся, шутливо поклонился и кивнул – садитесь, садитесь, пожалуйста. Не стоит, право же.

– Именно Берт открыл систему двигателей Би-67, которая позволит челнокам К-8 добираться до Кеплера-5 за три с половиной года. Мы всем обязаны Берту. Берти не совсем здоров, есть изначальные проблемы на генетическом уровне, но он старается держаться молодцом. Большую часть времени он проводит здесь, в Центре, и здесь же у нас будут происходить еженедельные заседания. С Бертом прошу не спешить, говорить медленно и отчетливо.

– Вы… – Бецер теперь рассматривал его откровенно, ничуть не стесняясь. – Сколько вам лет?

– Мне тридцать шесть, но определенные особенности отличают меня от обычного человека и, по всей видимости, не позволят дожить до пятидесяти пяти. Я горжусь тем, что участвую в проекте «Первые и последние», горжусь тем, что сотрудничаю с лучшими умами мира ради спасения человечества. В том числе и вами, господин Гисс, господин Бецер. Я готов ответить на любые ваши вопросы.

Новички Большого Совета всегда принимают эту идею тяжело. Клон Альберта Эйнштейна. Вихрастая огромная голова на сутулых плечах, мягкий хрипловатый голос, странно пристальные выпуклые глаза.

– Если говорить одними фактами, я всего лишь часть грандиозного проекта. Огромная, разветвленная, многозадачная структура, а я одна из ее ключевых частей, и нахожусь где-то около корня. Как вы уже знаете, то была идея Моргенштайна, да-да, покойного нобелевского лауреата по стволовым клеткам и одного из первых членов Большого Совета. Клонировать PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Эйнштейна, чтобы ускорить проект. Незачем напоминать о высушенном кусочке мозга, что хранился под стеклом в Дюссельдорфском музее. Я Эйнштейн на девяносто четыре процента, а не на сто, если это имеет какое-либо значение. Мое детство и юношество было не совсем обычным, поэтому я даже в чем-то превосхожу… старого господина Эйнштейна.

В зале царила полная тишина. Двое приглашенных в Совет дружелюбно улыбались одинаковыми улыбками, только у Гисса судорожно дергался кадык.

– С девяти лет я каждый день по восемь часов изучал математику и физику. Плюс физические нагрузки, плюс правильное питание. Мое здоровье не очень хорошо, я довольнотаки дефектное существо. Уже в шесть лет я осознал, что есть Миссия, есть Цель, и только из-за нее я призван из небытия. Я понял, что единственный и уникальный в своем роде, ведь за клонирование предусмотрено уголовную ответственность по всем законодательствам мира. Но для меня сделали исключение. Единственное в истории.

Берт улыбнулся, мягко и чуть виновато.

– Мне было пять, когда господин Моргенштайн посадил меня на колени и рассказал тайну. Солнце взорвется – пух! – помню, старик ударил кулаком об ладонь, и все вокруг испечется, мой маленький Берти, словно забытый пирог в духовке. Земля превратится в черный, покрытый обугленный трещинами шар. Но, Берти, несколько сотен добрых и умных людей объединились, сели за овальный стол, и у них появилась мечта. Потому что есть планета, удивительная таинственная планета, и она не так уж далеко отсюда, просто мы не знаем, как до нее долететь. Как преодолеть это расстояние. И у нас совсем нет времени, чтобы решить эту проблему. Моргенштайн рассказал мне, пятилетнему вихрастому головастику о Кеплере-5, планете-океане с земной атмосферой, рассказал о звезде, мягкой и доброй, а не коварной, как наша погибель по имени Солнце. Проблема была только в расстоянии.

Берти поправил табличку со своим именем, аккуратно передвинул бокал.

– Я должен был найти решение, и я его нашел, когда мне исполнилось семнадцать. Я работал не один, и не стоит преувеличивать мои заслуги. Ко времени моего тридцатилетия правду стало сложнее скрывать, графики четко показывали, что температура в атмосфере Земли поднялась на пару градусов. И именно Моргенштайн придумал идею с глобальным потеплением… Это была ложь во спасение. Будто бы деятельность человека приводит к так называемому парниковому эффекту – работают фабрики и заводы, идет эмиссия вредных газов и так далее до изменения климата… Чушь, конечно. Но вернемся к делу. Эта прелестная девушка, чье имя переводится как яшмовая роща, ответит на все ваши вопросы, и я всегда рад помочь, если это касается общего дела.

– Но... вы сами чувствуете себя Эйнштейном? – спросил Бецер. Довольно нагло, надо сказать, но наверное простительно для миллиардера. Берт знал, что Бецер поднялся из нищеты.

– Не знаю. Я обожаю Гейне (правда читаю в переводе, у меня нет времени учить немецкий), и при этом ненавижу Германию. Интересуюсь своей, верней его родословной, составил генеалогическое древо на десять поколений назад. Еще я знаю, что он не любил сладкое, а я помешан на шоколаде. Такие, знаете горькие трюфеля с ореховой стружкой, Юйлинь их тоже обожает. Я читал его письма, и могу сказать, что чувствую некое родство, чувствую, что мог бы написать те же самые слова другу или любимой женщине. И это не удивительно, ведь на девяносто четыре процента мы одно и то же.

– Вы… всегда жили тут? – это уже расхрабрившийся Гисс.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

– До девяти лет меня воспитывал Моргенштайн, со дня его смерти я нахожусь тут. Но объездил весь мир. Нужно же было понять, за что сражаемся. – Берт мягко улыбнулся, одними краешками губ. – Я полюбил природу и животных, особенно кошек. Полюбил горы, ледники, и почему-то особенно Гаити, Восточную Европу и Рейкьявик.

– Мы гордимся возможностью… Работать с вами, Аль… Эйн… Прошу прощения, Берт. – новые члены Совета дружно привстали.

– Да, просто Берт. Именно так я решил называться.

– Господа Гисс и Бецер, – поднял руку секретарь, – Альберт является частью программы «Первые и последние», соответственно имеет ту же степень секретности. Подчеркиваю – вы не можете в частных разговорах затрагивать темы клонирования, упоминать фамилию Эйнштейн, и даже отдаленно связанные предметы, например теорию относительности. Так же как под страхом смерти вы не можете упоминать систему Кеплера. Знаю, широта запретов кажется идиотской, но таковы правила, и мы все их решили соблюдать.

И на экране засияла перламутровая жемчужина в легкой дымке. Берт не в первый раз наблюдал реакцию на эту картинку. Полное понимание, что мир гибнет, приходит к новичкам в Совете далеко не сразу, весь жизненный опыт говорит против этого. Как? Почему? Мы же вечные, бесконечные, мы были и будем всегда... Расскажите про это скелету трицератопса, ага. Земля-2, наполовину скрытая тенью, наполовину в мягком освещении звезды Кеплера кружилась в мягком печальном ритме. В который раз они просматривали короткий фильм.

Перигелий, афелий, большая полуось, эксцентриситет. Земля-2, она же Кеплер-5 замерла недвижно серебристо-серой каплей и молчала, упорно храня свои тайны.

Смешно, что его боятся… Возможно, им приходит на ум извилистый розовато-серый кусочек мозга под стеклом Дюссельдорфского музея или что еще. Затемненные ореховые аллеи концентрическими кругами огибали особняк. В детстве он был абсолютной копией маленького Эйнштейна, но сейчас уловить сходство стало сложней. И вряд ли бы сфотографировался с высунутым языком, ну уж нет. Скрипка – тоже нет, скорее гитара. Да, он тепличное растение и ничего не знает о реальной жизни. Вот подсунули прекрасную китаянку, чтобы повысить эффективность работы, а он в ответ только начал коллекционировать гравюры эпохи Тан. Черные кроны ореха тонут в вечерней тьме, холодные ветер приятно освежает вспотевшее лицо.

А ты, ты видишь ли, скажи, Порой хоть тень мою, Когда полями вдоль межи Спускаешься к ручью?

Это Гете. «Вечерняя песнь охотника». Да, он многого не знает, многого не понимает, и часто читает не то чтобы насмешку, но явное непонимание в глазах окружающих. Это жалость, странная жалость к странному существу в погибающем мире. Моргенштайн предупреждал, что будет трудно, что он не все сможет понять. Но главное – задача, главное

– Земля-2 и такой нелегкий, почти невозможный путь в десятки тысяч световых лет.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Неделю спустя.

Две филлипинки, веселые и хозяйственные, сейчас в четыре руки режут салат. Пора возвращаться, вечер несет только холод и печаль.

Запищал телефон. Секретарь почти кричал.

– Берт, это вчера, сразу после заседания Совета, появилось в твиттере, с аккаунта Смит456. Видишь? Я послал тебе полную копию.

– Подожди, открываю. Хм… Во многой мудрости много печали, и кто умножает познания, умножает скорбь. Я готов открыть вам знание, что вероломно скрыли от вас… Я умножающий печаль… Господи… Кошмар. Это произошло! – закричал Берт, и с темных веток с уханьем сорвалась птица. – То, чего мы больше всего боялись!

– Читай дальше, Берт. Там дальше по поводу глобального потепления, видишь?

– Изменение концентрации парниковых газов – ложь. Изменение в орбитальном движении Земли вокруг Солнца… Солнце колеблется со всей большей амплитудой… Бецер, черт побери. Или Гисс? Бецер или Гисс?

Телефон не отвечал.

– Проклятие! Сразу два новеньких и такое. Так Бецер или Гисс?!

Они оба помолчали некоторое время. Где-то внутри зародилась страшная догадка.

– Ты знал, Берти? Не обижайся, но все понимают, что между вами была симпатия. Вы проводили много времени вместе. Китаянка самый близкий тебе человек на сегодняшний день, не отрицай.

– Подожди… Но… Это же вы нашли ее! Вы подсунули мне…

– Мы ошиблись. Весь отдел психоэкспертизы уже отправлен в отставку. По всей видимости, она приняла решение не так давно, может всего неделю назад. За ней ведь постоянно наблюдали, Берт, так же как за любым из нас. Мы не знаем, что послужило спусковым курком. Там дальше в письме… Читай. …Мы погибнем, но последнее столетие проживем гордо, продолжайте влюбляться и рожать детей, выращивайте цветы…

– О, боги. Как это возможно?! – кричал Берт.

