WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


«— 433 — Знаютъ они съ незапамятныхъ лтъ, Что до любви ихъ и дла намъ нтъ, А потому вся ихъ, жизнь— лицемрье; Надо любовью кушнъ ихъ ...»

— 433 —

Знаютъ они съ незапамятныхъ лтъ,

Что до любви ихъ и дла намъ нтъ,

А потому вся ихъ, жизнь— лицемрье;

Надо любовью кушнъ ихъ доврье,

А за холодностя-^холодность въ отвтъ^

Паяв Якубеі Jiyk такъ, али нтъ?

7.

Заскрей&йлъ жо панъ Марекъ зубами,

Мрадъ онъ адскую область шагами,

ТВ/ёть крестьянской толпы по пятамъ

ТРонится вслдъ онъ велъможнымъ панамъ,

'Го, не польщенный бесдою панской,'

Мчится опять за ватагой крестьянской,

Коли ж'і. толпа отъ него убжитъ,

Шляхтичамъ кланяться бдный спшитъ^ Шляхтой отверженный и мужиками, Снова торопится онъ за панами.

Такъ-то по аду панъ Марекъ снуетъ,

Такъ-то за годомъ смняется годъ:

Вс-то бесдоЙ вольны забавляться — Онъ осужденъ одиноко скитаться;

Всякій, кто хочетъ, его осметъ, А не иризнаетъ, руки не пожмеіъ;

Братья его не считаютъ за брата.

Папо ІІкубеІ По длу отплата?

8.

Вожьею волей, тюспрянувъ отъ сна, Но неземного полна обаянья, Марка загробную ішнь и страданья Видла разъ монастырка одна.

Какъ преподобной сестр подобало, Духовнику она все разсказала, Посл, за тайну, игуменьіЗсрэр.

Тоже сподобилась какъ-тДувдЭр Посл и прочія сестры узнали...

Чудо! о Марк въ аду ;:шедтала^0/}" Мало что въ город — въ цломъ"Тфай (Что, если бъ видли Марка въ раю?)

Съ тЬхъ-то вотъ поръ и ведется присловье:

Если я мста себ не найду, — «Мечется.—скажутъ,—какъ Марекъ въ аду!»

Людямъ смшно, ну такъ что жъ? — На здоповье!

Сочішваія Л. А. Мея. Т. I.

- 434 —

Да не смшно наказаніе снесть:

Выдержалъ Марекъ жестокія битвы...

Много такихъ грховодниковъ есть!

б Ы ОТІІЯЛЪ ГОСПОДЬ у ІШХЪ ЕСЛИ MCCTbf..

Пане Якубс, прочтемъ три молитвы.

4 ноября 1858 г.

ИЛЛЮМИНАЩЯ.

ВОСПОМИНАНЬЯ ПОДЪ ДОЖДЕМЪ.

1.

Стали осеннія ночи длинне;

Въ дрём природа;

На неб тучи чернй и черне;

Дождь—непогода!

Въ сумрак плачетъ бубснчикъ почтовый Всю-то дорогу;

Но отчего въ душ сумракъ суровый —• Вдомо Богу!

Мечется по лсу втеръ съ налета,

Кружить на пол:

Такъ же и грустная мысль безъ отчета Кружить на вол.

О невозвратномъ въ душ зароились Смутныя грезы;

Капли долсдя по щекамъ покатились, —• Или то — слезы?

Стыдно мн плакать: рсницы закрыты, Все подо тьмою...

Образъ далекій, былой, позабытый Всталъ предо мною...

2.

Било давно это... Такъ ate дождливо;

Ночь, осень, слякоть, Только въ т старые годы мн было Но о чемъ плакать.

Газъ на охоту друзей собралася Цлая лапа;

Я хоть стрдкомъ не Оыпалъ отродяся — Все же забава.

— 435 ~ Мнгомъ собрался я вслдъ за ватагой;

Въ чемъ была треба, Все взялъ съ собой: карандашъ мой съ бумагой, Трубку и хлба.

Весело было въ дорогу пуститься:

Молоды были...

Только до лсу —• боюсь ошибиться — Дв иль три мили.

демъ...А дождь такъ и льетъ, какъ изъ кадки;

Все-то промокло...

Плохо... Вдругъ видимъ, у ловчаго въ хатк Свтятся стекла.

Прннялъ насъ, высушилъ все до рубашки;

Нодалъ закуску;

Только и самъ уисъ охотничьей фляжк Не далъ онъ спуску.

Мать его къ намъ пододвинулась ближе,

Разговорилась:

Князь Кардъ, пиры его, замокъ въ Несвиж — Все не забылось.

Давняя пышность и давняя славаі Штерты лямки (ь тхъ иоръ, какъ князь короля Станислава Ж.далъ ігіі своемъ замк!

]Іоііоо время о нсм'ь неохота Старой калякать, Л о быломч. разсісазала-, таїсь кто-то Просто сталь плакать.

Скромная поіість, да только норою Сердце мн ТОЧИТЬ...

Я передамъ ее рчью простою...

Слушай, кто хочетъ.

Такъ-тоІ Князь Карлъ!.. Онъ вытаскивалъ сти

Съ звонкой монетой:

Наы'ь не слыхать, не видать вамъ н трети Пышности этой.

Жииы Ляховичъ, Шибецкій Василі!

Ст. старымъ Францискомъ:

Пусть вамъ разскажутъ, какъ втпоры жили Въ замк Несвижскомъ.

28* — 436 " Что :»u, припасы, за вина велися, Что за посуда!

Мели же князь подъ хмелькомъ, такъ дивися—Чудо и чудо!

Да и встимо: въ пирахъ и въ зибавахъ Радость ыагнатамъ...

Экъ имъ, что ходить въ лохмотьяхъ кровавыхъ Бдность по хатамъі 3.

Помнится, годъ прожила я ужъ съ мужемъ...

Бол'І.е даже...

Только и дло бывало, что тужимъ, Да и нельзя же.

Борешься, борешься съ нуждой упрямой — Нтъ съ ней управы...

Вттюры дворником'ь мужъ былъ у самой Слуцкой заставы.

Пу.,. Именины на Карла святого Княземъ справлялись — Третьяго, что ль, ноября, аль второго...

Гости съзжались.

Мужа куда-то отправили къ спіху...

Да, до Люблина...

Богъ безъ него и послалъ намъ утху — Перваго сына.

Крошка былъ вылить въ отца!.. Я съ поклономъ Къ свату - сосду — И окрестили ребенка Ангошжъ Въ честь его дду.

Ахь, мой Лнтось... Что другіо пе жили — Богъ бы ужъ съ тми!

Жалко его... Чай, и косточки сгнили Въ мать сырой земи!

Можетъ, и жилъ бы, и я бъ не страдала, Да именины...

Осенью оспа къ ребенку пристала, Такъ, безъ причины.

Панъ понимаетъ: отъ оспы успшно Можно избавить.

— 437 — Только въ день Карла велятъ наиъ поспщно Факелы справить...

Въ княжескомъ замк огни запылали;

Чернь, чтб есть мочи, Бросилась къ замку, затмъ что спускали Фейерверкъ къ ночи, Такъ-то свтло вдругъ на улиц стало — Вотъ какъ: булавка — Кажется, даже и ту бы подняла.., Въ город давка!

ТІередъ домами столбы съ фонарями Въ землю вкопали;

Діюриики друлсио прямыми рядами Ихъ зажигали.

Горе мн, бдной! На грхъ я немного Позапоздала Столбъ освтить: все ребенка больного Тихо качала.

Мы на Подол тогда проживали — Домъ былъ, какъ въ ям, Вдругъ кто-то стукъ къ намъ въ окно! Задрожали Стекла вс въ рам...

На нолъ упало одно, зазвенло.,.

«IVti, рото'.іі.н!

Нидію, наспалися? Дворшікъ, за дло!

Сііту жіімо!»

Чтб было Д І І Л І І Т Ь Н'шп. кинуть малютку?

Плачен. пригожій!

Тутъ-то и входить, сердить но иа шутку, Въ хату обхожій.

Выгналъ... Я къ факелу. Сердце нметъ Вмст сі. руками.

1 ляпу въ окошко: дитя коченетъ Передъ глазами.

Крпкомъ кричитъ, ночернло, чтб сажа..„ Всею душою Рвешься къ нему — ратушбвая стража Ждотъ за спиною.

Стала огонь раздувать я — задаромъ:

Втсръ мшаетъ;

— 438 — Факелы около пыніуть пожаромъ—• Мой угасаетъ.

Такъ и хохочутъ кругомъ надо мною — Смхъ имъ и шутка!..

Факлъ зажгла я, а слезы ркою:

Плачетъ малютка!

Втеръ въ окошко на нжное_тло Холодомъ дышитъ;'

Смерть къ колыбели за втромъ слетла:

Мать ли не елышитъ!

А торопиться нельзя, не велли — Сторожъ такъ страшенъ...

Къ полночи пушки, чтй громъ, загудли Съ замковыхъ башенъ!

Тамъ — веселится все такъ и пируетъ, Псни такъ. звонки...

Здсь-—раздуваетъ огонь и тоскуетъ Мать по ребенк!

Бочки изъ замка для черни прислали:

Вина, медъ старый;

Кто поважне, тхъ въ ратуш стали Потчевать чарой.

Вотъ закричали: «Виватъ на виват, Князь благородный!»

Я — къ колыбельк, къ родному дитяти...

Весь ужъ холодный!

Утромъ нашъ князь провожалъ именины;

Чернь веселилась...

Я на кладбище шла съ гробикомъ сына, Шла и молилась.

И не забыть мн веселые звуки Крики хмельные, Желтое личико, желтыя руки, Что восковыя.

Умерь... и словно бы такъ, безъ причины...

Богу знать ближе...

Знатно, бывало, справлялъ именины Князь нашъ въ Несвиж!..

1859.

439 — ГРУЗИНКЪ.

Ты поя создана для любви, но кавказскія горы Махнули морозомъ на сердце твое молодое,— И вотъ — перелился весь пламень изъ сердца во взоры, И вотъ — загорлись глаза твои южной звздою, И стало лицо твое горнаго снга бле,

И стала коса твоя ночи беззвздной черне:

Какъ геній Кавказа, ты блещешь красой неземною —• Все дивно въ теб, только сердце твое — ледяное.

1857.

–  –  –

УКРАИНКА (Посвящается С. А. Сонцовой).

Когда молодая красотка Украины, Съ румяными щечками, съ темной косой, Со всмъ обаяньемъ украинской тайны, Про ддовъ мн псню затянетъ порой, И, вя тоскою непризнанной муки, Закамлютъ мн на душу свтлые звуки, Тогда... о, тогда я—мечтой и душой—• Iі, быиаломъ лриволь Украііны былой, И хочется быть мн тогда гайдамакомъ, Съ булатною саблей, съ лихимъ аргамакомъ.

Какъ было бъ привольно и весело мн Промчаться по степи до хаты-дымовки, На встрчныя ласки моей чернобровки,

Въ внк изъ барвннокъ, въ простоит, нолотн:

Баранью бы шапку на брови надвинулъ, За нлечи стальное копье перекинулъ, И мой долгогривый, по теми лсной, Мелькалъ бы, какъ молнія въ туч ночной;

Сплывала бы съ плечъ моихъ черная бурка, А за поясъ заткнуты ножъ и бандурка, Бандурка для псенъ двчины моей.

Туда бы, въ Украйну, въ затишье степей, Бзкалъ я отъ взгляда и шума людского И там'ь допросился бы вщаго слова У вчно-зеленыхъ, безбрежныхъ морей, Гд втсръ колышетъ втвями бурьяна, — 442 — Той пальмы Украины, чтб, съ шлема кургана, Внчаетъ, какъ намятникъ присно-живой Быть-можетъ, могилы Мороза, Нечая, Могилы страдальцевъ обмершаго края, Могилы казачьей семьи удалой, Какъ намятникъ славы и вольности дикой И дикой иоэзіи...

Но защемить Мое ретивое тоскою великой, Когда моя гроза, чтб дымъ, улетитъ, Когда многождапное слово «воскресни!»

Услышу въ преданіяхъ только и въ иси...

Видалъ я, какъ—псней испуганы—ввысь Срывалися соколы съ гнздъ и неслись Вращая кругомъ изумленное око, И вс отлетали со стономъ далеко...

И понялъ я, понял* тоскливый нхъ стонъ:

Охъ, но съ кмъ ужъ больше помчаться въ обгонъ.

Все минуло... только листочки калины Шумятъ по обломкамъ былой Украины.

1861.

–  –  –

«Жаль тебя!.. Такія ль лта, Одаль пушки; передами Чтобъ пропасть со всей Мамелюки и уланы;

семьею?„ Снтъ чтб вихорь, ноздухъ тоже Да постой, не наши ль это? Стономъ стонетъ,для примра...

Я жъ раенравлюся съ тобою!» Ахъ, ты, Господи, мой Боже!

Вижу: валятъ къ намъ рядами, Ахъ, ты, старче Терефера!

Словно по степи бураны;

–  –  –

КУКЛА.

Будь пай, дитя, будь, куколка, исправна;

Не плачь, а то вдь скажуть, что глупа;

Нагни ушко; послушай, чтд ведант Я слышала отъ мамы и папа.

Вотъ видишь: кром новенькой бурнуски, Мн къ празднику и ленту подарятъ;

Я выучу молитвы по-французски И обновлю въ костел свой нарядъ.

Я потихоньку помолюсь въ костел По-польски: «Дай мн, Боже, подрасти, Похорошть, а пап съ мамой бол Съ небесъ кружочковъ желтенькихъ спусти».

Они ихъ дюбятъ, молятся усердно, Кладуть на блюдо здота два подчась, А Божье сердце, знаешь, милосердно!

Положишь здотъ,—отдастъ Онъ во сто разъ.

Какая ты! Зачмъ Онъ такъ поступить, Когда раздали все золото жидамъ?Ну, жидъ прідетъ съ злотыми и скупить У насъ холоповъ всхъ по дервнямъ.

Вдь ты не знаешь: мы съ тобою—mure, А то есть чернь—холопство и народъ;

Они совсмъ другое, чмъ дворяне, И созданы работать на господь.

Вс грязные, приличія не знають, Вс глупы такъ, глупе вотъ столпа...

А виноваты сами. Богъ караетъ За то ихъ, что не слушаютъ папа.

Папа лошадокъ любить, мама шпица, А зтихъ-то, холоповъ-то, бранятъ, Да какъ вдь бьютъ!.. Небесная Царица!

Охъ, какъ ихъ быотъ—и плакать не ішятъ!..

За то и бьютъ, что неучтивы дти...

Вотъ и вчера: пана откушалъ чай, Легъ отдохнуть — вошли мужланы эти, Кричать: «Панъ, хлба, хлба намъ давайН Ну, приказалъ прогнать... поколотили...

Нтъ, вырасту'—не лягу отдохнуть, — 451 — Пока ихъ всхъ, вотъ всхъ н накормяли, А то подумай: можно ли заснуть — Когда трегдитъ вся голова отъ стука II ломится нахально въ дверь народъ?

II с накорми—придетъ, пожалуй, бука, Позьметъ тебя въ миіокъ и унесетъ...

Да это чтб!.. А какъ Христосъ-то съ неба Угадить?.. Онъ ядь поровну даеть Всмъ бднымъ и голодньшъ рыбъ и хлба...

Спаси насъ, Богь, и накорми народъ!..

Ш2.

БОГДАНЪ ЗАЛЬСКІЙ.

ЛЕДАЩАЯ.

