WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


«Данный обзор подготовлен на основе анализа и обобщения дел, рассмотренных Арбитражным судом Приморского края в 2010 году, с участием ...»

РАЗДЕЛ I. ВВЕДЕНИЕ

Данный обзор подготовлен на основе анализа и обобщения дел,

рассмотренных Арбитражным судом Приморского края в 2010 году, с участием

антимонопольного органа.

По результатам статистического анализа за 2010 год арбитражным судом

рассмотрено 104 дела с участием антимонопольного органа. Из них 5 дел по искам

антимонопольного органа, 73 дела по заявлениям юридических лиц и

индивидуальных предпринимателей о признании незаконными решений и предписаний антимонопольного органа, 26 дел – о признании незаконными решений антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности.

Из рассмотренных 104 дел по 8 из них, финальные судебные акты (решения) были отменены вышестоящими судебными инстанциями: апелляционной инстанцией - 5 судебных актов, кассационной инстанцией - 3 судебных акта.

Два судебных акта по делам №А51-7268/2010, №А51-7722/2010 обжалуются в надзорной инстанции.

Данный обзор подготовлен на основе анализа дел, обжалованных в апелляционной и кассационной инстанции, связанных с обжалованием решений и предписаний антимонопольного органа, принятых в связи с нарушением Федерального закона от 26.07.2006 №135 «О защите конкуренция», а также решений антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства.

В Обзоре отражена правовая позиция арбитражного суда по конкретным спорам, а в отдельных случаях – с учетом мнения вышестоящих судебных инстанций.

РАЗДЕЛ II. АНАЛИЗ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ОБЖАЛОВАНИЕМ

НЕНОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ АНТИМОНОПОЛЬНЫХ ОРГАНОВ

1) Злоупотребление доминирующим положением Действия сетевой организации, основанные на требовании 1.

установки прибора учета электрической энергии, а также оплаты безучетного потребления и стоимости работ подключения счетчика, под угрозой прекращения электроснабжения, правомерно признаны антимонопольным органом ущемляющими интересы добросовестного потребителя – физического лица и квалифицированы как злоупотребление организацией своим доминирующим положением.

Сетевая организация, осуществляющая услуги по транспортировке электрической энергии, обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решения и предписания управления Федеральной антимонопольной службы.

Оспариваемым решением антимонопольный орган признал действия сетевой организации, основанные на требовании установки прибора учета электрической энергии, а также оплаты безучетного потребления и стоимости работ подключения счетчика, под угрозой прекращения электроснабжения, нарушающими часть 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции»

(далее – Закон о конкуренции).

Заявитель полагал, что его требования об установки прибора учета электрической энергии, а также оплаты безучетного потребления и стоимости работ подключения счетчика, адресованные гражданину, соответствуют действующему законодательству. По мнению заявителя, безучетное потребление электроэнергии является нарушением закона независимо от наличия или отсутствия договора электроснабжения. Действия по составлению акта технического обследования, акта о неучтенном потреблении электрической энергии и вынесение предписания не повлекли для гражданина неблагоприятных последствий, включая отключение электроэнергии, взыскание денежных средств, иное ограничение, недопущение или ущемление других лиц, в связи с чем не являются нарушением антимонопольного законодательства.

Решением суда первой инстанции1, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции2, отказано в удовлетворении заявленных требований, в силу следующего.

Согласно пункту 64 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 31.08.2006 №530, действие договора энергоснабжения с гражданином-потребителем не может ставиться в зависимость от заключения или не заключения договора в письменной форме. Наличие заключенного с гражданином-потребителем договора подтверждается документом об оплате гражданином потребленной им электрической энергии, в котором указаны наименование и платежные реквизиты гарантирующего поставщика, осуществляющего энергоснабжение данного потребителя. Договор с гарантирующим поставщиком считается заключенным с даты, соответствующей началу периода, за который гражданином-потребителем произведена первая оплата электрической энергии данному гарантирующему поставщику.

В соответствие с пунктом 136 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии оплата потребленной электрической энергии, предоставленных услуг по передаче электрической энергии, а также оплата потерь электрической энергии в электрических сетях осуществляется на основании данных, полученных с помощью приборов учета и (или) расчетного способа в соответствии с правилами коммерческого учета электрической энергии на розничных рынках электрической энергии, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики в сфере топливно-энергетического комплекса. Данные положения применяются в отношении граждан-потребителей, если иное не установлено жилищным законодательством Российской Федерации.

Статья 157 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает, что размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии исходя из нормативов потребления коммунальных услуг по электроснабжению и газоснабжению, утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 22 января 2010 го да по делу №А51 -17022/2009.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 16 марта 2010 го да по делу №А 51 В рассматриваемом случае оплата гражданином потребленной электрической энергии осуществлялась на основании данных, полученных с помощью расчетного способа в соответствии с правилами коммерческого учета электрической энергии, по нормативам потребления, на основании платежных документов, выставляемых ОАО «Дальневосточная энергетическая компания».

Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307, установлен исчерпывающий перечень оснований, по которым исполнитель может приостановить или ограничить предоставление коммунальных услуг. Указанные Правила таких оснований, как не приобретение электросчетчика класса точности 1отсутствие регистрации электросчетчика в сетевой организации, несообщение в сетевую организацию о выполнении предписания, а также неоплата акта безучетного потребления, не содержат.

В соответствии с частью 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о конкуренции) запрещаются действия (бездействия) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Заявитель как сетевая организация занимает доминирующее положение на рынке реализации услуг по транспортировке электрической энергии.

Требования сетевой организации по установке прибора учета, оплате безучетного потребления, адресованные гражданину-потребителю под угрозой прекращения электроснабжения, ведут к ущемлению интересов добросовестного (невиновного) абонента лицом, занимающим доминирующее положение на рынке, и свидетельствует о злоупотреблении заявителем своим доминирующим положением, что является нарушением части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

2. Для вывода о том, что субъектом хозяйственной деятельности установлена монопольно высокая цена на товар, антимонопольный орган должен доказать факт доминирующего положения данного субъекта на соответствующем товарном рынке, а также доказать, что цена товара значительно превышает экономические затраты по реализации товара, коммерческие расходы, а также необходимую для воспроизводства прибыль.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения антимонопольного органа, которым установлен факт нарушения Обществом части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, выразившегося в поддержании монопольно высокой цены на бензин марки, реализуемый обществом на территории городского округа в период с ноября 2008 по май 2009.

Решением суда первой инстанции3, оставленным без изменения судом апелляционной4 и надзорной инстанции5, заявление общества удовлетворено по следующим основаниям.

Общество не включено в Реестр хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке розничной продажи нефтепродуктов.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 23 Закона о конкуренции одним из полномочий антимонопольного органа является утверждение порядка проведения анализа состояния конкуренции в целях установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта и выявления иных случаев недопущения, ограничения или устранения конкуренции.

Приказом ФАС России от 25.04.2006 № 108 установлен «Порядок проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке» (далее Порядок).

В соответствии с пунктом 3 раздела 1 данного Порядка проведение анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке включает следующие этапы: определение временного интервала исследования товарного рынка;

определение продуктовых границ товарного рынка; определение географических границ товарного рынка; определение состава хозяйствующих субъектов, действующих на товарном рынке; расчет объема товарного рынка и долей хозяйствующих субъектов на рынке; определение уровня концентрации товарного рынка; определение барьеров входа на товарный рынок; оценка состояния конкурентной среды на товарном рынке; составление аналитического отчета.

В данном случае данный Порядок антимонопольным органом не был соблюден.

Устанавливая факт доминирующего положения организации – заявителя, антимонопольный орган не определил географические границы товарного рынка, Решение Арбитражно го суда Приморского края от 29 января 2010 го да по делу №А51 -21639/2009.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 14 апреля 2 010 года по делу №А51Определение ВА С РФ об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №10629/ 10 от 08 ноября 2010 года.

состав участвующих в нем хозяйствующих субъектов, их доли, количество эксплуатируемых ими АЗС, розничные цены на автомобильное топливо в определенный временной интервал исследования товарного рынка пункты 23, 25, 27, 31, 39 Порядка).

Так, вместо проведения анализа конкурентной среды, антимонопольный орган основывался на непроверенных данных, представленных самими участниками товарного рынка.

Поскольку оценка границ товарного рынка и доли на нем Общества была проведена антимонопольным органом с нарушением установленных требований, основанный на такой оценке вывод о доминировании организации – заявителя на этом рынке признан судом необоснованным.

Кроме того, антимонопольным органом не подтвержден факт установления и поддержания Обществом монопольно высокой цены товара.

Из определения монопольно высокой цены товара, данного в ч. 1 ст. 6 Закона о конкуренции следует, что цену товара необходимо анализировать на предмет соответствия таких ее составляющих, как расходы и прибыль уровню, необходимому для реализации на соответствующем товарном рынке товара, в отношении которого эта цена установлена.

Следовательно, для вывода о том, что цена товара значительно превышает экономические затраты по реализации товара и коммерческие расходы и необходимую для воспроизводства прибыль, необходимо оценить уровень прибыли не в абсолютном выражении, а в процентном - по отношению к сумме затрат на приобретение, транспортировку и другие экономически обоснованные издержки, то есть необходимо оценивать уровень рентабельности; проанализировать прибыль на так называемую «необходимость».

Вывод о том, что розничная цена на бензин, реализуемый через АЗС Общества, является монопольно высокой, антимонопольным органом сделан в результате установления снижения закупочных цен на автомобильное топливо, вызванного снижением цен производителей автомобильных бензинов и малозначительным снижением цены на бензин на АЗС Общества и возрастанием дохода Общества в рассматриваемый период.

Между тем анализ необходимых заявителю расходов и необходимой прибыли антимонопольным органом не производился.

Вывод об установлении монопольно высокой цены сделан без учета того, что при резком снижении цен поставщика Общество не имеет возможности снижать цены реализации в таком же соотношение, так как имеющиеся остатки с предыдущего периода были закуплены по более высокой цене; в цене реализации доля цены закупки составляет более 80%, поэтому снижение розничной цены не может происходить адекватно уровню снижения закупочной цены; для корректировки розничной цены на нефтепродукты Обществу необходим определенный период времени в связи с тем, что невозможно с точностью предсказать финансовый результат от розничной реализации товара при изменении закупочной цены. Такие выводы можно сделать после закрытия соответствующего периода (месяца), которое происходит в конце месяца, следующего за отчетным. В связи с этим, для корректировки розничной цены товара необходим определенный временной период с момента соответствующего изменения закупочной цены.

Поскольку антимонопольным органом не доказано, что Общество устанавливает монопольно высокую цену, то решение, основанное на таком выводе, признано судом недействительным.

