WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ПРАВОВАЯ ПРИРОДА БАНКОВСКОЙ ТАЙНЫ ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

Федеральное государственное

бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Московский государственный юридический университет

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»

На правах рукописи

Фаткина Елена Валерьевна

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА БАНКОВСКОЙ ТАЙНЫ

12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель Доктор юридических наук, доцент Алексеева Диана Геннадьевна Москва - 2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение…………………………………………………………………………….......3 Глава I. Банковская тайна как объект правовых отношений…..…………………..18 § 1. Понятие банковской тайны и правовые средства ее обеспечения……………18 § 2. Правовое содержание банковской тайны………………………………………32 § 3. Банковская тайна как публично-правовой институт.…………...……………..60 § 4. Банковская тайна в системе правовых режимов конфиденциальной информации……………………………………………………………………………72 Глава 2. Правовой режим информации, составляющей банковскую тайну………90 § 1. Правовые основания ограничения банковской тайны. Субъекты, которым предоставлено право доступа к информации, составляющей банковскую тайну………………………………………………………………………………...…90 § 2. Законодательные требования по обеспечению правовой охраны банковской тайны……………………………………………….


…………………………………121 § 3. Ответственность за нарушение законодательства о банковской тайне……..132 Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне…………………………………………………………………………………..164 § 1. Динамика изменения международного законодательства в сфере регулирования банковской тайны…………………………………………………..164 § 2. Направления совершенствования российского законодательства о банковской тайне в условиях передачи кредитными организациями информации о своих клиентах, являющихся иностранными налогоплательщиками, налоговым органам иностранного государства…………………………………………………..………174 § 3. Тенденции правового регулирования криптовалют («виртуальных валют»)………………………………………………………….…………………….200 Заключение…………………………………………………………………………...216 Библиография………………………………………………………………………...226 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Развитие общественных отношений в финансово – кредитной сфере в настоящее время происходит особенно стремительно. Банковская система является основой экономики Российского государства. От ее надежного функционирования во многом зависит развитие российской экономики и стабильный политический курс государства1. Доверие граждан и юридических лиц к банковской системе обеспечивает эффективность ее функционирования и является неотъемлемой составляющей экономического развития, а также обеспечения финансовой безопасности государства. Развитие банковского сектора экономики, эффективное осуществление банковской деятельности невозможно без существования прогрессивного законодательного регулирования общественных отношений, возникающих по поводу защиты информации, составляющей банковскую тайну. Правовой институт банковской тайны является основой обеспечения стабильности банковской системы, ее эффективного и безопасного функционирования.

К сожалению, действующее законодательство о банковской тайне противоречиво и недостаточно. Отсутствие законодательной дефиниции «банковская тайна», а также единого перечня сведений, составляющих банковскую тайну, предоставление кредитным организациям права самостоятельно, в одностороннем порядке, расширять перечень сведений, составляющих банковскую тайну, несомненно, может привести к многочисленным злоупотреблениям со стороны банков, неполной идентификации ими клиентов, их представителей, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев, способствовать финансированию терроризма и отмыванию «грязных»

денег. Кроме того, наличие у кредитных организаций такого права может привести к нарушению конкуренции, поскольку одни и те же сведения могут составлять банковскую тайну в одном банке и не являться таковыми в другом.

Банковское право / отв. ред. Л.Г. Ефимова, Д.Г. Алексеева: учебник для бакалавров. Москва: Проспект, 2014. С.4.

Таким образом, в правовом содержании банковской тайны по-прежнему содержится много пробелов и противоречий.

Банковская тайна является фундаментальной категорией банковского права.

Принцип обеспечения банковской тайны относится к функциональным принципам банковского права и является необходимой составляющей банковской деятельности в силу того, что ее объектами являются денежные средства, ценные бумаги и валютные ценности, т.е. все то, что объемлется простым и понятным словом «накопления»2.

Правовой режим банковской тайны в современных экономических условиях подвержен значительной трансформации. Связано это, в первую очередь, с широким применением в банковской практике законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Соблюдение его требований обязывает банки повышать прозрачность осуществляемых операций, идентифицировать клиентов и выгодоприобретателей, что объективно сужает перечень информации, охраняемой режимом банковской тайны. Таким образом, с одной стороны, предоставление сведений, составляющих банковскую тайну, обусловлено необходимостью создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, направленного на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства. С другой стороны, конфиденциальность сведений, составляющих банковскую тайну, закреплена в российском законодательстве и обеспечивается силой государственного принуждения.

Законодательство о банковской тайне закрепляет перечень оснований раскрытия информации, составляющей банковскую тайну, третьим лицам и устанавливает обширный круг субъектов, обладающих правом доступа к данной информации.

Банковское право : учеб. пособие / Д.Г. Алексеева, С.В. Пыхтин, Е.Г. Хоменко. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.:

Норма : Инфра-М, 2010. С.34-35.

Из смысла статьи 26 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»3 (далее – Закон «О банках…») не следует, что перечень государственных органов и должностных лиц, которым могут быть предоставлены сведения, составляющие банковскую тайну, является исчерпывающим.

В правовой литературе также отсутствует единая точка зрения относительно правомочий тех или иных государственных органов и должностных лиц на получение соответствующей информации. При этом, существует правовая позиция, что установленный в законодательстве перечень лиц, обладающих правом на получение такой конфиденциальной информации, не является исчерпывающим. Между тем, предоставление кредитными организациями столь конфиденциальной информации о своих клиентах, корреспондентах и осуществляемых ими банковских операциях, несомненно, повышает риск ее поступления к недобросовестным лицам и преступным элементам и, соответственно, в значительной мере снижает защищенность данной информации.

Все это обуславливает возникновение проблем в правоприменении, связанных с раскрытием сведений, составляющих банковскую тайну, а также вызывает обоснованные опасения относительно слабой защищенности банковской тайны.

В свете глобализации мировых финансовых рынков, расширения взаимодействия между кредитными организациями и государственными органами иностранных государств в области обмена конфиденциальной информацией все большую актуальность приобретает защита сведений, составляющих банковскую тайну.

Борьба с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, уклонением от уплаты налогов, а также противодействие коррупции являются стратегическими задачами достижения устойчивого и сбалансированного роста мировой экономики в целом. Динамика развития отношений в сфере международного сотрудничества, направленного на преодоление «лазеек» в правовом регулировании указанных вопросов оказывает СЗ РФ. 1990. №27 ст. 357.

непосредственное влияние на национальное законодательство разных государств о защите конфиденциальной банковской информации. Развитие международного сотрудничества в рассматриваемой области неизбежно приводит к расширению перечня лиц, получающих доступ к банковской тайне.

Федеральный закон от 28 июня 2014 г.





№ 173-ФЗ «Об особенностях осуществления финансовых операций с иностранными гражданами и юридическими лицами, о внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»4 (далее – Закон № 173-ФЗ) создал правовые основы для практической реализации требований принятого 18 марта 2010 года Закона США «О налогообложении иностранных счетов» («Foreign Account Tax Compliance Act»), (далее – FATCA), что само по себе является беспрецедентным для российского правопорядка фактом, безусловно, требующим дальнейшего глубокого научного осмысления5.

В современных условиях остается необходимость обеспечения информационной безопасности и конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, обеспечение национального интереса в их получении и правомерном раскрытии третьим лицам представляется важнейшей задачей.

Защита банковской тайны, эффективная реализация прав и законных интересов вкладчиков, а также обеспечение стабильности банковской системы в условиях создания механизмов глобального обмена конфиденциальной информацией, составляющей охраняемую законом тайну, носят стратегический характер.

СЗ РФ. 30.06.2014. № 26 (часть I), ст. 3379.

Высока вероятность того, что FATCA не долго будет оставаться единственным иностранным документом, обязывающим кредитные организации других государств сообщать в IRS США информацию о лицах, являющихся иностранными налогоплательщиками. Возможно, в скором времени аналогичные документы будут разработаны и другими государствами. Стало известно, что в настоящее время на базе Конвенции Совета Европы и ОЭСР о взаимной административной помощи по налоговым делам, которую подписали более 80 государств, в том числе и Россия, разрабатывается европейский аналог FATCA. Подписанты Конвенции обязуются обмениваться информацией по налоговым делам, проводить одновременные налоговые проверки, а также участвовать в налоговых проверках за границей, оказывать друг другу помощь по взиманию налогов и принятию обеспечительных мер (по решению судов), а также вручению налоговых документов. По информации ОАО «Газета Известия» банки, которые не будут соблюдать евро-FATCA, ждет полный запрет на работу на территории ЕС, в том числе на открытие корсчетов в европейских банках и расчеты в евро // http://izvestia.ru/news/585715.

Правовая природа банковской тайны в данной связи приобретает новые черты, связанные с:

развитием трансграничных отношений, складывающихся между российскими кредитными организациями и уполномоченными налоговыми органами иностранных государств, с одной стороны, и между уполномоченными государственными органами и иностранными организациями финансового рынка, расположенными за пределами территории Российской Федерации, с другой стороны;

- законодательным установлением оснований и порядка осуществления обмена информацией, составляющей банковскую тайну;

установлением и применением юридической ответственности за неисполнение норм, регулирующих общественные отношения, осложненные иностранным элементом.

Стремительными темпами развиваются общественные отношения и в сфере платежных услуг. Осуществление переводов денежных средств с использованием новых финансовых и информационных технологий, использование электронных средств платежа придает особую актуальность обеспечению информационной безопасности и конфиденциальности сведений о совершаемых банковских операциях. Указанные процессы обуславливают необходимость исследования правового регулирования данных отношений, а также анализа эффективности норм института банковской тайны в связи с развитием платежной инфраструктуры.

Одним из проявлений глобализации мировых финансовых рынков и развития международных платежных систем является широкое распространение в различных государствах так называемых криптовалют (или «виртуальных валют»), интерес к использованию которых постоянно растет и приобретает массовый характер. В данной связи необходимо исследовать правовые проблемы, связанные, прежде всего, с законностью осуществления операций и сделок с использованием криптовалют (в частности, биткойн), на территории Российской Федерации, изучить тенденции правового регулирования этой финансовотехнологической инновации в международной сфере, а также проанализировать возможность применения к отношениям, складывающимся в процессе использования криптовалют, норм института банковской тайны.

Все вышеуказанное обуславливает необходимость исследования правовой природы банковской тайны, проведения комплексного анализа правового регулирования всех аспектов общественных отношений, связанных с защитой информации, составляющей банковскую тайну, научного осмысления существующих проблем и разработки предложений по их разрешению.

Степень научной разработанности темы. Исследование отдельных аспектов общественных отношений, связанных с банковской тайной, осуществлялось рядом ученых, рассматривающих данный институт с точки зрения гражданского, финансового, банковского, административного и уголовного права.

Несмотря на это, проблемы правового регулирования банковской тайны, определение ее правового содержания, перечня субъектов, обладающих правом доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, ответственности за неправомерное разглашение банковской тайны остаются недостаточно исследованными.

В юридической литературе отсутствует единая точка зрения относительно понятия банковской тайны, ее места среди объектов гражданских прав, а также соотношения с иными видами охраняемых законом тайн. Наличие полярных точек зрения в отношении существования коллизий в законодательном регулировании банковской тайны и способов разрешения существующих противоречий обуславливает необходимость дальнейшего исследования правовых норм о защите конфиденциальности информации, составляющей банковскую тайну.

В связи со значительными изменениями законодательства, в той или иной мере оказывающего воздействие на порядок раскрытия сведений, составляющих банковскую тайну, следует отметить, что большинство научных исследований были осуществлены до внесения указанных изменений и не учитывают происходящих законодательных трансформаций.

Объектом настоящего диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере применения кредитными организациями законодательства о банковской тайне, в том числе, в области оказания платежных услуг, осуществления переводов денежных средств с использованием новых финансовых и информационных технологий, использования электронных средств платежа, а также раскрытия установленной законом конфиденциальной информации о лицах, являющихся иностранными налогоплательщиками, уполномоченным налоговым органам иностранных государств.

Предметом диссертационного исследования являются правовые нормы, регулирующие все аспекты общественных отношений, связанных с банковской тайной на национальном и международном уровнях, судебная практика, научные и монографические исследования в области банковской тайны.

Целью данного диссертационного исследования является формирование концептуального представления об институте банковской тайны как о публичноправовом институте, обеспеченном мерами публично-правовой и частноправовой защиты, выявление пробелов и коллизий в правовом регулировании, а также разработка предложений по их разрешению, в условиях высокой динамики развития международного законодательства, оказывающего существенное влияние на обеспечение конфиденциальности информации, составляющей банковскую тайну.

Цель диссертационного исследования обуславливает необходимость реализации следующих задач:

- исследовать правовую природу банковской тайны;

- проанализировать коллизию статьи 857 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 26 Федерального закона Российской Федерации «О банках и банковской деятельности» в отношении установления объекта банковской тайны, выявить существующие противоречия в правовом регулировании банковской тайны;

- определить правовое содержание информации, составляющей банковскую тайну;

сформулировать научное понятие банковской тайны и обосновать необходимость его закрепления в законодательстве;

- установить перечень государственных органов и должностных лиц, имеющих право доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну;

- изучить нормативные требования по обеспечению правовой охраны банковской тайны;

- рассмотреть особенности применения ответственности за противоправное разглашение банковской тайны;

- исследовать правовые аспекты обеспечения информационной безопасности и конфиденциальности сведений об операциях, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами);

- проанализировать динамику развития международного законодательства в сфере регулирования банковской тайны;

- изучить порядок раскрытия информации, составляющей банковскую тайну, российскими кредитными организациями уполномоченным налоговым органам иностранных государств;

выявить основные направления совершенствования российского законодательства о банковской тайне в условиях передачи кредитными организациями информации о своих клиентах, являющихся иностранными налогоплательщиками, налоговым органам иностранного государства;

- исследовать тенденции правового регулирования криптовалют («виртуальных валют») в России и за рубежом, проанализировать возможность применения к отношениям, складывающимся в процессе использования криптовалют, положений о банковской тайне;

- разработать научно обоснованные предложения по совершенствованию законодательного регулирования банковской тайны.