– Пришлось действовать очень быстро. Мы отключили на пару часов все социальные сети, вроде бы появился некий глобальный вирус, об этом сейчас по телевиденью рассказывают. В течении дня все было решено. Она… Все прошло быстро, Берти, поверь.

Она... Уже в Китае. Берти, такое случается. Она не первая и последняя. То и дело кто-то из Большого Совета решает, что он спаситель, наместник Бога на земле, и может раскрыть человечеству последнюю страшную истину. Берт, прости. Но ты должен понять. Кто, если не ты.

– Я понимаю. – Его голос звучал ровно.

– Нет ничего хуже хаоса. Загнанный зверь опасен, а китайская сучка могла превратить все человечество в одного огромного раненого зверя. Ты понимаешь это, Берт?!

Секретарь отключился, и Берт остался один, окруженный тишиной и тьмой ореховых аллей.

Все это время Юйлинь вынашивала дерзкий план, а он даже не догадывался… Стена, стена из льда и камня отделяет его от мира. Чужая душа потемки. Стыдно и странно, что думает сейчас не столько о девушке, сколько о своей ужасающей глухоте, о том, что не сумел прочесть ее замысел, а то, может быть, и отговорил бы, спас, убедил. Но между ними все это время была невидимая стена. Берт вытащил из кармана телефон, не отдавая PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com самому себе отчет, зачем набирает единицу – то есть Секретаря.

– Я вот что хотел сказать. Что это за название такое – Земля-2? Или Кеплер-5? Я долго думал. Тут одно из двух. Терра, это Земля на латыни, или… Что-нибудь другое. Вообще, по правде говоря, я больше склоняюсь к одному названию.

– Не понимаю, о чем ты, Берт.

– Яшмовая роща. Юйлинь. Красивое, нежное имя. Неужели хуже, чем Земля-2 или Терра?

– Что-что?

– Да, не я открыл планету, это сделал телескоп Кеплера, но я создал первый двигатель.

Земля она одна единственная, и скоро погибнет. Это другой мир, там будет другая жизнь.

Так почему не Юйлинь?

– Берт... Я понимаю, ты только что потерял близкого друга. Мы в Совете не знали, как тебе сообщить. Даже думали обмануть, сказать что китаянка вышла замуж и просто исчезла.

Как мы могли так ошибиться… Она блестяще прошла все, понимаешь, проверки, тесты. Мы следили за ней неотступно, ежеминутно и ежесекундно и ничего не поняли до того момента, пока сука не опубликовала твит под именем Смит456 – то… что ты только что прочитал.

Берт, ты расстроен… Просто вернись домой, зажги огонь в камине, выпей стакан вина и ложись в кровать.

– Как давно она замыслила это безумство?

– Сейчас мы пытаемся это выяснить. Ты тоскуешь, Берти, это страшная боль, я тоже терял близких. Потерпи, эта ночь будет самая сложная, с утра станет легче.

– Обо мне никогда не узнают. Клонирование запрещено, и будет запрещено всегда, даже на Земле-2, если люди там когда-то будут. Сейчас вероятность этого одиннадцать целых восемь сотых. Дайте мне возможность назвать Землю-2 как я пожелаю. Иначе я выхожу из проекта, и делу конец. Я даю вам на размышление час.

И Берт отключил телефон. Он прошел почти до конца аллеи, когда загорелось новое сообщение.

¬¬– Юйлинь? То есть это Земля, а там у тебя будет Юйлинь?! Берт, ты обезумел?! Я понимаю, дать это имя одному из челноков, можно даже первому, у тебя есть право выбрать любое имя, но целую планету… Безумие. Я поставлю это на голосование в Малом Совете, но пока ничего не обещаю.

Он закрыл глаза и покачался из стороны в сторону. Потом медленно двинулся к золотистому свечению окон, где дожидались две верных филиппинки с разогретым ужином.

Тьма, холодные безжалостные черные звезды, всеобщее безумие. Одиночество.

Расстреляли в темном подвале? Отравили? Скинули с крыши, сымитировав самоубийство? Фамильное кладбище в Китае. Старая, богатая семья Чжоу с традициями.

Венчик из золоченого серебра и шелковые одежды, вышитые золотом цветы и бабочки.

Китайцы украшают мертвые тела бриллиантами, золотыми серьгами, браслетами, шпильками. А еще иногда в рот кладут жемчужину или серебряную монету – подношение почтенному Нефритовому императору, что встречает своих верных слуг на той стороне.

Загорелось новое сообщение.

– Они в Малом Совете ужасно напуганы. Клянутся, что ты можешь дать новое имя Кеплер-5, только продолжай работать. Берт, они реально боятся, что после того что случилось, ты выйдешь из проекта.

– Я… Господи.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

– Берт, именно ты дашь имя новому миру, новой Земле. Думай хорошо, не спеши. Хм, смешно, я вот подумал, что у меня самого нет идеи, как назвать планету, и, если бы мне предложили, да, если бы мне дали такую честь... Может быть… Или… Не знаю. Юйлинь… Яшмовая роща… Может и вправду хорошо. Слово красивое, только вот как объяснить… Или никак не объяснять. Кто знает, почему Земля называется именно Землей? – писал Секретарь.

Обманывают. Пытаются успокоить, вернуть в обычный ритм, вернуть к работе. Я ведь не доживу до того часа, и не смогу проверить. Моргенштайн предупреждал, что будет тяжело.

Умножающий познания умножает скорбь… – так начинался твит Смита456.

Где-то там, в ста сорока световых годах, серебрилась Юйлинь, ждала гостей со своими щедрыми дарами и благодатью спасения.

–  –  –

В Пирмасенсе, в гренадерском полку, под командой ландграфа Людвига фон Роденштайна служили два закадычных друга, оба крестьяне родом из Оденвальда – Карл Йонас из Штирбаха, капрал, и Хайнрих Шубкель из Кнодена, рядовой.

Ионас пошел в солдаты по своей охоте, так как был в семье младшим сыном и не мог ужиться с братом, хозяйничавшим в отцовской усадьбе. Что касается Шубкеля, он был человеком зажиточным, которого вербовщик ландграфа подпоил в Дармштадтской корчме и обманом запихнул в военный мундир. Поговаривали, будто, подобно многим своим землякам, он сведущ по части колдовства, однако вот уже полтора года тянул солдатскую лямку, а его умение так и не помогло ему избавиться от этой напасти.

И вот, когда однажды зимним воскресным вечером приятели сидели за кружкой пива в пустой корчме, кноденец придвинулся поближе к штирбахцу и сказал:

– Послушай, Йонас, я хочу унести отсюда ноги, и ты должен мне помочь.

Такое предложение не пришлось капралу по вкусу, ибо он знал, что кара за дезертирство ждала не только беглеца, но и его пособников. Не хуже было ему известно и то, как ландграф бережет своих солдат от соблазна: по его приказу город был обнесен высокой стеной, к которой не дозволялось пристраивать никаких домов, и день и ночь напролет, внутри и снаружи, сменяя друг друга, должны были разъезжать гусарские патрули.

Так что капрал выколотил свою трубку и буркнул:

– Ты спятил, Шубкель!

– Пока нет, – возразил ему товарищ, – но если побуду здесь еще немного, уж точно рехнусь.

– Ты что же собираешься с помощью своих колдовских штучек перелететь через стену?

– Эх, была б это обычная стена, ей Шубкеля не удержать – только бы меня и видели! Но ландграф наложил на нее заклятье, так что мое искусство тут не поможет...

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

– Тогда кончай болтать. Пей лучше свое пиво да имей терпенье. Не ты один тянешь эту лямку – я вот сам служу здесь уже восьмой год.

Но Шубкель уперся и стоял на своем.

– Тебе нечего бояться, Йонас, – убеждал он приятеля. – Тебя это никак не затронет, потому что я решил бежать во время командировки.

Тут надо заметить, что закон велел карать любого офицера или унтер-офицера, в чьем подразделении служил дезертир, но если этот грех случался, когда солдат, так сказать, выпадал из поля зрения своего командира, начальник его оставался безнаказанным, а вся вина падала на того, в чье распоряжение дезертир переходил на время командировки.

– И кто же тот бедолага, кому придется держать ответ? – недоверчиво хмыкнул Йонас.

Шубкель ухмыльнулся от уха до уха.

– А ландграф! Не прикажет же он самого себя бить фухтелями или разжаловать. Самое большее – посидит трое суток под домашним арестом, так что весь гарнизон, включая майоров и генералов, скажет мне спасибо.

Йонас и помыслить не мог, что Шубкель говорит всерьез, а потому заметил с усмешкой:

– Да уж точно: всем будет радость, если старик на три дня уберется с глаз долой.

– Послушай, дружище, – продолжал между тем Шубкель. – Я прошу самой малости – во имя нашей дружбы. Дошло до меня, будто в четверг утром предвидится маленькая поездка...

– Почем ты знаешь? – насторожился Йонас.

– Да так, мизинчик шепнул, – ответил кноденец с неопределенной ухмылкой. – Короче:

сейчас черед нашего капральства выделять ландграфу караульного. Это может быть только Георг Фогель, Петер Дингельдайн или я, потому как мы трое – самые старослужащие. Ты должен устроить так, чтобы тех двоих услали на заготовку фуража – тогда фельдфебелю придется назначить меня.

Йонас вытаращил глаза.

– И во время этой поездки ты намерен ускользнуть у старика из-под носа? Ну нет, ты точно спятил!

На это Шубкель, который все хорошенько обмозговал, возразил:

– Говорю же: тебе не о чем беспокоиться. До сих пор, из дружеского расположения, ты защищал меня от назначения в караул, а теперь – опять-таки из дружеского расположения – я прошу тебя это устроить. Тебе ничто не грозит, а я буду по гроб жизни благодарен и обещаю оказать любую услугу, какой ты от меня потребуешь.

Теперь Йонас сообразил, что Шубкель не шутит, и его даже пот прошиб.

– И ты думаешь, будто из дружеского расположения я помогу тебе подвести себя под шпицрутены?

– Ничего не поделаешь, дружище, я должен отсюда убраться. Исполни мою просьбу – не будет беды ни для тебя, ни для меня. А если откажешься, придется искать другой, менее надежный путь – тогда, может статься, меня схватят и впрямь прогонят сквозь строй, и этот грех падет на твою душу.

