WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«Г.М. Прохоров г. Санкт-Петербург, Россия ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ ГУМИЛЕВ КАК МЫСЛИТЕЛЬ Лев Николаевич Гумилев, по справедливому определению И. В. Мамаладзе, был «последним в ряду тех, кто ...»

Г.М. Прохоров

г. Санкт-Петербург, Россия

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ ГУМИЛЕВ КАК МЫСЛИТЕЛЬ

Лев Николаевич Гумилев, по справедливому определению И. В. Мамаладзе, был «последним

в ряду тех, кто своей биографией и личными переживаниями принадлежал Серебряному веку. Без

преувеличений можно сказать, что Серебряный век кончился с его смертью». 1 Кстати сказать,

само название «века» Серебряным предложил маме именно Лев Николаевич. Он говорил мне, что Анна Андреевна Ахматова, услышав от него это название, попросила его продать его ей. И он продал. (Не помню только, за маленькую или за поллитра). И она сделала это название общеупотребительным.

Именно из Серебряного века, от отца, Николая Степановича Гумилева, и от матери мальчик Лва получил благословение-задание, которое выполнял потом всю свою жизнь. Мы знаем об этом из записанного его другом Василием Никифоровичем Абросовым рассказа Анны Андреевны Ахматовой. Делаю здесь извлечения из записок Василия Никифоровича Абросова («О представителях культуры русского исторического типа») 2: «Развод Ахматовой с Гумилевым не разорвал их отношений.... По воскресеньям II. С. Гумилев водил сына к матери. С профессором Шилейко3 он был знаком со времен первого “Цеха поэтов”. Он беседовал с ним, а мать с сыном. В один из таких визитов Анна Андреевна обнаружила интерес сына к истории. Сын ее по-детски обратился к В. К. Шилейко: “Научите меня по-вавилонски!” Выбор сыном специальности отвечал и желаниям отца. Н. С. Гумилев говорил, что не верит в марксизм, но, не зная истории как науки, опровергнуть его концепцию не может, желал, чтобы сын разобрался, став историком.



Благословение матери на занятие сына историей было очень своеобразно: “Имей в виду, Лва:

если тебя расстреляют или повесят за занятия историей, я не заплачу. А если попадешь в тюрьму за уголовное преступление — заплачу. Мне будет очень горько, что мой сын так низко пал"».4 Благодаря свойственному мальчику Лве с детства интересу к истории и наличию в Бежицке хороших отвечавших этому интересу книг,5 еще обучаясь в младших классах школы в Бежицке, задолго до поступления на Исторический факультет Университета (1927 г.), он мировую историю хорошо узнал. И привык думать о ней. Эта привычка оказалась спасительной для его души в долгие годы пребывания «зэком» в сталинских лагерях. Страшно сказать, но именно ГУЛАГ в советское время стал хранителем свободной мысли и свободного интеллектуального общения, — можно сказать, продолжателем Серебряного века. Там была, по словам Льва Николаевича, «интеллектуальная вакханалия, маленькая Александрия». Это помогало таким заключенным, как он, выжить в тех жутких условиях. Оказавшись, наконец, на свободе, люди эти (в том числе и Дмитрий Сергеевич Лихачев) обнаруживали, что разговаривать им не с кем. Свободно мыслящих иговорящих собеседников здесь было не сыскать. Вероятно поэтому — потому что мне оказалось очень интересно слушать Льва Николаевича и говорить с ним об истории — мы с ним, случайно познакомившись в 1958 г., подружились и, несмотря на большую разницу в возрасте (лагеря, — объяснял он, — задержали его психическое развитие), проговорили, по крайней мере еженедельно встречаясь, более десяти лет. Я ездил с ним в археологические экспедиции «открывать» Хазарию и под его влиянием поступил учиться на Исторический факультет СПб Университета. Одной из задач этих археологических экспедиций было определить, каким был уровень Каспийского моря во время строительства крепости Дербента в VI в. и позже, в хазарское время. Об этой крепости Мамаладзе И. В. «Безнадежно, если...» // Лев Николаевич Гумилев. Письма к матери брата, О. Н.

