WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«АРХИТЕКТУРНЫЕ СЦЕНАРИИ КОНВЕРСИИ ОБЪЕКТОВ ПРОМЫШЛЕННОГО НАСЛЕДИЯ (НА ПРИМЕРЕ ТЕКСТИЛЬНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ 1822-1917 ГОДОВ ПОСТРОЙКИ В г. МОСКВЕ) ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего

образования

МОСКОВСКИЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ ИНСТИТУТ

(ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ)

На правах рукописи

ТИТОВА Людмила Олеговна

АРХИТЕКТУРНЫЕ СЦЕНАРИИ КОНВЕРСИИ ОБЪЕКТОВ

ПРОМЫШЛЕННОГО НАСЛЕДИЯ

(НА ПРИМЕРЕ ТЕКСТИЛЬНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ 1822-1917 ГОДОВ ПОСТРОЙКИ В г. МОСКВЕ) 05.23.21 - Архитектура зданий и сооружений. Творческие концепции архитектурной деятельности

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата архитектуры

Научный руководитель:

Кулиш Всеволод Олегович кандидат архитектуры, профессор Москва. 2017 ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОТ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ АРХЕОЛОГИИ К

ПРОМЫШЛЕННОМУ НАСЛЕДИЮ

Генезис индустриального наследия

1.1 Конверсия промышленного наследия. Современная практика

1.2

1.3 Проблемы идентификации и сохранения объектов промышленного наследия ………………………………………………………………………………………..36

1.4 Основные выводы по первой главе

ГЛАВА 2. КОНВЕРСИЯ ТЕКСТИЛЬНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В ГОРОДЕ

МОСКВЕ

2.1 Система оценки аутентичности объектов промышленного наследия........... 46



2.2 Промышленная революция в России. Текстильные мануфактуры и фабрики в Москве

2.3 Конверсия текстильных мануфактур в Москве. Критический анализ........... 72

ГЛАВА 3. СТРАТЕГИЯ И СЦЕНАРИИ КОНВЕРСИИ ОБЪЕКТОВ

ПРОМЫШЛЕННОГО НАСЛЕДИЯ

3.1 Алгоритм конверсии объекта промышленного наследия

3.2 Архитектурные сценарии конверсии

3.3 Концепция конверсии объекта промышленного наследия «Трёхгорная мануфактура»

3.4 Основные выводы по третьей главе

ВЫВОДЫ И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

РЕКОМЕНДАЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДАЛЬНЕЙШЕЙ РАЗРАБОТКИ

ТЕМЫ

СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ АВТОРОМ РАБОТ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ТОМ 2. ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы. Потребность в самоидентификации народов заложена в передаче от поколения к поколению памяти о наиболее ценных достижениях материальной и духовной культуры человечества, получивших название "культурное наследие". Видное место в этом процессе занимает промышленная архитектура, в памятниках которой запечатлены свидетельства индустриальной революции и технического прогресса, составляющие фундамент современного развития цивилизации.

Полноценное функциональное использование исторических промышленных объектов продолжалось вплоть до конца XX века, но, в силу глобальных макроэкономических процессов, возникла необходимость в их конверсии 1. Данная ситуация характерна для всех технологически развитых стран, вошедших в постиндустриальную эпоху. В результате приспособления исторической промышленной застройки к новой функции здания и сооружения, в которых нашли отражение передовые технические, инженерные, архитектурные решения и особый социальный уклад того времени, оказались под угрозой утраты подлинных черт и даже полного исчезновения.

Общие мировые тенденции в области конверсии исторической промышленной застройки ориентированы прежде всего на внедрение новой функции, что в большинстве случаев приводит, в той или иной степени, к утрате ключевой ценностной характеристики памятника промышленной архитектуры аутентичности. В этой связи встаёт вопрос о цели конверсии или, иначе говоря, о её стратегии. Что должно стать приоритетом - новая функция или аутентичность 2 памятника архитектуры? В условиях неуклонного роста процесса деиндустриализации необходимость в системе оценки промышленной Конверсия – от лат. conversion «превращение» - то есть качественное изменение архитектурных сооружений, включающее преобразования такого рода как: изменение назначения или вмешательство в стилевую и конструктивную основу строений.

Аутентичность (др.-греч. — подлинный) - базис понятия "наследие", основанный на достоверности происхождения и степени сохранности объекта, исходя из его подлинности и социальнокульутрной значимости.

застройки существенно возрастает. Данная система оценки особенно актуальна при анализе результатов функционального преобразования индустриального наследия.

Основное направление исследования - разработка концепции конверсии, ведущей к сохранению подлинности и раскрытию социально-исторической составляющей индустриального наследия, поскольку данные постройки являются свидетельствами яркого периода подъёма экономики и смены социального уклада. В России вторая половина XIX века - период экономического роста и развития инженерной мысли. Наибольшую динамику в это время получила текстильная отрасль, а Москва стала центром экономического притяжения. Текстильные фабрики и мануфактуры, основанные прежде всего на ручном труде, привлекли огромное количество переселенцев, в основном бывших крестьян, сформировав новые городские районы, а также новый социальный класс - рабочий.

Актуальность выбранного направления исследования подтверждают последние и предстоящие международные конференции: "Индустриальное наследие в XXI веке, новые возможности"(TICCIH, г.Лилль, сентябрь 2015 г.);

"Современное наследие - идентификация, оценка и руководство по его сохранению и защите" (ICOMOS, г.Флоренция, март 2016 г.); "Адаптивное использование. Современное движение навстречу будущему" (DOCOMOMO, г.Лиссабон, сентябрь 2016 г.).

Степень научной разработанности проблемы. Теоретической базой исследования является целый ряд научно-исследовательских работ, во многом повлиявших на отношение к данной проблематике и определяющих степень её изученности.

Основополагающими документами для исследования стали официальные материалы в виде доктрин, хартий, руководств, сборников научных конференций, конгрессов и симпозиумов, выпущенные международными организациями.

Наиболее важными для цели исследования являются:

Венецианская хартия 1964 г. [123, 138], Нарский документ 1994 г. (ICOMOS) [125]; Нижнетагильская хартия 2003 г. (TICCIH) [122], Практическое руководство по выполнению Конвенции об охране всемирного наследия 2008 г.

(UNESCO 3) [138]; Дублинские принципы 2011 г. (TICCIH; ICOMOS) [111], Мадридский документ 2014 г. (ICOMOS) [117]. Особое внимание в данных документах уделяется промышленной археологии и вопросам сохранения объектов индустриального наследия и их корректному документированию в процессе идентификации.

Эволюция подходов к сохранению объектов индустриального наследия, а также описания их архитектурно-художественной и социально-культурной ценности изложены в трудах Алфёрова Н.С. [5], Бочарова Ю.П. [19, 20], Заикина Г.С. [34], Запария В.В. [35], Крымовой И.В. [54], Кудрявцевой Т.П. [41, 42], Лотаревой Р.М. [46], Холодовой Л.П. [73, 74, 75], Шорбан Е.А. [87, 88], Никулиной Е.Г. [53, 54], Штиглиц М.С. [89, 90, 91, 92, 93, 94, 95], Щенкова А.С.

[96, 97, 98] и Андерсона Б. [105], Йокилехто Ю. [113, 114], Морриса У. [48].

В работах Гераскина А.Н.[23], Новикова В.А. [56], Кулиша В.О. [43], Старикова А.А. [68, 69], Черкасова Г.Н. [81, 82, 83, 84], Холодовой Л.П. [73, 74, 75], Штиглиц М.С. [90, 91, 92, 93, 94, 126]. освещены проблемы, с которыми сталкивается современная практика реставрации и реконструкции объектов индустриального наследия.

Проблемам нового использования индустриального наследия посвящены научные работы Гранстрем М.А. [29], Снитко А.В. [64], Чайко Д.С. [80], Чадовича А.А. [77, 78, 79] и Яковлева А.А. [101, 102, 103, 104]. Вопрос интеграции исторического производственного объекта в современную городскую среду - ключевой в работе Чайко Д.С. Результатом данного исследования является методика, определяющая направления и характер возможной интеграции. Задачи архитектурной адаптации индустриального наследия к новой функции - основа исследования Яковлева А.А., в котором он UNESCO - Организация Объединённых Наций по вопросам образования, наук

и и культуры.

выделяет пять уровней адаптации от градостроительного до уровня деталей.

Чадович А.А. в своих работах освещает подходы в области архитектурного моделирования объектов индустриального наследия, результатом которых является предложение по развитию объектов легкой промышленности на территории современной Московской области. Исследование Снитко А.В.





посвящено истории текстильных предприятий в г.Иваново и способам их реконструкции. Научная работа Гранстрем М.А. посвящена историкоархитектурным аспектам музеефикации объектов промышленного наследия г.Санкт-Петербурга.

Становление и развитие текстильной отрасли в период 1822-1917 годов изложено в работах Артоболевского И.И. Барановой Л.А.

[7], [12], Благонравова А.А. [7] и Гераскина Н.С. [24] В изучение конструктивных особенностей сооружений XIX - начала XX веков неоценимый вклад внесли Демидов С.В. [31] и Ким Н.Н. [86].

Историческое развитие промышленного наследия за рубежом отражено в работах Бердмана Дж. [107], Ергена Б. [131], Нойе Д. [118] и Йокилехто Ю [114]. Экономические, архитектурные и социальные аспекты адаптивного использования зарубежных промышленных сооружений описаны в работах Беренса К. [108], Ванг Джиангуа [127, 128, 129], Велса Дж. [130], Рабун Дж.

[120], Легнера М. [115] и Тейлер С [121].

Изучением социо-культурных аспектов архитектурного наследия, связанных с социальной памятью, памятью места, духом места, ассоциативной памятью, промышленным ландшафтом занимались Бобров Ю.Г. [17], Власюк А.И. [22], Глазычев В.Л. [25], Гольдин М.М. [26], Ефимов А.В.[33], Иноземцев В. [37], Коган Л.Б. [38], Косенкова Ю.Л. [40], Постников С.П. [59], Пруцын О.И. [60], Сомов Г.Ю. [67], Туркатенко М.Н. [71], Тютюнник Ю.Г. [72], Дуда Славо [32] и Пьер Нора [57].

В работе изучены также существующие нормативные и рекомендательные документы в области оценки памятников архитектуры и регулирования их использования, основополагающими среди которых являются: Федеральный закон от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 13.07.2015) "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" [4];

методические указания по проведению комплексных историко-культурных исследований НИИ Генплана г.Москвы; приказ №473 (от 31.12.2015г.) Департамента культурного наследия города Москвы "Об утверждении Критериев историко-культурной ценности объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия, расположенных на территории города Москвы" [65], руководство DOCOMOMO 4 по ведению документации паспорта памятника [110]; критерии оценки объекта индустриального наследия (на примере мельниц), принятые Министерством Культурного Наследия в Нидерландах;

критерии оценки объектов всемирного наследия для списка ЮНЕСКО [106].

Рассмотренные исследования по проблемам нового использованию исторической промышленной застройки оставляют открытым вопрос сохранения аутентичности памятников промышленной застройки в результате конверсии. В частности, автор считает недостаточно изученным вопрос обоснования выбора стратегии и архитектурных сценариев конверсии. Требует раскрытия содержание понятия «аутентичность» и составляющих его критериев.

Объектом исследования являются исторические промышленные комплексы, определяемые в исследовании как промышленное наследие 5, адаптированные к новой функции. В качестве объектов детального исследования взяты шесть текстильных предприятий 1822-1917 гг. постройки в г.Москве, являющихся репрезентативными представителями городской промышленной застройки данного периода.

DOCOMOMO - международная неправительственная организация "Международная рабочая группа по документации и консервации зданий, достопримечательных мест и объектов градостроительства Современного движения».

Промышленное наследие - ценная архитектурная составляющая индустриального наследия, получившая выражение в виде зданий, сооружений, комплексов и их территорий.

Предмет исследования – формы, методы и результаты конверсии объектов промышленного наследия (ОПН).

Границы исследования. обусловлены Географические границы историческим развитием текстильной индустрии в России. Город Москва являлся одним из самых влиятельных экономических центров страны, в котором были сконцентрированы трудовые, сырьевые, торговые и экономические ресурсы. Хронологические границы: нижний предел – 1822 г., обусловлен изданием указа Александра I о запрете ввоза набивных тканей, что в свою очередь вызвало активный рост отечественной текстильной промышленности;

верхний предел – 1917 г., когда текстильные предприятия подвергались национализации. Типологические границы: лидирующей отраслью по объёмам производимой продукции в рассматриваемый период являлась текстильная индустрия. Наибольший интерес для целей исследования представляют текстильные мануфактуры и фабрики, подвергшиеся конверсии. Наиболее представительными из них являются следующие комплексы: фабрика Станиславского, Новоспасский двор, Даниловская мануфактура, Трёхгорная мануфактура, Голутвинская слобода и фабрика "Красная роза", достаточно хорошо сохранившиеся и имеющие важное историко-культурное значение.

Рабочая гипотеза. Культурное наследие – это прежде всего социальный проект, так как именно общество наделяет исторический объект ценностью.

Индустриальное наследие – неотъемлемая часть культурного наследия.

Современная практика конверсии индустриального наследия, основанная на приспособлении исторических зданий к новой функции, в большинстве случаев приводит к утрате главных ценностных характеристик исторических сооружений (подлинность, архитектурно-эстетическая ценность, социокультурная значимость и т.д.). Необходимо радикально изменить цель стратегии конверсии промышленных объектов, поставив приматом сохранение архитектурно-художественных характеристик и социально-культурной значимости ОПН. Такая стратегия позволит не только сохранить материальные свидетельства индустриального развития общества, но и проявить историкокультурный потенциал исторической промышленной застройки.

Цель исследования. Разработать стратегию и архитектурные сценарии конверсии объектов промышленного наследия. Определить содержание и диапазон применения допустимых архитектурных и конструктивных средств, обеспечивающих сохранность аутентичности памятника промышленной архитектуры.