Теоретическую основу составляют научные труды таких авторов как М.М. Агарков, Д.Г. Алексеева, Т.А. Андронова, А.С. Вагонова, А.Ю. Викулин, С.А. Даниленко, Л.Г. Ефимова, А.Ф. Жигалов, С.Э. Жилинский, О.С. Иоффе, С.В. Карчевский, Л.О. Красавчикова, А. Лейба, А.В. Лисаченко, Н.В. Лисицина, М.Н. Малеина, К.А. Маркелова, А.И. Масляев, В.П. Мозолин, О.М. Олейник, Г.Д. Отнюкова, А.М. Плешаков, Б.И. Пугинский, С.В. Пыхтин, Т.Н. Радько, О.Н. Садиков, С.В. Сарбаш, П.И. Седугин, А.С. Селивановский, А.П. Сергеев, Е.А. Суханов, О.А. Тарасенко, Ю.К. Толстой, Г.А. Тосунян, А.А. Фатьянов, Е.Г. Хоменко, А.В. Шмонин, Е.В. Шубина, А.М. Экмалян, Л.С. Эльяссон, В.Ф. Яковлев, В.И. Ярочкин и других.

Методологической основой диссертационного исследования служат общие и частные методы научного познания. Основным методом настоящего исследования является общенаучный диалектический метод. В процессе исследования общественных отношений, возникающих в сфере защиты конфиденциальности информации, составляющей банковскую тайну, использовались также сравнительно-правовой, системно-структурный, исторический, логический, метод анализа и синтеза, индукции и дедукции, эмпирический и теоретический методы научного познания.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что банковская тайна впервые была рассмотрена как публично-правовой институт, обеспеченный мерами публично-правовой и частноправовой защиты, а также во всестороннем исследовании правового регулирования банковской тайны, рассмотрении механизма обмена информацией, составляющей банковскую тайну, между российскими кредитными организациями и уполномоченными налоговыми органами иностранных государств, с одной стороны, и между уполномоченными государственными органами и иностранными организациями финансового рынка, расположенными за пределами территории Российской Федерации, с другой стороны, изучении тенденций правового регулирования криптовалют («виртуальных валют») в России и за рубежом, проведении анализа возможности применения к отношениям, складывающимся в процессе использования криптовалют, норм института банковской тайны. Автором разработаны научно обоснованные предложения по совершенствованию законодательного регулирования банковской тайны, учитывающие тенденции развития общественных отношений на современном этапе.

По результатам проведенного диссертационного исследования на защиту выносятся следующие положения:

1. В отличие от общепринятой правовой концепции диссертант доказал, что институт банковской тайны является публично-правовым институтом, конечная цель которого заключается в обеспечении стабильности банковской системы государства, ее безопасного и эффективного функционирования.

2. Диссертант доказал, что обязанность банка по обеспечению сохранности сведений, составляющих банковскую тайну, существует не в частноправовых отношениях с клиентом, а в публично-правовых отношениях с государством.

По указанной причине правовое регулирование публично-правовой обязанности банка по обеспечению сохранности банковской тайны в Гражданском кодексе РФ представляется необоснованным.

3. Под банковской тайной предлагается понимать комплекс правовых средств по обеспечению конфиденциальности установленных законом сведений о клиентах и корреспондентах кредитных организаций, а также осуществляемых ими банковских операциях, бесконтрольное распространение которых может привести к дестабилизации банковской системы.

Защита банковской тайны осуществляется мерами публичного и частного права.

4. Комплекс правовых средств по обеспечению конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, включает в себя:

- применение режима секретности информации, составляющей банковскую тайну;

- ограничение доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну;

- определение объекта правовой охраны банковской тайны;

- установление круга лиц, допущенных к банковской тайне;

- определение порядка ограниченного доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну;

- применение ответственности за нарушение банковской тайны.

5. К мерам публично-правовой защиты банковской тайны относятся:

конституционно-правовые гарантии неприкосновенности личной информации гражданина;

- установление уголовной ответственности за нарушение банковской тайны;

установление административной ответственности за нарушение банковской тайны.

6. К мерам частноправовой защиты банковской тайны относятся:

- возмещение государственными органами, их должностными лицами, а также организациями и их работниками, получившими доступ к сведениям, составляющим банковскую тайну, имущественного вреда, нанесенного клиенту и корреспонденту кредитной организации вследствие разглашения указанных сведений;

- компенсация морального вреда, причиненного клиенту кредитной организации - гражданину Российской Федерации вследствие нарушения его права на конфиденциальность информации, составляющей банковскую тайну;

- исковой порядок применения мер частноправовой защиты.

7. Обосновывается, что криптовалюты (биткойн) не могут быть отнесены ни к наличным, ни к безналичным денежным средствам. Они являются денежными суррогатами. Поэтому требования статьи 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» не распространяются на операции с указанными денежными суррогатами.

8. Диссертант обосновал целесообразность включения в перечень сведений, составляющих банковскую тайну, информации о клиентах и корреспондентах кредитной организации, а также исключения из текста части 1 статьи 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» фразы «об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону».

9. Диссертант обосновал целесообразность отнесения операций по обмену денежных средств на криптовалюты и операций по обмену криптовалют на денежные средства к числу операций с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю, в связи с чем предложено дополнить часть 1 статьи 6 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма» указанием на операции с криптовалютами.

На основании предложенной публично-правовой концепции банковской тайны диссертант сделал следующие предложения по совершенствованию действующего законодательства:

1. Часть первую статьи 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» изложить в следующей редакции: «Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну сведений о ее клиентах и корреспондентах, об их операциях, счетах и вкладах, а также об остатках электронных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств, осуществляемых кредитной организацией по распоряжению ее клиентов».

2. Часть двадцать третью статьи 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» изложить в следующей редакции: «Банковские платежные агенты (субагенты) не вправе раскрывать третьим лицам информацию об осуществляемых ими операциях клиентов кредитных организаций, за исключением случаев предусмотренных федеральными законами».

3. Дополнить статью 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» абзацами тридцать седьмым - тридцать восьмым следующего содержания: «Информация об операциях, о счетах и вкладах юридических лиц, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и физических лиц предоставляется кредитной организацией лицу, осуществляющему деятельность по возврату задолженности, в том числе, в случае уступки прав (требований) по кредитному договору.

Лицо, осуществляющее деятельность по возврату задолженности, не вправе разглашать сведения, которые содержат банковскую тайну, полученные им от кредитных организаций, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами».

4. Дополнить статью 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» абзацем следующего содержания: «Сведения о клиентах (юридических и физических лицах), на которых распространяется законодательство иностранного государства о налогообложении иностранных счетов (иностранных налогоплательщиках) предоставляются иностранному налоговому органу и (или) иностранным налоговым агентам, уполномоченным иностранным налоговым органом на удержание иностранных налогов и сборов только с согласия самих клиентов и при условии соблюдения требований законодательства об особенностях осуществления финансовых операций с иностранными гражданами и юридическими лицами».

Теоретическая значимость проведенного диссертационного исследования заключается в раскрытии правового содержания банковской тайны, ее правовой природы, всестороннем рассмотрении особенностей общественных отношений, возникающих и функционирующих в сфере банковской тайны, в том числе трансграничных отношений, складывающихся по поводу обмена информацией, составляющей банковскую тайну, между уполномоченными налоговыми органами иностранных государств.

На основе проведенного системного исследования всех аспектов общественных отношений, связанных с обеспечением конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, сформулировано понятие банковской тайны, отвечающее особенностям современного этапа развития банковских правоотношений.

Основные теоретические положения и выводы настоящего диссертационного исследования имеют значение для дальнейшего исследования института банковской тайны и могут быть использованы в процессе преподавания курса учебных дисциплин «Банковское право», «Гражданское право», «Предпринимательское право», а также при написании учебников и учебных пособий по указанным дисциплинам.

Практическая значимость диссертационного исследования достигается тем, что содержащиеся в нем выводы и положения теоретического и практического характера сформулированы с учетом динамики развития российского и международного законодательства, существенным образом затрагивающего институт охраны банковской тайны, и направлены на разрешение актуальных проблем правового регулирования банковской тайны. Результаты проведенного исследования могут быть использованы в целях совершенствования законодательства о банковской тайне, устранения существующих противоречий в правовом регулировании общественных отношений, связанных с банковской тайной, а также обеспечения эффективной реализации прав и законных интересов физических и юридических лиц на поддержание режима конфиденциальности информации, являющейся объектом правовой охраны банковской тайны.

Апробация результатов исследования осуществлена автором путем публичных выступлений и подготовки соответствующих докладов на международных конференциях, в том числе: Первой Международной научнопрактической конференции «Глобализация и публичное право», прошедшей 26 ноября 2012 года в Российском университете дружбы народов (г. Москва); Пятой Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения «Московского государственного юридического университета имени О.Е.

Кутафина (МГЮА) по теме: «Конституционализм и правовая система России:

итоги и перспективы», прошедшей 26 ноября 2013 года в г. Москва; Седьмой Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» по теме: «Судебная реформа в России: прошлое, настоящее, будущее», прошедшей 26 ноября 2014 года.

Выводы и предложения автора, сформулированные по результатам исследования, отражены в научной статье, подготовленной в рамках НИР по теме «Концептуальные основы деятельности коллекторских агентств в российском правопорядке», проект № 2.1.1.6. Программы стратегического развития ФГБОУ ВПО «Московского государственного юридического университета имени О.Е.

Кутафина» (МГЮА).

Основные результаты настоящего диссертационного исследования нашли отражение в статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук, а также в иных публикациях.

Структура диссертации. Настоящее диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения и библиографического списка используемых источников.

Глава I. Банковская тайна как объект правовых отношений § 1. Понятие банковской тайны и правовые средства ее обеспечения Понятие банковской тайны занимает центральное место среди понятий, терминов и конструкций, составляющих содержание правового института банковской тайны. Отсутствие его четкого законодательного определения является одной из основных проблем правового регулирования банковской тайны наряду с коллизией ст. 857 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)6 и ст. 26 Закона «О банках…» в отношении установления объекта банковской тайны.

В правовой литературе можно встретить множество различных формулировок понятия «банковская тайна», которые в большинстве своем не учитывают целостность банковской тайны как правовой категории, а выделяют в ней всего несколько наиболее значимых аспектов.

Так, Д. Куршаков определяет банковскую тайну как профессиональное обязательство банка держать в строжайшей тайне всю информацию, относящуюся к финансовым и личным аспектам деятельности клиентов, некоторых третьих лиц при условии, что такая информация получена в результате нормального банковского обслуживания этих клиентов7. В указанном определении, на наш взгляд, не учитывается установленное в ст. 26 Закона «О банках…» содержание банковской тайны. Указанная норма закрепляет в качестве субъектов, гарантирующих тайну сведений, являющихся объектом правовой охраны, не только банк, но и небанковскую кредитную организацию, поскольку оба эти понятия могут быть обобщены более общим понятием – «кредитная организация». Кроме них также Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, а также все служащие Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

Куршаков Д. Банковская тайна // Закон. 1998. № 2. С. 65. Такой же позиции придерживаются Агарков М.М.

Основы банковского права: курс лекций. М.: Волтерс Клувер. 2005. С. 152; Жуков С. Банковская тайна и современное российское законодательство // Банковское дело. 1996. № 4. С. 13; Ярочкин В.И. Безопасность банковских систем. М.: Ось-89. 2004 С. 108.

кредитной организации являются субъектами, обязанными хранить тайну указанных сведений.

Требует дополнительного уточнения и понятие «некоторые третьи лица», которое представляется расплывчатым и неоправданным, расширяет круг указанных субъектов, делая его неопределенным в противовес требованиям законодательства.

Неясно также, что авторы имеют в виду, определяя условия поддержания информации в тайне, если она получена в результате обычного банковского обслуживания этих клиентов. Из анализа требований ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках…» следует, что тайна сведений, являющихся объектом правовой охраны банковской тайны, гарантируется в силу установленного законодательством правового режима вне зависимости от условий банковского обслуживания. Основанием возникновения права на обеспечение конфиденциальности соответствующей информации является факт заключения договора.

И, кроме того, ограничение содержания объекта правовой охраны исключительно информацией, относящейся к финансовым и личным аспектам деятельности клиентов и «некоторых третьих лиц», является неоправданным, поскольку банковскую тайну в силу ст. 857 ГК РФ составляют также сведения о клиенте, которые могут включать не только личные аспекты деятельности клиентов, но и например паспортные данные клиента, а также иные сведения, не связанные с деятельностью клиента. Статья Закона «О банках…»

предусматривает также право кредитной организации установить дополнительный перечень сведений, охраняемых режимом банковской тайны, а значит перечень указанных сведений является открытым.

В юридической литературе высказывалась точка зрения, согласно которой под банковской тайной понимается ограждение банковских операций от ознакомления с ними посторонних лиц, прежде всего конкурентов того и иного клиента, ограждение банковских операций от учета со стороны финансовых органов, производимого с целью обложения8. В основу данного определения положен критерий конфиденциальности информации, обладающей ограниченным доступом. Однако, при таком подходе, в определении названы, прежде всего, конкуренты клиента и финансовые органы как субъекты, не имеющие доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, что в целом не соответствует смыслу действующего законодательного регулирования банковской тайны.

