WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


«24 4. Наливайко Д. С. Українське літературне бароко в європейському контексті: [Текст] / Д.С.Наливайко // Українське літературне бароко. – К., 1987. 5. Сидни Ф. Защита ...»

24

4. Наливайко Д. С. Українське літературне бароко в європейському контексті: [Текст]

/ Д.С.Наливайко // Українське літературне бароко. – К., 1987.

5. Сидни Ф. Защита поэзии: [Текст] / Ф. Сидни // Литературные манифесты

западноевропейских классицистов. – М., 1982.

6. Скалигер Ю. Ц. Поэтика: [Текст] / Ю. Ц. Салигер // Литературные манифесты

западноевропейских классицистов. – М., 1982.

Надійшла до редколегії 20.05.2009.

УДК 821.111

С. А. Ватченко © Днепропетровск

А. КОМПАНЬОН О КАТЕГОРИИ АВТОРА

В «ПОСТТЕОРЕТИЧЕСКУЮ» ЭПОХУ

Аналітично коментуються погляди відомого французького теоретика літератури А. Компаньона на процеси оновлення й реінтерпретації посткласичних уявлень про авторство, що відбуваються в сучасному літературознавстві.

Ключові слова: аналітичний коментар, інтерпретація, авторство.

Аналитически комментируются взгляды известного французского теоретика литературы А. Компаньона на происходящие в литературоведении процессы обновления и реинтерпретации постклассических представлений об авторстве.

Ключевые слова: аналитический комментарий, интерпретация, авторство.

The analytical commentary of the views of the famous French literary theorist A. Compagnon on the processes of renewal and reinterpretation of postclassical notions on the authorship that take place in modern literary criticism is presented.

Key words: analytical commentary, interpretation, authorship.

Начиная с 80-х гг. ХХ в., спустя десятилетия после смещения интереса от Автора и текста к фигуре Читателя, произошедшего в литературоведении в 1960-е гг. благодаря усилиям плеяды знаменитых французских филологовавангардистов»: Р. Барта (1967), М. Фуко (1969), Ю. Кристевой (1966, 1969), Ж. Деррида (1967), – которые, отказав Автору в статусе демиурга, совершили радикальную смену интерпретативной парадигмы в западной науке, обозначив метафорически это событие как «смерть Автора» [1–5; 7; 11], приходит новое поколение исследователей – Ш. Берк (1992), М. Фрайзе (1996), А. Компаньон (1998), В. Шмид (2003), Э. Беннетт (2005), – не смирившихся сидеей «гибели»

Автора и подвергающих сомнению обоснованность «иконоборческого проекта»

постструктурализма [8; 10; 12–14].

Литературные критики, объединенные общей задачей поиска выхода из ситуации «освобождения от Автора» (А. Большакова), вынуждены еще раз обращаться к оформившейся в гуманистической традиции теме роли Автора, взаимоотношения Автора и текста, ответственности Автора за смысл и значение произведения, и внове для себя поставить вопрос о возможности реконструкции авторских интенций в контексте полемики с влиятельными антиавторскими теориями.

© С. А. Ватченко, 2009 В последующие годы обращение к изучению концепта Авторства скорее оценивалось как проявление консерватизма и ортодоксальности тех литературоведов, которые не подвержены изменениям и сохраняют его как анахронизм в отошедшей в прошлое академической «резервации» архаических процедур описания текста.

Каждый из литературоведов, Ш. Берк, А. Компаньон, Э. Беннетт и др., размышляющих по поводу набирающего ход процесса «возвращения» Автора и критикующих бартовскую концепцию его «исчезновения», ощущая усталость от «бесконтрольности герменевтического толкования и множественности инвариантных прочтений текста» [6, с. 24], отдает себе отчет в том, что современное состояние литературной критики и теории, весьма динамичной и гетерогенной, отмечено спорами вокруг фундаментальных научных категорий и демонстрирует потребность в переосмыслении произошедших изменений в использовании терминологии [13, р. VII].