Основные задачи исследования:

Провести анализ мировой проектной деятельности в области конверсии 1) объектов индустриального наследия;

Выработать стратегию архитектурной конверсии объектов промышленного 2) наследия, альтернативную практикуемой;

Изучить существующие системы оценки культурного наследия и 3) адаптировать их к объектам промышленного наследия. Сформировать систему оценки аутентичности объектов промышленного наследия с раскрытием социально-культурных критериев;

Произвести по предложенной системе оценку аутентичности объектов 4) исследования и дать критическую оценку сохранности аутентичности данных объектов;

Разработать концепцию архитектурных сценариев конверсии объектов 5) промышленного наследия.

Научная новизна исследования обозначена в следующих позициях:

- сохранение объектов промышленного наследия (ОПН) было рассмотрено автором в качестве социального проекта. В связи с этим было расширено понятие «аутентичность», включившее в себя помимо критериев архитектурной подлинности, также аспекты социально-культурной и исторической значимости ОПН;

- автором была разработана многокритериальная система оценки аутентичности ОПН с последующим определением их статуса.

- автором обоснована и принята стратегия конверсии ОПН, основанная на примате сохранения архитектуры, а не на приоритете новой функции;

- алгоритм конверсии, предложенный автором, состоит из четырёх этапов:

соответствие признакам ОПН, оценка аутентичности ОПН, применение стратегии конверсии, применение архитектурных сценариев;

- концепция архитектурных сценариев конверсии ОПН, разработанная автором, содержит спектр допустимых приёмов воздействия на объект в зависимости от его статуса.

Теоретическая и практическая значимость. Существующая система законодательства в области охраны памятников архитектуры не делает различий между объектами культурного наследия разной типологии. Теоретическая и практическая значимость данного исследования заключается в применении нового подхода к системе оценки памятников архитектуры с целью выявления специфики объектов промышленного наследия, отличающихся от объектов культурного наследия другой типологии.

Проведение историко-культурных экспертиз по авторской системе ОПН может служить основанием о выдачи задания и разрешений на проведение проектных и иных работ.

Предложенная в работе концепция архитектурных сценариев конверсии ОПН имеет большое значение для проектной практики адаптивного использования объектов промышленного наследия. Так, применение данной системы регламентов допустимого воздействия позволит сохранить аутентичность промышленного наследия. Многоуровневость применения авторской системы регламентов значительно повышает качество проводимой архитектурной конверсии. Результаты исследования могут быть использованы в различных областях практического использования объектов культурного наследия.

Внедрение разработанной многокритериальной системы оценки ОПН в теоретические курсы архитектурно-реставрационных программ позволит обучающимся проводить предпроектный анализ на качественно ином уровне.

Методология и методы исследования основываются на отборе и обзоре литературных и графических источников, архивных материалов по объектам и предмету исследования, анализе и систематизации примеров проектной практики, натурных обследованиях, в т.ч. фотофиксации существующего положения; в изучении юридических, сопроводительных и нормативноправовых документов, разработке графических схем и текстового материала.

Производилось обсуждение в научном сообществе проблем, связанных с темой исследования, путём выступлений с докладами на конференциях, участия в семинарах и публикацией статей.

Положения, выносимые на защиту:

многокритериальная система оценки аутентичности объекта промышленного наследия;

- статусы объекта промышленного наследия - «Памятник», «Историческая застройка», «Памятное место», отличающиеся от принятых в законодательстве;

- стратегия конверсии объекта промышленного наследия с приматом сохранения аутентичности ОПН;

- концепция архитектурных сценариев конверсии ОПН, содержащая спектр допустимых приёмов воздействия на объект в зависимости от его статуса;

алгоритм конверсии ОПН, состоящий из четырёх этапов:

идентификация ОПН, определение статуса ОПН, следование новой стратегии конверсии, применение архитектурного сценария конверсии в соответствии со статусом ОПН.

Степень достоверности и апробация результатов исследования.

Результаты исследования были опубликованы в 11 статьях, общим объёмом 3,1 печатных листа, в том числе 3 статьи в научных периодических изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России общим объёмом 1,45 п.л.

Отдельные положения работы доложены на научных и научно-практических конференциях, конгрессов: "Наука, образование и экспериментальное проектирование" (МАРХИ – 2014 г., 2015 г., 2016 г.); "Архитектура.

Строительство. Дизайн: І Международный научно-практический конгресс «Городская среда – ХХI век»" (Киев – 2014 г.); "Актуальные проблемы теории и истории искусства: VI Международная научная конференции МГУ–СПбГУ" (2015г.); "Фундаментальные и прикладные науки сегодня: VII международная научно-практическая конференция" (С.Чарлестон, США, 2015 г).

Участие в международных научных мероприятиях таких как: XVI Международный Конгресс TICCIH в Лилле "Индустриальное наследие в XXI веке. Новый вызов" (2015 г.), Московском культурном форуме в ЦВЗ «Манеж»

(2016г.) и семинаре «Стратегии городского наследия» Международной выставки по сохранению, реставрации, использованию и популяризации культурного наследия «Denkmal» (2015 г.) - позволило получить наиболее актуальное представление о состоянии проблемы в мире, а также сравнить и обсудить различия и характерные черты отечественной и зарубежной практик в интерактивном формате.

В рамках преподавательской и учебно-методической работы на кафедре МАРХИ «Архитектура промышленных сооружений» автором были использованы выводы и результаты данного исследования при разработке дипломного проекта (Караваева К.В. «Проект реконструкции автобусного гаража арх. Мельникова К.С.» 2015 г.) и магистерской диссертации (Леонтьева А.М. «Текстильный комбинат в г.Кайсери, Турция. Историкокультурное исследование» 2014 – 2016 г.).

Применение установленного алгоритма конверсии ОПН было продемонстрировано на примере конверсии одного из объектов исследования – «Трёхгорная мануфактура». Концепция конверсии Трёхгорной мануфактуры была разработана автором в рамках данного научного исследования на кафедре «Архитектуры промышленных сооружений» Московского архитектурного института (Государственная академия). Авторская концепция конверсии имеет показательный характер, так как содержит в себе объекты промышленного наследия всех трёх статусов. В рамках принятых архитектурных сценариев конверсии были определены регламенты воздействия на объекты промышленного наследия мануфактуры на различных уровнях применения.

Действенность данного подхода к конверсии ОПН была продемонстрирована в сравнении изображений «до» и «после» применения концепции архитектурных сценариев конверсии.

Структура диссертации. Диссертация состоит из двух томов. Первый том, общим объёмом 142 страницы, включает в себя введение, три главы и заключение, библиографический список (139 наименований). Во втором томе содержатся приложения (39 таблиц), графические рисунки (56 иллюстраций) и акт о внедрении.

ГЛАВА 1. ОТ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ АРХЕОЛОГИИ К

ПРОМЫШЛЕННОМУ НАСЛЕДИЮ

–  –  –

"Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего" - известное высказывание М.В. Ломоносова, очень точно отражает суть и значение сохранения наследия для будущих поколений. Память о наиболее ценных достижениях материальной и духовной культуры человечества получила название «культурное наследие». По свидетельству Ю. Йокилехто, обобщенное понятие "культурное наследие" впервые появилось Франции в конце XVIII века [113, с.8].

Генезис индустриального наследия систематизирован по времени, значимости и взаимосвязи организаций в таблице 1 (Том 2, с.8).

Первые меры по сохранению важных исторических объектов на государственном уровне в Европе были приняты во второй половине XIX века. В 1877 году Уильям Моррис, видный деятель искусства в Англии, основывает "Общество защиты старинных зданий", где в одном из своих манифестов издает следующую директиву: "необходимо сохранить все, что художественно, живописно, существенно, что создано в прошлые века и имеет исторический интерес"[48, с.404]. Пять лет спустя, в 1882 году, Парламент Англии принял постановление о защите памятников на законодательном уровне.

Наиболее важными событиями, предвосхитившими создание единых международных правил и рекомендаций по защите и сохранению объектов культурного наследия, стали:

- 1874 г., международная конференция в Брюсселе с участием Императора Всероссийского Александра II, посвященная вопросам сохранения исторических зданий и мест, находящихся в зоне вооруженных конфликтов;

г., конференция в Афинах, организованная Международным

-1931 управлением музеями, и, посвященная вопросам реставрации древних памятников;

- 1933 г., конференция в Афинах в рамках Международного Конгресса современной архитектуры (CIAM), где выносились на обсуждение проблемы и стратегии городского планирования, связанные с сохранением сложившейся исторической застройки.

Во второй половине XX века, после двух мировых войн и подъёма современного искусства, архитектуры и градостроительства, произошла истинная революция в коллективном и научном сознании по отношению к национальному и мировому культурному наследию. Во многом благодаря таким крупным международным организациям как UNESCO (Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры) [138], ICOMOS (Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест) [124] и другие, были сформулированы обширные доктрины по консервации наследия, применяемые во всем мире. В силу национальных правовых особенностей подобные документы претерпевали адаптацию к местным условиям, однако, базовые принципы, изложенные в доктринах, остаются до сих пор неизменными во всех странах.

Объекты, занесенные в Список Всемирного наследия Юнеско, разделены на следующие группы: памятники, исторические парки, места археологических раскопок, ансамбли и комплексы, исторические места, исторические центры, исторические города, современные архитектурные памятники, городской исторический ландшафт, пейзаж, культурный ландшафт, нематериальное культурное наследие, фольклор [113, с.12-20].

Категории «Ансамбли, комплексы и строения» включает несколько подкатегорий в зависимости от функционального назначения объекта. Одним из таких подразделов международным научным сообществом было признано индустриальное наследие.

К "индустриальное наследие" относятся объекты эпохи индустриализации, представляющие архитектурную, культурную и научную ценность. Объекты, выраженные материально, включают исторические промышленные предприятия, технологическое оборудование, шахты, склады, места переработки первичного сырья, транспортные сооружения, производственная инфраструктура, документы и т.д. К нематериальным объектам относятся процессы, которые связанны с индустриализацией: технологии производства, деятельность по организации работы, а также сложные социальные, исторические и культурные аспекты, отражающие условия, в которых формировалась жизнь общества. Подобные тонкие нематериальные элементы могут проявляться в виде искусства, традиций или социальной памяти [122]. На рисунке 1 (Том 2, с.9) обозначены объекты индустриального наследия на мировой карте, признанные организацией ICOMOS.

В период промышленной революции, с возникновением новых технологий, появился новый тип зданий, не существовавший прежде. Промышленная архитектура этого периода обладала собственными характерными чертами в облике сооружений, уникальным объемно-пространственном построением зданий, а также конструктивными решениями. В этой связи в целях исследования вводится понятие «промышленное наследие», выраженное в промышленных зданиях, сооружениях, комплексах и их территории. В таблице 2 (Том 2, с.10) продемонстрированы типы индустриального наследия и выделены типы промышленного наследия, являющегося частью индустриального.

Процесс выявления и изучения объектов индустриального наследия получил название «индустриальная археология». Данный термин был впервые введен в 1955 году профессором Дональдом Дадли из Бирмингемского университета и касался археологических раскопок в Бельгии. Необычность и парадоксальность термина, привлекли внимание британскиого ученого Р.А. Букенона, использовавшего его в отношении памятников архитектуры промышленного назначения.

Индустриальная археология - область научной деятельности по изучению и сохранению всего, что связано с эпохой индустриального общества.

М.С. Штиглиц, доктор архитектуры, утверждает, что основная задача этого нового направления - «удержать в исторической памяти исчезающие следы промышленной эпохи, так ярко проявившиеся в облике городов и так слабо отраженные в сознании современников»[95 с.18890].

Распространение индустриальной археологии по всему миру началось с Великобритании в 1950-ых годах. Сегодня существует порядка 20 организаций мирового значения, специализирующихся на изучении и сохранении индустриального наследия. Самыми крупными из них являются AIA (Ассоциация индустриальной археологии, Великобритания), SIA (Общество индустриальной археологии, США) и TICCIH (Международный комитет по сохранению индустриального наследия).

В июле 2003 года состоялась конференция под руководством TICCIH в Нижнем Тагиле, в России, в результате которой была принята «Нижнетагильская Хартия» об индустриальном наследии. Именно тогда впервые в научный оборот был введен новый термин – «индустриальное наследие». В основе данного документа лежит постулат о важности изучения материальных и нематериальных проявлений промышленной революции, которые имеют принципиальное значение, а также необходимости информирования общественности о смысле и исключительности индустриального наследия. В «Нижнетагильской Хартии»

также говорится, что самые значительные и характерные объекты должны бытьвыявлены, защищены и сохранены в соответствии с «Венецианской Хартией» 6 [116].

После окончания Второй мировой войны вопрос о восстановлении и сохранении культурного достояния приобрел общечеловеческий масштаб. Так, в 1945 году в Лондоне было создано учреждение Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры - ЮНЕСКО (UNESCO), а в 1946 году в Париже - ИКОМ (ICOM) - Международный совет музеев, консультирующий ЮНЕСКО по вопросам хранения, развития и взаимодействия между обществом и культурным достоянием. Позже, в 1956 году, ЮНЕСКО создало Международный исследовательский центр по сохранению и реставрации культурных ценностей - ICCROM.

В ноябре 2011 года состоялась еще одна совместная конференция TICCIHICOMOS – 17-я Международная Ассамблея в Париже, на которой были сформулированы «Дублинские принципы» сохранения индустриального наследия в виде территорий, ландшафта, участков, объектов и конструкций.

Документ включает 14 положений для проведения корректного составления документации, В 1964 году в Венеции состоялся второй Международный конгресс архитекторов и специалистов в области сохранения исторических зданий. По итогам этого съезда была создана «Венецианская Хартия», и был основан ИКОМОС (ICOMOS) - Международный совет по охране памятников и исторических мест. ИКОМОС является официальным консультантом ЮНЕСКО по внесению объектов в «Список всемирного наследия» (WHL – World Heritage List). Результатом данного съезда стала «Венецианская Хартия по вопросам сохранения и реставрации памятников и достопримечательных мест», международный документ определивший стандарты и ключевые направления в области сохранения исторических архитектурных объектов. В свою очередь, TICCIH (Международный комитет по сохранению индустриального наследия, основан в 1973г.) [134] консультирует ICOMOS по вопросам индустриального наследия.