Высотской, другу, В. Н. Абросову, и брату, О. Н. Высотскому (1945-1991) СПб.. 2008. С. 319.

Девятнадцать больших тетрадей этих записок хранятся в архиве ИРЛИ (Пушкинского Дома) РАН, Фонд 896.

Владимир Казимирович Шилейко (1881-1930) был выдающимся ученым специалистом по клинописным языкам Месопотамии, лингвистом и поэтом. Он очень увлекался стихами Анны Андреевны. Ахматова вышла замуж за профессора Шилейко в августе 1918 года.

Лев Николаевич Гумилев. Письма. С. 7.

«К счастью, тогда в маленьком городе Бежицке была библиотека, полна сочинений Майн Рида, Купера, Жюля Верна, Уэльса, Джека Лондона и многих других увлекательных авторов, дающих обильную информацию, усваиваемую без труда, но с удовольствием. Там были хроники Шекспира, исторические романы Дюма, Конан Дойля, Вальтера Скотта, Стивенсона. Чтение накапливало фактический материал и будило мысль». — Гумилев Л. Н. Биография научной теории, или Автонекролог. (Не опубликовано) пишут арабские географы, — что се стена уходила в воду, и что вход в ее гавань замыкался цепью.

Мы со Львом Николаевичем перед экспедицией научились плавать в аквалангах. Рассматривая затем под водой руины дербентской стены, нам удалось понять арабских географов.

Вообще интересом к географии Лев Николаевич был обязан в значительной мере своему верному другу Василию Никифоровичу Абросову. Они познакомились в 1943 г. в Сибири, в Туруханске, куда потерявшего на войне руку Василия Никифоровича откомандировали для временной работы, а Лев Николаевич после заключения в Норильском «Норильлаге» прибыл, чтобы работать в изыскательских экспедициях.

О своем знакомстве со Львом Николаевичем Василий Никифорович Абросов пишет так: «По не зависящим от меня обстоятельствам после ранения на Волховском фронте я оказался в низовьях Енисея. Однажды осенью 1943 г. в г. Туруханске стоял на улице у кинотеатра. Ласковое солнце пригревало природу. Около меня стояли два молодых человека, также греясь на солнце.

Один из них радовался, что видит травку. Много лет ее он не видел. Я понял, что он жил где-то гораздо севернее, где почва покрыта только мхами и лишайниками. Молодые люди говорили между собой, стоя рядом, и я понял, что выросли они также на берегах Невы. В войну встреча земляка всегда считалась радостью. На мой вопрос я получил ожидаемый ответ, и мы представились. Юноша помоложе сказал, что он студент ЛГУ, историк, только сегодня прибыл из Норильского лагеря, назначен в геологическую экспедицию работать в бассейне Нижней Тунгуски. В Норильске был зэком, а сейчас освобожден. "Зовут меня Лев Николаевич Гумилев".

(...) После... я из Туруханска перебрался в Красноярск. Л. Н. Гумилев остался на Севере один.

Быть местоблюстителем открытых их экспедицией богатейших залежей железа и жить среди расконвоированных уголовников Лев Николаевич больше не захотел. Решил пойти добровольцем на фронт, как это сделал его отец в 1914 году. Из района фактории Северной добрался до Туруханска, где явился в военкомат с заявлением. Просьба его была принята благосклонно, и он с новобранцами был отправлен в Красноярск. Здесь он разложил на улице на булыжнике свою экспедиционную одежду и распродал ее прохожим: солдату она не нужна. Затем отыскал меня и переночевал на полу. Лечь на кровать он отказался — не захотел оставлять после себя насекомых, появившихся у него при жизни в глухой тайге. На следующий день Лев Николаевич попросил меня по возвращении в родной город разыскать мать и рассказать ей о его жизни на Севере».