Любопытно, что каждый из филологов – Ш. Берк, А. Компаньон, Э. Беннетт, предлагающий яркую, оригинальную реактуализацию темы «возвращения» Автора в коммуникативный процесс как «утраченное центро- и смыслообразующее звено», обязательно включает с свои труды предваряющий историко-литературный очерк, где концептуальная парадоксальность феномена Авторства обретает образно-метафорическую плоть, переданную через фактологический либо фикциональный эффектный нарратив.

Прологом к «борьбе» Ш. Берка с антиавторскими теориями станет полемика с идеями Поля де Мана (1919–1983), выдающегося филолога, главы Йельской школы, одного из основателей деконструктивистского течения, исследователя, во многих своих работах («Слепота и проницательность», 1971;

«Аллегории прочтения», 1979 и др.) отрицавшего автороцентристскую теорию.

Собственные размышления по поводу сложного понимания авторства Берк соотносит с жизненной историей де Мана и подвергает сомнению «этику отделения текста от своего создателя» [14, р. 1], приверженцем которой он выступал, вопрошая сторонников антиавторской теории о реальности и пределах воздействия открывшихся и потрясших интеллектуалов в 1980-х гг.

страниц биографии де Мана, опубликовавшего в коллаборционистской прессе Бельгии статьи, исполненные сочувствия идеям нацизма, на содержание и смысл его поздних, составивших основу деконструктивизма, текстов.

Для Берка очевидно, что репутации критической теории, предполагавшей обойтись без Авторства, чрезмерно навредила шокирующая находка и переосмысление ранних журнальных публикаций де Мана 1940-х гг., что неожиданным образом вновь вернуло Автора в центр интеллектуальной сцены»

[14, р. 1], так как тайны и загадки биографии П. де Мана, создающие облик чрезвычайно сложной и этически двойственной личности, открывали возможность появления противоречивых суждений о нем, особенно если А. Компаньон в своей работе «Демон теории» более краток, но также создает для читателей яркие историколитературные символы авторства. Введением в спор между сторонниками литературной экспликации, то есть выяснения авторской интенции, и приверженцами литературной интерпретации, то есть понимания значений произведения, по мнению Компаньона, могут служить пролог Рабле к «Гаргантюа», «Против Сент-Бева»

Пруста и притча Борхеса «Пьер Менар, автор «Дон Кихота» [8, с. 57-58] По словам Берка, подлинным «кошмаром истории» обернулся обнародованный в 1987 г. факт публикации молодым интеллектуалом П. де Маном в 1940–42 гг. около 170 статей в бельгийской газете “Le Soir”, многие из которых выражали антисемитские и пронацистские настроения.

И после того, как жизнь де Мана была тщательно исследована, возникший портрет его биографической личности оказался весьма двойственным:

человек необычайной скромности и доброты, безупречный наставник и коллега был также открыт неоднозначности поступков как в частных, так и в публичных отношениях [14, р. 1-2].

принять во внимание теоретические взгляды йельского критика на проблему Авторства, тем более что была подвергнута сомнению теоретическая «чистота»

помыслов де Мана, всегда отрицавшего, что жизнь писателя каким-либо образом воздействует на интерпретацию его произведений.

Если Ш. Берк предваряет свое исследование осмыслением «казуса»

П. де Мана, то Э. Беннетт, перекликаясь с предложенным им структурным решением пролога, обратится к фигуре Шекспира и не с тем, чтобы еще раз эффектно поднять «шекспировский вопрос», но с целью обозначить биографическую ипостась Шекспир-автора как некий образ-символ, постоянно притягивающий исследователей, сочинителей, художников, драматургов, кинематографистов, предлагающих в «большом времени» культуры создание собственных версий литературного лика Шекспира, подчеркнув, что это – объективно мотивированный процесс, и тексты великого драматурга во многом также провоцируют литературную реконструкцию биографической легенды о Шекспире-сочинителе [13, р. 1–2].