Как сказал Раймонд Лемайр, секретарь комиссии по подготовке Венецианской Хартии, которая была заложена в основу всех последующих хартий: «Хартии периодичны. Они направлены на то, чтобы направлять действия. Однако они никогда не содержат больше того минимума, на который согласилось большинство. Только в исключительных случаях они покрывают все области проблем, на которые направлены. Это случай Венецианской хартии».

Также после Международного конгресса в Венеции в 1965 году в Нью-Йорке был основан Всемирный фонд памятников (WMF), частная негосударственная международная организация по сохранению исторического и культурного наследия. На сегодняшний день, WMF насчитывает около 600 проектов по сохранению в 90 странах мира. Каждые два года фонд публикует списки объектов, находящиеся в зоне риска (WMF Watch list), в последний из которых вошёл и российский объект индустриального наследия - Шуховская башня в Москве [6, 133].

Вышеперечисленные организации также можно разделить на два вида: межправительственные (UNESCO, ICCROM и др.) и неправительственные (ICOMOS, ICOM, TICCIH, DOCOMOMO, SIA, AIA и др.). Межправительственные организации имеют непосредственную связь с местными органами власти, вследствие чего, документы, составленные членами этих организаций, имеют юридическую силу.

Неправительственные организации состоят из отдельных профессионалов или специализированных ассоциаций. Ввиду данной особенности, доктрины, хартии, декларации и прокламации этих организаций не требуют официального засвидетельствования и носят скорее рекомендательный характер, однако имеющие высокое профессиональное признание во всём цивилизованном мире.

охране, консервации и укреплении смысла и содержания индустриального наследия, как общественного достояния по всему миру. Уточнив определения терминов «индустриальное наследие» и «места индустриального наследия», TICCIH-ICOMOS в «Дублинских принципах» развивают аспект значимости междисциплинарного подхода в изучении объектов, их интеграции в списки и реестры, градации мер по защите и сохранению индустриального наследия в зависимости от перечня факторов, влияющих на адаптацию к новой функции.

Поскольку все последующие международные документы дополняют и уточняют предыдущие, наибольшую значимость для исследования имеет последняя – «Дублинские принципы».

Первый раздел принципов освещает вопросы идентификации и документирования сооружений индустриального наследия, ландшафтов, территорий и мест. Прерогатива промышленной археологии - установить ценность индустриального наследия и зафиксировать навыки и знания человечества, связанные с производственными процессами и жизнью рабочих.

Основой сохранения памятников архитектурной и инженерной мысли является корректная документация с проведением точной фиксации всех деталей и нюансов. Документирование объектов индустриального наследия с позиции разных дисциплин позволяет создавать обширные каталоги сооружений по категориям, фиксируя особенности их исторического развития, технологические и социально-экономические аспекты ушедшей эпохи. Сбор подобной информации даёт возможность сравнить региональную архитектурную практику с мировой, а также просветить общественность в вопросах сохранения существующего индустриального наследия.

Второй раздел посвящен вопросам эффективности защиты и сохранения.

Мероприятия по сохранению должны быть согласованы со всеми процессами, в том числе политическими, административными и правовыми, а также должны быть созданы особые правила для корпораций, инвестиций, проведения сделок или охране интеллектуальной собственности (патенты, стандарты) по отношению к промышленной деятельности. Данные регламенты имеют огромное значение, так как они позволяют сохранить выявленный объект в период между его обнаружением и документированием. Особого внимания требуют те промышленные сооружения, в которых еще протекают производственные процессы, в силу того, что приостановка эксплуатации объекта может привести к потере его физической и экономической устойчивости. При выведении производств, как правило, в первую очередь демонтажу подлежит техническое оборудование, которые являются частью исторического места. Введение правовых и административных механизмов позволяет местным властям быстро реагировать на остановку работы объекта индустриального наследия, что позволяет прибегнуть к мерам защиты и сохранения незамедлительно.

Третий раздел посвящен аспектам поддержания объектов промышленного наследия и их консервации. Дублинские принципы предполагают, что дальнейшее использование объекта может принять форму музеефикации или альтернативного использования в форме адаптации. Международные организации TICCIH и ICOMOS акцентируют внимание на том, что физическое вмешательство в сооружения должно носить обратимый характер. Таким образом, все элементы, подлежащие демонтажу, должны быть исчерпывающе документированы (в том числе и устные/письменные истории людей, связанных с рабочими процессами), а снос и перемещение построек возможен только в исключительных случаях в силу непреодолимых социальных и экономических нужд.

Темой четвертого раздела является информирование общественности, подготовка специализированных кадров и проведение исследований. Безусловно, важным средством для успешного сохранения является общественное и корпоративное информирование. Более того, в процессах, связанных с изучением индустриального наследия, заложен образовательный подтекст, поскольку в этих объектах заключены изобретательность талантов и особенности технологий, прошедших сквозь историю. Дублинские принципы указывают на то, что необходимо уделять больше внимания развитию веб-сайтов, выставок, культурных центров, экскурсий и развитию промышленного туризма.

Таким образом, в четырёх разделах документа были зафиксированы ключевые стадии процесса преобразования ценных объектов индустриального наследия в памятники промышленной архитектуры.

Один из наиболее сложных вопросов, связанных с сохранением культурного наследия, заключается в проведении своевременного и качественного документирования исторических объектов.

С этой целью в 1988 году в Голландии была создана некоммерческая Международная рабочая группа по документации и консервации зданий, достопримечательных мест и объектов градостроительства Современного движения DOCOMOMO [135]. Деятельность специалистов данной организации связана с защитой, изучением и сохранением архитектурного и градостроительного наследия. Сегодня DOCOMOMO сотрудничает с ЮНЕСКО [138] и является международной ассоциацией с более чем 2300 индивидуальными членами и 53 национальными отделениями по всему миру, в том числе и в России.

1.2 Конверсия промышленного наследия. Современная практика

Глобальные макроэкономические процессы, протекающие в настоящее время, привели к деиндустриализации в технологически развитых странах. Как следствие, многие объекты индустриального наследия утратили своё первоначальное назначение и оказались перед угрозой полного исчезновения. В сложившейся ситуации широкий масштаб приобрели разнообразные приёмы конверсии исторических промышленных зданий, территорий и сооружений, адаптации их к новым функциям и современным требованиям.

Конверсия производственных объектов, особенно имеющих историческую ценность, является одной из основных современных тенденций в области строительства, включающая в себя целый спектр приёмов преобразования объектов от сохранения, к примеру музеефикации, до сноса и расчистки территории промышленной зоны города [85]. В мировой практике конверсии промышленной застройки можно выделить два направления действий. В первом случае затрагивается прежде всего функциональное назначение объекта, а во втором действия направлены на изменения архитектурно-пространственного характера (Том 2, с.11, таблица 3).

Изменение функционального назначения объекта включает следующие действия:

- Реорганизация, адаптивное использование (adaptive reuse), приспособление, перепрофилирование, переориентация - (от лат. organon, орудие; от лат. re… — возобновление; дословно: переустройство) обобщенный термин, характеризующий деятельность по смене функционального использования архитектурных объектов. Данные термины не уточняет степень вмешательства по отношению к объектам или территории..

Ревитализация, реабилитация (от лат. rehabilitate, восстановление,

- от лат. re… — возобновление и vita — жизнь; дословно: возвращение жизни) Понятие, используемое для описания процессов по возвращению к жизни архитектурных объектов, подверженных неполноценному или неэффективному использованию.

Редевелопмент (от англ. re- и development повторное развитие)–

- обобщенный термин, характеризующий комплексную перестройку территории, комплекса или сооружения, подчиненную выбранной стратегии развития.

- Реновация (от лат. renovatio - обновление - возобновление) – изменение архитектурных сооружений в виде частичного или полного обновления прежней функции или назначения.

- Музеефикация - действия по отношению к объекту направленные на сохранение его архитектурно-художественной уникальности путём смены прежней функции на музейную.

Изменения архитектурно-пространственного характера объекта:

- Руинирование (от нем. ruinieren - превращение в руины) – сохранение архитектурных объектов, пришедших в упадок под влиянием внешней агрессивной среды в отсутствии эксплуатации или должного поддержания состояния сооружения.

- Консервация - (лат. conservatio, сохранение) — действия, направленные на долгосрочное сохранение аутентичности объекта, в том числе с сохранением его прежнего функционального назначения.

- Реставрация (лат. restavratio — восстановление) — процесс восстановления и подновления подлинных древних частей памятника архитектуры с учётом его исторического прошлого и аутентичности, без внесения новшеств или изменений.

- Модернизация (от франц. modernisation, от moderne — новейший, современный) - усовершенствование существующего объекта за счёт обновления технологического и инженерного оборудования.

- Реконструкция (от re- и лат. constructio - повторное построение) - действия, направленные на изменение технических показателей сооружения для повышения его эффективности.

- Регенерация (от лат. regeneratio — возрождение) - действия направленные на восстановление утраченной части здания или всего здания с целью его точного воссоздания.

- Фасадизм (от франц. faade, изнач. от итал. faccia - лицо) - приём, сохранения главного фасада исторического здания и полный демонтаж остальной части строительного объёма с целью последующего замещения на новый.

- Новое строительство в габаритах исторического сооружения - возведение нового капитального строения вместо существующего.

- Новое строительство на территории исторического объекта.

Для систематизации примеров международного опыта конверсии индустриального наследия предложена градация проектов по степени сохранности сооружений в результате проведенной конверсии. Градация имеет шесть уровней, четыре из которых относятся к внешнему облику и внутреннему пространству сооружений, а два других к территории промышленных комплексов (Том 2, с.12, таблица 4).

К первому уровню «Полное сохранение внешнего облика и интерьера» относятся проекты, в которых была выбрана стратегия сохранения подлинных архитектурных и производственных элементов. Конверсия данного типа достигается применением таких приёмов как руинирование, консервация, музеефикация, реставрация.

Музейный комплекс Шпайхерштадт в Гамбурге (Том 2, с.13, рисунок 2) является одним из самых ярких примеров, когда индустриальное наследие в виде портовых складов сохранило свой первоначальный облик. Несколько кварталов из многоэтажных краснокирпичных складских зданий, общей площадью 300 000 кв.м. были возведены на сваях, и окружены каналами, что позволило осуществлять доставку грузов прямо по воде. Введение строгих регламентов по эксплуатации уникальной исторической застройки позволило сохранить исторический облик построек, а отсутствие автомобилей - воссоздать дух того времени.

Другой удачный пример проведенной конверсии, где ориентир был взят на сохранение историчности индустриального наследия, – LX Factory в Португалии (Том 2, с.14, рисунок 3). Корпуса бывшей текстильной фабрики сегодня стали точкой притяжения для молодого поколения. Культурные центры, магазины, кафе и бары были тактично интегрированы в бывшие промышленные пространства.

Несмотря на то, что фасады корпусов не подлежали тщательной реставрации, успех данного проекта заключается в выявлении нематериальных и социокультурных аспектов, вовлекающих посетителей в историю места.

В США в Филадельфии было сохранено предприятие по сборке и ремонту судов, построенного в 1868 году (Том 2, с.15, рисунок 4). До начала работ по реконструкции было зафиксировано, что 187 сооружений, общей площадью 285 000 кв.м., находятся в заброшенном состоянии. В 2006 году была завершены работы по приспособлению корпусов под корпоративный кампус компании Urban Outfitters. Несмотря на внедрение совершенно иной от первоначальной функции, архитектором удалось добиться максимальной сохранности фасадов здания и интерпретировать сложившиеся интерьеры сохранив духа места.

Пример качественной конверсии в Эстонии, в Таллине, связан с индустриальным наследием несколько иного характера – с бывшими ангарами для гидросамолетов (Том 2, с.16, рисунок 5). Большепролётные сводчатые бетонные конструкции были построены в начале XX века. В рамках прошедшей конверсии объект был полностью восстановлен снаружи, а внутри был размещен музей, связанный с историей места, Морской музей. Особенность

– приспособления внутреннего пространства в том, что действия носят обратимый характер, не нарушая подлинности постройки. Свободное расположение объектов в ангаре позволило выявить пространство с мощными сферическими конструкциями потолка, делая объект индустриального наследия главным аттрактором музея.

Однако, существуют примеры с высокой степенью сохранности экстерьера и интерьера, но противоположенные вышеописанным, где проводились масштабные работы по реконструкции. К таким можно отнести ситценабивную фабрику Коншиных «Старая мыза» (Том 2, с.17, рисунок 6). Мощный промышленный комплекс занимал лидирующие позиции на рынке текстиля, но с 2008 года и по сей день он переживает процесс руинирования, став индустриальным парком под открытом небом.

Ко второму уровню «Преимущественное сохранение внешнего облика»

отнесены проекты, в которых интерьерные пространства были значительно изменены, утратив свою подлинность. Данный подход описывают следующие термины: консервация, реставрация, модернизация, реконструкция, регенерация, реновация.

Проект по адаптивному использованию крупной текстильной фабрики в Гуанчжоу в Китае получил название Xintiandi factory (Том 2, с.18, рисунок 7).

Данный проект является хорошим примером того, как могут быть ревитализированы промышленные объекты с типовыми большепролетными конструкциями из бетона. Фасады не стали облицовывать современными навесными системами, вместо этого авторы проекта сделали ставку на историческое прошлое строения, сохранив первоначальный облик. В планировочном решении частично сохранено большое открытое пространство, в котором авторы расположили артефакты, свидетельствующие о производственном процессе (фрагменты инженерного и технологического оборудования). Данное пространство имеет скорее характер центрального атриума, откуда расходятся транспортные коммуникации в зоны с небольшими помещениями.

Другой проект Stone art gallery («галерея искусств из камня») в Гуанчжоу был реализован в 2013 году (Том 2, с.19, рисунок 8). Авторы проекта, O-office architects, подошли к вопросу реставрации фасадов с особой тонкостью. Ими было принято решение не проводить восстановление первоначального облика фабрики, а наоборот – зафиксировать состояние фасадов на момент, когда она была заброшена. При таком подходе посетителям открывается история не только былого величия производства, но и его упадка, обостряя чувство риска утраты объекта индустриального наследия. Лаконичное и смелое использование современных отделочных материалов в интерьере на контрасте выделяет подлинные детали объекта.