Ахъ, крикуіп. мой нтухъ, чтобъ взяло тебя лихо!

По сидится тиб на нассточк тихо, Аль не знаешь, что бдной мн ночь коротка, Что міі хочется спать, а постеля жестка?

Таіп. «отъ вдругъ, на зар, я горошкомъ и встала!

Но за то ль, что вчера цлый день работала?

Ііудто впрямь — работать велика мн нужда—• lC.it.Ki. по такъ!.. Я пригожа сама, молода...

А вчера, меня мать спозаранокъ гоняетъ:

«Шли бы ленто полоть: вишь — оно поспваетъ».

Но полола я жита — совсмъ не могла:

Хоть ушла изъ избы, да въ бороздку легла.

Тамъ мн въ руки давалися сами цвточки И спинилися сами въ такіе вночки, Літо хотлося только взглянуть и надть, Щш подумала: долго ли такъ загорть?..

Л Ивриулш'я... Мать все.хлопочетъ, хлопочетъ Мб ИВб'Іі: накормить дочку милую хочетъ • § уіботу, за то, что вернулась домой

•ИИ. TlUtiui усталая, Боже ты мой.

лица піїті, на ней... Улеглась я на лавку Ьдіі поманила, къ себ на забавку;

Нота — 452 — Жмурюсь, жмурюсь и вижу, что къ црялк ужъ мать Три кудели несетъ — и опять работать!

Только солнышко шизу — какъ гляну я бодро, Какъ вскочу, какъ схвачу коромысло и ведра, Какъ порхну изъ избы удалй воробья, Потому — ужъ куда чрноброва-то я!..

И ужъ то на душ моей горя-заботы Да охочей чужой и повоаьноі работы, Что не ставлю въ укоръ парнямъ я молодымъ, Коли ведра снесутъ мн къ воротамъ самимъ.

И бранить меня мать съ темной ночки до свта За мои молодыя и глупыя лта.

И не знаю, за что вс сосди корять И «ледащая» прямо въ глаза говорять.

Пусть бранятся, насколько имъ станетъ охоты, А ужъ встать не могу я съ вчерашней работы...

Вдь не знають, какъ бдной мн ночь коротка, И какъ хочется спать, а постеля жестка.

1861.

ДВЪ СМЕРТИ.

Годъ они любились — навкъ разлучились, И сердца обоихъ въ дребезги разбились...

Двица томится во свтлиц новой, А казакъ уложенъ мать-сырой-дубровой.

Двица поникла къ пуху-изголовью, А казакъ къ жупану, облитбму кровью.

Двичьи лкарства — меды-вареницы, А казакъ... хоть каплю бъ подали водицы!..

Двицу семья вся съ плачемъ обнимаетъ, А казакъ... ужъ воронъ каркнулъ и слегаетъ...

Оба отстрадали; грудь сожгло обоимъ, И заснули оба вчнымъ сномъ-покоемъ.

Двицу со звономъ, съ литіей зароютъ, А казакъ... надъ бднымъ только волки воютъ...

Двичью могилку холятъ и лелютъ, А казачьи кости по втру блютъ.

1861.

— 453 — ЭДУАРДЪ ОДЫНЕЦЪ.

–  –  –

КАЗИМИРЪ ЮРКЕВИЧЪ.

СЛЕЗЫ.

(Изъ думки).

Зачмъ, если въ нив ты рвешь василекъ, По зорыс росистой такъ звученъ твой голосъ, И вся ты, голубка, нжнй, чмъ цвтокъ, Свже росы и стройне, чмъ колосъ?

Зачмъ ты всегда весела и -счастлива, Ко вомъ равнодушна, па все беззаботна, Всегда, словно птичка, рзва и игрива, И Богъ всть, вздохнула ль хоть разъ безотчетно?

Шепнула ли слово горячей молитвы?

Отерла ль невольныя слезы на глазкахъ?

Птъ, нтъ! Ты не вришь въ житейскія битвы, Л если и вришь, такъ разв что въ сказкахъ.

Ребенокъ, когда въ эти дтскіе годы Въ теб столько силы, приманки и власти, Чмъ будешь ты женщина, въ вихр невзгоды, Въ душевной истом, подъ бурею страсти?

Теперь предъ тобою невинный грезы Проносятся въ ббразахъ логкихъ, безтнныяъ, Теперь ты не знаешь, что женскія слезы Дороже и краше жемчужинъ безцнныхъ.

Не знаешь, но скоро узнаешь. Слезами Тебя омывали отъ самой купели И мать и отецъ... и, поврь мн, надъ нами Не вчно лазурныя выси горли.

Ловрь, что и красное солнце порою Свой ликъ лучезарный подъ тучами прячетъ, И мое на земл, подъ землей, надъ землею Лорою слезами горячими плачетъ.

Лоотъ свою псню лсная пвица И плачетъ; деревья, лужайки, поляны, Цпточки, былинки, заря-заряница— Ноо плачотъ, хоть скрылись далеко туманы.

— 460 — Дні ('лиш на землю съ небесъ ниспослала Пі, усладу печали любовь всеблагая...

II ярче всхъ звздъ Богоматерь сіяла, Слезами подножье креста обливая.

Но ты все молчишь и глядишь въ изумленьп, Какъ будто ловдалъ я дивныя дива, Какъ будто не знаешь, что мн наслажденье Подумать, какъ ты весела и счастлива!

«Такъ чтб же?—ты мн отвечаешь очами:— Такъ чтб же, коль сердце нашлося на свт, Еще не облитое скорби слезами?

О, какъ вы завистливы, старыя дти!»

А, вотъ онъ, укоръ простодушный ребенка, И чтб передъ нимъ вс дугаевныя грезы!..

Такъ ной же и смйся попрежнему звонко И даже забудь, что и слово есть: слезы.

1802.

АНГЛІЙСКІЕ ПОЭТЫ.

М И Л Ь Т О Н ъ.

ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ.

I.

Изъ ПЕРВОЙ П С Н И.

И девять разъ уже смнилось время, Мрило дня и ночи для людей, Какъ Сатана со скопищемъ проклятымъ Лежалъ, въ горящей пропасти вращаясь, Разбитый, сокрушенный, хоть безсмертний.

J Го вмст съ тмъ ему иная кара—.11 бблыпая—была присуждена:

Его съ тхъ иоръ терзать долженствовали Дв мысли—объ утраченномъ блаженств И мукахъ, нескончаемыхъ вовки.

Уныло онъ вокругъ бросаетъ взоры, Горящіе и скорбію мятежной И гордой, закоснлою враждою.

И вдаль онъ смотритъ—и везд, куда Достигнуть можетъ ангельское око, Онъ видитъ лишь ужасную пустыню, Обширную и дикую темницу, Округлую со всхъ сторонъ, подобно Горнилу распаленному; но пламя Не изливаетъ свта въ ней, а только— Мракъ видимый, способный озарить

Мсрцаніемъ ужасные предметы:

Страну печалей, горестныя сни, Гд никогда не могутъ обитать II и тишина ни миръ; куда надежда, Нсмъ близкая, ни разу не достигла;

Гд муки, пытки длятся безконечно;

Гд жунелъ несгораемый питаетъ Нсочасно нрибывающій потопъ — 4G2 — (Угни п'ошш. Такова обитель, Цігшамеішая вчнымъ правосудьемъ Мятолшикамъ. Ихъ мрачная темниці* Удалена отъ Бога и отъ свта Б а разстоянье, большее трикраты, Чмъ отъ земного средоточья полюетО, какъ не схожа эта бездна съ вы^ью, Откуда духи сверженные надиі И вотъ своихъ сообщниковъ В Ъ Ш І Д І / Н Ь И, Затопленныхъ горящими волнами, Средь ярыхъ вихрей бурнаго огни Узрлъ онъ вскор и съ собою рядомъ ха Узрлъ въ мученьяхъ скорчеииаго д Совмстника по сил и почестью, Того, къ кому, чрезъ вки, Палестина,

Постыдно поклоняяся, взывала:

«Веэльзевулъ!». Ему-то архи-врагъ, На нсб нареченный Сатаною, Ужасное молчаніе нарушивъ,

Вщалъ такія дерзостный рчи:

«Ты ль это? О! какъ глубокб ты па.ї'ь!

Какъ не нохожъ на образъ лучезарней, Чтб нкогда въ блаженномъ царств свта Своимъ сіяньемъ яркимъ затмевалъ Воителей небесныхъ миріады!

И ежели ты тотъ, кого со мною Одни и т жъ намренья и думы, Одна и та жъ надежда и отвага На славный подвигъ вмст съедини."и, Какъ съединяетъ ранняя погибель,—Ты видишь самъ, въ какую пропасть пали Мы съ высоты, низвержены громами И молніей Всевышняго. Но кто же Досел зналъ всю мощь Его десниць)?

Однакоже ни эта мощь ни кары, Быть-можетъ, уготованныя впредь Мн гнвнымъ Побдителемъ, не въ силахъ Вселить въ меня раскаянья, и я — Хотя въ наружномъ блеск измненНЫЙ — Не измню ни умысла того, Ни высшаго того пренебреженья Къ обид, мн неправо нанесенной, Которые принудили меня — 463 — Со Ііссмогущимъ смдо состязаться И иызвали на лютую борьбу

II бой тьмы-темъ духовъ вооруженныхъ:

Они Его владычество отринуть Осмлились и предпочли меня И, воспротивясь силою своею Всевышней сил, средь равнинъ небесныхъ Въ сомнительномъ бою поколебали Его ирестолъ... Мы потеряли поле, Но чтб жъ? Не все потеряно: остались И воля непреклонная, и месть,

И мужество, несвычное ярму:

Вотъ чтб вовкъ ничмъ непобдимо!

И этой славы отъ меня исторгнуть Ни гнвъ Его ни сила но возмогутъ.

И неужель колнонрсклоненио Мн пасть во прахъ челомъ и умолять 0 милости и власть боготворить Того, Кто самъ содрогнулся недавно За власть Свою предъ грозной сей десницей?

О, нтъ! Такое униженье будетъ Поачеотий и позорне паденья!

Запо, судьбы велньемъ, существо И мощь духовъ ничмъ несокрушимы, Мы, оиытомъ событій приснославныхъ Уврясь въ сил нашего оружья И искусясь въ предвидньн разумномъ,

Должны ршить, съ надеждой необманной:

Вести ль отнын силой иль коварствомъ 1 Гепримиримо-вчную войну Съ Врагомъ Великнмъ. Онъ же торжествуетъ Въ избытк радости побдной и царить Ла небесахъ—Единый самовластно!»

Такъ говорилъ богоотступникъ-ангелъ И посреди мученій громогласно Отчаяньемъ и пыткой величался.

1858.

П.

ИЗЪ ЧЕТВЕРТОЙ ПСНИ.

ІІКЧТО съ Одемомъ не могло сравниться, U Шш іфасой далеко отстояло Отії сиди ассирійскаго, гд враь — 464 — Обозрналъ кругомъ безъ наслажденья Вс роды наслажденій н вс роды Живыхъ существъ, для взора странно нопыхъ, Межъ ними два, съ осанкой благородной, Съ богоподобно-возвышбннымъ станомъ, Единой ризой чистоты одты, Казались — въ ихъ величь обнажен комъ —

Достойными владыками всего:

Во взорахъ ихъ сіялъ и отражался Всеславнаго Создателя ихъ образъ, И истина, и разумъ, и святая, Покорная любовь дтей къ отцу— Покорная, но вольная, •— а людямъ Могущество она лишь нридаетъ...

Однакоже чета была неравной,

Какъ былъ неравнымъ самый полъ ея:

Омг, создапъ былъ на мощь и созерцанье;

Она — на чары иішсиыя и прелесть;

Опъ создан']- былъ единственно для Бога;

Она — для Бога — въ образ его.

Его чело высокое и взоры Являли власть верховную; и кудри —• Тсмне гіацинта — ниспадали Съ пробора, вровень съ мощными плечами.

У ней, до самыхъ легко-стройныхъ чреслъ, Покровомъ пали золотыя пряди Волосъ волнистыхъ, сладострастпо-мягкихъ, Какъ завитокъ весенній винограда.

Зависимость они обозначали, Но обоюдно-признанную, впрочемъ, Зависимость, въ которой власть и сила Тмъ легче и нжне относились, Чмъ боле встрчали и отпора И гордости въ уклончивости страстной...

И не было таинственно сокрыто Ничто... затмъ — что не было стыда...

Позорный стыдъ предъ тайнами природы, Безчестное исчадіе грха, Прикрытое личиной ложной чести, Ты возмутилъ весь родъ людской и йзгналъ Изъ благоздаяной жизни человка И простоту и свтлую невинность!

И такъ они нагими пребывали — 465 -= II средь очами ангеловъ и Бога, Затмъ, что зла еще не понимали.

Рука съ рукой, гуляла по Эдему Младая, несравненная чета;

Подобной ей потомъ не съединяла Любовь въ своихъ объятіяхъ: Адамъ — Красивйшій изъ всхъ посл-рожденныхъ Его сыновъ, и образецъ красы Межъ дочерей земли прелестныхъ — Ева.

Подъ кущею тнистою деревьевъ, Дышавшею прохладой, на лужайк, Близъ свжаго источника, они Возсли рядомъ; ихъ поденный трудъ Средь вертограда райскаго нуждался Лишь въ дуновеньи тихаго зефира И самый отдыхъ длалъ имъ покойнй, Потребность въ пищ легкой возбуждая И жажду. Здсь супруговъ ожидала Вечерняя трапеза изъ плодовъ, Но изъ плодовъ, въ которыхъ чистый нсктаръ Повсюду сами втви подносили, Привтливо склоняясь надъ четою И надъ иушистымъ берегомъ потока, Узорчато-закованнымъ въ цвты.

Плодъ сладкій, вмст съ кожицей душистой, Они вкушали, утоляя жажду Струей кристальной полнаго потока.

И не было за трапезой супружней.

Ни въ нжныхъ разговорахъ недостатка, Ни въ ласково-осмленныхъ удыбкахъ, Ни въ шалостяхъ ребяческихъ, присущихъ Чет, спряженной узами любви И одинокой.

Окрестъ ихъ, рзвяся, Играли вс животныя земныя, Itcli зври, чтб впослдствіи сокрылись Ііъ глуши лсовъ, въ степяхъ или въ пустыняхъ.

Нринавъ къ земл, катался левъ и въ лапахъ Козленка нжилъ; прыгали кругбмъ Модидн, тигры, барсы и пантеры;

Слот, иоуклюжій тшилъ ихъ, стараясь Сгибать искуснй хоботъ свой; а рядомъ, Сплотил ні. уволь гордіевъ вс кольца, бмимищ її л. Mt.ii. т. і. 30 — 466 — ПиШ вкрадчивый. и хитрый извивался И проявляли въ движеніяхъ коварство, ІСотораго еще не опасались.

Другія же животныя, насытясь Обильной пищей, на трав лежали Или жевали жвачку, ибо солнце Съ накдоннаго ристалища спшило Спуститься въ море, къ дальнимъ островамъ, И воздымалъ всовъ небесныхъ чашу Со звздами привратникъ неба, вечръ.

Тутъ Сатана, все время пребывавшій Въ безмолвномъ созерцанья, нанослдокъ Обрлъ давно-затихнувше слово

И молвилъ, опечаленный:

«О, адъ!

' Чтб съ грустію невольною я вижу?

На иерхъ блаженства нашего, со славой, Вознесены иныя существа, Выть-можетъ, зомнородныя, не духи, ііо близкія во всомъ къ духамъ небеснымъ.