Случайно встретившиеся в Туруханске специалист по озерам и рекам Василий Никифорович Абросов и будущий историк Центральной Азии Лев Николаевич Гумилев оказались очень нужны и интересны друг другу. Их переписка началась в конце сороковых годов. Тогда «Васей» — по причине посещения им в «Фонтанном доме» Анны Андреевны Ахматовой заинтересовались «органы», и, будучи потому лишен работы и надежды на свое жилье, он вынужден был уехать из Ленинграда. Сначала — недолгое время — он писал демобилизованному «Лве» в Ленинград на Фонтанку, пока Лев Николаевич вторично не попал в заключение (1949 г.), а затем, с конца 1954 г., — в Сибирь, в «Омскую уху». Василий Никифорович слал в лагерь Льву Николаевичу продуктовые посылки, книги, рефераты и выписки из нужных тому научных исследований, но главное — регулярно писал ему письма, дружеские письма со своими научными идеями, рассказами о своей жизни, об общих знакомых. Он писал ему часто, и притом на самые интересные для Льва Николаевича темы, что было для того как воздух необходимо. Без «Васи» с его светлой головой, чистой душой и несокрушимой дружеской любовью Лев Николаевич едва ли пережил бы вторичный срок и как ученый, и как человек. Он осознавал это и был тогда очень благодарен ему за переписку: «Твои письма меня очень радуют и успокаивают» (1956); «Наша переписка служит для меня наибольшим утешением, почти единственным в моей тусклой жизни.





Это потому, что она совмещает искренность, общность научных интересов и отсутствие женского “оберегания от волнений”» (1956). Многое в таком духе писал тогда Лев Николаевич Василию Никифоровичу.

Письма Льва Николаевича к «Васе» позволяют увидеть, как он проделал свой невероятно трудный путь самореализации, порой не имея никакой перспективы, никакой надежды на успех, полностью, без всякого остатка, расходуя в этом стремлении все свои силы. Ему самому была удивительна его верность внутренней цели, и то, что он написал в 1945 г., будучи солдатом в Германии, мог бы почти дословно повторить на протяжении едва ли не большей части своей сознательной жизни: «Даже трудно сказать, почему я продолжаю верить в свою звезду, которая может воссиять лишь через науку, ныне столь далекую от меня. Но я верю в нее и благодаря этому нахожу в себе силу жить» (письмо к Ольге Николаевне Высотской от 14 сентября 1945 г.). В 1955 г. Лев Николаевич писал из лагеря Василию Никифоровичу: «Умру полноценным историком». И он добился того, во что верил. В конце пятидесятых, когда мы с ним познакомились, больной после многих лагерных лет, полагая, что скоро умрет, он огорчался лишь тем, что не успеет написать всего, что должен; перед смертью же, в начале девяностых, говорил уже спокойноумиротворенно: «Я написал все, что хотел. Теперь я могу умирать». Тогда же он писал брату, Оресту Николаевичу Высотскому: «Болею, ибо надорвался. Но все-таки задуманное в Науке выполнил, так что о будущем не волнуюсь. В моем возрасте помереть не страшно». И еще: «Конец работы наступил, а жизнь еще пока тянется».

Переписка с «Васей» надолго стала его насущной потребностью. Он привык обсуждать с ним свои мысли, прочитанные книги, писать ему о ходе своих дел. Но и по освобождении Льва Николаевича в 1956 г. они с «Васей» продолжали переписываться долгое время — более полутора десятков лет (по 1973 г.). Общую с «Васей» мечту о «построении мостов между науками» Леи Николаевич осуществил, несомненно, только благодаря интеллектуальному общению с другом «Васей».

Так и не получивший высшего образования Василий Никифорович был человеком, уверенно можно сказать, гениальным: именно он понял периодичность и объяснил причину изменения уровней закрытых евразийских водоемов — Каспия, Арала и др. И он создал теорию гетерохронности (разновременности) увлажнения Севера, Центральной части и Юга евразийского континента, согласно которой пути прохождения несущих атлантическую влагу циклонов зависят от активности солнца, имеющей свою цикличность. Эта теория оказалась в высшей степени полезной Льву Николаевичу для понимания истории Центральной Азии, и именно благодаря ей Лев Николаевич смог стать активным членом Географического общества СССР и научным сотрудником не исторического факультета университета и не академического Института истории, где тиранически господствовал марксизм и, стало быть, путь туда ему был закрыт, а Института географии при университете. Географом Лев Николаевич, конечно же, не стал, он был историком, историком с детства, историком по призванию, но историком, убежденным, что история необъяснима без географии и климатологии. Встреча и дружба с Василием Никифоровичем, «Васей», если не породила, то резко усилила это убеждение. Понять жизнь этносов, народов, без знания и понимания природных условий, земли, на которой они живут, считал он, невозможно. Не в изменении ли путей прохождения циклонов, несущих облака с Атлантики в Евразию, кроется загадка таинственного ухода с исторической арены хазар? Не всех же их перебил в 965 г.