Шубкель продолжал уговаривать приятеля, а у капрала делалось все тоскливее и неуютней на душе, потому как он думал, что лишится друга. Но в конце концов он не мог больше противиться и скрепя сердце обещал Шубкелю исполнить его просьбу.

Ландграф, который был человеком въедливым и педантичным, строго различал большой и малый выезды. При большом он выезжал в карете, в сопровождении эскорта из гусар и приличного числа верховых офицеров. Но поскольку была зима, он отдавал предпочтение PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com малому выезду: то есть ехал один в санях, где на козлах, рядом с кучером сидел только его гайдук. Однако сзади, на подножке, стоял гренадер с ружьем на караул. И поскольку в этом положении должен был он оставаться при самом жестоком морозе зачастую по многу часов, не имея возможности ухватиться за что-нибудь, когда сани подбрасывало на ухабах или при поворотах швыряло из стороны в сторону, он был пристегнут под коленями к двум железным ручкам – изобретение, которым ландграф очень гордился. Во время поездки он то и дело оборачивался, дабы удостовериться, что солдат не позволяет себе никаких вольностей, и если ловил беднягу в непредусмотренной церемониалом позе, то бил его собственноручно, будучи таким же ревнителем устава, что и король прусский, у которого научился военному ремеслу. Так что солдаты ландграфа боялись назначения сопровождающим в поездках пуще любой другой службы.

В четверг рано утром сани ландграфа выехали из городских ворот, и Шубкель стоял на запятках с ружьем на караул, перебирая в памяти все необходимые к соблюдению предписания, которые ландграф изложил в 32 параграфах своей «Инструкции касательно поведения при малом княжеском выезде».

Был ясный день, и морозный воздух струился вверх, точно золотой дым.

Они отъехали не очень далеко от города, когда его светлости понадобилось выйти по нужде. Он крикнул: «Стой!» Сани остановились, и гайдук спрыгнул с козел. Ландграф, повернувшись, скомандовал: «Ружье к ноге!» – и Шубкель с такой силой стукнул прикладом о запятки, что сани все задребезжали. Гайдук стоял в снегу у подножки, вытянув руки по швам, пока ландграф не отдал очередную команду: «Правый – отстегнуть! Левый – отстегнуть!»

Теперь гайдук должен был отстегнуть гренадера от удерживавших его ухватов, и поскольку его закоченевшие пальцы действовали недостаточно проворно, ландграф заставил его повторить эту процедуру не менее дюжины раз. После этого Шубкель промаршировал на правую сторону, но с ружьем на караул – вопреки инструкции. Гренадер получил увесистую оплеуху, и только теперь ландграф вышел из саней, где, отойдя на несколько шагов по заснеженному полю, совершил то, что положено было совершить, строго регламентированными движениями и с военной точностью.

Прежде чем снова усесться в сани, он имел обыкновение с головы до ног осматривать стоящего на карауле солдата. Так было и на этот раз.

– Какой роты, молодец?

– Первой, Ваша светлость!

– А как тебя звать?

– Шубкелем, Ваша светлость!

Тут ландграф открыл свою объемистую записную книгу, полистал на букву «Ш» и сказал:

– Ты из Кнодена, верно?

– Верно, Ваша светлость!

– Солдат телом и душой?

– Точно так, Ваша светлость!

– Готов за меня в огонь пойти?

– Только прикажите, Ваша светлость!

– Ну, ступай! На плечо! Вперед – марш!

Шубкель снова промаршировал вокруг саней, встал на запятки, крепко пристегнулся – и поездка продолжалась.

Ландграф хотел посетить недавно возведенный мост, под которым намеревался устроить PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com крюйт-камеру. Он приказал осадить лошадей перед самым мостом, повернулся и скомандовал: «К ноге!» Однако Шубкель не шелохнулся. При виде такого вопиющего нарушения устава ландграф разинул рот, и глаза у него вылезли из орбит. «Ружье к ноге!» – заорал он. Гренадер стоял неподвижно как вкопанный. Ландграф побагровел и, схватив свою трость, что было сил огрел его по голове. От удара трость переломилась, но Шубкель не шевельнулся.

У ландграфа язык отнялся, он позабыл все команды, только прохрипел:

«Отстегнуть... свинья!» – и выскочил из саней. Гайдук трясущимися руками отстегнул ремни

– и Шубкель во весь рост грянулся на снег, точно подрубленное дерево, так и не выпустив ружья. Но когда ландграф и гайдук бросились к нему и начали тормошить, их пальцы ощутили пустой мундир, из которого высыпалась горстка пепла.

За мостом лежала деревня. Ландграф велел гайдуку сбегать туда и привести священника, а сам повалился в сани, и зубы у него стучали от ужаса. Наконец он овладел собой настолько, что смог вытащить из кармана «Инструкцию касательно поведения при малом княжеском выезде», и погрузился в спасительное чтение. Это его немного успокоило, хотя ни в одном из тридцати двух параграфов не было предусмотрено действий на подобный случай.

Между тем гайдук воротился с пастором – рослым здоровяком лет тридцати, у которого не было даже времени надеть парик и сутану. Ландграф потребовал объяснений.

– Как человек ученый, вы должны в этом разбираться, – заявил он, указывая на пустой мундир – все, что осталось от Шубкеля, гренадера первой роты.

Увы, под гневным взглядом ландграфа пастор повесил голову, будто сивая лошадь перед кузницей. Бледный и растерянный, он пробормотал что-то о возможном оптическом обмане и кознях злого духа, а затем добавил, что с потерпевшим могла приключиться неизвестная смертельная болезнь.

Ландграф кивнул головой. Именно так – неизвестная болезнь. Умер на посту, как и подобает бравому солдату.

Подумав немного, он сказал гайдуку:

– Вот что: поезжай в Пирмасенс за новой тростью и караульным, а я пока останусь в деревне... Нет, постой-ка! Лучше сделаем по-другому. Господин пастор, пожалуйте сюда!

Фигура у вас подходящая, так что надевайте мундир мертвеца, берите ружье и полезайте на запятки. Будете гренадером!

Пастор бухнулся на колени, прося пожалеть его жену и детишек, плакался о своем долге перед прихожанами. Однако ландграф был непреклонен: нечего такому молодцу зазря пропадать в попах – псалмы бубнить и горбун сможет.

Между тем Хайнрих Шубкель вернулся в родную деревню, и поскольку ландграф не имел в Кнодене никакой власти, зажил спокойно на своем подворье. С годами Шубкель женился, обзавелся ребятишками. Теперь он пользовался своим умением лишь для крестьянских надобностей и, заколов свинью, всякий раз отвозил несколько колбас в Штирбах, матери Йонаса, прося переслать их в Пирмасенс сыну и, при случае, передать привет из Кнодена.

И вот однажды, в послеобеденную пору – а было это на второй день Рождества, – в дверь его постучали, и когда Шубкель отворил, на пороге стоял капрал Йонас. Приятели сердечно обнялись. Шубкель угощал гостя яблочным сидром и сливовицей, копченым мясом и омлетом, а его жена и дети дивились яркому мундиру с надраенными до блеска пуговицами.

Йонас рассказал, что за верную службу получил отпуск на несколько недель, впервые за много лет побывал в родном Штирбахе, а теперь вот решил навестить старинного друга. Он описывал всякие мелкие происшествия из жизни полка – вроде того, что ландграф недавно PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com произвел пастора в ефрейторы или сочинил свой пятисотый военный марш, который церковные органы должны теперь играть по воскресеньям, – однако робел затронуть достопамятную поездку Шубкеля и его побег. Шубкель заметил, что приятель его подавлен, глядит прямо перед собой, а говорит бессвязно и быстро, чего прежде с ним не бывало.

Улучив минуту, когда хозяйка и дети вышли, Йонас вздохнул и сказал:

– Хорошо тебе, Шубкель, рассуждать о счастье, потому что тебя там больше нет. А я моей гарнизонной жизнью сыт по горло, все четыре стенки экзерциргауса изучил до шляпки последнего гвоздя, и меня от них с души воротит. Хоть бы уж война пришла что ли! Тогда не будет каждый шаг определен инструкцией и регламентом. Когда повезет, я сделался бы фельдфебелем, а если бы пали в бою старшие офицеры, то – чем черт не шутит – мог и ротой командовать. Ну, а случись мне быть раненым, дал бы мне старик орден и назначил пенсию да еще пожаловал место сборщика податей у ворот впридачу.

– Меня мало заботит, что в мире творится, – отвечал ему Шубкель, – и не слышал я, чтобы дело шло к войне.

Йонас помолчал минуту, будто собирался с духом, и сказал решительно:

– Ты не хуже моего знаешь давнюю примету: всякий раз, когда призрак старого барона перебирается со своим скарбом из Шнеллертса в Роденштайн – скоро грянуть войне, а когда обратно – воцариться миру. Я слышал про то от матери и старых людей и так себе обмозговал: одно здесь причина, а другое – следствие. Ты знаешь толк в колдовстве, иначе не сумел бы сбежать от ландграфа. Кроме того, за тобой должок, вот я и прошу оказать мне услугу. Вызови заклятьем духа. Тогда ему придется явиться в Роденштайн – а значит, быть войне.

Шубкель сделался мрачным, будто туча, и проворчал угрюмо:

– Все это – чушь! Роденштайнский барон не может вызвать войну, он только возвещает о ней заранее.

– Я не такой ученый, как ты. Но одно вижу: выбирается дух из Шнеллертса – разразиться войне. Стало быть, вымани его оттуда – и она начнется.

– Послушай. Лет сорок назад жил в Райхельшайме один раби, который умел приказывать духам. И вот, во время войны, явились к нему крестьяне вместе с женами и детьми, повалились на колени и обещали половину своего добра – только б он выманил духа из Роденштайна обратно в Шнеллертс, чтобы снова настал мир. Но раби сказал: «Когда б вы отдали мне все золото, какое есть в королевстве, я и тогда не властен исполнить вашей просьбы, ибо это ужасная тайна, и никто не должен ее касаться».

– Жид был волен делать, как хочет. Однако ты – мой должник.