–  –  –

Открытое акционерное общество (далее – ОАО) обратилось с заявлением о признании незаконным решения антимонопольного органа (далее - УФАС), обосновывая его тем, что антимонопольный орган незаконно отказал в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства со стороны общества с ограниченной ответственностью (далее – ООО). Ссылалось на то, что ООО незаконно завышает установленные государством тарифы на услуги по перевозке грузов железнодорожным транспортом, чем существенно нарушает интересы общества и иных лиц.

Суд первой инстанции6 в удовлетворении заявленного требования отказал, исходя из следующего. Суд кассационной инстанции решение первой инстанции Решение Арбитражно го суда Приморского края от 12 марта 2010 года по делу №А51-1694/2010.

оставил без изменения.7 Определением Высшего Арбитражного суда Российской Федерации отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ.8 Согласно части 2 статьи 39 Закона о конкуренции основанием для возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства является в том числе и обращение юридического лица с заявлением (пункт 2). Порядок рассмотрения заявлений юридических или физических лиц предусмотрен Административным Регламентом Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства РФ, утвержденным Приказом ФАС России от 25.12.2007 №447 (далее – Административный Регламент).

В силу положений пункта 3.11 Административного Регламента в заявлении должны содержаться сведения о заявителе и о лице, в отношении которого подано заявление, описание нарушения антимонопольного законодательства со ссылкой на законы и (или) иные нормативные правовые акты, существо требований, с которыми заявитель обращается, а также перечень прилагаемых документов. К заявлению, материалам прилагаются документы, свидетельствующие о фактах нарушения антимонопольного законодательства (далее - документы). В случае невозможности представления таких документов указывается причина невозможности их представления, а также предполагаемое лицо или орган, у которого эти документы могут быть получены.

Таким образом, антимонопольный орган рассматривает заявление обратившихся к нему лиц в пределах требований, с которыми заявитель обращается, с учетом описания нарушения антимонопольного законодательства со ссылками на нормативные правовые акты, которые заявитель полагает нарушенными, с учетом документов, свидетельствующих о фактах нарушения.

Из заявления ОАО, поданного в антимонопольный орган, следует, что усматриваемое заявителем нарушение состоит в том, что Общество незаконно завышает установленные государством тарифы, чем существенно нарушает интересы ОАО и иных лиц.

В силу Постановления Правительства РФ №239 от 07.03.1995 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» органам власти субъектов Российской Федерации дано право вводить государственное регулирование тарифов, надбавок на отдельные виды транспортных услуг, в том Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 28 июля 2010 года №Ф03-4790/2010.

Определение ВА С РФ от 13 декабря 2010 года №ВАС-16188/ 10.

числе на транспортные услуги, оказываемые на подъездных железнодорожных путях организациями промышленного железнодорожного транспорта и другими хозяйствующими субъектами независимо от организационно-правовой формы, за исключением организаций федерального железнодорожного транспорта.

Обязанность органов власти субъектов Российской Федерации устанавливать тарифы на транспортные услуги, оказываемых на подъездных железнодорожных путях организациями промышленного железнодорожного транспорта, действующим законодательством не предусмотрена.

На территории Приморского края не введено государственное регулирование тарифов, надбавок на услуги предприятий промышленного железнодорожного транспорта, поскольку орган государственного ценового регулирования (Департамент по тарифам Приморского края) не посчитал целесообразным введение регулируемых цен.

Следовательно, для Общества тарифы соответствующими государственными органами не устанавливались и не должны были устанавливаться, из чего суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Общество не завысило установленные государством тарифы в силу отсутствия таковых.

Таким образом, антимонопольный орган обоснованно отказал в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в связи с отсутствием признаков нарушения антимонопольного законодательства со стороны ООО.

Сам факт доминирующего положения общества на рынке оказания транспортных услуг не свидетельствует о нарушении обществом антимоноп ольного законодательства, а вопрос о злоупотреблении обществом своим доминирующим положением в УФАС не ставился.

Суд отклонил ссылку заявителя на злоупотребление обществом своим доминирующим положением и на нарушение пунктов 8, 9 части 1 Закона о защите конкуренции, поскольку данные доводы в заявлении в УФАС не указывались, а при рассмотрении дела судом данные доводы заявителем документально не подтверждены.

4. Действия общества, направленные на отключение потребителя от газоснабжения в связи с отказом последнего от заключения договора поставки газа в новой редакции, свидетельствуют о злоупотреблении обществом доминирующим положением на рынке реализации услуг по поставке газа потребителям.

Открытое акционерное общество (далее – ОАО) обратилось с заявлением о признании незаконными решения и предписания антимонопольного органа, которыми признан факт нарушения ОАО части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, выразившегося в действиях общества, направленных на отключение потребителя от газоснабжения в связи с отказом последнего от заключения договора поставки газа в новой редакции.

инстанции9, Решением суда первой оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в удовлетворении требований отказано в силу следующего.

В соответствии со статьей 540 ГК РФ в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, договор считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети. Если иное не предусмотрено соглашением сторон, такой договор считается заключенным на неопределенный срок и может быть изменен или расторгнут по основаниям, предусмотренным статьей 546 ГК.

Поскольку положениями статьи 546 ГК не предусмотрен односторонний отказ снабжающей организации от исполнения условий договора, то договор о централизованном газоснабжении населения заключен на неопределенный срок.

Действующее законодательство (Правила предоставления коммунальных услуг гражданам, Правила поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан) не содержит нормы, предусматривающей право газоснабжающей организации на отключение потребителя от газоснабжения в связи с отказом от заключения договора в новой редакции.

Разногласия, возникшие между ОАО и гражданином по заключению договора должны были решаться сторонами в преддоговорных спорах или в судебном порядке, но не урегулироваться путем направления обществом абонентам угроз прекращения поставки газа.

Пленумом ВАС РФ в п.4 Постановления №30 от 30.06.2008 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» разъяснено, что для квалификации действий как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы Решение Арбитражно го суда Приморского края от 31 мая 2010 го да по делу №А 51 -5562/ 2010.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 05 августа 2010 года по тому же делу.

наступления) любого из перечисленных последствий: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц.

Таким образом, направление обществом гражданину писем с угрозой прекращения поставки газа в связи с незаключением им договора на новых условиях, свидетельствует о злоупотреблении заявителем своим доминирующим положением, результатом которого является ущемление интересов гражданина, правам которого на получение коммунальной услуги в виде поставки газа угрожает Заявитель.

Бездействие ОАО по нерассмотрению заявок на оформление 5.

пропусков на вновь приобретенную спецтехнику аэропорта, не содержат признаков злоупотребления доминирующим положением, поскольку данное бездействие соответствует условиям допустимости, предусмотренным статьей 13 Закона о защите конкуренции.

ОАО обратилось с заявлением о признании незаконными решения и предписания УФАС, которыми ОАО признано злоупотребляющим своим доминирующим положением, выраженное в длительном бездействии по не рассмотрению заявок на оформление пропусков на вновь приобретенную спецтехнику аэропорта.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования ОАО отказал 11, исходя из факта доминирования ОАО на рынке услуг по обеспечению деятельности автотранспорта на территории аэропорта, а также исходя из периода длительн ого бездействия ОАО по нерассмотрению заявок по выдаче пропусков на спецтехнику.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции исходя из следующего.

Согласно части 1 статьи 10 Закона запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе создан ие дискриминационных условий и создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам (пункты 8 и 9).

В то же время Закон наделяет соответствующий хозяйствующий субъект правом представить доказательства того, что его действия (бездействие), указанные Решение Арбитражно го суда Приморского края от 24 мая 2010 го да по делу №А 51 -3276/ 2010.

Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточно го округа от 05.11.2010 №Ф03в части 1 статьи 10 Закона (за исключением действий, указанных в пунктах 1, 2, 3, 5, 6, 7 и 10 части 1 названной статьи), могут быть признаны допустимыми в соответствии с требованиями части 1 статьи 13 Закона (часть 2 статьи 10 Закона).

В статье 13 Закона определены условия допустимости действий (бездействия), соглашений, согласованных действий, сделок, иных действий. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (пункты 1 и 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.08 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства»

в отношении действий (бездействия), прямо поименованных в части 1 статьи 10 Закона, наличие или угроза наступления соответствующих последствий (недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц) предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом.

Однако, оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения части 2 статьи 10 и части 1 статьи 13 Закона и определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления граждански х прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.

Таким образом, нарушением же антимонопольного законодательства являются не любые действия хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке, а только те, которые направлены на сохранение или укрепление своего положения на соответствующем товарном рынке с использованием запрещенных методов, наносящих ущерб конкурентам и (или) иным лицам.

В данном случае, признавая законными решение и предписание антимонопольного органа, суд первой инстанции не выяснил вопрос о возможности допуска заявленной техники на контролируемую территорию, существует ли конкуренция вообще и, если таковая имеется в смысле пункта 7 статьи 4 Закона о конкуренции, не установил признаки ограничения конкуренции, а также не выяснил, является ли бездействие допустимым.

инстанции13, При новом рассмотрении дела решением суда первой оставленным без изменения апелляционной инстанцией14, заявленные требования удовлетворены, исходя из следующего.

В соответствии с федеральными авиационными правилами «Сертифицированные требования к юридическим лицам, осуществляющим аэропортную деятельность по обеспечению обслуживания пассажиров, багажа, грузов и почты», утвержденными приказом Минтранса России от 23.06.2003 №150, спецтранспорт, допускаемый к эксплуатации на территории аэродрома и за ее пределами, должен состоять на учете в соответствующих уполномоченных органах (пункт 24).

Аналогичное правило установлено пунктом 44 Инструкции по организации движения спецтранспорта и средств механизации на гражданских аэродромах Российской Федерации, утвержденной приказом Минтранса России от 13.07.2006 №82.

Таким образом, спецтранспорт, допускаемый к эксплуатации на территории аэродрома и за ее пределами, должен быть зарегистрирован.

Поскольку документы, свидетельствующие о регистрации в соответствующих государственных органах спецтранспорта, заявителю до вынесения антимонопольным органом решения представлены не были, то основания для допуска данного спецтранспорта к эксплуатации на территории аэродрома и выдачи соответствующих пропусков у заявителя отсутствовали.

В спорный период на территории аэропорта выполняла работы другая спецтехника, имеющая соответствующие пропуска, что указывает на отсутствие в действиях ОАО, признаков ограничения конкуренции.

Таким образом, суд первой инстанции признал бездействие заявителя соответствующим условиям допустимости действий (бездействия), предусмотренным статьей 13 Закона о конкуренции.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 25 января 2011 го да по делу №А51 -3276/ 2010.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 11 апреля 2011 года по делу А51 Действия ОАО, являющегося субъектом естественной монополии, по установлению лимитов на отпуск автомобильного топлива на территории аэропорта не свидетельствуют о злоупотреблении ОАО своим доминирующим положением, поскольку услуги по реализации автоГСМ не входят в Перечень услуг естественных монополий, утвержденный постановлением Правительства РФ от 23.04.2008 №293.