Святослав! Для исчезновения целого народа должны были быть какие-то губительные причины, воздействующие значительно дольше, нежели рейд русской конницы. Может быть, это изменения уровня Каспийского моря? Если представить себе, что хазары жили на плоских северных берегах Каспия, то даже небольшой подъем его уровня должен был отнимать у них колоссальное количество кормившей их земли. А что говорить о большом и длительном! — Этими мыслями движимый, Лев Николаевич и организовал наши экспедиции в «Хазарию».

Но не только земными условиями, землей, был он убежден, определяется судьба этносов, но и небом.

С его слов я записал в 1981 г.следующую оценку Львом Николаевичем сделанного им в жизни: «У меня были две темы: как возникают народы и история народов между Китаем и Русью, степных народов, — и я на обе эти темы все, что хотел, написал. Мне восемьдесят лет, и за жизнь я сделал три открытия: в 1939 году —пассионарности, в 1950-м — что пассионарность — энергия, и в 1965-м — что это биологическая энергия. Это — после чтения Вернадского, но мысль эта моя, он этого не обобщил». Так что главным своим открытием Лев Николаевич считал открытие пассионарности — энергии, побуждающей человека к деятельности. Он определял пассионарность как «непреоборимое внутреннее стремление к крайне активной целенаправленной деятельности», когда люди «стремятся либо к победе над врагом, либо к открытию новых стран, либо к почестям от своих сограждан, либо к накоплению — безразлично чего: денег, знаний, воспоминаний; либо к власти.

..». Проявляется она «во властолюбии, гордости, тщеславии, алчности, зависти и т. п.». И при этом она — «не в сознании людей, а в подсознании». Она — «антиинстинкт». 6 О понимании Львом Николаевичем пассионарности писатель Д. М. Балашов, хорошо его знавший, пишет так: «...именно вот эта самая страстность, стремление к иному, большему или новому, способность совершать сверхусилия, ненадобные в монотонном течении обычной жизни, и есть та двигательная сила, которая созидает человеческую историю».7 Гумилев Л. Н. Биография научной теории.

Балашов Д. М. Памяти учителя. Л. Гумилев // Балашов Д. М. Еще раз о Великой России. М., 2001. С. 158.

Открытие это пришло к нему впервые как озарение под тюремными нарами, где он думал о том, что могло толкать Александра Македонского совершать его походы. Как известно, Лев Николаевич всю историю всех народов в своих книгах рассматривал и показывал как историю пассионарных толчков, происходящих по причине какого-то космического излучения, за каковыми толчками следуют сначала подъм активности этноса, а потом ее спад. В первом нашем разговоре (в 1958 г. в поезде) как пример изменения уровня пассионарности народа он привел мне норманнов, которые некогда держали всю Европу в страхе, а теперь, дескать, только ловят селедку.

Жизнь земли, на которой человек обитает, и с небес идущие космические воздействия на нас — вот факторы, влияющие, по убеждению Льва Николаевича, на нашу историю. Марксова борьба классов за деньги здесь оказывается не при чем. Когда марксисты злобно спрашивали его, не от Бога ли, по его мнению, исходят пассионарные толчки, он отвечал, что у Бога есть дела поважнее.