Глязку на нихъ я съ жаднымъ изумденьемъ— И могъ бы полюбить ихъ: такъ подобенъ Въ нихъ Болгій образъ, и такую прелесть Создателя десница въ нихъ "вложила.

О, милая чета, ты и не знаешь, Какъ отъ тебя превратный жребій близокъ, Какъ скоро радость замнится горемъ, Тмъ ббльшимъ горемъ, чмъ полне радость!

Вы счастливы, но счастье ваше мало Охранено, и вашъ высокій рай И ваше небо также очень мало Защищены передъ такимъ врагомъ, Какой теперь къ вамъ входитъ... но врагомъ Не вашимъ... Нтъ! Я чувствую къ вамъ жалость — Безжалостный... ищу союза съ вами, Взаимной дружбы, истинной и тсной, Такой, чтобъ намъ отнын обитать— Иль съ вами мн, иль вамъ со мной... Быть-можетъ, Моя обитель васъ и не плнитъ, Какъ этотъ рай прелестный... чтб же длать?

Она—созданье вашего Творца, Онъ самъ ее мн даровалъ въ наслдье, И я длюсь охотно съ вами: адъ — 467 — t'imii іфата широкія разверзнетъ II пышдетъ вамъ владыкъ своихъ навстрчу.

Для пашихъ многочисленныхъ потомковъ 1 ростора будетъ много тамъ — не такъ, Какъ въ этомъ ограниченяомъ пространств, И если лучше мста не нашлося, Благодарите искренно Того, Кто за свои обиды вынуждаетъ Мстить даже не обидвшимъ меня...

Но пусть бы я невинностію вашей Подвигнуть былъ, какъ и теперь, на жалость Общественное благо, честь, стремленье Къ владычеству надъ этимъ "новымъ міромъ И жажда мести мн новелваютъ Исполнить тб, предъ чмъ въ иное время — Хоть и проклятый — я бы содрогнулся».

Такъ общій врагъ сказалъ и въ оправданье Своихъ проступковъ демонскихъ нривелъ Необходимость-—-доводь всхъ тирановъ.

Онъ кончить рчь. Три раза измнило Ему лицо; три раза поблднло Отъ зависти, отчаянья и гнва, И каждому внимательному оку

Могло бъ открыть коварную личину:

Затмъ, что духи свта непричастны Волненью необузданныхъ страстей.

Замтилъ онъ свое смущенье скоро, Смнилъ его спокойствіемъ наружнымъ, И — лжи отецъ — дитя свое онъ первый, Онъ первый внесъ въ святыя сни рая, Прикрывши ею месть и вроломство.

ІГо не возмогъ коварный обмануть

Псевидящаго ока Уріила:

За, нимъ слдилъ архангелъ вщимъ взоромъ И — навершинахъ ассирійскихъ горъ— Нъ его чертахъ замтилъ измненье, Посродное блаженнымъ, и пріемы, И гордую походку—ибо онъ Считалт, себя незримо-одинокимъ.

Стрим»лея онъ и близился къ предламъ Оді'ми, гдіі роскошный вертоградъ УІІ'ІИІЧІІІІИЛ'І, зеленою оградой, ХАК'Гі бы нлотнемъ, возвышенную плоскость — 468 — ТГа дикой круч. По бокамъ спускались Лса густыми, томными кудрями, Входъ воспрещая; а изъ самой гущи Вздымались, тни длинный бросая, И кедръ и ель съ развсистою пальмой Все выше: тнь лилася выше тни, Уступами—лсной амфитеатръ.

Но выше ихъ верхушекъ поднялося Зеленое забрало вертограда,— Съ него глядлъ нашъ праотецъ далеко На вс свои окружныя владнья;

Еще повыше—рядомъ полукруглымъ Неслися вверхъ маститыя деревья,

Покрытия цвтущими плодами:

Въ нихъ золото сливалося съ эмалью.

На нихъ и солнце радостнй играло Сиопмъ лучомъ, чмъ на всчернихъ тучкахъ Или на влажной радуг, когда Господь дождями орошаетъ землю.

Былъ чудный видь. И свжею струею Въ грудь С&Г&ЕЫ влнкалея ШСШЁ даздхв, И вялъ онъ весною и весельемъ, И могъ бы онъ развять вс печали, Когда бъ души отчаянье не жгло.

И вотъ, стрясая съ крыльевъ ароматы, Летятъ зефиры нжные и шепчутъ — Гд взяли благовонную добычу.

Не такъ ли, мысъ Надежды обогнувши, Стремятся мореходы къ Мозамбику, И вдругъ нордъ-остъ внезапно къ низіъ доносить Отъ самыхъ Савскихъ пряныхъ береговъ Весь ароматъ Аравіи Счастливой, И замедляютъ плаванье они, Чтобы до дна исчерпать благовонья, Смягчившія пахучею росою Суровыя морщины океана?

Такъ усладилъ всеобщаго врага Эдемскій воздухъ благорастворенный.

Но не былъ такъ пріятенъ рыбій дымъ Влюбленному въ жену Товита-оына И изгнанному силой Асмодею, Когда бжалъ онъ изъ страны Мидійской И скованъ былъ въ Египт Божьимъ гнвомъ.

— 469 — Подошвы этой крутизны пустынной Достигъ стопою тихой Сатана Задумчиво... но дале не могъ онъ I Іайти прохода: частые подростки Кустарниковъ росли сплошной стною, Загорожая путь и человку И зврю. Былъ одинъ лишь входъ съ востока,

Но пренебрегъ имъ архи-возмутитель:

Презрительнымъ прьшкомъ онъ перенесся Чрезъ самую высокую ограду И на ноги въ Эдем сталъ. Какъ волкъ Своей добычи ищетъ, голодая, И, посмотрвъ — гд пастыри подъ вечеръ Замкнули стадо, загородку хлва Свободно перескакиваетъ... или Какъ дерзкій тать, задумавшій похитить Скопленную казну у гражданина.

Хранимую запорными дверями, Влзаетъ въ домъ сквозь кровлю иль въ окошко — Такъ въ Божье стадо вкрался тать первйшій...

(Такъ послі въ церковь вкрались нечестивцы) И вотъ, взлетЬвши, онъ на Древо Жизни, Срединное и высшее надъ всми, Слъ въ вид вброна; но не объ жизни—

О смерти всхъ живущихъ онъ подумалъ:

Не вникъ онъ въ свойство древа-жизнедавца, Дарившаго безсмертіемъ, а только Избралъ его возвышенною точкой.

Такъ всякое дыханье — кром Бога — Не знаетъ часто истаго добра И благосотворенное стремится Себ во вредъ и въ гибель обратить.

Нокругъ себя глядить онъ съ изумленьемъ И видитъ вс сокровища природы, Въ пространстве тсномъ собранный вкуп Для услажденья чувства человка,

Иль лучше— видитъ небо на земл:

Литмъ, что рай блаженный былъ — отъ Бога Ііооточно-иасажденный вертоградъ.

0 1 востока ішлъ онъ впрямь отъ Аарона *»

Ь Оашонь ирисно-славной Селевкіи, Міигпутыхъ владыками Эллады;

Ъ дриили обитали, въ елассар, — 470 — Сыны Эдема. Въ сой благослопенпой Стран Господь возвелъ Своей десницей Стократъ-благословенный вертоградъ.

Онъ восхотлъ — и по Его велнью Произросли изъ плодоносной почвы Вс злаки и деревья — оболыценье Для зрнья, обонянія и вкуса.

Всхъ выше ихъ возникло Древо Жизни, Цвченное пахучими плодами Растительнаго золота; но съ жизнью Стояла рядомъ наша смерть: то древо Познанія добра и зла, то древо, Которому такъ много заплатили Вс люди за познаніе добра, Познавши зло... На полдень протекала Черезъ Эдбмъ широкая рка, Не измняя своего теченья, И межъ листвы кудрявой крутояра Стремилася въ невдомую бездну.

Тотъ крутояръ Господь кругомъ разбросилъ, Какъ образецъ, гд вылилъ онъ Эдемъ...

А токъ воды по скважинамъ собралъ Вс жаждущія силы земляныя И брызнулъ вверхъ жемчужиымъ водометомъ И рай несчетно оросилъ ручьями;

Потомъ, струи собравши воедино, Внизъ ринулся пгарокимъ водопадомъ Въ объятья темной, влажно-лонной бездны;

Но на четыре втви раздробился Передъ впаденьемъ въ море и промчался По славнымъ царствамъ и странамъ далекимъ— О нихъ же здсь не можетъ быть помину.

1857.

Б А Й Р О Н Ъ.

ИЗЪ «ЧАЙЛЬДЪ - ГАРОЛЬДА».

I.

ДВУШКА изъ КАДИКСА.

Не говорите больше мн О сверной крас британки;

Вы не извдали вполн — 471 — Все обаянье кадиксанки.

Лазури нтъ у ней въ очахъ И волосы не золотятся;

Но очи искрятся въ лучахъ И съ томнымъ окомъ н сравнятся.

Испанка, словно Прометей, Огонь похитила у неба, И онъ летитъ изъ глазъ у ней Стрлами черными 8-реба.

А кудри — вброна крыла!

Вы бъ поклялись, что ихъ извивы, Волною падая съ чела, Длуютъ шею, дышатъ — живы...

Британки зимне-холодны, И если лица ихъ прекрасны, Зато уста ихъ ледяны И на привтъ любви безгласны.

Но юга пламенная дочь — Испанка рождена для страсти, И чаръ ея не превозмочь, И не любить ея нтъ власти.

Въ ней нтъ кокетства: ни себя Ни друга лаской не обманетъ И, ненавидя и любя, Она притворствовать не станетъ.

Ей сердце гордое дано:

Купить нельзя его за злато, Но — неподкупное — оно Полюбить надолго и свято.

Ей чуждъ насмшливый отказъ;

Ея мечты, ея желанья:

Всю страсть, всю преданность на васъ Излить въ годину испытанья.

Когда въ Испаніи война, Испанка трепета не знатъ А другъ ея убить — она Врагамъ за смерть копьемъ отмщаетъ.

Когда же вечеромъ порхнеть Она въ кружокъ веселый танца, Или съ гитарой заноетъ Про битву мавра и испанца, Иль четки нжною рукой — 472 — Пачіить считать, съ огнемъ во взорахъ, Плі. у вечерни голосъ свой Сольотъ съ подругами на хорахъ — Во всякомъ сердц задрожитъ, Кто на красавицу ни взглянет*,, И всхъ она обворожит' И сердце взорами приманитъ.

Осталось много мн пути И много ждетъ меня приманки,— Но лучше въ мір не найти Мн черноокой кадиксанки.

1860.

–  –  –

ЭННИ ЛЕХРОЭНЪ.

ШОТЛАНДСКАЯ ЛЄГЕНДА.

«КТО міі стройную ногу обуетъ теперь?

Кто перчатку по блой рук,нриберетъ И ніідпетъ? Кто стань мой кругомъ Пивымт. лондонскимъ ноясомъ весь обовьетъ?

Кто серебрянымъ новенькимъ гребнемъ пройдетъ Блокурой моею косой?

Кто замнитъ отца для малютки, пока Грегори не вернется домой?»

— Эини! стройную ногу обуетъ отецъ, Мать перчатку по блой рук приберетъ И наднетъ; а стань твой сестра Новьшъ лондонскимъ поясомъ весь обовьетъ.

Я серебрянымъ новенькимъ гребнемъ пройду Влокурой твоею косой;

Богъ замнитъ отца для малютки, пока Грегори не вернется домой.

«Охъ! Когда бы корабль — да корабль снарядить, Да охочихъ людей подобрать,— Полетла бъ къ милбму на всхъ парусахъ, Коль не въ мочь самому у меня побывать».

*) Зои му, сась агат—значнтъ: жизнь моя, люб лю- тебяИ отецъ енарядилъ ей летучій корабль, И несетъ его къ берегу тихо волна...

Энни на руки сына-малютку взяла И простилася съ отческимъ кровомъ она.

Вотъ и парусить по морю съ мсяцъ она, Али мало чмъ больше, — и вотъ У жилья Грегори, нротивъ самыхъ воротъ, Снаряженный корабль пристаетъ.

Ночь потемпа была; втеръ холоденъ былъ;

Милый Энни давно уже спалъ, — Да проснулся малютка у ней на рукахъ, Началъ биться и крикомъ-кричалъ.

У воротъ, на замбкъ запертыхъ, Энни долго, какъ будто па спицахъ стоить...

Наконецъ выиіда мачеха друга ея И окликнула: — Кто тамъ стучитъ?

«О! Я, Энни Лехроэнъ, подруга твоя...

Прилетла къ теб по волнамъ, И. шшшжл; м$ой на» эдиахъ привезла,— Отвори поскоре же намъ».

•— Отойди, отойди ты, и сгипь-пропадиі Не къ добру ты стучишься у нашихъ воротъ, Ты—колдунья, ты — вдьма проклятая, ты...

Ты — исчадье нечистое водъ!

«Не колдунья, не вдьма проклятая я, Не исчадье нечистое водъ, — Но я—Энни Лехроэнъ твоя, — Не держи же меня у воротъ».

— Если Энни Лехроэнъ доподлинно ты, Хоть теб и не врю ни въ чемъ,— Разскажи мн: какія мы рчи вели, Какъ сидли съ тобою вдвоемъ?

«О! Да разв но помнишь ты, мой Грегори, Какъ мы вмст сидли съ тобой за столомъ, Какъ тогда обмнялись салфетками мы?

Вдь и дней-то немного промчалось потомъ...»

— И салфетка была у тебя хороша, И на ше пригодна была для стола;

Только лучше вдь кембрика крученый шелк*, И моя-то шелковая лучше была.

— 476 — «И уясь будто не помнишь ты, мой Грешри?..

А не помнишь, такъ я разскажу, Какъ съ тобой перстеньками мінялися мы, Да ужъ кстати и твой перстенекъ покажу...»

— Твой хорошъ перстенекъ и казистъ-— Весь изъ краснаго золота, весь онъ Л И Ї О Й, Да вдь мой-то получше: въ моемъ перстеньк Въ то же золото вправленъ алмазъ дорогой.

«Отодвинь же скорй, милый мой Грегори, Отодвинь ты заиоръ у воротъ.

Не отдвинешь — на холод наше дитя Скоченетъ совсмъ и умретъ».

— Отойди, отойди ты, и сгинь-пропади!

Ко стыду ты у нашихъ воротъ!

Приглядлъ я другую подругу себ, А теб—-отъ вороть поворота!

«Нриглядлъ ты другую подругу себ, Насмялся надъ клятвой святой, — І а к ъ прощай же, обманщикъ лихой, Трвторй Не видаться намъ больше съ тобой...»

О, какъ скоро, какъ скоро она Къ кораблю добжала, а тамъ, Добзкавши, всю волю дала Неустаннымъ, горючимъ сдезамъ...

«Золоченую мачту снимите скорй—• Деревянной простой мн довольно: не стать Съ золоченою мачтой по морю везти Опостылую мужу супругу и мать».

Грегори пробудился огъ крпкаго сна

И сказалъ своей мачех онъ:

«Этой ночью все сердце въ конецъ сокрушилъ

Мн недобрый пророческій сонъ:

Мн приснилось, что Энни Лехроэнъ моя, Изъ цвтовъ ненаглядный цвтокъ, На порог стоитъ у моихъ у воротъ И никто не впускаете ее за порогъ».

— Это вдьма — не Энни Лехроэнъ твоя —

Замышляла глаза теб сномъ отвести:

Постояла она у твоихъ у воротъ, Ну, 'а въ домъ не хотла войти.