Следуя Беннетту, дискуссии об авторе, прежде всего, связаны с осмыслением вопроса о том, что же такое литература, и лишь рассмотрев взаимосвязь между ними, возможно приблизиться к пониманию того, что такое Автор, и увидеть вероятностную, изменчивую и призрачную природу авторства, а также оценить ведущую позицию Автора по отношению к «институтам» критики и теории..., что в свою очередь позволяет постичь особый статус «литературного» Автора и понять природу «кризиса», который свойствен современным концепциям Автора и современным концепциям литературы, проникающего в раздумья о литературе под видом концепции авторства» [13, р. 118].

Шон Берк, Антуан Компаньон, Эндрю Беннетт, имеющие высокий авторитет в среде современных европейских гуманитариев, в своих трудах:

«Смерть и возвращение автора...», «Демон теории», «Автор», ставших резонансным явлением западной научной мысли, предлагают собственнуюстратегию осмысления историко-культурного значения антиавторских теорий, где важной стадией рождения нового взгляда на концепт Авторства в «постфиналистскую эпоху» (Е. Созина), а также поиска убедительных оснований для ревизии пресловутых тенденций «смерти Автора» оказываются по-своему выстроенные исследователями обзорные разделы, в которых содержится аналитическая ретроспекция генезиса проблемы. И в этом более близки друг другу в организации материала Берк и Компаньон, выделившие определенные тенденции гуманитарной мысли и отобравшие ключевые имена и тексты, которые сыграли существенную роль в появлении критических теорий, где отрицался статус Автора как определяющей семантической фигуры в процессе интерпретации текста.

Однако пути, избранные исследователями к созданию пространных аналитических комментариев к критическим теориям, нивелирующим значение Автора как детерминанты текста, ознаменовавшим «пришествие»

постмодернистских идей в западноевропейской гуманитаристике второй половины ХХ ст., все же будут различными. Если Ш. Берка более заинтересует тот культурный слой, который явился почвой для рождения известных антиавторских теорий Барта, Фуко Деррида, и он построит свои изыскания в полемике с Бартом, сомневаясь в несколько произвольном «назначении»

Бартом собственных предшественников, то Компаньон скорее сразу же задаст иное направление своим рассуждениям и, прежде всего, очертит как собственное научное задание обоснование зреющих со времени античности объективных оснований появления концепций, компрометирующих всевластие Автора над текстом, о котором будут напоминать каждый раз суждения мыслителей различных эпох, достаточно рано выявивших обреченность процесса interpretatio scripti на неполноту понимания авторского намерения и замысла.

В главе «Автор» из монографии «Демон теории» А. Компаньон сохранит виртуозное мастерство полемиста, отточенное в порубежные годы угасания литературной теории, настроенной на оппонирование академической традиции и открыто бросающей вызов упрощенным интерпретациям сложных научных тем [8].

Обозначив силовое поле противостояния «старого» и «нового»

представлений об Авторе, напомнив основные положения позитивной литературоведческой «формулы» Автора (когда сочинитель объявляется организующим и определяющим принципом объяснения литературы) и ее негативной перелицовки (лишающей создателя произведения власти над ним, превращая его в «скриптора», субъекта в грамматико-лингвистическом смысле, скорее подставное лицо, а не личность), Компаньон, прибегая к давно зарекомендовавшей себя интерпретативной технике «параллельных мест», продемонстрирует удивительное постоянство и преемственность в концептуализации в различных историко-культурных контекстах проблемы расхождений и разрывов между авторским замыслом, текстом (его заинтересует пространство риторической традиции, стадии классической филологии, герменевтики, феноменологии и рамки французской литературной теории 1960-х гг.) и различением в нем прямого и переносного смыслов читателем, открытым уже в ранней герменевтической практике.

Облачая герменевтическую проблему восхождения к авторскому замыслу в различные терминологические «одежды» в зависимости от динамики меняющегося историко-литературного фона, Компаньон не только выявит нарастающую глубину литературоведческого описания темы Автора, но и посвоему систематизирует соотнесенный с нею словарный объем. Прежде всего, литературный критик подчеркнет дуальность природы текста, которую ощущали уже древние толкователи, когда его поэтологическая ткань, в реальности не поддающаяся расчленению, на уровне аналитической процедуры может быть представлена через конвенциональное противостояние приложимых к нему характеристик: intentio (намерения субъекта) и actio (речевое действие), принятое в юридической прагматике античности, а также присущие процессу рождения произведения эмпирически выделенные грани целостности, понимаемые автономно как voluntas (воля к созданию) и scriptum (письменная форма реализации текста) или вошедшая в употребление констатация духовно-содержательного начала речевого высказывания (pneuma) и его формально-материальная сторона (gramma), что отражается в нормах риторики, где семантический план (inventio) предполагает плоть фигурального смысла, достигаемого через искусство стилистической выразительности (elocutio) [8, с. 63–66].