– Вот как? – воскликнул Шубкель. – Уж лучше было мне мыкать солдатчину или выбираться собственными силами! Потому как даже если б меня схватили и прогнали сквозь строй – все не так страшно, как услуга, которой ты требуешь!

– Не увиливай, Шубкель! Это черная неблагодарность. Без меня не видать бы тебе своего подворья, не завести жены и детишек.

– Так-то оно так, да не всякого духа вызвать можно...

– Ладно! Тогда поклянись, что не можешь вызвать роденштайнского барона – и я освобожу тебя от данного слова.

Шубкель ничего не ответил.

– Я научу тебя всему, что умею, – сказал он наконец, – только избавь меня от этого дела.

– Но мне как раз это и нужно! Послушай, пойдем нынче со мной – говорят, двенадцать PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ночей между Рождеством и Святками хороши для всякого колдовства.

– Ты не представляешь, чего просишь. Заклятие это самое тяжкое, изо всех, какие можно сотворить. И даже если дело выгорит – ты не знаешь, что такое война. Спроси у старых людей, кто пожил на свете – они тебе скажут. Ты и вообразить не можешь, какую дверь хочешь отворить. Это все одно, что греться у пожарища! И как только тебе такое в голову взбрело!

– Зато я знавал солдат, которые во время войны из рядовых сделались офицерами и графами, а еще крестьян, так удачно сторговавших рожь и овес, что смогли купить себе дома в городе и разъезжать в карете, запряженной четверней. Пойми: я – солдат. Твое ремесло – пахать и косить. Так ладно ли было тебе без толку в манеже плугом песок ворошить или в воздухе косой махать? Вот и я хочу делать то, что мне по званию положено. Стрелять и колоть взаправду, а не для виду. Ты побожился исполнить мою просьбу и если откажешься – нарушишь клятву, как нарушил когда-то присягу ландграфу. Но ландграф-то вынудил тебя к ней обманом, а мне ты слово дал по своей доброй воле, и клятва твоя тебя перед Божьим судом отяготит.

Шубкель встал.

– Ладно! – бросил он в сердцах. – Коли так – получай, чего добивался!

Пошел он к своей жене и детям, расцеловал их и сказал, что хочет проводить друга.

Потом рассовал по карманам всякую всячину, и они с капралом отправились в путь. За приятелями следом увязалась черная собачонка и нипочем не желала отставать. Шубкель покосился на нее, но позволил бежать рядом, погладив по курчавой шерсти. Ему было жаль щенка, потому что его младший сынишка когда-то вытащил бедолагу из ручья.

Шел снег, большие хлопья кружились в воздухе и медленно оседали на землю. Когда Шубкель с Йонасом добрались до Линденфельса, начало уже смеркаться. Приятели заглянули в корчму – передохнуть немного и согреться парой стаканов шнапса.

За всю дорогу они не обменялись ни словом.

Только когда проходили через Штирбах, капрал спросил:

– Может, зайдем к моим, поужинаем?

Окна Йонасова дома были ярко освещены, за столом сидела его мать, старший брат со своей женой и дети. Но Шубкель покачал головой.

Не один двор должен будет сгореть, – обронил он угрюмо. – Может, и ваш тоже...

– Что с того? – возразил Йонас. – Усадьба принадлежит брату, а мое дело солдатское.

Капрал думал, что Шубкель пойдет вверх по дороге, ведущей к Шнеллертсу, однако они остались в долине Кайнсбаха, а потом свернули направо, через заснеженные луга, к Халям, деревушкам-близнецам – как имели обыкновение ходить жители Роденштайна, чтобы сократить себе путь.

Между тем настала ночь, и звезды на пару с молодым месяцем голубовато посверкивали сквозь снеговые тучи над белой равниной. По обе стороны ее грозно темнели поросшие лесом горы, чью суровую мрачность не мог смягчить серебрящийся покров на елях и буках.

Было безветренно и морозно.

Неподалеку от Халей застыл на лугу безлистый кустарник, бросая на белизну резкие черные тени. Здесь Шубкель остановился и, буркнув: «Принимайся, капрал, за работу!», начал руками разгребать снег, пока не обнажилось круглое пятно с рост человека в поперечнике. Потом он пошел в лес за околицей и вернулся с охапкой валежника. После этого Шубкель начертал ножом на снегу разные буквы и знаки. Все это проделал он, молча, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com без единого слова, только раз засмеялся да промолвил язвительно: «Ну, приятель, нынче ты изведаешь страх, какого не нагнать ни фельдфебелю, ни капитану, ни даже самому ландграфу!»

– Делай свое дело! – отмахнулся Йонас. – Это мой страх – не твой, а я уж с ним какнибудь управлюсь!

Шубкель покачал головой, разжег костер и подвесил над огнем медный котелок, в который набрал снега, чтобы тот растопился. Когда вода закипела, он побросал туда всякие предметы – Йонас не мог распознать, что это такое – и принялся творить заклинания.

Однако напрасно капрал пытался разобрать, что за слова бормочет сквозь стиснутые зубы его приятель, уставивши взгляд на котел, пламя и дым. Маленькая собачка сидела рядом на снегу и доверчиво смотрела на своего господина.

Вид у Шубкеля был точно у человека, занятого тяжким трудом, и вскоре лоб его покрылся крупными каплями пота.

– Ляг на землю и приложи к ней ухо! – велел он Йонасу.

Капрал повиновался и услышал сперва смутные слабые шорохи, затем скрипы, тяжелую поступь и бряцание.

– Это седлают коней, – промолвил Шубкель. – Ты не передумал? Я еще могу их остановить.

Но глаза капрала мрачно блеснули.

– Пусть будет война! – отвечал он упрямо.

И Шубкель продолжал творить заклинания.

Чуть погодя он сказал:

– Вот уже всадники ставят ногу в стремя. Подумай хорошенько! Еще есть время. Не отослать ли мне их назад?

Однако Йонас твердил свое:

– Пусть будет война!

Пока Шубкель бормотал слова заклятия, он лежал, прижавшись ухом к холодной сырости оттаявшей от жара костра земли, и взгляд его был устремлен на пламя. Скоро живая трепетная яркость огня так приковала к себе глаза капрала, что он уже не мог оторваться.

Будто издали дошел до него голос Шубкеля:

– Сейчас они пустят коней в галоп. Но еще в моей власти заставить их поворотиться...

На этот раз Йонас ничего не ответил. Он слышал нарастающий топот, однако больше не обращал на него внимания, ибо все его чувства были устремлены к огню. А тот вдруг дрогнул и заметался – голубоватый, кроваво-красный и бледно-желтый, и над колеблющимися его языками, словно траурный флер, расстелился черный дым. Потом вверх ударил ослепительный столб пламени, заполняя собой горизонт, и захлестнул багровым заревом небо и землю, весь мир. Из жара и дыма выросли три гигантских фигуры – три всадника – и понеслись над кружащимся земным шаром. Один был с короной, на белом коне, другой – с мечом, на рыжем, а третий – с весами, на черном. И поднялся великий стон от всех народов, содрогнулись горы и рухнули во прах города, и башни разлетелись на осколки, будто стеклянные сосуды, и пополз тяжкий смрад от пожарищ и трупов – добычи червей, и вот все крики поглотили громовые раскаты труб – и тогда раздался глас: «Се великий и ужасный день, день гнева Господня. Отныне время прекратит течение свое!»

И тут Йонас лишился чувств.

Он пришел в себя совершенно разбитый; ему казалось, будто промчались целые годы.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Приподнявшись, он увидел заснеженный луг и темные дома близнецов-деревушек в объятиях гор по обе стороны Кайнсбахской долины; у мирно потрескивавшего огня сидела черная собачка, а над ним, стоя на коленях, склонился Шубкель. И сердце Йонаса охватила жаркая радость при мысли о том, что мир стоит невредимый, и зимы по-прежнему будут обильны снегом, а лето – хлебами. Но тут он услышал, как Шубкель промолвил: «Теперь они совсем близко». И маленькая собачка, жалобно скуля, поползла прочь, и шерсть ее – до последнего волоска – встала дыбом.

Тогда Йонас понял, что прошло всего несколько мгновений с тех пор, как Шубкель спросил его, не повернуть ли вспять призрачных всадников. Ужас обуял его; он открыл было рот, но с языка не слетело ни звука, и Йонас молча смотрел на искаженное лицо колдуна.

Тут со стороны Шнеллертса будто наплыла грозовая туча, и шумы, прежде едва слышные, как если бы доносились из-под земли, загрохотали во всю мощь: яростные крики, щелканье кнутов, конский храп и топот, барабанная дробь, лязг железа и стрельба, рокочущий звон набата, треск рушащихся, охваченных пламенем домов, вопли женщин и детский плач, стоны умирающих и хруст костей. С каждым мгновением шум и туча приближались.

И Шубкель сказал:

– Сейчас они будут здесь.

И в этот миг понял капрал, что все увиденное им только теперь должно совершиться. Он вскрикнул, закрыл глаза и повалился на землю.

Шубкель глянул на бледное, как у мертвеца, лицо друга. Затем поднял голову и непослушной рукой сотворил в воздухе крест. Члены у него были тяжкими, словно свинцом налиты, однако он превозмог свою слабость. И в то время как нарастающий гул и темные облака надвигались все ближе, задыхаясь, он стер начертанные на снегу знаки, написал вместо них новые, бросил в котел травы и амулеты, подул на дым, который до сих пор прямой, будто свеча, столбом поднимался в небо, а теперь изогнулся в сторону Шнеллертса, и наконец схватил маленькую дрожащую собачку, которую сын его когда-то спас из воды.

Шубкель вонзил в нее нож, так что горячая алая кровь тугой струей хлынула в котел, и, собрав последние силы души своей и тела, выкрикнул страстное и грозное заклятие против наползающей тучи, которая пожрала все звезды и весь лунный свет и бросила черную тень смерти на бледную, точно саван, снежную равнину.

Гул, до этого становившийся все более громким и диким, звучал еще одно мгновение с нарастающей силой, а потом начал стихать, превращаясь в неясный рокот, и отдалился в конце концов, будто затухающая гроза, в том направлении, откуда пришел.

И тогда Шубкель в изнеможении рухнул на землю.

На его крик из деревушки прибежали люди. Они нашли обоих приятелей, распростертыми на снегу, точно два мертвеца, и перенесли их в дом, где те восемнадцать часов кряду пролежали без движения. Потом они встали и ушли.