При конверсии бывшего порохового завода в Великобритании фасады здания были полностью отреставрированы (Том 2, с.20, рисунок 9). Изумительная интеграция шедовых фонарей в пластику фасада подтверждает высокий уровень строительного мастерства и прогрессивность архитектурной мысли того времени.

При адаптации внутреннего пространства под офисные помещения архитекторы решили использовать преимущества верхнего света, что позволило сохранить часть подкранных балок вместе с передвижными механизмами. Данные детали, свидетельствующие о подлинности производственного помещения, обогатили интерьер офиса. Многоуровневое решение помостов, на которых размещаются рабочие места сотрудников, не отвечает исходной планировке, однако, сохраняет ощущение цеха.

В 2006 году была завершена конверсия крупной текстильной фабрики в городе Лодзь в Польше (Том 2, с.21, рисунок 10). Многофункциональный центр «Мануфактура» площадью в 110 000 кв.м. был размещен на территории фабрики, размером почти в 30 гектаров. Исторические фасады краснокирпичных корпусов подлежали полной реставрации без добавления дополнительных объемов в виде пристроек или настроек. Разнообразное функциональное наполнением (музеи, гостиницы, бары, рестораны, торговые и офисные помещения) столь значительной площади потребовало применения широкого спектра интерьерных решений, что привело к утрате подлинности внутренних пространств.

«Сохранение объекта при ограниченном К третьему уровню вмешательстве» относятся примеры, где строения подверглись частичной перестройке как в экстерьере, так и в интерьере. Конверсию такого рода описывают следующие термины: модернизация, реконструкция, регенерация.

Одним из самых знаковых проектов в области конверсии индустриального наследия, безусловно, считается адаптация бывшей электростанции в музей современного искусства Tate Modern в Лондоне, в Англии (Том 2, с.22, рисунок 11). Проведя комплексную реконструкцию электростанции, архитектурному бюро Herzog & de Meuron действительно удалось создать икону периода индустриализации. В ходе реализации данного проекта была проведена реставрация фасадов и интерьеров, сохранены уникальные образцы технологического оборудования и внедрены новые элементы, обеспечивающие эксплуатацию здания в современных условиях. Одним из таких элементов стала двухэтажная стеклянная надстройка по всей ширине строения со стороны фасада, обращенного к реке. Сочетание лапидарных форм глухих кирпичных плоскостей с лёгкой стеклянной конструкцией создает эффектный контраст, подчеркивающий более чем вековую историю объекта индустриального наследия. Труба электростанции, являющаяся доминантной точкой в округе, была превращена в смотровую площадку с панорамным обзором. Проведенные мероприятия по приспособлению сооружения сказались на подлинности объекта, однако, степень утраты является несущественной - все уникальные элементы и характер промышленного наследия сохранены. Данный пример показывает возможность поиска компромиссного решения, в результате которого и использование сооружения выходит на качественно новый уровень.

Проект Fahle house в Таллине, Эстония, спроектированной известным архитектором Erich Jacoby, демонстрирует возможность адаптации бывшей бумажно-целлюлозной фабрики со значительным увеличением габаритов за счёт надстройки исторического объёма (Том 2, с.23, рисунок 12). В данном проекте была сконструирована шестиэтажная стеклянная надстройка по всей площади исторического здания. Для сохранения подлинности фабрики была поставлена задача по обратимости реконструктивных действий, то есть, при необходимости, демонтаж новой конструкции будет являться безболезненным для исторического здания. Внутреннее пространство было подчинено новой функции.

При проектировании коворкинга в пространстве бывшей хлопчатобумажной фабрики в Данкерке во Франции были созданы пристройки и легкие конструкции, объединяющие строения (Том 2, с.24, рисунок 13).

Пристройки выполнены в иных материалах и современном стиле, что выделяет индустриальное наследие. Внутреннее пространство было принципиально изменено – разделено на небольшие помещения с устройством полноценного второго уровня в бывших производственных цехах. В целом это привело к утрате подлинности постройки и потере ментальной связи с историей здания.

В 2012 году закончилась реконструкция вокзала King’s Cross в Лондоне, Англии (Том 2, с.25, рисунок 14). В условиях современного пассажиропотока требовалось увеличение площади железнодорожного вокзала. Архитекторы бюро John McAslan + Partners создали пространственную конструкцию, перекрывшую внутренний двор перед историческим зданием без применения промежуточных опор. Несмотря на то, что было произведено вторжение в общую объёмнопространственную композицию, беспрепятственной обзор памятника архитектуры и автономность пространственной конструкции, не имеющей опоры на существующее здание вокзала, позволили в значительной степени сохранить первоначальный облик исторического здания.

Другой проект в Польше, в Гливисе, демонстрирует возможности качественного сочетания исторической промышленной застройки (бывшее зернохранилище) и новых объемов (Том 2, с.26, рисунок 15). Безусловно, при вмешательстве в историческую застройку её подлинность частично снижается, однако стоит отметить успех данного компромиссного решения. В новых строениях в отделке был использован металл, схожий по цвету с красным кирпичом. Внутри объёмов были размещены вертикальные инженерные и транспортные коммуникации, необходимые в XXI веке. В результате комплексного подхода была сохранена подлинность внутренней структуры здания и чётко отделено индустриальное наследие от современной постройки.

К проектам четвертого уровня «Сохранение объекта при значительном вмешательстве» отнесены исторические промышленные постройки, подвергшиеся сильному изменению при адаптации. К терминам, описывающим конверсию такого рода, относятся: модернизация, реконструкция, фасадизм, новое строительство.

Архитектор Ренцо Пьяно разместил концертный зал Никколо Паганини в здании бывшей сахарной фабрики (Том 2, с.27, рисунок 16). Всемирно известный архитектор прибег к экспрессивному и выразительному архитектурному приёму, когда демонтажу подлежало всё внутреннее наполнение здания, в том числе и межэтажные перекрытия. Оставшийся остов здания, в виде двух продольных несущих стен и кровли, подвергся тотальному переоборудованию в связи с новой функцией. Стена с пустыми оконными проёмами, напоминающая акведук, воспринимается самостоятельным элементом.

В Торонто, в Канаде, при модернизации небольшого промышленного комплекса в торговый центр (Shops of summerhill) были проведены мероприятия по замене несущих стен на панорамное витринное остекление (Том 2, с.28, рисунок 17). Так, тяжеловесные индустриальные постройки потеряли логику фасадного построения, что значительно повлияло на восприятие исторического объекта. К одному из зданий был применен архитектурный приём «фасадизм», при котором был демонтирован весь объём здания, за исключением главного фасада, которые впоследствии был достроен и надстроен. В результате вмешательства исторические здания в значительной степени утратили свою ценность.

Для создания нового гостиничного комплекса в Белграде, Сербия, были выбраны несколько промышленных фабричных корпусов (Том 2, с.29, рисунок 18). Однако, в силу принципиальной иной функции планировочная структура была в корне изменена: созданы многоуровневые фойе и лобби, внедрены лестнично-лифтовые узлы и дополнительные пути эвакуации, пространство разбито на гостиничные номера. В результате проведенной конверсии исторические здания сохранили лишь свои фасады. Один из корпусов был взят в качестве базового этажа для нового объема многоэтажной башни гостиницы. В результате максимального приспособления существующего пространства под новую гостиничную функцию, подлинность объекта индустриального наследия была в значительной степени утрачена.

Архитектурное бюро Tzannes предприняло смелые шаги в проекте конверсии бывшего пивоваренного завода в Сиднее, Австралии (Том 2, с.30, рисунок 19). Одной из основных задач, которые были поставлены в этом проекте, стало привлечение внимания общественности к проблеме сохранения индустриального наследия и популяризации его культурной значимости.

Архитекторам удалось сохранить отпечаток времени, не подвергая реставрации историческое здание. Интересно то, что даже заполнение оконных проёмов осталось без изменений, вплоть до выбитых стёкол, а на кирпичных стенах остались следы отделки и подтеков, различные по цвету и фактуре. Смелость проекта заключается в том, что одна из торцевых стен была демонтирована с целью раскрытия широкому обозрению металлические конструкции внутри здания. Таким образом, масштаб и мощь промышленного сооружения, подчиненного сложному технологическому процессу, некогда в нём протекавшем, предстали перед взором зрителя. Резервуары, расположенные на крыше сооружения, были покрыты лёгкой металлической конструкцией, что стало символом данного места. В данном проекте был также использован необычный приём для популяризации индустриального наследия – в вечернее время внимание публики было привлечено к фасадам здания, на которые проецировалось световое представление. Поскольку одна из стен здания была снесена и применены современные облицовочные материалы, можно считать, что подлинность завода была в значительной степени утрачена. Но стоит заметить, что экспрессия выбранных архитектурных приёмов обострила проблему исчезновения индустриального наследия в общественном сознании.

По проекту Studio Gang планировалось превратить электростанцию Blackhawk в Белуа, США, в студенческий кампус (Том 2, с.31, рисунок 20).

Несмотря на то, что новое функциональное использование оптимально отвечает внушительным по размеру пространствам электростанции, общее впечатление от проекта не имеет связи с индустриальным наследием. Значительное внедрение новых объёмов в общую объёмно-пространственную композицию электростанции, изменение отделочных материалов фасадов в духе современной архитектуры привело к утрате узнаваемости сооружения. Несмотря на фактическое сохранение основных объёмов сооружения, облик комплекса подвергся настолько сильному изменению, что привело к утрате подлинности в значительной степени.

В пятом уровне «Частичное сохранение целостности комплекса»

объединены проекты производственных комплекса, с включением элементов нового строительства. Конверсию подобного рода описывают следующие термины: редевелопмент, ревитализация, новое строительство в прежних габаритах, фасадизм.

Одним из самых знаковых проектов последнего времени является проект трансформации текстильной фабрики в культурный центр PRADA (Том 2, с.32, рисунок 21). Проект был разработан в бюро всемирно известного архитектора Рема Колхаса. Данный проект обладает рядом особенностей, определивших основу процесса проведенной конверсии. Некоторые исторические промышленные сооружения подверглись смелому колористическому решению.

Так, один из корпусов был покрашен в золотой цвет, что стало главным аттрактором центра. Несмотря на то, что данное цветовое решение не является подлинным, оно легко обратимо. Такое компромиссное решение, в данном случае, сыграло значимую роль для популяризации индустриального наследия.

Помимо этого, на территории фабрики также были возведены новые объёмы, характер и отделка которых не соотносится с историческими зданиями. В итоге, подлинность пространственных взаимосвязей между корпусами была нарушена.

Более компактное в объёме зернохранилище в Баркинге, Анлигия, было дополнено новыми постройками с целью создания многофункционального комплекса (Том 2, с.33, рисунок 22). Новые пристроенные корпуса выполнены на контрасте в современных материалах. Интерес данного проекта заключается в неожиданно органичном сочетании объёмного построения нового строения с исторической частью. Новое здание не копирует, а интерпретирует пропорции существующего, создавая гармоничную и тонкую перекличку элементов в пространстве. Безусловно, подлинность первоначального комплекса была нарушена, но стоит отметить продуманность и органичность разработанного решения. В результате игры новых и старых объёмов, индустриальное наследие получило переосмысление.

В 2015 году в Лезно, в Польше, была закончена реконструкция комплекса строений сельскохозяйственного назначения со сменой функции на оздоровительный центр (Том 2, с.34, рисунок 23). В рамках данного проекта историческая застройка была надстроена, перестроена, а также в непосредственной близости были возведены новые корпуса. Новые элементы отличает активная пластика фасада, в том числе и надстроенных частей, что выглядит несколько претенциозно по отношению к исторической застройке.

Укрупненная пластика декора и сбитая высотность новых частей делает данный дисбаланс ещё заметнее. В результате конверсии, историческая часть комплекса потеряла свою главенствующую роль, став лишь дополнением к новой застройке, что привело к утрате комплексности в значительной степени.

На острове Мурано в Венецианской лагуне в Италии в 2015 году был реализован проект по переоборудованию бывших фабричных корпусов под жилой комплекс (Том 2, с.35, рисунок 24). Сложность генерального плана хорошо сохранившегося исторического города в сочетании с жёсткими регламентами по высоте привели к необходимости создания новых корпусов на бывшей промышленной территории. Расположение новых строений было подчинено диагональной планировочной структуре комплекса, что позволяет воспринимать новую и существующие части, как единое целое. Архитектурная задача, достигнутая в данном проекте, заключалась в создании современных зданий, отличных от исторической застройки по стилистике, но гармонирующей с ней по масштабу и цветовому решению. Компактная группа из нескольких жилых модулей полностью ответила этим задачам. Новая застройка не выглядит чужеродной на данной территории и органично вписалась в сложившийся индустриальный комплекс. Отсутствие реставрации кирпичной кладки промышленных зданий повышает качество восприятия исторического места.

В ходе редевелопмента угольной шахты в Катовице, Польша, в музейный городок было получено 25 000 кв.м. (Том 2, с.36, рисунок 25). Специфика производства по добыче угля заключается в том, что преимущественное количество площадей находится под землей. Лишь несколько краснокирпичных корпусов с высоким уровнем деталировки и высокие металлические вышки свидетельствуют об индустриальном прошлом данной территории. Перед архитекторами стояла непростая задача передать дух того времени, особенность места, и при этом разместить необходимые пространства, требуемые для ревитализации территории под новую функцию. Задача была решена путём размещения групп лапидарных полупрозрачных стеклянных объемов. Визуальная хрупкость новых строений свидетельствует о временности и обратимости сооружений на контрасте с массивными и грандиозными существующими объектами индустриального наследия. Несмотря на то, что целостность исторического комплекса была нарушена, данный пример демонстрирует тактичный подход по отношению к сохранению и выявлению индустриального наследия.

При решении задачи нового использования одноэтажных складов в Уше, во Франции, было решено создать несколько новых отдельностоящих объёмов цирка на бывшей промышленной территории (Том 2, с.37, рисунок 26). В ходе конверсии между историческим зданиям были размещены легкие конструкции, делающие передвижение людей по территории более комфортным и интересным.