На наш взгляд, правовые нормы, регулирующие отношения, связанные с банковской тайной, закрепляют объект правовой охраны банковской тайны, субъектов, имеющих право на конфиденциальность информации, составляющей банковскую тайну, субъектов, гарантирующих конфиденциальность такой информации, а также круг субъектов, которым в случаях и в порядке, предусмотренных законом могут быть предоставлены сведения, составляющие банковскую тайну. Как справедливо отмечает Л.Г. Ефимова, под термином банковская тайна следует понимать особый правовой режим информации о клиентах, определенной законом, которая стала известна банку в силу осуществления им профессиональной банковской деятельности. Этот правовой режим обязывает банк не разглашать полученные сведения, а также определяет порядок и условия предоставления банком указанной информации третьим лицам без согласия своих клиентов9.

Другие авторы в основу понятия банковской тайны вкладывают содержание сведений, составляющих объект правовой охраны, и определяют банковскую тайну как информацию.

Так, Даниленко С.А. считает, что банковская тайна – это защищаемая и гарантируемая законодательно установленными субъектами информация (сведения об операциях, счетах и вкладах клиентов и корреспондентов, а также иные сведения, установленные кредитной организацией в их интересах, если это не противоречит федеральному закону), полученная кредитными организациями в ходе осуществления банковской деятельности, неизвестная третьим лицам в силу Эльяссон Л.С. Деньги, банки и банковские операции. М., 1926. С. 56. Эльяссон Л.С. Закон и банковские операции. М., 1926. С. 22.

Ефимова Л.Г. Банковское право. Учебное и практическое пособие. М., Изд-во БЕК, 1994. С. 94.

повышенной значимости и имеющая ограниченный доступ на законном основании10.

Г.А. Тосунян и А.Ю. Викулин считают, что банковская тайна – это защищаемые кредитной организацией сведения об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией на основании федеральных законов и в их интересах сведения, по которым можно идентифицировать клиентов и корреспондентов кредитной организации11.

Андронова Т.А. полагает, что банковская тайна – это сведения о клиенте кредитной организации, его банковских операциях и сделках12. В указанном определении, на наш взгляд, во-первых, допускается необоснованное сужение перечня сведений, составляющих конфиденциальную информацию, - автор указывает в числе «охраняемых» лишь сведения о клиенте кредитной организации. Между тем, исходя из требований ст. 26 Закона «О банках…»

содержание банковской тайны составляют: банковский счет клиента и корреспондента; банковский вклад клиента и корреспондента; операции по счету клиента и корреспондента; сведения о клиенте; сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами); сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов; а также иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией, если это не противоречит закону.

Более того, в предложенном автором определении режим банковской тайны распространяется и на банковские сделки, что противоречит буквальному толкованию положений ст. 26 Закона «О банках…» и не имеет практической реализации, поскольку перечень банковских сделок не является исчерпывающим.

Даниленко С.А. Правовое регулирование банковской тайны: дис.канд. юрид. наук. М., 2007. С. 36.

Банковское право России. Понятийный аппарат и словарь нормативных определений: Учебно-практическое пособие / Г.А. Тосунян, А.Ю. Викулин; Под ред. А.М. Экмаляна. М.: Юрист, 2000. С. 93.

Андронова Т.А. Банковская тайна: проблемы правового регулирования. Дис. канд. юрид. наук. Москва, 2008. С.

81-82.

Таким образом, в рамках предложенной трактовки предлагается распространить режим банковской тайны на неограниченный перечень сделок (к которым относятся, например, оказание консультационных или лизинговых услуг и прочие сделки, не являющиеся исключительными для кредитных организаций), что представляется необоснованным.

Так, К.А. Маркелова отмечала, что банковская тайна является видом банковской информации, которая в свою очередь, является видом такого объекта гражданских прав, как информация. Согласно ее точке зрения, банковская тайна является подвидом информации13.

Информация, согласно ч. 1 ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»14 (далее – Закон об информации) – это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления. Следовательно, информация, составляющая банковскую тайну, согласно п. 1 ст. 857 ГК РФ это сведения о банковском счете, банковском вкладе, операциях по счету, а так же сведения о клиенте независимо от формы их представления. Исходя из анализа положений ст. 26 Закона «О банках…», сведения, составляющие банковскую тайну, являются информацией с ограниченным доступом, в отношении которой установлен режим конфиденциальности, который в соответствии с ч. 7 ст. 2 Закона об информации определяется как обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя. Данное требование является обязательным для выполнения субъектами, получившими доступ к информации, относящейся к банковской тайне, и являющейся объектом правовой охраны, в соответствии с выполнением данными субъектами их должностных полномочий в случаях и порядке, предусмотренных действующим законодательством. Перечень субъектов, которым могут быть предоставлены сведения, составляющие банковскую тайну, указан в ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках…». Доступ к Маркелова К.А. Банковская тайна: правовые аспекты. Дис. канд. юрид. наук. - Саратов, 2000. С. 15.

СЗ РФ. 2006. № 31 (часть I). Ст. 3448.

указанным сведениям может быть осуществлен только с согласия субъекта, имеющего право на конфиденциальность информации, являющейся объектом правовой охраны банковской тайны, или на законном основании при условии сохранения конфиденциальности этой информации. Таким образом, закон определяет круг лиц, допущенных к банковской тайне, и устанавливает порядок ограниченного доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну.

Конфиденциальность информации, являющейся объектом правовой охраны, обеспечивается установлением ответственности за нарушение банковской тайны.

Власюк М.А. отмечает, что банковская тайна как объект гражданских прав является нематериальным благом или же, можно сказать, что банковская тайна – гражданско-правовой режим нематериальных благ15. Созвучна с ней и позиция А.Ю. Викулина, по мнению которого категория «банковская тайна», с одной стороны, взаимосвязана с нематериальными благами как одним из видов объектов гражданских прав, поскольку может включать в себя сведения, составляющие личную или семейную тайну гражданина, а с другой стороны, полностью соответствует всем признакам информации как иного самостоятельного вида объектов гражданских прав, который упоминается в ст. 128 ГК РФ, помимо и наравне с нематериальными благами. А.Ю. Викулин пишет, что с одной стороны банковская тайна является подвидом информации и в этом качестве представляет собой (наряду с любой другой информацией), как справедливо полагает А.П.

Сергеев, идеальный компонент бытия, то есть благо нематериальное16 и, следовательно, теснейшим образом связана с нематериальными благами как самостоятельным объектом гражданских прав. С другой стороны, личная или семейная тайна – это ни что иное, как информация о каких-либо фактах, событиях и процессах, происходящих либо произошедших в жизни конкретного лица или Власюк М. А. Гражданско-правовое регулирование банковской тайны. Дис.канд. юрид. наук. Уфа, 2008. С. 17.

Гражданское право. Учебник. Часть 1. Издание второе, переработанное и дополненное // Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: «ПРОСПЕКТ», 1997. С. 215.

его семьи. И с этой точки зрения личная и семейная тайна – один из видов конфиденциальной информации17.

По нашему мнению, не представляется возможным рассматривать банковскую тайну как нематериальное благо. Характер правового регулирования банковской тайны свидетельствует о том, что законодательство устанавливает режим конфиденциальности информации о клиентах и корреспондентах кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов, в том числе об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами), об остатках электронных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств, осуществляемых кредитной организацией по распоряжению ее клиентов, а также об иных сведениях, касающихся ее клиентов и корреспондентов, получаемых служащими кредитной организации при исполнении профессиональных обязанностей, если это не противоречит федеральному закону.

Лисицина Н.В. отмечает, что сущность правового понятия «банковская тайна» имеет изначально гражданско-правовую природу. Об этом свидетельствует, прежде всего, то, что банковская тайна как один из видов информации является объектом гражданских прав, а правоотношения, складывающиеся по поводу банковской тайны, возникают с момента заключения определенного гражданско-правового договора об оказании банковских услуг.

Гражданско-правовое начало банковской тайны также подтверждается тем, что соответствующая дефиниция закреплена в нормах ГК РФ18. Однако банковская тайна как объект правового регулирования первоначально была закреплена ст. 25 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности». Данное обстоятельство свидетельствует о том, что банковская тайна как правовая категория изначально была сформулирована в понятийном аппарате банковского законодательства как Викулин А.Ю. Системообразующие понятия банковского законодательства Российской Федерации и их роль в деятельности кредитных организаций : Финансово-правовой аспект. Дис. канд. юрид. наук. Москва, 1997. С. 103.

Лисицина Н.В. Банковская тайна как объект правового регулирования. Дис. канд. юрид. наук. Москва, 2003. С.4.

самостоятельной отрасли российского законодательства. Институт банковской тайны занимает центральное место в системе банковского законодательства и системе российского права. Правовое регулирование общественных отношений, складывающихся в сфере банковской тайны, соответствует правовому характеру и назначению института банковской тайны, заключающемуся главным образом в реализации целей и задач публичного характера, связанных с обеспечением стабильности банковской системы государства, эффективности и безопасности ее функционирования, защиты от дестабилизации и направленных на обеспечение финансовой безопасности государства.

Резюмируя, отмечаем, что в нормах, регулирующих отношения, связанные с обеспечением банковской тайны, праву на конфиденциальность информации, составляющей банковскую тайну, корреспондирует:

а) обязанность кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, обеспечить режим конфиденциальности указанной информации;

б) обязанность предоставить данные сведения государственным органам и должностным лицам в случае и порядке, предусмотренных законом, без согласия клиента и корреспондента и в отсутствие информирования их о раскрытии информации, составляющей охраняемую законом тайну.

Закрепленные законодательством, регулирующим банковскую тайну, права и обязанности субъектов общественных отношений, складывающихся в сфере банковской тайны, составляют содержание указанных отношений и одновременно являются средством их правового регулирования.

Рассмотрение правового режима банковской тайны целесообразно производить с точки зрения концепции профессора Б.И. Пугинского о правовых средствах. По его мнению, сам по себе факт вычленения в правовой действительности новых сущностей – юридических средств – не должен вызывать каких-либо недоумений, отмечая, что каждый из нас повседневно встречается с такими феноменами, как правовые средства19.

Согласно концепции Б.И. Пугинского правовые средства представляют собой сочетания (комбинации) юридически значимых действий, совершаемых субъектами с дозволенной степенью усмотрения и служащих достижению их целей (интересов), не противоречащих законодательству и интересам общества.

В более узком значении правовые средства могут рассматриваться как юридические способы решения субъектами соответствующих задач, достижения своих целей (интересов)20.

Цель правового регулирования общественных отношений, связанных с обеспечением банковской тайны, заключается главным образом в обеспечении стабильности банковской системы государства, ее безопасного и эффективного функционирования. Поддержание режима конфиденциальности информации ограниченного доступа, составляющей объект правовой охраны, является средством достижения указанной цели, поскольку бесконтрольное распространение данных сведений может привести к подрыву доверия вкладчиков к банковской системе страны, ее дестабилизации и, как следствие, к возникновению угрозы финансовой безопасности государства.

Как справедливо отмечает, Б.И. Пугинский, каждый из способов обеспечения прав может изучаться традиционно – в виде нормы (санкции нормы) или регулируемого ею правоотношения. Однако, поскольку право имеет дело лишь со средствами достижения той или иной цели, чисто правовая позиция при их анализе должна быть подчинена другим – экономическим или социальным по характеру требованиям. Данное обстоятельство делает необходимым более широкое понимание обеспечительных мер: в качестве правовых средств21.

Характер правового регулирования банковской тайны, свидетельствует о том, что закрепленное законодательством право на конфиденциальность информации, составляющей банковскую тайну, достигается посредством:

Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. – М.: Юрид. лит., 1984. С. 83.

Пугинский Б.И. Указ. соч. С.87.

Там же. С.131.

1) применения режима секретности информации, составляющей банковскую тайну. Закон «О банках…» возлагает на субъектов, получающих сведения, составляющие банковскую тайну, обязанность гарантировать конфиденциальность указанных сведений, а также содержит запрет на неправомерное раскрытие этих сведений третьим лицам.

Частью 2 ст. 9 Закона об информации предусмотрено, что соблюдение конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами, является обязательным. Соответственно, обязанность субъектов, получивших доступ к сведениям, охраняемым режимом банковской тайны (в том числе – кредитной организации), соблюдать конфиденциальность указанной информации, носит императивный характер и существует в публично-правовых отношениях.

2) ограничения доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, режим которого установлен ст. 26 Закона «О банках…» в целях обеспечения стабильности банковской системы государства, ее безопасного и эффективного функционирования. Это означает, что сведения, составляющие банковскую тайну, не подлежат раскрытию, кроме как в прямо предусмотренных законом случаях и порядке их предоставления, поскольку бесконтрольное распространение данных сведений может привести к дестабилизации банковской системы и создать угрозу финансовой безопасности государства.

3) определения объекта правовой охраны банковской тайны. Сведения, установленные статьей 26 Закона «О банках...», составляют банковскую тайну и подлежат правовой охране согласно законодательству Российской Федерации;

4) установления круга лиц, допущенных к банковской тайне. Статья 26 Закона «О банках…» содержит ограниченный перечень субъектов, обладающих правом доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну22;

определения порядка ограниченного доступа к сведениям, 5) составляющим банковскую тайну. Статья 26 Закона «О банках…»

Более подробно о перечне субъектов, обладающих правом на получение информации, составляющей банковскую тайну, см. § 1 главы 2 настоящего исследования.

устанавливает особый порядок доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну для различных категорий уполномоченных лиц. Так, например, подобная информация органам предварительного следствия предоставляется лишь при наличии согласия руководителя следственного органа и лишь по делам, находящимся в их производстве.