— 477 — «Перестань же ты, злостная женщина, лгать

И умри лютой смертью за то, что ты зла:

Не хотла красавицы Энни впустить И меня разбудить не могла».

Быстро, быстро съ постели онъ всталъ,

И стерпть ему было не въ мочь:

Побжалъ онъ на берегъ, а Эннп его Отплываетъ отъ берега прочь.

«Энни! Энни! Куда ты. куда?»—• Крикнулъ онъ изо всхъ своихъ силъ.

Только—ахъ!—чмъ онъ громче кричалъ, Тмъ быстре корабль уходилъ.

«Энни! Энни! Куда ты, куда?

Перемолвись хоть словомъ со мной!»

Только—ахъ!—чмъ онъ громче кричалъ, Тмъ все выше вздымался прибой.

Втеръ крпнетъ, и море реветъ іі дчулз&іь і ш ^ у ж и д о г.обоД-— Какъ взглянулъ Грегори, а ужъ Энни его Унесло блопкной волной.

Смотритъ онъ: и малютка у ней на рукахъ,—Вмст ихъ съ корабля унесло...

Поднялъ руки онъ кверху и бросился вмигъ Въ клокотавшее моря жерло.

Энни за косу русую крпко схватилъ И примчалъ ее къ берегу онъ, Да еще не доплылъ, а у ней каждый членъ Смертны мъ холодомъ былъ ужъ сведенъ.

Цловалъ, цловалъ онъ ей щеки сперва, А потомъ пряди косъ золотыхъ, И тоскливо онъ въ губы ее цловалъ, Да дыханья-то не было въ нихъ.

Цлый день просидлъ онъ надъ Энни своей, Такт, что солнце ужъ сло и пала роса...

Вздохъ послдній тутъ сердце ему разорвалъ — И умчалась душа въ небеса.

Ill МШТяСфИ 1861 г.

— 478 — ЧТО ТАКОЕ ВРЕМЯ?

(Мысль неизвстнаго сверо-американскаго поэта).

„Типе was", lie said, „but timo is no more...'' У живыхъ спросилъ я, у любезныхъ братій, По сквозь нлачъ и скрежета, но сквозь стонъ проклятій, Но сквозь смхъ и псни, но сквозь звонъ оковъ —

Я разслышалъ мало ын понятныхъ словъ:

• • «Для меня — пеленки, — говорить ребенокъ:— — Ничего нтъ въ мір тяжелй иеленокъ...»

— «Для меня — игрушка», — отрокъ говорить.

— «Я его не вижу!»—юноша твердить.

• • «Бремя, — отячастъ взрослый: — это — сила!»

— — «Бремя, — шепчетъ старецъ:—• темная могила».

— «Время? — отвчаютъ люди мн толпой: — Деньги! — Слава! — Мука! — Бчный упокой!»

Я спросилъ у мерттлхъ; по нодъ снью мрака Но дали отита саьанъ, гробъ и рака.

И на не!', вопросы погребальный сіслепъ Былъ всегда упорно нмъ, и глухъ, и слпъ.

Я спросилъ у сердца: чтб такое время?

Сердце отвчало: — «Лишній звукъ и бремя:

Маятникъ всей жизни только я, поврь, И не имъ, а мною жизнь земную мрь...»

У земной природы я спросилъ... Сначала На вопросъ природа мн не отвчала, А потомъ сказала: — «Ты сошелъ съ ума!

Разв ты не видишь? Время — я сама!»

У свти.ть небесныхъ я спросилъ: сіяютъ Кротко надо мною, кротко отвчаютъ Ясными лучами въ синей вышин, Но отвтъ ихъ вщій непонятенъ мн...

И его спросилъ я, самого Сатурна;

Но пронесся мимо онъ, какъ вихорь, бурно, И ужъ былъ далёко — дальше всхъ планеть, И за нимъ дымился недогонный слдъ.

Ангела спросилъ я,—мощною стопою Грозно сталъ надъ моремъ онъ и надъ землею,

И трубою судной мн гремитъ въ отвтъ:

— «Время? — Время было; но его ужъ нтъ!»

21 апрля 1861 г.

НМЁЦКІЕ ПОЭТАМ.

ГЁТЕ.

–  –  –

Весь мой пылъ, вс мысли и стремленья Я залью волной рки забвенья Но не чистый пламенникъ любви...

Чу, дикарь у стнъ ужъ кличетъ къ бою.

Дай мн мечъ и не томись тоскою — Леты нтъ для Гектора любви.

1854.

— 481 — ОЖИДАНІЕ.

Чу, скрипнули дверцей садовой?

Чу, брякнула ручка замка?

Нтъ, то въ тополи махровой Слышенъ лепетъ втерка.

Однься густолиственной красой, Пышно-зеленый сводъ! Торжественный устроимъ Пріемъ мы въ честь красавицы младой.

Вы, втви, для нея сплетайтеся покоемъ, Наполненнымъ таинственною мглой!

Проснитесь, втерки, играйте рзвымъ роемъ Вкругъ розовыхъ ланитъ ея, когда На зовъ любви придетъ она сюда.

Чу, кто это тамъ торопливо Скользить, шелестя но кустамъ?

Нтъ, то птица боязливо Пропорхнула по втвямъ.

День! погаси свой пламенникъ скорй!

Ко мн, нмая ночь и сумракъ молчаливый!

Укрой насъ въ снь таинственпыхъ втвей, Набрось на насъ свой флеръ пурпурный и ревнивый...

Свидтелей — докучныхъ ихъ ушей, Нескромныхъ взоровъ ихъ — бжитъ Амуръ стыдливый;

Лишь Гесперъ—стражъ довренный любви,— Его, о, ночь, па небо призови!

Чу, звукъ издалёка домчался, Какъ будто кто шепчетъ въ саду?

Нтъ, то лебедь расплескался На серебряиомъ пруду.

Мой слухъ обнялъ гармоній потокъ:

Ручей журчитъ волной; зари живымъ румяицемъ Лобзаемый, колеблется цвтокъ;

Прозрачный виноградъ горитъ янтарнымъ гдянцемъ, И персикъ наливной, припавши на листокъ, Лепечетъ радостно съ златистымъ померанцемъ, И втеръ ароматною водной Съ моихъ ланитъ смываетъ лтній зной.

Чу, кажется, входятъ въ аллею?

Чу, двственный шагъ прозвучалъ?

Нтъ, подъ тяжестью своею Съ втки сплый пдодъ упалъ.

Со'шіісііія Л. А. Мея. Т. L Зі — 482 — Дчіь сладко задремалъ, и пламенные взгляды Его угасли; меркнетъ полоса Па запад; цвты отрадной ждуть прохлады;

Сребристый серпъ взошелъ на небеса;

Міръ растопляется въ епокойныя громады, И все — краса, волшебная краса, И каждая изъ нихъ, свой поясъ разршая, Восторженнымъ очамъ являерся нагая...

Но чтб тамъ во мрак мелькаегъ? — Не платье ли милой моей?

Нтъ, то блый столбъ сверка етъ Въ темной зелени втвсй.

О, сердце, полно ждать! Къ чему мечту пустую, Тнь счастія въ душ своей ласкать?

Мечтой не остудить мн грудь мою больную И призрака руками не обнять...

О, приведите мігі; — не і"І;пь — ее, живую, О, дайте ручку нжную пожать, Коснуться хоть слегка краевъ ея мантильи!..

И надо мною сонъ простеръ незримо крылья.

И тихо, незримо, какъ лучъ упованья Нежданной зарею блаженнаго дня, Она подошла — и лобзанья Е я пробудили меня.

1854.

АМАЛІЯ.

Свтлый образъ жителя Валгаллы,

Другъ мой былъ всхъ юношей милй:

Очи — моря синіе кристаллы Въ майскомъ блеск солнечныхъ лучей...

Поцлуи друга — обаянье:

Какъ дв искры, вспыхнувшія вдругъ, Какъ два тона арфы, при сліяньи Въ одностройный, неразрывный звукъ, Пдаменли, душу сплавивши съ душою, На устахъ, звуча, сливалися...

Сердце рвалось къ сердцу... Небеса съ землею Вкругъ счастливцевъ растоплялися.

Друга нтъ! Напрасно, ахъ, напрасно — 483 — Звать его въ кручин и слезахъ;

Нтъ его — и все, что въ жизни красно, Все звучитъ мн безиадежнымъ: ахъ!

1855.

–  –  –

свой ИДЕАЛЪ.

Мысль—достояніе всхъ. Только чувствомъ своимъ мы владемъ.

Хочешь обрсть Божество—чувствуй, что мыслишь о Немъ *).

1854.

–  –  –

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МОСТЪ.

Жизни шумящія волны бгутъ надо мной, подо мною,—• Съ ними къ беземертыо нестись и меня ириглашаетъ художникъ.

ТЕОФАНІЯ.

Видя счастливца, боговъ-небожителей я забываю;

Но предо мною они, когда я увижу страдальца.

1861.

–  –  –

Оба мы истины игцемъ: ты—въ жизни, я—въ сердц.

Оба ее мы найдемъ и найдемъ непремнно:

Здравое око Создателя всюду увидитъ, Здравое сердце въ себ Божій міръ отразить.

1861.

–  –  –

Милая-милая, ручку на сердце ко мн!..

Слышишь ли: кто-то стучитъ тамъ на самомъ на дн?..

Это стучитъ тамъ мой нлотникъ угрюмый и злой:

Онъ принялся мн сколачивать гробъ тесовбй.

Цлыя сутки стучитъ онъ своимъ молоткомъ И не даетъ мн покоя ни ночью ни днемъ...

Полно же, плотникъ! Работай ужъ, что ли, живй— Только бы мн отдохнуть и заснуть поскорй...

— 493 —

–  –  –

Схожъ съ коварною моей:

И она вдь взглядомъ нжнымъ Манить въ глубь своихъ очей.

8.

Я сначала струсилъ, позже Думалъ—этакій нростакъ!— «Не снести мн...» Вотъ и снесъ же— Но не спрашивайте: какъ?

9.

Кипарисами, вязями розъ, золотой мишурой Эту книжку я всю изукрасилъ бы щедрой рукой, Какъ кладбищеискій памятникъ псенъ моихъ, И на вчный покой уложилъ бы я ихъ.

Если бъ также любовь сохранить въ этой книжк я могъ!

На могил любви расцвтаетъ покоя цвтокъ,— Полюбуются имъ и ерываютъ потомъ...

Будетъ цвсть онъ и мн,—да на гроб- моемъ!

Здсь одн лишь покоятся псни мои, чтб порой, Словно лава изъ Этны, гремучей и жгучей ркой Изъ душевной глуби вырывалися вдругь, Разсыпая лучистыя искры вокругъ.

А теперь—онмли, мертвы и, какъ саванъ, блдны Коченютъ он, мои псни, чтб трупъ—холодны;

Но иоветъ на псни дыханьемъ любовь, Къ прежней жизни он просыпаются вновь.

И едва ихъ слезою участья любовь ороситъ, Вновь предчувствіе робкое въ сердц моемъ говоритъ, Что воскреснуть поблбкшіе эти листы,Если ручкой, въ чужбин, коснешься ихъ ты.

— 495 — И тогда-то разрушатся чары, тогда оживутъ Эти бддныя буквы и путы свои разорвутъ, И отрадно посмотрятся въ очи твои, И зашепчуть слова и тоски и любви...

1860.

–  –  –

РОМДНЦЕРО.

НОЧНАЯ ПРОГУЛКА.

Сердилося море и робко изъ тучъ Сквозилъ полумсяцъ лучомъ, Когда мы къ лодк подошли И сли въ ней втроемъ.

Тоскливо и мрно плескалась волна Подъ мрные взмахи весломъ И пной брызгала на насъ, На всхъ на насъ втроемъ.

Надъ лодкой блла, недвижно стройна, Она наклоненнымъ челомъ, Какъ мраморный Діаны ликъ Бллъ надъ алтаремъ.

За тучами спрятался мсяцъ; свистать Пронзительно втеръ кругомъ;

Надъ головами рзкій крикъ Мы слышимъ вс втроемъ.

То крикнула блая чайка, грозя Какой-то бдою и зломъ, И подъ зловщій этотъ крикъ Мы вздрогнули втроемъ.

Въ горячк я, что ли, иль грёза меня Обвяла бредомъ и сномъ?

Но мн нелпый снится сонъ — И какъ все дико въ немъ!

Нелпо и дико... приснилося мн, Подъ бурей, во мрак ночномъ, Что я—Спаситель и несу Крестъ на плеч моемъ.

— 501 — Вдняжка-красавица, также и ты, Склонившись подъ тяжкимъ кресюмъ, Изнемогла; но я спасу, Спасу тебя на пемъ.

Бдняжка, не будешь ужъ боле ты Страдать подъ позорнымъ ярмомъ;

Не то—пусть сердце за тебя Разнимутъ мн ножомъ.

О, глупая гр&за, обманчивый сонъ!

Какой я Спаситель?.. Кругомъ— Гроза и море... Боже мой, Спаси меня на немъ!

Шаддей-Адонаи, помилуй меня, Покрой милосердья щитомъ!

О, Боже, какъ клокочетъ тамъ, На темномъ дн морскомъ!

Ужъ майское солнце давно по цвтамъ Играло горячимъ лучомъ, Когда изъ лодки вышли мы...

Но вышли мы—вдвоемъ.

1859.

ЛЪСНАЯ ТИШЬ.

Въ бывалое время, въ года молодые, Внокъ на чел я носилъ, какъ другіе;

Въ немъ ярко просвчивалъ каждый цвтокъ, И былъ заколдованъ мой чудный внокъ.

И вс мой внокъ благовонный хвалили,

Да только внчаннаго имъ не любили:

Бжалъ я отъ злобы и желчи людской Въ пріютъ мой тнистый, подъ листвой лсной.

Въ лсу и въ лсу—только тамъ и раздолье!

Духамъ и зврямъ тамъ просторъ и приволье...

И феи и лани—крутые рога — Ко мн подходили, не чуя врага.

Ко мн приходили он безъ опаски

Кроваваго умысла или острастки:

Что я не охотникъ—почуяла лань, Что я не плачу философіи дань

И даже не умникъ—почуяла фея:

Глупцовъ он только и любятъ, жаля...

— 502 —.

Любили—присягу дать въ этомъ готовъ— Любили и ігрочія власти лсовъ.

Вокругъ меня эльфы порхали любовно, Воздушный, веселый народецъ, но словно Холодною сталью ихъ очи блестятъ И смертью за мигъ наслажденья грозятъ.

И майскими играми, майскою пляской Они меня тшили; тішили сказкой Про разпыя шашни изъ хроникъ лсныхъ Титаній... Много я выслушалъ ихъ.

Садился ли я надъ. хрустальной струего Источника, тотчасъ веселой толпою Всплывали ундины, красавицы водъ, Въ серебряныхъ, длинныхъ покровахъ,—и вотъ По цитрамъ согласно он ударяли

И бшепый свой хороводъ начинали:

Мелодія, позы—все вилося въ немъ И брызгало звучнымъ, блудящимъ огнемъ.

Порою он посмирне бывали:

У ногъ моихъ скромною группой лежали, Головкой припавъ па колни ко мн, И пли он, распвали он Романсы какого-то тамъ итальянца О томъ, что растуть гд-то три померанца, О томъ, что восторгомъ ихъ сердце проникъ И богоподобенъ, конечно, мой ликъ.