ОАО обратилось с заявлением о признании незаконным решения и предписания УФАС о признании факта злоупотребления ОАО доминирующим положением путем установления лимитов на отпуск автомобильного топлива для заправки спецтранспорта в аэропорту Владивостока.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований 15, исходя факта установления доминирующего положения ОАО на рынке услуг по продаже автомобильного топлива для заправки спецтранспорта, допускаемого к эксплуатации только на территории аэродрома, не эксплуатируемого на дорогах общего пользования, а также факта включения ОАО в Реестр субъектов естественных монополий на транспорте.

Апелляционная инстанция решение суда первой инстанции отменила, заявленные требования удовлетворила 16, исходя из следующего.

Согласно пунктам 3 и 9 части 1 статьи 10 Федерального закона «О защите конкуренции» запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Для того, чтобы установить факт злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением, антимонопольный орган должен представить доказательства того, что, хозяйствующий субъект доминирует на определенном товарном рынке; в результате его действий не допускается, ограничивается конкуренция либо ущемляются интересы других лиц.

Указанные условия должны иметь место в совокупности, в противном случае факт злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением, не может быть признан.

Правила определения доминирующего положения определены в статье 5 Закона о конкуренции.

Решением Арбитражного суда Приморского края от 23 декабря 2010 года по делу №А51Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 04 апреля 2011 года по тому же делу.

Согласно части 5 статьи 5 Закона о конкуренции доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта – субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящимся в состоянии естественной монополии.

В силу статьи 4 Федерального закона от 17.08.1995 №147 «О естественных монополиях» услуги в транспортных терминалах, портах и аэропортах отнесены к сфере деятельности субъектов естественных монополий.

Перечень товаров, работ, услуг субъектов естественных монополий, цены на которые регулируются государством, утверждаются Правительством РФ.

Постановлением Правительства РФ от 23.04.2008 №293 утвержден перечень услуг субъектов естественных монополий. Услуги по реализации автомобильного топлива не включены в перечень услуг субъектов естественных монополий.

Следовательно, указанный товарный рынок не находится в состоянии естественной монополии, и ОАО не является субъектом естественной монополии в сфере реализации автоГСМ.

Цены на услуги по реализации автоГСМ являются договорными, следовательно, вывод о том, что ОАО, находясь в состоянии субъекта естественной монополии, пользуется своим доминирующим положением, является необоснованным, поскольку заявитель является субъектом естественной монополии на других товарных рынках (услуги в аэропорту), а не на рынке реализации автоГСМ.

Кроме того, УФАС неверно определил продуктовые и географические границы товарного рынка, не определил долю ОАО на указанном товарном рынке, не исследовал возможность приобретения товара покупателем за указанными границами, не доказал невозможность приобретения товара за его пределами, не определил условия доступа на указанный товарный рынок, не доказал возможности ОАО оказывать решающее влияние на условия обращения товара, следовательно, УФАС не доказал, что ОАО занимает доминирующее положение на рынке реализации авто ГСМ.

7. Навязывание Обществом в одностороннем порядке невыгодных условий договора на оказание третьими лицами услуг по перевозке пассажиров на междугородных и пригородных автобусных маршрутах, свидетельствуют о злоупотреблении Обществом доминирующим положением на рынке услуг перевозок.

Общество обратилось с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС, которыми признан факт нарушения Обществом пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о конкуренции, выразившегося в навязывании третьим лицам невыгодных условий в 12 пунктах договора на оказание и выполнение услуг по организации перевозки пассажиров на международных и пригородных автобусных маршрутах.

В обоснование заявленного требования Общество ссылалось на то, что в настоящее время отношения между автотранспортными предприятиями и автовокзалами нормативно не регулируются, поэтому к отношениям сторон применяются нормы Гражданского кодекса о свободе договора. Антимонопольный орган как государственный орган не вправе вмешиваться в договорные отношения сторон и навязывать им свои условия.

Суд первой инстанции отверг доводы заявителя и отказал в удовлетворении заявленного требования17, руководствуясь следующим.

В части взаимоотношений автотранспортных предприятий с автовокзалами и автостанциями в части, не противоречащей действующему законодательству, действуют Правила организации пассажирских перевозок, утвержденные Приказом Минтранса РСФСР от 31.12.1981 № 200.

В соответствии с приказом Минтранса РСФСР от 31.12.1981 № 200 общество, как хозяйствующий субъект, оказывающий услуги по обслуживанию пассажиров на автовокзалах и автостанциях, вправе осуществлять деятельность: по обслуживанию перронов и стоянок автобусов; по организации пунктов техобслуживан ия автобусов;

по организации комнат отдыха водителей и кондукторов; по организации пунктов межрейсового медосмотра водителей.

Согласно ГОСТу Р51825-2001 «Услуги пассажирского автомобильного транспорта», утвержденного Постановлением Госстандарта от 14.11.2001 №461-ст, услуги пассажирского автомобильного транспорта подразделяются на две группы:

на услуги по непосредственному перемещению пассажиров и багажа с использованием автотранспортных средств (услуги по перевозке) и услуги, не связанные с перемещением пассажиров и багажа с использованием автотранспортных средств, но имеющие непосредственное отношение к перевозке (пункт 3.1).

В пункте 3.3 ГОСТа Р указано, что услуги, не связанные с перемещением пассажиров и багажа с использованием автотранспортных средств, включают в себя:

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 09 декабря 2010 года по делу №А 51 -15964/ 2010.

услуги по продаже проездных документов; информационные услуги; оказание услуг в медпунктах, комнатах материи ребенка, помещениях отдыха пассажиров и т.п.;

предоставление санитарно-гигиенических услуг; услуги по хранению и обработке багажа (упаковка багажа, услуги камеры хранения, услуги носильщиков и т.п.); по организации диспетчерских.

Таким образом, автоперевозчики не вправе отказаться от следующих услуг:

продажа проездных документов (продажа, прием сдаваемых проездных документов, резервирование мест, доставка билетов по указанному адресу и т.п.);

информационные услуги (предоставление зрительной и световой информации о месте и времени отправления автотранспортных средств, расписание движения, тарифах, правилах перевозок и т.п.); оказание услуг в медпунктах, комнатах материи ребенка, помещениях отдыха пассажиров и т.п.); предоставление санитарногигиенических услуг; обслуживание перронов и стоянок автобусов; услуги диспетчерской службы.

Вышеуказанные услуги оказываются либо непосредственно автоперевозчикам, либо пассажирам, приобретающим или приобретшим билет на перевозку автоперевозчиком, то есть опосредованно автоперевозчикам.

Остальные услуги Общество может предлагать третьим лицам по соглашению сторон и по договорной цене, но не вправе навязывать в одностороннем порядке.

Суд отклонил довод заявителя о том, что антимонопольный орган не вправе определять какие условия договора выгодные, какие невыгодные, поскольку Закон о защите конкуренции предусматривает принятие мер антимонопольного реагирования в случае нарушения запрета на злоупотребление хозяйствующими субъектами своим доминирующим положением, которое может выражаться, в частности, в виде навязывания одними хозяйствующими субъектами другим невыгодных условий в заключаемых между ними договорах. При этом признаком указанного навязывания является настаивание организации, для которой заключение договора является обязательным, на предложенных ею условиях договора.

Поскольку в своем решении антимонопольный орган обосновал, какие из указанных условий должны быть включены в заключаемые договора в обязательном порядке и не являются навязанными, а какие являются навязанными и подлежат исключению из договоров, поскольку либо являются невыгодными для третьих лиц, либо не относятся к предмету заключаемых договоров, суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части,18 признав недействительным пункт 11 решения и пункт 11 предписания об установлении пункта 3.1 договоров, признав недействительным пункт 12 решения и предписания об исключении пункта 3.2 договоров. В остальной части решение первой инстанции оставил без изменения.

Апелляционная инстанция согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что Общество, занимающее доминирующее положение на рынке услуг по обслуживанию пассажиров на автовокзалах и автостанциях, своими действиями, связанными с включением в договоры на оказание и выполнение услуг по организации и обеспечению перевозки пассажиров заключаемые с автопредприятиями-перевозчиками, условий по пунктам 1.1, 2.1.2, 2.1.3, 2.1.4, 2.1.5, 2.1.7, 2.1.8, 2.1.14, 2.2.12, 2.2.17 договоров, невыгодных для заявителей, не относящихся к предмету договора, ущемляющих права и законные интересы заявителей, нарушило пункт 3 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции в части нарушения Обществом положений Закона о защите конкуренции относительно установления пункта 3.1 договоров.

В пункте 3.1 договоров говорится о том, что за оказание услуг Автопредприятия оплачивают Обществу 17% от суммы денежных средств, полученных от стоимости реализованных билетов на проезд пассажиров и 50% от суммы денежных средств, полученных от стоимости провоза багажа.

Согласно Правилам перевозки пассажиров и багажа для перевозки багажа пассажиры сдают его непосредственно перевозчику с оформлением багажной квитанции. Таким образом, Общество не оказывает услуги по провозу багажа.

В данном случае Общество, указывает, что 17 % от суммы денежных средств, полученных от стоимости реализованных билетов на проезд пассажиров, определены путем деления необходимой валовой выручки (доходов) на планируемый объем стоимости реализованных билетов. При этом минимальная стоимость услуг Общества, при которой соблюдаются требования законодательства о качестве услуг оказываемых пассажирам и перевозчикам составляет именно 17% от стоимости реализованных билетов. При этом, на финансовом положении Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 14 апреля 2011 года по делу №А51перевозчиков стоимость услуг Общества в размере 17% не отражается, поскольку все затраты оплачивает потребитель – пассажир.

Антимонопольный орган, определяя указанный размер платы, не привел нормативного или арифметического обоснования рекомендуемой величины от размера платы, рассчитанной от суммы денежных средств, полученных от стоимости реализованных билетов на проезд пассажиров.

В пункте 3.2 договоров говорится о том, что остальные денежные средства, полученные обществом от реализации билетов на проезд в автобусах перечисляются Автопредприятию до 25 числа каждого следующего за отчетным месяца.

Апелляционная инстанция посчитала, что названный пункт не может быть исключен из договора, поскольку определяет порядок взаиморасчетов Общества с автопредприятиями.

Постановление апелляции обжалуется в кассации.

8. Установив фактическое наличие такого критерия, как превышение установленной цены товара сумме необходимых для производства и реализации товара расходов и прибыли, антимонопольный орган вправе рассмотреть вопрос о нарушении хозяйствующим субъектом антимонопольного законодательства в виде установления монопольно высокой цены на предоставляемые услуги.

Открытое акционерное общество (далее - Общество) обратилось с заявлением о признании незаконным решения и предписания антимонопольного органа, которым Общество признано нарушившим часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в части установления монопольно высокой цены (тарифа) на услугу обеспечения АвиаГСМ.