6) применение ответственности за нарушение банковской тайны субъектами, гарантирующими тайну указанных сведений, а также государственными органами и должностными лицами, получающими доступ к конфиденциальной информации, в случаях и в порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

На основе вышеизложенного, приходим к выводу о том, что законодательство Российской Федерации регулирует общественные отношения, складывающиеся в сфере защиты информации, составляющей банковскую тайну, посредством установления комплекса правовых средств по обеспечению конфиденциальности указанных сведений.

Данный комплекс правовых средств является инструментом решения публично-правовых задач в целях обеспечения стабильности банковской системы, ее безопасного и эффективного функционирования посредством закрепления прав и обязанностей участников общественных отношений, связанных с защитой конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, а также ответственности за нарушение законодательства о банковской тайне.

По справедливому мнению Б.И. Пугинского, правовые средства закреплены в законодательстве и, следовательно, имеют правовую природу. Нормативные акты определяют общий тип, контуры деятельности, образующий правовое средство. Они в той или иной мере регламентируют содержание и последовательность отдельных действий. Названная природа средств обуславливается также сознательной направленностью действий субъектов на создание юридически значимого результата23.

Пугинский Б.И. Указ. соч. С.87.

Как справедливо отмечает Малько А.В., с помощью правовых средств возможно достижение цели правового регулирования, выбор соответствующего правового средства является решающим и в определении его результативности24.

Установленные законодательством правовые средства обеспечения конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, служат достижению обозначенных целей и решению задач правового регулирования банковской тайны. С их помощью обеспечивается эффективная реализация прав и законных интересов клиентов (корреспондентов) кредитной организации по защите конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, бесконтрольное распространение которых может нанести вред не только частным интересам указанных лиц, но прежде всего публичным интересам государства и общества, поскольку доверие граждан и юридических лиц к банковской системе обеспечивает эффективность ее функционирования и является неотъемлемой составляющей экономического развития, а также обеспечения финансовой безопасности государства.

Базируясь на концепции Б.И. Пугинского, подчеркиваем, что правовые средства предназначены для организации и регулирования отношений, возникающих при хозяйственной деятельности, и хотя их виды и порядок применения предусматриваются законодательством, правовые средства в отличие от норм права предлагают определенную свободу усмотрения, некоторый диапазон юридического поведения субъектов в допускаемых законом пределах25.

Правовые средства обеспечения конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, предлагают лишь некоторую свободу усмотрения, некоторый диапазон юридического поведения субъектов26, но являются императивно установленными действующим законодательством.

Регламентация общественных отношений, складывающихся в сфере обеспечения банковской тайны, осуществляется правовыми средствами публичного характера, Малько А.В. Проблемы теории государства и права. М. 1999.

Пугинский Б.И. Правовые средства обеспечения эффективности производства. М., 1980. С. 113.

К таковым, в частности, можно отнести право кредитной организации закрепить во внутрибанковских документах иные сведения, которые ее служащие также должны хранить в тайне наряду с установленными законодательством (прим. Автора).

поскольку характер правовых средств, предназначенных для организации и регулирования общественных отношений, обусловлен правовой природой этих отношений.

Проведенное исследование доказывает, что правовые нормы, регламентирующие общественные отношения, связанные с банковской тайной, носят императивный характер и по своей природе являются публично-правовыми.

Основной целью правового регулирования указанных отношений является обеспечение стабильности банковской системы, создание условий для ее эффективного и безопасного функционирования, направленных непосредственным образом на обеспечение финансовой безопасности государства. Как справедливо отмечает Попинов П.В., цели играют важную роль в процессе правового регулирования, отражая злободневные общественные потребности и стремления, они показывают значение и смысл самого существования правовых средств, ориентируют на те ценности, которые лежат в основе правовой политики конкретного государства27. Правовой институт банковской тайны является основой стабильности банковской системы государства, поддержания ее безопасного и эффективного функционирования, а также предотвращения ее дестабилизации. Правовые средства, обеспечивающие конфиденциальность сведений, охраняемых режимом банковской тайны, направлены, прежде всего, на защиту публичных интересов государства и общества, поскольку «банковская система является основой экономики Российского государства. От ее надежного функционирования во многом зависит развитие российской экономики и стабильный политический курс государства»28.

Закрепляя комплекс правовых средств по обеспечению конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, законодательство предусматривает правовые меры защиты банковской тайны, соответствующие целям и задачам публично-правового характера, направленных Попинов П.В. Правовые средства регулирования рыночных отношений в современной России. Дис. канд. юрид.

наук. – Нижний Новгород, 2005.

Банковское право / отв. ред. Л.Г. Ефимова, Д.Г. Алексеева : учебник для бакалавров. Москва : Проспект, 2014.

С.4.

на реализацию прав и законных интересов клиентов (корреспондентов) кредитной организации по сохранности сведений, составляющих банковскую тайну.

На основе проведенного исследования характера правового регулирования общественных отношений, связанных с банковской тайной, под банковской тайной предлагается понимать комплекс правовых средств по обеспечению конфиденциальности установленных законом сведений о клиентах и корреспондентах кредитных организаций, а также осуществляемых ими банковских операциях, бесконтрольное распространение которых может привести к дестабилизации банковской системы.

Комплекс правовых средств по обеспечению конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, включает в себя:

- применение режима секретности информации, составляющей банковскую тайну;

- ограничение доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну;

- определение объекта правовой охраны банковской тайны;

- установление круга лиц, допущенных к банковской тайне;

- определение порядка ограниченного доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну;

- применение ответственности за нарушение банковской тайны.

Защита банковской тайны осуществляется мерами публичного и частного права.

Комплекс правовых средств по обеспечению конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну, является инструментом решения публично-правовых задач в целях обеспечения стабильности банковской системы, ее безопасного и эффективного функционирования посредством закрепления прав и обязанностей участников общественных отношений, связанных с банковской тайной, а также ответственности за нарушение законодательства о банковской тайне.

§ 2. Правовое содержание банковской тайны Термин «банковская тайна» в российском законодательстве впервые был закреплен в Законе РСФСР от 2 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности»29. Статья 25 определяла правовое содержание банковской тайны. В соответствии с данной статьей банки, включая Банк России, гарантируют тайну по операциям, счетам и вкладам своих клиентов и корреспондентов. Все служащие банка обязаны хранить тайну по операциям, счетам и вкладам банка, его клиентов и корреспондентов.

Указанные положения, содержащиеся в ст. 25 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности», были воспроизведены в ст. 24 Закона СССР «О банках и банковской деятельности» от 11 декабря 1990 года. Как справедливо отмечает Викулин А.Ю. о банковском законодательстве как о самостоятельной отрасли российского законодательства правомерно говорить с момента принятия в 1990 году первых двух специальных банковских законов «О банках и банковской деятельности» и «О Центральном банке РСФСР (Банке России)»30. Правовая категория банковская тайна формулируется в рамках банковского законодательства как самостоятельной отрасли российского законодательства и является одной из основополагающих правовых категорий указанной отрасли. В последующем банковская тайна как объект правового регулирования была закреплена в ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках…».

До принятия вышеуказанных законов и приданию термину «банковская тайна» правового значения правовые отношения, связанные с банковской тайной, также были объектом правового регулирования. Так, Положение о Городских общественных банках от 1862 года в ст. 9 закрепляло, что директор и его товарищи, при вступлении своем в должность, дают письменное обещание действовать во всех делах по совести и без лицеприятия; хранить в тайне все, касающиеся вверяемых Банку частных коммерческих дел и счетов, и неуклонно Ведомости РСФСР. 1990. №27. Ст.327.

Викулин А.Ю. Системообразующие понятия банковского законодательства Российской Федерации и их роль в деятельности кредитных организаций : Финансово-правовой аспект. Дис. канд. юрид. наук. Москва, 1997. С.3-4.

исполнять все возложенные на них обязанности31. В дореволюционной России режим банковской тайны распространялся на сведения, касающиеся вверяемых Банку частных коммерческих дел и счетов, которые директор банка и его товарищи обязывались хранить в тайне путем письменного обещания. Кроме того, в указанном Положении было предусмотрено, что все остальные лица, поступающие на службу в банк, также обязывались письменным обещанием хранить коммерческие дела и счета в тайне.

Таким образом, объектом правовой охраны режима банковской тайны были коммерческие дела и счета, а субъектами, обязующимися соблюдать предусмотренный режим, были директор банка, его товарищи и все остальные лица, т.е. Положение охватывало полный круг лиц, которым становились известны сведения, составляющие охраняемую законом тайну. Из анализа Положения о Городских общественных банках от 1862 года норм следует, что сведения, охраняемые режимом тайны, относились к профессиональной тайне.

Нормы, закрепляющие режим тайны в отношении сведений, вверяемых банку, также содержались в локальных актах. В частности, в образцовых (примерных) уставах Азовско-Донского коммерческого банка, Варшавского учетного банка и Тифлисского коммерческого банка, утвержденных в 1871 году, предусмотрено, что члены Совета и Правления и все служащие в банке обязаны хранить тайну во всем, касающемся вверенным банку частных и коммерческих дел и счетов32. Позднее правоотношения, связанные с банковской тайной, были закреплены в Кредитном уставе 1903 года (Устав государственных сберегательных касс), согласно которому служащие в банке и члены Совета банка при самом определении их на службу обязывались письменным обещанием хранить в тайне все касающиеся операций Банка и его счетов (Ст. 22 раздела IV данного Устава)33. В ст. 5 раздела V данного Устава было предусмотрено, что государственные сберегательные кассы хранят в тайне все счета по вкладам.

Полное собрание законов российской империи. Собрание второе. Том XXXVII. Отделение 1, 1862г. С.112.

Гвирцман М.В. Правовое регулирование банковской тайны // Деньги и кредит. 1992. № 6. С. 57. Маркелова К.А.

Банковская тайна: правовые аспекты. Дис. канд. юрид. наук. Саратов. С.56.

Полное собрание законов российской империи. В 2-х кн. – Книга 2. Том XI. Ч.2// Под ред. А.А. Добровольского.

СПБ, 1911г. С.1898.

Сведения и справки о внесенных и востребованных вкладах всех вкладчиков и их наследников сообщались лишь лицам, имеющим право распоряжаться вкладами, а также по требованию правительственной или судебной власти34.

Первым законодательным актом, регулирующим правоотношения связанные с банковской тайной в советский период, был декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 21 июня 1921 года «Об отмене ограничения денежного обращения и мерах к развитию вкладной и переводной операций»35, согласно которому справки о состоянии текущих счетов и вкладов и о переводах выдавались только их владельцам или судебным и следственным властям.

В Положении Совета Народных Комиссаров РСФСР от 26 июня 1922 года36 перечень лиц, которым могли выдаваться справки о состоянии счетов, был расширен, законные представители вкладчиков также стали обладать правом получения указанных справок. Положение установило уголовную ответственность служащих государственных сберегательных касс за сообщение сведений о тайне вклада посторонним лицам.

В Постановлении СНК РСФСР от 25 февраля 1925 года «О дополнении декрета Совета Народных Комиссаров РСФСР от 6 июня 1921 г.»37 объект правовой охраны вновь был расширен, режим «тайны вклада» распространился также на все другие банковские операции клиентов. Справки по ним могли выдаваться, кроме самих клиентов, только судебным и судебно-следственным органам. Исключение из данного правила содержалось в Постановлении ЦИК и СНК СССР «О принципах построения кредитной системы»38, согласно которому Государственный банк имел право требовать от кредитных учреждений сведения об открытых кредитах и задолженностях отдельных клиентов, а также о текущих счетах и вкладах государственных органов.

Полное собрание законов российской империи. В 2-х кн. – Книга 2. Том XI. Ч.2// Под ред. А.А. Добровольского.

СПБ, 1911г. С.1914.

Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР. 1921. №52. Ст.351.

Собрание уголовного законодательства. 1923. №1. Ст.13.

Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР, 1925, № 18, ст. 115.

Собрание законодательства СССР, 1927, № 35, ст. 364.

В СССР нормативное регулирование банковской тайны осуществлялось в форме законов, которые дополнялись и конкретизировались нормами многочисленных ведомственных правовых документов. Так, например, регулирование «тайны вклада» осуществлялось Уставом Центрального г.39, сельскохозяйственного банка СССР от 1927 Положением «О государственных трудовых сберегательных кассах» от 1925 г.40, Положением «О кооперативном кредите» от 1927 г.41 Положения указанных актов отчасти уточняли перечень сведений, составляющих банковскую тайну, а в отдельных случаях даже расширяли его.

В соответствии со ст. 23 Устава государственных трудовых сберегательных касс СССР, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 1948 г.42 государственные трудовые сберегательные кассы сохраняли в тайне сведения о совершаемых ими операциях и состоянии счетов по вкладам. Также было предусмотрено, что сведения о вкладах могли получить, кроме самих клиентов и их представителей, только суды, органы предварительного следствия и дознания.

Тайна вклада могла быть раскрыта как в том случае, когда вкладчик привлечен по уголовному делу в качестве обвиняемого, так и тогда, когда это было необходимо судебно-следственным органам для проведения следствия, помогало раскрыть преступление и изобличить преступника, выяснить способы и мотивы совершения преступления, обеспечить удовлетворение гражданского иска, вытекающего из уголовного дела, т.е. выдача справок осуществлялась в связи с производством по уголовному делу.

Сведения о вкладах выдавались на основании письменного требования с указанием мотивировки, в связи с чем необходимы эти сведения. При этом, требования направлялись в центральную сберегательную кассу города или района, независимо от того, в какой из подчиненных ей сберегательных касс Собрание законодательства СССР, 1927, № 4, ст. 426.

Собрание законодательства СССР, 1925, № 81, ст. 612.

Собрание законодательства СССР, 1927, № 4, ст. 44.

СП СССР, 1963 г., № 10, ст. 105.

находился вклад43. Установленные в ст. 23 Устава правила распространялись также на облигации, сданные гражданами на хранение в сберегательные кассы.