Компаньон обращается к освоению категории Авторства через бытовавшие в истории литературы, культуры техники толкования текста, которые складывались как пространство, очерчивающее собственный круг проблем, связанных с природой произведения, текста, речевого высказывания и трудностями восприятия полноты его смысла. Создавая беглые очерки рецепции текста и ряда аспектов, порожденных стремлением усовершенствовать искусство понимания слушателем, адресатом, Компаньон выделяет определенные этапы в европейской культуре, несомненно, значимые для процесса осмысления взаимоотношений Автора, созданного им художественного мира и воспринимающей стороны – Читателя либо интерпретатора.

Вопрос об Авторе Компаньон непосредственно свяжет со сложившимся в истории гуманитаристики сводом приемов толкования текста, почти изначально ставших предметом философско-эстетической рефлексии (Цицерон, Квинтилиан), и соотнесет с затрудненностью понимания непрямого, потаенного смысла произведения, особенно остро ощущаемого читателем последующего поколения, принадлежащего иной культурной среде, вынужденного разгадывать приметы авторского присутствия в стиле текста, язык которого оказывается сложным, архаичным и его следует перелагать с помощью образов собственного воображения [8, с. 66–70].

Компаньон еще раз напомнит, что на более позднем этапе, когда возникнет рефлексия не только над природой текста, но и значением объема его восприятия в зависимости от временной дистанции, утраченной информации об истории его рождения (той культурной среде, которая стала его интеллектуально-эстетическим лоном, нарастившим на него историколитературную плоть слова), проблема истолкования читателем определенного сочинения во многом будет зависеть от референциального фона эпохи. И это рождает вечно длящийся спор между сторонниками объективной интерпретации, предполагающей реконструкцию оригинального авторского замысла и восстановления исторического контекста, и теми, кто дает право тексту на создание собственных значений в течение его движения в пространстве «большого времени» культуры и более предпочитают тот тип прочтения, который апеллирует к читательскому воображению и предоставляет свободу «анахронической» аллегорической трактовки, подыскивающей другой, приемлемый смысл, «скрывающийся за буквой текста» [8, с. 67], и допускающей возможность свободного перетолкования произведения либо вне сведений об историко-литературных обстоятельствах его появления, либо довольствуясь неполнотой информации о нем.

Лишь ненадолго, заметит Компаньон, на определенном этапе, когда герменевтика, «в старину вспомогательная дисциплина теологии», станет наукой об интерпретации любых текстов, в конце XVIII – начале XIX ст.

благодаря Ф. Шлейермахеру умами гуманитариев овладеет романтикоисторицистское учение о возможности реконструкции истинного значения произведения, однако несколько позже в 1860-70-е гг. В. Дильтей снизит «притязания филологов на исчерпывающее постижение объекта, разграничив объяснение, которого научный метод может добиться лишь в отношении природных явлений, и понимание как более скромную цель герменевтики человеческого опыта» [8, с. 73].

Наиболее важной для Компаньона станет та стадия кануна ХХ ст., когда гуманитаристика обогащается комплексом феноменологических идей, уходящих корнями в открытия Гуссерля, где явление и сущность текста будут соотноситься с интенциональностью как направленной на реалии мира идеальной деятельностью сознания. И этот путь, обозначенный феноменологической школой в литературоведении, связан с нарастанием недоверия к позитивистским взглядам и упрощенному пониманию Автора исходя из биографического жизненного опыта, а также ранее бытовавшей практики «извлечения» смысла из литературной истории произведения.

Основой возникновения новых концепций Авторства в первой половине ХХ ст.