В обоснование своей позиции Общество указало на то, что установленный тариф за топливообеспечение воздушных судов в аэропорту является самым низким в Дальневосточном регионе. Сослалось на экспертное заключение аудиторской фирмы, установившей экономически обоснованный тариф на обеспечение АвиаГСМ

- 1613,6 рублей за тонну. Указало на то, что в установленный тариф в размере 1543 рублей входит себестоимость всех авиакомпаний, обслуживающихся в аэропорту, поэтому не ведет к ограничению конкуренции.

Суд первой инстанции19 в удовлетворении заявленных требований отказал, исходя из того, что Общество занимает доминирующее положение на рынке услуг топливообеспечения воздушных судов, поэтому установленная им монопольно высокая цена на топливообеспечение воздушных судов ведет к увеличению себестоимости рейсов, к ограничению конкуренции на рынке пассажирских авиационных перевозок, в связи с чем Общество признано злоупотребляющим своим доминирующим положением.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что для оценки действий общества не применим критерий сопоставления рынков, и во внимание принимается второй квалифицирующий критерий, указанный в статье 6 Закона о конкуренции - превышение расходов и прибыли. Рынки авиаперевозок, а также топливообеспечение воздушных судов не являются сопоставимыми в силу различной мощности аэропортов, географического месторасположения аэропортов, а также иных факторов (количество хозяйствующих субъектов, действующих на рынке и т.д.).

Апелляционная инстанция отменила решение суда первой инстанции, удовлетворив требования Общества20. Позиция апелляционной инстанции основана на следующем.

Сравнив старую и новую редакции статьи 6 Закона о защите конкуренции, апелляционная инстанция сделала вывод о том, что в любом случае антимонопольный орган должен доказать, что цена, установленная субъектом, занимающим доминирующее положение, превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли, то есть доказать, что монопольно высокая цена соответствует затратному методу определения цены.

В данном случае, при определении монопольно высокой цены антимонопольный орган применил затратный метод исследования, определив, что тариф, установленный Обществом, превышает сумму расходов и прибыли, необходимых Обществу для оказания услуг топливообеспечения.

Вместе с тем, указанные обстоятельства, по мнению апелляционного суда, не могут быть признаны основанием для вывода об установлении монопольно высокой цены, поскольку вывод антимонопольного органа основан на данных бухгалтерского учета 2008 года, однако тариф установлен в 2009 году.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 09.02.2010 по делу №А51-22591/2009.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 07 июня 2010 года по делу №А51По мнению апелляции, фактические затраты предприятия в разрезе результатов экономической деятельности 2009 года не превышают сумму необходимых, экономически оправданных расходов.

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, направив дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию21, указал на то, что применение судом апелляционной инстанции методики расчета тарифа «по базе фактических затрат» не предусмотрено действующим законодательством.

В соответствии со статьей 6 Закона о защите конкуренции монопольно высокой признается цена товара, установленная занимающим доминирующее положение хозяйствующим субъектом, если эта цена превышает цену, которую в условиях конкуренции на товарном рынке, сопоставимом по количеству продаваемого за определенный период товара, составу покупателей или продавцов товара (определяемому исходя из целей приобретения или продажи товара) и условиям доступа (далее - сопоставимый товарный рынок), устанавливают хозяйствующие субъекты, не в ходящие с покупателями или продавцами товара в одну группы лиц и не занимающие доминирующего положения на сопоставимом товарном рынке и эта цена превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли. Цена товара не признается монопольно высокой, если она не соответствует, хотя бы одному из указанных критериев.

Из содержания данной нормы следует, что для признания цены товара монопольно высокой достаточно подтвердить ее несоответствие хотя бы одному из названных критериев.

Установив фактическое наличие такого критерия, как превышение установленной ценой товара суммы необходимых для производства и реализации товара расходов и прибыли, антимонопольный орган вправе рассмотреть вопрос о нарушении хозяйствующим субъектом антимонопольного законодательства в виде установления монопольно высокой цены на предоставляемые услуги (реализуемый товар).

При проведении анализа признаков монопольно высокой цены антимонопольным органом выявлены факторы увеличения стоимости данных услуг, а именно увеличение расходов для осуществления деятельности по Постановление Федерального Арбитражного су да Дальневосточного округа от 20 октября 2010 года №Ф03-6634/2010.

топливообеспечению воздушных судов, снижение объемов топливообеспечения и неправильное применение значения коэффициента инфляции.

Указанным юридически значимым для правильного рассмотрения спора обстоятельствам судом оценка не дана, дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный апелляционный суд.

На новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции оставил решение первой инстанции в силе,22 указал на то, что Обществом расчет тарифа на услуги топливообеспечения выполнен с отклонениями: в расчете применен размер инфляции на уровне 14 % вместо официального 13.3 %, включены прочие расходы, не подтвержденные анализом счета 20, в расчет себестоимости дважды включены общехозяйственные расходы, занижен плановый объм обеспечения на ГСМ на 2009 год.

Таким образом, в действиях Общества имеются признаки злоупотребления доминирующим положением, выраженные в установлении высокой монопольной цены на услуги топливообеспечения воздушных судов, что ущемляет интересы иных хозяйствующих субъектов и является нарушением части 1 статьи 10 Закона о конкуренции.

При кассационном обжаловании23 постановление апелляционной инстанции и решение суда первой инстанции оставлены в силе.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 24 февраля 2011 по делу №А 51 Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 16 июня 2011 года №Ф03-2265/2011

2) Ограничение конкуренции актами, действиями государственных органов, органов местного самоуправления (часть 1 статьи 15 Закона о конкуренции)

1. Поскольку действия УФС по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Приморскому краю соответствуют действующей Международной конве нции, и антимонопольным органом не доказан факт ограничения конкуренции данными действиями, решение и предписание антимонопольного органа признаны незаконными.

Управление обратилось с заявлением о признании незаконными решения и предписания антимонопольного органа.

Основанием для принятия оспариваемого решения и предписания явился вывод антимонопольного органа о том, что действия Управления по обязыванию субъектов внешнеэкономической деятельности извещать Управление о прибытии транспортных средств, бывших в употреблении, для прохождения обязательного фитосанитарного контроля не основаны на требованиях действующего законодательства и приводят к ограничению конкуренции, что является нарушением пункта 2 части 1 статьи 15 Закона о конкуренции.

Решением суда первой инстанции24, оставленным без изменения судами апелляционной25 инстанций26, и кассационной решение и предписание антимонопольного органа признаны незаконными в силу следующего.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, Федеральным органом исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности Решение Арбитражно го суда Приморского края от 25 октября 2010 года по делу №А 51 -8175/2010.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 27 декабря 2010 го да по тому же делу Постановление Федерального Арбитражного су да Дальневосточного округа от 13 апреля 2011 го да №Ф03-1222/2011.

запрещаются: необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам.

Необходимость прохождения фитосанитарного контроля ввезенных на территорию РФ транспортных средств установлена Федеральным законом «О карантине растений», Постановлением Правительства РФ от 29.05.2006 г. № 329, Международной конвенцией по карантину и защите растений, а также соответствующей ей Номенклатурой товаров, подлежащих фитосанитарному контролю, утвержденной Россельхознадзором и ФТС России от 11.12.2006.

Меры фитосанитарного контроля, призванные установить наличие или отсутствие карантинных или опасных вредителей, болезней растений и сорняков, в том числе в форме извещения о прибытии и предъявления подкарантинного объекта для прохождения контроля, распространяются как на грузы, так и на транспорт, бывший в употреблении и ввозимый на территорию Российской Федерации.

Антимонопольный орган, принимая решение о нарушении Управлением части 1 статьи 15 Закона о конкуренции, не принял во внимание нормы данных нормативных правовых актов, а в обоснование своего решения сослался на письма Федеральной службы, не являющиеся нормативными правовыми актами.

Таким образом, действия Управления по обязанию субъектов внешнеэкономической деятельности извещать о прибытии транспортных средств, бывших в употреблении, и предъявлять ввозимые на территорию Российской Федерации транспортные средства для прохождения обязательного фитосанитарного контроля соответствуют действующему законодательству.

Указанная позиция соответствует сложившейся судебной практике, что следует, в том числе из постановлений Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.05.2010 № Ф03-2445/2010, от 07.10.2010 № Ф03а также от 17.05.2010 № Ф03-3229/2010, по которому, кроме того, определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.09.2010 № ВАС-12130/10 отказано в пересмотре в порядке надзора.

Поскольку каких-либо требований к третьим лицам - хозяйствующим субъектам, не предусмотренных Федеральным законом «О карантине растений» и принятыми в целях его реализации нормативными правовыми актами, Управление не устанавливало, то в его действиях отсутствует состав правонарушения в области антимонопольного законодательства.

2. Действия Управления по рассмотрению заявки Общества на выдачу лицензии на пользование животным миром с нарушением срока, предусмотренного законом, привели к созданию преимуществ для другого хозяйствующего субъекта, ограничили конкуренцию.

Управление обратилось с заявлением о признании незаконным решения УФАС, которым Управление признано нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части установления преимуществ для хозяйствующего субъекта при наличии другого хозяйствующего субъекта при получении лицензии на пользование животным миром.

По мнению УФАС нарушения выразились в том, что заявка Общества не была рассмотрена в сроки и в установленном порядке, в результате чего была рассмотрена заявка другого хозяйствующего субъекта, а Общество было лишено возможности представить недостающую информацию и представить новую заявка, в результате чего, лишилось возможности получить лицензию. Таким образом, управлением совершены действия по ограничению конкуренции.

инстанции27, Решением суда первой оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции28 заявленные требования в части признания недействительным пункт 1 решения УФАС удовлетворил, а части оспаривания пункта 2 решения, производство по делу прекратил.

Удовлетворив заявленные требования суд первой инстанции указал на то, что административный орган не доказал наличия в действиях Управления нарушения антимонопольного законодательства в силу следующего.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 1 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон), данный Закон определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции, в том числе по недопущению, ограничению, устранению конкуренции органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями.

Согласно части 2 статьи 1 целями Закона являются, в том числе обеспечение свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 07 сентября 2010 го да по делу №А 51 Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 19 ноября 2010 года по тому же делу Под конкуренцией в силу пункта 7 статьи 4 Закона понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

В части 1 статьи 15 Закона указано, что органам местного самоуправления запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).

Как разъяснено в пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», при рассмотрении дел о признании недействующими или недействительными актов названных органов, о признании незаконными их действий (бездействия) по заявлениям антимонопольного органа, поданным в связи с нарушением части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ, арбитражные суды должны учитывать следующее: если антимонопольным органом доказано, что акты, действия (бездействие) приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, а соответствующим органом не указана конкретная норма федерального закона, разрешившая данному органу принять оспариваемый акт, осуществить действия (бездействие), заявленные требования подлежат удовлетворению.