– Карл Йонас, – сказал Шубкель, волосы которого за одну ночь сделались совсем седыми,

– больше я тебе ничего не должен; теперь мы квиты.

В Штирбахе расстались они, не попрощавшись друг с другом.

Капрал воротился в свой гарнизон, хотя срок его отпуска еще не истек. Он нес службу исправно, как прежде, но в свободные часы избегал компании товарищей, и никто уже не слыхал, чтобы он пошутил или рассмеялся.

Так прошло еще несколько лет. Потом началась война с французами, и в первой же стычке капралу прострелили голову.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Перевод с немецкого Татьяны и Екатерины Кудриных.

–  –  –

Женщина стояла на коленях. Ее голова бессильно поникла на грудь, плечи согнулись, как будто придавленные невидимой тяжестью. Спутанные волосы закрывали лицо, обнажая сзади тонкую шею над выпирающими бугорками лопаток. Руки, выкрученные за спину, были связаны веревкой. Грубые волокна глубоко врезались в кожу, плоть вокруг них вздулась и почернела. Ягодицы и бедра, напряженные от неестественной позы, облеплены грязью.

Дышала она хрипло и прерывисто, как загнанное животное.

Кроме нее, на берегу было двое мужчин. Стоя чуть поодаль, они перебрасывались короткими фразами, точно резники на бойне, в ком опыт многократно повторенного действа с годами притупил былую остроту чувств, и теперь для возбуждения требуется дополнительный стимул. Связанная женщина в их глазах была уже только куском мяса, который еще содрогается и сочится кровью, но скоро прекратит свое бессмысленное трепыханье. И когда один вразвалку направился к жертве, в этой обыденности было что-то непередаваемо мерзкое и страшное - так же, как в равнодушной сини моря и неба.

Женщина не шевельнулась и не подняла головы, когда его тень упала на песок. Мужчина стоял перед ней, покачиваясь на расставленных ногах и сплевывал сквозь зубы. Потом принялся неспеша развязывать пояс. Второй, наблюдавший за его действиями, беспокойно передернул плечами, будто ужаленный слепнем.

- Погоди, Микон, еще рано. Госпожа велела ее дождаться.

Микон, не прерывая своего занятия, процедил грязное ругательство.

- Какая она, к демону, госпожа! Обычная шлюха, да еще не известно, чем заплатит. А тебе, Аристей, было вольно за гроши мараться. Лучше подрезали бы мошну у жирного каплуна из этих заморских. Вон их сколько понаехало на праздник!

Но Аристей покачал головой. Он как-то воровато огляделся по сторонам и понизил голос.

- Не болтай почем зря, приятель. Здесь и у камней есть уши. Я кое-что о ней знаю, и это меня вовсе не радует. Я бы даже предпочел держаться подальше, если б не старый должок.

С такими заводиться - себе дороже. Может статься, и эта колдунья. Еще превратит в какуюнибудь дрянь, а то лишит мужской силы.

- Колдунья? - Микон брезгливо скривил углы щербатого рта. - Да ты растерял мозги, как трусливая баба. Умей она ворожить - не валялась бы теперь связанная. А насчет мужской силы мы сейчас проверим!

Схватив женщину за подбородок, он запрокинул ей голову, мотнувшуюся, как у тряпичной куклы. Показалось испуганное, почти детское лицо. Широко раскрытые глаза с ужасом и омерзением смотрели на вывалившуюся перед ней уродливо вспухшую плоть, набрякшую, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com как чудовищная пиявка. Мужчина засопел и, нагнувшись, рванул ее к себе. Женщина извивалась всем телом, пытаясь высвободиться, оттолкнуть насильника - и вдруг плюнула в него.

- Ах ты, дрянь! - коротким ударом Микон швырнул ее на землю. Она упала боком, втянув голову в плечи, прикрывая коленями грудь и живот. Взбешенный разбойник занес над скорчившейся жертвой обутую в грубую сандалию ногу, метя переломать ей ребра, но почему-то нелепо взмахнул руками и рухнул лицом в песок. В его бычьей шее, заросшей жесткими волосами, торчал нож. Второй, со свистом разрезав воздух, вонзился в грудь Аристею. Он разинул рот, вспузырившийся красной пеной, и осел, будто узел с тряпьем.

Из-за прибрежных камней вышел мужчина, одетый в короткий хитон и темный плащ, оттопыривавшийся на боку, где за поясом поблескивал рукоятью широкий меч. Он двигался без лишней торопливости, но чутко и настороженно, словно зверь, готовый в любую минуту отпрянуть в спасительное укрытие. Склонившись над Миконом, выдернул нож из раны и брезгливо отер об одежду убитого. Потом пинком перевернул труп и направился к Аристею, который еще царапал песок. В следующее мгновение скрюченные пальцы разжались и замерли.

Только теперь мужчина взглянул на женщину, будто впервые заметил. Ей удалось выпрямиться и сесть, опираясь на связанные руки. Маленькая грудь часто поднималась под облепившими ее волосами, из рассеченной скулы к уголку рта тонкой струйкой сбегала кровь. Женщина провела языком сначала по верхней губе, потом по нижней и судорожно дернула горлом. Ее глаза были прикованы к простертому рядом телу в непристойно задравшемся хитоне: так смотрят на полураздавленное насекомое, которое еще может ужалить. Мужчина проследил за ее взглядом.

- Да, - сказал он. - Не подоспей я, тебе бы худо пришлось.

Зайдя ей за спину, он взмахом ножа разрезал веревку. Женщина тут же согнулась над песком, зажимая рот ладонью. Мужчина отвернулся. Выждав несколько минут, он расстегнул скрепленный у ворота плащ и бросил ей.

- На, прикройся! И не вздумай реветь - сейчас не время для слез. Поняла?

Женщина кивнула. Она попыталась встать. Но ослабевшие ноги не держали тела, и с жалобным стоном она опять повалилась на бок.

Мужчина скривился. В голосе его было раздражение и досада.

- Горе мне с тобой! Удружили боги.

Он подхватил ее и вскинул себе на плечо, расставив ноги для большей устойчивости. К счастью, ноша оказалась легкой - тоненькая и хрупкая, она весила, будто девочка-подросток.

Однако ступать с грузом по рыхлому песку было все же затруднительно, и мужчина еще не успел пройти десятка шагов, когда из-за обломка скалы наперерез с гортанным криком метнулась черная тень. В поднятой руке сверкнул кинжал - и острая боль ожгла ему грудь.

Пошатнувшись - не столько от раны, сколько от неожиданности - он выпустил полубесчувственную женщину. Потом, зарычав, выдернул меч и одним сильным ударом пронзил нападавшего. Тот рухнул навзничь. Из-под сбившегося плаща по плечам хлынули черные кудри. Запрокинутое к небу, уже мертвое лицо белело, искаженное ненавистью. Но это не было лицо мужчины. И еще...

Он потряс головой и невольно попятился, переводя взгляд с одной женщины на другую.

Они были почти неразличимы, точно половинки разрезанного яблока: те же тонкие черты, будто высеченные на алебастровой гемме, чуть выступающие скулы, удлиненный прищур

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Опустившись на песок, он склонил голову, творя про себя еще одну - благодарственную, когда налетевший ветер дернул его за хитон с настырностью уличного попрошайки. Адраст поднялся, стиснув зубы. Пора - путь неблизкий.

Теперь он шел, не таясь, в полный рост, без опаски, что его обнаружат. Тяжесть меча приятно холодила бок. И сам он был как отточенное лезвие, которое жаждет крови. Недаром ведь получил имя Адраст - "Неизбежный", по одному из прозвищ богини возмездия Немесиды.

Он шагал мимо изгрызенных бурями утесов, что были дряхлыми уже в ту пору, когда миром правил старик Кронос, а нынешние боги еще лежали в пеленках, и море ластилось к его ногам, будто покорный пес. Цель пока далеко, надежно упрятанная за каменной толщей, но Адраст не сомневался: все получится. Должно получиться. И эта уверенность исторгнула из его груди страшный смех, полный ненависти и злого торжества.

О Комето он не тревожился. Даже если не вернется, на рассвете ее подберут люди с пиратского суденышка - таков уговор с капитаном. И, потом, он не обязан вечно спасать ей жизнь: двух раз с головой хватит. А уж в няньки подавно не нанимался.

У большого валуна Адраст остановился облегчиться - позже будут другие заботы.

Внезапно из темноты ему почудился какой-то звук, сухой и шелестящий. Но это не был ветер. С проворством ящерицы Адраст скользнул между камней и пригнулся, нащупывая нож. Так и есть: за ним кто-то шел. Он замер, выжидая. Шаги приближались, делаясь все громче и торопливее, на мгновение замедлились - как будто догонявший потерял след, потом снова убыстрились. Когда человек поравнялся с его укрытием, Адраст метнулся вперед - и маленькое тело забилось в его сильных руках.

- Комето!

Адраст онемел - только этого не доставало!

- Какого демона ты за мной увязалась? Я же велел сидеть тихо!

Женщина обратила к нему едва угадывавшееся во мраке лицо.

- Я проснулась, увидела, что тебя нет рядом, и мне стало страшно.

В ее голосе была подкупающая простота напуганного ребенка, и Адраст с удивлением почувствовал, как гнев его исчезает. Комето не преминула этим воспользоваться.

- Возьми меня с собой, - попросила она.

Это было до того неожиданно, что Адраст растерялся. Такого поворота он не предвидел.

Как теперь быть? Отправить Комето назад в пещеру? Но где уверенность, что сумасбродная девчонка послушается и опять не влипнет в какое-нибудь несчастье? Отвести ее силой?

Когда он прошел уже почти половину пути и потеряет драгоценное время, которого и так слишком мало! Бросить здесь - и пусть выпутывается сама? Как-то не по-мужски. Да и боги разгневаются, отвернут от него удачу. А если... Что ж, по крайней мере, это будет честно.

В темноте Адраст положил руку ей на плечо.

- Присядь, Комето. Я должен кое-что тебе рассказать.

Она покорно опустилась на камень, вся внимание - точно ребенок в ожидании сказки.

Адраст вздохнул.