И пли... Но взбалмошнымъ смхомъ напвы Порой прерывали дубровныя двы, Порой и вопросомъ: « •• і.....и вс вы такіе?

У всхъ у васъ души?.. Он холщевыя, Иль сшиты изъ кожи, чтобъ стало на вкъ?..

Скажи: отчего же такъ глупъ человкъ?»

Отвтъ мой да будетъ пока неизвстенъ;

Но—врьте—-хоть смхъ ихъ и былъ неумстенъ, Но—врьте—моею безсмертной душой Я твердо выслушивалъ смхъ водяной.

Ундины и эльфы хитры и любезны,

Но гномы ихъ боле дюдямъ полезны:

, — 503 — Всегда человку гномъ искренній другъ И длаетъ множество всякихъ послугъ.

Широкая, длинная, алаго цвта, На нихъ епанечка красиво надта.

Я виду не подалъ, что знаю—зачмъ:

Приходится ноги имъ прятать совсмъ.

Не ноги, а лапки у нихъ, какъ у утки;

Но твердо уврены отн малютки, Что тайны ихъ знать никому не дано, И, правд, надъ ними смяться гршно.

О, Боже! да чмъ же умне ихъ мы-то?

У всхъ у насъ что-нибудь также сокрыт^, И вс мы, вс думаемъ также подчасъ, Что лапокъ утиныхъ по видно у насъ.

Знакомъ съ саламандрами но былъ тогда Я, И мало о нихъ мн ватага лсиая Могла разсказать. Проносились они, Какъ тни огней, въ полуночной тни.

И малы, и худы, какъ спички, бдняжки;

Въ обтяжку и брючки на нихъ, и рубашки Багроваго цвта съ шитьемъ золотымъ;

Надъ личикомъ желтымъ, печальнымъ, бодаьшъ, На каждомъ изъ нихъ золотая коронка Съ рубинами; каждый похожъ на ребенка, А думаетъ каждый, что онъ лишь одинъ На свт всемощный всему властелинъ.

Въ огн не сгорать—это кунштюкъ, безспорно,

Но все жъ притязанье малютокъ задорно:

Пускай но сгораютъ, да все жъ для меня Они—не могучі духи огня.

Я пальму ума отдаю той пород, Которой есть врная кличка въ народ-*Народъ говорить про нихъ такъ: «Мужичокъ— Онъ самъ съ ноготокъ, борода съ локотокь».

Откуда они—неизвстно... Сдается, Когда въ лунномъ свт ихъ рой кувыркнется, Что пляшутъ и скачутъ сморчки по лучу...

Откуда они—я и знать не хочу, Затмъ, что ко мн они добрыми были

И разной меня ворожб научили:

— 504 — Огонь заговаривать, птицъ окликать, Цвтокъ-невидимку въ Купалу искать.

Учили, какъ въ звздные свитки вчитаться;

Какъ, втръ взнуздавъ, безъ сдла на немъ мчаться;

Какъ тайною силой руническихъ словъ Усопшихъ въ ночи вызывать изъ гробовъ.

Учили—у дятла выманивать свистомъ

Разрывъ-траву съ вщими корнемъ и лйстомъ:

Они указують въ полуночной мгл, Гд клады съ зарокомъ зарыты въ земя.

Учили словамъ, чтб нашептывать надо, Когда докопаться удастся до клада,

И все объяснили—напрасный урокъ:

Наука о кладахъ пошла мн не въ прокъ.

По правд, тогда я доволенъ былъ малымъ, Оплачивать нужды своимъ капиталомъ Я могъ: приносили тогда каждый годъ Воздушные замки мн врный доходъ.

О, милое время! блаженные годы!

Когда предо мною велись хороводы Ундинъ или эльфовъ подъ снью лсовъ, При вчныхъ проказахъ малютокъ-духовъ.

О, милое время! когда легкой аркой Изъ втвей пахучихъ и зелени яркой Свивались деревья,—и я ликовалъ, И я, увнчанный, подъ сводъ ихъ вступалъ.

То милое время—оно ужъ сокрылось, И все съ той блаженной поры измнилось, Давно измнилося все—и, увы!

П о Х И Щ е Н Ъ ВНОКЪ у М Є П Я С Ъ Г0Л0ВР.І.

Похищейъ внокъ у меня; я не знаю, Какъ это случилось, но я изнываю, И вянетъ, и вянетъ мой жизненный цвтъ, И будто души у души моей нтъ.

Нтъ эльфовъ въ лвсу, по таинственнымъ логамъ

•Я слышу лай стаи съ охотничьимъ рогомъ;

Лань прячется въ чащу и, страха полна, Тамъ лижетъ кровавый раны она.

И гд «мужички съ ноготокъ»? Везъ сомннья,

-Забилися въ трещины скалъ съ огорченья.

— 505 — Къ друзьямъ моимъ маленькимъ слдъ я сыскалъ, Да счастье съ внкомъ па пути потерялъ.

Гд фея съ улыбкой своей благосклонной, Съ волной З О Л О Т И С Т Ы У І. кудрей благовонной?

Обитель ея, крпкій дубъ—обнаженъ Отъ листьевъ и въ жертву втрамъ обреченъ.

Печальне Стикса ручіі и стремнина;

Сидитъ на пустынномъ лрибржь ундина, Влдна и недвижна, какъ каменный ликъ, Чтб съ грустью иа грудь головою поникъ.

Какъ другъ, приближаюсь я къ ней съ состраданьемъ, Но смотритъ она на меня съ содроганьемъ— И быстро скрывается въ чаід втвей, Какъ будто бы нризракъ привиделся ей.

1859.

–  –  –

3.

Шахъ Магометъ оттрапезовалъ... Онъ — Слава Аллаху!—вполн насыщенъ...

Бъ сумеркахъ садъ... водометы въ игр...

Шахъ возлсжитъ па пурпурпомъ ковр...

Одаль прислуга рядами нмыми;

Шаха любимець Анзари межъ ними.

Въ мраморныхъ вазахъ, подъ лтнимъ лучомъ, Розы забили дугаистымъ ішочомъ;

Подъ опахаломъ, толпой одалыкъ, Пальмы скрываютъ зеленый свой ликъ;

И кипарисы верхушки склонили — Грезятъ о неб и землю забыли.

Вдругъ звуки лютни плеснули волной;

Садъ встрепенулся подъ дивный ихъ строй.

И встрепенулся самъ шахъ ото сна...

«Кмъ эта псня была сложена?»

Шахъ дожидалъ отъ Анзари отвта — Тотъ отвчаетъ:—«Фирдуси поэта».

«Псня Фирдуси: да гд жъ наконецъ,— Шахъ вопрошаетъ:—великій пвецъ?»

И отвчаетъ Анзари:—«Поэтъ

Бдствуетъ вотъ уже нсколько лтъ:

Тамъ, въ городк своемъ маленькомъ, въ Тус, Ходитъ за маленькимъ садомъ Фирдуси».

Шахъ Магометъ помолчалъ съ добрый часъ;

Посл Анзари даетъ онъ приказъ:

«Слушай! скорй на конюшню иди:

Сотню муловъ' изъ ноя выводи — 511 — И полусотню верблюдовъ... Навьючишь Всмъ, чтб услышишь и чтб ты получишь!

Прежде всего ты навьючишь на нихъ Цлыя кипы одеждъ дорогихъ;

Утвари рдкія, гд бы металлъ Смло оспаривалъ кость и кораллъ;

"Кубки и чаши литыя, а тоже Лучшія выборки барсовой колеи, Тоже и шали, ковры и парчи, Все, чтб наткали мн за годъ ткачи.

Не позабудь ты, тороча вьюки, Вмст съ оружьемъ вложить чепраки;

Не позабудь ты прибавить въ избытк Яства, въ сосудахъ падежныхъ, напитки, Тортовъ миндальныхъ, конфетъ, нирожковъ, Всхъ, сколько знаешь, и всякихъ сортовъ.

Также возьми ты съ кояюіпни моей Дюжину лучщихъ арабскихъ коней,

–  –  –

МАВРИТАНСКШ ХАЛЙФЪ.

На изгнанье, въ Альпухары, Грудь могучую стснили, Молодой владыка мавровъ И потокомъ быстрымъ слезы халъ грустный, молчаливый; Заструились по ланитамъ.

Позади тянулся поздъ: Мрачно смотритъ съ иноходца На высокихъ иноходцахъ, На печаль и слезы сына Иль въ носилкахъ золоченыхъ Мать-царица и сурово

Жены царственнаго дома; Упрекаетъ гордой рчыо:

Слдомъ черныя рабыни «Боабдилъ-эль-Хико! '— мол­ На мулахъ и сто слугъ врныхъ вить: — На коняхъ арабской крови. Ты, какъ женщина, рыдаешь, Но наздники уныло • Не умвши, какъ мужчина, Головой поникли къ сдламъ. Защитить родимый городъ».

Не слыхать нитрубъ,нибубенъ, Но любимица халифа, Ни веселой, громкой псни; Рчь суровую услыша, Лишь серебряный бубенчикъ Быстро вышла изъ носилокъ

На мул порою брякнетъ. И на грудь вождя припала:

На гор, откуда взоры «Боабдилъ-эль-Хико! — мол­ Тонутъ въ глубь долины Дуйро, вить: —

И въ послдній разъ мелькаютъ Мой возлюбленный, утшься:

Стны крпкія Гренады, Въ бездн горя и невзгоды Тамъ съ коня поспшно сходить Лавръ зеленый расцвтаетъ.

Юный вождь, глядитъ нагородъ: Връ, не только тріумфаторі, И горитъ въ зар Гренада Врь, не только увнчанный Вся—какъ золото и пурпуръ. Отъ руки слпой боггіни, Но, Аллахъ! Не полумсяцъ— Но и скорбный сынъ несчастья, Крестъ на знамени испанскому И борецъ, въ боръб съ судъбок Разввается надъ замкомъ Павшій истиннымъ героемъ, И надъ башнями Альямбры. Будутъ вки жить гі вки О! При этомъ вид вздохи У людей въ воспоминаньи!»

— 521 —

И послднимъ вздохомъ мавра Предсказаніе сбылося:

До сихъ поръ слыветъ вер­ Нрогремло славой имя шина, Мавританскаго владыки.

Гд въ послдній разъ про­ И не смолкнетъ эта слава Ввкъ, пока струны послднеі стился Воабдилъ съ своей Гренадой. Не порвется на послдней Въ Андалузія гитар.

И любимицы халифа 25 іюля 1859 г.

–  –  –

НЕСОВЕРШЕНСТВО.

Совершенства нигд не бывало, и нтъ, Съ той исконной поры, какъ создался нашъ свтъ.

Розы нтъ безъ шиновъ; да и самые дивы Въ поднебесь едва ль безусловно-счастливы.

Безуханны тюльпаны; на Рейн твердять, Что и честный однажды стянулъ порослтъ;

И Лукреціи честь только смерть и прикрыла, А не то бы она ужъ на снос ходила.

Безобразной ногой обездоленъ павлинъ, Й Коринны порой нагоняютъ намъ сплинъ, Какъ покойный Вольтеръ—остротой «Генріады», Или даже Клопштокъ—красотой «Мессіады».

Идеалъ изо всхъ вел-емудрыхъ коровъ По-испански сказать не суметъ двухъ словъ;

И въ «Киприд» Кановы—излишество лоска;

Какъ латынь, такъ и носъ—все у Массмана плоско.

И кислйшія римы въ сладчайшихъ стихахъ— Намъ не въ рдкость, какъ жало въ пчелиныхъ сотахъ;

И безсмертный Ахиллъ раненъ въ пятку Парисомъ;

И Дюма Александръ уродился метисомъ.

Нтъ на неб звзды лучезарной такой, Чтобъ на землю она не скатилась порой;

Въ лучшемъ сидр у насъ слышенъ запахъ отъ бочки;

Даже въ солнц подчасъ видны темныя точки.

Да и ты, милый другъ, хоть и сводишь съ ума, А—признайся—и ты не безъ пятенъ сама?

Чтб пытливо глядишь прямо въ очи поэту?— Груди нтъ у тебя, а въ груди сердца нту...

15 ноября 1860 г.

ОГЛЯДКА.

Все сладкое, все, чтб такъ манйтъ собой, Я все перенюхалъ на кухн земной;

Чмъ славится міръ нашъ, чмъ можетъ гордиться,

Я всмъ понемножку усплъ насладиться:

Я кофе пивалъ, пирожки подалъ, — 540 — Я сахарныхъ куколъ въ засосъ цловалъ;

Жилетки и фраки на мн то и дло Мнялись. А чтб въ кошельк-то звенло!

Какъ Геллертъ, я мчался на борзомъ коньк И строилъ я замки себ вдалек;

Лежалъ на лужайк я, прозванной—счастьсмъ, И солнце свтило мн съ жаркимъ участьемъ.

И былъ я увнчанъ лавровымъ внкомъ, И мозгъ обвивадъ мн душистымъ онъ сномъ— То грёзой надъ розой, то грёзой надъ маемъ, То грёзой, что только вотъ я нескончаемъ, Что только для сумерекъ созданъ былъ день, Что мн умирать не пора, да и лнь.

Воистину смерть и могила—пустое, Коль прямо вамъ въ ротъ ниспадаетъ жаркое, Съ небесъ, на пурпуровыхъ крыльяхъ зари...

Да грёзы-то—мыльные все пузыри— Мои перелопались... Вотъ—и лежу я На терніяхъ свжихъ, стеня и тоскуя.

Вс члены мои ревматизмомъ громитъ, Въ душ моей—горе, въ душ моей—стыдъ;

Съ весельемъ моимъ и съ моимъ наслажденьемъ— Досадою квитъ я и квитъ—сожалньемъ.

Мн подали желчи; проняли стопы, Меня безпощадно кусали клопы;

Заботы кусали меня наипаче— Я долженъ былъ брать да и брать безъ отдачи, Кривя и умомъ и душою моей— У юношей свтскихъ, у старыхъ камей...

Ну—словомъ—у всхъ, чтб богато во град, Я, кажется, даже просилъ Христа-ради.

Теперь я усталь на тяжеломъ пути,

Мн ношу хоть въ гробъ бы да только бъ снести:

Прощайте! Гор мы, любезные братья — Сомннья нтъ—примемъ другъ друга въ объятья.

1861.

АНГЕЛАМЪ-ХРАНИТЕЛЯМЪ.

Чтб мигъ—онъ все ближе и ближе ко мн, Тотъ всадникъ потемный на бломъ кон;

Я слышу—по частому звуку копытъ— На полныхъ рысяхъ онъ за мною спшитъ.

— 541 — Умчить онъ меня отъ Матильды съ собою...

Подумаешь—сердце сожмется тоскою.

Матильда была мн дитёй и женой— И вотъ ужъ на свт остаться одной, Вдовой и сироткой, приходится ей, Зане нисхожу я въ обитель тней...

А бдная, вря, что мужъ ея—сила, Спокойно на дружескомъ сердц почила.

О, ангелы Божьи! взываю я къ вамъ!

Вонмите рыданьямъ, вонмите мольбамъ:

Изъ горнихъ чертоговъ, съ эдемскихъ полей Слетите на землю къ Матильд моей, Щитомъ некрушимымъ ее оградите И ваше подобіе въ ней охраните!

Слезой вашей чистой о нашихъ грхахъ, Тмъ словомъ, чтб, съ трепетомъ падая въ прахъ, Священникамъ вымолвить можно одннмъ, Красой вашей, благостью, всмъ пресвятымъ Я васъ заклинаю, небесныя власти, Храните Матильду отъ бдъ и напасти!