Согласно части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Таким образом, в силу части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ и приведенных норм возможность наступления негативных последствий для конкуренции на определенном товарном рынке имеет квалифицирующее значение и подлежит доказыванию антимонопольным органом.

Суд первой инстанции с учетом п.17 ст. 4 Закона о конкуренции не усмотрел нарушений ч.1 статьи 15 Закона «О защите конкуренции», придя к выводу о том, что нарушение порядка рассмотрении заявки Общества другому хозяйствующему субъекту были созданы условия для воздействия в одностороннем порядке на общие условия обращения товара на товарном рынке.

Поскольку Управлением нарушен порядок и сроки рассмотрения заявок не только Общества, но и других заявителей, т.к. все хозяйствующие субъекты находились в равном положении, то допущенные нарушения сроков и порядка рассмотрения заявок не привели к недопущению, ограничению устранению конкуренции на рынке пользования объектами животного мира. Действиями Управления могло быть нарушено приоритетное право Общества на получение испрашиваемой территории, необходимой для осуществления их традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами.

Кроме того, суд первой инстанции установил нарушение порядка производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства, поскольку в ходе рассмотрения заявления Общества, к участию в деле не было привлечено заинтересованное лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с рассмотрением дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Суд кассационной инстанции29 отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, исходя из следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).

Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 02 марта 2011 года №Ф03-492/2011 Из положений данной статьи не следует, что если в отношении всех хозяйствующих субъектов органом государственной власти допущены равнозначные нарушения требований законодательства, действия последнего не привели или не могли привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Согласно пункту 17 статьи 4 Закона о защите конкуренции одним из признаков ограничения конкуренции признается сокращение числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, на товарном рынке.

Суд кассационной инстанции посчитал, что суды первой и апелляционной инстанции не оценив представленные в дело доказательства, ограничились лишь констатацией нарушений, допущенных Управлением при рассмотрении обеих заявок. Кроме того, суды не делали правовую оценку выводу УФАС о приоритетном праве Общества в получении объектов животного мира в пользование.

На новом рассмотрении суд первой инстанции30 удовлетворил требования заявителя и признал незаконным решение УФАС, в силу следующего.

Согласно статье 36 Федерального закона «О животном мире» долгосрочную лицензию на пользование животным миром выдает специально уполномоченный государственный орган субъекта Российской Федерации по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания на основании решения высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ.

В соответствии с пунктом 6 Положения о порядке выдачи долгосрочных лицензий на пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, утвержденным приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 26.06.2000 № 569 «Об утверждении положения о порядке выдачи долгосрочных лицензий» лицензирующий орган рассматривает поступившие заявки на получение охотничьих животных в пользование в течение 30 дней с даты поступления, готовит экспертное заключение о возможности выдачи долгосрочной лицензии, вносит в долгосрочную лицензию условия пользования охотничьими животными, разработанные на основе федеральных и территориальных стандартов, правил, лимитов и нормативов, являющихся неотъемлемой частью лицензии.

Согласно пункту 7 статьи 4 данного закона под конкуренцией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого Решение Арбитражно го суда Приморского края от 04 мая 2011 го да по делу №А 51-10481/2010 из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Согласно пункту 17 этой же статьи признаки ограничения конкуренции выражаются в сокращении числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, на товарном рынке, росте или снижении цены товара, не связанных с соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке, отказе хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, от самостоятельных действий на товарном рынке, определении общих условий обращения товара на товарном рынке соглашением между хозяйствующими субъектами или в соответствии с обязательными для исполнения ими указаниями иного лица либо в результате согласования хозяйствующими субъектами, не входящими в одну группу лиц, своих действий на товарном рынке, а также иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара на товарном рынке.

Поскольку в период с момента получения заявки Общества и до выдачи экспертного заключения Управление не сообщало общественной организации о результатах ее рассмотрения, соответственно Общественная организация не могла знать о мотивах, по которым ей будет отказано в выдаче лицензии на пользование объектами животного мира. Получив информацию об отказе в выдаче лицензии, она могла подать новую заявку на получение в пользование объектов животного мира на этой же территории, устранив обстоятельства, которые послужили основанием для отказа. Однако поскольку на следующий день после принятия решения об отказе в предоставлении лицензии Общества Управление решило выдать долгосрочную лицензию другому лицу, тем самым общественная организация оказалась лишена возможности исправить недостатки своей заявки.

Нарушение заявителем срока рассмотрения заявки Общества повлекло нарушение законодательства о конкуренции. При этом тот факт, что заявки иных претендентов были также рассмотрены с нарушением срока, не имеет значения для дела.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу о нарушении Управлением части 1 статьи 15 Закона о конкуренции.

Вместе с тем, поскольку антимонопольный орган нарушил порядок рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, суд первой инстанции признал недействительным пункт 1 решения УФАС. Нарушение порядка рассмотрения дела выразилось в непривлечении к участию к делу другого заинтересованного лица.

3. Возможность наступления негативных последствий для конкуренции на определенном товарном рынке имеет квалифицирующее значение и подлежит доказыванию антимонопольным органом. Констатация тех или иных действий органов власти, препятствующих деятельности хозяйствующих субъектов, не может рассматриваться как необходимое и достаточное основание для признания таковых нарушениями части 1 статьи 15 Феде рального закона «О защите конкуренции».

Администрация обратилась с заявлением о признании незаконным решения антимонопольной службы.

В соответствии с решением антимонопольной службы администрация, издав постановление, в котором определяются территории, где запрещена розничная продажа и потребление пива и напитков, изготавливаемых на его основе, ограничила конкуренцию в сфере общественного питания, чем нарушила часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Решением суда первой инстанции31, оставленным без изменения судами апелляционной32 инстанций33, и кассационной заявленные требования удовлетворены, решение антимонопольного органа признано незаконным, исходя из следующего.

Ограничения розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе, установлены Федеральным законом от 07.03.2005 г.

№ 11-ФЗ «Об ограничениях розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе» (далее по тексту – «Федеральный закон № 11-ФЗ»).

Данный закон предоставил право органам местного самоуправления дополнительно определять места общественного питания, не предусмотренные настоящим Федеральным законом, в порядке, установленном субъектом Российской Федерации.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 18 ноября 2010 го да по делу №А 51 -13457/2010.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 07 февраля 2011 года по делу №А51Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 18 мая 2011 года по делу №Ф031653/2011 Данный порядок на территории Приморского края определяетс я постановлением Администрации Приморского края от 01 августа 2005 № 137-па (далее по тексту – «Порядок»).

Согласно абзацу 4 указанного Порядка органы местного самоуправления определяют места общественного питания на подведомственных территориях, ведут их реестр и публикуют его в средствах массовой информации.

Постановлением администрации г.Владивостока определены границы территорий, в которых запрещены розничная продажа, в том числе в розлив, и потребление (распитие) пива и напитков, изготавливаемых на его основе.

Таким образом, запрет на розничную продажу, в том числе в розлив, и потребление (распитие) пива и напитков, изготавливаемых на его основе, установлен администрацией только в отношении мест общественного питания, попадающих в пределы установленных органом местного самоуправления территорий, то есть в пределах полномочий органа местного самоуправления, предусмотренных частью 2 статьи 3 Федерального закона № 11-ФЗ.

Следовательно, установление постановлением администрации территорий, в пределах которых в местах общественного питания не разрешаются розничная продажа, в том числе розлив, и потребление (распитие) пива и напитков, изготавливаемых на его основе, не оказывает влияния на конкуренцию.

Постановление не содержит наименования и адреса конкретных мест общественного питания, в которых действуют запреты, то есть каждый хозяйствующий субъект самостоятельно принимает решение о том, где им будет организовано место общественного питания. При этом какие-либо ограничения для участников деятельности в сфере общественного питания постановление не устанавливает, все участники равны между собой.

Целью данного закона в ограничении продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе, является защита нравственности и здоровья людей, прежде всего несовершеннолетних.

Антимонопольным органом не представлены доказательства того, что постановление администрации ограничивает конкуренцию и является препятствием для осуществления предпринимательской деятельности и не связано с защитой нравственности и здоровья людей.

Таким образом, в действиях администрации отсутствует нарушение части 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции».

4. Установление лимитов водопотребления и водоотведения в области водопроводно-канализационного хозяйства относится к организационнораспорядительным функциям органа местного самоуправления и в силу прямого запрета, предусмотренного пунктом 3 статьи 15 Закона о конкуренции не могут быть переданы хозяйствующему субъекту, поскольку данные действия могут привести к усилению рыночной власти данного субъекта и устранению конкуренции на рынке оказания услуг по водоснабжению.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, администрации отказано в удовлетворении требования о признании незаконным и отмене решения и предписания антимонопольного органа.

Основанием для принятия оспариваемых решения и предписания послужил вывод антимонопольного органа о нарушении администрацией антимонопольного законодательства, выразившегося в наделении хозяйствующего субъекта – ОАО функциями и правами органов местного самоуправления в области водопроводнокоммунального хозяйства, а именно: функциями по установлению и корректировке лимитов потребления питьевой воды из системы коммунального водопровода и лимитов сброса сточных вод в систему канализации от организаций и предприятий, независимо от ведомственной принадлежности и организационно-правовой формы При обжаловании решения администрация ссылалась на Постановление Правительства РФ от 12.02.1999 №167, предусматривающее возможность передачи функций органов местного самоуправления по установлению лимитов водопотребления и водоотведения организациям водопроводно-канализационного хозяйства.

Отклоняя данный довод администрации, суды указали, что утвержденные Постановлением Правительства РФ от 12.02.1999 №167 Правила пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации», являясь подзаконным нормативно-правовым актом, обладают наименьшей юридической силой, поэтому, действуют только в той части, в которой не противоречат нормативным актам наибольшей юридической силы.

В данном случае применяются нормы Федерального закона «О защите конкуренции», обладающего наибольшей юридической силой.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 02 февраля 2010 го да по делу №А 51 -22455/ 2009 Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 01 апреля 2010 года по тому же делу Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 23 июня 2010 года №Ф03-4009/2010 Согласно частям 1, 3 статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия). Запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иных органов власти, органов местного самоуправления и фун кций хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, установленных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного контроля и надзора, если иное не установлено Федеральным законом «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».

Из анализа вышеприведенных норм права следует, что функция по установление лимитов водопотребления и водоотведения в области водопроводноканализационного хозяйства относится к организационно-распорядительным функциям органа местного самоуправления и в силу императивного запрета, предусмотренного пунктом 3 статьи 15 Закона № 135-ФЗ, не может быть передана хозяйствующим субъектам.

Таким образом, в действиях администрации имеются признаки нарушения антимонопольного законодательства.