Любопытно различение Львом Николаевичем ориентаций человека во времени. Ощущение жизни как преходящего времени Л. Н. Гумилев называет «пассеизмом». «Смысл его в том, — пишет он, — что каждый активный строитель этнической целостности чувствует себя продолжателем линии предков, к которой он что-то прибавляет: еще одна победа, еще одно здание, еще одна рукопись, еще один выкованный меч. Это «еще» говорит о том, что прошлое не ушло, оно в человеке, и потому к нему стоит прибавлять нечто новое, ибо тем самым прошлое, накапливаясь, продвигается вперед. Каждая прожитая минута воспринимается как приращение к существующему прошлому (Pass existente)».8 Другой тип людей, о котором пишет Л. Н. Гумилев, — это наслажденцы сиюминутники.

«Люди этого склада, — пишет он, — забывают прошлое и не хотят знать будущего. Они хотят жить сейчас и для себя. Они мужественны, энергичны, талантливы, но то, что они делают, они делают ради себя. Они тоже совершают подвиги, но ради собственной алчности, ищут высокого положения, чтобы насладиться своей властью, ибо для них реально только настоящее, под которым неизбежно понимается свое, личное».9 О еще одном «ощущении времени» Л. Н. Гумилев пишет так: «Пассеизм, актуализм и футуризм отражают три стадии этнической динамики, но, кроме того, должна быть и дейтвительно существует система оценки категории времени, соответствующая статическому состоянию этноса. Она заключается в игнорировании времени как такового. Время не интересует людей этого склада, потому что они не извлекают из отсчета времени никакой пользы для той деятельности, которая их кормит. Эти люди (выше мы их назвали обывателями) живут во всех странах, но при наличии иных категорий они мало заметны. Когда же с торжеством футуризма все их соперники исчезают, из щелей вылезают неистребимые посредственности, и историческое время останавливается, а земля лежит под паром».10 Мне же представляется, что это — вариант культа Мига, «актуализм», осуществляемый людьми не слишком энергичными, субпассионарными.

Но есть действительно четвертый вариант ориентации во времени и его, стало быть, «ощущения». Я говорил об этом Льву Николаевичу, но он в свою систаму взглядов это не воспринял. Возможна ведь ориентация человека не на Прошлое, не на Будущее, не на Миг, а на Вечность. При этом индивидуальные сознания, переставая придавать значение своему и чужому происхождению и наслаждению, равно как и несовершенству общественного устройства, устремляются к Непреходящему, и их носители оказываются уже не членами рода или политической партии, не сластолюбцами-эгоистами или вялыми обывателями, а спасающимися личностями — спасающимися от погибели вместе со временем, и в совокупности являют религиозную общину, литературой которой оказываются Священное Писание, молитвы, гимны, жития и прочие сочинения, так или иначе являющие Вечное, откуда на на них и изливается творческая этногенетическая и способность к вечной жизни души порождающая энергия, Божья благодать. На мой взгляд именно эта духовно-умственно-культурная ориентация создала из конгломерата славянских и финских племен этно-культурный феномен Древней Руси и столетия обеспечивала и обеспечивает его существование. Но Лев Николаевич, верующий православный христианин, остался верным своим представлениям об импульсах пассионарности как о результатах физического облучения, достигающего земных людей из необъятного космоса.

Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб., 2002. С. 118.

Там же. С. 119.

Там же. С. 122.

Как бы то ни было, полученное в детстве Львом Николаевичем благословение родителей и пожелание отца, чтобы сын, став историком, «разобрался» с марксизмом, он полностью выполнил, предложив свое интереснейшее понимание феномена человеческой, этнической, истории и побудив слушателей и читателей, меня в частности, к размышлениям на эту тему.

Осуществленным им таким образом «продлением» Серебряного века до наших дней он, вне сомнений, эффективно способствовал умственному оздоровлению нашей страны.