для многих гуманитариев (Пуле, Сартр, Барт структуралистского периода) станет категория интенциональности, особого творческого акта, имеющего идеальную природу, материализующуюся в текстовой структуре как ее духовно-поэтологическое основание, находящее выражение в связности текста и его целостности.

Итоговые главы из раздела об Авторе монографии Компаньона («Два аргумента против интенции», «Возврат к интенции», «Интенция не есть предумышленность», «Презумпция интенциональности») тяготеют к диалогической структуре, как бы передающей разделение филологов на принимающих либо отрицающих авторскую интенцию.

Компаньон, будучи объективным исследователем, рефлектирует над степенью обоснованности критики идеи авторской интенции (У. Уимсет, М. Бердсли, Р. Уэллек, О. Уоррен, Н. Фрай, Гадамер) и показывает сомнительность, двойственность взглядов литературоведов, занимающих компромиссную, либеральную позицию (Рикер, Эко), противопоставляющих авторскую интенцию текстовой или читательской интенциям, либо констатирует опасный радикализм носителей постструктуралистских идей, пришедших к полному исключению Автора из процесса интерпретации, полагающих, что «значение текста определяется не интенциями, а системой языка», а «в качестве языка текст перестает быть чьей-то речью» [8, с. 96].

Завершая размышления над сложившимися в западном литературоведении процедурами интерпретации текста и возможностью относительно корректного постижения авторской интенции, Компаньон констатирует, что ни один из предложенных методов не является достаточным, и утверждает: «Ключи к «Текст может быть понят, – продолжает Компаньон, – но не может быть объяснен – например, чьей-либо интенцией» [8, с. 73].

значению произведения не находятся ни в словах на печатной странице, ни в авторских интенциях, и ни одно удовлетворительное толкование никогда не ограничивалось поисками смысла того или другого» [8, с. 112].

В своей книге, приобретшей известность среди филологов (где Компаньон предложил рожденное уже на посттеоретической стадии осмысление ведущих «слов-понятий» литературоведческой науки, таких как «интенция», «референция», «рецепция», «стиль», «история» и др.), исследователь сразу же заявил, что не претендует на полноту изложения спорных тем, передающих важные составляющие современной литературоведческой эпистемы, которые едва ли обретут когда-либо однозначную интерпретацию.

Примечательно, что, уделив весьма пристальное внимание категории Авторства (фундаментальной для гуманитаристики, претерпевшей радикальные изменения на протяжении ХХ ст., столь широко и подробно концептуализированной в пространстве каждой научной школы, принимающей либо отвергающей концепт Автора), обращаясь к идее интерпретации художественного произведения, разграничивая представления о содержании и смысле, Компаньон «разрывает» цепь литературной коммуникации и, сохранив фигуру Читателя, превратившегося из «тени» Автора в его «гонителя» во второй половине ХХ ст., замалчивает также весьма сложную проблему соотношения произведения и текста, вопрос о структурных свойствах художественного единства, функционировании уровней его целостности, глубоко и интересно освоенную в западной и восточноевропейской филологических традициях (Ингарден, Барт, Эко, М. Гиршман, Н. Тамарченко, В. Тюпа, В. Хализев и др.).

Вопрос о Читателе Компаньон выделит в отдельный раздел монографии и представит его в «оправе» мнений представителей различных течений (феноменология, рецептивная эстетика, теория читательской реакции), среди которых будет доминировать модель, во многом построенная от противного, где отношения Автора и текста замещены концепцией восприятия Читателем текста. А стремление к ограничению всевластия Автора Читателем, которое так широко и радикально декларировали в своих антиавторских теориях постструктуралисты (Барт, Фуко), затем весьма тщательно реализовали в эмпирике исследований нарратологи (Дж. Принс, С. Чэтмен, М. Бал, М. Л. Рьян, В. Шмид и др.), Компаньон оставит в стороне, вероятно, полагая, что эти проблемы освещены в науке достаточно полно [9, с. 173–192]. Право и свобода Читателя на «достраивание» текстовых значений также заинтересует Ш. Берка и Э. Беннетта, однако осмысление полноты читательского аспекта в современной теории литературы окажется различным.