5. Антимонопольный орган прекращает производство по делу только в случае добровольного устранения нарушения антимонопольного законодательства и его последствий лицом, совершившим такое нарушение.

Таможня обратилась с заявлением о признании незаконным и отмене решения и предписания антимонопольной службы.

В обоснование заявленного требования таможня указала на то, что антимонопольный орган должен был прекратить производство по делу, так как решением арбитражного суда действия таможни уже признаны незаконными и товар

– шины бывшие в употреблении оформлены и выпущены в свободное обращение.

Основанием для принятия оспариваемых решения и предписания послужила жалоба предпринимателя на отказ таможни принять ГТД для оформления ввезенных шин, бывших в употреблении, что поставило его в неравное положение с другими предпринимателями, оформивших такой же товар через другую таможню, которая беспрепятственно принимала ГТД для оформления указанных шин.

инстанции37, Решением суда первой оставленным апелляционной инстанцией Таможне отказано в удовлетворении заявленного требования, в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 48 Закона о защите конкуренции комиссия прекращает рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства в случае добровольного устранения нарушения антимонопольного законодательства и его последствий лицом, совершившим такое нарушение.

Пунктом 5 части 1 выше указанной статьи предусмотрено, что комиссия прекращает рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства в случае наличия вступившего в законную силу судебного акта, в котором содержатся выводы о наличии или об отсутствии нарушения антимонопольного законодательства в рассматриваемых комиссией действиях (бездействии).

Таможней препятствование в осуществлении третьим лицом хозяйственной деятельности было устранено не в добровольном порядке, а по решению арбитражного суда. Кроме того, таможня при рассмотрении антимонопольного дела не признала факт нарушения антимонопольного законодательства и настаивала на законности своих действий.

Таким образом, у УФАС не было оснований для прекращения рассмотрени я дела в связи добровольным устранением заявителем нарушения антимонопольного законодательства.

Поскольку Таможней на момент рассмотрения антимонопольного дела устранены препятствия в осуществлении третьим лицом предпринимательской деятельности, ограничивающие конкуренцию, антимонопольный орган правомерно выдал предписание о совершении заявителем действий, направленных на обеспечение конкуренции.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 12 октября 2010 года по делу №А 51 -12517/ 2010 Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 27 декабря 2010 го да по тому же делу

–  –  –

Действия предпринимателя по ввозу и реализации одного и того же 1.

товара с этикетками сходными до степени смешения с этикетками, исключительное право на которые имеется у Общества, содержат признаки недобросовестной конкуренции, поскольку способствуют введению потребителя в заблуждение, возникновению у него неоправданных ассоциаций с конкретным субъектом хозяйственной деятельности и его продукцией на определенном товарном рынке, в условиях конкурентной среды.

Индивидуальный предприниматель обратился с заявлением об оспаривании решения и предписания антимонопольного органа., которыми признан факт нарушения предпринимателем пунктов 2 и 4 части 1 статьи 14 Федерального закона «О защите конкуренции» в части введения потребителей в заблуждение и введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности. На основании данного решения предпринимателю выдано предписание о прекращении выпуска, продажи, обмена и иного введения в оборот продукции – чехлов для автомобильных кресел и комплектов ковриков для салонов автомобилей с этикетками, дизайн которых схож до степени смешения с этикетками аналогичного товара под товарным знаком «AUTOPROFI».

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции в удовлетворении требований предпринимателя отказано по следующим основаниям.

В силу пункта 2 статьи 2 Закона о защите конкуренции, в сферу его применения, входят отношения, связанные с объектами исключительных прав, если приобретение, использование и нарушение исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности могут привести к недобросовестной конкуренции.

Согласно статье 10 Закона о защите конкуренции недобросовестной конкуренцией является, в том числе продажа или иное введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 26 апреля 2010 го да по делу №А 51 -23608/2009 Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 18 июля 2010 го да по делу №А 51 Не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительных прав на средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или оказываемых услуг.

В силу требований статьи 14 Закона о защите конкуренции установлен запрет на недобросовестную конкуренцию.

Не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг (пункт 4 части 1).

Не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг (часть 2).

Правовое значение имеет не просто сходство тех или иных материальных объектов, используемых в хозяйственной деятельности, а сходство до степени смешения в отношении предприятия (производителя, распространителя товаров), самих товаров и торговой деятельности конкурента.

В связи с этим опасным для целей правового регулирования является введение потребителя в заблуждение, возникновение у него неоправданных ассоциаций с конкретным субъектом хозяйственной деятельности и его продукцией на определенном товарном рынке, в условиях конкурентной среды (при сопоставимости товаров по продуктовым и географическим границам определенного товарного рынка).

Вместе с тем правовое значение приобретают разовый либо систематический характер поведения конкурента, цели его поведения с учетом общественно полезных либо общественно-вредных начинаний для частного и публичного порядка.

В то же время недобросовестная конкуренция не может отождествляться с жесткостью конкуренции как правомерного серьезного делового соперничества (борьбы) во благо потребителю.

Таким образом, в круг доказательств по данной категории входят доказательства факта недобросовестной конкуренции со стороны предпринимателя, факта принадлежности исключительных прав на средства индивидуализации иному лицу, факта сходства до степени смешения обозначений.

При этом факт принадлежности исключительных прав на определенный результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит доказыванию лицом, обратившимся в антимонопольный орган за защитой своих прав на интеллектуальную собственность. Кроме того, данное лицо должно доказать, что указанное им в заявлении лицо незаконно, то есть без разрешения, использует результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

На основании авторского договора у ООО возникло исключительное право на произведение: этикетки для автомобильных ковриков и кресел для автомобилей в различных комплектация.

В силу статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

Доказательств дачи ООО как правообладателем такого согласия предпринимателю не представлено.

В обоснование заявленных требований предприниматель ссылался на легальность использования этикеток, реализуемых им аналогичных товаров, в связи с заключением им на изготовление этикеток на автомобильные чехлы и коврики с другим гражданином К.

Суд установил, что гражданин К., выступая в качестве автора передал предпринимателю свои исключительные права на дизайн-макеты для автомобильных ковриков, чехлов, рулевых оплеток), о чем заключен авторский договор. Вместе с тем на момент заключения с гражданином К. авторского договора, у ООО в силу статьи 1259 Гражданского кодекса РФ уже возникло исключительное право на использование этикеток, созданных другим автором.

Вопрос о сходстве до степени смешения в соответствии с пунктом 13 информационного письма ВАС РФ от 13.12.2007 №122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» решался судом без назначения экспертизы.

Суд первой инстанции, сравнив форму и содержание данных этикеток и этикеток, используемых предпринимателем, путем визуального осмотра, пришел к обоснованному выводу об их схожести до степени смешения.

Кроме того, представленные в материалы дела справка эксперта также подтверждала совпадающие признаки, использованные при изготовлении этикеток.

Таким образом, выводы антимонопольной службы, изложенные в оспариваемом решении о близкой схожести фотографий на этикетках, зеркальном отображении надписей, текстов на этикетках, поскольку различия в них заключались лишь в незначительной компьютерной обработке, соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Довод заявителя о том, что в рассматриваемом случае имеет место спор между двумя авторами, которые создали аналогичные этикеты, судом апелляционной инстанции отклонен, как не имеющий правового значения для существа рассматриваемого спора.

Таким образом, действия предпринимателя содержат признаки недобросовестной конкуренции, поскольку грузовыми таможенными декларациями подтверждается факт ввоза предпринимателем на территорию РФ автомобильных принадлежностей, их реализацию со спорными этикетками, исключительное право на которые имеется у его конкурента - ООО.

Антимонопольным органом не доказан факт незаконного 2.

использования товарного знака на автозаправочных станциях, принадлежащих и используемых обществом, в связи с чем, ре шение и предписание антимонопольного органа о нарушении обществом антимонопольного законодательства признаны судом незаконными.

Общество обратилось с заявлением о признании незаконными решения и предписания антимонопольного органа, которыми установлен факт недобросовестной конкуренции.

Основанием для принятия оспариваемых решения и предписания послужил вывод антимонопольного органа о незаконном использовании Обществом рекламы при оформлении своих АЗС с использованием товарного знака, правообладателем которого является ОАО «НК «Роснефть», что влечет негативные последствия для правообладателя и приводит к недобросовестной конкуренции.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции42, Обществу отказано в удовлетворении заявленного требования.

Суды пришли к выводу о доказанности антимонопольным органом факта нарушения Обществом пунктов 1, 4 части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции.

Постановлением кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводом судов о доказанности антимонопольным органом факта нарушения Обществом пунктов 1, 4 части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции, руководствуясь следующим.

В соответствии с частью 1 статьи 64 АПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 16 декабря 2009 года по делу №А 51 -17211/ 2009.

Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 09 марта 2010 го да по тому же делу.

Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 02 июня 20 10 года №Ф03-3162/2010 Частью 1 статьи 65 и частью 5 статьи 200 АПК РФ установлено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

В обоснование вывода об использовании Обществом незаконного товарного знака, антимонопольный орган представил акт, составленный в одностороннем порядке самим правообладателем товарного знака. Общество, отрицающее факт использования чужого товарного знака, и представитель антимонопольного органа в составлении данного акта участия не принимали.

Кроме того, акт об использовании товарного знака, а также фотографии, представленные антимонопольным органом, не указывают с какого времени размещен товарный знак ОАО «НК «Роснефть», размещен ли он на АЗС, принадлежащих Обществу.

Общество, в обоснование своей позиции, указывало на то, что фактический адрес, принадлежащих ей АЗС иной, нежели указанный в решении антимонопольного органа.

На новом рассмотрении дела суд первой инстанции признал незаконным и отменил решение и предписание антимонопольного органа.

Суд оценив в порядке статьи 71 АПК РФ все представленные антимонопольным органом доказательства, пришел к выводу о том, что акт, составленный в одностороннем порядке, не подтверждает вывод управления о незаконном использовании товарного знака ОАО «НК «Роснефть» на АЗС заявителя по адресу: г.Владивосток, ул.Фадеева,65-В.

Таким образом, данный акт, не подкрепленный иными доказательствами, не является безусловным и неопровержимым доказательством использования заявителем товарного знака ОАО «НК «Роснефть».

Довод управления о том, что оно не имело права проводить проверку фактов, указанных в акте и фотографиях, не основан на нормах права, в связи с чем судом отклонен.

Поскольку кроме одностороннего акта, иных доказательств, свидетельствующих о нарушении заявителем антимонопольного законодательства, Решение Арбитражно го суда Приморского края от 17 августа 2010 года по делу №А51-17211/2009.

не представлено, то у управления отсутствовали правовые основания для признания факта нарушения обществом Закона о защите конкуренции, и вынесении оспариваемого решения.

Раздел III. Анализ дел, связанных с оспариванием решений антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности.