Впоследствии государство гарантировало тайну вкладов физических лиц в статье 395 принятого в 1964 году Гражданского кодекса РСФСР.

До 1977 года нормативное регулирование правоотношений, связанных с банковской тайной, оставалось без существенных изменений. Устав государственных трудовых сберегательных касс 1977 года44 расширил перечень органов, которым было предоставлено право на получение сведений, составляющих тайну вклада. Документом было установлено, что справки о счетах организаций и учреждений и о совершаемых по ним операциях могут выдаваться этим организациям и учреждениям и их вышестоящим органам, а также судам, органам предварительного следствия, органам дознания и финансовым органам с соблюдением установленного порядка. Еще одним новым органом, которому было предоставлено право на получение справок о вкладчике и об операциях по вкладу, а также справок о других клиентах и совершаемых ими операций стали нотариальные конторы по находящимся в их производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков45.

При том, что в СССР не существовало термина «банковская тайна», законодательство тем не менее закрепляло тайну вклада. Ряд авторов считает, что право на тайну вкладов преподносилось в качестве льготы. Так, по мнению П.И.

Седугина, среди льгот, предоставляемых Советским законодательством вкладчикам сберегательных касс и других кредитных учреждений, важное значение для обеспечения сохранности вкладов имело сохранение сберегательными кассами тайны вкладов46.

В настоящее время законодательство о банковской тайне продолжает непрерывно развиваться. Отношения, складывающиеся по поводу банковской тайны, урегулированы нормами разных отраслей российского законодательства. К Седугин П.И. Вклады граждан в кредитных учреждениях / Изд. «Юридическая литература», М., 1964. С. 42-44.

Собрание постановлений Совета Министров СССР, 1977, № 21, ст. 131.

СП. СССР. 1977. № 21. Ст. 131.

Седугин П.И. Соч. С. 42.

ним, в частности, относятся нормы конституционного, гражданского, гражданскопроцессуального, административного, уголовного, уголовно-процессуального, банковского, финансового и иного законодательства.

Правовые нормы, регулирующие общественные отношения, связанные с банковской тайной, очень разнообразны, поскольку отражают отдельные аспекты общественных отношений, складывающихся между клиентами (физическими и юридическими лицами) с одной стороны и кредитными организациями, Банком России и организацией, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов с другой стороны, а также между указанными субъектами и государственными органами (их должностными лицами) с третьей стороны.

Отношения, возникающие в сфере реализации права на банковскую тайну, регламентируются положениями федеральных законов, в частности Федерального закона Российской Федерации от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации»47 (далее – Закон о Банке России), Федерального закона Российской Федерации от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе»48 (далее – Закон о национальной платежной системе), Федерального закона Российской Федерации от 23.12.2003 № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации»49 (далее – Закон о страховании вкладов), Федерального закона Российской Федерации от 30 декабря 2004 г. № 218-ФЗ «О кредитных историях»50 (далее – Закон о кредитных историях), Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма»51 (далее – Закон № 115-ФЗ) и рядом других федеральных законов.

Среди источников, образующих институт банковской тайны, главенствующее положение в иерархии занимает Конституция Российской Федерации.

СЗ РФ. 2002 г. № 28. Ст. 2790.

СЗ РФ. 2011. № 27. Ст. 3872.

СЗ РФ. 2003 г. № 52 (часть I). Ст. 5029.

СЗ РФ. 2005. № 1 (часть 1). Ст. 44.

СЗ РФ. 2001. № 33 (часть I). Ст. 3418.

В соответствии с ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Конституционные нормы провозглашают неприкосновенность частной жизни, право личной и семейной тайны как одно из основных прав и свобод человека и гражданина. Установленный законодательством правовой режим банковской тайны служит реализацией указанных конституционных положений, поскольку банковская тайна является одной из составляющих личной и семейной тайны, конфиденциальность сведений, являющихся объектом правовой охраны банковской тайны, обеспечивает неприкосновенность частной жизни граждан.

Правовое содержание банковской тайны определяется ст. 857 ГК РФ и ст.

26 Закона «О банках…», закрепляющих объект правовой охраны банковской тайны, субъектов, имеющих право на конфиденциальность информации, составляющей банковскую тайну, субъектов, гарантирующих конфиденциальность такой информации, круг субъектов, которым в случаях и в порядке, предусмотренных законом могут быть предоставлены сведения, составляющие банковскую тайну, а также положения об ответственности за разглашение сведений, составляющих банковскую тайну. Однако предусмотренные указанными нормами положения довольно коллизионны, что обуславливает возникновение многочисленных проблем в правоприменении, связанных, в частности, с раскрытием сведений, составляющих банковскую тайну. В данной связи представляется целесообразным научное осмысление существующих правовых проблем, исследование правовой природы банковской тайны, установление ее правового содержания и разработка предложений по устранению коллизий в правовом регулировании банковской тайны.

В частности, принимая во внимание, что статья 857 ГК РФ называет в числе сведений, охраняемых режимом банковской тайны, сведения о клиенте, а статья 26 Закона «О банках…» такой информации не содержит, предлагается внести изменения в статью 26 Закона «О банках…», предусмотрев сведения о клиенте в качестве сведений, составляющих банковскую тайну.

Согласно ст. 26 Закона «О банках…» кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Объект правовой охраны банковской тайны составляет тайна об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, а также иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией, если это не противоречит закону. Из содержания данного положения видно, что перечень сведений, составляющих банковскую тайну, является открытым, поскольку во внутрибанковских документах кредитная организация вправе закрепить перечень дополнительных сведений, охраняемых режимом банковской тайны. Для определения правового содержания банковской тайны, установленного ст. 26 Закона «О банках…» рассмотрим отдельно каждую группу сведений, предусмотренных положениями указанной статьи.

К сведениям, составляющим банковскую тайну, относятся операции клиентов и корреспондентов кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов.

Как видно из указанного перечня, Закон «О банках…» предусматривает не только операции, осуществляемые кредитной организацией в рамках заключения и исполнения договора банковского счета, но и содержит операции, осуществление которых не требует заключения договора банковского счета.

Согласно п. 3 ст. 834 ГК РФ к отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета (глава 45), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада. Указанное положение дает основание полагать, что положения, предусмотренные ст. 857 ГК РФ в отношении тайны операций по счету, распространяются и на операции по вкладу клиента банка.

При этом, ст. 5 Закона «О банках…» предусматривает операции, осуществляемые без открытия счета. К таковым, в частности, относятся купля-продажа иностранной валюты в наличной форме, а также осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).

К следующей группе сведений, составляющих объект правовой охраны, относятся сведения о счетах клиентов и корреспондентов кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов. Очевидно также, что правила, установленные ст. 857 ГК РФ в отношении банковской тайны распространяются также на счета корреспондентов банка, корреспондентские субсчета, а также другие счета банков. Положения о банковской тайне также распространяются на номинальные, залоговые и счета эскроу. Ст. 26 Закона «О банках…» также предусматривает тайну о вкладах клиентов и корреспондентов кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов.

Кроме того, как было указано выше, ст. 26 Закона «О банках…» содержит положение, согласно которому все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну о вышеизложенных сведениях, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит закону.

Полагаем, что под «иными сведениями» следует понимать именно сведения о клиенте.

Л.Г. Ефимова считает, что к иным сведениям могут относиться любые данные о правовом, семейном и ином положении клиента52. Представляется, что устанавливая перечень таких сведений, кредитная организация исходит из законных интересов своих клиентов. Однако возникает другой вопрос - должна ли кредитная организация получать согласие своего клиента на закрепление Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Рук. авт. колл. и отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юридическая фирма «Контракт» издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С.

430.

определенных сведений о нем, в качестве сведений, составляющих банковскую тайну? Учитывая, что физические и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, являются свободными в установлении своих прав и обязанностей, полагаем, что клиент должен давать свое согласие на закрепление определенных сведений в качестве объекта правовой охраны банковской тайны при заключении с банком договора об оказании услуг, который в числе прочих условий должен содержать указанные положения.

Р. Р. Томкович справедливо отмечает, что отсутствие четкого определения такого фундаментального для банковских правоотношений понятия, как «банковская тайна» и наличие права у каждого банка индивидуально устанавливать его объем (в пределах установленного законодательством минимума) ученые-правоведы называют одним из основных недостатков российского банковского права в целом53.

Право кредитной организации в одностороннем порядке устанавливать перечень сведений, которые подлежат охране в рамках банковской тайны, расширяет объект банковской тайны, делая его неопределенным, ибо разные банки могут устанавливать разные сведения, конфиденциальность которых гарантируется в соответствии с режимом банковской тайны. В результате может сложиться ситуация, при которой одни и те же сведения могут составлять банковскую тайну в одном банке и не являться таковыми в другом.

С одной стороны, право банка самостоятельно устанавливать дополнительный перечень сведений, которые относятся к банковской тайне, обусловлено прежде всего тем, что при общении с клиентом сотрудники банка могут получать информацию, выходящую за пределы установленного перечня сведений, составляющих банковскую тайну, и такая мера является дополнительной гарантией конфиденциальности таких сведений на основании внутрибанковских правил.

Томкович Р.Р. Понятие и содержание банковской тайны в законодательстве Республики Беларусь, Российской Федерации и ряде других государств // Банковское право. 2009. № 6. С.38.

С другой стороны, во внутрибанковских документах к сведениям, подлежащим правовой охране, могут быть отнесены сведения, не относящиеся непосредственно к банковской тайне и (или) являющиеся объектом правовой охраны другого вида информации с ограниченным доступом. Такие сведения подлежат правовой охране согласно режиму того вида тайны, к которой они относятся.

Так, например, любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), клиенту или корреспонденту кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, является персональными данными данного физического лица и подлежит правовой охране в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных»54 (далее – Закон о персональных данных). В отношении информации о юридическом лице, являющемся клиентом или корреспондентом кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, меры по охране ее конфиденциальности установлены в соответствии с законодательством о коммерческой тайне.

Согласно п. 2 ст. 3 Федерального закона от 9 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне»55 (далее – Закон о коммерческой тайне) к информации, составляющей коммерческую тайну, относятся сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. При получении СЗ РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3451.

СЗ РФ. 2004. № 32. Ст. 3283.

конфиденциальной информации в ходе осуществления банковской деятельности, сотрудники банка должны соблюдать установленный законодательством режим конфиденциальности данных сведений независимо от того, закреплены ли они кредитной организацией во внутрибанковских документах или нет. В литературе высказывается мнение против предоставления права кредитной организации включать иные сведения в состав банковской тайны, поскольку тем самым необоснованно смешиваются правовые режимы банковской тайны и коммерческой тайны банка56.

В процессе оказания банковских услуг сотрудники банка получают от своих клиентов информацию разного характера, в связи с чем предусмотреть во внутрибанковских документах исчерпывающий перечень сведений, которые служащие кредитной организации обязаны хранить в тайне, не представляется возможным. О.М. Олейник полагает, что если даже банк в ходе предоставления, например, кредита получит какие-либо сведения о состоянии здоровья клиента или его семейном положении, эти сведения, а не только операции, произведенные для выдачи кредита, могут быть включены в банковскую тайну. Таким образом, иными могут быть любые сведения, устанавливаемые кредитной организацией и соотносимые с ее клиентами57, критерием для определения характера сведений, составляющих банковскую тайну, в данном случае является осуществляемая профессионально деятельность банка58.

Указанная точка зрения представляется обоснованной, поскольку информация, касающаяся клиентов и корреспондентов кредитной организации, получаемая ее служащими непосредственно при исполнении ими профессиональных обязанностей в рамках заключенного договора относится к профессиональной тайне и может являться объектом правовой охраны банковской тайны. Так, согласно ч. 5 ст. 9 Закона об информации информация, полученная физическими лицами при исполнении ими профессиональных обязанностей или Карчевский С.В. Банковская тайна: проблемы правового регулирования // Хозяйство и право. 2000. № 4. С. 48.

Олейник О.М. Теоретические основы банковского права (гражданско-правовые и хозяйственно-правовые аспекты). Дис. док. юрид. наук. Москва, 1998. С.241-242.

Олейник О.М. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право. 1997. № 6 С. 147.

организациями при осуществлении ими определенных видов деятельности (профессиональная тайна), подлежит защите в случаях, если на эти лица федеральными законами возложены обязанности по соблюдению конфиденциальности такой информации. Однако из сформулированных в ст. 26 Закона «О банках…» положений не следует, что служащие кредитной организации обязаны хранить тайну сведений о клиентах и корреспондентах, выходящие за пределы установленного перечня. Кроме того, как уже было отмечено, ст. 26 Закона «О банках…» не закрепляет сведения о клиенте в качестве объекта банковской тайны. Учитывая, что законом установлено право, а не обязанность кредитной организации установить перечень сведений, конфиденциальность которых гарантируется в рамках режима банковской тайны, нет никакой гарантии, что кредитные организации будут вносить сведения о клиенте в числе охраняемых законодательством о банковской тайне. В данной связи, представляется целесообразным установить на законодательном уровне исчерпывающий перечень сведений, составляющих банковскую тайну, посредством включения в указанный перечень информации о клиентах и корреспондентах кредитной организации, а также исключения из текста ч. 1 ст. 26 Закона «О банках…» фразы «об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону».

Установление в ч. 1 ст. 26 Закона «О банках…» обязанности кредитной организации, Банка России и организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, гарантировать тайну сведений о клиентах и корреспондентах; возложение на служащих кредитной организации обязанности хранить тайну об указанных сведениях, получаемых при исполнении ими профессиональных обязанностей, позволят законодательно закрепить гарантии конфиденциальности сведений о клиентах и корреспондентах кредитной организации, что обеспечит их информационную безопасность. Кроме того, эти изменения позволят исключить недобросовестные действия кредитных организаций и их служащих по разглашению указанной информации59.