Очень важно также и тоже оказалось очень востребованным сейчас нашей общественной мыслью представление Льва Николаевича о суперэтнических целостностях. Он был «евразийцем», одной из таких суперэтнических целостностей, важнейшей для него самого, считая Евразию — в отличие от другой такой целостности — западноевропейской. Свою принадлежность к той или иной из них люди определяют, говорил он, не умом, а чувством. Он рассказывал мне, что, когда в лагере, где он был «зыком», вспыхнула драка и на крик «Наших бьют!» из бараков стали выскакивать «зэки», то одни из них, не вникая в суть конфликта, становились по одну сторону— к своим для них «нашим», а другие — тоже к своим для них «нашим» — по другую. Так вот, на одной стороне оказывались русские, татары, узбеки, казахи... — словом «евразийцы», а по другую — западные украинцы, прибалты, европейцы... Президент РФ В. В. Путин, выступая в Университете имени Л. Гумилева в Астане 10 октября 2000 г. сказал: «Льва Николаевича Гумилева многие называют великим евразийцем нашего времени. Он и историк, и этнограф, поэт, человек энциклопедических знаний. Лев Николаевич обо всем судил по высокому счету истории.

Его научные труды стали ярким вкладом не только в развитие исторической мысли, но и в утверждение идей вековой общности, взаимосвязанности народов, населяющих огромные пространства Евразии: от Балтики и Карпат до Тихого океана». Так что, как видим, мысли Льва Николаевича стали теперь — слава Богу! — достоянием нашего общественного сознания даже на

Похожие работы:

«/ 49 2 (83), 2016 Поступила 11.04.2016 УДК 669.74 ДИВЕРСИФИКАЦИЯ ЗАКУПОК ОБОЖЖЕННОГО ДОЛОМИТА НА ОАО "БМЗ – УПРАВЛЯЮЩАЯ КОМПАНИЯ ХОЛДИНГА "БМК" DIVERSIFICATION OF PURCHASES OF THE BAKED DOLOMITE ON JSC "BSW – MANAGEMENT COMPANY OF HOLDING "BMС" А. И. РОЖКОВ, А. В. ФЕКЛИСТОВ,...»

«GESTRA Steam Systems LRR 1-52 RU LRR 1-53 Русский URB 50 Инструкция по монтажу и эксплуатации 819483-00 Регулятор электрической проводимости LRR 1-52 Регулятор электрической проводимости LRR 1-53 Блок управления и индикации URB...»

«М.В. Богуш, Э.М. Пикалев АНАЛИЗ ФУНКЦИИ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ПЬЕЗОЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ДАТЧИКОВ ДАВЛЕНИЯ МЕТОДОМ КОНЕЧНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ Пьезоэлектрические датчики давления широко используются в различных областях науки и техник...»

«Информация о квалификации и об опыте работы членов совета директоров, лиц, занимающих должности единоличного исполнительного органа, его заместителей, членов коллегиального исполнительного органа, главного бухгалтера, заместителя г...»

«4.8. Общие линейные модели В классическом регрессионном анализе предполагается, что отклик и предикторы – это непрерывные случайные величины, имеющие нормальное распределение. Однако в некоторых задачах в качестве предикторов целесообразно рассматри...»

«Неменьший Антон Александрович Мужчина, 29 лет, родился 25 марта 1986 +7 (926) 258-34-46 — желаемый способ связи infect187@gmail.com ICQ: 357762717 Skype: nemenshy Проживает: Москва, м. Юго-Западная Гражданство: Россия, есть разрешение на работу: Россия Не...»

«Санкт-Петербургская региональная благотворительная общественная организация помощи лицам без определенного места жительства "Ночлежка" (СПб БОО "Ночлежка") Санкт-Петербург, 192007, Боровая ул., д. 112 литер Б Офис: т/ф (812) 319-37-94; cоцслужба: т/...»

«http://www.call-center.su Open Source Call-центр для Asterisk Open Source Call-центр Руководство пользователя AsterCRM CRM-система для IP АТС Asterisk Руководство пользователя AsterCRM http://www.call-center.su Ope...»

«РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ СОКОВЫЖИМАЛКА JES-1025 JES-1025 • Мощность 25 Вт • Прозрачная защитная крышка • Две насадки-конус • Шкала уровня сока • Чаша для сока емкостью 1000 мл • Противоскользящие прорезиненные...»

«Правила комплексного обслуживания физических лиц в ВТБ 24 (ПАО) 1. Используемые термины 1.1. Термины, используемые в Правилах комплексного обслуживания физических лиц в ВТБ 24 (ПАО) (далее — Прав...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.