1. Поскольку административная ответственность за самовольное разме щение рекламы предусмотрена вновь введенной в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях статьей 14.37, не действовавшей во время совершения правонарушения, у антимонопольного органа имелись основания для прекращения производства по административному делу.

Заместитель прокурора обратился с заявлением о признании незаконным и отмене постановления антимонопольного органа о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

инстанции45, Решением суда первой оставленным без изменения суда 46, постановлением Пятого арбитражного апелляционного заявленные требования удовлетворены.

Судебные акты мотивированы тем, что прекращение производства по делу об административном правонарушении является неправомерным, поскольку в действиях индивидуального предпринимателя содержится состав административного правонарушения, предусмотренный статьей 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При этом суды указали, что перечень нарушений, за которые рекламодатель, рекламопроизводитель и рекламораспространитель несут ответственность, предусмотренный статьей 38 Федерального Закона Российской Федерации от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» (далее – Закон о рекламе), не является исчерпывающим.

Кассационная инстанция47 отменила решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, отказав в удовлетворении заявленного требования, исходя из следующего.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 13 мая 2010 го да по делу №А 51 -5853/ 2010 Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 07 июля 2010 го да по тому же делу Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26 октября 2010 года №Ф03-6619/2010 В силу статьи 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, действовавшей в редакции на момент совершения вменяемого индивидуальному предпринимателю административного правонарушения, нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе - влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от сорока тысяч до пятисот тысяч рублей.

Частями 6,7 статьи 38 Закона о рекламе определен перечень требований законодательства о рекламе, за нарушение которых установлена ответственность.

Самовольное размещение рекламной конструкции не является нарушением законодательства о рекламе, ответственность за которое установлена статьей 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с положениями статьи 10 Закона о рекламе установка рекламной конструкции без разрешения не допускается.

Между тем административную ответственность за размещение рекламной конструкции без предусмотренного законодательством разрешения на ее установку законодатель определил в статье 14.37 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, введенной в действие Федеральным законом от 28.12.2009 № 380-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

Согласно части 1 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Частью 1 статьи 1.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрено, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения.

Учитывая, что административная ответственность за самовольное размещение рекламы предусмотрена вновь введенной в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях статьей 14.37, не действовавшей во время совершения правонарушения, у антимонопольного органа имелись основания для прекращения производства по административному делу.

2. Включив в публичный (типовой) договор на оказание услуг связи для целей кабельного вещания условия, не предусмотренные действующим законодательством, лицо, занимающее доминирующее положение на рынке, совершило действия, ущемляющие интересы других лиц, в том числе, настоящих и будущих абонентов, чем нарушило положения части 1 статьи 10 Федерального закона № 135-ФЗ, что влечет привлечение к административной ответственности по статье 14.31 КоАП РФ.

Общество обратилось с заявлением о признании незаконным постановления антимонопольной службы о привлечении к административной ответств енности, предусмотренной статьей 14.31 КоАП РФ в виде штрафа в размере 79 520 руб.

В обоснование заявленного требования Общество указало на то, обществу вменено злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке, в то время как в постановлении о привлечении к административной ответственности установлено нарушение обществом пункта 3 части 1 статьи 10 Федерального закона «О защите конкуренции», а именно навязывание невыгодных условий договора о предоставлении доступа к сети кабельного телевидения абонентам. При этом управлением не представлены доказательства фактических действий общества по навязыванию невыгодных условий договора, поскольку в рассматриваемом случае имело место только несоответствие содержания текста договора требованиям специального законодательства. При наличии текста договора со спорными условиями, общество не настаивало на их выполнении и гражданам предоставлялись услуги без выполнения спорных условий.

инстанции48, Решением суда первой оставленным без изменения постановлениями апелляционного49 и кассационного50 судов, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Признавая правомерным привлечение общества к административной ответственности, судебные инстанции исходили из следующего.

Общество занимает доминирующее положение на рынке услуг доступа к сети кабельного телевидения с долей более 50%.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 26 мая 2010 го да по делу №А 51 -5351/ 2010 Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 15 июля 2010 го да по тому же делу Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 ноября 2010 года №Ф03-7476/2010 В соответствии с частью 1 статьи 10 Федерального закона № 135-ФЗ запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Отношения между абонентом или вещателем и оператором связи, оказывающим услуги связи для целей кабельного и (или) эфирного телевизионного вещания и (или) радиовещания, в случае заключения возмездного договора об оказании услуг связи для целей кабельного и (или) эфирного телерадиовещания регулируются Правилами оказания услуг связи для целей телевизионного вещания и (или) радиовещания, утвержденными постановлением Правительства РФ от 22.12.2006 № 785, (далее – Правила).

В соответствии с пунктом 17 Правил договор об оказании услуг связи для целей кабельного вещания является публичным.

Пунктом 30 Правил предусмотрено, что оплата абонентом услуг связи для целей телерадиовещания может осуществляться посредством наличных или безналичных расчетов непосредственно после оказания услуг, путем внесения аванса или с отсрочкой платежа.

Согласно пункту 34 Правил срок оплаты услуг связи для целей телерадиовещания (кроме абонентской платы), указанный в счете, не должен быть менее 15 дней с даты выставления счета. Более длительный срок оплаты может быть установлен в договоре. При оплате услуг связи для целей телерадиовещания с применением абонентской системы оплаты за услуги связи для целей телерадиовещания оплата производится не позднее 10 дней с даты окончания расчетного периода.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 7 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» операторами и третьими лицами, получающими доступ к персональным данным, должна обеспечиваться конфедициальность таких данных. Пунктом 4 Правил установлено, что сведения об абоненте-гражданине, ставшие известными оператору связи в силу исполнения договора, могут передаваться третьим лицам только с письменного согласия этого абонента, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

В нарушение указанных положений Общество в договор по предоставлению платных услуг доступа к сети кабельного телевидения (публичный договор) включены положения о требовании оплаты за первые три месяца с момента заключения договора (пункт 4.1 договора), о внесении абонентской платы до 1 числа расчетного месяца наличным платежом (пункт 3.2.1 договора), о размещении персональных данных (Ф.И.О., адрес, телефон, паспортные данные) абонента в средствах массовой информации в случае наличия задолженности (пункт 3.1.9 договора), что является нарушением действующего законодательства и ущемляет права потребителей.

Таким образом, в действиях общества имеется состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.31 КоАП РФ.

Указание в рекламе на лечебные свойства товара, то есть 3.

положительное влияние на течение болезни объекта рекламирования, за исключением такого указания в рекламе лекарственных средств, медицинских услуг, в том числе методов лечения, изделий медицинского назначения и медицинской техники, образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.3 КоАП РФ.

Общество обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления антимонопольного органа, которым общество привлечено к административной ответственности по статье 14.3 КоАП РФ в виде штрафа в размере 40 000 руб.

Решением суда первой инстанции51, оставленным без изменения судом кассационной инстанции52 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования суды руководствовались следующим.

В соответствии со статьей 14.3 КоАП РФ нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе (ненадлежащая реклама или отказ от рекламы) влечет административную ответственность в виде наложения административного штрафа на юридических лиц в размере от сорока тысяч до пятисот тысяч рублей.

Согласно статье 3 Закона о рекламе реклама - информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его Решение Арбитражно го суда Приморского края от 23 марта 2010 года по делу №А51-2506/2010 Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 20 мая 2010 года №Ф03-3325 продвижение на рынке; ненадлежащая реклама - реклама, не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации. При этом рекламодателем признается изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо.

В соответствии со статьей 5 Закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются.

В силу подпункта 6 пункта 5 статьи 5 Закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ в рекламе не допускается указание на лечебные свойства, то есть положительное влияние на течение болезни объекта рекламирования, за исключением такого указания в рекламе лекарственных средств, медицинских услуг, в том числе методов лечения, изделий медицинского назначения и медицинской техники.

Однако в рекламе напитков «Брусника с таежными травами, «Черника с таежными травами», «Ежевика с таежными травами», «Шиповник с таежными травами», распространяемой Обществом, содержится информация о лечебных и профилактических свойствах продукции, что не допускается в силу пункта 6 части 5 статьи 5 Закона о рекламе.

В соответствии со статьей 38 Закона о рекламе рекламодатель несет ответственность за нарушение требований, установленных, в том числе частями 2 - 8 статьи 5 Закона.

Таким образом, Общество правомерно привлечено к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.3 КоАП РФ.

Увеличение на 50% суммы административного штрафа, 4.

предусмотренного статьей 14.31 КоАП РФ, осуществлено антимонопольным органом неправомерно, поскольку перечень обстоятельств, отягчающих административную ответственность, предусмотренный статьей 4.3 КоАП РФ, является закрытым и расширительному толкованию не подлежит.

Общество обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.31 КоАП РФ, в виде штрафа в сумме 339 206 руб.

инстанции53, Решением суда первой оставленным без изменения инстанцией54 кассационной заявление общества удовлетворено частично.

Оспариваемое постановление административного органа изменено в части размера наложенного взыскания, штраф снижен до 226 137 руб.

В кассационной жалобе Общество просило снизить штраф до 169 602,97 руб.

При принятии решения суды исходили из следующего.

Статьей 14.31 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Факт нарушения обществом антимонопольного законодательства, выразившегося в необоснованном установлении различных цен на один и тот же товар (услугу) и создания дискриминационных условий хозяйствующему, установлен вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Приморского края и в соответствии с частью 2 статьи 69 АПК РФ не подлежит доказыванию вновь в рассматриваемом деле.

На основании пункта 3 статьи 4.1 Кодекса при назначении административного наказания юридическому лицу подлежат учету характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Смягчающих обстоятельств в ходе рассмотрения административного дела не установлено.

Управление привлекло общество к административной ответственности в виде взыскания штрафа в сумме 339 206 руб. Величина штрафа определена как три сотых размера суммы выручки (7 537 910,6 руб.) правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение (что не превышает одной пятидесятой совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг)), увеличенная на 50 % в связи с наличием обстоятельств, отягчающих ответственность.

Суд первой инстанции не установил оснований для увеличения размера штрафа на 50 %, в связи с чем изменил постановление административного органа, Решение Арбитражно го суда Приморского края от 07 мая 2010 го да по делу №А 51 -18695/2009 Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 10 августа №Ф03снизив сумму подлежащего взысканию административного штрафа.

Административное наказание назначено в пределах санкции статьи 14.31 КоАП РФ.

При этом суд первой инстанции, исходил из того, что перечень обстоятельств, отягчающих ответственность, предусмотренный статьей 4.3 КоАП РФ, является закрытым и расширительному толкованию не подлежит.

5. Поскольку действия Общества не направлены на продолжение нарушения, а были устранены обществом еще до момента возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.31 КоАП РФ, и отсутствует существенная угроза охраняемым общественным отношениям, то Общество освобождено от административной ответственности в связи с малозначительностью административного правонарушения.