Следует также провести анализ эффективности норм института банковской тайны в связи со стремительно развивающимися общественными отношениями в сфере платежных услуг. Широкое распространение в банковской практике осуществления переводов без открытия банковских счетов, в том числе с использованием электронных денежных средств, свидетельствует о необходимости актуализации правового регулирования банковской тайны с учетом динамики развития законодательства о национальной платежной системе.

В данной связи особо остро встает вопрос об эффективности обеспечения информационной безопасности и конфиденциальности сведений, касающихся осуществляемых операций.

Принятие Закона о национальной платежной системе оказало влияние на динамику изменения законодательства о банковской тайне, распространяющее действие его положений на отношения, возникающие в связи с осуществлением операций банковскими платежными агентами (субагентами), а также отношения, возникающие по поводу электронных денежных средств.

Закон «О банках…» (в редакции от 21.11.2011 г. № 329-ФЗ) расширил перечень сведений, составляющих банковскую тайну, указав, что положения ст.

26 распространяются на сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами), а также на сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов. Изложенные сведения также составляют объект правовой охраны банковской тайны. Распространение положений о банковской тайне на данные группы сведений означает, что они также являются конфиденциальной информацией, предоставление которой Фаткина Е.В. Правовые аспекты информационной безопасности банковской тайны // Евразийский юридический журнал. № 4 (83) 2015. С. 146.

осуществляется в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 26 Закона «О банках…». Рассмотрим данные группы сведений более подробно.

Согласно ч. 4 ст. 3 Закона о национальной платежной системе банковский платежный агент – это юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией, или индивидуальный предприниматель, которые привлекаются кредитной организацией в целях осуществления отдельных банковских операций.

Банковский платежный субагент - юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией, или индивидуальный предприниматель, которые привлекаются банковским платежным агентом в целях осуществления отдельных банковских операций (ч. 5 ст. 3 Закона о национальной платежной системе).

Следовательно, банковские платежные агенты и банковские платежные субагенты также являются субъектами, получающими право доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, в силу договора, заключенного кредитной организацией с банковским платежным агентом, а также банковским платежным агентом с банковским платежным субагентом в целях осуществления отдельных банковских операций. Статья 26 Закона о национальной платежной системе устанавливает обязанность банковских платежных агентов (субагентов) гарантировать банковскую тайну в соответствии с законодательством Российской Федерации о банках и банковской деятельности.

Распространение положений об охране информации, содержащей банковскую тайну, на операции клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами) обусловлено правовой природой указанных сведений, а также спецификой отношений, складывающимися между кредитной организацией, в том числе небанковской кредитной организацией, имеющей право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций и банковским платежным агентом, привлекаемым на основании договора с указанной организацией.

Включение сведений об операциях, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами) в состав сведений, гарантируемых согласно законодательству о банковской тайне, придает новые черты правовой природе банковской тайны, обусловленные характером осуществляемых операций, а также договорными отношениями между кредитной организацией и банковскими платежными агентами, банковскими платежными агентами и субагентами.

К следующей группе сведений, на которые распространяются положения ст. 26 Закона «О банках…», относятся сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов. Согласно п. 1.4 Положения Банка России от 19 июня 2012 г. № 383-П средств»60 «О правилах осуществления перевода денежных кредитные организации осуществляют перевод денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе с использованием электронных средств платежа.

Понятие электронных денежных средств раскрывается в ч. 18 ст. 3 Закона о национальной платежной системе, согласно которой электронные денежные средства – это денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа.

При этом не являются электронными денежными средствами денежные средства, полученные организациями, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, клиринговую деятельность и (или) деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами и осуществляющими учет информации о размере предоставленных денежных

Вестник Банка России. 2012. № 34.

средств без открытия банковского счета в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность указанных организаций.

Исходя из содержания положений ст. 26 Закона «О банках…» кредитная организация помимо сведений, изложенных в п. 1, гарантирует также тайну об остатках электронных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств, осуществляемых кредитной организацией по распоряжению ее клиентов. Указанные сведения составляют правовое содержание банковской тайны. В данной связи представляется обоснованным сформулировать соответствующее положение в ч. 1 ст. 26 Закона «О банках…» и установить обязанность служащих кредитной организации хранить тайну об указанных сведениях. На основании изложенного, предлагаем изложить ч.1 ст. 26 Закона «О банках…» в следующей редакции: «Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну сведений о ее клиентах и корреспондентах, об их операциях, счетах и вкладах, а также об остатках электронных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств, осуществляемых кредитной организацией по распоряжению ее клиентов». Возложение на служащих кредитной организации обязанности хранить тайну сведений об остатках электронных денежных средств ее клиентов, а также о переводах электронных денежных средств позволит законодательно закрепить гарантии конфиденциальности указанных сведений и обеспечить их информационную безопасность.

На основе вышеизложенного, можно констатировать, что ст. 26 Закона «О банках…» содержит всестороннее регулирование отношений, связанных с банковской тайной, не ограничивающееся рамками договора банковского вклада и договора банковского счета. Согласно ст. 26 Закона «О банках…» перечень сведений, являющихся объектом правовой охраны банковской тайны, включает в себя: сведения об операциях; сведения о счете; сведения о вкладе; сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами); сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов; иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Из проведенного сравнительно-правового анализа положений п. 1 ст. 857 ГК РФ и ч. 1 ст. 26 Закона «О банках…» можно сделать вывод о том, что правовое содержание банковской тайны согласно указанным нормам имеет существенные отличия, в частности можно констатировать, что перечень сведений, составляющих банковскую тайну, неоднороден. Так, ст. 26 Закона «О банках...»

содержит более широкий перечень таких сведений, а именно в п. 1 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну операций по счету, а ст. 26 Закона «О банках…»

предусматривает тайну обо всех операциях своих клиентов и корреспондентов, в том числе осуществляемых без открытия счета. Кроме того, ст. 26 Закона «О банках…» указывает, что положения данной статьи распространяются на сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами); а также на сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов. Пункт 1 ст. 857 ГК РФ не указывает данные сведения в качестве объекта банковской тайны и не упоминает о корреспондентах в качестве субъектов. При этом с учетом положений, предусмотренных ст. 860 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что сведения о счетах корреспондентов банка также подлежат охране согласно положениям гл. 45.

Статья 857 ГК РФ в отличие от ст. 26 Закона «О банках…» относит к банковской тайне сведения о клиенте. Последняя также закрепляет право кредитной организации устанавливать иные сведения в качестве объекта банковской тайны, если это не противоречит закону. Кроме того, существует неопределенность в том, какие именно иные сведения, могут быть установлены самой кредитной организацией в качестве сведений, составляющих банковскую тайну. Отсутствие четких критериев, на основании которых кредитная организация имеет право устанавливать иные сведения помимо прямо предусмотренных законодательством о банковской тайне, наряду с различиями, которые существуют относительно закрепленного в п. 1 ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках …» правового режима банковской тайны, делает объект правовой охраны банковской тайны недостаточно определенным. Указанное обстоятельство обуславливает возникновение проблем в применении действующего законодательства, в частности, при раскрытии сведений, составляющих банковскую тайну, уполномоченным в ст. 26 вышеуказанного Федерального закона лицам.

Так же следует отметить, что круг субъектов, гарантирующих конфиденциальность сведений, составляющих банковскую тайну, имеет существенные отличия. Согласно ст. 26 Закона «О банках...» к таковым относятся кредитная организация, Банк России и организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов. Из содержания ст. 26 Закона «О банках...»

также следует, что служащие кредитной организации являются субъектами, обязанными соблюдать режим конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну. Пункт 1 ст. 857 ГК РФ определяет в качестве субъекта, осуществляющего режим правовой охраны сведений, составляющих банковскую тайну, только банк, с которым клиент заключил договор банковского вклада или договор банковского счета, не упоминая о прочих субъектах, указанных в ч. 1 ст.

26 Закона «О банках...». Следует отметить, что понятие банк уже понятия кредитная организация, которое раскрывается в ст. 1 Закона «О банках…» и включает в себя банк и небанковскую кредитную организацию.

При этом, п. 4 ст. 845 ГК РФ предусматривает, что правила главы 45 ГК РФ, относящиеся к банкам, применяются также и к другим кредитным организациям при заключении и исполнении ими договора банковского счета в соответствии с выданным разрешением (лицензией). Согласно изложенному, положения о банковской тайне, установленные ст. 857 ГК РФ, распространяются в том числе на небанковские кредитные организации, однако применение указанных положений ограничивается рамками заключенного между небанковской кредитной организацией и клиентом договора банковского счета и связано с исполнением данного договора в отличие от ст. 26 Закона «О банках...», не содержащей подобного ограничения. В данной связи операции, осуществляемые небанковской кредитной организацией, без открытия банковских счетов находятся за рамками правового регулирования банковской тайны, установленного ст. 857 ГК РФ.

В связи с вышеизложенным, можно констатировать наличие коллизии в правовом регулировании банковской тайны. Из проведенного анализа положений ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках...» следует, что перечень сведений, составляющих банковскую тайну, субъектов, имеющих право на ее охрану и субъектов, гарантирующих такое право, различен.

В научной литературе существуют полярные точки зрения по вопросу существования и разрешения коллизии между ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках…». А.Ю. Викулин считает, что между указанными нормами существует ряд принципиальных различий, образующих логическое несоответствие, суть которого в том, что один и тот же предмет (явление, субъект), взятый в одном и том же отношении, в один и тот же период времени, интерпретируется различным образом. Вследствие этого нормативно-правовое предписание становится расплывчатым, двусмысленным, неопределенным61. При этом А.Ю. Викулин отмечает, что положения ст. 26 Закона «О банках…», касающиеся содержания банковской тайны, более полно и широко трактуют рассматриваемое понятие и, следовательно, учитывают соответствующие конституционные права человека и гражданина; а значит, имеют приоритет по отношению к соответствующим положениям ст. 857 ГК РФ62.

Такие авторы как Д.Г. Алексеева, С.В. Пыхтин, Е.Г. Хоменко также отмечают наличие коллизии ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках…» и считают, что данная коллизия должна быть разрешена в пользу Закона «О Российское законодательство: проблемы и перспективы. – М.: Издательство БЕК, 1995. С. 396; Викулин А.Ю.

Системообразующие понятия банковского законодательства Российской Федерации и их роль в деятельности кредитных организаций: Финансово-правовой аспект. Дис. канд. юрид. наук. Москва, 1997. С.96.

Викулин А.Ю. Банковская тайна как объект правового регулирования // Государство и право, 1998, № 7. С. 72.

Схожую позицию занимает О.М. Олейник. – См.: Олейник О. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право, 1997, № 6, с. 135.

банках…» как акта специального, регулирующего исключительно вопросы банковской деятельности, в отличии от ГК РФ, нормы которого в данном случае носят общий характер63. О.М. Олейник полагает, что при разрешении указанного несоответствия целесообразно использовать правило о соотношении общих и специальных правовых норм. Поскольку ст. 26 Закона «О банках…» является специальной, надо следовать требованиям этой статьи64.

В правовой литературе высказывается мнение о том, что при разрешении несоответствия между ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закон «О банках…» следует руководствоваться нормами ГК РФ, так как ст. 857 ГК РФ не содержит отсылки к другим законам, нормы которых могут определить иной, отличный от установленного Кодексом объема сведений, составляющих банковскую тайну, а согласно п. 2 ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ65. С.В. Карчевский отмечает, что ст. 857 ГК РФ содержит исчерпывающий перечень сведений, составляющих банковскую тайну, а на основании п. 2 ст. 3 ГК РФ, согласно которому нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ, ст. 26 Закона «О банках…» в части определения содержания банковской тайны на практике не должно применяться66. С данной позицией трудно согласиться, поскольку ст. 26 Закона «О банках…» устанавливает более широкий перечень сведений, охраняемых режимом банковской тайны, тем самым улучшая положение субъектов, которым гарантируется тайна указанных сведений. Кроме того, норма Закона «О банках…» в большей степени способствует реализации и защите конституционного права человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, предусматривая более полное регулирование отдельных аспектов банковской тайны, а значит должна иметь

Банковское право: учеб. пособие / Д.Г. Алексеева, С.В. Пыхтин, Е.Г. Хоменко.-4-е изд., перераб. и доп. – М.:

Норма: Инфра-М,2010. С. 402.

Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. – М.: Юрист. С. 222.

Плешаков А.М. Банковская тайна: запрет, обязанность и порядок предоставления сведений // Деньги и кредит.

1997. № 10. С. 65. Ярочкин В.И. Безопасность банковских систем. М.:Ось-89.2004,С.106.

Карчевский С.В. Банковская тайна: проблемы правового регулирования // Хозяйство и право. 2000. № 4. С. 46Плешаков А.М. Банковская тайна: запрет, обязанность и порядок предоставления сведений // Деньги и кредит.

1997. № 10. С. 65.

приоритет по сравнению со ст. 857 ГК РФ в части, ухудшающей положения субъектов, которым гарантируется тайна сведений, являющихся объектом правовой охраны банковской тайны.

По мнению некоторых авторов между ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закон «О банках…» отсутствует конкуренция67. Так, С.В. Сарбаш полагает, что признание указанных норм противоречащими друг другу является поспешным, и хотя и представляет интерес для юриста (особенно в области теории права), думается, все же не подтверждает правильность вывода68. Андронова Т.А. полагает, что понятие в ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закон «О банках…» идентичны69. Данная позиция представляется недостаточно корректной, поскольку исходя из проведенного анализа положений ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закон «О банках…»

следует, что перечень сведений, составляющих банковскую тайну, неоднороден и коллизия в отношении установления объекта правовой охраны банковской тайны имеет место. В юридической литературе противоречие указанных правовых норм рассматривается как значительный недостаток действующего законодательства, который может породить на практике ряд коллизий70. Вышеизложенная позиция не решает вопрос о том, какой из нормативных актов должен применяться при регулировании отношений, связанных с банковской тайной.