Трудный путь переосмысления антиавторских концепций, доминировавших в гуманитаристике в 1960-70-е гг. и по сей день сохраняющих влиятельность, появившихся на волне подъема постструктуралистских теорий (Барт, Фуко, Кристева, Деррида) и эффектных деконструктивистских практик (П. де Ман, Г. Блум, Дж. Х. Миллер), исследователи 90-х гг. ХХ ст. (Ш. Берк, А. Компаньон, Э. Беннетт, В. Шмид, М. Фрайзе и др.) проходят, каждый следуя собственному «маршруту», пока еще имеющему характер разведовательных «экспедиций», где определяющей является позиция неудовлетворенности низведением категории Автора до функции текстовой реализации. И, несомненно, объединяющим началом приближения современных филологов к пониманию сложной природы Авторства в «посттеоретическую» эпоху является убеждение в том, что ни одна из аналитических процедур описания Автора не может быть самодостаточной, взаимозаменяемой и механически, по принципу дополнительности соединенной с другими.

Вероятно, что надежда на создание универсальной теории Автора, о которой в последние годы упоминают отдельные литературоведы (А. Большакова), едва ли может быть реализована как целостный убедительный научный проект, скорее всего, сложная динамика поиска границ современной гипотезы об Авторе как о воображаемой стороне непрерывно длящегося во времени культуры диалога с Читателем может быть очерчена в пространстве разнообразных аналитических подходов, постоянно взаимоуточняющих друг друга.

Библиографические ссылки

1. Барт Р. Из книги «О Расине»: [Текст] // Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / Р. Барт; пер. с фр. Г К Косикова, Б. П. Нарумова, С. Н. Зенкина, С. Л. Козлова, Н. А. Безменовой. – М.: Прогресс, 1989. – С. 142-232.

2. Барт Р. Критика и истина: [Текст] // Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / Р. Барт; пер. с фр. – М.: Прогресс, 1989. – С. 319-374.

3. Барт Р. Смерть автора: [Текст] // Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / Р. Барт; пер. с фр. – М.: Прогресс, 1989. – С. 384 – 391.

4. Барт Р. Удовольствие от текста: [Текст] // Барт Р. Избранные работы: Семиотика.

Поэтика / Р. Барт; пер. с фр. – М.: Прогресс, 1989. – С. 462-518.

5. Барт Р. C/Z6 [Текст] / Р. Барт; пер. с фр. Г. Косикова, В. Мурат. – М.: УРСС, 2001. – 230 с.

6. Большакова А. Автора теории: [Текст] / А. Большакова // Западное литературоведение ХХ века: Энциклопедия / Гл. ред. Е. Цурганова. – М.: Intrada, 2004. – С. 23 – 24.

7. Деррида Ж. О грамматологии: [Текст] /Ж. Деррида; пер. с фр. Н. Автономовой. – М., 2000. – 511 с.

8. Компаньон А. Автор: [Текст] / А. Компаньон; пер. с фр. С. Зенкина. // Компаньон А.

Демон теории. – М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2001. – С. 56 – 112.

9. Компаньон А. Читатель: [Текст] / А. Компаньон; пер. с фр. С. Зенкина // Компаньон А.

Демон теории. – М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2001. – С. 164 – 192.

10. Фрайзе М. После изгнания автора: Литературоведение в тупике?: [Текст] // Автор и текст / Ред. В. Маркович, В. Шмид / М. Фрайзе. – СПб.: Изд-во С.-Петербур. ун-та, 1996. – С. 25-32.

11. Фуко М. Что такое автор?: [Текст] // М. Фуко Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет / М. Фуко; пер. с фр. С. Табачниковой.– М.:

Касталь, 1996. – 446 с.

12. Шмид В. Нарратология: [Текст] / В. Шмид. – М.: Языки славянской культуры, 2003. – 311 c.

13. Bennett A.The Author: [Теxt] / А. Вennet. – N.Y.: Routledge, 2005. – 151 p.

14. Burke S. The Death and Return of the Author: Criticism and Subjectivity in Barthes, Foucault and Derrida: [Теxt] / S. Burke. – Edinburgh: Edinburgh University Press, 1992. – 216 p.