- Ты - девушка смышленая и по моему выговору, верно, поняла, что я не критянин. Сейчас я - апатрид, поставленный вне закона изгнанник, хотя когда-то имел и дом, и семью. Я родился и вырос в Афинах. Отец мой был незнатен и небогат, но, как сокровищем, гордился своими детьми, тем более что прижил нас в поздние лета, когда уже не надеялся на потомство. До меня боги послали ему еще сына и дочь - двойняшек. Думалось, на радость, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com да вышло на беду. Царь Минос, мстя за гибель сына, объявил Афинам войну. Известное дело: правители вздорят, а расхлебываем мы. Сначала Минос захватил союзную Мегару, где властвовал брат нашего государя Нис, но не в открытом бою, а через предательство его дочери Сциллы, на которой пообещал жениться, однако, обесчестил и утопил в море, привязав за ноги к своему кораблю. Наш царь Эгей уже в ту пору был немолод и удручен болезнями. Он не мог сразиться с Миносом на поединке, разрешив их спор силой оружия. К тому же, несмотря на двух жен и многих наложниц, не имел наследника. Правда, чародейка Медея, вроде бы родила ему мальчика, но этого ребенка никто не считал законным. Мать его ненавидели за жестокость и колдовство, а сам он был еще дитя в пеленках. Тут замешались и козни Паллантидов - царских племянников, отпрысков его другого брата - что, метя на трон, сеяли в народе смуту. В осажденном городе начался голод и мор. В конце концов Афинам, раздираемым еще и внутренней тяжбой, пришлось подчиниться и выплачивать дань, которой потребовал Минос. Раз в несколько лет черный корабль должен был увозить на Крит семерых девушек и юношей, избранных на съедение чудовищу Минотавру. Во время первого же приношения оракул, среди прочих, указал нашу семью. Мои сестра и брат в числе других обреченных взошли на проклятый корабль - и больше их никто не видел.

Тут Адраст сделал паузу: в горле стоял подозрительный ком. Он не думал, что после стольких лет об этом будет так трудно рассказывать. К счастью, Комето была достаточно сообразительна, чтобы не лезть с утешениями - просто тихонько коснулась пальцами его колена.

Адраст криво усмехнулся - скорее для себя самого, поскольку она все равно не могла разглядеть его лица - и продолжал:

- С того дня миновало еще два срока. Еще дважды вырастали на горизонте черные паруса. А потом жребий пал на меня. Когда нас вели из храма в гавань, народ всячески славил и превозносил моего отца, которому выпала великая честь - пожертвовать детьми ради отчизны. Однако мать была женщиной и рассудила иначе. Обнимая меня у сходен, она сказала: "Я не для того рожала вас в муках, чтобы всех троих отдать на пожрание Минотавру. Это овца или корова глядят спокойно, как их детенышей тащат на бойню. Да и что за подвиг - безоружному сунуть голову в пасть. Нет, мой сын! Не дели судьбу сестры и брата. Беги, пока не поздно, скройся, а когда возмужаешь - с мечом в руках отомсти за их смерть!" Адраст опять замолчал, и теперь пауза была более долгой.

- Как видишь, я внял ее совету, хотя и не только из благих побуждений. Что греха таить: я был тогда совсем мальчишка и очень хотел еще пожить на свете. Не буду утруждать тебя описанием того, как удался побег и чем я был занят в последующие годы. Скажу лишь, что на Крит мне помогли проникнуть морские разбойники, которые знают тут каждую бухточку и кому не впервой исполнять рисковые поручения, не задавая вопросов.

Комето подняла голову. Она так и не убрала руки с его колена.

- Значит, ты пришел убить Минотавра.

Адраст попробовал пошутить.

- Ты невероятно догадлива.

Но женщина не приняла шутки.

- Тогда тебе нужен помощник, потому что в одиночку из Лабиринта не выбраться. А мне известно, как это сделать.

- Неужели?

- Да: ведь его построил мой отец.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Адраст разинул рот.

- Ты - дочь Дедала?!

В ответе Комето не было гордости - одна лишь боль и усталость.

- Не только. Я - поверенная и хранительница многих его тайн. Так же, как моя сестра Икария. - Это имя она произнесла с некоторой запинкой и, пока Адраст силился переварить услышанное, продолжала:

- Если хочешь, я укажу тебе путь к Минотавру. Но с одним условием: ты должен поклясться, что не совершишь ничего опрометчивого.

Адраст не совсем понял, что она имела в виду. Да ему это было и не важно: главное достигнуть цели.

- Клянусь!

Комето вздохнула и поднялась.

- Тогда идем.

Однако Адраст удержал ее за локоть.

- Погоди! Честно говоря, ты меня ошеломила: я никогда не слыхал, чтобы у Дедала были дочери. А ведь он родом тоже афинянин. Я помню, как ареопаг присудил его к изгнанию за убийство племянника, будто бы превзошедшего его в мастерстве...

Комето напряглась. Дыхание ее участилось. Голос прозвучал отрывисто.

- Я вижу, ты неплохо осведомлен. Но правды все же не знаешь. Это Икария столкнула Талоса с акрополя. Она ненавидела его, потому что его мать была свободной женщиной, полноправной гражданкой Афин, а наша - рабыней, купленной на рынке. Отец просто взял на себя ее вину. - Комето отвернулась. - Сестра всегда была его любимицей. Он гордился ею и даже выдавал за мальчика, собираясь сделать своей преемницей.

Больше она не сказала ничего, Адраст же предпочел не спрашивать. Чужие семейные дрязги его не занимали.

Теперь Комето шла рядом - уверенно и твердо, совсем не так, как раньше. Ее маленькое хрупкое тело будто налилось упругой силой, даже запах изменился. Адраст это чувствовал, когда ветер задевал его по лицу прядью ее распущенных волос. И когда он отвалил камень, закрывавший потайной лаз под городскими стенами, Комето, не колеблясь, первой нырнула в темноту.

*** Лабиринт возник перед ними внезапно, будто остров Делос из морской пучины массивный, приземистый и безобразный. Хоть Адраст был далеко не робкого десятка и немало повидал на своем веку, у этой громады вдруг ощутил себя карликом, беспомощным, как ребенок, заплутавший в лесу. Это его разозлило. Он не должен расслабляться, позволять сомнению и страху закрасться в душу - иначе врага не победить.

Впрочем, было и другое настораживающее обстоятельство: вход никем не охранялся. Но Комето спокойно объяснила, что в этом нет необходимости. Лабиринт устроен так хитроумно, что всякий дерзнувший проникнуть туда, не зная расположения ходов, назад не выберется - равно, как и сам Минотавр.

Когда они очутились под мрачными сводами, Комето, нащупав нишу в стене, вытащила огниво и зажгла укрепленный в бронзовой скобе факел. Он чадил в затхлом воздухе, однако света хватало. Адраст погладил висевший у пояса меч и шагнул вперед, пряча за нетерпением смутную робость, но Комето велела ему обождать и вынула из тайника, где лежало огниво, еще что-то. Клубочек тонкой пряжи. Отмотав конец, она привязала его к скобе.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

- Теперь можно идти.

Адраст уже понял ее замысел и подивился про себя его простоте, но прежде чем ступить в темноту за кругом света, недоверчиво подергал нить: достаточно ли крепка. К его изумлению, она оказалась прочной, словно из металла.

Комето шла первой, разматывая клубок, Адраст - следом, придерживая меч, чтобы не звенел о камни. По узкому проходу они выбрались к лестнице, ведущей в глубину подземелья. Ступени ее были такой огромной высоты, что спускаться приходилось, как делает малый ребенок - приседая и вытягивая ногу. Дальше ветвилось множество коридоров, наклонных туннелей и лазов, оканчивавшихся глухим тупиком, а иногда обрывавшихся в пустоту. Казалось невероятным, что человек мог сотворить такое, однако сейчас Адрасту было не до любования зодческим гением Дедала. Где-то, в самом центре этой каменной путаницы, будто чудовищный паук, сидит Минотавр. И он смотрел на Лабиринт, как на врага, которого нужно одолеть, если не хочешь сам сложить голову, прикидывая, как получше взяться за дело.

Вдруг Комето остановилась - так резко, что Адраст едва не сшиб ее с ног - и разжала руку. Весь клубок был размотан.

Теперь они стояли на пороге просторной залы. Стены ее были гладкими, без всяких украшений, но прекрасно отполированы, как зеркало отражая пламя факела. В дальнем конце высился мраморный алтарь с двумя треножниками по бокам. Над ним на цепях свисала золотая маска - человеческая голова, увенчанная рогами быка. На жертвеннике еще темнели какие-то пятна, кучка пепла и несколько обгоревших костей. Адраст содрогнулся, чувствуя, как зашевелились волоски на его теле, но не из-за того, что увидел: смотреть на кости ему было не привыкать. Нет. Дело было в другом. От всего здесь, даже от стен, исходила какая-то мрачная, чуждая сила, стремившаяся забрать над ним власть. Этого Адраст допустить не мог. Он уцепился за свою ненависть, как пловец с разбитого судна за обломок мачты, и собрав в кулак всю волю, глянул прямо в мерцающие красным глаза. Он должен выстоять и отомстить! За сестру, за брата - и еще десятки безвестных девушек и юношей, которые умерли в этом каменном мешке, обрызгав его своей кровью.

Тем временем Комето прошла к нише за алтарем и сделала ему знак осторожно приблизиться. За полукруглой аркой был короткий дромос, упирающийся в массивную плиту с изображением уже знакомой Адрасту маски. Оттуда слышались приглушенные камнем звуки: что-то вроде хриплых вздохов и бессвязного бормотания. Логово Минотавра. Адраст вытянул из ножен меч, но Комето, стремительно обернувшись, прижала палец к губам.

- Там есть рычаг. Однако дверь слишком тяжелая: мне самой не справиться. Попробуй ты, а я подержу меч и факел.

Адраст сделал, как она сказала.

Несколько мгновений плита не шевелилась, затем подалась - и тут из темноты раздался голос, скрипучий и мертвый, как проржавевший ворот:

- Сестрица Комето?..

Женщина сглотнула.

- Я, Астерий.

Что-то тяжело заворочалось, звякнул металл.

- А кто с тобой?