23 іюля 1860 г.

И З Ъ «СЪВЕРНАГО МОРЯ».

Морской призракъ.

Я свсился за корабельный бортъ И всматриваться сталь повитымъ грёзой окомъ Во глубь воды, прозрачной, какъ кристалдъ, И проникалъ я взоромъ глубже, глубже—• Такъ глубоко, что изъ морского лона— Сначала какъ дымящійся туманъ, Потомъ яснй, ясне и цвтне— Поднялись башни, куполы церквей.

И наконецъ, облитый свтомъ солнца, Всплылъ цлый старый нидерландский городъ, Толпой народа шумно оживленный.

Вотъ альдерманы важные йдуть, Вс въ черныхъ мантіяхъ и съ фризами на ше, Съ почетной цпыо, съ длинпой-длинной шпагой;

Ихъ лица также вытянулись длинно.

Идутъ они по площади кипучей Къ высокой лстниц ратуши, Гд изваянья царственныя строго — 542 — Стоять на страж съ скиптромъ и мечомъ.

Неподалёку, передъ рядомъ зданій, Гд свтятъ ярко зёркальныя окна, Подъ тнію густою липъ зеленыхъ, Остриженныхъ искусно въ пирамиды, Гуляютъ, платьемъ шелковымъ шумя, Двицы молодыя. Стань нхъ гибокъ;

Цвтутъ здоровьемъ личики у нихъ;

Вс въ черныхъ шапочкахъ—таковъ уже обычай;

У всхъ струятся кудри золотые.

Въ испанскихъ одяньяхъ удальцы Проходять мимо нихъ съ поклономъ, подбоченясь.

Старухи въ темныхъ нлатьяхъ съ узкимъ лифомъ, Со святцами и четками въ рукахъ, Спшатъ толпой къ высокому собору, Куда зовутъ ихъ колокольный звонъ И звуки загремвшаго органа.

И самому мн западаетъ въ душу Таинственный и отдаленный звукъ;

Тоскливое волненіе сжимаетъ Мн сердце, исцленное едва.

Я чувствую, какъ злы я раны сердца Лобзаютъ страстно милыя уста—

И поцлуями ихъ вновь разбередили:

Горячая и алая струя, За каплей капля, полилася въ море, Въ глубокій городъ, на высокій домъ, На.старый домъ, гд нтъ живой души;

Лишь'подъ окошкомъ нижняго жилья Задумчивая двушка сидить, Склепившися на ручку головою, Какъ бдное, забытое дитя...

И знаю я, давно тебя я знаю, О, бдное, забытое дитя!

И такъ глубоко, такъ глубоко въ мор Скрываешься теперь ты отъ меня Изъ дтскаго, пустого своенравья!

И всплыть наверхъ ты боле не можешь, И здсь ты бродишь цлыя столтья, Чужая межъ людьми, теб чужими, Межъ тмъ какъ я, съ растерзанной душою, Тебя по свту.цдому искалъ, И все искалъ, и все искалъ тебя, — 543 — Всегда-любимая, утраченная мною И наконецъ найденная опять!

Нашелъ тебя, и снова я смотрю На милый образъ, лжную улыбку, На умные и свтлые глаза...

И никогда съ тобой я не разстанусь:

Спшу къ теб туда—туда на дно, И съ жаркими объятьями бросаюсь е Въ морскую глубь—къ теб, къ теб на се]?ДД — И хорошо, что за йогу усплъ Меня схватить и оттащить отъ борта

Нашъ капитанъ, сказавъ съ улыбкой злою:

«Да чтб вы, докторъ! чорту, что ли, брать?»

1859.

Р Ы Н О К Ъ ФЕЙ.

НъмЕцкая ЛЕГЕНДА.

\.

Поврьте, что въ наше корыстное время.

II въ нашъ положительный вкъ Красавицы-феи промышленность цнятъ Не мене, чмъ человкъ.

Поврьте, что имъ ужъ давно надоло Малютокъ-принцессокъ крестить II въ тыквенныхъ чудныхъ своихъ колесний&хъ ;

По воздуху ночью парить И даромъ на всхъ нерекресткахъ кружиться, Волшебный водя хороводь...

Нтъ!.. феи расчетливй стали торговокъ И рынокъ заводить разъ въ годъ.

И мстность такую он вибирають:

Должна непрсмнно она Быть дикой скалою, съ обрушеннымъ замкоЯЪ, И тайныхъ преданій полна, Имъ любо, гд камни навалены грудой Подъ плсенью срой и мхомъ, И сфинксомъ лежать передъ мудрыми вка И словно смются тайкомъ — 544 — Надъ тщетнымъ усильемъ пытливой науки — Загадку вковъ разгадать...

А феи и знаютъ, да чтб имъ за дло?..

Он собрались торговать.

И честь имъ н слава! Он выставляютъ На плсень, на мохъ и траву Такіе товары, что,— ежели взглянешь,— Подумаешь: сонъ наяву!

Купи: вотъ и шапка теб невидимка, А шапки не хочешь, такъ вотъ Готова и скатерть теб самобранка, Готовъ и коверъ-самолетъ.

А ежели нужно кому талисманы На черную немочь и сглазъ, Иль нуженъ кому корешокъ приворотный, —• Такъ вотъ и они на показъ.

А рядомъ лежать самоцвтные камни—• Алмазы, рубины, жемчугъ, Безцнныя ткани, уборы и платья,— Работа воздушныхъ ихъ рукъ.

Разложатъ товары заботливо феи, Подъ мсячнымъ яснымъ лучомъ И путницъ на рынокъ къ себ зазываютъ Пвучииъ своимъ голоскомъ.

Напрасно он зазываютъ, напрасно

Прохожихъ манптъ ихъ привтъ:

Прохожіе съ узкасомъ рынокъ обходять— И все нокупательніщъ нтъ.

П.

Однажды, по близости этого рынка, Идетъ Маргарета домой, Идетъ она степью и свжаго сна Не чуетъ она подъ ногой.

Ночь лтняя; мсяцъ въ поднёбесь таетъ, Звенятъ переборы ручья, И словно серебряный мсяцъ встрчаетъ Гремучая пснь соловья.

Но Грехтенъ природы красотъ н видала;

Понуро несла кузовбкъ:

Сегодня впервые, за мать—за старуху, Снесла она въ замокъ оброкъ.

— 545 —Бывало, она возвращалась съ работы, Какъ птичка, нарядна, легка, И пла, какъ вольная птичка, а нынче

Сдавила ей сердце тоска:

Завидны ей стали, когда дожидалась Въ передней она межъ ливрей, И эти роскошныя длинныя залы, Какія не снилися ей, И эти паркеты, обои, гардины, II группы статуй по угламъ, И эти картины, и гд-то далеко Наряды блестящіе дамъ...

И дуыаетъ Гретхенъ: «Какое сравненье Съ лачужкой убогой моей!

Кирпичныя стны да узкія бкяа...

И тхъ не видать межъ втвей...

А въ праздникъ нарядишься—хуже послдней Служанки изъ замка...» И вотъ Ей слышится, будто ее потихоньку

Таинственный голосъ зоветъ:

— «Постой, Маргарета! постой, Маргарета!

Готовы помочь теб мы...»

Она оглянулась: изъ ветхихъ развалинъ, Изъ ихъ неразгаданной тьмы, Возникли виднія росмъ волшебнымъ, И Гретхенъ узнала въ нихъ фей — По поступи легкой, но блымъ одеждамъ, По крыльямъ изъ яркихъ лучей.

Толпой обступили он поселянку И въ рынокъ къ себ увлекли, И стали показывать дивныя дива,

Сокровища цлой земли:

— «Смотри, Маргарета! Возьми, Маргарета!

Купи, если -хочешь...»—«Хочу, Всмъ сердцемъ хочу, благородный дамы!..

Да чмъ же я вамъ заплачу?..»

— «Какая смшная! На нашемъ товар

Особый наложенъ зарокъ:

Купи, чтб желаешь, а мы съ тебя просимъ За каждую вещь—волосокъ...»

— «Шутить вы изволите, врно, со мною?..»

Но феи поклялись, что—нтъ.

Сочпнспія Л. А. Мя. Т. Г.

— 546 —. «Одинъ волосовъ мой,—подумала Гретхенъ:— За каждый безцнный предмета...

Одинъ Б о л о с о к ъ мой!.. Да этакъ барона Я буду богаче!.. Какъ знать?

Богаче, быть-можетъ, эрцгерцога... принца?..

•— Извольте! хочу покупать!»

И феи вокругъ нея роемъ слетлись, Какъ пчелы на вешній цвтокъ, И Гретхенъ за волосомъ. дергаетъ волосъ, И стадъ тяжелть кузовокъ...

А феи нарядъ съ нея сельскій ужъ сняли

И сдернули чепчикъ съ косы:

Воздушнымъ покровомъ он обвивають Ея молодыя красы.

И зеркало ставятъ он передъ нею, Несутъ за нарядомъ нарядъ, И чтб за волшебные эти наряды!

На каждомъ туманится взглядъ...

То шарфъ блоснжный придется по плёчамъ, То серьги—по алой щек...

И Гретхенъ за волосомъ дергаетъ волосъ, И мста ужъ нтъ в ъ кузовк.

А ночь на исход. «Ну,—думаетъ Гретхенъ: — Теперь буду брать я ужъ зря, А то вдь он закривають свой рынокъ.

Едва замерцаетъ заря.

Побольше бы запонокъ, кблецъ, булавокъ, Да вотъ изумрудный уборъ...»

И Гретхенъ рветъ волосы цлою горстью, И шире, все шире проборъ.

«Еще бъ ожерелье кровавыхъ рубиновъ, Да эту перловую нить, Да этотъ- карбункулъ, да гребень алмазный...

Еще бы чего не забыть?.. Ахъ, да! Кошелекъ съ золотыми забыла:

Еще волосокъ...» Но—увы!— Послдній свой волосъ за гребень алмазный Она отдала съ головы.

•— «Не можетъ быть!»— крикнула въ ужас Гретхенъ] Но ярко востокъ зааллъ—• Съ насміпливымъ хохотомъ феи исчезли И рынокъ ихъ вмигъ онустлъ.

— 547 —

И солнце блеснуло... Глядитъ Маргарета:

Кругомъ нея—камни, пески;

Сама—безъ волосъ она, въ жалкихъ лохмотьяхъ, И въ кузов.—все черепки.

Безъ мысли, безъ чувства, не слыша, не видя, Куда-то она побрела Въ безпамятств дикомъ, и только очнулась У церкви, приходской села.

Надъ нею мальчишки кругомъ хохотали, Кидали ей грязи комки, И, важно сдой головою качая, Твердили ей вслдъ старики.

«Вотъ—Божью красу продала за наряды— Себ жъ въ поруганье и смхъ!

Ну чтб жъ? Подлбмъ ей-—сама виновата:

Богатству завидовать грхъ!»

Полна нестерпимой, отчаянной муки, Стыда и досады полна, Заплакала горько несчастная Гретхенъ И вдругъ—пробудилась отъ сна...

Глядитъ: на разбросанномъ сн заснула;

У ней въ головахъ кузовокъ;

Надъ нею лазурное тихое небо;

Въ ногахъ чуть журчитъ ручеекъ,.

И въ немъ, словно въ зеркал, смотрится ива.

Росу отряхая съ кудрей...

Какъ птица пугливо она встрепенулась И глянула также въ ручей.

И чтб же? Не вритъ глазамъ Маргарета:

Она, какъ и прежде, все та жъ:

Все т же на ней—полосатая юбка И бархатный черный корсажъ;

Все та Же, подъ чепчикомъ блымъ, густая, Чтб снопъ золотистый, коса...

Опять она—скромная, милая Гретхенъ, Родного селенья краса...

Въ слезинкахъ глаза—чтб въ росинкахъ фіалки, Румянецъ пылаетъ со щекъ...

И бережно въ косу она заправляетъ Скользнувшій по лбу волосокъ.

4 ноября 1861 г.

35* ФРАНЦУЗСКІЕ ПОЭТЫ.

АНДРЕ ШЕНЬЕ.

АМИМОНА.

Прнвтъ теб, привтъ, пвучая волна!

Ты принесешь ко мн младую Амимону:

На легкомъ челнок плыветъ ко мн она, Ввряясь твоему измячивому лону, И втерокъ надъ ней покровъ двнчій вьегъ...

Не такъ ли нкогда, въ объятья бога водъ, Подъ неусыпною охраной Гименея, етида мчалася къ прибрежіямъ Пенея, Держася за бразды и трепетно скользя По влажному хребту проворнаго дельфина?..

Но если бы тебя, красавица моя, Пріяла невзначай кристальная пучина, Новрь—твоя краса и твой невинный видъ Внезапнымъ ужасомъ подводныхъ двъ смутили, И врядъ ли бы теб на помощь поспшили Чернокудрявыя станицы Нереидъ!..

Опида, Кимадосъ и блая Нерея Глядли бъ на тебя, отъ зависти красня, Досадуя, что взоръ пытливый ихъ не могъ Открыть въ твоемъ лиц какой-нибудь порокъ, И каждая изъ нихъ любимаго ей бога Поспшно бъ увлекла изъ воднаго чертога, Подальше отъ тебя, подъ снь прибрежныхъ скалъ, Гд въ гроты темные сплетается кораллъ, И тамъ бы слышалъ богъ ревнивые укоры За то, что на теб остановилъ онъ взоры.

1855.

— 549 — БЕРАНЖЕ.

–  –  –

«Жакъ, я должна разбудить тебя силой:

Въ нашемъ селеній точно иожаръ— Приставь пріхалъ и самъ комиссаръ..

За недоимкой... Бда намъ, мой милый!

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля:

Будетъ сейчасъ комиссаръ короля!

Видишь: и солнце проснулося даже— Встань же... Сонливымъ ты не былъ пока,..

Прежде зари у Ремй старика Все обобрали они для продажи.

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля:

Будетъ сейчасъ комиссаръ короля!

Гроша нтъ... Господи, словно стучатся?..

Чу!., и собаки ужъ начали выть.

Только на мсяцъ проси отложить.

Ахъ, если могъ бы король дожидаться!

Встань же, Жакъ, встань же скорп, не дрешя:

Будетъ сейчасъ комиссаръ короля!

Бдные люди мы! Какъ имъ не жалко Насъ безпощаднымъ налогомъ тснить Въ силахъ ли дда и дтокъ кормить Только твой заступъ да ягенщины прялка?

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля:

Будетъ сейчасъ комиссаръ короля!

Вмст съ лачужкой, у откупа взято Полдесятины—безбожной цной;

Пбтомъ удобрено, горькой слезой;

Чтб уродилося—рбстомъ пожато...

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля:

Будетъ сейчасъ комиссаръ короля!

Трудъ теб вчный—нтъ отдыха, пахарь!

Мяса куска не видать намъ, поврь.

Какъ прокормиться-то тяжко теперь!

Даже л соль вздорожала—нашъ сахаръ...

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля.

Бдетъ сейчасъ комиссаръ короля!

Чмъ поддержать тебя, другъ мой страдальный?

Разв что НЕСКОЛЬКО капель вина...

— 552 — Но... гд же взять?., вдь такая цна!;.

На вотъ, продай же мой перстень внчальный...

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля;

Будетъ сейчасъ комиссаръ короля!

Можетъ-быть, ангелъ теб миротворно Въ сн и богатство сулитъ и покой?

Чтб для богатыхъ надогъ трудовой?

Въ житниц крысамъ ненужныя зёрна.