Заслуживает внимания точка зрения, высказанная Н.В. Лисициной, согласно которой существенных противоречий между ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках…» нет. Однако, по мнению автора, ни один, ни другой из указанных законодательных актов не содержит исчерпывающего перечня сведений, составляющих банковскую тайну. Поэтому ее правовое определение должно основываться на комплексном восприятии всех норм института банковской тайны. Автор также указывает, что если фрагментарное регулирование банковской тайны в ГК РФ соответствует его юридическому Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. – М.: «Статут», 1999. С. 143.

Романовский Б.Г. Банковская тайна как предмет правового регулирования. // Банковское право. 2001. №1. С.38.

Сарбаш С.В. Указ. Соч. С. 141.

Андронова Т.А. Указ. соч. С. 81.

Викулин А.Ю. Проблематика правового регулирования банковской тайны // Деньги и кредит, 1998, № 7;

Олейник О.М. Основы банковского права. Курс лекций. М., 1997; Плешаков А.М. Банковская тайна: запрет, обязанность и порядок предоставления сведений // Деньги и кредит, 1997, № 10.

статусу кодифицированного законодательного акта, то недостаточно полное определение банковской тайны в Законе «О банках…» нельзя признать удачным, поскольку данный нормативно-правовой акт специально предназначен для регулирования общественных отношений в кредитной сфере71.

На наш взгляд, следует согласиться с точкой зрения Д.Г. Алексеевой, С.В.

Пыхтина, Е.Г. Хоменко, О.М. Олейник, поскольку при разрешении данного коллизионного вопроса необходимо учитывать правило о соотношении общей и специальной правовых норм. В данном вопросе мы также присоединяемся к точке зрения А.Ю. Викулина и считаем, что установленный законодательством правовой режим банковской тайны служит реализацией конституционного права личной и семейной тайны, поскольку банковская тайна, содержащая сведения о частной жизни граждан, является одной из составляющих личной и семейной тайны. Конфиденциальность сведений, составляющих банковскую тайну, обеспечивает неприкосновенность частной жизни граждан. Ст. 26 Закона «О банках…» содержит более полное регулирование отдельных аспектов отношений, складывающихся по поводу банковской тайны, в частности устанавливает более полное содержание банковской тайны, а также конкретизирует перечень государственных органов и их должностных лиц, которым на основании положений данной статьи могут быть предоставлены сведения, составляющие банковскую тайну. При этом, в процессе разрешения вопроса об установлении норм, подлежащих применению к отношениям, связанным с банковской тайной, нельзя игнорировать положение ст. 857 ГК РФ, касающееся тайны сведений о клиенте, поскольку ст. 26 Закона «О банках…» не закрепляет указанные сведения в качестве объекта правовой охраны. Кроме того, как справедливо отмечает А.Ю.

Викулин, при разрешении любых вопросов, связанных с порядком правовой защиты сведений, составляющих банковскую тайну, должен в обязательном порядке применяться Закон об информации наряду и во взаимосвязи с Законом «О банках…» и в соответствии с правилами о соотношении общей и специальной

Лисицина Н.В.Указ. соч. С. 117.

норм. Также как и Закон о банках он имеет приоритет перед Гражданским кодексом РФ, нисколько не умаляя при этом значение последнего72.

Однако в связи с существованием противоречий в законодательном регулировании банковской тайны, разных точек зрения по вопросу о разрешении коллизии ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках…», особо остро встает вопрос о приведении правовых норм, регулирующих отношения, связанные с банковской тайной, к единообразию и устранению коллизионного регулирования данного вопроса. Как справедливо отмечает Н.В. Лисицина отсутствие четкого и единообразного перечня сведений усложняет правоприменительную практику в данной области и не способствует обеспечению законных интересов граждан73.

Кроме того необходимо отметить, что наряду с существованием в правовой литературе различных точек зрения по вопросу о наличии и разрешении коллизии ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках…», отсутствует и единое мнение относительно содержания банковской тайны. Так, М.Н. Малеина считает, что объем сведений, составляющих банковскую тайну, шире, чем закрепленный в ст.

857 ГК РФ, ст. 26 Закона о банках и других нормативных актах. Она считает, что предпочтительнее при разработке термина «банковская тайна» руководствоваться положением Устава Государственного банка в дореволюционный период:

«хранить в тайне все, касающееся вверяемых банку частных коммерческих дел и счетов» (том XI. ч. 2 Свода законов Российской империи). Исходя из изложенного, банковской тайной следовало бы считать сведения о личности клиента и корреспондента, об их операциях и состоянии счетов по вкладам, ценных бумагах, справках или другие сведения, полученные устно в связи с работой в банке74.

Викулин А.Ю. Проблематика правового регулирования банковской тайны. Деньги и кредит. 1998. №7. С. 70-71.

Лисицина Н.В. Указ. соч. С. 117.

Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление и защита). Дис. док. юрид.

наук. М., 1997, с. 288.

Маркелова К.А. полагает, что режимом банковской тайны охватывается документированная информация, то есть зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать75.

Андронова Т.А. придерживается противоположной позиции и считает, что режим банковской тайны может распространяться и на ту информацию, которая не зафиксирована на материальном носителе. Свою точку зрения автор аргументирует тем, что в ходе переговоров клиентов банка и банковских сотрудников последним может стать известной информация о финансовом состоянии клиента, перспективы дальнейшего развития его хозяйственной деятельности и т.д., однако, если следовать мнению К.А. Маркеловой то, будучи не зафиксированной на материальном носителе, данная информация не является банковской тайной. Андронова Т.А. приходит к выводу, что режим банковской тайны должен распространяться не только на информацию, зафиксированную на материальном носителе, но и на любую другую информацию, которую клиент доверил работнику банка76.

По нашему мнению следует согласиться с точкой зрения, высказанной Андроновой Т.А., поскольку исходя из сформулированных законодательством положений о банковской тайне, не следует, что режим правовой охраны распространяется только на документированную информацию. В частности, ст.

857 ГК РФ предусматривает тайну сведений о клиенте, а ст. 26 Закона «О банках…» устанавливает, что все служащие кредитной организации обязаны хранить также тайну об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону. Включение в объект правовой охраны только документированной информации ограничивает право физических и юридических лиц на банковскую тайну. Кроме того, если исходить из точки зрения Маркеловой К.А. существует неопределенность в обеспечении конфиденциальности информации, которая не зафиксирована на материальном носителе, так как по ее мнению она не составляет банковскую Маркелова К.А. Указ. соч. С.50.

Андронова Т.А. Указ. соч. С.68-69.

тайну, и, следовательно, не подлежит правовой охране согласно режиму банковской тайны. По нашему мнению все сведения, касающиеся клиентов и корреспондентов кредитной организации, получаемые ее служащими при исполнении ими профессиональных обязанностей в процессе оказания банковских услуг, должны составлять банковскую тайну. Это позволит обеспечить информационную безопасность указанных сведений и надлежащую реализацию права на конфиденциальность сведений, составляющих банковскую тайну.

На основании вышеизложенного, исходя из учета системного анализа законодательного регулирования банковской тайны в ст. 857 ГК РФ и ст.

26 Закона «О банках…» резюмируем, что к сведениям, составляющим банковскую тайну и подлежащим правовой охране, относятся:

- сведения о банковском счете клиента и корреспондента (номер, дата его открытия, вид счета, условия, на которых он открыт, в соответствии с каким договором он открыт, сведения о владельце счета и т.д.);

- сведения о банковском вкладе клиента и корреспондента (сумма вклада, его вид, срок вклада, начисляемые проценты по данному вкладу и т.п.);

- сведения об операциях клиентов и корреспондентов (о зачислении денежных средств на счет, о списании с него определенных сумм, валюта счета, дата осуществления операций и т.п.);

сведения о клиенте (паспортные данные гражданина, сведения об организационно-правовой форме, местонахождении, банковских реквизитах юридического лица, данные о его руководителях и т.д.);

- сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами);

- сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов;

- иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Принимая во внимание коллизионное правовое регулирование банковской тайны, многочисленные сложности, обусловленные противоречивым правовым регулированием данного вопроса, высокую значимость банковской тайны в целях защиты публичных интересов государства и общества, а также специальный характер статьи 26 Закона «О банках…» относительно статьи 857 ГК РФ представляется необходимым устранить существующее противоречие в составе сведений, составляющих банковскую тайну, следующим образом: сведения о клиентах кредитной организации включить в текст части 1 статьи 26 Закона «О банках…» и изложить его в следующей редакции: «кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну сведений о клиентах и корреспондентах, об их операциях, счетах и вкладах. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну сведений о ее клиентах и корреспондентах, об их операциях, счетах и вкладах, а также об остатках электронных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств, осуществляемых кредитной организацией по распоряжению ее клиентов».

Закрепление изложенных положений будет способствовать совершенствованию законодательства о банковской тайне в части установления правового содержания охраняемой информации, предусмотренного статьей 26 Закона «О банках…». Включение сведений о клиентах и корреспондентах кредитной организации, Банка России, организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, в перечень сведений, составляющих банковскую тайну, установленный статьей 26 Закона «О банках…» позволит законодательно закрепить гарантии конфиденциальности указанных сведений, что обеспечит их информационную безопасность.

Кроме того, установление сформулированных положений позволит устранить неурегулированные аспекты отношений, связанных с переводами электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов, обеспечению информационной безопасности и конфиденциальности сведений, касающихся осуществляемых операций.

Подводя итог исследованию правового регулирования содержания банковской тайны, резюмируем, что общественные отношения, урегулированные нормами законодательства о банковской тайне, выходят за рамки договора банковского счета, поскольку правовое содержание банковской тайны охватывает также операции, осуществляемые без открытия банковского счета. Гражданскоправовое регулирование банковской тайны ограничено рамками договора банковского счета и не содержит полного регулирования всех аспектов отношений, связанных с банковской тайной. Существование подобных противоречий в правовом регулировании банковской тайны является серьезным недостатком, обуславливающим возникновение многочисленных проблем в правоприменении и, следовательно, требует более четкого правового регулирования.

В данной связи представляется необходимым устранить противоречия в правовом содержании банковской тайны во избежание многочисленных проблем в правоприменении, возникающих в связи с существованием коллизии указанных норм, а также установить исчерпывающий перечень сведений, охраняемый режимом банковской тайны, следующим образом:

- включить в перечень сведений, составляющих банковскую тайну, установленный статьей 26 Закона «О банках…», информацию о клиентах и корреспондентах кредитной организации в целях исключения недобросовестных действий кредитных организаций и их служащих по разглашению указанной информации;

- исключить из текста части 1 статьи 26 Закона «О банках…» фразу «об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону»;

дополнить часть 1 статьи 26 Закона «О банках…» пунктом следующего содержания: «Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну сведений о ее клиентах и корреспондентах, об их операциях, счетах и вкладах, а также об остатках электронных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств, осуществляемых кредитной организацией по распоряжению ее клиентов».

Установление обязанности служащих кредитной организации хранить тайну сведений, касающихся клиента и корреспондента кредитной организации, а также тайну об остатках электронных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств позволит законодательно закрепить гарантии конфиденциальности указанных сведений, что обеспечит их информационную безопасность.

§ 3. Банковская тайна как публично-правовой институт Общественные отношения, складывающиеся в сфере банковской тайны, являются предметом изучения таких отраслей российского права как гражданское, предпринимательское, финансовое, административное, уголовное, а также иных отраслей и подотраслей. При этом, вопрос об отраслевой принадлежности института банковской тайны, его места в системе российского права и законодательства, понятия и значения основных терминов и конструкций, образующих правовой институт банковской тайны, остается недостаточно исследованным.

В правовой литературе не сложилось единого мнения относительно сущности и понятия банковской тайны как правовой категории, правовой природы банковской тайны, высказываются разные точки зрения по вопросу об отнесении банковской тайны к одному из объектов гражданских прав, соотношении банковской тайны с иными видами охраняемых законом тайн.

Так, по мнению Бова И.А., институт банковской тайны является межотраслевым институтом законодательства, включающим нормы финансового, банковского, гражданского, информационного и других смежных отраслей законодательства. Автор также приходит к выводу, что институт банковской тайны является одновременно институтом финансового права как отрасли российского права77.

Маркелова К.А. справедливо отмечает, что институт банковской тайны в российском банковском праве является одним из недостаточно разработанных.

Анализ правовой литературы позволяет сделать вывод о том, что в отношении правового режима банковской тайны единой правовой позиции до сих пор не сложилось. Это касается как определения сущности банковской тайны, так и ее содержания и порядка предоставления сведений, составляющих банковскую тайну78. В данной связи представляется целесообразным всестороннее научное исследование банковской тайны как объекта правового регулирования, правоотношений, складывающихся в сфере банковской тайны, выявления правовой природы норм, образующих институт банковской тайны, и разработка правовой концепции института банковской тайны.

Банковская тайна является фундаментальной категорией банковского права. В системе банковского права особенную часть составляют функциональные институты банковского права: институт банковского вклада, банковского счета, расчетов, кредита, операций кредитных организаций с ценными бумагами и валютными ценностями, драгоценными металлами и драгоценными камнями79. Нормы, регулирующие банковскую тайну, являются составными элементами системы банковского права и входят в особенную часть этой системы.

Банковскую тайну традиционно принято рассматривать в рамках института банковского счета или вклада. Указанное обстоятельство можно объяснить местоположением норм о банковской тайне (ст. 857 ГК РФ) в гл. 45 «Банковский счет», находящейся в разделе 4 под названием «Отдельные виды обязательств», а также непосредственным упоминанием банковского счета и вклада в ст. 26 Закона «О банках…».