Быстрее кошки Комето обхватила Адраста и с неожиданной силой притиснула его руки к бокам. В мозгу афинянина полыхнула чудовищная догадка. Какой же он глупец! Все это подстроено: дочь Дедала заманила его в ловушку, безоружного, прямехонько на съедение PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Минотавру. И поделом.

Однако ничего не произошло.

Вместо того, чтобы втолкнуть его в комнату и задвинуть плиту, Комето спокойно ответила:

- Друг. - И, склонившись к Адрасту, шепнула:

- Помни, что ты обещал.

Он кивнул - больше все равно ничего не оставалось. Потом шагнул через порог. Была, не была!

Покой, где он оказался, был намного меньше залы с алтарем и освещен очень скупо.

Голые стены и потолок, сложенные из грубо обработанных блоков, придавали ему сходство с темницей или погребальной камерой. Пахло плесенью и сыростью: ноздреватые поры на теле камня сочились влагой. Мебели не было никакой - только низкое ложе в углу, застланное козьей шкурой. И на этом ложе, сгорбясь, сидело какое-то существо.

Не зверь, но и не вполне человек. Лохмотья, в которые превратилась его некогда богатая одежда, не скрывали могучих пропорций поросшей курчавым волосом груди, жилистых рук и ног. Похожие на свалявшуюся гриву космы свешивались на лоб. В посадке головы действительно было что-то бычье, и Адраст невольно ощупал ее взглядом в поисках рогов.

Их не было, но лицо... Адраст отшатнулся, чувствуя, как судорожно затрепыхался желудок, и подумал, что сейчас его вырвет. Даже в жутком сне он не смог бы вообразить такого уродства. В человеческом языке не было слов, чтобы его описать. Как будто живую плоть, с ее нервами и кровеносными сосудами, вывернули наизнанку и долго плющили между молотом и наковальней, а потом кое-как напялили на костяной каркас. Однако самым страшным было то, что с этой бесформенной маски смотрели изумительной красоты глаза мудрые, печальные и... добрые.

Не в силах выносить их вгляд, Адраст попятился и наткнулся спиной на вошедшую следом Комето.

- Что... что это такое? - его язык отказывался применить к этому созданию понятие одушевленного существа.

Комето подняла факел. Ее голос был торжествен и тих:

- Перед тобой Астерий - сын божественной Пасифаи, внук солнцеликого Гелиоса, прозванный Минотавром.

Отстранив Адраста, она подошла к сидящему и опустилась подле него на ложе, материнским жестом прижав уродливую голову к своей груди. В ее глазах не было ни страха, ни отвращения - только сострадание и ласка. Красавица и чудовище. Адраст с отвисшей челюстью смотрел на эту пару, и слюна тягучей струйкой капала ему на подбородок.

Опомнившись, он вытер ее ладонью и со свистом втянул воздух.

Минотавр-Астерий поманил его к себе.

- Подойди, не бойся. Я так давно не видел человеческого лица. - Он помолчал немного. Те, кто приносит мне еду, избегают сюда входить. И я их не сужу: зрелище не из приятных...

Адраст стиснул зубы - мысль о ловушке накрепко засела у него в мозгу. Теперь уже и слепцу ясно, что Комето и этот - сообщники, возможно, даже любовники, связанные противоестественной страстью. Ибо кто поймет женщину? Сходилась ведь Пасифая с быком. Однако, благодарение богам, он еще не окончательно спятил. Раз дал себя одурачить - больше не позволит. Так что зря они стараются. Адраст покосился на меч, который Комето спрятала в изголовье. Ему бы только дотянуться, а там...

Он выпрямился, откинув голову.

- Откуда ты взял, что я боюсь?

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com обрушился с упреками на мою мать, передавшую мне дурную кровь, ибо его царское семя выше подозрений. Потом приказал казнить всех лекарей и звездочетов, при рождении так некстати напророчивших мне блестящее будущее, а заодно и тех, кто окружал меня во время болезни, включая ни в чем не повинную кормилицу. Между тем несчастья продолжали сыпаться, как из рога изобилия. Мой маленький братишка, Главк, играя, упал в бочку с медом и утонул. Другой мой брат, Андрогей, стал жертвой коварного убийства. Ловкий атлет, он победил в Панафинейских состязаниях, чем вызвал зависть царя Эгея. Да, да - не качай головой. Чтобы погубить брата, Эгей предложил ему помериться силами со свирепым марафонским быком - воистину, быки проклятье нашего рода! - Андрогей из гордости согласился и был убит. При этом известии обезумевшая от горя Пасифая хотела лишить себя жизни, но, на свою беду, была бессмертна. Тогда разгневанный Минос пошел войной на Афины и попутно придумал, как одним ударом поразить сразу две цели. Меня навеки заточили в Лабиринте, скрыв мое уродство за легендами и каменной маской, а чванливый Эгей был принужден выплачивать дань. Только не думай, будто я видел кого-нибудь из этих девушек и юношей. - Минотавр скривил губы в подобии улыбки. - Сам понимаешь, в моем положении они ни к чему. Их отправляли в царский гарем - для услады государя и его любимцев, а вдоволь натешившись, ссылали в каменоломни, где даже самые выносливые не живут дольше года... Что с тобой?

Адраст зарычал и стиснул кулаки. Его лицо исказила гримаса - сейчас он был почти так же ужасен, как Минотавр.

Комето сказала:

- Среди жертв были его брат и сестра.

Минотавр вздохнул.

- Теперь я понимаю: ты пришел за них отомстить. Жаль, я не знал сразу. Тогда не стал бы рассказывать тебе эту историю, а предоставил дело мечу. Ты получил бы удовлетворение от сознания исполненного долга, а я - наконец свободу и покой.

Комето всплеснула руками.

- Астерий, что ты говоришь!

- Правду, сестренка. Ведь ты же сама этого хотела.

В это мгновение Адраст прыжком покрыл расстояние, отделявшее его от ложа, и схватил меч. Минотавр подался вперед, готовясь принять удар, но Комето с криком бросилась между ними. Сверкающее лезвие описало дугу и, скользнув по шкуре, вонзилось в деревянную раму. Адраст выдернул меч и свободной рукой рванул к себе женщину.

- Идем! - он повернулся к Минотавру. - Ты тоже.

- Зачем? - в голосе внука Гелиоса было удивление. Грудь его вздымалась и опадала, словно кузнечные мехи.

Афинянин раздраженно топнул ногой.

- Ты предпочитаешь сгнить здесь заживо? У меня нет времени на уговоры.

Но Минотавр покачал головой.

- Это невозможно.

Адраста захлестнула ярость. Слишком много всего на него свалилось.

- Ну так оставайся и подыхай! - заорал он. - Я убиваться не стану.

Воспользовавшись тем, что он ослабил хватку, Комето вырвалась и отпрянула назад. Ее побледневшее лицо выражало решимость.

- Тогда я тоже останусь.

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com жалости. - Внезапно ему пришла еще какая-то мысль. - Теперь понятно, отчего Минос никогда меня не любил и повелел заточить в Лабиринте. Возможно, и болезнь моя - его рук дело. Но чтобы родной отец... Как он мог!

Комето в отчаянии заломила руки.

- Отец ни в чем не виноват. Он даже не догадывался, для кого строит темницу. Пасифая только недавно ему призналась. Она была очень несчастлива в браке. Минос взял ее против воли, совсем девочкой, когда другие еще играют в куклы. Ему нужен был этот союз, чтобы укрепить свой шаткий трон. Хотя бездетный царь Астерий женился на его матери Европе и усыновил Миноса, мало кто верил в его божественное происхождение и притязания на родство с Зевсом. Иное дело - зять всемогущего Гелиоса. Но, сочетавшись с Пасифаей, Минос не пожелал расстаться с многочисленными наложницами, и гордая дочь Солнца мучилась от его частых измен. Тогда она и встретила нашего будущего отца, молодого зодчего, обучавшегося искусству на Крите. И вот почему впоследствии, когда пришлось покинуть Афины, он решил искать убежища здесь. Долгие годы твоя мать хранила тайну. Это она умолила Миноса заключить тебя в Лабиринт, а не предавать смерти, надеясь со временем вызволить. Когда отец узнал правду, он был потрясен, хотел тебя освободить и бежать с нами на Сицилию, к царю Кокалу. Но Икария - любовница и наушница Миноса, задумала донести ему о наших планах. Хотя Минос и раньше подозревал, что ты не его сын, однако не догадывался, чей. Икария рассчитывала, что в гневе он изгонит Пасифаю и женится на ней. Все это она рассказала сама. Не знаю, что сталось с отцом, а мне накануне бегства она подсыпала в питье дурманного зелья и отдала на поругание разбойникам. Когда я очнулась, то лежала связанная, а она, смеясь, расписывала, какую уготовила нам участь. У нее было черное сердце. Если бы не Адраст...

Не докончив, Комето упала ничком на грудь Минотавру и разрыдалась.

Афинянин, хмурый, как туча, стоял рядом, опершись на меч, и смотрел то в небо, где ширилась, набухая, багровая полоса, то на море, откуда должен был показаться парус. В голове у него был сплошной сумбур, все замыслы рухнули и пошли прахом. Если рассвет застигнет их на берегу - это почти наверняка смертный приговор. Между тем совершенно невозможно взять умирающего с собой - морские разбойники, народ суеверный, нипочем не согласятся, с них вполне довольно и женщины на борту. О том, чтобы принудить Комето оставить брата, пока в нем еще теплится жизнь, Адраст даже не заикался. Кроме подлости такого поступка, он уже имел случай убедиться, на что способны дочери Дедала в гневе или отчаянии, и не желал лишний раз испытывать их чувства. Конечно, он мог бы оглушить Комето и втащить на корабль, но что помешает ей потом удавиться на косе или броситься в воду? С такой станется. Значит, выход один: предать себя в руки Судьбы и ждать. И Адраст мысленно воззвал к Танатосу, чтобы тот поскорее шел за добычей.

Словно в ответ на его мольбу, от скального гребня донесся какой-то шум. Оскользаясь на камнях, с кручи спускался мужчина. Клочья его черного плаща трепыхались на ветру, как изломанные крылья. Однако это был не Танатос.

С силой безумца он оттолкнул преградившего дорогу Адраста, как будто не видя нацеленного ему в грудь меча, и кинулся к умирающему.