В целом, объемно-пространственная композиция комплекса была нарушена, но подлинность самих зданий затронута в меньшей степени.

К шестому уровню «Полная утрата комплекса. Новое строительство»

отнесены проекты новых сооружений на месте бывших промзон. В процессе конверсии объекты индустриального наследия были полностью утрачены.

В отечественной практике таким примером стала ликвидация автомобильного завода «ЗИЛ» в Москве (Том 2, с.38, рисунок 27). Становление завода, основанного в 1916 году крупными московскими промышленником Рябушинским и Кузнецовым. относится к первой половине XX столетия. В 2011 году производство автомобилей на заводе было прекращено.. В процессе редевелопмента промышленной территории было утверждено несколько проектов, в результате которых на территории в 300га (самый крупный промышленный участок в городе Москве) появится массив жилого микрорайона на 30 тысяч человек, технопарк, ледовый дворец, торговые и офисные здания.

Изначально в проекте планировалось сохранить производственную функцию на территории в 50га, но в ходе внесенных изменений, она была исключена. В 2015 году здания и сооружения на территории бывшего завода подлежали демонтажу.

Завершение реализации проекта планируется в 2020 году.

Аналогичная ситуация сложилась вокруг крупного московского завода «Серп и Молот», просуществовавшего до 2011 года (Том 2, с.39, рисунок 28).

Металлургический завод был основан в 1886 году известным французским предпринимателем Юлием Гужоном. По результатам международного конкурса на развитие территории завода был утвержден проект по строительству жилого комплекса. Проект предусматривает проведение полного демонтажа производственных построек и рекультивацию земельного слоя. В течение 2015годов был организован снос всех заводских строений. Начало ввода в эксплуатацию первой очереди строительства – 2019 год.

В мировой практике также встречаются примеры тотальной перестройки бывших промышленных зон. Так, в Гамбурге появился известный район Хафенсити, расположенный в портовой части города (Том 2, с.40, рисунок 29).

Необходимость в пересмотре использования данной части города была связана с переходом корабельных компаний на перевозку контейнеров большего габарита, что привело к осложнениям грузоперевозок в этой части реки Эльбы. На территории в 157 гектаров практически заново был создан целый район в современном стиле, где присутствует и жилая, и административная, и общественная, и культурно-развлекательная, и образовательная функции. Для дополнительного привлечения людей в данный район и транспортного облуживания столь крупной территории было решено проложить новую ветку метро U4. В процессе застройки Хафенсити принимал участие целый ряд архитекторов с мировыми именами, такими как такие как Ричард Мейер, Дэвид Чипперфильд, Заха Хадид, Рем Колхас и другие. Наиболее известной постройкой стало здание филармонии со стеклянным завершением в виде волны над историческим зданием склада, авторами которого являются Жак Херцог (Jacques Herzog) и Пьер де Мерон (Pierre de Meuron).

В Лондоне вопрос актуального использования бывших доков продолжает получать новое развитие. Так, в бывшем портовом районе Канэри-Уорф бюро Херцок де Мерон был разработан проект по строительству целого комплекса зданий многофункционального назначения (Том 2, с.41, рисунок 30). Новая часть района возводится с нуля без интеграции бывших производственных объектов.

Территория, площадью в 3,6 га объединит в себе жильё, офисы, начальную школу, общественный центр, отель и более 100 торговых точек. Конверсия Канэри-Уорф ведется с 1995 года, что привело к формированию нового финансового центра Лондона. По перспективным расчётам на 2016 год ожидается, что в новом бизнес-районе будут работать порядка 150 тысяч человек.

Анализ мировой практики преобразования исторической промышленной застройки показал, что в процессе конверсии исторические строения претерпевают разную степень вмешательства, что сказывается на сохранности их ключевой ценностной характеристики – подлинности. Наибольшая степень утраты аутентичности свойственна проектам, в которых приоритетом преобразования являлась новая функция, а не ценность исторического наследия.

Существующая практика конверсии индустриального наследия в большинстве случаев доказывает тот факт, что существующие методы приспособления обесценивают наследие и требуется новый подход к решению проблемы сохранения промышленного наследия.

1.3 Проблемы идентификации и сохранения объектов промышленного наследия В списке выявленных объектов индустриального наследия, составленного в 2001 году Мишелем Фалсером [112] на основании отчетов национальных представительств ИКОМОС по всему миру, были представлены объекты с разных континентов, различной типологии. Весь спектр индустриального наследия был разбит на 10 групп: добывающие предприятия, предприятия первичной обработки, обрабатывающая промышленность, вспомогательная инфраструктура, источники энергии, транспортная инфраструктура, коммуникационная инфраструктура, мосты и акведуки, инженерные конструкции, специализированные объекты. В список были включены 410 объектов, 50% которых размещены в Европе и Северной Америке, 20% - Азии, 14% - Южной Америке, 8% - в странах Ближнего и Дальнего Востока, 8% - Африке. В России был идентифицирован только один объект – железнодорожный мост через реку Енисей, возведенный в 1886 году и ни одного исторического промышленного предприятия. Также стоить отметить тот факт, что до настоящего времени в список Всемирного наследия ЮНЕСКО (WHL) [139] не был включен ни один из выявленных объектов индустриального наследия.

Данный факт даёт основание считать, что существует серьёзная проблема идентификации объектов промышленного наследия. Кроме того, как показал анализ мировой практики конверсии промышленных объектов, существует реальная угроза утраты целого пласта культурного наследия, связанного с технологическим развитием общества. Маргарита Сергеевна Штиглиц, эксперт по промышленному наследию г. Санкт-Петербурга, так пишет о невозможности восстановления утраченных характеристик промышленного наследия: «Если культовое сооружение или особняк ещё можно воссоздать, то завод или фабрику

– никогда» [94 с. 565].

Решение проблемы сохранения объектов промышленного наследия ведётся по разным направлениям.

Вопрос интеграции исторического производственного объекта в современную городскую среду - ключевой в работе Чайко Д.С. [80]. Результатом данного исследования является методика, определяющая направления и характер возможной интеграции. Автор выделяет несколько типов реконструкции производственных объектов (максимальное сохранение, незначительная модернизация, включение элементов нового строительства) и их интеграции в городскую среду (формирование нового образа здания, акцентирование, использование традиций фабрично-заводской архитектуры, социоальнокультурная адаптация, создание новой социоально-кульутрной среды). Методика интеграции основана на проведение анализа следующих параметров промышленного объекта: градостроительный, техническое состояние объекта, функциональный, социотехнологический, историко-культурный и историкоархитектурный. Выбор подходящего направления интеграции осуществляется на основе пяти критериев: тип промышленного объекта (единичное, комплекс, промышленное образование), степень целостности (четыре градации от 100%градостроительные регламенты (три вида зоны регулирования), оценка целесообразности перепрофилирования с увеличением площадей (да/нет), время постройки объекта (= XVIII, XIX, XX века).

Архитектурная адаптации индустриального наследия к новой функции основа исследования Яковлева А.А. [101, 102, 103, 104], в котором он выделяет пять уровней адаптации: градостроительный (территория объекта и окружающих районов), композиционный (объёмно-пространственная), архитектурностилистический, средовая адаптация (территория комплекса), функциональноконструктивный (пространство внутри зданий). Автор выделяет шесть вариантов градостроительной адаптации в зависимости от одного- или много-объектности застройки, плотности застройки(повышенная, оптимальная, пониженная) и интенсивности использования территории (повышенная, пониженная).

При функционально-конструктивной адаптации автор соотносит физические параметры сложившейся застройки с потенциально возможной функцией, выделяя восемь типов:

Тип 1: линейные кирпичные одноэтажные строения, с несущим остовом в виде кирпичных стен, приспосабливаются под торговые, жилые и общественные функции;

Тип 2: одноэтажные кирпичные строения, с несущим остовом в виде каркаса, имеющие открытые внутренние пространства с колоннами, приспосабливаются под торговые, учебно-образовательные, спортивные, научнопроизводственные и выставочные функции.

Тип 3: одноэтажные кирпичные однопролетные и многопролетные здания, с большими внутренними пространствами без колон, приспосабливаются под спортивно-оздоровительные, музейно-выставочные, научно-производственные, торговые функции, а также крытые автостоянки.

Тип 4: многоэтажные кирпичные строения с несущим остовом в виде стен перепрофилируются под гостиничную, жилую и культурно-досуговую функции.

Тип 5: многоэтажные кирпичные строения с несущим остовов в виде каркаса перепрофилируется под административную, научно-исследовательскую, образовательную, гостиничную, музейно-выставочную функции.

Тип 6: строения из железобетона смешанной этажности без многоуровневых открытых внутренних пространств приспосабливаются под административную, гостиничную, музейно-выставочную, научноисследовательскую и образовательную функции.

Тип 7: многоэтажные строения из железобетона с многоуровневыми внутренними пространствами приспосабливаются под любые функции, кроме жилой.

Тип 8: инженерные сооружения (водонапорные башни, трубы, газгольдеры), зачастую являются элементом среды и визитной карточкой предприятия, однако есть примеры приспособления их под административную или жилую функции.

Чадович А.А. в своих работах [77, 78, 79] освещает подходы в области архитектурного моделирования объектов индустриального наследия. В процессе проведения исследования автором была выполнена систематизация 58 существующих объектов легкой промышленности на территории современной Московской области. Архитектурное моделирование Чадович А.А. [77] определяет как «элементы предметного и знакового моделирования», которые сочетают в себе принципы различных видов моделирования (математического, имитационного, графического, структурного и др.). Процесс архитектурного моделирования подразделяется на следующие этапы: комплексный анализ исследуемого объекта; выдвижение гипотезы развития исследуемого объекта;

подготовка проектного предложения на основе выдвинутой гипотезы; анализ полученного решения; прогнозирование перспектив развития исследуемого объекта.

Исследование Снитко А.В. [64] посвящено истории текстильных предприятий в г.Иваново и способам их реконструкции. При оценке предприятий автор прибегает к анализу по следующим четырём признакам: пригодность объекта к существующей функции (три градации от 100%-0%); функциональное назначение прилегающей территории (шесть видов функций); плотность застройки предприятия (высокая, средняя, низкая); социально-культурная ценность (архитектурно-композиционная, архитектурно-типологическая, историко-событийная, отсутствует).

В работе предлагаются три концепции реконструкции текстильных предприятий: наличие производственной функции (сохранение функции, частичное перепрофилирование, полное перепрофилирование); наличие объектов общественного назначения (образовательного, спортивного, торгово-бытового, зрелищного, управленческого, музейно-экспозиционного); наличие объектов жилищного назначения (гостиницы, квартиры, общежития).

Научная работа Гранстрем М.А. [29] посвящена историко-архитектурным аспектам музеефикации объектов промышленного наследия Санкт-Петербурга.

В исследовании была проведена систематизация возможных типов музеев:

индустриально-ландшафтный парк, центр науки и техники, музей отрасли промышленности, музей искусства и выставочный центр, фрагментарная музеефикация. В данной работе наряду с выявлением наиболее ценных элементов исторического промышленного комплекса обоснована историко-архитектурная значимость Адмиралтейских Ижорских заводов. На основании историкокультурного анализа Гранстрем М.А. определяет зоны исторического промышленного комплекса с различным охранным статусом и степенью музеефикации.

В московской практике проведения экспертной оценки исторических промышленных комплексов особый интерес представляют работы Кудрявцевой Т.П., Никулиной Е. Г., Крымовой И.Б., Соловьевой Е.Е., Черкасова Г.Н. Как пишет Никулина Е.: «Стремление восстановить преемственность в развитии города определило повышенный интерес к его истории. Подобный градостроительный анализ территорий, отведенных под реконструкцию, стало обязательной частью предпроектных исследований. При этом максимальное внимание стало уделяться развитию городской ткани, состояние которой во многом создаёт своеобразие каждого конкретного городского фрагмента»

[54 с.96].

Основополагающие работы по сохранению и ревитализации богатого промышленного наследия г. Санкт-Петербурга и его окрестностей принадлежат Штиглиц М.С. [90, 91, 93, 94]. В том числе к ним относятся ряд исследований, выполненных под её руководством, к примеру вышеупомянутая диссертация Гранстрем М.А. [29].

Проблеме сохранения индустриального наследия Урала и регионов Сибири посвящены научные труды Холодовой Л.П., Лотаревой Р.М. и Старикова А.А.

Разнообразие и многочисленность объектов свидетельствуют о том, как пишет Стариков А.А, что: «Эта цивилизация стала основой сохранения экономической и политической независимости России, окончательного формирования её границ в XVIII-XIX вв., последующей индустриализации страны и превращения её в мировую державу» [46 с.3].

Литературный обзор по проблеме сохранения промышленного наследия позволяет выделить следующие аспекты проблемы, представляющие интерес для настоящего исследования:

- историческое развитие промышленных объектов;

- методы и приёмы реинтеграция исторических промышленных объектов в городскую среду;

- способы и приёмы адаптации исторических промышленных объектов к новой функции;

- музеефикация и реконструкция исторических промышленных объектов.

Отмечая ценность результатов данных исследований, необходимо всё же отметить, что в них недостаточно внимания уделено вопросам идентификации объектов промышленного наследия и оценке сохранения подлинности исторической промышленной застройки после адаптации к новой функции.

В целях выделения из общей массы исторической промышленной застройки наиболее ценные её образцы представляется необходимой оценка исторических сооружений на предмет соответствия признакам объекта промышленного наследия. Подобная операция позволит выделить целый пласт сооружений, обладающих архитектурно художественной и социально-культурной ценностью.

Признаки объекта промышленного наследия (ОПН) – это воплощение основных ценностных характеристик промышленной архитектуры рассматриваемого периода. Графически структура признаков ОПН передана в таблице №5 (Том 2, с.42).

Время постройки. Период промышленной революции является наиболее ярким в развитии промышленной архитектуры в XIX веке. Однако, в разных странах промышленная революция происходила в различные временные отрезки и имела свои экономические, социальные, культурные, политические и другие особенности. В связи с этим, требуется точная идентификация построек по времени сооружения.