Похожие работы:

«ЙЫХВИСКОЕ ВОЛОСТНОЕ СОБРАНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ 1. СОСТАВА 9. ЗАСЕДАНИЯ В Йыхви 15. марта 2007 № 65 Принятие программы по отходам волости Йыхви Приняв за основу ст 59 часть закона об отходах и представленные предложения, волостное собрание постановляет: § 1. Принять программу по отходам волости Йыхви (прилагается). § 2. Пост...»

«УТВЕРЖДАЮ СОГЛАСОВАНО Директор ГБУ ЦССВ Председатель профсоюзной "Синяя птица" организации ГБУ ЦССВ С.Г. Альбертов С.А. Крайнева 2016г. 2016г. Положение о формировании, ведении, хранении и передаче личных дел выпускников в отделе постинтернатного патроната 201...»

«ПРОИЗВЕДЕНО ООО НПП ОРИОН г. Санкт-Петербург Загребский бульвар, д. 33 НПП Орион 150 АВТОМАТИЧЕСКОЕ ЗАРЯДНОЕ УСТРОЙСТВО ДЛЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ АККУМУЛЯТОРНЫХ БАТАРЕЙ ВНИМАНИЕ! Соблюдайте порядок подключения зарядного устройства (З.У.) к аккумулятору. ГОСТ IEC 60335-2-29-2012 п. 7.12 НЕСОБЛЮДЕНИЕ ПОРЯДКА ПОДКЛЮЧЕНИ...»

«КОМБИНИРОВАНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК СУЩЕСТВУЮЩИХ КВАНТОВЫХ КРИПТОГРАФИЧЕСКИХ СИСТЕМ В ЦЕЛОСТНЫЙ КОМПЛЕКС ПЕРЕДАЧИ ДАННЫХ Болонная Елизавета Игоревна соискатель, специалист, Черновицкий национальный университет им. Юрия Федьковича, Украина, г. Черновцы Е-mail: Liza_000@mail.ru Шпатарь Петр Михайлович канд. техн. наук, доцент, Че...»

«Содержание Введение Предварительные условия Требования Используемые компоненты Условные обозначения Ход базового вызова Передача сигналов набора номера и пара проводов штырь и кольцо Сигнализация адреса Импульсный набор DTMF набор номера Сигнализация по шлейфу Аналоговая сигнализация петлевого старта Цифровое нач...»

«Инструкция по эксплуатации (культиварота и двигателя, сервисное соглашение) Культиваторы с бензиновым двигателем Briggs&Stratton моделей: DDE — V 380 II DDE — V 500 II DYNAMIC DRIVE EQUIPMENT Уважаемый покупатель! Мы благодарим Вас...»

«Вестник ДВО РАН. 2013. № 4 УДК 974.084.51 С.М. СТАСЮКЕВИЧ Частник на хлебном рынке Дальнего Востока в 1920-х годах Раскрываются региональные особенности деятельности частных предпринимателей по заготовке зерна и торговле хлебопродуктами в период нэпа. Показана роль частной хлеботоргов...»

«Правила проведения стимулирующего мероприятия "Игра Мафия Италиано, 19,6х19,6х4 см в подарок!": 1. Настоящее стимулирующее мероприятие "Игра Мафия Италиано, 19,6х19,6х4 см в подарок", далее по тексту именуемое Акция, проводится согласно изложенным н...»

«s SIMOREG DC-MASTER Руководство по эксплуатации Серия 6RA70 Stromrichtergerte mit Mikroprozessor von 6kW bis 2500kW Преобразователи с микропроцессором, от 6 до 2500 кВт, для приводов постоянного тока с Gleichstromantriebe оборотов fr drehzahlvernderbare изменяемым уровнем Издание 12 № зака...»

«Центр по эффективному использованию энергии (ЦЭНЭФ) Использование энергии и энергоэффективность в российском жилищном секторе. Как сделать его низкоуглеродным? Москва, март 2014 г. Центр по эффективному использованию...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.