Скалы, море и небо содрогнулись от крика, в котором слились мука и нежность, боль и ярость:

- Мальчик мой, сын!

Минотавр, лежавший неподвижно, как труп, шевельнулся и разлепил веки. Его PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com запекшиеся губы открылись, пытаясь выдавить какое-то слово, но голос не повиновался.

Адраст скорее догадался, чем расслышал:

- Отец...

И потом - без всякой связи:

- Я хочу увидеть солнце...

Афинянин решил, что началась агония, и умирающий бредит. Однако Дедал понял сына иначе. На глазах у остолбеневших Комето и Адраста он подхватил Астерия на руки, точно это был малый ребенок, и поднялся на скальный уступ. В тот миг, когда он ставил ногу на узкую каменистую площадку, сверху хлынули ослепительные потоки света. Казалось, отец и сын - две раскинутые крестом фигуры - парят в небе, как огромная птица на простертых крыльях. Адраст мог поклясться, что видит это собственными глазами.

Раздался крик торжества, ликующий вопль высшего, конечного освобождения. И голос

Дедала:

- Идите сюда!

Когда Адраст, увлекая за собой Комето, вскарабкался по камням, зодчий стоял на коленях подле тела сына. Астерий не шевелился. Он был мертв. Но вместо безобразного монстра перед ними, разметав золотые кудри, с улыбкой на сомкнутых губах, лежал мужчина, могучий и прекрасный, как молодой бог. Его лицо излучало сияние, от которого было больно глазам, и Адраст, зажмурясь, загородил собой Комето. Мгновение они стояли в благоговейном молчании. А потом с неба ударил сноп огня, и Минотавр исчез - осталась лишь кучка пепла.

- Лучезарный Гелиос взял его к себе, - прошептал Дедал. - Слава ему, ибо нет на земле тяжести горшей, чем факел в отцовской руке у погребального кострища сына.

Комето всхлипнув, уткнулась лицом в плечо Адрасту. Он поднял руку, чтобы ее погладить

- и вдруг закричал, указывая на море:

- Парус!

Вожак пиратов сдержал слово. Теперь они спасены и скоро будут свободны.

*** Курчавые волны гулко плескались о просмоленные борта корабля, будто овцы, жмущиеся к бокам своего пастуха. Солнце сразу после вспышки ушло за тучи, что-то даже накрапывало, точно Гелиос и вправду оплакивал внука. Однако море было спокойно, и ветер дул в нужную сторону.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Планиметрия без формул. Два угла называются смежными, если у них одна сторона общая, а две другие стороны этих углов являются дополнительными полупрямыми.1. Сумма смежных углов равна 180. Два угла называются вертикальн...»

«Сообщения информационных агентств 29 сентября 2016 года 19:30 Доклад ВТО по оценке торговой политики РФ оказался сбалансированным Медведков / РИА Новости ГД рассмотрит проект бюджета на 2017-2019 годы в I чтении с 24 по 28 октября источник / Прайм Минфин не может снижать...»

«А.М. ДЕ РИБАС Григорий Григорьевич Маразли Отец Григория Григорьевича Маразли, Григорий, если не ошибаюсь, Иванович, был старожилом Одессы уже тогда, когда ей еще не было и 25 лет существования. Он нажил состояние коммерцией и исполнял при графе Ланжероне разные общественные обязанности. Я упоминал уже однажды, что в...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федерачьное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Казанский (Приволжский) федеральный унив...»

«ХолодноКатаные шПунты сРавнение с ГоРячеКатаными "Профиль Группа Фирм" — торговая марка группы аффилированных фирм с 1993 года. ВЫ проектируете шпунтовые стены? У ВАС горы бумажных каталогов от разных производителей? ВЫ не успеваете отслеживать сняты...»

«*Г.Р.* ДЕРЖАВИН Москва " СОВЕТ СКАЯ РОССИЯ" Составление, вступительная статья и примечания П. Г. Паламарчука Художник И. С. Клейнард п 4702010100-353 8 4 -8 4 Д М-105(03)84 © Издательство "Советская Росс...»

«ИНСТИТУТ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (ПУШКИНСКИЙ ДОМ) РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК АОНИДЫ Сборник статей в честь Натальи Дмитриевны Кочетковой Альянс-Архео Москва — С.-Петербург АОНИДЫ: Сб. статей в честь Н. Д. Кочетковой / Ин-т рус. лит. (Пушкинский До...»

«ПРАКТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО Воспалительные заболевания кишечника Информация, содержащаяся в настоящем издании, предназначена исключительно для врачей и провизоров. Лекарственные средства и субста...»

«УТВЕРЖДАЮ Генеральный директор ОАО "Верхневолжскнефтепровод" _ /Ю.Л. Левин/ "18" февраля 2014г. ДОКУМЕНТАЦИЯ ПО ЗАКУПКЕ ОТКРЫТЫЙ АУКЦИОН В ЭЛЕКТРОННОЙ ФОРМЕ ЛОТ № ОА-С-04.44.14 "ОБОРУДОВАНИЕ И МАТЕРИАЛЫ СРЕДСТВ СВЯЗИ ДЛЯ НУЖД ОАО "ВЕРХНЕВОЛЖСКНЕФТЕПРО...»

«Михаил Вадимович Зефиров Дмитрий Михайлович Дёгтев Лаптежник против "черной смерти". Обзор развития и действий немецкой и советской штурмовой авиации в ходе Второй мировой войны Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181809 "Лаптежник" пр...»

«РУКОВОДЯЩИЙ ДОКУМЕНТ ИНСТРУКЦИЯ КРИТЕРИИ ОПАСНЫХ ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ И ПОРЯДОК ПОДАЧИ ШТОРМОВОГО СООБЩЕНИЯ Бишкек 2015 г. Предисловие Разработан В отделе метеорологических прогнозов Управления 1. гидрометнаблюдений...»

«Анализ тональности русскоязычного текста В. В. Осокин, М. В. Шегай Задача анализа тональности играет важную роль в обработке естественного языка. Рассматривается задача классификации русскоязычного текста на два класса в зависимости от его...»

«Поправки к закону о налогообложении прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций 24 марта 2015 года На сегодняшний день разработаны предложения о внесении изменений в Федеральный закон от 24 ноября 2014 года № 376-ФЗ "О внесении изменений в части перв...»

«Кравченко Игорь Игоревич, Толстова Ирина Эдвиновна ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ В СИСТЕМЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПЕРЕПОДГОТОВКИ КАДРОВ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2009/10-1/26.html Статья опубликована в авторск...»

«Глава 4 СТАТУС ЖЕНЩИНЫ В ТРАДИЦИОННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ КАЗАХОВ 4.1. Семейный и общественный статус казахских женщин Тема положения женщины в обществе — одна из основных, к которой обращались наблюдатели-европейцы, желая оценить уровень "цивилизованности" описываемого ими народа. С...»

«Вестник КрасГАУ. 20 15. №6 14. Глотов Н.В. Об оценке параметров возрастной структуры популяций растений // Жизнь популяций в гетерогенной среде. – Йошкар-Ола, 1998. – Ч. 1. – С. 146–149. УДК 581.46:582.675.1...»

«Зарегистрировано в Минюсте России 4 августа 2014 г. N 33423 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ПРИКАЗ от 29 мая 2014 г. N 785 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ТРЕБОВАНИЙ К СТРУКТУРЕ ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В ИНФОРМАЦИОННО-ТЕЛ...»

«2 ИНСТРУКЦИЯ № 01/Б-13 по применению дезинфицирующего средства "Перекись водорода 6 %" (ООО "РосбиоАгроФарм", Россия) Инструкция разработана: ФБУН "ГНЦ ПМБ": Герасимов В.Н., Голов Е.А., Гайтрафимова А.Р., Герасимова Ю.В...»

«1 Термины к 4 модулю. Тектоносфера область проявления тектонических и магматических процессов Земли, охватывающая земную кору и верхнюю мантию до глубин около 700 км. Литосфера – верхняя жесткая и хрупкая оболочка Земли, переходящая без определ...»

«УДК 621.316.79:681.51 О.А. ОНИЩЕНКО, докт. техн. наук, проф., ОГАХ, Одесса ОЦЕНКА СВОЙСТВ БЫТОВОГО ХОЛОДИЛЬНОГО ПРИБОРА, КАК ОБЪЕКТА УПРАВЛЕНИЯ Показані особливості процесів стабілізації температур в камерах поб...»

«Технологическая карта HEMPASIL NEXUS 27302 ПЕРЕХОДНОЕ ПОКРЫТИЕ ПОД ПРОТИВООБРАСТАЮЩИЕ СИСТЕМЫ ОСНОВА 27309, ОТВЕРДИТЕЛЬ 98100, ДОБАВКА 99701 Описание: HEMPASIL NEXUS 27302 – это трехкомпонентный продукт на силиконовой основе с высоким сухим остатком. Рекомендуемое В качестве переходного сл...»

«МАШИНОПРИЛАДОБУДУВАННЯ ТА ТРАНСПОРТ 157 УДК 629.113 Ю.А. Нечитайло Харьковский национальный автомобильно-дорожный университет ул. Петровского, 25, г. Харьков, Украина, 61002 julianatol@rambler.ru ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЕМКОСТИ АККУМУЛЯТОРНОЙ БАТАРЕИ СИНЕРГЕТИЧЕСКОГО АВТОМОБИЛЯ Рассмотрена проблема определения емкости акк...»

«Инструкция по монтажу и эксплуатации C O N TO I L ® D F M 8 E C O Содержание Инструкция по безопасности 2 Область применения Монтаж и ввод в экслуатацию Меры безопасности при эксплуатации Возврат приборов Примечания по вопросам безопасности и предупреждающим символам Общие сведения по установке прибора...»

«Группа В05 РУКОВОДЯЩИЙ ДОКУМЕНТ ИНСТРУКЦИЯ ПО ПОДГОТОВКЕ И ХРАНЕНИЮ СВАРОЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ РД 34.10.124-94 ОКСТУ 1208 Дата введения 1995-01-03 ИНФОРМАЦИОННЫЕ ДАННЫЕ 1 РАЗРАБОТАНА Акционерным обществом открытого типа Энергомонтажпроект, ИСПОЛНИТЕЛИ Кривошеин Д.И., Белкин С.А. (руководитель те...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.