Тип объекта. Индустриальное наследие – широкое определение объекта, включающее все виды промышленных сооружений и инфраструктуры, связанной с производством. В исследовании принят термин «промышленное наследие», которое ограничивает данный диапазон до наземных сооружений, таких как промышленные предприятия, здания и сооружения.

Объемно-пространственная композиция. Одним из характерных признаков промышленного комплекса является функционально-пространственная связь зданий и сооружений, сформировавшаяся в течение многих десятилетий.

Связи, обусловленные технологией производства, со временем обрели свойства объёмно-пространственной композиции. При низкой степени сохранности объёмно пространственной композиции промышленного комплекса, объект не может быть причислен к промышленному наследию.

Материалы. Каждому периоду в развитии архитектуры свойственно применение тех или иных материалов, свидетельствующих о развитии инженерной мысли, строительном мастерстве и использовании региональных традиций. Сохранность подлинного материала придает постройкам узнаваемость и повышает их историческую ценность. Для фабричных сооружений является типичным применение красного кирпича, позволившего возводить многоэтажные сооружения. В данном случае материал послужил основанием для появления термина «краснокирпичная архитектура», который применяется к постройкам периода промышленного подъема в XIX веке в России.

Конструктивное решение. Исторические промышленные здания представляют широкий спектр конструктивных приёмов, определивших впоследствии типовые решения для сооружений различного назначения. В производственных корпусах были впервые применены каркасные системы, большепролетные конструкции, фонари верхнего света, своды Монье, разнообразные решения для транспортировки оборудования, сырья и товаров.

Соответствие конструктивной основы сооружения характерным чертам рассматриваемого периода является признаком объекта промышленного наследия.

Детали фасадов и внутреннего пространства. Промышленное наследие до начала XX века обладает схожими чертами, позволяющими говорить о том, что был сформирован отдельный самостоятельный стиль. Отличительными чертами данного стиля является активная пластика фасадов, выполненных из кирпича, и богато орнаментированный несущий каркас из чугуна.

Интерьеры производственных сооружений носят скорее утилитарный характер, но они также подчинены определенным правилам. Так, к примеру, используемая в то время конструктивная система в виде чугунных колон и сводов Монье, повлияла на сформирование образа типового цехового помещения.

Многие постройки того времени отличают чугунные парадные лестницы и декоративные панно во входной группе.

Репрезентативность 7. Данный признак является основополагающим при выборе стратегии конверсии по отношению к промышленному объекту [124].

Репрезентативный объект включает в себя совокупность характерных черт исторических объектов рассматриваемого периода – сохранность, архитектурнохудожественная ценность, масштаб производственного комплекса, роль и место в городе или ландшафте, социально-историческая значимость.

Исторический и культурный потенциал. Непрерывная взаимосвязь исторических предприятий с общественным, экономическим, политическим укладом времени указывает на потенциал промышленного наследия с социальнокультурной точки зрения, который остается нераскрытым в существующей практике проведения историко-культурных экспертиз исторической промышленной застройки.

Репрезентативность (от франц. representatif - характерный, показательный [100]) воплощение образцовых характеристик объектов промышленного наследия (ОПН) данного периода.

Предложенные признаки ОПН являются необходимым и достаточным условием для формирования многокритериальной системы оценки, применимой как к идентификации ОПН, так и к оценке результатов конверсии.

–  –  –

В общественном сознании признана необходимость сохранения "индустриального наследия", как неотъемлемой части культурного наследия общества, что получило отражение в ряде общепринятых документов международных организаций. Из широкого списка объектов индустриального наследия выделены исторические промышленные предприятия, здания, сооружения и территории, названные в работе "промышленным наследием", имеющие по многим характеристикам принципиальные отличия в сравнении с другими объектами культурного наследия.

Анализ мировой практики нового использования исторических промышленных предприятий показал, что приоритетом конверсии является приспособление памятника к новой функции. что приводит, в большинстве случаев, к коренным и необратимым изменениям ценных сооружений.

Отмечено, что если по отношению к материальным аспектам подлинности промышленного наследия понимание их сохранения существует, то по отношению к аспектам, выраженных нематериально, такое понимание находится пока на стадии формирования. Выявлена необходимость расширения перечня критериев оценки подлинности объекта промышленного наследия за счёт включения оценок социально-культурного характера.

Ключевым моментом, ведущим к утрате подлинности индустриальных построек, является отсутствие системы оценки объектов промышленного наследия, применимой как и к идентификации объекта, так и к результатам его конверсии.

Выделены основные признаки ОПН, позволяющие идентифицировать в общей массе исторических производственных построек ценную промышленную застройку, обладающую архитектурно-художественной и историко-культурной значимостью.

ГЛАВА 2. КОНВЕРСИЯ ТЕКСТИЛЬНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В ГОРОДЕ

МОСКВЕ

2.1 Система оценки аутентичности объектов промышленного наследия Существующие тенденции в преобразовании исторической промышленной застройки таят в себе опасность радикального изменения культурного ландшафта города. Промышленные зоны, хранящие свидетельства индустриального развития страны, расчищаются и застраиваются жильём, а исторические промышленные здания меняют свой облик до неузнаваемости в результате приспособления к новой функции. Всё это лишний раз убеждает в необходимости разработки системы комплексной оценки исторической промышленной застройки.

Однако, нужно признать, что не каждое историческое здание или комплекс обладает выдающимися архитектурно-художественными характеристиками, которые позволили бы занести их в реестр памятников архитектуры и уберечь от бестактного обращения. Как ни странно, но именно такие здания зачастую и формируют культурный городской ландшафт и тот самый визуальный код, заложенный не в отдельно взятом объекте, а в их сочетании. Сложно не согласиться с Е.Никулиной, которая пишет, что «совокупность разновременных зданий, составляющих тот или иной фрагмент историко-градостроительной среды, во многом определяет историко-культурный потенциал места» [53, С.267].

Комплексная застройка фабрик и мануфактур в XIX веке сформировала некую целостность по отношению не к одному зданию, а к крупным городским образованиям величиной в несколько гектаров в самом центре города.

Непрерывность производственного процесса, длиной более чем в век, нашла своё отражение в градостроительной структуре окружающих кварталов, а порой даже районов. За это время между городом и производством установился настоящий диалог, выраженный в визуальных связях, функциональном взаимодействии, социальном контексте и даже особой экологии.

У промышленного наследия, как типа исторической застройки, особая судьба, которая заключается в информационной изоляции. Сначала мануфактуры и фабрики представляли собой закрытые предприятия, а затем, после распада СССР, производства были оформлены в частную собственность. В наше постиндустриальное время, когда промышленные территории пришли в запустение, многие дореволюционные мануфактуры и фабрики были подвержены конверсии коммерческого характера. Таким образом, общество, не зная и, соответственно, даже не подозревая о существовании ценной исторической застройки, лишилось её.

Стоит напомнить, что в соответствии с федеральным законом от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред.

от 13.07.2015) "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" [4], процесс присвоения статуса «объекта культурного наследия» проходит три ступени:

а) Заявленный памятник – это объект, на который поступило заявление о его включении в реестр объектов культурного наследия с указанием местоположения и его историко-культурной ценности. Важно, что в последней корректировке ФЗзаявителем может выступать, в том числе, и физическое лицо, то есть обычный гражданин.

б) Выявленный памятник – спустя 90 рабочих дней, если объект ещё не подвержен разрушительному физическому воздействию, и региональный орган охраны объектов культурного наследия признал его ценным, сооружение включают в перечень выявленных объектов культурного наследия. Данный факт свидетельствует о постановке здания на государственную охрану, что означает запрет на снос и, возможно, назначение особых условий эксплуатации.

в) ОКН – объект культурного наследия – заключительная стадия, переход на которую может длиться порой десятки лет, так как для этого необходимо заключение государственной историко-культурной экспертизы. На основании данного заключения, если орган охраны объектов культурного наследия с ним согласен и не имеет замечаний, в течение 30 рабочих дней объект вносится в реестр объектов культурного наследия, и для него выдается паспорт ОКН. В нём прописываются все основные сведения об объекте (местоположение, наименование, краткая история, категория историко-культурного значения, номер и дата решения о включения в реестр, фотографии), а также фиксируется предмет охраны, границы территории ОКН и границы зоны охраны с присвоением номера (или указанием номера существующей зоны охраны, в которой расположен данный ОКН). Зона охраны бывает трёх видов, которые в свою очередь могут иметь более мелкие подразделения:

1. Охранная зона – особый режим использования земель, ограничивающий хозяйственную деятельность и запрещающий строительство, за исключением специальных мер, направленных на сохранение и поддержание ОКН.

2. Зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности – территория с особым режимом использования, ограничивающая строительство и хозяйственную деятельность в соответствии с требованиями реконструкции существующих зданий.

3. Зона охраняемого природного ландшафта – направлена на сохранение природных ландшафтов и открытых пространств, связанных с ОКН в виде запрета или ограничения деятельности, связанной со строительством, хозяйством и реконструкцией.

Особого внимания требует термин «предмет охраны», который определяется как: «описание особенностей объекта, являющихся основаниями для включения его в реестр и подлежащих обязательному сохранению» [4]. Другими словами, это раздел документа, в котором подробнейшим и аккуратнейшим образом описываются все те характеристики и особенности объекта, которые и делают его уникальным.

Комплексные историко-культурные исследования [65] служат основанием для принятия заключения государственной историко-культурной экспертизы.

Подобное исследование включает в себя работу по следующим направлениям:

ландшафтному, градостроительному, архитектурному, историко-мемориального и функционально-социологическому.

Пространство и время взаимодействовали в течение всего непрерывного производственного процесса, что и определило уникальность сложившейся городской среды. Неординарность объёмно-пространственной организации промышленных комплексов, инженерно-технические новшества, особая архитектурная стилистика, становятся предметом для обсуждения и исследования. Однако, в процессе подобных историко-культурных анализов утрачиваются такие понятия как «дух места» и «социальная память», которые играют немаловажную роль в осознании ценности дореволюционной промышленной архитектуры.

В.О. Кулиш отмечает: «Очевидно, что промышленная застройка придаёт городу уникальную культурную, социальную и экономическую ценность, а восстановление промышленного наследия повышает «культурное измерение»

города и вызывает позитивные изменения в общественном самосознании» [43, С.32].

Неоднозначная природа самого процесса конверсии промышленных комплексов содержит в себе целый ряд проблем совершенно разного характера:

экономического, технического, архитектурного, социального, а также культурноэстетического и культурно-просветительского. При проведении качественной конверсии должны стоять задачи такого культурного уровня как сохранение архитектурного образа промышленного комплекса в городском контексте и выявление памятного места в городе, фиксирующего историческую связь промышленного комплекса и окружающей застройки.

Эти и многие и другие вопросы были предметом обсуждения на Международной научной конференции ИКОМОС во Флоренции в марте 2015 года. В выступлениях участников конференции было отмечено, что в практике сохранения наследия следует опираться на всесторонний анализ с привлечением специалистов различных областей. Только после определения комплекса факторов, влияющих на особенности места и объекта сохранения, возможно выявить исключительность данного культурного контекста.

Таким образом, следует несколько изменить подход к оценке наследия. Как отмечалось ранее, не всякая историческая застройка может быть отнесена к объектам культурного наследия. Дифференцированная оценка строений, входящих в промышленный комплекс, даст возможность отделить ценную застройку от второстепенной, а значит ограничить степень вмешательства в исторические корпуса.

Примером такой оценки может служить программа для проведения аналитико-оценочных изысканий [106] разработанная Агенством Культурного Наследия Нидерландов.

Программа включает последовательность действий в оценке исторического объект по следующим критериям:

1. Культурно-исторический критерий: проводится анализ социальной, экономической, общественной, административной, государственной, духовной значимости объекта (комплекса) с учётом его географического, ландшафтного, историко-пространственного проявления и с оценкой технического или типологического развития. Необходимо также выявить степень инновационности и новаторства в объекте (комплексе), его значение с нематериальной стороны, к примеру, как предмета памяти.

2. В архитектурно-исторический критерий включаются значимость объекта (комплекса) в области архитектуры, инженерии и истории. Помимо этого проводится оценка уникальных эстетических качеств, согласованности интерьера и экстерьера, мастерство строителей, художников, инженеров, а также учитываются особые материалы, орнаменты или монументальная живопись.

3. Под местоположением и комплексностью подразумевается особое, репрезентативное значение объекта для городской среды, его объёмнопространственная взаимосвязь с важными элементами ландшафта (дороги, зеленые участки, граница водоёмов и рек, оврагов и т.д.), выявляются историкокультурный, функциональный, визуальный, архитектурно-исторический аспекты, а также значимость объекта (комплекса) для аудитории, особого слоя населения.

4. Целостность и узнаваемость важный критерий, в который входят понятия интерьерной и экстерьерной целостности и узнаваемости, в том числе за счёт возможности определить первоначальное или исторически сложившееся функциональное предназначение, единство материалов, технических или конструктивных элементов. Допускается, что объект (комплекс) может быть важным примером строительного этапа. Под цельностью может также пониматься структурная и визуальная взаимосвязь с поселением или окружающим ландшафтом, а также общность составных частей застройки (главное здание, окружение, ограждение, сад и т.д.).

5. Относительная оценка это выявление исключительности объекта (комплекса) по архитектурно-историческому, технологическому, типологическому или функциональному аспектам, его местонахождению и комплексности.

Голландская система оценки охватывает широкий диапазон параметров как выраженных материально, так и имеющих более тонкое нематериальное воплощение. Здесь важно отметить, что в критериях оценки должное внимание уделено таким деликатным понятиям как "социальная память" и "дух места". В настоящее время в отечественной практике историко-культурных исследований эти критерии чаще вовсе игнорируются или упоминаются вскользь. Принято считать, что эмоциональное впечатление, оказываемое во время посещения объекта (комплекса), не является чем-то существенным для принятия попытки осознать его возникновение. Безусловно, восприятие абстрактно, но, когда речь идёт об эмоциональном переживании, связанном непосредственно с данным объектом или комплексом и его историей, то стоит признать наличие этих самых характеристик - "духа места" и "социальной памяти". Оценка исключительности объекта с этих позиций, открывает совершенно иной ценностный базис для сохранения наследия, что позволит избежать несколько формально-прикладного подхода к процессу конверсии.