Общество обратилось с заявлением к антимонопольной службе о признании незаконным и отмене протокола и постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.31 КоАП РФ.

инстанции55, Решением суда первой оставленным без изменения апелляционной56 инстанциями57, и кассационной заявленное требование удовлетворено. Суд пришел к выводу о доказанности факта совершения ООО «Артемовская электросеть» административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.31 КоАП РФ, однако применил положения статьи

2.9 КоАП РФ и освободил общество от административной ответственности, ограничившись устным замечанием. В части оспаривания протокола об административном правонарушении производство по делу прекращено.

Применяя понятие «малозначительность», суды руководствовались следующим.

Статьей 14.31 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Решение Арбитражно го суда Приморского края от 04 августа 2010 года по делу №А51-17921/2009 Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 13 сентября 2010 года по тому же делу.

Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 28 декабря 2010 года №Ф03-9301/2010 Поскольку решением Арбитражного суда Приморского края в удовлетворении требования о признании недействительными решения и предписания, обществу отказано, судебные инстанции, руководствуясь частью 2 статьи 69 АПК РФ, пришли к правомерному выводу о доказанности в действиях Общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.31 КоАП РФ, и вины общества в его совершении.

Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», следует, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения.

В рассматриваемом случае судебные инстанции, оценив характер и степень общественной опасности совершенного правонарушения, приняв во внимание то обстоятельство, что действия Общества не направлены на продолжение нарушения, а были устранены обществом еще до момента возбуждения дела об административном правонарушении, пришли к выводу об отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, в связи с чем применили понятие «малозначительность», признав незаконным и отменив постановление антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности.

6. Исполнение предписания антимонопольного органа до рассмотрения дела об административном правонарушении является смягчающим административную ответственность обстоятельством, в связи с чем имеются основания для изменения размера налагаемого на Общество штрафа и назначения штрафа в минимальном размере.

Общество обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности по статье 14.31 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 49847 руб.

Решением 58 суд первой инстанции изменил постановление управления в части административной ответственности и назначил наказание за совершение административного правонарушения по статье 14.31 КоАП РФ в виде административного штрафа в сумме 22154,39 рублей. Апелляционная инстанция59 оставила решение суда первой инстанции без изменения, при этом суды руководствовались следующим.

Согласно части 1 статьи 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

В соответствии с пунктом 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» при рассмотрении заявления об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности суду необходимо исходить из того, что оспариваемое постановление не может быть признано законным, если при назначении наказания не были учтены обстоятельства, указанные в частях 2 и 3 статьи 4.1 КоАП РФ.

В силу статьи 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение.

При назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

В соответствии со статьей 14.31 КоАП РФ совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в Решение Арбитражно го суда Приморского края от 04 июня 2010 го да по делу № А51-17561/2009 Постановление Пятого арбитражного апелляционно го суда о т 21 июля 2010 го да по тому же делу соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно-наказуемого деяния, - влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не более одной пятидесятой совокупного размера выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг).

Для целей применения настоящей главы 14 «Правонарушения в области предпринимательской деятельности» под выручкой от реализации товаров (работ, услуг) понимается выручка от реализации товаров (работ, услуг), определяемая в соответствии со статьями 248 (порядок определения доходов. Классификация доходов) и 249 (доходы от реализации) Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ).

Судом при рассмотрении спора по существу отмечено, что согласно бухгалтерской справке общества выручка службы авиационной безопасности за 2008 год составила 2215439 руб. Соответственно, минимальный штраф в спорной ситуации составляет 22154,39 руб., а максимальный штраф – 332315,85 руб.

Управление при вынесении оспариваемого постановления приняло во внимание обстоятельство, смягчающее административную ответственность общества, в частности, исполнение предписания до рассмотрения дела об административном правонарушении. При этом обстоятельств, отягчающих административную ответственность общества, управлением при рассмотрении материалов административного дела не установлено.

Таким образом, имеются основания для изменения размера налагаемого на Общество штрафа и назначения в данном случае штрафа в минимальном размере, то есть в размере одной сотой суммы выручки за 2008 г., что составляет 22154,39 руб.

Похожие работы:

«Комиссия по спортивному праву Ассоциации юристов России Национальное объединение спортивных юристов Российской Федерации А.А. Соловьев И.В. Понкин А.И. Понкина Правовое регулирование спорта в Швейцарии Москва УДК 340.5; 349.23; 34.096; 347.83; 340.13 ББК 67.4; 67.401; 67.9 Научные рецензенты:...»

«ЛОББИЗМ В США КАК ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ЛОББИЗМ В США И ЧТО МОЖНО ПОЗАИМСТВОВАТЬ ДЛЯ РОССИИ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА TERRA AMERICA ПО ЗАКАЗУ ФОНДА ИСЭПИ Москва, 2013 Лоббизм в США как осуществляется лоббизм в США и что можно позаимствовать для России Огла...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ 2015/2016. ШКОЛЬНЫЙ ЭТАП. 10-11 КЛАСС. Время выполнения: 80 минут.1. Выберите все правильные ответы (возможно несколько вариантов правильных ответов). Перечертите данную ниже таблицу в лист ответа и впишите в соотв...»

«1 группа полного дня (далее – ГПД) – группа, в которой осуществляется образовательная деятельность по образовательным программам дошкольного образования и услуга по присмотру и уходу;группа кратковременного...»

«НЕДЕЛЯ БИРЖЕВОГО ФОНДОВОГО РЫНКА КАЗАХСТАНА 07 13 августа СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Доллар США = 120,17 тенге по официальному курсу на конец периода. Доллар США = 120,05 тенге по биржевому средневзвешенному курсу на конец периода. Скорость укрепления тенге к доллару за период по би...»

«ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ. Литературоведение №7 УДК 821 ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПАРАДИГМА РОМАНОВ КРЕБИЙОНА-СЫНА Н.В. ЛИДЕРГОС (Белорусский институт правоведения, Минск) Анализируется коммуникативная стратегия известного французского романиста эпохи рок...»

«АСТ Москва УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 А44 Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается. Оформление обложки — Александр Шпаков Акунин, Борис. А44 Детская книга для мальчиков: [роман] / Борис Акунин. — Москва: АСТ, 2015. — 509 с., [3]. ISBN 9...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 12.08.2016, 8/31095 ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 8 июля 2016 г. № 59 Об утверждении типовых учебных программ по учебным дисциплинам специальностей (направлений специальностей) и специализаций среднего специального о...»

«1 ВОЗНЕСЕННЫЙ МАСТЕР КУТХУМИ-АГРИППА 12:12 Вселенское Солнцестояние: Алхимия Сознания ПЕРЕДАНО ЧЕРЕЗ МИШЕЛЬ МАНДЕРС © Все права защищены & Авторское право Мишель Мандерс Передано в Йоханнесбурге, Южная Африка www.palaceofpeace.net Язык оригинала: английский Перевод: Евгения Медведева Этот ченнелинг также яв...»

«Серия Философия. Социология. Право. НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 217 2012. № 14 (133). Выпуск 21 УДК 130.1 А. П. ЧЕХОВ О РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ О.И. РОДИОНОВА В статье рассматриваются взгляды А.П. Чехова на русскую интеллигенцию....»

«УДК 355.543.2 Афиногенов Тимофей Петрович Afinogenov Timofey Petrovich кандидат педагогических наук, PhD in Education Science, доцент кафедры тактико-специальной Assistant Professor, и физической подготовки Special Tactical and Physical Training Department, Владивосток...»

«КНИГА ВТОРАЯ. ПРАВООТНОШЕНИЯ ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВООТНОШЕНИЙ § 142. V. Дарение. Введение Источники Paulus, V, 11. Fragm. Vaticana, § 248–316. Cod. Theod. VIII, 12–15. Inst. II, 7. Dig. XXXIX, 5; XXIV, 1. Cod. Just. VIII, 54–56; V, 16....»

«УДК 343 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ В СФЕРЕ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА Е.П. Кудревич Посвящено особенностям назначения судебных экспертиз и участия специалиста в раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых должностными лицами в сфере лесного хозяйства. На основе из...»

«Джозеф Шугерман Искусство создания рекламных посланий Справочник выдающегося американского копирайтера Содержание Предисловие научного редактора.......................... 11 Предисловие. Завет Шугермана................»

«50 2016 СОДЕРЖАНИЕ НАКАЗАНИЕ ОБЩЕСТВА Юрий Александров Юридический практикум 4 Фима Жиганец Байки из зоопарка. Дело о похищенном страусе 23 Александр Хныков Тухан 52 Александр Сухаренко Тюремные новости 62 Положение в местах заключения, акции протест...»

«ПРОГРАММА ШЕСТОЙ МЕЖОТРАСЛЕВОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "АВТОМАТИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА 2015" г. Москва, 24 ноября 2015 г., ГК "ИЗМАЙЛОВО" Организатор конференцииООО "ИНТЕХЭКО" ООО "ИНТЕХЭКО" Шестая Межотраслевая конференция "АВТОМАТИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА-2015" состоится 24 ноября 2015г. в конференц-зале "Владимир", распол...»

«Дайджест новостей антимонопольного права (Выпуск № 9, январь февраль 2015 г.) ДАЙДЖЕСТ НОВОСТЕЙ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ПРАВА Выпуск №9 Дайджест новостей антимонопольного права /за январь – февраль 2015 года/ Оглавление Слово редактору I. Новости Юридического института "М-Логос" I...»

«НЕДЕЛЯ БИРЖЕВОГО ФОНДОВОГО РЫНКА КАЗАХСТАНА 24 30 июля СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Доллар США = 120,18 тенге по официальному курсу на конец периода. Доллар США = 120,19 тенге по биржевому средневзвешенному курсу на конец пери...»

«Ирина Станиславовна Пигулевская Словарь греческой мифологии Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=648375 Словарь греческой мифологии / Сост. И. С. Пигулевская.: Центрполиграф; Москва; 2008 ISB...»

«Частное образовательное учреждение высшего образования "САМАРСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ" УТВЕРЖДАЮ: Зам. директора по учебной работе и качеству Закомолдин Р.В. "_" _ 2015 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ ФТД.1 Юридическая клиника образовательная программа направления подготовки 40.03.01 Юриспруденция...»

«Николай Михайлович Звонарев Слива, терн, алыча. Сорта, выращивание, календарь садовых работ Серия "Советы от Михалыча" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2376365 Слива, терн, алыча. Сорта, выращивание, календарь садовых работ: Центрполиграф...»

«Мухаммад ибн Усаймин Брак и развод в Исламе Глава первая ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ И ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА “БРАК” С точки зрения лингвистической брак (по-арабски ан-никах) имеет два значения: бракосочетание и совокупление с женщиной. Абу Али ал-Кали сказал : Используя данное слово, арабы вкладывают в н...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.