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля:

Будетъ сейчасъ комиссаръ короля!

Боже мой! входить онъ... Въ пропасть упала бъ!..

Жакъ, ты молчишь—ты блй полотна!

Ты вчера молвилъ мн: «плохо, жена!» —• Ты, отъ кого не слыхала я жалобъ...

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля:

Будетъ сейчасъ комиссаръ короля!»

Нтъ ей отвта: въ устахъ его блдныхъ Замерло слово любви навсегда...

Смерть усыпляетъ вс муки труда Добрые люди, молитесь за бдныхъ!

Встань же, Жакъ, встань же скорй, не дремля:

Вотъ господинь комиссаръ короля!

13 февраля 1858 г.

–  –  –

Тамъ я герцога-пэра поймала.

Внукъ его былъ красивый такой...

За огонь они дали немало:

Первый — пепеяъ, а пламя^—другой.

Я къ танцору душой привязалась:

Удалилася знать — не снесла;

іГо дтгй" зиржшг вда у:ш\ш\я — И я въ третій этажъ перешла.

Тамъ, слывя баронессой, я съ жиромъ Ощипала вс перья почти Англичанину, двумъ-тремъ баикирамъ И аббату—Господь мн прости!

Но я замужъ пойти захотла За плута одного: онъ до тла Обокралъ меня... я посдла — И въ четвертый этажъ перешла.

А въ четвертомъ — иная работа:

Мн племянниць пришлось пригласить...

Мы кутимъ, и одна намъ забота — Еомиссаровъ побольше дразнить.

Налету я свой хлбъ добывала, И хозяйство и счеты вела, Да стара и чудовищна стала — И на пятый этажъ перешла И теперь я служанка съ метлою, И пріютомъ мн пыльный чердакъ;.

Одинока; огня, нтъ зимою.... : ~ И не врятъ сосди никакъ — — 556 — Чмъ была я на жизненномъ рынв;

Но отъ жизни бывалой моей Я теперь еще вижу сорицки, Подметая вс пять тажей.

7 іюня 1858 г.

–  –  –

СГЛАЗИЛИ.

Ахъ, маменька, спасите! Спазмы, спазмы!

Такія спазмы—мочи нтъ терпть...

Подъ ложечкой... Раздть меня, раздть!

За докторомъ! піявокъ! катаплазмы!..

Вы внаете—я честью дорожу, Но... больно такъ, что лучше бъ не родиться...

И какъ это могло со мной случиться?

Ршительно — ума не приложу.

Вдь и больна я не была ни разу — Напротивъ: все полнла день отъ дня...

Ну, знать—со зла и сглазили меня, А уберечься отъ дурного глазу Нельзя, и вотъ—я пластомъ-пластъ лежу...

Охъ, скоро ль докторъ?.. Лучше бъ не родиться!..

И какъ это могло со мной случиться?

Ршительно—ума не приложу.

Конечно, я всегда была безпечной, Чувствительной... спалося крпко мн...

Ужъ кто-нибудь не сглазилъ ли во сн?

Да кто же? Не баронъ же мой увчный!

Фи! на него давно я не глажу...

Охъ, какъ мн больно! Лучше бъ не родиться!..

И какъ это могло со мной случиться?

Ршительно—ума не приложу.

Выть можетъ, что... Разъ, вечеромъ, гусара Я встртила, какъ по грязи брела — И только переулокъ перешла...

Да сглазить ли гусарскихъ глазокъ пара?

Наврядъ: давно я по грязи брожу!..

Охъ, какъ мн больно! Лучше бъ не родиться!..

И какъ это могло со мной случиться?

Ршительно—ума не приложу.

Мой итальянедъ?.. Нтъ! онъ непорочно Глядитъ — и вкусъ его совсмъ иной...

Я за него ручаюсь годовой:

Коль сглазилъ онъ, такъ разв ненарочно...

А обманулъ—сама не пощажу!

Охъ, какъ мн больно! Лучше бъ не родиться!..

И какъ это могло со мной случиться?

Ршитвльно—ума не приложу.

— 558 — Ну вотъ! Веди себя умно и тонко И береги двичью честь, почегь!

Мн одного теперь недостаетъ, г Чтобъ кто-нибудь нодкинулъ мн ь ребенка...

И вдь подкинуть, я вамъ доложу...

Да гд же докторъ?.. Лучше бъ не родиться!..

И какъ это могло со мной случиться?

Ршительно — ума не приложу.

22 іюня 1858 г.

–  –  –

г С о ч п н м і я Л. А. Мея. Т.

— 562 — МОЙ КАФТАНЪ.

Мы все старше, мой другь обветшалый, Мой убогій кафтанъ, но тебя Десять лтъ я рукою усталой Самъ и чищу и холю — любя.

Еакъ Сократъ, ко всему я пріученъ, И—поврь мн—съ упрямой судьбой

Не борись—философствуй со мной:

Старый другъ, будь со мной неразлученъ.

Помню — память во мн сохранилась —

Первый день, какъ тебя я надлъ:

Былъ рожденникъ я, все веселилось, Хоръ друзей моихъ гимнъ теб илъ.

И теперь ты друзьямъ не докученъ, И убогимъ — намъ рады они

Точно такъ же, какъ въ прежніе дни:

Старый другъ, будь со мной неразлученъ.

Вотъ заплатка... Счастливый лта!

Помнишь? Я притворялся тогда, Что уйду... не пускала Лизета —

И съ тобою случилась бда:

Ты былъ схваченъ, безжалостно скрученъ, Былъ разорванъ, и все за меня...

Лнза штопала цлыхъ два дня...

Старый другъ, будь со мной неразлученъ.

По обычаю фатовъ ничтожныхъ, Надушилъ ли тебя я хоть разъ?

Выставлялъ ли въ переднихъ вельможныхъ Я тебя на позорный показъ?

Весь Парижъ, хоть не разъ былъ проученъ, Такъ и рвался добыть орденокъ — У тебя былъ въ петличк цвтокъ...

Старый другъ, будь со мной неразлученъ.

Не вдавайся въ пустую тревогу:

Все былое сокрылось вдали, И давно мы былую дорогу Подъ дождемъ и подъ солнцемъ прошли.

Скоро сброшу, усталъ и измученъ,

Я земныя одежды долой:

Погоди же — мы вмст съ тобой...

Старый другъ, будь со мной неразлученъ.

22 сентября 1858 г.

— 563 — МАРКИТАНТКА.

Я полковой маркитанткой была— Звали Катанью ребята, Много я водки съ виномъ поднесла, Потчуя брата-солдата.

Гляну, бывало,—чтб красный твой день!..

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

Гляну, бывало,—чтб красный твой день: — Вотъ вамъ, солдаты, Катэнь!

Всякій меня и честилъ и ласкалъ...

Сколько ихъ спитъ подъ землею —• Грустно!.. Зато ужъ и самъ генералъ Радъ былъ длиться со мною — Чмъ приходилось въ удачливый день...

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

Чмъ приходилось въ удачливый день: — Вотъ вамъ, солдаты, Катэнь!

По свту сколько я съ вами концовъ Съ кружкой моей обходила!

Вспомните — сколько я разъ молодцовъ Къ новымъ побдамъ водила!

Чтб же? Вдь только полнлъ бюллетень...

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

Чтб же? Вдь только полнлъ бюллетень: — Вотъ вамъ, солдаты, Катэнь!

Я черезъ Альпы, за вами же вслдъ, Двочкой путь проложила;

Было мн только четырнадцать лтъ— Я васъ въ пустын поила.

Съ вами входила я въ Вну—былъ день!

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

Съ вами входила я въ Вну — былъ день!

Вотъ вамъ, солдаты, Катэнь!

Бойко у нмцевъ торговля пошла:

Денегъ попало мн въ лапы...

Въ Рим я только недлю была — Видла причетъ у папы...

Эхъ, вспоминать-то про прошлое лнь...

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

Эхъ, вспоминать-топро прошлое лнь: •— Вотъ вамъ солдаты, Катэнь!

— 564 — Сдлала больше, чмъ герцогъ иной, Я для любимой отчизны.

Если въ Мадрид, потомъ подъ Москвой, Быть не могло дешевизны, — Брали вы даромъ, добравшись въ Пантнь...

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

Брали вы даромъ, добравшись въ Пантэнь: — Вотъ вамъ, солдаты, Катэнь!

Сила сломила васъ, смерть унесла Въ челюстяхъ страшнаго зва...' Если бъ тогда я вести васъ могла, Какъ Орлеанская два!

О, англичанинъ самъ сталъ бы, какъ пень.

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

О, англичанинъ самъ сталъ бы какъ пень! — Вотъ вамъ, солдаты, Катэнь!

Если я вижу бывалыхъ служакъ Въ рубищ, въ нужд — въ пропаж, Если я вижу —не можетъ бднякъ Выпить за Францію даже,— Кружкой гоню я съ лица его тнь...

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

Кружкой гоню я съ лица его тнь: — Вотъ вамъ, солдаты, Катэнь!

Но каждый врагъ нашъ за каждый глотокъ Дорого платить мн, бдный!..

Не унывайте!.. Алеть востокъ—

День разсвтаетъ нобдный:

Буду бить зорю сама я въ тотъ день...

Трахъ-тарарахъ-тахъ, динь-динь-дрень!

Буду бить зорю сама я въ тотъ день:—

Вотъ вамъ, солдаты, Катэнь!

6 октября 1858 г.

СТАРАГО ПЛАТЬЯ ПРОДАТЬ.

Всхъ мы, старьевщики, всхъ и всегда Знали доподлинно васъ, господа —

И остаемся при нашей иде:

Платье для насъ человка важне!

Стбитъ денечекъ-другой переждать — Выгода чистая намъ, безъ потери, — 565 —

Только бы крикнуть у вашей же двери:

«Стараго платья продать!»

Вотъ начитаешься разныхъ газетъ — Будто и жалко, что стараго нтъ, Будто и жалко, что, вмст съ годами, Надо проститься — хотя бъ съ галунами;

А поразмыслить да такъ погадать, Что вдь не эти, такъ будуть другіе, Тмъ же шитьемъ, и опять золотые...

«Стараго платья продать!»

Дома съ политикой—об он

Часто стучадися въ лавку ко мн:

Вспомнишь теперь, и не врится даже— Чтб было ветоши старой въ продаж;

Совстно просто, по чести сказать, Сколько коиеекъ богини въ дни оны Брали съ меня за былые хитоны...

«Стараго платья продать!»

Выло разъ время—промчалось оно:

Сто генеральныхъ сраженій дано, Сто разъ герои враговъ побдили...

Въ золот слуги простые ходили...

Да и героямъ судьбы не сломать!

Съ прибылью только одни мы остались, Съ каждой побды одни наживались...

«Стараго платья продать!»

Будетъ на лто съ зимы поворотъ — Намъ-то чтб? Только доходь и доходь!

Чтб жъ, что другой воротникъ и подкладку?

Можно!.. Возьмемъ и съ бывалаго взятку...

И почему ясъ бы намъ взятки не взять!

Господи, если бъ иному лакею Чаще мнять приходилось ливрею?..

«Стараго платья продать!»

Есть ратоборцы такого старья, Что не сыщу его даже и я...

Съ этими плохо: отстали вками, Да и какими—не вдаютъ сами...

А отыщи имъ—давай щеголять Хоть на гуляньи кафтаномъ слинялымъ...

Много всего... Я доволенъ и мальгмъ.

«Стараго платья продать!»

— 566 —

Я наживуся — сомннія нтъ:

Созданъ для насъ, для старьевщиковъ, свтъ;

Выгодна всякая намъ перемна

И поучительна свтская сцена:

Знаемъ мы — чтб за кулисами взять...

Вамъ, господа, хоть и льстятъ зачастую,

Но... вы слыхали ли псню простую:

«Стараго платья продать?»

17 октября 1858 г.

Р Ы Ж А Я ЖАННА.

Спитъ на груди у ней крошка-ребенокъ;

Жанна другого несетъ за спиной;

Старшій съ ней рядомъ бжитъ... Башмачонокъ Худъ и не гретъ ножонки босой...

Взяли отца ихъ: дозоръ окаянный Выслдилъ—кончилось дло тюрьмой...

Господи, сжалься надъ рыжею Жанной:

Пойманъ ея браконьеръ удалой!

Жизни заря и для Жанны алла:

Сельскій учитель отецъ ея былъ;

Жанна читала, работала, пла;

Всякій за нравъ ея тихій любилъ, Плясывалъ съ ней и подъ тнью каштанной Жалъ у ней блую ручку порой...

Господи, сжалься надъ рыжею Жанной:

Пойманъ ея браконьеръ удалой!

Фермеръ къ ней сватался—дло ршили,

Да изъ пустого оно разошлось:

Рыжикомъ Жанну въ деревн дразнили— И испугался онъ рыжихъ волосъ.

Двое другихъ ее звали желанной— Но вдь у ней ни гроша за душой...

Господи, сжалься надъ рыжею Жанной:

Пойманъ ея браконьеръ удалой!

Онъ ей сказалъ:—«Не найти мн подружки Краше тебя—полюбилъ тебя я— Будемъ жить вмст: въ убогой лачужк Есть у меня дорогихъ три ружья;

По лсу всюду мн путь невозбранный;

Свадьбу скрутить капелланъ замковой...»

Господи, сжалься надъ рыжею Жанной:

Пойманъ ея браконьеръ удалой!

— 567 — Жанна рішилася—Жанна любила,

Жаждала матерью быть и женой:

Три раза Жанна подъ сердцемъ носила Сладкое бремя въ пустын лсной.

Бдныя дти! пригожій, румяный, Каждый взошелъ, чтб цвтокъ полевой...

Господи, сжалься надъ рыжею Жанной:

Пойманъ ея браконьеръ удалой!

Чудо любовь совершаетъ на свт, Ею горятъ вс прямыя сердца!

Жанна еще улыбается: дти Черноволосы вс трое—въ отца!

Голосъ жены и подруги избранной Узнику въ душу вливаетъ покой...

Господи, сжалься надъ рыжею Жанной:

Пойманъ ея браконьеръ удалой!

17 октября 1858 г.

МОЙ УГОЛОКЪ.

Отъ свтской каторги и давки

Я убжалъ—мечтать въ мой уголокъ:

Друзья, галерной вашей лавки, Упрямый каторжникъ, я вытерпть не могъ.

\ Какъ бедуину, мн дорога

Ьободно пролегла на жизненномъ песк:

\ Друзья, оставьте, ради Бога, Мбя въ моемъ укромномъ уголк!

\ Какъ бедуинъ, гоню я въ степи Едв\ протекшаго, отжившаго едва, \И врно взвшиваю ции На нвый честный всъ, на новыя права, \, какъ пророкъ, я вижу много Міро-ораднаго уряда вдалек...

Дзья, оставьте, ради Бога, Меня в\ моемъ укромномъ уголк!

Возуебной палочкою феи

Я правдуозрастилъ въ укромномъ уголк:

Въ :\мъ встали вчные трофеи На мст хъ палатъ, смощённыхъ налегк, И на\рестолъ въ немъ путь-дорога Избранному,уму, кто «царь—о бдняк...»

— 568 — Друзья, оставьте, ради Бога, Меня въ момъ укромномъ уголк!

Въ немъ, на крылахъ мечты сердечной, Какъ серафимъ, тону въ лучахъ иной зари— И вижу: властію предвчной, Въ быломъ вращаются народы и цари...

Одинъ изъ горняго чертога Полярною звздой мн свтитъ вдалек...