В соответствии с выше изложенным для оценки многогранного потенциала «Многокритериальная система оценки аутентичности ОПН предложена объектов промышленного наследия» (Том 2, с.44, таблица 6).

Система оценки аутентичности ОПН состоит из двух блоков — подлинность и социально-культурная значимость, раскрывающих термин «аутентичность» в более широкой трактовке. Здесь под аутентичностью понимается не только материально выраженная подлинность, то есть архитектурная составляющая, но и социально-культурная сторона, требующая порой более тонкого и глубокого анализа, так как не всегда воплощается в очевидных артефактах. Ю. Йокилехто пишет: «Даже когда объект (памятник) теряет свою первоначальную функцию, он всё ещё сохраняет в себе воспоминание о ней, что позволяет установить его значение в настоящее время.

Поэтому сохранение памятника — это процесс, требующий понимания и признания всего мира значений, а не только материальной субстанции» [114].

Подлинность в системе оценки аутентичности ОПН - составляющая аутентичности объекта, связанная с его архитектурно-исторической значимостью, включает следующую группу критериев:

Степень сохранности.

Сохранность наследия – ключевая характеристика в определении степени аутентичности значимого объекта. При оценке сохранности объекта промышленного наследия прежде всего следует рассматривать не каждое сооружение в отдельности, а всю структуру производственного комплекса в целом, то есть оценить степень сохранности целостности исторического промышленного комплекса. Принципиальная отличительная черта промышленных комплексов от иных архитектурных объектов в том, что в их основе заложена продуманная и целесообразная функциональнопространственная связь, обусловленная технологией производственного процесса.

Сложность многоуровневых взаимосвязей между обеспечением производства, технологическим процессом и созданием условий для труда и повседневной жизни работников получила отражение в организации пространственной структуры всего комплекса. Функционально-пространственная связь внутри исторического промышленного комплекса свидетельствует об аутентичности технологического процесса, свойственного времени постройки объекта. Утрата элементов комплекса ведет к нарушению понимая общего производственного цикла исторического объекта и образа жизни тысяч людей, работавших на предприятии.

Фиксация сохранившихся подлинных элементов исторического промышленного комплекса, позволит лучше выявить функциональнопространственные связи всего промышленного ансамбля. Так, наличие пристани Даниловской мануфактуры на Москва-реке, служившей для транспортировки сырья и готовой продукции, являлось важным элементом функциональной структуры фабрики.

В связи с особым расположением корпусов в индустриальном комплексе, возникли уникальные пространства между строениями, которые в свою очередь, так же передают особый характер объекта промышленного наследия. Нарушение или вторжение в пространство между корпусами приводит к искажению восприятия промышленного комплекса. Важно заметить, что зачастую оценить характер индустриального объекта возможно лишь оказавшись непосредственного на его территории, внутри промышленного комплекса.

Сохранение соотношений между корпусами, в так называемом «пространстве между», обязательное условие сохранения подлинности ОПН.

Фасад – это основа восприятия архитектурного объекта. По форме, материалу, элементам, деталям, пропорциям, масштабу считывается назначение того или иного объекта. Высокая сохранность фасада позволяет во многом компенсировать недостаточную сохранность других элементов и дать положительное заключение об общей степени аутентичности объекта промышленного наследия.

Промышленная архитектура периода индустриализации зачастую являлась полигоном для экспериментального использования новых материалов, конструктивных элементов и узлов. Высокая степень сохранности конструкций сооружений позволяет проследить развитие инженерной и архитектурной мысли на подлинных примерах, повышая архитектурную и культурную значимость промышленных объектов.

Внутреннее пространство промышленных объектов наиболее подвержено значительным изменениям при конверсии. Технология производства порой влечет за собой агрессивную эксплуатацию сооружения, в связи с чем, интерьерные пространства требуют систематичного обновления. Зачастую внутренние пространства фабричных построек утрачивают свою подлинность ещё до начала процесса конверсии. Высокая степень сохранности интерьера производственного помещения – достаточно редкое явление, но безусловно, критерий подлинности.

Несмотря на то, что само понятие конверсии в большинстве случаев подразумевает смену функционального назначения объекта, критерий функциональности следует внести в список характеристик подлинности.

Особенно в случае частичного сохранения производственной функции, что, безусловно, оказывает сильнейшее воздействие на такие нематериальные характеристики как, дух времени и социальная память.

При оценке сохранности объекта промышленного наследия стоит учитывать не только сооружения и их пространственную взаимосвязь, но организацию самой территории. Подлинность благоустройства промышленной территории может быть выражена в виде сохранившихся дорожек, площадок, а также малых форм и элементов, таких как: ворота, ограды, лавочки, урны, беседки, статуи, фонари, флагштоки, ящики для корреспонденции и т.д. Особого внимания заслуживает тема сохранения растений и деревьев. Конверсии индустриальных объектов свойственна ситуация, когда вековые деревья подлежат уничтожению в связи со строительством новых объёмов, пристроек или внешних сетей. Данная мера должна быть признана крайней, к которой возможно прибегать в случае острой необходимости и отсутствия компромиссных решений.

Элементы технологического процесса, то есть технологическое оборудование, графики, инструкции, изготавливаемая продукция, упаковка, сертификаты и так далее, важные свидетельства времени. Однако, стоить заметить, что, как правило, при закрытии предприятий, наиболее уязвимым оказывается именно этот сегмент. Сохранение подобных артефактов позволяет почуствовать гордость за технологические достижения страны, а также наглядно продемонстрировать основу производственного процесса, ушедшего в века.

Архитектурно-эстетическая ценность.

Данная группа критериев ориентирована на раскрытие художественной выразительности сооружений, выявление архитектурно-конструктивных особенностей и определение визуальной взаимосвязи между объектом и городским контекстом.

Внешний облик сооружений - первостепенный фактор, характеризующий объект с позиции архитектуры, несмотря на то, что формообразование промышленных сооружений прежде всего основано на функциональном назначении.

Так, общая объёмно-пространственная композиция ОПН зависит от характера производства, варьируясь от многометровых вышек-доминант при горнодобывающих заводах до вытянутых одноэтажных корпусов с конвейерной линией. Пространственная структура каждого строения комплекса позволяет выявить закономерность построения общего характера предприятия, архитектурный облик которого угадывается ещё издалека.

Решение фасада здания, как правило, обусловлено его конструктивной основой. Пластика фасада зависит от типа сооружения и времени его постройки.

Так, фасады многоэтажных кирпичных фабрик и мануфактур XIX века имеют вертикальные членения выступающих пилястр и активный ритм арочных проёмов. Пластика фасадов железобетонных ангаров для самолетов имеет прямо противоположенную структуру. Мощные большепролетные конструкции покрытия определяют размер и характер въездных ворот. Членение фасада минимально из-за отсутствия оконных проёмов.

В зависимости от страны, региона и периода постройки характер декоративного оформления промышленных объектов также сильно различается.

Для исследования наибольший интерес представляют постройки периода промышленной революции, в России пик которой приходится на вторую половину столетия. Вкусовые предпочтения тогдашних владельцев XIX мануфактур находили прямое воплощение в архитектурне фабрик. В попытке интерпретировать декоративные элементы, свойственные общественным зданиям, были рождены новые формы и узоры. Тонкое литьё из чугуна для ограждения лестниц, входных козырьков, капителей колонн, розеток затяжек арок, вплоть до дверных ручек и щеколд, подтверждает высокую эстетическую ценность объектов промышленного наследия. Особого внимания заслуживает характер кладки стен с поясами и карнизами, разбивающими монотонность фасадов. В отечественной практике был распространен приём использования белого кирпича для внедрения узора в краснокирпичную стену сооружения. В редких случаях для украшения фасадов использовались вставки из керамики или мозаичные панно. Несмотря на утилитарное предназначение производственных сооружений, внимательное отношение зодчих к деталям и пропорциям позволяет судить о высокой художественной выразительности построек.

Высота, ширина, форма, частота и общая композиция световых или входных/въездных проёмов определяют главные соотношения всех элементов на фасаде. В свою очередь, заполнение дверных и оконных проёмов во многом влияют на восприятие сооружения на уровне деталей. Величина расстекловки напрямую связана с техническими достижениями времени. К сожалению, наиболее частым примером утраты подлинности является нарушение оригинального рисунка оконных блоков, замена дверных полотен, искажение, пропорций проёмов и их закладка.

В светлое и темное время суток мир воспринимается по-разному, это - два образа, которые дополняют друг друга. Архитектурное освещение объектов промышленного наследия требует особого подхода, поскольку при этом стоит сложная задача - помимо выявления богатой пластики фасадов необходимо создать забытую атмосферу того времени с тем, чтобы ощутить дух места. Более того, в крупных городах с яркими периодами индустриального расцвета, архитектурное освещение ОПН даст возможность выявить уникальные пространства промышленной архитектуры, остающиеся тёмным пятном на картах городов.

Внешний облик ОПН совокупность всех вышеперечисленных архитектурных характеристик объекта. Нарушение одной из составляющих может привести к утрате его узнаваемости. Порой, даже незначительное вмешательство во внешний облик сооружений может привести к исчезновению ассоциативной связи промышленного объекта с его типологией. Так, окраска краснокирпичных зданий текстильных фабрик в розовый или жёлтый цвет (что весьма характерно для российских городов) приводит к нарушению узнаваемости сооружения как объекта промышленного наследия. Более того это ведет к утрате идентификации населением целого исторического слоя в культурном ландшафте города.

Внутреннее пространство сооружения наиболее подвержен изменениям при конверсии, поскольку это является прямым следствием приспособления его под новое функциональное назначение.

В основе типологии промышленных объектов заложена планировочная организация пространства для максимально эффективного функционирования производственного процесса. Отражение истинного функционального предназначения пространства визуально считывается даже при отсутствии технологического оборудования. Утрата масштаба помещения, его пропорций, подлинных материалов, освещения приводит к исчезновению связи с предназначением объекта промышленного наследия. Зачастую, офисные пространства внутри бывшего цеха мануфактуры не имеют принципиальных отличий от типового бизнес-центра. Немаловажным остаётся вопрос обратимости действий, осуществляемых во время конверсии. Совершенно очевидно, что функция носит периодичный характер и мероприятия, осуществляемые при каждой адаптации к новой функции, приводят к изменению или ликвидации подлинных элементов ОПН. Поэтому очень важно, чтобы действия по изменению внутреннего пространства историчекого промышленного здания обладали минимальной степенью вмешательства в подлинные элементы его интерьера Декоративные элементы, отделочные материалы и детали интерьера повествуют о философии времени, уровне мастерства строителей, об отношении зодчих и владельцев предприятий к сооружениям, ставшим в наши дни наследием. Наличие в интерьере элементов, свидетельствующих о производственном процессе – подкрановые балки, котлы, подъемные цепи и крюки и даже незначительные артефакты в виде предостерегающих табличек и плакатов, обогащают пространство, раскрывая принадлежность объекта к важному периоду развития культуры.

Конструктивная система имеет характерную структуру, свойственную тому или иному виду производства. В основе выбранного конструктивного решения также заложена прежде всего утилитарная цель – следовать обеспечению эффективности и безопасности производственного процесса. Как правило, в связи потребностью в больших площадях, несущий остов промышленных зданий представлен в виде каркаса или смешанной конструктивной системы. Масштаб открытого производственного или складского помещения, массивность отдельных конструктивных элементов – ферм, балок, сводов, - яркие свидетельства промышленной революции. Высокая степень детализации конструктивных и ограждающих элементов свидетельствуют о тонкости архитектурного подхода того времени, а также высоком уровне строительного мастерства. Перед зодчими и инженерами стояла задача создания новых типов производственных зданий. Безусловно, во многом ориентиром здесь служила западная практика промышленного строительства. Этим объясняется тот факт, что многие промышленные постройки того времени были созданы по проектам иностранных архитекторов.

Исторические промышленные комплексы, возведенные в XIX – начале XX веков. являются неотъемлемой частью сформировавшегося городского пространства. Визуально-ландшафтный анализ позволяет в полной мере оценить влияние промышленных объектов на формирование ткани города.

Важно отметить, что исторические промышленные предприятия, как правило, занимают значительную территорию в центральной части городов.

Местоположение промышленности в городе сказалось на развитии городской транспортной инфраструктуры. Так, в XX веке для обеспечения грузоперевозок к каждому крупному предприятию была подведена ветка железной дороги.

Блокировка или подчинение улиц производственным задачам значительно повлияло на формирование узлов в городе.

Высотные соотношения зданий промышленного комплекса и окружающей застройки является одним из самых важных критериев оценки восприятия городского пространства. На практике существует ряд регламентов, которые накладывают ограничения на вновь возводимую застройку по допустимой высоте.

Однако, не всегда данные правила учитывают историческую промышленную застройку, вследствие чего в городской среде появляется диссонанс в высотных соотношениях ОПН и его окружения. Игнорирование исторических промышленных строений при строительстве новых зданий приводит к нарушению визуально-пространственной связи объектов промышленного наследия и городского контекста.

Постепенное развитие и укрупнение промышленных предприятий влияло на формирование окружающей застройки. Таким образом, историческая промышленная застройка стала неотъемлемой частью в сложившемся городском контексте. Утрата промышленного комплекса приводит к разрушению всей прилегающей территории.

Социально-культурная значимость.

Социально-историческая значимость - составляющая аутентичности объекта, связанная с его историческим развитием, ролью и местом в культурном ландшафте города. Как высказывался В.Л.Глазычев: «культурный потенциал города проявляется по мере углубления в его понимание, по мере его «самопознания»» [25 с.13].

Социально-культурная значимость находит своё отражение в следующих критериях:

Историческая значимость. История развития промышленного предприятия связана не только с технологическими инновациями, определившими развитие отрасли, но также с судьбой видных деятелей эпохи - предпринимателей, политиков, деятелей культуры, причастных в той или иной степени к данной фабрике или мануфактуре. Неоспорим также тот факт, что в социальной памяти и истории города запечатлены различные события, происходившие на предприятиях. В Москве в начале XX века забастовки рабочих на фабриках и мануфактурах переросли в революцию 1905 года, а сами мятежные фабрики стали знаковыми объектами в истории города.