Бова И.А. Финансово-правовые основы института банковской тайны в Российской Федерации: проблемы теории и практики: автореферат дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2013. С. 9.

Маркелова К.А. Указ. соч. С. 21.

Банковское право: учеб. пособие / Д.Г. Алексеева, С.В. Пыхтин, Е.Г. Хоменко. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.:

Норма : Инфра-М, 2010.С. 31.

Однако, в том же законе ст. 26 размещена в гл. 3 «Обеспечение стабильности банковской системы, защита прав, интересов вкладчиков и кредиторов кредитных организаций», что обуславливает характер и назначение правовой категории банковской тайны, которая служит реализации указанных задач.

На наш взгляд, правоотношения, связанные с банковской тайной, выходят за рамки договора банковского счета или вклада хотя бы потому, что данный режим распространяется и на операции, осуществляемые без открытия банковского счета, в том числе операции, которые осуществляются небанковской кредитной организацией.

Распространение положений ст. 26 Закона «О банках…» на сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами), а также на сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов также подтверждает тезис о том, что исследование банковской тайны не ограничивается рамками договора банковского счета и банковская тайна не должна рассматриваться исключительно как подинститут банковского счета. Правоотношения, связанные с банковской тайной, существенно шире отношений, урегулированных нормами договора банковского счета или вклада.

Спектр отношений, урегулированных нормами банковской тайны, в связи с принятыми за последние несколько лет новеллами, а также с учетом динамики развития международного законодательства, непосредственным образом затрагивающей институт банковской тайны, существенно расширился. Более того, правоотношения, связанные с банковской тайной, в условиях глобализации мировых финансовых рынков выходят за рамки урегулированных национальным законодательством. Все высказанное обуславливает необходимость всестороннего исследования правоотношений, охватываемых нормами данного института.

Наличие публично-правового начала в правоотношениях, связанных с банковской тайной, обусловлено, в первую очередь, законодательным установлением оснований ограничения банковской тайны посредством закрепления прав государственных органов и должностных лиц, указанных в ст.

26 Закона «О банках…», получать сведения, составляющие банковскую тайну, в случаях и в порядке, предусмотренных законом.

С другой стороны, государственно-правовое регулирование всех аспектов общественных отношений, связанных с банковской тайной, в том числе установление правового содержания банковской тайны, субъектов отношений, связанных с банковской тайной, прав клиентов и корреспондентов кредитной организации, обязанностей кредитной организации, ее служащих, иных государственных органов и должностных лиц, гарантирующих тайну законодательно установленных сведений, полученных в соответствии с нормами законодательства о банковской тайне, а также ответственности за разглашение указанной конфиденциальной информации. Изложенные отношения, урегулированные правовыми нормами, являются вертикальными, поскольку в них проявляется властный характер.

Правовая природа отношений, складывающихся в процессе государственноправового регулирования банковской тайны, а также реализации установленных оснований ограничения банковской тайны имеет ярко выраженный публичноправовой характер.

Отношения, складывающиеся между кредитной организаций и ее клиентами (корреспондентами) по поводу охраны банковской тайны, регламентируются нормами публичного характера, устанавливающими обязанность субъектов, получивших доступ к сведениям, являющихся объектом правовой охраны, гарантировать тайну сведений, полученных в связи с заключением и исполнением договоров по оказанию финансовых услуг. При этом клиенту (корреспонденту) принадлежит право на обеспечение защиты установленных законом сведений, а кредитная организация законом наделена корреспондирующей этому праву обязанностью гарантировать тайну указанных сведений.

Данные право и обязанность составляют содержание рассматриваемых правоотношений и строго регламентированы публично-правовыми нормами, регулирующими общественные отношения в сфере банковской тайны.

Обязанность кредитной организации хранить тайну сведений, составляющих объект правовой охраны банковской тайны, является установленной законом мерой должного поведения обязанного лица (кредитной организации), носит императивный характер и существует не в частноправовых отношениях с клиентом, связанных с исполнением кредитной организацией гражданскоправового договора, а в публично-правовых отношениях с государством в связи с законодательно возложенной обязанностью.

Постоянный надзор за соблюдением кредитными организациями законодательства Российской Федерации осуществляет Банк России в целях поддержания стабильности банковской системы Российской Федерации, защиты интересов вкладчиков и кредиторов (ст. 56 Закона о Банке России).

Кредитная организация, гарантируя тайну указанных сведений, принимает на себя обязательство обеспечить режим конфиденциальности сведений, касающихся ее клиента (корреспондента). В случае нарушения банковской тайны кредитная организация может быть привлечена к ответственности за нарушение законодательства о банковской тайне, в том числе к административной и уголовной, предусмотренной нормами публичного права.

В случае выявления нарушения кредитной организацией законодательства о банковской тайне (в том числе – неправомерного раскрытия сведений, составляющих банковскую тайну, третьим лицам) Банк России вправе направить в такую кредитную организацию предписание об устранении выявленных в их деятельности нарушений, либо привлечь к ответственности за нарушение федеральных законов в соответствии со ст. 74 указанного федерального закона.

Таким образом, публично-правовая обязанность кредитных организаций обеспечивается мерами государственного принуждения.

Все вышесказанное указывает на публично-правовой характер правоотношений, складывающихся между кредитной организацией и клиентом, в связи с обеспечением банковской тайны. При этом, следует учитывать, что право каждого на сохранение в тайне сведений о его банковских счетах, банковских вкладах, операций по счету и сведений, предоставляемых им кредитной организации, а также иных сведений, установленных кредитной организацией, наряду с корреспондирующей обязанностью кредитных организаций хранить банковскую тайну, вытекает из установленного ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Установленный законодательством режим конфиденциальности информации, составляющей банковскую тайну, служит реализацией указанных конституционных положений. В связи с вышеизложенным, можно сделать вывод о том, что в правоотношениях между кредитной организацией и ее клиентомгражданином, связанных с обеспечением сохранности банковской тайны, реализуется конституционное право, что также свидетельствует о публичноправовом характере указанных отношений.

Правоотношения, связанные с обеспечением банковской тайны, можно рассматривать как бессрочные. Несмотря на то, что договор об оказании финансовых услуг между кредитной организацией и ее клиентом (корреспондентом) заключается на определенный срок, это не означает, что по его истечении кредитная организация вправе нарушать конфиденциальность полученных в связи с исполнением указанного договора сведений и составляющих объект правовой охраны банковской тайны. Обязанность хранить тайну данных сведений является бессрочной, поскольку устанавливается не договором между кредитной организацией и ее клиентом, а государством, и не зависит от сроков исполнения данного договора. В данной связи правоотношения, связанные с обеспечением банковской тайны, следует считать бессрочными.

В связи со стремительно развивающимися международными отношениями в области обмена конфиденциальной информацией между уполномоченными субъектами иностранных государств, все большую актуальность приобретают отношения, связанные с банковской тайной, осложненные иностранным элементом. Данные отношения складываются по поводу предоставления информации, составляющей банковскую тайну, российскими кредитными организациями уполномоченным налоговым органам иностранных государств, с одной стороны, и получения подобной информации российскими уполномоченными государственными органами от иностранных организаций финансового рынка, расположенных за пределами территории Российской Федерации, с другой стороны. Правовая природа банковской тайны в данной связи приобретает новые черты, связанные с развивающимися трансграничными отношениями, осложненными иностранным элементом, урегулированными нормами российского законодательства.

Подводя итог исследованию правоотношений, связанных с банковской тайной можно выделить следующие группы:

1) Публично-правовые отношения, складывающиеся в процессе государственно-правового регулирования банковской тайны, а также реализации установленных оснований ограничения банковской тайны. К данной группе относятся:



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«38 ПРЕОДОЛЕНИЕ ДЕФИЦИТА ВОДЫ Рамочная программа действий по сельскохозяйственному развитию и продовольственной безопасности ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ РИМ, 2012...»

«Станислав Мюллер Разблокируй свою память: запомни все! Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=422232 Станислав Мюллер. Разблокируй свою память: запомни все!: Питер;...»

«Оглавление операции Поиск по MENU/Поиск установок Алфавитный указатель Руководство по Cyber-shot DSC-W180/W190 RU © 2009 Sony Corporation 4-143-375-11(1) Как пользоваться данным Оглавление руководством Щелкните по кнопке в правом верхнем углу для перехода на соответствующую страницу. Это удобно...»

«2 Содержание 1 Общие положения 4 1.1 виды государственной итоговой аттестации 4 1.2. Цели государственной итоговой аттестации 5 2 Профессиональные задачи бакалавра по направлению подготовки 40.03.01 юрис...»

«Беркут-MMT Модуль анализа интерфейсов передачи данных Руководство по эксплуатации МТРГ.411972.002 РЭ Версия 2.1.4-0 2015 Метротек Никакая часть настоящего документа не может быть воспроизведена, передана, преобразована, помещена в информационную систему или пер...»

«Ольга Владимировна Шамкуть Профессия кондитер. Учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=184544 Профессия кондитер. Учебное пособие: Современная школа; 20...»

«Алексис Бенуа Сойер Таинства кулинарии. Гастрономическое великолепие Античного мира Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9482736 Таинства кулинарии. Гастрономическое великолепие Античного мира / Сойер А. / Пер. англ. В.В. Левченко:...»

«Беркут-MMT Универсальный анализатор телекоммуникационных сетей Руководство по эксплуатации Версия 1.2.5, 2009 Метротек c Метротек, 2006-2009 Никакая часть настоящего документа не может быть...»

«Лекция № 2 Правовое регламентирование выписывания и отпуска лекарственных средств.План: Фармацевтическая помощь в РФ. 1. Инструкция о порядке назначения лекарственных средств и выписывания рецептов на них. 2. Предельно допустимое количество лекарственных средств для вып...»

«Департамент образования Вологодской области Автономное образовательное учреждение Вологодской области дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов "...»

«КРИВЕНКОВА МАРИЯ ВИТАЛЬЕВНА НЕМАТЕРИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВ В СОВРЕМЕННОМ МЕУЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань...»

«ГУСЕВСКИЙ СЕРГЕЙ ЛЬВОВИЧ СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ЛИЦ В УСЛОВИЯХ РАСШИРЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА НА ВОСТОК Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань, 2007 Работа выполнена на кафедре международного и...»

«Юрий Александрович Федосюк Русские фамилии. Популярный этимологический словарь Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=657915 Русские фамилии: [электронный ресурс] популярный этимологический словарь : ФЛИНТА; Москв...»

«ПРАВОВЫЕ АСПЕктЫ гОСуДАРСтВЕННОгО уПРАВлЕНИя Пчелинцев С.В. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЛОББИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛьНОСТИ: КАНАДСКИЕ ПОДхОДЫ П убликуемый материал основан на материалах совместной российско-канадской программы "Содействие реформированию государственного управления в Российской Федерации", реализуем...»

«УГЛОВАЯ ШЛИФОВАЛЬНАЯ МАШИНА USM2200B ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Уважаемый покупатель! Благодарим Вас за приобретение инструмента торговой марки Hammerflex. Вся продукция Hammerflex спроектирована и изготовлен...»

«Положение по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01 (утверждено приказом Минфина России от 30.03.2001 № 26н, с изменениями от 18.05.2002 № 45н, от 12.12.2005 № 147н) I. Общие положения 1. Настоящее Положение устанавливает правила формирования в бухгалтерском учете информации об основных...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Преподобный Ефрем Сирин Беседы По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II © Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2003. Содержание Жизнь и труды святого Ефрема Сирина Беседы О страстях О страстях (2) Слово о злоязычии...»

«Понкин И.В., Абраменкова В.В. Заключение от 21 марта 2011 г. по журналу "Артхроника" (2010, № 4) ВВОДНАЯ ЧАСТЬ ОСНОВАНИЕ ПРОИЗВОДСТВА ИССЛЕДОВАНИЯ Настоящее заключение подготовлено по результатам исследования, проведен...»

«Петрозаводский государственный университет ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ СВЕТА Методические указания к лабораторной работе Петрозаводск 1999 ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ СВЕТА Методические указания к лабораторной работе СПРАВКИ ПО УПРАВЛ...»

«ПРИЙМАК ДЕНИС ЮРЬЕВИЧ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 12.00.02 – конституционное право; муниципальное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ростов-на-Дону 2008 Работа выполнена на кафедре ко...»

«МАРТИРОСЯН АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВНА ГЕНОЦИД В РЕШЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТРИБУНАЛОВ Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Нау...»

«Пояснительная записка.Нормативно-правовая база для составления программы: Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" Приказ Минобрнауки от 29 августа 2013 г. №1008 "Об утве...»

«Константин Николаевич Муравьёв Неучтённый Серия "Неучтённый", книга 1 текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4578428 Константин Муравьев. Неучтённый: Центрполиграф; Москва; 2012 ISBN 978-5-227-03974-3 Аннотация Молодой парень из небольшого уральского городка никак не ожидал, чт...»

«Николай Михайлович Звонарев Слива, терн, алыча. Сорта, выращивание, календарь садовых работ Серия "Советы от Михалыча" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2376365 Слива, терн, алыча. Сорта, выращивание, календарь садовых работ: Центрполиграф; Москва; 2010 ISBN 978-5-9524-...»

«7. Организация и проведение программ восстановительного правосудия. Методическое пособие / Под ред.: Карнозова Л. М., Максудов Р. Р. – 2-е изд. – Пермь, 2007. – 243 c.;8. Пахолкин Н. С., Смолькова И. В. Понятие восстановительного правосудия в уголовном судопроизводстве [Электронный ресурс] / Известия ИГЭА. 20...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.