Друзья, оставьте, ради Бога, Меня въ моемъ укромномъ уголк!

Въ немъ все отчизн: кровь и слезы, И прямо въ небеса летящая мольба...

Почтите же поэта грёзы— И мимо-мимо нихъ житейская борьба...

Пусть съ олимпійскаго чертога Камены бергугь меня на чердак...

Друзья, оставьте, ради Бога, Меня въ моемъ укромномъ уголк!

3 октября 1858 г.

–  –  –

МЕТАМПСИХОЗА.

Поклонникъ и пвецъ метампсихозы, Чтобъ наконецъ разумно объяснить Вс сны мои нелпые и грезы, Вчера я сталъ съ душою говорить.

Она сказала:—«Ты мн долженъ много:

Чмъ безъ меня ты былъ бы, мой бднякъ?., Но помни: я не тб, чтобъ недотрога...»

•— Душа моя, поврь мн, ради Бога:

Я думалъ самъ, что это было такъ!

— 574 — «Такъ слушаі же: сначала повилицей Внчала я горячее чело;

Потомъ я пла перелетной птицей И расправляла вольное крыло.

Тогда везд была мн путь-дорога — Въ лса, въ луга, въ лощины, въ буерак *»;

А поселянкамъ псенка — тревога...»

— Душа моя, поврь мн, ради Бога:

Я думалъ самъ, что это было такъ!

«Потомъ была Медоромъ я: сдпого И нищаго водила за собой...

Ну, вожака ужъ не было такого:

Везд намъ былъ и отдыхъ и покой, Гд только намъ лежала путь-дорога, Везд бросали грошъ или иятакъ, Затмъ, что жизнь людская такъ убога...»

— Душа моя, поврь мн, ради Бога:

Я думалъ самъ, что это было такъ!

«Потомъ была я красною двицей, Была въ плну, да только чтб за толкъ, Когда моей спокойною темницей Вдругъ овладлъ почти-что цлый полкъ.И день и ночь — вотъ такъ и жди: тревога!

Придетъ Амуръ—и попадешь въ просакъ— Попалася? — извстна путь-дорога...»

— Душа моя, поврь мн, ради Бога:

Я думалъ самъ, что это было такъ!

«Ну вотъ — хотлъ ты знать свои стремленья, Такъ знай же ихъ, но выслушай: должна Теб сказать, что я за прегршенья Въ твой бренный остовъ Богомъ вложена»Душа сказала:—«Для чего такъ много Творилъ ты въ жизни стихотворныхъ вр^къ?

Вдь, какъ въ аду, казнилась я такъ строго...»

•— Душа моя, поврь мн, ради Бога:

Я думалъ самъ, что это точно такъ!

29 марта 1859 г.

— 575 — ЗВОНАРЬ.

Динь-динь-день! динь-динь-динь-донъ!

Веселися и ликуя,— Не во гнвъ музкьямъ, — люблю я

Заливной крестинный звонъ:

Динь-динь-донъ! динь-динь-донъ!

Все звонъ похоронный... Давно бы не худо Народу послушать порадостнй звонъ!

И кстати: младенецъ отъ старца рожденъ...

Во вс пріударю: вотъ чудо, _ такъ чудо!

Динь-динь-день! динь-динь-динь-донъ!

Веселяся и ликуя,— Не во гнвъ музкьямъ, — люблю я

Заливной крестинный звонъ:

Динь-динь-донъ! динь-динь-донъ!

Мамаша— вся кровь съ молокомъ и отвага, Родитель — подагрикъ, невзраченъ на взглядъ, И знаетъ, чтб въ свт про нихъ говорять...

Во вс пріударю: брюзга онъ и скряга!

Динь-динь-день! динь-динь-динь-донъ!

Веселяся и ликуя,— Не во гнвъ музкьямъ, — люблю я

Заливной крестинный звонъ:

динь-динь-донъ!

ДИНЬ-ДИНЬ-ДОНЪ!

Зато узкъ отецъ по купели — не плотскій!

Сосдъ мой, банкиръ: онъ далеко не мотъ, Да кумъ-то онъ щедрый, и денезккамъ водъ...

Во вс пріударю: онъ ктиторъ приходскій!

Динь-динь-день! динь-динь-динь-донъ!

Веселяся и ликуя, — Не во гнвъ музкьямъ, •— люблю я

Заливной крестинный звонъ:

Динь-динь-донъ! динь-динь-донъ!

Нашъ мэръ, говорить онъ, что будто все чахнетъ, Но знаю: голубчикъ — себ на ум И больно ужъ ластился къ милой кум...

Во вс пріударю: тутъ выпивкой пахнетъ!.

Динь-динь-день! динь-динь-динь-донъ!

Веселяся и ликуя, — Не во гнвъ мужьямъ, — люблю я — 576 —

Заливной крестинный звонъ:

Динь-динь-донъ! динь-динь-донъ!

Да какъ бы тамъ ни было, мн гонорарій

Хорошій придется за звонъ и обрядъ:

Ребенка вдь креститъ заочно предать...

Во вс пріударю: предать — н викарій!

Динь-динь -день! динь-динь-динь-донъ!

Веселяся и ликуя,— Не во гнвъ мужьямъ,—люблю я

Заливной крестинный звонъ:

Динь-динь-донъ! динь-динь-донъ!

И самъ губернаторъ, блюститель закона,

Малютк отца замнилъ сей же часъ:

Онъ въ метрикахъ кумомъ записанъ у насъ...

Во вс пріударю: такая персона!

Динь-динь-день! динь-динь-динь-донъ!

Веселяся и ликуя,— Не во гнвъ мужьямъ,—люблю я

Заливной крестинный звонъ:

Динь-динь-донъ! динь-динь-донъ!

^Малютка! Ты выбралъ счастливый день святцевъ:

Де вдругъ и отцовъ у тебя сосчитать!

Тц вырастешь, съ братцами будешь играть...

Во \вс пріударю — за будущихъ братцевъ!

-)^йнь-дияь-день! динь-динь-динь-донъ!

Веселяся и ликуя,— Не во гнвъ мужьямъ,—люблю я

Заливной крестинный звонъ:

Динь-динь-донъ! динь-динь-донъ!

1859.

НОВЫЙ ДЮГЕНЪ.

Похожие работы:

«ИЗБРАННЫЙ МАТЕРИАЛЛ ПО ДИСЦИПЛИНЕ ВАРИАТИВНОЙ ЧАСТИ ФАРМАПЦЕВТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРЕПАРАТОВ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ВВЕДЕНИЕ Период с первого десятилетия до девяностых годов прошлого века характеризовался значительным снижением смертности от инфекционных болезней. Тем не менее, борьба с такими з...»

«ОФИЦИАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Итоги работы Дальневосточного таможенного управления за 2012 год (по материалам заседания коллегии ДВТУ) В Дальневосточном таможенном управлении (ДВТУ) состоялось итоговое заседание коллегии под председательством начальника...»

«21 — 26 ОКТЯБРЯ I МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ "ЭКО–СОЗНАНИЕ МЕГАПОЛИСА. ЛАНДШАФТНАЯ АРХИТЕКТУРА 2015" Акимова Елена Игоревна Родилась 12 августа 1970 года в Москве. В 1992 году закончила средне...»

«Цифровой спутниковый HD приемник SRT 7000 Изображение сымитировано Руководство пользователя PART 5 • Русский СодеРжание 1.0 ВВедение 2 1.1 Инструкции по безопасности 2 1.2 Хранение 2 1.3 Установка оборудования 2 1.4 Аксессуары 3 1.5 Использование внешнего устройства USB 3 2.0 Ваш пРиемник 3 2.1 PIN –код по умолча...»

«УДК 37.032 Даудов Рамзан Хожаевич преподаватель кафедры философии Чеченского государственного университета sapsan189@mail.ru Ramzan H. Daudov teacher of department of philosophy FGBOU VPO "The Chechen state university" sapsan189@mail.ru Специфика исламской философии Specifics of islamic philosophy Аннотация. В статье раскрываются основ...»

«МАРКЕТИНГ В ОТРАСЛЯХ И СФЕРАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОБЛЕМНО-ТЕМАТИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС МОСКВА 2011 ББК Ж УДК Рецензенты: ; Научный руководитель проекта и автор образовательной технологии Ф.Л. Шаров Подготовлено научно-редакци...»

«AR5000 НОВЫЙ ГОРИЗОНТ широкодиапазонный многофункциональный радиоприемник Руководство по эксплуатации (1) Оглавление (1) ОГЛАВЛЕНИЕ (2) ВВЕДЕНИЕ 2-1 ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ И СИСТЕМА МЕНЮ 2-2 КОМПЛЕКТ ПОСТАВКИ (3) ОСНОВНЫЕ ДОСТОИНСТВА (4) МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ РАЗМЕЩЕНИЕ РАДИОПРИЕМНИКА 4-1 УХОД ЗА РАДИОПРИЕМНИКОМ 4-2 ЭЛЕКТРОПИТАНИЕ 4-3 ОБЩИЕ СВЕД...»

«ТУРКИ БОЛГАРИИ: ПЯТАЯ КОЛОННА АНКАРЫ Айкарам Наапетян Статья посвящена одному из национальных меньшинств Болгарии – туркам. Европейский аналитический сайт характеризует турок Болгарии как "одно из наиболее удачливых нацменьшинств Восточной Европы". В армянских СМИ встречаются упоминания о деятельности болгарских т...»

«4/2014(19) издается с декабря 2009 года ISSN 2307-5228 ISBN 978-5-91137-294-1 Российская Академия Наук Кольского научного центра РАН Учредитель Учреждение Российской академии наук Кольский научный центр РАН Главн...»

«Протокол № 57-БНП/ИП/12.2015/И от 19.11.2015 стр. 1 из 5 УТВЕРЖДАЮ Председатель Конкурсной комиссии С. В. Яковлев "19" ноября 2015 года ПРОТОКОЛ № 57-БНП/ИП/12.2015/И заседания Конкурсной комиссии ОАО "АК "Транснефть" по лоту № 57-БНП/ИП/12.2015 "Объекты магистральных нефтепродуктопроводо...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" Северо-Западный ин...»

«НАК „НАФТОГАЗ УКРАЇНИ” Консолідована фінансова Звітність за міжнародними стандартами За рік, що закінчився 31 грудня 2002 року Разом з Аудиторським висновком ЗМІСТ Звіт незалежних аудиторів 3 Фінансова звітність Баланс 6 Зв...»

«ТЕХНОЛОГИЯ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА В ПРОГРАММЕ "ГЕДЫМИН" СОЗДАНИЕ БАЗЫ ДАННЫХ Для создания собственной базы данных в программе Гедымин выполните последовательно следующие действия:1. Выберите на рабочем столе Мой компьютер C:\Program Files\Golden...»

«171 Вспоминает сестра Ромуальда СЕГЕН 1 Я лично познакомилась с сестрами доминиканской семьи матушки Екатерины 2 в Вильнюсе осенью 1961 года. Их было тогда в самом Вильнюсе пять человек: матушка Антонина Кузнецова 3 и сестры Филомена Эйсмонт 4, Моника Звидринь 5, Тереза Кугель 6 и живущая отдельно с...»

«УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ТЕСТЕРЫ СЕТЕВЫХ КАБЕЛЕЙ руководство по эксплуатации 3PK-NT005 3PK-NT007 3PK-NT008 MT-7051 Ce rtificate Numbe r: Q12323 Благодарим Вас за приобретение универсального тестера сетевы...»

«1 "У нас, евреев, другое мировоззрение": Жизнь Хаима Нахмана Бялика в период революций в России и его отношение к революционной идее Рассеется ли тьма? Придет ли конец революции? (Х. Н. Бялик, "Ночные размышления") Как известно, сред...»

«контроллинг в "фокусе" гармонизационного подхода Аннотация Если в первое десятилетие (1991–2000 гг.) контроллинг занимал и успешно развивал в теории и практике управления свободную нишу, то в последнее время теряет "со...»

«Содержание 1. Автоматизированные насосные установки АНУ 1.1 Общие сведения 3 1.3 Системы регулирования АНУ 4 1.2 Сводный график полей характеристик насосов, входящих в установки АНУ 4 1.4 Функции станций управления АНУ 6 1.5 Список опций АНУ 7 2. Автоматизированн...»

«20.12.2011 Ведомости Недействительное банкротство Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд признал недействительными итоги собрания кредиторов ОАО Исток, на котором было принято решение об обращении в суд с ходата...»

«Интегрированная система охранно-пожарной сигнализации ПРИТОК-А версия 3.7 "Репликатор" Руководство пользователя Охранное Бюро "СОКРАТ" г. Иркутск Содержание Назначение Состав и описание компонент Описание работы Установка, настройка и запуск Установка, настройка и запуск службы "Монитор серверны...»

«1 Хлепень в годы Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. В ходе Смоленского сражения (10 июля – 10 сентября 1941 года) и боев на Юго-Западном фронте план молниеносной войны был сорван. Но враг на западном направлении рвал...»

«Политическая социология © 1999 г. Е.И. ГОЛОВАХА, Н.В. ПАНИНА ПОТЕНЦИАЛ ПРОТЕСТА УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВА ГОЛОВАХА Евгений Иванович доктор философских наук, главный редактор журнала Социология: теория, методы, маркетинг. ПАНИНА Наталья Викторовна доктор социологических на...»

«Руководство по монтажу и обслуживанию Интерфейсный модуль ISM7 Краткое описание Ввод в эксплуатацию Страница 2 RU WOLF GmbH • Postfach 1380 • D-84048 Mainburg • Tel. +49-8751/74-0 • www.wolf-heiztechnik.de Art.-Nr.: 3064640_201509 Возможны изменения! Описание ввода в эксплуатацию 1 Описание ввода в эксплуатацию Эта...»

«версия 10 выпуск 0 Июнь 2016 г. IBM Campaign: Руководство по обновлению IBM Примечание Перед тем как использовать данный документ и продукт, описанный в нем, прочтите сведения под заголовком “Замечания” на стр....»

«ISSN 2075 – 9584 Маркази тадиоти стратегии назди Президенти умурии Тоикистон ТОИКИСТОН ВА АОНИ ИМРЗ Центр стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан ТАДЖИКИСТАН И СОВРЕМЕННЫЙ МИР Center for Strategic Research under the President of the Republic of Tajikistan TAJIKISTAN AND СONTEMPORARY W...»

«30 МАРТА 2 АПРЕЛЯ 2017Г. В МИНСКОМ ДВОРЦЕ СПОРТА ПРОЙДЕТ “НЕДЕЛЯ ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ”, КОТОРАЯ ВКЛЮЧАЕТ В СЕБЯ СЛЕДУЮЩИЕ СОБЫТИЯ: • Международные соревнования по современным танцам “EXTREME GAMES BELARUS 2017”.• Фестиваль сценического искусства “DANCE OF EUROPE”.• Чемпионат Беларуси по восточным танцам • Шоу на грани моды...»

«Часть первая ПОСТРОЕНИЕ БАЗОВОЙ КОНСТРУКЦИИ Снятие мерок СГ Основные измерения СТ Для того, чтобы приступить к снятию мерок, желаСБ тельно остаться в нижнем белье или в одежде, плотно облегающей фигуру. На талии завязать установочный пояс, в качестве которого может послужить тонкая не растягивающаяся тесьма. Измер...»

«УДК 676.1.054.11 М.А. Зырянов, Н.Г. Чистова Лесосибирский филиал Сибирского государственного технологического университета Зырянов Михаил Алексеевич родился в 1986 г., окончил в 2009 г. Лесосибирский филиал С...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.