Культурный ландшафт города напрямую зависит от роли и места объектов промышленного наследия в городе. Так, к критериям, определяющим место ОПН в городе, следует отнести градообразующую и градоформирующую значимости.

Так, к понятиям, определяющим место ОПН в городе, следует отнести критерий градообразующей или градоформирующей значимости; влияние комплекса на архитектутрно-стилистическое развитие прилегающей территории.

К примеру, во второй половине XIX века Москва, как крупнейший экономический центр Российской Империи, активно застраивалась мануфактурами - целыми ансамблями из краснокирпичных производственных зданий. В этот период наиболее развитой являлась текстильная отрасль. В 1913 году она составляла 22% валовой продукции промышленности и более 30% среди предметов общего потребления. После текстильной шли пищевая и затем металлургическая отросли. [7] После отмены крепостного права в 1861 году и принятия целого ряда царских указов, ограничивающих ввоз импортных товаров, был простимулирован рост промышленности в России [70]. Появление крупных предприятий в городах требовало большого количества рабочих рук. Бывшие крестьяне стали тысячами переезжать в промышленные новообразования на окраинах города, навсегда изменив социальный состав местного населения. Для обеспечения работы мануфактур требовались не только большие производственные корпуса, в которых люди трудились изо дня в день, а позже даже и в ночные смены, но и организация всех бытовых условий для проживания работников. Таким образом, мануфактуры приобрели вид комплекса сооружений, среди которых были жилые дома служащих, столовые, прачечные, школы, больницы, родовые приемные, детские сады, народные дома, театры.

Таким образом, в Москве и других городах России сформировались скопления промышленных комплексов, которые сформировали целый культурный слой. Единовременность строительства и целостность производственных комплексов сформировали своеобразный каркас из мануфактур в основном вдоль рек или Камер-Коллежского Вала. Такая особенность обусловлена двумя факторами: доступной транспортной инфраструктурой и дешевизной крупных земельных участков на окраине Москвы.

Особенно сильно промышленная застройка оказала влияние на вид города с воды, поскольку река – была самой простой дорогой для транспортировки товаров и сырья. Такой феномен даже получил название - «фабричное русло». Некоторые из этих промышленных комплексов стали настоящими символами города. К примеру, сейчас уже сложно представить, как могла бы выглядеть стрелка Водоотводного канала и Москва реки без кирпичных корпусов фабрик «Красный октябрь», «Красный текстильщик» и ряда типографий. Ещё 10 лет назад у реки было около трех десятков различных фабрик, сейчас осталось меньше 20.

Период технологического прогресса простимулировал строительство сети железных дорог, позволившие мануфактурам увеличить диапазон реализации производимых изделий, что, в свою очередь, повлияло на рост мощностей промышленных объектов. Таким образом, в районе Камер-Коллежского Вала сформировалось целое кольцо из производственных объектов, которые сейчас мы можем в полной мере признать промышленным наследием.

Фабрики и мануфактуры конца XIX века застраивались комплексно [76], что позволяет говорить о целостности не только одного здания, а об объемнопространственной композиции территорий в несколько гектаров в историческом центре города. Непрерывность работы производств на протяжении более века отразилась на градостроительном развитии целых районов. За это время сформировались визуальные связи с окружающей застройкой, функциональные градостроительные переплетения и даже особая экология.

Объект промышленного наследия играет немаловажную роль в культурном ландшафте города, которая получила выражение в таких понятиях, как «гений места», «дух времени», «социальная память».

Мануфактура – это форма промышленного производства с применением ручного труда. До 1861 года купеческие мануфактуры использовали особый вид наемной силы – посессионных крепостных. Эта форма крепостной зависимости была придумана Петром I в 1721 году специально для развития промышленности в России. Исходя из царского указа, предприятия имели право покупать крепостных и прикреплять их к производству. Соответственно, и в случае продажи мануфактуры крестьяне также переходили к новому владельцу. До того, как производства стали механизированными, мануфактуры по технологии практически ничем не отличались от обычного промысла «на дому», кустарного производства. Основная разница заключалась лишь в том, что при сохранении ручного труда произошло разделение по производственным операциям.

Фабрика – следующая ступень развития промышленных предприятий, при которой станки оснащаются водяными и паровыми двигателями. Со временем ручной труд был полностью заменен на механизированный. Станки уже не требовали постоянного участия служащих, но их ещё несовершенная конструкция часто ломалась. Как правило, один работник должен был следить за 10-15 станками. В конце XIX века в Москве практически все производства были оснащены механизированным оборудованием, которое требовало уже более высокий уровень профессиональной подготовки рабочих. Владельцы предприятий быстро поняли, что обучить детей служащих гораздо эффективнее, чем переучивать бывших крепостных, поэтому на территории фабрик стали появляться учебные заведения. Целые плеяды умельцев были выращены прямо в стенах фабрики и становились искусными умельцами. Они перенимали знания и опыт предыдущих поколений и, со временем, начали совершенствовать технологию процессов крашения, отжима, сушки и так далее, порой конкурируя с западными специалистами. Благодаря работе воскресных и фабричных школ, вечерних курсов для рабочих, уже к началу XX века более половины (56%) московских служащих были грамотными [12].

Текстильные производства того времени губительно сказывались на здоровье работников. Целыми днями им приходилось находиться во влажных помещениях с горячим паром, вредными химикатами и неумолкающим стуком станков. Часто, в комплекс мануфактуры входила своя больница или аптечный пункт рядом с жилым корпусом. Более того, при мануфактуре Прохоровых был свой санаторий для служащих. В ту пору женщины не имели декретов, поэтому прямо при фабриках строились родовые приюты, а также детские сады. В течение рабочего дня матери приходили кормить детей каждые 2-3 часа. В детских садах не было разделения на группы по возрасту: старшие следили за младшими. Такой подход к воспитанию тоже был выбран не случайно. Владельцы фабрик считали, что ребенок может полюбить место, в котором живет только через те обязанности, которые на него возлагаются ежедневно.

Владельцы фабрик не скупились на декорирование жилых домов для служащих, ведь они руководствовались простой философией: если приучить работника к аккуратности и чистоте в его доме, то он будет относиться также к дорогостоящему импортному оборудованию производства. Служащие жили в казармах двух типов: для семейных или одиночек. На одну семью отводилась отдельная комната или угол в комнате. Семейным крестьянам запрещалось привозить свою мебель, владелец обеспечивал всем необходимым. Площадь на одну семью была совсем небольшая, но при этом в зданиях проектировались широкие коридоры. Такая диспропорция была обусловлена тем, что вся социальная жизнь того времени протекала в коридорах. Сохранились записи, в которых говорится, что «на войну провожали всем коридором», речь идет именно о коридорах фабричных казарм. В очень редких случаях семьям удавалось арендовать собственную квартиру. Одиночные рабочие жили в общих комнатах, в которых размещалось порядка 150 кроватей. Если фабрика работала и ночью, то в одной комнате могли спать посменно до 300 человек.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«XL Неделя науки СПбГПУ : материалы международной научно-практической конференции. Ч. XVIII. – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2011. – 218 с. В сборнике публикуются материалы доклад...»

«E ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ GENERAL И СОЦИАЛЬНЫЙ СОВЕТ ECE/TRANS/SC.3/WP.3/2006/3 3 April 2006 RUSSIAN Original: ENGLISH ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ КОМИТЕТ ПО ВНУТРЕННЕМУ ТРАНСПОРТУ Рабочая группа по внутреннему водному...»

«ЯХЬЯ Мохамед Хамед Салем ИССЛЕДОВАНИЕ МЕХАНИЗМОВ АНТИАРИТМИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ НЕКОТОРЫХ ПРОИЗВОДНЫХ ДИМЕТИЛФЕНИЛАЦЕТАМИДА 14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология Диссертация на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Научный руководитель – доктор медицинских наук, доце...»

«Актуальные проблемы современной науки. 2014. № 4 (78). c.258-268 http://stepanovd.com/article_2014_4_design.html ФОРМИРОВАНИЕ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ТРЕБОВАНИЙ К ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ ПРОГРАММАМ ПРИ ПОДГОТОВКЕ СПЕЦИФИКАЦИИ НА ABAP-РАЗРАБОТКУ Степанов Дмитрий Юрьевич stepanov@mirea.ru, mail@stepanovd.co...»

«МОДЕРНИЗАЦИЯ МЕХАНИЗМОВ НАЛОГОВОГО КОНТРОЛЯ © Арутюнян О.К.1, Арутюнян Н.О.2 Ереванский государственный университет, Республика Армения, г. Ереван Авторы рассматривают некоторые механизмы модернизации налогового контроля, а также предлагают основные направления...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский физико-технический институт (государственный университет) ФАКУЛЬТЕТ УПРАВЛЕНИЯ И ПРИКЛАДНОЙ МАТЕ...»

«Инженер и Человек Нынешний сентябрь проходит под знаком Владимира Григорьевича Шухова. 160 лет назад белгородская земля подарила миру гениального инженера и учёного.Первые слова, которые юный Володя Шухов услышал, войдя в стены Императорского технического училища, были: ".Каких бы успехов в познании природы и обладании...»

«Center of Scientific Cooperation Interactive plus Иванова Елена Николаевна педагог-психолог ГАПОУ "Чебоксарский техникум транспортных и строительных технологий" г. Чебоксары, Чувашская Республика ПРОФИЛАКТИКА АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Аннотация: в данной статье р...»

«1219/2014-83662(1) АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ 12 мая 2014 года Дело № А33-4012/2014 Красноярск Резолютивная часть решения объявлена 05.05.2014. В полном объеме решение изготовлено 12.05.2014. Арбитражный суд Красноярского края в составе судьи Е.А.Ивановой, рас...»

«Тютикова Валентина Владимировна ИНТЕГРИРОВАННЫЙ РИСК -МЕНЕДЖМЕНТ В СТРОИТЕЛЬНОЙ КОМПАНИИ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Специальность 08.00.10 Финансы, денежное обращение и кредит Москва – 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Государственный университет управления" на кафедре "Страховое дело и управление финансов...»

«Перспективы развития Инжинирингового центра тонкопленочных технологий Концепция развития Разработчики: Гладышев П.П., Ленский И.Ф., Цыганков П.А. Наукоград Дубна – 2014 г. Тонкопленочные технологии определяют лицо современ...»

«ООО "Технокластер Прэмко Электрика" PREMKOTM SOT Шкаф оперативного переменного тока SOT-01-04 ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ И ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ 2010 г. Содержание 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 2. НАЗНАЧЕНИЕ. 3. ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ 4. КОНСТРУКЦИЯ ШКАФА 5. СОСТАВ И РАБОТА ИЗДЕЛИЯ 6. МОНТАЖ 7. ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт природных ресурсов Направление подготовки (...»

«http://www.golos.am/index.php?option=com_content&task=view&id=23209&Itemid=37 ЧЕМ, ПО-ВАШЕМУ, ЗАНИМАЮТСЯ СЕГОДНЯ ТУРЕЦКИЕ СПЕЦСЛУЖБЫ В АРМЕНИИ? Автор Зара ГЕВОРКЯН, Тигран МИРЗОЯН Tuesday, 04 March 2008 Аршак АРОЯН, социолог: Успех турецких спецслужб Любая спецслужба действует на...»

«Градостроительный кодекс города Москвы От 25 июня 2008 года №28 Настоящий Кодекс в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Градостроительным кодексом Российской Федерации, Уставом города Москвы и в целях создания в городе Моск...»

«Педагогическая и коррекционная психология 61 4. Крайг Г. Психология развития. – СПб.: Питер, 2008. – 992 с.5. Мухина В.С., Горянина В.А. Развитие, воспитание и психологическое сопровождение личности в системе неп...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Липецкий государственный технический университет" Факультет инженеров транспорта Кафедра организации перевозок...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ФОРУМ ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ УДК 378:355.58.007 ФОРМИРОВАНИЕ ЛИЧНОСТНОЙ КАРТЫ КОМПЕТЕНЦИЙ ОФИЦЕРА МЧС П.В. Стефаненко ГВУЗ "Донецкий национальный технический университет" (До...»

«(1-198) Министерство образования и науки Российской Федерации Санкт-Петербургский Государственный архитектурностроительный университет Кафедра экономической теории ИНСТИТ...»

«Дмитрий Львович Вайнштейн Разработка метода анализа протяженной тонкой структуры спектров потерь энергии электронов (EELFS) для определения атомной структуры поверхности 01.04.07 — физика твердого тела Диссертация на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Н...»

«ЕСТЬ ЛИ МЕСТО МОРАЛИ В СЕТЕВОЙ СТРУКТУРЕ ОБЩЕСТВА. Царапкина Ю.И. Нижегородский государственный технический университет им. Р. Е. Алексеева Нижний Новгород, Россия DOES MORALITY HAVE A PLACE IN THE NETWORKING STRUCTURE OF SO...»

«Car -tool Специнструмент для автосервиса ADDtools Измерительное оборудование Car -tool&ADDtools Специнструмент и измерительное оборудование Оглавление Специнструмент Измерительное оборудование стр. стр. AlfaRomeo & Lancia............. 2–7 Средства...»

«Строительство. Материаловедение. Машиностроение. №88, 2016 г. ISSN 2415-7031 УДК 621.225:69.002.51 ГИБРИДНЫЙ ПРИВОД МАШИН ДЛЯ ЗЕМЛЯНЫХ РАБОТ – ПУТЬ К СНИЖЕНИЮ ЭНЕРГОЕМКОСТИ РАБОЧИХ ПРОЦЕССОВ ХМАРА Л. А. 1, д...»

«Регистратор температуры и влажности DT-171 Инструкция по эксплуатации Содержание 1. Введение.... 2 2. Распаковка прибора.... 2 3. Технические характеристики... 2 4. Состав комплекта прибо...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный строительный университет" ОТЧЕТ О РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ федерального госуд...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.